Крылья Меж Звёзд: Планета-капкан

Молодой лётчик-пегас терпит крушение на неизвестной планете. Лететь некуда, но не стоит поддаваться панике... А то можно и копыта отбросить.

ОС - пони Человеки

Тайны Твайлайт

Твайлайт немного изменилась. Почти незаметно, но всё же. Стала реже видеться с друзьями, придумывать нелепые отговорки. Занавесила все окна плотными шторами, теперь в библиотеке стоял полумрак, нарушаемый лишь магическими светильниками. Но сегодня Твайлайт пригласила всех подруг к себе, чтобы что-то рассказать. "Приходите и всё узнаете. Будет небольшой сюрприз"

Твайлайт Спаркл

Одна из Эпплов

Эпплджек производит впечатление хозяйственной, надежной, уверенной в себе пони, у которой есть вопрос на любой ответ. Но депрессивные мысли порой посещают и ее...

Эплджек Эплблум

Проблема со сном

Это первое утро Луны в Кантерлоте, но она не может заснуть. Может быть у ее сестры есть что-то, чтобы помочь ...?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Возвращение Короля Вампиров

Король Вампиров Николас вернулся спустя много лет после своего поражения. Полный желания отомстить, он начинает придумывать новый план по установлению вечной ночи во всём мире.

Дружба это оптимум: Только не здесь, только не так

В конце времён мира людей, что делать человеку, у которого ничего и никого не осталось?

Принцесса Селестия Человеки

Курьер Меж Миров

Что в имени тебе моём? Оно не имеет для меня больше значения. Теперь я - лишь один из многих "счастливчиков", попавших в другие миры. Но кто сказал, что работа Курьера - лишь доставить посылку получателю?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони Человеки

Реликт

Пони живут, радуются жизни и удивляются древним находкам, говорящим о загадочных пегасах, единорогах и аликорнах. Они уверены, что это лишь отголоски мифологии прошлого, символика древности и не более. Но они ничего не могут как доказать, так и опровергнуть. У них для этого нет прошлого. Оно было утрачено, ровно как и магия волшебного мира.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони

Fallout Equestria: Наука и Боль

Действия фанфика происходят за пять лет до событий оригинала, во времена когда северную часть эквестрийских пустошей заполонили рейдеры. Ведомые жаждой наживы, они объединились и напали на недавно открывшееся Стойло 23. Никогда не державшим оружия пони пришлось защищать свой дом, но исход был очевиден. Большая часть жителей была убита, некоторых забрали в рабство и лишь горстке удалось спастись. Один из выживших не смог смириться с произошедшим и отправился в самоубийственное путешествие...

Другие пони ОС - пони

Время для дракона

В один прекрасный день,Твайлайт Спаркл, копаясь в своей библиотеке, находит старинную книгу,где рассказывается о мире, где когда-то давно правили драконы и о драконьей магии.Твайлайт спешит известить об этой находке принцессу Селестию и та отправляет всю Великую Шестерку в экспедицию,дабы подробней узнать об этом виде магии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund
Часть 3 (Мория) – Глава 4 Часть 3 – Интерлюдия

Часть 3 (Мория) – Глава 5

— Я тебе уже объяснила, тебе пока нельзя внутрь. Реактор всё ещё не прошёл предстартовый прогрев.

Мория вышагивала туда-сюда перед припаркованной Колибри, постепенно всё сильнее раздражаясь. К примеру, она на самом деле была не «перед» Колибри, потому что им приказали отойти минимум на 500 метров, пока люди из HPI что-то с ней удалённо химичили, при помощи какой-то штуковины, или что там у них есть. Она ничего из этого всё равно не поняла. Её не беспокоило, что надо провести предполётную подготовку, не волновало и то, что до того, как можно будет подняться в воздух, надо будет подождать час, а то и больше.

Вообще говоря, эту новость она встретила с облегчением. Она хотела потратить каждую освободившуюся от этого секунду на чтение инструкций и поиск там самой базовой информации. Например, как включать встроенный автопилот и поддерживать постоянную высоту. Несколько крупиц простых знаний, которые вряд ли помогли бы ей самостоятельно управлять самолётом, но могли спасти их лошадиные задницы от серьёзного технического сбоя.

Подняться на борт и забрать инструкции ей, впрочем, не удалось, потому что предполётные процедуры к моменту, когда они доехали до места, уже начались, и им «абсолютно ни при каких условиях» нельзя было подходить ближе 500 метров.

— Я не собираюсь пытаться взлететь, — объяснила она насколько можно просто. – Я не собираюсь ни на что тратить энергию. Я даже главный компьютер запускать не стану! Мне нужен всего-то терминал для того, чтобы открыть чёртов PDF! Что мне не потребовалось бы делать, если бы ваша чёртова операционная система подпустила нас к документации!

— Инструкции засекречены, но я уверена, что вы…

— Ну конечно, засекречены. – Она пронзила удерживаемый в магии Джозефа телефон взглядом, как будто могла заставить его загореться одной силой ярости. Будь у неё рог, это было бы вполне возможно. – Потому что чёртовы коммуняки могут спереть дизайн вашей автономной леталки вертикального взлёта! Не, ещё лучше, пони. Мы определённо обладаем техническими навыками чтобы построить атомный самолёт.

Абонент с другой стороны, жизнерадостная женщина по имени «Тейлор Гэмбл», которая, судя по всему, зверела параллельно Мории, ответила чуть ли не срываясь на крик.

— Это чёртов неэкранированный ядерный реактор, конская ты башка!

Это заставило Морию притихнуть и обратить внимание на осуждающие взгляды друзей. Они подтащили припасы, достаточно еды, воды и туристических принадлежностей, чтобы провести в лесу неделю, и сложили их в кучу так далеко от фермы с самолётом, что эта куча оказалась почти на дороге.

— Чего?

— Подумай, если, конечно, умеешь, — продолжила по телефону Тэйлор. – Ядерное топливо имеет одно из лучших соотношений энергии к массе в мире, сразу следом за антиматерией. Проблема в том, что экранирование у реакторов тяжёлое. В реакторах Колибри и Альбатросов есть только тепловые экраны. Сам корпус изолирован, но совсем по-минимуму. Если ты войдёшь в Колибри во время прогрева, то потом даже на колбасу не сгодишься.

Когда Алекс протянула ей телефон и представила инженера на другом конце как «друга», Мория не предполагала, что переводится это как «человек, постоянно ей напоминающий, что она пони». Это почти заставило её озвереть настолько, чтобы почти пропустить сказанное женщиной мимо ушей, несмотря на то, что подобные предупреждения явно не следовало игнорировать.

— Если в этой штуке сейчас прогревается неэкранированный ядерный реактор, каким образом предстартовая подготовка спасёт нас от того, чтобы быть живьём зажаренными?

Женщина на другом конце глубоко и очень разочарованно вздохнула.

— Мория Стриклэнд, это Колибри HPI. Как и все прочие аппараты HPI, она экипирована CG… CPNFG. Это… Слушай, в общем, эта штука делает сферу, внутри которой любое мощное излучение нейтрализуется. Конкретно эту мы настроили так, что её сфера накрывает только сам реактор, после того, как подавит всю радиацию, которая накопилась во время прогрева… но пока она не запустится, внутри опасно. Понимаешь?

Мория несколько секунд не отвечала, пытаясь успокоить собственное сердцебиение. Может быть, она и дала волю чувствам по пустяковому поводу.

— Да, миссис Гэмбл, я понимаю. Я… извиняюсь за своё поведение. Думаю, это на меня так стресс действует, от того, что меня попросили управлять этой штукой. – Она на мгновение задумалась, заставляя себя успокоиться. Если бы было время, она бы даже помедитировала. Но она знала, что времени нет. – Эти ваши коммуникаторы ведь и данные умеют отправлять, так? Может, пошлёте мне инструкции на Колибри? Я совершенно не готова к управлению этой штукой.

Как только Мория успокоилась, голос на другом конце тоже успокоился.

— Конечно! Нам не положено посылать данные HPI куда-либо за пределы сети, но… ваши коммуникаторы ведь не за пределами сети? – Через секунду экран коммуникатора засветился, информируя их, что получен файл PDF. – Меня бы они за деньги не заставили сесть за штурвал этого летучего гроба, даже если бы я умела им управлять.

Мория присела, показывая Джозефу, чтобы отпустил телефон. Он так и сделал, и аппарат упал из левитации прямо ей в копыта.

— Ещё раз извини, Гэмбл. – Она выключила телефон прежде, чем инженер HPI успела ответить, беря стилус в рот и начиная тыкать им в экран.

Через несколько часов она сидела в кресле пилота, «управляя» тем, что могло оказаться самой совершенной машиной, которую люди когда-либо соорудили, и которая при этом не была предназначена для полётов в космос. Управлением она это не считала, потому что совершенно не представляла, как оно работает и не смогла бы ничем помочь, за исключением совсем уж элементарных поломок.

Во время работы экраны, выполнявшие функции «окон», заполнялись картинками происходящего снаружи, совмещёнными с картами, инструментами и показаниями датчиков. Колибри просто издевалась над стандартами лётной безопасности FAA. Во всей кабине не было ни единого запасного аналогового прибора, и ни единого нецифрового органа управления.

В инструкции этот элемент дизайна даже объяснялся, пусть и несколько цинично: «В случае, если произойдёт сбой центрального компьютера, устройство CPNFG немедленно прекратит работу. Те четыре секунды, которые требуются для набора смертельного уровня радиации, не считаются достаточным временем для безопасной посадки и эвакуации».

В системе были дюжины уровней запасных контуров и цифровой защиты, ни один из которых она не понимала. Даже само удалённое пилотирование было не более чем запасным методом, всего лишь дополнявшим бортовой компьютер. Многие страницы инструкции описывали, как поток команд непрерывно отправлялся в «центр», для автоматической и человеческой проверки, и удалённое управление включалось всегда, когда в данных попадалась малейшая ошибка.

Даже зная это, она чувствовала себя неуверенно. Какую задержку добавляет движущийся на скорости света сигнал? Она сидела перед управлением, в котором не разбиралась, и думала о том, насколько серьёзной проблемой может быть задержка в пару секунд. Ответ? Куда более серьёзной, чем ей бы того хотелось.

Если бы бортовой компьютер сломался или обсчитался, им крышка.

Для разнообразия она играла роль оптимистки. Она не хотела, чтобы остальные поняли, насколько они уязвимы и самоубийственно-отважны, поэтому вместо этого она приняла уверенный, стоический вид, и отвечала на все вопросы кивками. Она уже выразила свой протест, и они её проигнорировали.

Пилот всегда спокоен и собран, говорила она себе, не чувствуя ни того, ни другого. Я изо всех сил постараюсь наилучшим образом реагировать на опасность и сохранять самообладание. Это было нелегко, но она справилась. Вплоть до того момента, пока не включились сирены.

Ей потребовалось секунд десять на то, чтобы найти нужную иконку среди дюжин незнакомых символов на дисплее. Конечно, к моменту, когда она её нашла, уже включилось голосовое оповещение.

— Внимание: зафиксирован всплеск таумического поля! Активная компенсация уменьшит операционную тягу. Запустить?

— Да! – крикнула Мория дисплею, лихорадочно пытаясь найти, что могло заставить компьютер на неё кричать. Она почувствовала внезапный толчок ускорения, недостаточный, чтобы выбросить её из страховочных ремней, но, скорее всего, вполне достаточный, чтобы впечатать в стену кого-нибудь непристёгнутого. Она почувствовала, как аппарат начал снижаться, короткие крылышки почти не замедляли падения в отсутствии тяги.

Затем она посмотрела вверх и увидела, что заставило компьютер поднять тревогу. Нет, это не было результатом чего-то, чем мог заниматься в кабине Джозеф. Как терпеливо объяснили в HPI, они вывернули внутренние таумические сенсоры на самую низкую чувствительность. Данные поступали снаружи, и теперь Мория разглядела источник.

Там, в небесах, направляясь прямо к ним, летел дракон. Сплетение воздуха и ревущего сине-фиолетово-зелёного пламени, с рунами, сливающимися в сплошные полосы вдоль спины. Он был длинным, элегантным чудищем, с плавниками вдоль хребта полупрозрачного тела, похожий на что-то, что Мория ожидала бы увидеть на китайском новогоднем параде.

Времени думать не было. Она проверила высоту (65000 футов и падает), поискала управление, но ничего не нашла. Дракон направлялся прямо на них. Прочный самолёт вроде этого мог выдержать немало издевательств, но полёт сквозь тело пылающего змея?

Тем не менее, у неё была идея.

— Пилотский доступ! – крикнула она, используя слова, которые от неё чётко потребовали никогда и ни при каких обстоятельствах не использовать. – Вся энергия на CPNFG! Двигатели, жизнеобеспечение, связь, всё, кроме компьютера! Выдай мне самое мощное поле, какое сможешь!

— Команда принята. – В этот раз торможение не было резким. Лампочки на потолке погасли и где-то над ней внезапно угас рокот реактивных двигателей. Никаких вентиляторов, качающих воздух, никакой музыки из грузового отсека. Только тихое гудение реактора, как будто сердцебиение мира. Оно, свист воздуха снаружи, и испуганные крики из кабины.

А она наблюдала, как вершина человеческих технологических достижений вступила в бой с внезапным напором сверхъестественной мощи. Под её копытами текла энергия древней сверхновой, выжатая в раствор кипящих солей, и через несколько мгновений – в сверхпроводник, проложенный вдоль всего корабля. Энергия вливалась в затейливые кольца композитных проводов и рефлекторов вокруг магнитной бутылки, содержащей в центре капельку экзотичной материи. Триллионы вычислений в секунду модулировали энергию, вливающуюся в CPNFG.

Когда дракон подлетел вплотную и распахнул челюсти, чтобы заглотить Колибри целиком, Мория почувствовала, как на неё накатывается волна пустоты, глубже и сложнее всего, что она когда-либо в жизни чувствовала. То, что произошло следом, она видела как будто издалека. Волну не было видно, но вот как она ударила дракона, видно было прекрасно. И руны, и зубы, и чешуя были разнесены в ничто, оставив в воздухе только лёгкую дымку.

Её, и могучую воздушную воронку. Может, Колибри и смогла бы без труда её преодолеть, но это было раньше. Теперь они летели на дозвуковой скорости, потеряли и возможность к мгновенным коррекциям, обеспечивавшуюся суперкомпьютером, и связь со сверхсекретным бункером HPI.

Их ударило в борт, и Мория внезапно обнаружила, что лежит на потолке. Она крутилась, видя красное, потом чёрное, потом снова красное, и понимала, что в любой момент может потерять сознание. Ей надо было отменить свою предыдущую команду, или им всем конец, может, даже более болезненный, чем та смерть, которую нёс им полупрозрачный небесный змей.

Её одолевала апатия. Боль сокрушала её как лавина из воющих сирен и ревущего ветра. Сквозь всё это вернулся старый голос, тот же самый, который говорил с ней в лесу.

Сейчас будет легче всего, говорил он ей. Просто ничего не делай. Никто не узнает, что ты специально. Будет совсем не больно. Ещё несколько секунд и ты всё равно потеряешь сознание.

В сокрушающей пустоте Мория почувствовала краткую вспышку магии. Она пришла не снаружи, она даже не покинула её тело. Это была та же искра, которую она почувствовала в первый раз, когда на самом деле почувствовала магию. Яркая и прекрасная, она просуществовала всего секунду, прежде чем невыносимая тяжесть поля поглотила её и оставила её снова пустой.

Но этой секунды хватило.

— Отменить предыдущую команду! – крикнула она, молясь, чтобы компьютер её услышал сквозь рёв сирен, вопли сзади и шум ветра. – Энергию на двигатели, вернуться на курс!

В мире, который она знала, даже самый опытный пилот вряд ли бы смог избежать катастрофы в текущем положении. Мили высоты только откладывали неизбежное, и то ненадолго. 70 тонн металла и композитов могли выдержать колоссальные силы, которые были сейчас к ним приложены, а могли быть разорваны в клочья прежде, чем успеют долететь до земли. Слишком быстрая поправка гарантировала подобную смерть, слишком медленно – и поправка безнадёжно опаздывала.

Но Мории не надо было делать поправку. Бортовой суперкомпьютер, может, не знал, как следует бороться с нападением магического огненного дракона, но в точности знал, как выводить машину из аварийного пикирования.

Двигатели взревели, действуя в идеальной синхронизации с закрылками и рулём, и даже пропеллерами. Тысячи постепенных движений, каждое идеально рассчитанное, вывели Колибри из падения на высоте вряд ли большей пары сотен метров.

Примерно в этот момент она заметила крики.