Дневник БигМака.

Рассказ о том, как после забавы с братом, ЭплДжек находит его дневник и читает о его ещё одной забаве.

Эплджек Биг Макинтош Черили

Ночное приключение

Трое маленьких жеребят решили провести совместную ночь в тёмном доме и даже не догадывались к чему может привести самая безобидная игра.

Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Мгновения тишины

Иногда тишина - высшее благо.

ОС - пони

Пятьдесят оттенков тоста

Пинки Пай – пекарь, и она может приготовить тост. Так-то, любой пони может приготовить тост. (За единичным исключения в виде Свити Бель.) Но почему тогда этот незнакомый жеребец настолько поразился её навыками, что захотел, чтобы она никогда не готовила тосты ни для кого другого?

Пинки Пай ОС - пони

Лунный кубок

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы вместе с величайшими в мире магами она приняла участие в состязании за Лунный кубок – почётную награду для самых могущественных и искусных магов. Сможет ли она победить? С какими трудностями ей предстоит столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Тучи над Понивиллем

История о том, как известная шестерка пони и молодой дракон пытаются вернуть любимому городу Солнце.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Делай что должно

Прошла пара сотен лет после изгнания Найтмер Мун. Нравы и обычаи в мире Эквестрии куда жёстче нынешних. Сообщество пони, всё ещё сильно разобщено внутри, а гармония понимается иначе — в соответствии с нравами и обычаями.

Принцесса Селестия ОС - пони

Vale, Twilight Sparkle

Ничего уже не будет как прежде. Но, возможно, будет лучше? Мой взгляд на превращение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Дипломатический иммунитет

Принцесса Твайлайт Спаркл недавно вернулась из дипломатической миссии в Грифонстоун. Прежде она много раз бывала за пределами Эквестрии, однако это был её первый государственный визит в качестве принцессы. Дабы отпраздновать её успех, принцесса Селестия устраивает чаепитие, во время которого остальные монархи Эквестрии делятся историями о своих дипломатических оплошностях: столкновении Кейденс с аравийскими законами о нравственности, едва не состоявшемся обезглавливании Луны и мучениях Селестии с лаймами.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Если память не изменяет

Забавно, как порой некоторые вещи задерживаются в памяти: какие-то места, знакомые, звуки и даже запахи. И стоит затронуть что-то из этого, как тебя затопят воспоминания. И также быстро исчезнут.

Рэрити Эплблум

Автор рисунка: Stinkehund
Местные драконы

Пролог

Мрачная тень смотрела в мутный омут на вершине Апокрифа. Сейчас она видела в нём семью за праздничным столом.

— Мы собрались, чтобы почтить память героя нордов, Довакина, — молвил старик, отец семейства.

— Отец, не начинай, а? — сказал мужчина-норд.

— Сын! — зло сказал старик. — Ты прекрасно знаешь, что если бы не твой прадед, то мы бы сейчас не разговаривали!

— Просто ты каждый год говоришь одно и то же, — пристыжено ответил норд.

— Кхм, но в этом году всё будет по-другому, ведь сегодня особая дата — годовщина его смерти!

— Правда, а сколько? — заинтересованно спросил мальчик лет десяти.

— Ровно триста лет, внучек, — гордо ответил старик.
"Какие же они жалкие, — сказала тень и отошла от омута. — Радуются чужим успехам, а сами палец о палец не ударят"

Тень продвигалась между бесконечными книжными полками, идя на встречу с очередным фолиантом, но тут к ней обратился голос из тьмы:

— Ты здесь, великолепно, — из темноты появились сотни глаз, внимательно смотрящих на нашего героя.

— Лорд Хермеус, рад вас видеть, — безразлично ответила теневая сущность.

— Вижу, тебе понравилось заклинание "Развоплощения", не так ли? — сухо осведомился здешний лорд.

— Стараюсь стать похожим на вас, — сказала тень с едва скрываемой фальшью. Однако Мора сделал вид, что ничего не заметил.

— Отлично. Тебе наверняка интересно, почему твой предшественник Мираак не воспользовался им? — всё так же безынтересно спросил Хермеус. — Ведь это могло принести ему победу.

— Хм, правда, почему? — явно заинтересовано спросила тень.

— Потому что, глупец, — спокойно начал лорд, — это заклинание истощает твою связь с планами! А я не хочу лишиться очередного Драконорожденного! — прокричал остаток фразы Хермеус Мора.

Как ни странно, на тень это произвело огромное впечатление. Его лорд даже не повысил голос, когда Мираак предал его, а прямо сейчас был жутко зол.

— Простите, господин! — испуганно пискнула тень. — Я сейчас же исправлюсь!

Она начала судорожно отменять заклинание, что сопровождалось злобными криками лорда, но тень не стала вслушиваться в них, решив, что для начала будет полезнее снять заклинание, а уж потом выслушивать возмущения своего господина.

Но едва последние строчки заклинания соскользнули с уст, как её втянуло в непонятный портал, который взялся из ниоткуда.

— Идиот, — спокойно сказал лорд Мора. — Теперь придётся обходиться без помощника...


Довакин летел по радужному коридору, подобного которому он никогда не видел.
"Надеюсь, лорд не сильно расстроится, в любом случае, когда вернусь, точно придётся выслушивать его нравоучения".

Тут стены коридора побелели, из них появились сотни белых щупалец, что охватили меня.
"Наконец-то господин меня нашёл!" — радостно подумал Драконорожденный.

Но не тут-то было, он услышал голос, который явно не принадлежал его лорду.

— Приветствую тебя, Конарик! — радостно вещал голос. — Я ждал тебя!

— Кто ты, и откуда знаешь моё имя?! — не стал церемониться герой.

— Я тот, кого смертные зовут Акатошем, — гордо начал Аэдра. — И я хочу тебя поблагодарить!

— За что сам Акатош может быть мне благодарен? — с ядом в голосе сказал Довакин. — Разве не я убил твоего первенца, или не я стал носителем всех артефактов Даэдра?

— Ты свершил много зла, — спокойно сказал тот, кто представился Акатошем. — Но ты не убивал моего первенца, ты очистил его душу от зла, более того, ты принёс достаточно добра в мир, чтобы окупить все свои злодеяния: спас смертных от угрозы вампиров, убил того, кто мог поработить весь мир.

— Но при этом вампиров я истребил, чтобы самому завладеть луком, а Мираака я убил только для того, чтобы стать новым избранником моего лорда, — Довакин выждал паузу. — Никаких благородных помыслов у меня не было.

— Ты смел, другие не рискнули бы сказать правду, — голос Аэдра выражал уважение. — Но всё же, я у тебя в долгу и потому не позволю твоей душе исчезнуть.

— Исчезнуть?! — испуганно выкрикнул Драконорожденный. — Но разве моя душа не связана с Обливионом?

— Да, некоторое время ты был младшим Даэдра, но то заклинание, что ты проносил последние три года, имело один пренеприятный побочный эффект. Скажи, что ты знаешь об этом заклинании?

— Заклинание "Развоплощения" позволяет ходить сквозь препятствия, и пока оно действует, тебя невозможно убить, — уверенно сказал Довакин.

— Да, но, как и сказал твой "лорд", — последнее слово Аэдра произнёс с особым презрением, — ты теряешь связь с планами.

— Ты хоть понимаешь, как это глупо звучит? — спросил Довакин. — Как можно потерять связь со всеми планами?

— Понимаю, ты не знал, что есть и другие вселенные, за исключением той, которая тебе известна, но, увы, я не могу сказать тебе большего. Наш разговор должен прекратиться, мои силы на исходе, — голос выражал сожаление. — Но я окажу тебе последнюю услугу, я отправлю тебя в другую вселенную, это единственный способ спастись для тебя, — смиренно вещал Аэдра. — К сожалению, я не могу выбрать, куда именно ты попадёшь, а посему ты отправишься в новый мир под личиной дракона, а точнее, чёрного дракона, каковым был Алдуин!

Слова Аэдра эхом отдались в голове Довакина.

— Ч-что? — большего он не сумел сказать.

— Но быть может, мир окажется дружелюбным к тебе, а посему ты всегда сможешь скинуть мантию моего сына и стать простым человеком, или, например, разумным крабом, если местные будут таковыми, — явно пошутил Бог-Дракон. — Что ж, не в силах тебя более задерживать. Прощай.

Щупальца отпустили Драконорожденного, и он понёсся с огромной скоростью дальше по туннелю. Тело его сразу начало ужасно болеть, будто все кости в нём разом решили восстать против старой доброй формы и начать деформироваться. Конечно, ему это не впервой, поскольку он был вервольфом, но столь сильной боли он никогда прежде не испытывал...

К счастью, сознание Довакина решило, что терпеть весь процесс совершенно необязательно, а посему он его потерял.


Очнулся я от свежего воздуха и того, что кто-то упорно пытался под меня протиснуться.

Открыть глаза, кажется, чего тут особенного? Но в тот момент для меня это казалось невозможным.

Однако, пересилив себя, я всё же открыл один глаз и сразу наткнулся взглядом на свою продолговатую морду.
"Так значит, тот голос не шутил? Я взаправду дракон?" — спросил я, не веря и ни к кому конкретно не обращаясь.

Тут кто-то особенно упорный сумел наконец пролезть под моё крыло. Крыло? Как необычно...

Впрочем, я быстро справился с удивлением и решил посмотреть, кто же настолько смел, что решился лезть к дракону?

Поднять свою огромную голову оказалось проще простого, будто она ничего не весила. А вот повернуть её оказалось довольно трудно, однако я сумел выкрутиться так, чтобы посмотреть на крыло.

Чёрное, большое, всё в чешуе... Да, я точно чёрный дракон. Но неважно. Я не без труда поднял крыло и увидел под ним медведя. Сказать, что я был удивлён, значит, ничего не сказать, ещё бы, агрессивный хищник с довольным видом трётся о моё брюхо. Интересно... Что не так с этим медведем? Он осознал, что не сможет защитить свою территорию от меня, и потому решил показать себя дружелюбным, дабы спасти свою жизнь? Нет, в таком случае он бы просто убежал. Но тогда почему же он не агрессивен?

Тут с севера, насколько можно было судить по солнцу, послышался женский голос: "Мистер Мишка! Ну где же ты?"

Мистер Мишка? Этот медведь подо мной, он что, разумен? Или одомашнен? Глупость несусветная! Кто в своём уме станет приручать медведя?

Я бы ещё долго был занят своими размышлениями, если бы не шевеление кустов метрах в двадцати от меня. Я тут же повернул голову в сторону звука и уже вспоминал необходимые слова силы, чтобы испепелить неизвестного врага, но, к счастью, это была очередная зверушка, жёлтая лошадь... А у лошадей грива всегда была розовой? Или конкретно у этой лошадки такая грива? Очередной вопрос покинул мой разум, когда лошадка, ибо лошадью её язык назвать не поворачивается, слишком маленькая, так вот... Лошадка закричала, притом вполне себе громко. Или просто у драконов слух острее?

Когда воздух в лёгких закончился, лошадка быстро скрылась в кустах. Ладно, хватит играть с местной живностью, пора найти людей, ну, или говорящих грязевых крабов. Однажды видел метрового краба, правда, мёртвого... Неважно, пора вставать.


Встать оказалось довольно просто, но медведь, про которого я уже успел забыть, был явно возмущён этим фактом.
"И как заставить эту тушу лететь?" — задал я себе вполне логичный вопрос. В ту же секунду в мою голову ударил поток информации о полётах. Ну да, ведь вместе с душами я поглощал знания и силу сражённых драконов. Странно, не помню, кто мне это сказал... Неужто я забыл имена старых друзей?! Поразительно, могу пересказать всю теорию магии в восьми томах, а имён тех, кто мне помогал когда-то, вспомнить не могу! Впрочем, неважно. На взлёт!

Я расправил крылья и, подпрыгнув, начал набирать высоту.

Скажем так, когда ты летишь верхом на драконе, и когда ты сам дракон, это две разные вещи.

Но сейчас это незначительно, я, кажется, вижу деревню на севере... Надеюсь, местные не испугаются огромного дракона, который может тремя словами вызвать армагеддон... Да, я лгу, но будет крайне весело напугать местных! Стоп, а это ещё что?! В воздухе над деревней летит радуга?! Что?! Это невозможно, чтобы радуга так выкручивалась! Она просто появляется из ниоткуда! Ладно, слетаю в деревню и выясню, что это за аномалия!

Я начал стремительно набирать скорость, и радуга... остановилась в воздухе?! Что?! Мой мозг официально сломан! Секунд через десять радуга начала стремительно ко мне приближаться. Это неестественно, странно! Но я даже не притормозил, упорно летя навстречу природному феномену.

Правда, что мне сделает какая-то радуга? Моя чешуя прочнее стали, я чуть эбонитовый топорик о чешую Алдуина не сломал...

Ладно, признаю, я ошибся, когда не остановился, радуга врезалась мне в нос, хотя... Это синяя лошадь врезалась мне в нос. Куда делась радуга? На её гриву? Бред... В любом случае, лошадь стала падать на землю, интересно, это будет смертельно для неё? Стоп, откуда у синей лошади крылья?!

Мой шок быстро прошёл, и я, ведомый чувством вины за то, что сбил лошадку, решил спасти её.

Я пикирую вниз, хватаю ту лошадь задними лапами и аккуратно приземляюсь. Хм, а эта лошадь такая же, как та, жёлтая. Они тут что, самый распространённый вид? Я огляделся по сторонам. Приземлился я на поляне рядом с озером. Хм, почему бы не посмотреть, как я выгляжу?

Ходить в этом теле оказалось не так уж и трудно, прямо как на четвереньках... В озере я увидел точную копию Алдуина.
"Да, Акатош точно не обладает фантазией", — подумал я.

Тут та лошадка издала стон. Значит, живая.

Вдруг она резко подскочила, и её злобный взгляд впился в меня.
"Она хочет сена?" — единственное объяснение, которое смог выдать мой мозг в ответ на её взгляд.

В этот момент лошадка взмыла в воздух и попыталась спикировать на меня. А уже в следующую секунду со спины я услышал весьма виртуозную брань. Когда я обернулся, чтобы посмотреть, кому следует вымыть рот с мылом, я увидел только ту лошадку, правда, раньше у неё из копыта не торчал чёрный шип. Она налетела на мой спинной отросток. И выругалась. Должен заметить, что залип я знатно, секунд на двадцать, в себя меня привело то, что говорящая лошадь пыталась сломать мою природную защиту в виде шипа.

Конечно, она была обречена на провал, а я ей помочь не мог чисто физически.

И тут, как в тех книгах, из кустов выпрыгнула ещё дюжина похожих лошадок, и все разноцветные!

Мой мозг не успел сломаться, так как в меня устремилось штук пять магических лучей. Любопытно, я даже не чувствую их влияния, хотя тот фиолетовый, который выпускала, как ни странно, фиолетовая лошадка, едва заметно меня покалывал. Я уже собирался крикнуть "Kest Doh Kirl", дабы показать им, что со мной шутки плохи, как та самая фиолетовая лошадка сказала вполне понятным и злым женским голосом:

— Отпусти её, чудовище!

— Это я-то чудовище?! — прорычал я так, что земля в прямом смысле содрогнулась. — Не я напал на вас!

Кажется на фиолетовую... Стоп. Единорогиню? Что?! Я читал про единорогов, но увидеть вживую...

Так вот, на единорогиню мои слова произвели огромное впечатление, на её мордочке читалось... Что-то вроде смеси сожаления, удивления, страха... Трудно сказать, что она сейчас испытывала. Но почему бы не подлить масла в огонь?

— Ваша синяя лошадь пострадала от своих же попыток напасть на меня, — сказал я, поддав возмущения в голос. — Но я был благороден и не стал отвечать на её нападки, она сама всё сделала.

— Это всё хорошо, но я тут, вообще-то, кровь теряю! — послышался крик с моей спины.

— Эмм, вы позволите снять её с вашей спины, мистер... — видимо, она надеялась, что я скажу ей своё имя, но нет, обойдётся, сделаю вид, что не понял её.

— Да, конечно, мне самому не очень нравится, что на моих наспинных шипах весит какая-то кобыла.

Синяя лошадка тут же пролетела над моей головой, охваченная фиолетовым сиянием. Её положили на носилки, и две другие лошадки унесли её в неизвестном направлении.

— Извините, мистер... — опять протянула та фиолетовая. Что ж, думаю, стоит сжалиться и сказать своё имя. Хотя кому я вру, имя я не скажу, представлюсь просто "Дова".

— Можешь звать меня Дова, — сказал я таким тоном, будто общаюсь со слугой.

— А я Твайлайт Спаркл, очень приятно! — радостно сказала та самая фиолетовая. — Прошу простить мою подругу, Рейнбоу Дэш порой бывает импульсивной... — Кобылка поковыряла землю копытом. — Могу я узнать, что вы делаете в Эквестрии?

— Где? — как-то не задумавшись, спросил я, о чём сразу же пожалел.

— В Эквестрии, — сказала лошадка так, будто я просто не расслышал.

— Я... пробудился ото сна... — честно соврал я, ведь, в определённом смысле, те триста лет в Апокрифе можно сравнить со сном.

— Что значит "ото сна"? — спросила фиолетовая. Нет, вроде знакомы лишь пять минут, а уже начинаю её ненавидеть.

— Я спал пят... десять тысяч лет! В пещере... А сегодня я проснулся... — да я просто мастер импровизации! Но, как ни странно, кобылка легко повелась на мою ложь. Она начинает мне нравиться!

— Правда?! — её лицо, это просто надо видеть, словами не передать всех эмоций, которые в тот момент оно выражало. — Это же ценнейшая находка: столь древнее существо, что старше обеих принцесс!

— Да, но он спал десять тысяч лет, а принцессы бодрствовали, — сказал кто-то из толпы.

Тут же с той стороны послышались одобрительные звуки.

— Тихо! — прикрикнула... как её там, Твайлайт? Да, вроде так. — Сейчас он наверняка не понимает, что тут творится, не забывайте, пони появились всего восемь тысяч лет назад. Он наверняка не знает о нас ровным счётом ничего, а мы ведь не хотим произвести на него плохое впечатление, не правда ли?

От толпы послышались положительные ответы.

— Мистер Дова, для меня будет честью показать вам, как тут всё устроено! — обратилась ко мне Твайлайт.

— Премного обязан, — не стал я распинаться с ответом.

— А вы не такой страшный, каким казались поначалу, — с улыбкой заметила Твайлайт.

Что ж, занятно, вот я и познакомился с местными.