Кожаная Пони

Страшные приключения ожидают Флаттершай. Выдержит ли её невиная душа испытания или сдастся на милость судьбы и Охотника? Любая ошибка может стоить жёлтой шкурки.

Флаттершай

Маленькая свеча

Маленькая свечка, отчего тебе хочется гореть ярче? Разве ты не видишь, что Солнце высоко над тобой даёт достаточно света?

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Обещание отцу

Однажды данное обещание может стать одним из жизненных принципов

Принц Блюблад ОС - пони

Загадка сфинкса/ The Riddle of the Sphinx

Предполагалось, что это будет простой рейд. Вошла, осмотрелась и вышла. Вместо этого Дэринг Ду заблудилась среди бесконечных коридоров и теперь лишь надеялась увидеть вновь ясное голубое небо над головой. И когда она всё-таки добралась до конца лабиринта, то узнала, что её поджидал кто-то, кого не согревало Солнце уже много-много лет. Кто-то очень одинокий. И голодный.

Дэринг Ду

Разошедшиеся

Скоро звёзды сойдутся, и древнее зло освободится. Твайлайт думает иначе.

Твайлайт Спаркл

Расколотая Гармония

Эта пьеса, написанная в стихах, в скором времени предстанет перед вами на этой театральной сцене, повествую нам о тех давних временах, когда совместное правление Принцесс несло лишь мир, покой и гармонию для всех жителей Эквестрии, а также о том, что произошло в дальнейшем...» Казалось бы, эту историю мы знаем вдоль и поперек, но стоит вам занять ваше место в этом конце зала и внимательно посмотреть на сцену, как перед вами оживут картины прошлого. такого далекого, но кажущегося в то же время таким близким...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Взгляд изнутри

Так ли легко быть богом? Так ли легко знать все и обо всех.Возможно великая сила, о которой все так мечтают, не так уж и хороша?

Полуночная пони

Почти что понификация Джона Войта и Дастина Хофмана.

Другие пони

Застрявшая

Эпплджек и Рэйнбоу Дэш совершают пробежку по Белохвостому Лесу, однако случайное падение ставит ЭйДжей в весьма неловкое положение...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Солнечный свет и Пушистые Облака

Слово автора оригинала: "Буря за бурей. Погодная команда была загружена ни на шутку, не говоря уже, что некоторые ее члены начали заболевать ветрянкой. Рэйнбоу осталась расчищать облака и была приятно удивлена, когда стеснительная желтая кобылка появилась, чтобы помочь ей. Клоп! Внимание: смехотворно мило."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Автор рисунка: BonesWolbach
Милый дом Джу

Дальняя дорога

Что такое вера? Во что я верю? Письма Королевы стали тревожными, что я делаю не так? Сны… бесконечные сны, я вижу огромное поле и плачущую Джу. Они вспахивают и сажают, поднимают неосвоенные территории, тяжёлый труд земных пони, их благодарность Эквестрии и судьба. Воспоминания… она не пришла в последний день, не встретила, мешочек с её деньгами по-прежнему лежит в ящике. Я сдохну, но ни одного бита не возьму, они отравлены. Шарф, она же знала, что чейнджлинги не носят тёплую одежду, нам нравится холод. Удар и кровь течёт по шёрстке цвета лимона, она слизывает её и закрывает глаза. Я избивала её! Хотела навсегда забыть и получить покой. Она приходила всегда, платила за свою кровавую ошибку, ставшую бездонной чёрной пропастью для трёх пони, один из которых теперь лежит в земле. Джу! Видение вспыхнуло перед взором чейнджлинга. Бескрайнее поле и лимонная кобыла, стоящая на задних копытах, беззвучный крик в тёмный купол неба и слёзы, ручейками сбегающие из тёплых зелёных глаз. Вдалеке берег океана, с волнами, накатывающими на белоснежный песок.

Сплит подскочила в кровати, на подушке остались капельки зелёной крови, нос противно чесался. Чёрная, как ночь, кобыла вскочила и бросилась к комоду, лихорадочно выдвигая ящики. Наконец она нашла нужное, фотография, которую оставила Джу. Немного помятая и выцветшая. Их сфотографировал отец Джу, обе кобылы лежали под одеялом, выставив наружу только головы, они читали книгу, был запечатлён момент, когда рог Сплит горел зелёным светом, перелистывая страницу книги. Она прижала фотографию к груди и тихо заплакала.

— Джу…

Она всё поняла, память услужливо подсказала «Навести подруг, тех, которые никогда не предадут…». Сплит громко закричала, боль раскалённой иглой вонзилась в сердце. Её глаза вспыхнули в полутёмном помещении, из уголков пошёл зеленоватый туман. Она схватила фотографию, быстро собрала вещи, перекинула сумки через бока, взяла мешочек с деньгами и бросилась в ночь. Дверь в её квартиру осталась открытой.

Джаинт отправил свой последний вагон, всю ночь он писал бумаги и распоряжения, передавал дела своему заместителю. На её возмущённый вопль, «какого дискорда его отстранили», лишь ответил, что командор Шайнинг Армор дал ему другое задание. Под утро уставший жеребец пришёл к знакомой двери и постучался, дверь медленно распахнулась. В глаза бросились раскиданные вещи, он влетел в квартиру, быстро осмотрел, заметил следы крови на подушке. Его уже потряхивало от переживаний, начало его новой службы могло стать концом. Джаинт заметил, что комод опустел , но она не взяла с собой фотографию родителей, значит, собирается вернуться. Жеребец выхватил небольшой пергамент и написал «Объект исчез вечером или ночью, вещи в квартире разбросаны. Входная дверь открыта. Прошу указать путь для поиска». Он вытащил выданный артефакт для связи, засунул в полый цилиндрик листок, затем закрутил его и нажал кнопку, неяркая вспышка тут же озарила комнату. Через минуту он получил ответ. «Убедительная просьба, более не терять объект. По информации источника, он быстро удаляется и направляется по ветке в Кристальную Империю, оттуда единственный путь в центральную часть Эквестрии. Рекомендую ехать напрямую в Кантерлот, мы сообщим, где встретить».

Знакомый дом с большим огородом, покрытый сверкающими плитками, резные ставни и окна из хрусталя, играющие бликами на ярком утреннем солнце. Калитка открылась легко, кобыла подошла к двери, перед ней лежал небольшой коричневый коврик со стёршейся от времени надписью, «Добро пожаловать пони!». Она дёрнула язычок колокольчика. Через мгновение услышала радостный голос: «Входите!» Петли не скрипели, хотя раньше отец Джу не всегда успевал их вовремя смазывать и, порой, они очень визжали, заставляя прижимать ушки к голове. Немая сцена длилась несколько секунд, потом глаза чейнджлинга вспыхнули от нахлынувших эмоций. Отец и мать Джу выскочили в коридор, испуганные взгляды пони и срывающиеся вздохи, они боялись. Сплит почувствовала страх. Затем оба пони легли перед ней, поджав по себя передние ноги.

— Я… простите… не хотела… пожалуйста, не надо так, молю вас! — голос Сплит дрожал и вибрировал, из синих глаз покатились слёзы.

Они продолжали лежать в таком положении, Сплит подскочила и начала поднимать обоих, громко рыдая во весь голос.

— Умоляю, встаньте! В моём сердце нет обиды, только боль и пепел. Прошу вас!

Они встали, наклонив голову, стараясь не встречаться с ней взглядом.

— Я хочу её найти, узнать, где она, что с ней. Может быть, вы знаете, где она?

Ответил ей отец Джу.

— Мы хотели переехать, тяжело было. Многие друзья отвернулись от нас, но мы решили, что из дома нельзя уезжать, ведь он принадлежит нашим детям. Вспоминать о ней не хотим, хотя это сложно. Она присылала два письма из Кантерлота. Это было два года назад.

— Спасибо, буду искать там. Прошу вас, молю, заклинаю! В моём сердце нет зла и обиды. Жизнь не всегда одаривает нас своей милостью, я приняла этот ценный урок судьбы. Если вы поедете в Сердце, мой дом всегда согреет вас теплом.

Сплит вытащила фиолетовый шарф из сумки и намотала его на шею матери Джу. У кобылы текли слёзы, она не могла даже пошевелиться.

Чейнджлинг вышла из дома, понуро опустив голову. Она быстро поскакала на вокзал, на ходу посмотрела на хронометр, перешла на галоп, помогая себе прозрачными крыльями. За пять минут до отправления кантерлотского экспресса кобыла уже растянулась на полке поезда, её бока всё ещё быстро пульсировали от галопа.

Джаинт успел осмотреть вокзал и близлежащие улицы столицы Эквестрии. В почтовом артефакте тихо пискнуло сообщение, он выхватил полученный свиток. «Дневной кантерлотский экспресс, шестой вагон, седьмое место». Чейнджлинг готовился к встрече, обдумывая каждое слово, что будет сказано. Ведь ему предстояло солгать ученице Королевы и той, что заставляет сердце трепетать от радости. Десятки разноцветных пони кого-то встречали, радостная шумная толпа рогатых и крылатых представителей четвероногого племени. Он был единственным чейнджлингом на перроне. Иногда Джаинт ловил на себе удивлённые взгляды пони, но кроме любопытства ничего не ощущал. Завидев мелькнувшую в окне вагона знакомую фигурку, подошёл к ступенькам подножки и подал ей копыто, судя по всему, Сплит витала где-то далеко в своих мыслях.

— Благодарю вас.

Она приняла протянутое копыто, опёрлась и соскочила на перрон, через мгновение реальность вернулась к ней, чёрная кобыла удивлённо села на хвост и уставилась на чейнджлинга.

— Привет! — радостно сообщил Джаинт.

— Что ты… как… откуда? — растерянно залепетала кобылка.

— Обнять можно?

Сплит кивнула и тут же утонула в тёплых эмоциях, завёрнутая в прозрачные крылья. Через несколько секунд Джаинт отстранился и смущённо улыбнулся.

— Я успел договориться, гостиница прямо рядом, только не серчай уж, небогатый тебе кавалер попался.

Сплит цокала по мостовой, пытаясь понять, что вообще происходит и почему он тут её встречает. «Да как вообще узнал? Бред какой-то, я никому не говорила! Есть только одно существо, которое может указать, где искать любого из нас. Но зачем ей? Я ни о чём таком не просила». Они дошли до небольшого двухэтажного здания с красивой деревянной дверью. Гостиница называлась «Седло дядюшки Сэма». Неброская обстановка, потёртые диванчики и два стула около стойки. Старенький зелёный земной пони с серой гривой и подёрнутыми поволокой карими глазами улыбнулся гостям.

— Ваши комнаты готовы, простите Джаинт, но я не могу поселить вас в одну. Вашей подруге нет тридцати лет, она должна представить разрешение от родителей или опекунов. Вы же чейнджлинги, так повелела ваша Королева.

Выпучившая глаза Сплит уже собиралась ответить что-нибудь насчёт того, что она уже взрослая, но жеребец опередил её.

— О, конечно, понимаю, закон есть закон, надо его исполнять. Расписку за неё я вам оставлю. Мы возьмём разные комнаты, но пообедаем вместе.

Зелёный пони улыбнулся и кивнул.

— Эх, молодёжь.

Они поднялись на второй этаж, Сплит зашла в свою комнату, небольшая аккуратно застеленная кровать, душ и туалет оказались совмещёнными, на стенке висело белое полотенце с вышитыми фениксами, трюмо с зеркалом, кусочек стекла был сколот, а по одной из закрывающихся сторон пошли мелкие трещинки. Кобыла помыла копыта и села на кровать, не зная, что делать дальше. Через пару минут в тонкую деревянную дверь постучался Джаинт.

— Заходи.

Он прошёл и сел на стул, помолчал.

— Я утром пришёл, вещи разбросаны, на подушке кровь. Не буду врать, сильно испугался.

— Ты ведь должен был поехать в гарнизон.

— А… хм… — он поник, — я больше не служу.

— Почему?

Джаинт долго готовился и теперь говорил без запинки и показывал нужные эмоции.

— Как бы, так получилось, в общем, меня отстранили. Жалоба пришла и, в общем, я теперь гражданское лицо. Может, не будем обсуждать… — попытался остановить её вопросы Джаинт, на кобылу его попытка не произвела впечатления.

— Жалоба?

— Да, лично Королеве прислали. Не знаю, чем я её обидел.

— Кого? — пытаясь сообразить, поинтересовалась Сплит.

— Ох, вот, может, ты поймёшь. Я же нормальный! Ничего такого плохого не делал. Не обижал я кобыл! Не было такого!

— На тебя пожаловалась кобыла лично Королеве?

— Да, письмо ей написала, мол, я использую то, что жеребцов мало и плохо себя веду. Я её даже не знаю, чем обидел? Да я три дня был в Сердце! Не понимаю. Могла бы просто подойти и стукнуть или сказать, зачем сразу письмо Королеве строчить? Оказывается, у Королевы есть ученица, вот как у Принцесс. Вот она-то на меня пожаловалась, да я в глаза её не видел! — Джаинт подскочил, потопал копытами и снова сел.

— Ученица Королевы на тебя пожаловалась? — голос Сплит удивлённо дрогнул, жеребец сделал вид, что ничего не заметил.

— Да, прямо письмо про меня написала! Вот и всё, вызвал Шайнинг Армор, командор, вручил мне освобождение от должности и потребовал, чтобы я на время свалил подальше с глаз долой, пока Королева не успокоится.

Джаинт снова подскочил и начал гарцевать по комнате.

— Двадцать лет служил! И вот, всё насмарку. Что я сделал ей плохого? Не знаю никакой ученицы Королевы! Почему она меня возненавидела? Я пошёл к тебе, хотел поговорить, успокоиться! Прихожу, дверь открыта, вещи разбросаны и кровь… перенервничал. Поскакал обратно, нашёл командора и рассказал, что моя подруга пропала и её, быть может, похитили, у меня нервный срыв. Он улыбался, ответил, мол, всё будет хорошо, найдём пропажу, отправил письмо Королеве, та ответила, что лучше будет тебя встретить в Кантерлоте. Вот и поехал, а утром получил почту с номером поезда и вагона.

Крылья Сплит предательски дрожали, она тихонько выстукивала копытом нервную дробь.

— Интересно, а она письмо это… странно, наверняка, ты его не видел, в самом деле, может быть кто-то…

— Почему не видел? Шайнинг Армор показал, «Дорогая Королева, я познакомилась со странным жеребцом по имени Джаинт…» вот так начинается, там много написано, я не вчитывался, а строчка про то, что некоторые жеребцы плохо себя ведут подчёркнута.

Сплит нервно вздрогнула, пытаясь спрятать взгляд.

— Я не хотела, прости. Не знаю, почему она так отреагировала, — дрожащим голосом пролепетала кобыла, упорно пытаясь не смотреть в глаза жеребцу.

— Да ладно тебе, ты ведь по какому-то важному делу отправилась, составлю тебе компанию. Успокоюсь, поищу себе новое занятие. Вот вдруг на тебя нападут? А тут я такой!

— Джаинт, ты не понял…

Он закрыл ей рот копытом.

— Ни слова больше! Я теперь свободен и готов поездить по Эквестрии, возможно это позволит мне одеть кольцо на твой рог.

— Ты не поня… что? — все слова вылетели из головы кобылы, — что?

— Я же сказал, возможно. Вдруг я тебе понравлюсь в достаточной степени, и ты примешь моё кольцо. Вот поэтому поскакал за тобой.

— Это плохая шутка, — как-то так испуганно ответила Сплит.

— Я не шучу.

— Но… но почему?

— Ты мне нравишься. В тебе есть загадка, сильный взгляд, ты не похожа на обычную кобылу. Я много раз пытался построить отношения, ни разу не достиг успеха. Вдруг с тобой получится? Так хочется верить в чудо, — последние слова он сказал практически шёпотом.

Сплит долго молчала, водя копытом по столу, потом решилась.

— Джаинт, где-то два с половиной года назад, может чуть больше Кристальная Империя потеряла свою правительницу. Ты знаешь об этом?

— Принцесса Каденс? Да, там неприятная история. Одна из наших кобыл использовала заклинание «влияние» не будучи магом, побочный эффект убил единорога. Королева запретила использование заклинаний подобного рода тем, кто не связан с магией. Эта кобыла не сама такое сделала, у неё была подруга — земная пони, и она уговорила её. После суда разгорелся конфликт внутри Кристальной Империи, высшие Империи сняли свои цепочки, о причине неизвестно, мне, по крайней мере. Спустя некоторое время Каденс исчезла, сильно расстроив этим нашу Королеву и её мужа. Диархи не смогли её найти, думаю — не захотели. В итоге, там осталась одна единственная кобыла из высших, она и исполняет обязанности Принцессы Каденс, кажется, её Черри зовут или как-то так.

— А что стало с кобылой?

— Какой? А! Их обеих отвезли в Кантерлот. Там они предстали перед Королевским Судом Принцессы Луны, земной пони дали год исправительных работ, а нашей кобылке два года тюрьмы. Дальше я не знаю, наша умерла в тюрьме, а что стало со второй мне неинтересно.

— Какая занимательная история, в ней верно всё, кроме конца, — копыта предательски дрожали, а дыхание сбивалось.

— Ты что, по-другому и быть не могло, это же специальное место, там вообще нет магии, а значит, она там и осталась, без энергии любви мы можем прожить от силы месяц.

— Её имя Сплит. Вторую звали Джу, я её так называла, она два года кормила подругу своей любовью, не дав ей умереть.

— Может быть, — жеребец кивнул головой, — а ты их что, знала?

— Джаинт, я и есть Сплит, это не простое совпадение имён.

Жеребец непроизвольно вздрогнул, легенда, о которой никто не хотел вспоминать, предстала перед ним во плоти.

— Я та, которая провела два года в подземельях Кантерлота. Сейчас хочу найти свою подругу, Джу. Настоящую подругу! Которая каждый день приходила к моей тюрьме, прижималась к прутьям решётки и кормила меня, а я лупила её копытами до крови. В снег и дождь, больная, грязная, без денег, ведь в первый год ей ничего не платили, у неё не было дома, ютилась где-то. В последний день она не пришла, оставила мне шарф и мешочек с битами. Я вернулась в рой, приходила в себя, наслаждалась любовью своей Королевы. Вчера навестила родителей Джу в Кристальной Империи. Она написала им два письма, они ответили, что у них больше нет дочери по имени Джу. Они не знают, куда она направила свои копыта. Всё ещё хочешь одеть кольцо на мой рог?

Чейнджлинг сидел, выпучив глаза на неё, его крылья легонько вибрировали. Жеребец молчал. Сплит не выдержала первой.

— Уходи, не нужно тебе быть со мной. Я этого недостойна.

Джаинт вскочил и решительно ломанулся к себе, оставив свою дверь открытой. Схватил свою перемётную сумку, вещи полетели на пол, она выгреб всё до самого низа, достал небольшой футляр, обитый бархатом, и бросился обратно в комнату к кобыле. Сел перед ней и бережно открыл коробочку.

— Ты… — она ошарашенно смотрела на блестящие серебром кольца на бархатной подушечке.

— Примешь ли ты моё кольцо, чейнджлинг Сплит?

— Джаинт, ты сумасшедший! — испуганно пискнула кобыла.

— Я воин, каждая секунда дорога, моё решение принято, жду твоего.

Он опустился на передние ноги и поджал их под себя, футляр парил в магическом захвате.

— Может, не будем торопиться? — сделала она последнюю попытку, чувствуя, как её воля тает от одного взгляда на этого жеребца.

Тишина была ей ответом и склонённая голова чейнджлинга. Сплит вздохнула и вытащила первое кольцо, одела его себе на рог, затем последовало второе, она бережно опустила его магией на рог жеребца.

— Маловато, ты очень уж крупный. Крисалис меня убьёт за то, что без её разрешения кольцо на рог одела.

Жеребец подозрительно посмотрел на неё.

— Это моё письмо было.

— Ты что, ещё и ученица Королевы?

Джаинт начал понимать, почему Шайнинг Армор был столь настойчив. А ещё, он осознал, они выехали за границы земель роя, значит те, кто узнает её, могут попытаться ударить Королеву посильнее. Между тем, кобыла продолжила говорить, опустив голову и потупив взгляд.

— Сначала, всё это мне казалось игрой. Она попросила писать ей письма, я встречалась с подругами, ходила по городу, писала ей об увиденном, что меня заинтересовало или показалось странным. Она не на все письма отвечала, я потом поняла, те, в которых были лишь описания или незначительные события, Королева принимала как развлечение, но там, где я задавала вопросы — следовали ответы. Постепенно из игры это стало чем-то более серьёзным, что такое свобода выбора в рое? Должна ли Королева влиять на нас? Пресловутая магия разума, насколько допустимо вмешательство в жизнь разумных? Тысячи вопросов, на которые не всегда есть ответ. Она в свою очередь тоже спрашивала, именно так я узнала о проблемах с грифонами. Порой, для того, чтобы подготовить ответ, я не спала несколько ночей подряд, в центральной библиотеке роя мне дают любые книги, даже из тех разделов, на которые требуется разрешение высших чейнджлингов роя. А потом, в одном из ответов на моё письмо, вместо обычного обращения, «Моя возлюбленная дочь…», она написала «Моя верная ученица, Сплит…». Вот уже третий месяц подряд все её письма именно так начинаются. Переписка стала для меня чем-то большим, нежели обычные письма. Я вкладываю душу в свои рассказы и вопросы, наверное, она это давно поняла. Мы с ней встречались в моём любимом кафе, пили горячее вино и разговаривали. Это то самое, где мы с тобой впервые познакомились. За прошедшие полгода я была в Логове два раза, оба раза закончились неприятностями. Присутствовала на двух встречах с представителями кланов грифонов восточных гор. Они не ругались, нет, рой слишком силён, чтобы нас можно было легко одолеть, а принимая во внимание полную поддержку диархами, мы стали той ещё проблемой для них. Но они жестокие, злые и очень вспыльчивые. Я присутствовала и говорила, только когда Королева сама обращалась ко мне. После этих встреч она меня успокаивала, я была готова вцепиться им в горло. «Ах, но ведь на этом участке вам не хватает воинов, мы не сможем удержать свои младшие кланы». Так они говорили. Она меня поддерживала своей любовью, успокаивала. Шайнинг Армор никогда не присутствовал на этих переговорах, я спрашивала о причине, ведь он так сильно её любит, она ответила, что его участие в политическом процессе приведёт к активному вовлечению Кристальной Империи, а принимая во внимание отсутствие их Принцессы, это может стать роковым для и так немногочисленных кристальных пони. Думаю, диархи просили её не вмешивать единорога в политику роя.

— Знаешь, что я тебе скажу? Ты лгунья! Но такая красивая и приятная!

— Кроме Советников Королевы, некоторых высших чейнджлингов роя и мужа Крисалис обо мне никто не знает. Эй! Ты о чём задумался? У тебя в глазах туман.

— Нет, нет. Не обращай внимания. Расскажи мне о травмах, я должен знать, чего ожидать. У меня есть дикое желание скрутить тебя верёвкой и оттащить обратно на территорию роя.

— С некоторых пор я остерегаюсь закрытых дверей, — она испуганно уставилась на жеребца, — психологические травмы не вылечить, Крисалис сказала, время подарит мне прощение, что-то пока не подарило. Когда ты лёг передо мной, просил прощения, я видела совсем иное. Я лежу перед Принцессой и говорю ей, что убила её единорога. Джаинт…

— Понял, закрыли тему. Теперь я хочу узнать, для чего ты ищешь её?

— Не знаю, не пытай меня, просто чувствую — должна, понимаешь? Она не предавала меня, её наказание стало платой за нас обеих. Прости, тяжело говорить об этом.

Чейнджлинг начал улыбаться, понимая, что она ему всё больше нравится.

— Значит, ты поехала искать свою подругу. Скажи мне, глупое моё сердечко, куда ты едешь?

Удивлённое ржание стало ему ответом.

— Мы доехали до Кантерлота, куда дальше? — терпеливо пояснил жеребец.

Она растерянно опустила голову, её крылья прижались к бокам.

— Думаю, найду место, где она жила, некий дом Исправления. Обыщу, вдруг что-то осталось. Ещё я в библиотеку хотела, у меня было видение про Джу на бескрайнем поле…

Через мгновение он уже подхватил соскользнувшее на пол тело, не давая ей удариться о мебель. Чейнджлинг ругался очень громко и грозился кому-то мощными копытами, обещал оторвать всё лишнее. Джаинт бережно положил обмякшую кобылу на кровать, аккуратно сложил ей крылья и накрыл тонкой простынкой.

«Уважаемый командор, я очень рад использованию меня в таком неординарном деле, как защита ученицы всеми нами любимой кобылы. Благодарю за доверие, но лучше было бы предупредить, особенно это касается её приступов. За последние два дня нашего знакомства она падала в обморок четыре раза. Убедительно прошу вас сообщить мне средство, как с этим бороться. Это первое и второе, более важное. Она не знает, где искать свою потерю. Найти среди этих цветных пони её лимонную подругу будет сложно, особенно принимая во внимание размеры Эквестрии. Так же прошу сообщить о наличии сведений о ней у наших проблемных друзей. Будет крайне неприятно получить неожиданную встречу, в связи с этим, прошу разрешения на ношение клинкового оружия». Через час он получил ответное сообщение.

«Она никогда не ошибается в выборе. К сожалению, помочь ей справиться со своими ошибками может лишь время, возможно, после того, как будет найдена ваша цель, ей станет легче. Что же касается информации, боюсь, большинство наших недругов уже знают её в лицо, ведь она присутствовала на переговорах. Письмо, от всеми нами любимой кобылы, отправлено той, что может помочь с запрашиваемым тобой разрешением, его принесут ночью вместе с клинками».

Сплит очнулась от того, что кто-то протирал ей лоб прохладной тряпочкой. Её попытка вскочить оказалась пресечена на корню, мощным копытом, придавившем её к кровати.

— Сплит, если ты не хочешь, чтобы моё сердце разорвалось, не делай больше так. Хорошо? — он приблизил свою голову к ней, кобыла всхлипнула и обняла его за шею своим ногами, зелёные слёзы брызнули из глаз.

— Всё, успокаивайся, не надо слёзы лить. У нас много дел, поэтому я сейчас отправляюсь на рынок, а ты в библиотеку. Доведу тебя до здания, затем, пока будешь искать своё видение, займусь делами. Тот, кто заканчивает первым, ждёт другого, сейчас по ходу определим кафе, где будем ожидать.

Она закивала, потом вывернулась из-под него и бросилась в ванну, через пять минут кобыла стояла перед своим жеребцом в полной боевой готовности, гарцуя на месте от нетерпения. Джаинт не смог сдержать улыбки.

Вечером они поели в довольно милом кафе напротив гостиницы, к сожалению, в меню не значилось мяса, но зато присутствовали бобы, которые любили все представители дырявого народа. Ночью чейнджлинг проснулся от прикосновения и чуть не заверещал от страха. Рядом с их кроватью стояла Принцесса Луна. Небесная грива плыла звёздами, искрились магические отблески в глазах, цвета ночного озера, по серебряным накопытникам и нагруднику пробегали молнии.

— О, как необычайны порой судьбы пони. Кровь стремится в наш мир, вы станете фундаментом плотины, защитите оба народа. Мы отдаём это благословенное оружие в твои копыта и горе тому, кто не узнает наши клинки.

— Благодарю вас, Принцесса ночи! Сделаю всё, чтобы защитить всех пони! — предельно серьёзно ответил Джаинт.

Тихий писк ужаса зажавшейся в угол Сплит и смех ночной сестры.

— Такова ученица Королевы? Возможно, нам тоже надо подумать над тем, чтобы разделить милость ночи с кем-нибудь. Что ж, желаем тебе удачи, — она исчезла в синеватой дымке.

Джаинту пришлось долго успокаивать хнычущую кобылу, она жалась к нему, натягивала его крыло на себя, наконец, он понял, что именно нужно сделать и начал её покусывать во всех местах, облизывая шёрстку на шее, его мягкий язык коснулся внутренней поверхности дырок на ногах, всхлипы быстро сменились томными вздохами.


Стучали колёса поезда, мерно покачивался вагон, Джаинт развалился на полке и дремал, в отличие от Сплит. Кобыла напряжённо работала, она успела настрочить письмо Королеве, судя по её покрасневшей мордочке и нежеланию прочитать вслух, описывала появление Принцессы Луны. В библиотеке она сняла копии с карт и сопоставляла рисунки со своим видением. Дом Исправления ничего не дал, он, как был пустым, так и остался, лишь какие-то старые одеяла и облезлые попоны остались в нём, очевидно, всё ценное Джу унесла с собой. Увидев, где жила её подруга, Сплит разрыдалась, пряча свою голову под прозрачное крыло жеребца, которое не могло защитить от боли, терзавшей её сердце. Он проснулся ближе к вечеру и удивлённо уставился на прикорнувшую, прямо на столе, кобылку, потом заметил отмеченное место на карте, очевидно, она нашла свою цель. Джаинт вытащил из-под её копыт карту и начал рассматривать, увиденное явно не порадовало, неосвоенная территория, юго-западная граница Эквестрии. Он подумал, что для полного счастья там не хватает только грифонов, но по общим данным, на западе крылатые кошки не жили, бескрайние пески пустыни и ветры с океана, однако плодородность почв ближе к побережью позволяла вырастить хороший урожай. Диархи тащили туда железнодорожную ветку, но если судить по карте, часть пути придётся проделать на повозке. Он сначала подумывал, что будет легче долететь, но потом, посмотрев на свою подругу, понял, никуда он с ней не долетит, её крылья сильно ослабли за те два года в тюрьме, а тренироваться она не считала нужным, ну конечно, вокруг столько книг! А ещё подруги и, конечно же, письма Королеве. Лишь сейчас он начал замечать несоответствия развития, это довольно сильно пугало. Она хорошо скакала, но с трудом могла нести на спине даже парочку тяжёлых книг. Искажённое восприятие возраста было связано именно с глазами и лицом в целом. Пронизывающий взгляд синих глаз, магическая дымка, слово лёгкий туман, начинала сочиться из их уголков, стоило ей разволноваться, пролёгшие под глазами морщины, характерные для тех, кто прожил более половины жизни. Джаинт посмотрел на неё ещё раз, хоть она и спала, но её глаза не покидали мысли чейнджлинга. «Обычно у всех нас они голубые, даже скорее небесно-голубые, лишь у Королевы зелёные» — думал он, — «Но у неё не такие, они похожи на тёмное озеро, насыщенный синий цвет. У высших чейнджлингов глаза становятся зелёными, и чем большим доверием Королевы они пользуются, тем ближе их цвет глаз к зелёному, лишь Советники Королевы имеют такие же глаза как у неё самой. Спутать высшего с обычным невозможно, глаза всегда скажут правду. Но переход идёт от голубого оттенка к зелёному! Цвет глаз Сплит не имел отношения к высшим роя. Что это значит?»

— Ты меня случаем съесть не хочешь? — обеспокоенно поинтересовалась кобыла, Она встала и начала потягиваться, отставив задние ноги как можно дальше и выгибаясь дугой. Внушительный зевок и Сплит облизнулась, на её мордочке появилась тёплая улыбка.

— Прости, засмотрелся, — чейнджлинг усмехнулся, глядя на свою кобылу, которой хватило места между двумя полками, чтобы хорошенько потянуться, — Ты нашла?

— Думаю, да. Поле было засеяно овсом, я видела метёлки колосьев и бесконечное небо без единой тучки. Она стояла посреди этого поля на задних копытах и смотрела на луну. Такой рисунок звёзд можно увидеть лишь на западном конце континента, ближе к пустынным территориям. Мы доедем до Лас Пегасуса и оттуда ещё две мелких станции, в справочнике написано, что там шесть поселений пони, часть из них переехала из Лас Пегасуса, а другая из Эпллузы. Кусок земли выступает в океан этаким отростком. Именно на нём и сосредоточились диархи, я думаю, они хотят делать оттуда морские вылазки на дальние земли. Хорошие корабли есть только в Мейнхеттене и Балтимаре.

— Откуда ты всё это знаешь?

— Справочники, я готовила документы по просьбе Советника Иржа. Крисалис прислала письмо, просила ему помочь, наше Королевство не имеет выхода к судоходному морю, на север от наших гор лишь кусок океана, покрытый льдом круглый год. Я готовила для него отчёт, чем мы сможем пользоваться, если получить доступ в Мейнхеттен.

Джаинт поводил кончиком копыта по карте, пока не ткнул в горы.

— Тут грифоны есть?

— Нет, грифоны на западе не живут. Слишком жарко для них, саванна для жизни пернатых кошек не подходит. То, что ты показываешь, это гора Паломино, она исследована частично, много каньонов и сухих расщелин, пустыня вокруг, о полезных ископаемых ничего неизвестно.

— Почему у тебя глаза тёмно-синие?

— Рядом с горой есть… что? — растерянно переспросила Сплит.

— У тебя глаза тёмно-синие, почему? — повторил свой вопрос жеребец.

Она некоторое время задумчиво разглядывала его сверкающие крылья, потом мощную грудь, затем ещё что-то, словно решала, говорить или нет.

— Джаинт, у меня были такие же глаза, как у тебя. До тюрьмы. Такими они стали после всего случившегося, прости, не знаю когда именно, зеркала в заточении у меня не было. Наверное, и про дымку спросишь. Дымка появилась около месяца назад. Я спрашивала у Королевы, что это такое. Она сказала, надо больше времени уделять магии. Но мне совсем не интересна магия! И вообще! Я хочу как ты! Чтобы мне дали красивую броню и накопытники с клинками.

Чейнджлинг начал икать от смеха, сосредоточенно пытаясь не улыбаться во весь рот.

— Броню? Клинки? Кобылка моя, ты вообще в своём уме?

Сплит обиженно надулась и возмущённо заржала.

— Погоди малыш, я не хочу как-либо тебя обидеть или посмеяться. Посмотри на меня.

— И что?! Ты большой… очень. Но я же кобыла! Мне положено быть меньше! — упёрлась Сплит.

— Поверь мне, как специалисту в военном деле. Пол чейнджлинга естественно влияет на его рост, вес, мышечные ткани и всё такое прочее. Но есть непреложные истины в боевом искусстве. Большая масса означает большую силу, такие воины носят тяжёлые доспехи и оружие, средняя и низкая масса — означает уклон в сторону ловкости и реакции, такие бойцы носят лёгкую броню и оружие типа кинжалов или коротких клинков. Малая масса тела — это маг. Иначе быть не может. Ты не просто маленькая, у тебя тело миниатюрное, кто вчера волочил зубами мешок с книжками, не помнишь? У кого копыта разъехались от двух тяжёлых книг? Ты — маг! Ещё можешь быть администратором, управленцем, какие-то бытовые аспекты жизни для армии. Но в качестве боевой единицы — ты маг и только маг. Видела Советника Ирикса? Он крупней меня, поверь, встреча с таким станет последним из того, что увидит враг. Советник Ирж — мелкий, но без него рой останется с дыркой от бублика в сумке, на нём висит вся экономика Королевства.

— Королева большая. Она маг! — восхищение во взгляде и речи, когда разговор заходил о её наставнице, ощущалось очень явно. Она боготворила Крисалис, мечтая стать похожей на неё.

— Маг и воин. Но она одна такая, исключение из правила. Маг — потому, что Королева, воин — потому, что большая и очень сильная. Как ты себе представляешь тренировки? Мышцы для взмахов крыльями до сих пор не восстановились, разве ты занималась? Мышцы на спине и груди, посмотри на себя в зеркало. Сплит, хочешь ли ты тренироваться? Обливаясь потом, падая от усталости. Мне кажется, тебе по душе книги и тишина библиотек.

— Крисалис писала мне, что надо ухаживать за крылышками, а последний раз даже отругала. Но я же их натираю маслом, честно! Иногда конечно забываю…

— Маслом? Зачем?

— А… кхм… ну… видишь ли… — смущённые вздохи и тихий стук копыта по столу.

Он обеспокоенно уставился на неё немигающим взглядом, сердце в груди затрепетало от страха за свою подругу.

— Не смотри на меня так! Ты сам хотел кольцо! Я больна, да! Больная, (хлюп)… пожалуйста… (хлюп)…

Через секунду он сгрёб её в охапку, накинул на спину одеяло и прижал к себе.

— Какое масло?

— Пихта или кедр, ещё настойка из чаги, ух, она такая вонючая.

Она взяла свою сумку с полки, достала небольшую записную книжку в золотом переплёте, подала Джаинту. Тот удивлённо фыркнул и углубился в чтение.

— Это не твой почерк.

— Нет, это Крисалис. Она пишет сюда всё, чтобы я ничего не забыла.

Через пять минут он отложил записную книжку.

— Атрофия крыльевых мышц, разрыв магического контура, травмы сосудов ног, два инфаркта? Тебе только брони с клинками не хватает для полного счастья?! Да ты… кобыла! Настоящая кобыла! — он дышал как паровоз, грозно потрясая копытами, — тебе двадцати восьми лет ещё нет! Мне надо пройтись, успокоиться.

Джаинт вернулся через десять минут, подсел к ней на полку. Она натянула одеяло себе на подбородок и испуганно захлопала глазами.

— Значит так, мне нужна здоровая кобыла. Я жеребят хочу. Это твоя последняя поездка из роя в неизвестность. По приезду, ты начнёшь скрупулёзно выполнять все рекомендации нашей Королевы. Я правильно понимаю? Если для меня она — моя Королева, то для тебя ещё и наставница, кроме того, ты её не просто любишь, да? Она тебе как мать. Интересно, почему Королева Крисалис не контролирует лечение? Или всё-таки ты уже пару раз получила от неё нагоняй за своё поведение?

Сплит не нашла ничего умнее, чем накрыться одеялом с головой, но проблема никуда не рассосалась, начав щекотать копытами худые бока.

— Рёбра! И как я не заметил сразу, да ты же тощая! Так вот почему я в тебя не помещаюсь полностью!

— Что? Да как ты смеешь?! — выскочила она из своего убежища и получив долгий поцелуй в нос, обмякла в его копытах, — Джаинт, пожалуйста, не оставляй меня одну, я буду лечиться, обещаю. Стану слушаться Королеву и тебя тоже.

Он снова взял записную книжку, полистал.

— Поэтому она не разрешила тебе физические нагрузки?

— Да. Для крыльев это было бы хорошо, но вот с ногами проблемы. Вылечить так сразу не получается, моё состояние не связано с физическими травмами, это всё психологические последствия. Обмороки оттуда же, знаешь, сколько раз за эти полгода меня притаскивали в больницу? Я стараюсь сохранять спокойствие, не нервничать. Пока держу себя в копытах, могу даже обсуждать особенности правосудия относительно событий со мной, но стоит возникнуть беспокойству, в общем, результат ты видел. Это не опасно, неприятно, но мне стало значительно лучше последний месяц.

Два дня проскочили молнией, Джаинт лежал глядя в окно, иногда он брал книги, которые взяла с собой Сплит, и читал. Кобылка строчила письма останавливаясь только на перекусы, удивительно было наблюдать за ней. Разглядывая множество бумаг, Джаинт понял, что пишут ей многие, не могла же, в самом деле, Королева прислать десяток писем за час. «Вы не правы, дорогой друг. Необходимо исполнять условия добычи рубинов для Эквестрии ровно в том количестве, которое вам заказно. Я понимаю, что вы можете добывать больше, но затаривание складов опустит цену на этот ресурс. Это невыгодно рою и для самих диархов, ведь они делают магические накопители из наших рубинов», «Мы обязательно жахнем по грифонам, как вы выразились, но потом. Сейчас нужно сосредоточиться на политическом урегулировании. Вы забыли, что у Королевы есть долг, перед одной исчезнувшей персоной. Если мы ударим, то, скорее всего, победим, потери не станут критичными. Вот только Кристальная Империя останется пустой, ибо этих миролюбивых пони грифоны попросту сметут в отместку нам и диархам». Он смотрел, как она старательно пишет свои мысли, её использовали как некую истину, справедливость, стороннюю оценку ситуации. Одно письмо пришло от Советника Иржа, он интересовался, будет ли она на встрече с какой-то семьёй промышленников из Мейнхеттена.

— Советник Ирикс тебе не пишет?

— Королева запретила ему, а мне сказала не лезть в военные операции и Шайнинг Армор тоже не пишет.

Лас Пегасус мелькнув драгоценной росписью огней, остался позади, через три часа поезд доехал до своей конечной станции. Захолустье. Десяток домиков небольшой деревеньки и просёлочная дорога, отсыпанная песком с камушками. Чейнджлинги вышли на пустой перрон, к концу путешествия в вагоне осталась только семья пожилых пони с двумя внуками.

— Вы хотите поехать в новые поселения? — один из них подошёл к Сплит.

— Да, там наша подруга, к сожалению, мы не знаем в каком именно.

— Располагайтесь у нас на ночлег, а завтра с утра мы повезём им письма и подарки от родственников.

— Благодарю вас!

Деревенский дом сразу же наполнился радостными криками, видимо родители сплавили жеребят на лето дедушке с бабушкой. Во дворе, обнесённым плетёной изгородью, пыль стояла столбом, жеребята носились друг за дружкой, играя во что-то одним им понятное. Чейнджлингам выделили целую спальню. На удивление, к дырявым пони отнеслись очень хорошо, как выяснилось за столом, какой-то их дальний родственник работал в Кристальных Горах, рядом с Империей, занимался строительством магистрали для тяжёлых составов. Он-то им и прояснил всё, типа «они нормальные пони, честные и трудолюбивые».

Как только показался краешек солнца, они погрузились в повозку и поехали. Ровно через полчаса выяснилось, что Сплит может спать даже при такой тряске, она залезла на мягкие тюки в конце повозки и, уткнувшись в борт, заснула. Щебет птиц и стрекотание кузнечиков, еле слышное завывание ветра, саванна, переходящая вдали в пустыню до самого горизонта. Если посмотреть на другую сторону, можно было увидеть подножие горы, её верхушка напоминала шапку белоснежного мороженого, укрытую взбитыми сливками облаков. Через час езды Джаинт сам впрягся в повозку, по силе он как раз соответствовал двум пожилым земным пони. Они сели на облучок и развлекали его рассказами. Оба земных пони изредка улыбались, поглядывая на его спящую подругу.

— Вставай, мы приехали.