Уроки Полета

Ни что не происходит просто так, мы встречаемся с кем-то, чтобы получить ценный урок или, напротив, научить чему-то нового знакомого. Зачастую случается так, что мы становимся одновременно и учениками, и учителями, помогая друг другу стать немного ближе к Совершенству.

Рэйнбоу Дэш Другие пони

Лучший друг из Олении

К семейству Спаркл приезжают гости из Олении.

Твайлайт Спаркл Другие пони Колгейт Мундансер Сансет Шиммер

Книга о возможных исходах

Если Твайлайт Спаркл создает легендарное заклинание века… она тут же захочет его уничтожить. “Это слишком опасно”, — скажет она: “Слишком заманчиво. Книга не поможет так как ты думаешь”. Старлайт Глиммер кое-что знает о соблазнах. Она докажет Твайлайт, что это заклинание - эту потрясающую книгу - необходимо сохранить. Эта книга поможет другим пони. Но сперва она должна испытать это заклинание лично.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Самый "худший" день!

У всех бывают чёрные полосы, но что делать, когда у тебя едва ли не самый худший день в жизни? Нужно попытаться отвлечься, немного отдохнуть и повеселиться. Так и решила поступить Октавия, предложив Винил встретиться в ресторане. На лучшую подругу всегда можно было положиться. К тому же она прекрасно знала, чего хочет Октавия на самом деле...

DJ PON-3 Октавия

Элементы дисгармонии

Чёрная магия впервые вторглась в Эквестрию. Принцесса Селестия - самый сильный маг из ныне живущих, считает, что это может быть связано с исследованиями магии дружбы, которые проводит её ученица Твайлайт, и элементами гармонии.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Спокойной ночи, Свити Белль

Свити Белль никак не может уснуть. К счастью, Рэрити всегда позаботится о своей младшей сестре. Однако, у младшей сестры другое мнение…

Свити Белл

В её обители

Селестия покинула высшее общество Кантерлота, чтобы остаться наедине со своей возлюбленной Твайлайт Спаркл. Все её мечты наконец сбывались. В своей обители Селестия постарается сделать этот вечер для Твайлайт незабываемым.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Bel canto

"Тем хуже для куска дерева, если он поймет, что он - скрипка." (Артюр Рембо)

Другие пони Октавия

Гомункул

Даже не знаю что тут написать. Содержание будет по позже.

Принцесса Селестия Другие пони

Пушки и Розы

Если тебе при рождении отведена определенная роль, и даже в подкорку заложили программу поведения, означает ли это что ты - это не ты, а приданный тебе образ? И как жить с этим, где найти себя? Данный рассказ является спин-оффом романов "Сломанная Игрушка" и, в некоторой степени "Fallout: Equestria", и содержит спойлеры обоих. Рекомендуется вначале прочесть первоисточники.

Другие пони Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Долг крови Дальняя дорога

Милый дом

Через два дня Сплит выскочила на знакомый перрон разросшегося вокзала. Солнца не видно среди низких серых туч, прохладный ветер разбрасывал мокрые снежинки, покрывая белым налётом каменное основание вокзальной площади. Из труб паровой котельной здания вокзала радостно вырывались белые облачка. От удивления, кобылка буквально села на хвост, её встречали. Громкий крик, от залившего её до кончика рога счастья, и она бросилась к той, которую любила больше собственной жизни. Зелёные слёзы градом катились из глаз.

— Малышка, нет большего счастья в этой жизни, чем выжившая дочь роя.

— Королева, моя Королева…

Крисалис была значительно крупнее Сплит, её глаза сияли тёплыми зелёными звёздами. Кобылка едва доставала кончиком рога до груди Королевы. Мягкая улыбка и еле заметные морщинки на красивом лице. Чейнджлинг обняла её передними ногами и своими небольшими потускневшими крыльями, встав на дыбы. По чёрной шёрстке Королевы лились слезы мелкой кобылки. Королева в ответ завернула её в свои крылья и плотнее прижала к себе. Белоснежный единорог с синей гривой и намотанным на шею шарфом сидел рядом, немного печально улыбаясь.

— Хватит плакать, малыш, всё закончилось.

— Что мне теперь делать? — с надеждой глядя в глаза Крисалис, спросила Сплит.

— Отдохни, навести подруг, — тихо ответила Королева, потом добавила, — настоящих подруг, тех, которые никогда не предадут. Когда отдохнёшь, приходи, поговорим о твоём будущем и том, что ты можешь сделать для роя. А пока, пиши мне письма, не обещаю, что отвечу на все, но постараюсь.

Сплит радостно улыбнулась и, расправив крылья, взмыла вверх, направляясь домой. Она не слышала дальнейших слов.

— Думаешь, она поняла?

— Нет, любимый, но это придёт очень скоро, — Королева поправила шарф на своём единороге и легонько коснулась его головой.

Дни, наполненные радостью встреч, её старые подруги искрились от счастья, каждый день она шла в кафе и говорила с теми, кого любила. Писала письма Королеве о тех, с кем встретилась. Брала новые книги в библиотеке, читала запоем, листала последние газеты. Иногда она бродила по старым улицам, среди зелёных фонарей, небольшие мостики через ручейки, украшенные кованными железными заборчиками, дарили удовольствие, стоило лишь копытам зацокать по навесным конструкциям. Сплит садилась на камушки около горного ручья и болтала копытом в ледяной воде, смотрела, как прозрачная жидкость скрадывает выпавшие снежинки. Лето на горном плато было коротким, расцветали сплошным ковром сотни разновидностей мхов, превращая весь город в абстрактную цветную картину. Множество кустарников превращались в яркие костерки разноцветных ягод, снабжающих рой отличными приправами. У подножья гор громадные пастбища с лучшим разнотравьем принимали домашний скот. Одуряющие запахи цветущих растений заливали предгорья и горные плато. За летом, следовала зима, как правило, снежная и очень влажная, температура держалась около нуля, покачиваясь то в одну сторону, то в другую. Пронизывающие ветра, приходящие с гор и бешеный бег туч, свинцовой лавиной накрывающих небо. Она любила свой дом, чаще всего пасмурный и неприветливый. Ей нравились камни, покрытые мхом, старые здания с зелёным остеклением, где всегда можно погреться. Уютные кафе с горячими напитками.

— Это, вот добрый день, у вас стульчик свободен?

Сплит от удивления выронила газету из копыт.

— Нет, нет… если вот… то есть… — продолжил он смущённо.

Крупный, даже по меркам воинов роя, чейнджлинг присел рядом. Грудь в мышцах, мощные ноги, копыта обутые в стальные накопытники с витым чернёным рисунком. На шее тонкая цепочка с медальоном со странной числовой надписью.

— Что вы, что вы, я никого не жду, конечно же, место свободно.

Чувство смущения, какого-то детского страха и ещё что-то неуловимое витало вокруг этого грозного на вид создания. Они помолчали, потом чейнджлинг сказал.

— Меня зовут Джаинт. Да, вот так, — он потеребил копытом медальон на шее, словно хотел его спрятать.

— Сплит, ох, просто Сплит, да, — кобылка смущённо прятала взгляд.

— Я вас раньше здесь не видел, а можно угостить чем-нибудь? — с надеждой в голосе, спросил жеребец.

— Долго отсутствовала, угостить, да, можно. То есть… если вас… вам… — Сплит залилась краской.

Через пять минут они уже болтали, попивая горячее вино с ягодами.

— Значит, ты воин, да?

— Ага. А вы?

— Я пока никто, кобыла чейнджлингов.

Голубые глаза без зрачка растерянно осмотрели её, едва заметное покачивание головой и лёгкое жужжание прозрачных крыльев. Сплит почувствовала эмоции недоверия.

— Вы, должно быть, шутите? Не хотите говорить? Нет, нет… ох, опять я не то спрашиваю, простите. У вас очень сильный взгляд, обычно такое есть только у тех, чьей воле подчиняются.

В голове Сплит зазвучал голос Принцессы Ночи: «Виновна…». Глаза мгновенно наполнились слезами, боль раскалённым шипом ударила прямо в сердце, гулко затрепетавшее в груди.

— Что… что такое? Клянусь, я не хотел вас обидеть! Умоляю, простите!

— Сейчас, сейчас пройдёт. Вы не виноваты, мне надо успокоиться.

Она вскочила и, запнувшись о стул, полетела на землю, чейнджлинг молниеносно оказался рядом, подхватив её тело ещё в полёте. Она поднялась и плотно прижала уши к голове, крылья предательски тряслись, словно в помещении гулял ветер. Скорость, с которой жеребец успел вскочить со стула, подставить ей передние копыта под грудь, удержать вес и бережно опустить обратно, произвела неизгладимое впечатление на Сплит.

— Спасибо, — смущённо прошептала она.

— Не за что, простите, я не хотел вас расстраивать.

— Ну, поймал же, — через силу улыбнулась Сплит.

— Позвольте я вас провожу.

— Тут довольно близко…

— И всё же, я настаиваю.

Его крыло бережно опустилось на спину Сплит, иногда он поддерживал её своим боком. Почти весь путь кобыла молчала, не зная, что сказать. В её голове вились разнообразные мысли, почему-то в основном не очень-то подходящие для разговора.

— Мы пришли. Вот мой дом.

— Если пожелаете, могу проводить прямо до дверей.

— Нет, спасибо.

Джаинт почему-то улыбнулся, и неожиданно подхватил кобылку на передние ноги, встав на дыбы, та испугано взвизгнула, подлетев вверх в его копытах, словно пушинка.

— Знаете, вы будете первой в моей жизни кобылой, которая не вешается мне на шею. Я нахожу это очень странным.

— Вешается на шею? Ах, да.

Он бережно вернул, явно расстроенную Сплит, на землю и вздохнул.

— Если вы не поняли, это была очень грустная шутка. Хотя некоторые этим довольно активно пользуются.

— Мне кажется, вам пора.

Сплит опустила голову и, не глядя на него, ушла к себе. Зелёные слёзы полились на подушку, тяжёлые воспоминания опять вернулись, пусть стало немного легче, но боль никуда не делась. Она заснула, обняв любимую подушку. Очнулась от очередного кошмарного сна только утром, краешек солнца выглянул на пасмурном небе. Кобыла умылась и сделала себе чай, улеглась перед столом, потом погрузилась в чтение очередного письма. Кто-то тихонько постучал, Сплит удивлённо подняла голову, пытаясь вспомнить, не договаривались ли она с кем-нибудь куда-нибудь пойти, не вспомнив ничего существенного, решила посмотреть, кто там пришёл в такую рань, подошла к двери и открыла. На пороге стоял всё тот же крупный жеребец. Он смущённо протянул ей букет алых цветов.

— Простите за вчерашнее.

Сплит увидела невероятное, такого просто не могло быть. Жеребец лёг на согнутые передние ноги и коснулся рогом пола. «Принцесса, я убила вашего единорога…». Чёрная кобыла тихо вскрикнула и начала заваливаться на бок, жадно ловя ртом воздух. Он вскочил молниеносно и опять поймал её. В голубых глазах заплясали искры страха. Джаинт теперь испугался по-настоящему.

— Сейчас, сейчас… всё будет хорошо, — голос жеребца подрагивал.

Он затащил обмякшую кобылу в комнату, увидел кровать и положил на неё. Лёг рядом и коснулся своим рогом, пытаясь согреть и передать свою энергию. Два часа спустя Сплит смогла встать, жеребец лежал рядом, обеспокоенно глядя ей в глаза.

— Я не знаю, что происходит. Мой долг защищать рой. Если кто-то тебя обидел или причинил боль, укажи мне эту тварь, я разберусь.

Кобыла улыбнулась, её глаза засияли теплом.

— Храбрый воин, собственные ошибки победить нельзя. Линии судьбы множатся и пересекаются, нам уготована одна на всех участь, мы все — дети роя, сыны и дочери нашей Королевы. Мне уже значительно лучше.

Она потянулась всем телом и пожужжала крыльями.

— Не знаю, кто ты, но очень хочу поцеловать, — опустив взгляд, сообщил Джаинт.

— Так чего же ждёшь? — прозвучал мягкий слегка вибрирующий голос кобылы.

Через час она лежала, прижавшись к сильному тёплому телу, чувствуя себя в полной безопасности. Это оказалось странным ощущением. В голове до сих пор сверкал фейерверк, вызывая самые разные фантазии. Измятая простынь и обкусанная подушка. Терпкий запах любви.

Она тихонько сползла с кровати и пошла в ванну, затем на кухню, вспомнив, что ей написала Королева о жеребцах: «Надо обязательно покормить». Достала две коробочки с вяленым мясом, посыпанным ягодными специями, Сплит сделала его сама пару дней назад. Потом открыла банку бобов в томатном соке, на миг её копыто застыло, она зажмурилась… «Но их любишь ты…»

— Вставай, мой герой. Пришла пора подумать о делах, еде, капусте, королях.

Чейнджлинг зевнул и уставился на неё своими голубыми глазами.

— Будет невежливо не спросить тебя о том, кто ты на самом деле? Понимаю, надо было интересоваться до, а не после, — он сделал небольшую паузу, потом опустил взгляд и продолжил, — но меня можно понять! Я такой кобылы никогда в жизни не встречал!

Тёплая улыбка возникла на мордочке чейнджлинга.

— Сплит, кроме имени, больше никаких заслуг у меня нет. На днях собиралась пойти получить своё очередное задание.

— Я вижу здесь множество книг, даже современные кристаллы с магической записью голоса. Идеальная чистота и порядок, жилище одинокой кобылы. Ты выглядишь лет на пятьдесят.

— Не такая я старая, скоро мне исполнится двадцать восемь лет.

— П-прости?! Ч-что? Ты же меня обманываешь, да? Получается, ты ещё не в брачном возрасте?

Чейнджлинг сразу же представил последствия и занервничал, обязательное знакомство с родителями, разрешение на ночёвку вне дома, согласие на любые значимые действия. Но что-то глубоко в душе подсказало, он согласен на всё, лишь бы видеть её глаза.

— Нет, я не лгу, ты ведь почувствуешь ложь. Насчёт брачного возраста, да, ты прав. Радость рождения станет доступной мне только через два года, если повезёт. А сколько тебе лет, могучий страж роя? — её глаза вспыхнули теплом и радостью.

Сердце крупного чейнджлинга начало трепетать от взгляда этих синих бездонных глаз.

— Сорок шесть лет.

— Ты всё ещё соблазняешь одиноких кобыл? — хитро прищурившись, проворковала Сплит.

— Эй! — обиделся Джаинт.

— Неужели такой сильный жеребец не имеет табуна?

— Не имеет, близкой кобылы тоже нет. Жизнь на границе роя не располагает к отношениям. Ты привлекла моё внимание, что-то в твоём взгляде.

— Пойдём, поешь. Ты много сил потратил, — она улыбнулась и покраснела.

— А это… ванна…

— О, конечно!

Сплит выдала чистое полотенце и через минуту услышала счастливое ржание плескающегося в воде жеребца.

— Ох, так вкусно! Мясо изумительное, ты прямо талант, — уплетая вяленые мясные полоски, восхитился Джаинт.

— Всего лишь старые рецепты, я их нашла в одной исторической книжке.

— Да? Почему же остальные не находят?

Сплит растерянно почесала лоб копытом, сложила и разложила свой гребень на загривке.

— Возможно, потому что те, кто любит готовить, не читают исторические трактаты, — наконец выдала она неуверенный ответ.

— Ты что-нибудь знаешь об армии роя? — словно невзначай поинтересовался чейнджлинг, казалось, он даже не очень рассчитывает на ответ.

— На границах с Эквестрией всё спокойно, с той стороны гвардия диархов несёт свою вахту, со стороны Кристальной Империи все посты давно сняты. Диархам нужны ресурсы восточных гор, они определили это, как приоритетное направление развития роя. Королева согласилась. Только Принцессы и Королева не учли, что у восточных отрогов есть свои хозяева и теперь там возникли серьёзные проблемы с кланами грифонов, которые не подчиняются Гилде.

— Вот даже как, откуда ты знаешь о проблемах с грифонами? В газетах об этом не пишут.

— Королева Крисалис лично просила Гилду решить этот вопрос, та не смогла помочь, но заранее отказалась от претензий, ей кланы этих грабителей и мелких разбойников поперёк клюва.

— Не буду больше ничего спрашивать, давай о чём-нибудь другом, — жеребец тихонько всхрапнул, поняв, что кобыла обладает доступом к секретным документам и она точно не «никто», как пытается утверждать.

Она улыбнулась и кивнула, пододвигая ему ещё одну порцию вяленых пластинок мяса.

— У тебя на трюмо стоит фотография, ты осталась одна? Браться и сёстры?

— Я была последним жеребёнком. Только имена знаю, один раз они приезжали на семейный праздник, живут все далеко. Нужно восстановить отношения, нехорошо это — родных забывать, пока не могу, решусь однажды.

Джаинт обошёл стол, и приобнял крыльями кобылку, та прижалась к его груди.

— Сколько у тебя времени?

— Отчётность занимает неделю, если ничего не случится, я здесь буду ещё четыре дня. Потом полгода служба на границе, отпуск полтора месяца и снова граница. Мы защищаем участок около сотни километров, не очень удобное место, так что жилой посёлок находится на отдалении. Много леса, есть, где прятаться и климат теплее, грифонам хорошо, нам — так себе. С той стороны границы два клана обитает, один вменяемый, — Златопёрые, второй… да, с ними проблемы. Враждуют не только с нами, но ещё и с этими Златопёрыми. Давняя война, кто-то когда-то кого-то убил и вот уже три столетия радостно режут друг друга. Сплит?

— Ничего, ничего, значит, скоро ты уедешь?

Джаинт склонил голову, долго не отвечал.

— Ты могла бы поехать со мной? Я понимаю, там не будет такого комфорта, но природа…

— Приглашаешь кобылку, которую знаешь два дня?

— Что-то в тебе особенное.

— У тебя браслет мигает.

Он удивлённо уставился на свою ногу, потом возмущённо заржал и с силой впечатал копыто в пол.

— Общий сбор.

— Зайдёшь перед отъездом?

— Даю слово, мы ещё увидимся.

Жеребец быстро доел остатки обеда и, поцеловав её на прощание, со всех копыт бросился на улицу. Сплит выглянула в окно, он умудрялся помогать галопу своими крыльями. Через несколько секунд тёмный силуэт скрылся в тягучем прохладном воздухе, наполненном мокрыми снежинками.

«Дорогая Королева, я познакомилась со странным жеребцом…» — строчки легко ложились на бумагу, её почерк за прошедшие месяцы стал идеальным.


— Шайни, для тебя есть дело.

— Что такое?

— Есть некто Джаинт, Сплит с ним близко познакомилась. Она пишет, что был объявлен общий сбор, он на него ушёл.

— Да, они закончили все отчёты, сейчас должны увезти комплекты нового оружия в гарнизоны. Если он знает о сборе, значит один из командующих, их сейчас около сотни. По именам я всех не помню.

— Отпусти его.

Крисалис улыбнулась, единорог смутился и покраснел, начав тихонько стукать копытом по полу. Некоторые письма она давала ему почитать, откровенность, с которой писала Сплит, воистину поражала. На некоторые вопросы Крисалис не могла дать ответ. Уж слишком сложные моральные темы затрагивала кобыла.

— Знаешь, я давно мечтала о таком чейнджлинге. За эти полгода она хорошо потрудилась, заставляя меня обдумать и вспомнить то, что так хочется забыть. Мораль, справедливость, верность, выбор. Полагаю, пора признать её необычную судьбу важной для роя. Но она не завершила своё прошлое, я чувствую, надо поторопить.

— Ты хочешь пойти по следам копыт Селестии? Я не знаю, сожалеет ли она о своём выборе, нелегко это даётся, особенно ошибки ученицы, за которые теперь приходится отвечать Принцессе.

— О, да! Развитие роя! Ради этого я живу, ты хорошо потрудился на военном поприще, тебе нет равных. Но даже такому как ты нужна помощь той, что может нести пламя справедливости роя.

Единорог опустил голову, из голубых глаз потекли слёзы.

— Это станет её заданием, после того, как она завершит своё прошлое. Шайни, мы найдём её, даю тебе слово.


Громкий рёв трубы и сотня чейнджлингов построилась в шеренгу, белый единорог с зелёной лентой на груди вышел к строю.

— Сыны и дочери роя, Королева верит в вашу силу и способности. Её именем мы открываем двери Королевства чейнджлингов для тех, кто согласен жить с нами в мире. Для иных, кто желает проливать нашу кровь, мечи и копья воинов, станут последним видением в их ничтожной жизни. За Королеву!

Хор голосов повторил слова «За Королеву!», пасмурное небо вспыхнуло зелёными отблесками магии с их рогов.

— Возвращайтесь в свои гарнизоны и с честью несите бремя защитника роя!

Строй распался, Шайнинг Армор подошёл к одному из крупных чейнджлингов, тот замер и неуверенно посмотрел на предводителя армии.

— Полагаю, командир Джаинт?

— Да, командор! — жеребец вытянулся по струнке.

— Когда закончите погрузку оружия и доспехов для своего гарнизона, зайдите ко мне.

— Повинуюсь.

Чейнджлинги никогда не говорили «Слушаюсь», «Будет исполнено». Шайнинг Армор не раз подмечал эту особенность детей роя. Через два часа чейнджлинг зашёл в ставку командования роя и подошёл к кабинету с табличкой, постучался.

— Разрешите?

— Да, конечно, проходи.

Небогатая обстановка, грубая мебель, стол заваленный свитками, карта Королевства с отмеченными гарнизонами. Джаинт слишком хорошо знал, кто именно придал новое дыхание армии Королевы. Единорог работал на износ для той, которую любил. А значит и для роя. Недоверие к чужому пони быстро сменилось уважением и почитанием. После того, как Крисалис пару раз пришла сама вместе с Шайнинг Армором, и показалась перед множеством командующих армии чейнджлингов, они почувствовали его отношение к ней, все вопросы снялись. Его любовь была подобная яркому солнцу, вопросов больше не осталось. Он был готов умереть ради неё, как и любой чейнджлинг роя.

— Джаинт, как ты знаешь, твой участок сейчас не очень спокоен, зафиксированы нападения грифонов на шахтёрский посёлок. Вы молодцы, отбили атаку, мирное население не пострадало. Но у гарнизонов рядом не всё столь радужно. Нам не хватает воинов, чтобы закрыть границу полностью, чейнджлинги любят холода, горы и болота, равнины и леса вы не очень жалуете. Однако договорённости с диархами нужно исполнять любой ценой, тем более что их гнев уже перешёл от слов к делу, кланы Стального пера несколько раз атаковали поезда пони. Для полного счастья Эквестрии не хватает полномасштабной войны с Королевством грифонов. Слишком непокорные, слишком безответственные.

Единорог с сине-голубой гривой говорил довольно тихо, но от его слов становилось неуютно, возникало ощущение неуверенности в будущем, на горизонте маячило что-то плохое.

— Они сильны и воинственны, прольётся много крови.

— Рад, что ты понимаешь сложившуюся ситуацию. Но я позвал тебя не за этим. Королева Крисалис приняла тяжёлое решение. Ты отстраняешься от командования.

Чейнджлинг наклонил голову и вздохнул, прижал уши к голове. Единорог серьёзно посмотрел на него, в его эмоциях ощущалась поддержка и немного сожаления.

— Ты ответственный командир, многого добился, твой гарнизон один из лучших, к тебе нет никаких претензий. Это никак не связано с твоей службой. С этого момента ты будешь защищать её, если потребуется — умрёшь, но сделаешь так, чтобы она выжила. Однако я запрещаю тебе говорить о своём задании. Придётся немного солгать. Ты волен принимать решения сам, задача — обеспечить её безопасность любой ценой. Задание понятно?

— Повинуюсь, — в словах чейнджлинга появилась неуверенность.

— Хорошо, это тебе.

Единорог вручил ему свиток с печатью и подписью Королевы, затем знак Стража роя.

— Мои полномочия в рое распространяются только на военные действия и всё, что связано с армией. Это задание выходит далеко за рамки того, во что она допускает моё вмешательство. Она Королева, судьба роя — её судьба, а я всего лишь единорог. Да, мы любим друг друга и доверяем самое ценное своей половинке, но четыре сотни миллионов чейнджлингов от этого никуда не денутся. Я не в силах помочь моей жене нести это бремя. Знаю, чейнджлинги не умеют любить, значит, буду делать это за двоих. Только бы она была счастлива. В рое иногда появляются необычные чейнджлинги, чья судьба может спорить с вечностью. Что касается безопасности вверенного тебе лица, будешь отчитываться мне лично, никто более не должен знать, чем ты занимаешься. Если же что-то привлечёт твоё внимание помимо обыденных событий, не спрашивай, я не знаю, о чём речь. Будешь обращаться лично к Королеве.

— Кого-то охранять? — растерянно спросил Джаинт.

— Это будет не совсем охрана, ей потребуются советы и поддержка, по определённым причинам Королева выбрала тебя, не требуй от меня ответа, я жеребец, как и ты, единорог, даже не чейнджлинг. Знак Стража Королевы заставит подчиняться всех чейнджлингов, вне зависимости от должности и принадлежности, постарайся как можно реже им пользоваться, и так, чтобы она не увидела. Теперь, иди, и да поможет нам всем Королева в трудный час.

— Командор, вы забыли сказать имя.

Единорог взял со стола свиток, развернул его и подал чейнджлингу. По мере чтения, у того начало вытягиваться лицо, потом покраснели уши.

«Дорогая Королева, я познакомилась со странным жеребцом по имени Джаинт. Судя по всему, он служит в армии на какой-то руководящей должности, скорее всего командир подразделения. Очень сильный и красивый. Подсел ко мне в кафе и стеснялся заговорить. Вам нужно обязательно что-то придумать с этой проблемой количественного соотношения жеребцов и кобыл. С его слов, некоторые используют это с неблагородными целями, что не может меня радовать как кобылу. Сердце по-прежнему болит, воспоминания рвут мою душу. Как вы прожили столько лет и не сошли с ума? Королева, я молю наше пасмурное небо, укрыть вас от невзгод. Меня очень заинтересовал феномен деления энергией, после того, как он оказался сверху, я почувствовала это неординарное событие во всей красе, не буду утомлять подробностями, ведь у вас есть свой собственный любящий единорог. Хотелось бы получить подробную информацию о количестве доступной для деления энергии во время соития. Можно ли её как-то сохранить? У меня почему-то не получилось. Есть ли отличие от обычной энергии любви, которую мы получаем от вас, моя Королева? Я впечатлена выносливостью этого жеребца, увы, мой опыт постельных утех крайне мал. Надеюсь, со временем мне удастся восполнить данный пробел. Воспоминания о Джу приходят всё чаще, словно я забыла что-то важное. С искренней преданностью и любовью, ваша ученица Сплит».

— Ч-ч-то… как…

— Прости, это письмо принадлежит Королеве, я не могу тебе отдать. Думаю, ответ на вопрос об имени ты получил? — единорог улыбался.

— Она ученица Королевы? Что это значит? Я не понимаю… — Джаинт не знал, куда глаза девать, на его мордочке выступил румянец.

— Я не знаю ответа на твой вопрос. Моя сестра, Твайлайт Спаркл является ученицей Принцессы Селестии. Это не дружба, не любовь и не учебное заведение. Как мастера какого-либо дела берут себе учеников и передают им свои навыки, так и это. Только, что именно они передают своим ученицам мне неведомо. Я как-то спрашивал, чему учит Селестия, Твайлайт надолго задумалась и сказала, что на данный вопрос не существует ответа. Но я кое-что понял впоследствии, однажды в разговоре Каденс упомянула, что хоть аликорны и бессмертные создания, но их бесконечная жизнь не означает неуязвимости.

— Она может стать Королевой роя?!

— Я не знаю, Джаинт. В Эквестрии правят только кобылы, таков неписаный закон и быть иначе не может. Мы должны защищать их, даже ценой собственной жизни, таков долг жеребца. Так было, так есть и так будет до конца времён. Оставь этот вопрос для той, что имеет право решать. Пусть об этом болит голова у Королевы роя.

— Я не подведу вас, командор! Ни вас, ни мою Королеву.

— Иди уж, герой! И помни, ты можешь быть кем угодно для неё, но только не тем, кто по приказу охраняет ценную тушку.