Мои домашние пони

Говорят, пони чем-то похожи на кошек...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Человеки

Бонни и Клайд

"Leurs noms Bonnie Parker et Clyde Barrow." (Serge Gainsbourg)

Твайлайт Спаркл Спайк

Маскарад

Твайлайт очень серьезно относится к своей работе. Она пойдет ради принцессы Рарити в бой, на долгие и скучные переговоры и даже на бал. К сожалению, очень сложно защищать принцессу среди множества пони в маскарадных костюмах, когда не знаешь, кто из них принцесса. Четвертый рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Напарник

Что будет если человек попадёт в место по сравнению с которым ад, всего лишь местный эквивалент сауны, как выжить? Как найти дорогу домой? на кого надеяться? Конечно же на напарника! Но не всё так просто, по невероятному стечению обстоятельств, его напарником становится некто совсем неожиданный. Приключения, опасности, а так же дружба и взаимовыручка вот о чем повествует данный рассказ.

Рэйнбоу Дэш

Друг мой, враг мой

"Война определяет не тех, кто прав, а тех, кто остался." Приписывается Расселу.

ОС - пони

Fallout:Equestria. Heroes of the past

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступила эра, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе и жадности. Мир был погребен под огнем мегазаклинаний. Живые существа были стерты за считанные секунды. Но всегда есть те, кто вмешивается в процесс. Ошибка Доктора даст Эквестрии одного из многих пони для спасения Пустоши. Или герои прошлого окажутся монстрами куда хуже нынешних ее обитателей? Сможет ли странная дружба возродить Эквестрию, и найдет ли герой ответ на вопрос: кто же он?

Рэйнбоу Дэш Совелий Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Найтмэр Мун

Fallout Equestria: The Inner Road

Эквестрия сама по себе была немаленькой страной. Обширные земли входили в ее состав. Казалось, что такую армаду земель полностью уничтожить не удастся. Что же, всех пони, думавших так, ждал неприятный сюрприз. Конфликт, разгоревшийся между Эквестрией и страной зебр, перерос из войны наций в войну уничтожения.Последняя битва длилась всего ничего. Магия чудовищной силы обрушилась на города и индустриальные центры обеих держав, выжигая и загрязняя все вокруг. Множество пони и зебр погибли за короткий промежуток времени. Некоторым пони повезло: они сумели укрыться в Стойлах, построенных как раз на случай Апокалипсиса, и призванных, как им казалось, защитить их от ставшего неродным внешнего мира. Некоторым повезло меньше. Не успев, или не получив место в Стойле, оставшиеся на поверхности пытались как-то спастись. В дальнейшем они либо мутировали, превратившись в мертвецоподобных существ - гулей, либо умерли от радиации. Они начали завидовать тем, кому посчастливилось спастись в Стойлах, но еще более тем, кто умер сразу. Огромные территории Эквестрии замолчали.Прошло немного времени как они заговорили вновь. И это были совсем не те разговоры что пони могли услышать в старых пластинках. Нет. Пустоши заговорили на языке силы, а не уважения. Вся Эквестрия заговорила на языке силы. Все Пустоши были похожи друг на друга - и в то же время друг от друга не зависили. Все пони пришли к общему языку сами, несмотря на отличия земель где они жили. И в то же время, изменив одну Пустошь, другую ты не изменишь. Огромная территория Эквестрии, казавшаяся достоянием, быстро превратилась в проклятие тишины. Тишины, где твои слова о родном поселении уже не значат ничего, если ты отошел далеко от своего дома. Тишины, где никто не поверит о происшествиях в Столичной Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Спасение

В волшебной стране Эквестрии любовь является самой ценной валютой. Ценнее денег, дороже золота, лучше славы. Любовь — это то, что делает пони богатыми. Или бедными, если её нет. Единственное, что сейчас объединяет Рэйнбоу Дэш и Рэрити, — это потеря. Одна игнорирует собственную боль, другая же упивается ею. Но теперь, в кругу старых друзей, становится трудно скрывать истинное лицо. Ложь больше не может быть тем единственным, что скрепляет их дружбу. Любовь объединяет нас, но она же нас и убивает.

Рэйнбоу Дэш Рэрити

Тучи над Понивиллем

История о том, как известная шестерка пони и молодой дракон пытаются вернуть любимому городу Солнце.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

«Challenger». Ponies from 2nd holodeck

Всего один куб боргов разметал и уничтожил эскадру из 40 кораблей Федерации в системе Вольф 359. Экипаж тяжело повреждённого звездолёта «Challenger» был вынужден срочно покинуть корабль. Но на его голопалубе осталась запущенная симуляция. Голографические пони-NPC оказались единственными, кто остался на звездолёте. Кроссовер с эпизодом Star Trek TNG «The Best of Both Worlds» и фильмом Star Trek «First Contact».

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Лира Доктор Хувз Октавия Человеки Старлайт Глиммер Черри Берри

Автор рисунка: aJVL
Дальняя дорога Плен

Джу

Она узнала это место, овсяное поле до горизонта, чистое небо, разве что день, а не ночь. Просторный дом, выкрашенный в бордовый цвет, с пятью амбарами, десяток подготовленных телег для перевозки урожая к конечной станции поезда. Судя по всему, мельницу тут не построили, только просеивалка и сушилка для зерновых культур. Пони видимо поговорили, к ним подошёл внушительного вида жеребец оранжевого цвета с серебристой гривой, он как-то обеспокоенно смотрел на чейнджлингов.

— Добрый день, милостивые господа. Наши родственники сказали, вы ищите кого-то?

— Да, пони под цвет лимона, угольная грива, зелёные глаза. Джуджуб или коротко Джу.

Он явно забеспокоился, оба чейнджлинга почувствовали нарастающее волнение.

— От не подскажете, зачем она вам?

— Поговорить.

К его эмоциям примешался страх, Джаинт и Сплит начали растерянно переглядываться.

— Эт для чего, а? Коль обидеть хотите, так не дам.

— Обидеть? Она моя… моя… — слова дались с трудом, — подруга.

— Подруга, говоришь? Не знаю, поверить вам иль нет. Вон, у твоего жеребца накопытники с клинками одеты. Я такие тока у ночных пони видел, ничего хорошего они не приносят.

— Э-э-э, даю слово, я не воин ночной сестры!

— Уж вижу, не слепой. Поди, дырявых-то у неё нет на службе.

— В чём собственно проблема?

— Наши родственники хорошо о вас отозвались, но если будете обижать её, не прощу. Она живёт отдельно, мы пытались дома со всеми поселить, не вышло ничего. Сегодня выходной, не уверен, что сможете разбудить. И это, мы бумагу писали по её поводу в стражу, хотели узнать, кто обидел, почему такое, они приходили, посмотрели и сказали, типа всё в порядке. Да какой в порядке? От каждого громкого звука шарахается. Пьёт вот, так-то нет, а по выходным не добудишься, жалко очень. И это, поговорить не получится, пойдёмте, отведу.

Большой просторный амбар для заготовки овса, множество сложенных снопов на просушку. Они прошли внутрь, откуда-то повеяло запахом сидра.

— Вон, у неё там всё обустроено. Тут тепло и тихо, ей это место понравилось. В доме не захотела жить.

Сплит бросилась к лежащей кобыле, громко всхлипывая.

— Чего она ревёт? Не обманули что ли? Действительно подруга?

— Судьба разлучила их почти на три года.

Лимонная кобыла спала без задних копыт на соломенной подстилке, рядом валялись две пустые бутылки из-под дешёвого сидра, ещё одна стояла в уголочке нераспечатанная.

— Джу… Джу…

Она легла рядом, прижала к себе голову храпящей на все лады кобылы, та даже ухом не повела.

— Вы это, муж её?

— Да.

— Ладно, она обычно к вечеру приходит в себя, думаю, ещё пару часов вы её не добудитесь. Пожалуйста, не обижайте. Мы не знаем, что с ней случилось, боится всех.

Сплит смотрела на свою спящую подругу и плакала, шрамы от порезов напоминали о себе только белым подшёрстком, но вот всё остальное находилось в ужасном состоянии. Синие полосы из гривы пропали, заменившись серебряными, на груди появились сероватые прорехи из шёрстки, на голове виднелись чуть заметные бугорки. Чейнджлинг погладила её копытом, и тихо заскулила.

— Ты её по голове била?

Она подняла заплаканные глаза на Джаинта и судорожно всхлипнув, кивнула.

— Можно будет нанять хорошего единорога по пластике, это кожа так зарубцевалась. Решаемо. Не знаю, сколько за такую работу попросят битов, накопим.

Сплит тоскливо посмотрела на спящую в алкогольном забытьи кобылу, потом поднесла копыто к рогу и сняла кольцо.

— Прости, я не могу. Прости меня, прости. Ей некуда возвращаться, я должна её вылечить, это не твоя беда, тебе нужна нормальная кобыла, без всяких таких проблем. Она подарит тебе жеребёнка, не будет падать в обморок.

— Ты что?! — опешил жеребец, — Ты зачем… ты… выгоняешь меня?

— Однажды, она решила, если быстро искупаться в холодной воде, отмыть шёрстку после падения в грязь, то ничего не случится. Я не успела вытащить, гнала её три квартала до самого дома. Воспаление лёгких. Моя жизнь — вечная память о том, как нам было хорошо. У меня нет будущего, как и у неё. Посмотри на Джу, уйдут годы, чтобы привести её в норму. Я задолжала ей жизнь, двадцать семь лет, на год младше меня. Земные пони живут чуть больше сотни лет, я верну этот долг. У меня полгода счастья и общения с моей Королевой, а у неё, — она кивнула на лежащие бутылки — крепкий дешёвый сидр, — посмотри на стену, узнаёшь? Фотография с моего дня рождения. Это не она обо мне забыла, это я предпочла вычеркнуть прошлое. Я должна была сразу броситься искать её, не сидеть, сложа копыта и попивая коктейли с подругами.

— Хорошо, а меня ты в чём обвиняешь?

Он подошёл к ней поближе и поднял колечко с земли магическим захватом.

— Тебе Королева ничего не говорила про семью? Например, если ты приняла кольцо, то это навсегда?

Сплит растерянно уставилась на чёрного как ночь жеребца.

— Если решение было обоюдным, то снять кольцо нельзя, это гарантированно убьёт твою половинку, — тихо пояснил он.

— Ч-ч-что?! Ты же обманываешь!

Он улыбнулся и склонил голову.

— Я тоже в это не верю, но у тебя есть шанс проверить.

Сплит буквально выхватила кольцо из захвата и вернула на законное место.

— Я думаю, вдвоём мы сможем поставить её на копыта. Будешь старшей кобылой.

Она лишь открывала рот, силясь сказать что-нибудь умное, потом бросилась ему на грудь.

Лимонная кобыла разлепила глаза, потерев их копытом, потом икнула, потянулась к оставшейся полной бутылке, та к её полному удивлению вдруг подлетела вверх, охваченная зеленоватым сиянием. Джу затрясла головой и зачем-то приложила одно копыто к глазу, коричневая бутылка шустро отлетела вбок за стенку, которой был отгорожен её любимый закуток. Она встала на четыре копыта и слегка пошатываясь, поплелась за улетевшей добычей. Завернув за стенку, упёрлась лбом в чью-то мощную чёрную грудь, подняла ошарашенный взгляд на препятствие и резко ломанулась прочь из амбара. Сплит выпрыгнула сбоку и сбила её, они покатились по траве. На шум как раз выбежала вся семья. Открывшаяся картина была достойна пера великого художника. Чейнджлинг держала вырывающуюся кобылу и пыталась целовать ей копыта, та лишь открывала рот, не произнося ни слова.

— Не убегай, прошу!

Сплит отпустила кобылу, та отбежала на десяток метров, потом развернулась, чейнджлинг лежала, поджав под себя копыта и опустив рог к земле. Тёплый ветерок трепал лимонную шёрстку, она несмело начала подходить обратно, шаг, ещё, ещё. Потом бросилась к лежащей подруге и обняла её. Слёзы потоком лились из глаз обеих кобыл. Сплит подняла копытом мордочку Джу и впервые в жизни поцеловала по-настоящему.

— У-у-ух! А зубки вам не мешают? — заинтересовался жеребец, видимо глава местного семейства.

Она смотрела в тёплые зелёные глаза земной пони и видела в них своё отражение.

— Скажи же что-нибудь! Скажи!

— Э-э-э, мисс, мне очень жаль. Вот, погодите.

Жеребец сбегал внутрь амбара, вернулся с полированной деревянной дощечкой и мелком, подал их Джу, та благодарно ткнула его головой в грудь.

** Здравствуй, Сплит.

Джаинт вышел из амбара и не спеша подошёл ко всем, видя, что на него уже не обращают внимания.

— Мне понадобилось время для понимания, Джу, прости за всё, прости за боль, за унижения.

Она стёрла копытом надпись и сделала новую.

** Я сломала твою жизнь, прости.

— Мы её починим, вместе!

Она что-то написала, потом быстро стёрла, подумала немного и опять написала.

** Я пью, чтобы забыться, привыкла.

— Тебе больше не надо ничего забывать, я никогда тебя не брошу, всегда буду рядом. Прошу, вернись со мной домой.

** Изгнана.

— Рой примет тебя, у меня, — она сделала небольшую паузу, словно стеснялась говорить, — появились связи, я могу договориться с Королевой, — смущённо пролепетала Сплит.

Джу требовательно ткнула в чёрного жеребца копытом, её подруга покраснела и опустила голову.

— Он не против, мы будем с тобой, табун. Всегда вместе, до конца наших дней. Я никому и никогда тебя не отдам.

Джу подошла к земному пони и легонько боднула его головой.

— Джу, если ты уверена. Нам будет тебя не хватать и это, если вдруг что, мы тебе всегда рады.

** Спасибо за ваше терпение и любовь.

— Вы приютили мою подругу, помогли ей. Мне нечем отблагодарить. Но я буду рада, если увижу вас в Сердце, приезжайте, когда время будет, ведь зимой оно появится?

— Ить, даже не знаю. Четыре дня пути. Ну, мы попробуем что-нибудь придумать, поезда-то нынче, слава нашим Принцессам, стали ужас какие дешёвые, десяток битов и можно прокатиться на другую сторону Эквестрии.

— Мы приглашаем. Вот, возьмите, — она вытащила из кармашка в сумке небольшой изумруд, внутри него светился магический символ, — это мой личный камень. Покажете любому стражу роя, они разыщут меня.

Земной пони удивлённо уставился на камень, потом подозрительно посмотрел на небольшую чёрную кобылу.

— Невежливо спрашивать, наверное, я знаю, что личные камни Принцессы дают своим важным пони, у вас так же?

— Королева даёт нам наши глаза, чем важнее для роя чейнджлинг, тем зеленее будут его глаза. Идею личных камней она действительно взяла у Принцесс, пока, кроме меня, никому такой не давали, Королева ещё не решила, какие символы должны быть.

— Джу, ты точно хочешь с ними пойти?

Лимонная кобыла кивнула и ткнула его головой, потом приобняла копытом.

Две кобылы лежали на одной полке, прижимаясь друг к другу тёплыми боками, казалось, они были единым целым, чёрное и ярко-жёлтое полотно. Джаинт растерянно поглядывал на приобретённое сокровище в количестве двух штук. У него теперь был свой собственный табун, только все его кобылы находились в ужасном состоянии. У одной нервные срывы, буквально изрешетившие её тело, у другой вообще непонятно что. Он пытался понять и у него не получалось. Что он вообще здесь делает? «Да, Сплит красива, изящная, точёная фигурка, приятная выпуклость крупа, манящий взгляд, бездонных синих глаз, аккуратные дырочки в ногах. Ещё, она была сильной, даже не осознавая этого. Она не вела за собой, но давала советы, и её слушали высшие чейнджлинги роя. Почему? Ответа не было. Что увидела в ней Королева? Может быть, это плата, за то, что она не смогла защитить свою дочь тогда? Ну и дала бы ей какие-то ценности, нет, не то. Что-то во всём этом пугало до дрожи в копытах. Командор сказал — необычная судьба, светоч справедливости? Хорошо, пусть так. Эта Джу, после всего, что с ней сделала Сплит, она её искренне любит. Вот бы меня кто-нибудь два года колотил, да я бы… а она ещё и кормила её, собственной любовью. И сейчас любит, уж это я чувствую, вон, словно солнышко… так, надо прекращать».

Джаинт соскочил со своей полки и потыкал копытом сначала одну кобылу, потом вторую, изобразив своё недовольство громким ржанием. Две пары глаз испуганно уставились на него.

— Джу, хватит её кормить. Обожрётся и лопнет. Я серьёзно.

Она взяла табличку со стола и быстро написала.

** Прости.

— Значит так, дорогие мои кобылы, мой табун — мои правила. Я за вас всех отвечаю. Если вам плохо или вас обижают, что вы делаете?

— Джаинт, мы тебя чем-то расстроили?

— Очень! У меня на копытах две больные кобылы, а я, как ты помнишь — без работы. Из-за одной не в меру откровенной ученицы.

— Джаинт, этого не изменить, я физически не смогу поступать иначе, ты ведь знаешь.

— Понимаю, но пожалуйста, постарайся чтобы мы с Джу были для тебя семьёй, а она — наставницей.

— Она для меня больше чем наставница. Если ей станет плохо, я сдохну.

Джу требовательно постучала по дощечке.

** Подробности?

— Твоя подруга проделала скопытсшибательную карьеру. Ты ведь многое знаешь о рое?

Джу кивнула.

— Так вот, выше нашей Сплит, теперь только Королева. Мы все обязаны ей подчиняться, а кто считает иначе, тому Королева быстро объяснит всю глубину их заблуждения.

— Джу, не слушай его! Он врёт! — возмутилась ошарашенная таким заявлением кобыла.

На табличке появилась новая фраза.

** С вами весело.

— Как давно ты потеряла голос?

Она некоторое время молчала, потом отрицательно покачала головой, табличка осталась пустой.

— Не хочешь говорить? Прости за неприятные вопросы, я делаю это на благо. Нужно понять, как тебя лечить.

Лимонная кобыла некоторое время сидела неподвижно, крыло Сплит опустилось ей на спину. Она написала на дощечке.

** Я плохая пони. Нужны были биты. Зарабатывала нечестным путём.

— Как интересно… воровала?

** Нет.

Джаинт понял первым, глядя на потупившую взор кобылу.

— Эй, мы заработаем! Тебе больше не придётся ничего плохого делать!

** Зачем я тебе?

Жеребец бросил быстрый взгляд на мгновенно разволновавшуюся Сплит, затем тихо ответил.

— Твоя подруга падает в обмороки, постоянно. Воспоминания ранят её душу. Она больна. Ещё два дня назад я ничего о тебе не знал. Если хочу сохранить её сердце, значит, мне придётся принять тебя. Мы не умеем любить, ты ведь это знаешь. Она описывает тебя, как самую честную и преданную пони на свете. Я могу верить Сплит на слово, кольцо на роге не даст ей лгать. Выбор для меня невелик, либо Сплит и ты, либо я теряю обеих. Мой выбор сделан.

Джу зачем-то уставилась в окно, потом посмотрела своими зелёными глазами на чейнджлинга.

** Вы уже делили постель?

Оба чёрных пони опустили взгляды и смущённо зафыркали, Сплит пересела к жеребцу и накрылась его крылом.

— Гм… да.

** Ты очень крупный, на полторы головы выше Сплит.

— Ах, ты в этом плане, — он задумчиво почесал подбородок копытом, — она ещё подрастёт, наверное, — неуверенно потрепав копытом, гребень на спине подруги, ответил Джаинт, — ты так смотришь, словно я что-то плохое делаю. Ты земная пони, вон какая вымахала. Вы же очень сильные! Я с кристальными пони знаком, не так чтобы близко, но у нас они бывают, чаще конечно единороги, они лечат воинов.

** Ты со мной спать будешь?

— Только когда ты этого захочешь.

Сплит ткнула копытом жеребца в бок, тот скосил на неё взгляд.

— Джу, мы вместе. Я буду рядом, он ничего плохого тебе не сделает. Мы станем семьёй.

** Разрешение родителей?

— Я схожу к ним, они тебя не забыли, хотя пытались. Ничего не вышло. Мы с тобой оставили им много шрамов на сердце. Шарф я отдала твоей матери.

Глаза Джу вспыхнули от радости. Она бросилась обнимать обоих чейнджлингов.

Лас Пегасус остался позади, Джу продолжала обниматься со Сплит, то копытом погладит, то головой прижмётся, то в нос подует. Её подруга отвечала тем же. Джаинт заинтересованно наблюдал за пейзажами в окне. В его голове очередной раз роились мысли, но ещё больше там было непонимания. От кобылки всё ещё несло сидром, но даже в таком виде она выглядела симпатичной. Он заметил, что Джу сложила в свою сумку непочатую бутылку и, как только она отвернулась, вытащил её, затем незаметно отдал хозяину фермы, тот с сияющей улыбкой на мордочке закивал головой, одобряя действие.

— Станция?

Поезд начал довольно быстро замедляться, активно притормаживая. Чейнджлинг поднял голову, удивлённо вглядываясь в пустынный пейзаж за окном, саванна была пуста, ни единого домика, лишь вдали виднелись чахлые деревья. Он открыл дверь в их купе и выглянул на другую сторону, там оказался лес. По верху вагона что-то загрохотало.

— Ой, что это?

— Сидеть здесь.

Джаинт выскользнул в проход, оттуда в тамбур, выглянул из двери. От увиденного стало не по себе. Почти две сотни грифонов кружили в небе, часть атаковала локомотив, судя по всему, пони машинисту не повезло одному из первых. Как только поезд окончательно встал, грифоны распределились по обе стороны. Он вернулся в купе и сел, пытаясь придумать выход.

— Рядом лес, это единственный шанс. Сплит, я на какое-то время смогу их задержать, недолго, там около двух сотен грифонов. Надеюсь, это грабители. Из вещей только вода! Больше ничего с собой не берёте, у них будет меньше интереса играть в догонялки.

Стали слышны крики и всхлипы.

— Принимай форму земной пони.

По ней пробежала зелёная волна магии и перед ними оказалась зеленоватая пони с карими глазами и серой гривой.

— Отлично, цвет правильный. Джу, бежишь с ней. У вас всё получится.

Он выщелкнул лезвия из накопытников, отливающий синевой металл тускло вспыхнул магическими искорками. Лимонная пони испуганно уставилась на него.

— Простите, что так мало пробыли вместе. А теперь, вперёд.

Они выскочили вместе с десятком пони из вагона, Джу и Сплит тут же бросились под состав, вынырнув с другой стороны. Джаинт пошёл в атаку, отвлекая внимание от своих подруг. Ближайший грифон умер мгновенно, клинки разрубили его броню. Десятки грифонов бросились к своей цели, свит лезвий, крики раненых, всё смешалось. Очевидно, в поезде находились ещё некоторые сильные пони из военных подразделений Эквестрии. Кровь залила землю. Он продержался около пяти минут, потом рухнул на землю исколотый и порезанный. Грифоны сразу же оставили цель и, повинуясь гортанным крикам старших, начали прочёсывать всё вокруг. Далеко ускакать за пять минут Сплит и Джу не успели.