Счастливейшая пони в Эквестрии

Хоть Санфайр ещё и не знает, но сегодня она счастливейшая пони в Эквестрии.

ОС - пони

Шесть капель крови

Всем добрый день/вечер! Хочу представить Вашему вниманию свой фанф по вселенной МЛП, под названием "Шесть капель крови". В этом фанфе будет изложена история дворцовых интриг, борьбы Великих домов за власть и становления Эквестрии. Действие происходит во временном отрезке между доэквестрийской эпохой Великого холода, которая была показанна в эпизоде "Heart's warming Eve" и воцарением принцессы Селестии. Описание будет вестись от лица представителей одного из Великих домов королевства единорогов дома Санг (sang с французского переводится как "кровь"). В рассказе имеют место быть сцены насилия и крови, так что вы предупреждены. Что ж, довольно пустой болтовни и перейдём к чтению.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Кантерлотская история

Работа правительства никогда не останавливается, делопроизводство никогда не замирает, даже на День Согревающего Очага. Но в этом году секретарь кабинета министров и любитель чая Доттид Лайн собирается сделать все возможное, чтобы встретить праздник или, по крайней мере, сделать передышку. Его пони должны разойтись по домам к своим семьям, а у него… что ж… у него есть планы на этот День Согревающего Очага.

Принцесса Селестия ОС - пони

Fallout: Equestria - Расщепление - Осколок Гаст

Кантерлот. Простой пегас-перевозчик. Последний день, пошедший не так.

Другие пони ОС - пони

Вдохновение

О вдохновении

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Просто поговорить с ней...

Брони любят, когда навязчивая Флаттершай пристаёт к Анону. Иногда это даже заканчивается хорошо.

Флаттершай Человеки

Осознание

Рак в Эквестрии заинтересовал Дерпи, которая очень-очень любит человеков.

Дерпи Хувз

Мимолетный огонь во тьме

Понивилль был обнаружен опустевшим, и только дневник Твайлайт Спаркл содержит записи о том, что произошло.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Обаятельные и привлекательные властелины человечества

У человечества не было и шанса противостоять милым, сексуальным и невероятно сильным пони. Все на планете склонились перед ними в считанные часы. Кроме немногих, таких как Джек — последний из тех кто не клопает. Сможет ли он устоять перед соблазном? Автор оригинала - Bendy с fimfiction.net

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Тень и ночь

"Помни". Это было первое последнее слово, которое они сказали друг другу, не подозревая, что короткое послание пронесётся через времена, эпохи и миры, переживая саму вечность и служа пульсирующим сердцем силе, созидающей и разрушающей мироздания.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Кризалис Король Сомбра

Автор рисунка: Siansaar
Суд Милый дом

Долг крови

Полутёмный зал и трон Луны, расчерченный мерцающими звёздами. Тёмные стяги со знаком луны, тишина. Здесь не было тысяч пони, никто не топал ногами. Высшая справедливость, как называли её те, кто приходил сюда по приглашению, а не по поводу. В глазах ночной сестры никогда не было жалости и сострадания, в этом зале весы судьи оставались беспристрастными.

— Мы, Принцесса Луна, взвесили ваши деяния и повелеваем. Земная пони Джуджуб из семьи Слипи, за причинённый косвенный вред приговаривается к году исправительных работ. Улицам Кантерлота всегда требуется чистота. Ты будешь работать в течение одного года, без права покинуть сей прекрасный город. Жильём тебе станет старый дом Исправления, его стены помогут вспомнить о должных и ошибочных деяниях.

Серебряные накопытники ударили в каменный пол, высекая искры. Первый приговор был зачитан.

— Мы, Принцесса Луна, взвесили ваши деяния и повелеваем. Чейнджлинг Сплит из роя Королевы Крисалис за убийство приговаривается к пяти годам заключения в подземельях Кантерлота. Однако, принимая во внимание, искреннее раскаяние, осознание своего поступка и мужественное решение сообщить о содеянном Принцессе Ми Аморе Каденза, срок заключения уменьшен до двух лет.

Голос Луны, сильный и глубокий, затих в полутёмном зале. Она на миг опустила взгляд.

— Нам очень жаль, Королева Крисалис.

На одном из кресел, вместе с ещё сотней пони, заполнивших полутёмный зал, сидела Королева. Она еле заметно кивнула, из зелёных глаз текли слёзы.

— Я могу попрощаться? — тихо спросила Крисалис.

С Джу сняли тяжёлые оковы, она растерянно смотрела на происходящее, чувствуя, что произошло непоправимое. Луна кивнула. Королева взлетела на постамент, где стояла Сплит, обняла её.

— Прости, я сделала всё, что могла. Правда, я очень старалась!

— Положите мой камень к родителям? Простите за всё.

— Слово Королевы.

Крисалис вернулась на своё место. Рядом с кобылкой чейнджлингов из дымки соткалось два крылатых ночных пони. Они подхватили Сплит и растворились в темноте. Через мгновение Принцесса Луна покинула зал. Тут же загомонили пони, причём они вымещали своё неудовольствие на Королеве, что выглядело странно.

— Почему не защищали её? Это несправедливо! Что вы рыдаете? Садитесь писать прошение, пусть освобождает!

Джу так и стояла не в силах пошевелиться, а потом что-то случилось, все замолкли, глядя на неё. Зал на несколько мгновений озарился серебряным сиянием. Лимонная кобыла растерянно пискнула.

— Не может быть… — прошептал ближайший пони.

На крупе Джу появилась кьютимарка. Земная пони села и посмотрела на свой бок, кьютимарка всё ещё мерцала, полупрозрачный зелёный клинок со стекающей с лезвия красной капелькой. Она закрыла голову копытами.

— За что мне это? За что? — закричала Джу.

Пони начали отходить от лимонной кобылки, словно она была ядовитой. Лишь Королева осталась на месте.

— Вы меня ненавидите, я знаю. Принцесса назвала недостойной, плевать. Буду драить улицы, искуплю свою вину. Она обещала освободить Сплит, если всё расскажу. Я сделала всё, о чём она просила. Я не хотела ему зла! Мечтала об особенном пони, а не о мёртвом единороге!

— Твои мечты привели тебя сюда, возможно, выбрана неверная дорога? — Королева говорила довольно тихо, но акустика зала доносила её слова во все уголки, — Двух мёртвых пони ты уже оставила позади. Глядя на твою кьютимарку, полагаю, они не станут последними.

Джу дрожала от страха, глядя в зелёные глаза Королевы.

— Почему… почему двух? Сплит же выйдет…

— Тюрьма Кантерлота способна удержать даже сильного единорога, она блокирует любые заклинания, в том числе, мою нить роя. Без любви Королевы роя она не проживёт долго.

Лимонная пони встала и пошла, не обращая более внимания на творившееся за её спиной. Она уточнила у стражника, где именно находится дом Исправления. Как оказалось, он всего в двадцати минутах рыси от самого Дворца диархов. Старое покосившееся здание, там давно никто не жил. Мусор, прошлогодние листья, завывание ветра в щелях. Джу нашла какой-то старый побитый молью матрас, легла на него и поджала под себя все ноги, положила голову на грязный пол. Всё закончилось. Она провалилась в сон. Через несколько часов пони открыла глаза и вскочила, взгляд зелёных глаз наполнился решимостью.

— Почему вы не можете принять моё прошение?

— Дни посещений строго регламентированы. Один раз в месяц.

— Я вам подробно описала причину. Мне не нужно разговаривать с ней, я буду молчать. Дайте мне возможность кормить её. Принцесса желает исправления, а не смерти Сплит. Но если её не кормить, она умрёт и тогда никакого исправления не будет, вы нарушите приговор!

— Ладно, ладно! Я передам прошение Принцессе Луне.

Через день она получила разрешение на ежедневное посещение Сплит без права разговаривать. Ей выдали что-то вроде намордника, чтобы не могла даже рта раскрыть, Джу соглашалась на всё.

Она подметала улицы, чистила дорожки, убирала опавшую листву. Каждый день, без выходных и праздников. Земная пони привела в порядок разваливающийся дом, завесив старыми одеялами окна без стёкол, починила крышу, чтобы не протекала. Она теперь всегда носила что-то вроде туники, чтобы никому не показывать свою кьютимарку. Грязная, уставшая, с печальными глазами, полными боли. От неё отвернулась собственная семья, отправленное им письмо, вернулось обратно с припиской «у нас больше нет дочери по имени Джу». Лимонная пони осталась одна.

Десять… одиннадцать… двенадцать… двадцать шесть. Тридцать одна ступенька вниз, зажечь магический светильник, одеть намордник и подойти к камере, в которой сидела чейнджлинг. Поставить отметку в журнале посещения и подпись. Положить голову к прутьям решётки, получить сильный удар копытом по голове, слизнуть кровь из разбитого носа. И вспоминать, вспоминать!

Первые разы чейнджлинг буквально избивала свою бывшую подругу, нанося мощные удары копытами сквозь прутья решётки. Требовала, чтобы она убралась подальше, но та ничего не делала, лежала, закрыв глаза, даже не защищаясь, лишь иногда постанывала, когда чёрные копыта попадали по уязвимым местам тела. Она вспоминала…

— Джу, ну хватит, сколько можно меня щекотать?!

— У тебя такие смешные дырочки на ногах, а если я…

— Даже не думай! А то я из подруги стану твоей любовницей, а тебе ещё рановато вообще-то. Родители мне рог-то пообломают. Вот смеху будет.

— А что, вы прямо так лижете…

— Джу! — искреннее смущение чейнджлинга и заливистый смех лимонной кобылы.

Джу возвращалась по улице, зябко поёживаясь от холодного ветра, зима принесла большие сугробы на её участок, теперь приходилось с утра до позднего вечера чистить снег, привыкшая к тяжёлому физическому труду земная пони легко справлялась с такого рода работой, но в Кристальной Империи снег никогда не ложился, впервые она его увидела на землях роя. Тёплой одежды у Джу не было, какая-то добрая пони дала ей шарф и на этом всё. Простуда не заставила себя долго ждать. Её шатало, явно подскочила температура, но она упрямо отсчитала положенные ступени и, надев намордник, подошла к решётке, там грузно рухнула без сил. Сплит тут же подскочила и занесла копыто для удара, что-то её остановило, пони выглядела слишком болезненно, от неё шёл жар. Глаза кобылы закрылись, она снова и снова старалась передать свою любовь.

— Вставай соня, тебе уже лучше.

— Ох, Сплит, у тебя такая хорошая кровать и одеялко.

— Да, да, я знаю. Нам ещё скакать до поезда или ты у нас жить собралась?

— А можно?

— У тебя своя семья есть, — неуверенно ответила Сплит.

— Можно я буду приезжать чаще?

— Думаю, мы найдём, чем заняться, только не болей, ладно?

Джу очнулась от вежливого покашливания, рядом с ней стоял страж. «Вам пора». Она кивнула и не глядя на чейнджлинга поплелась в свой старый разваливающийся дом.

В дымке воспоминаний растворялось всё плохое, она ныряла в прошлое, пыталась найти силы на каждый следующий раз. Дни, похожие один на другой, отличались только количеством снега и пропахшими потом тряпками, под которыми спала лимонная пони. Иногда кто-нибудь из жителей ей помогал одеждой или пускал в тёплую подсобку магазина переночевать. Часто ей доставались старые газеты, выброшенные каким-нибудь важным аристократическим пони. Её имя исчезло из новостей ровно через два месяца, больше никто не вспоминал о разыгравшейся трагедии. Новостей из Кристальной Империи приходило мало, кроме того, что сотрудничество с роем продолжается и никак не получается решить вопрос с перевозкой тяжёлых составов. Какие-то редкие упоминания о проблемах управления Империей и на этом всё. Про рой новости внушали небольшой оптимизм, Королева получила разрешение на свободное передвижение чейнджлингов по всей Эквестрии. Вспыхивали какие-то мелкие конфликты с задиристыми грифонами восточных гор, из статей не понять, кто виноват.

Джу больше ни с кем не разговаривала, полностью замкнувшись в себе. Её жизнь перестала быть чем-то важным. Пару раз какие-то подвыпившие пони пытались пристать к ней, она лишь посмотрела на них и кивнула на звенящий битами кошелёк. Иногда ей удавалось заработать таким образом, заодно это давало возможность помыться в чистой воде. Земная пони решила, что сможет оставить немного битов Сплит в качестве дополнительного извинения. Однажды её встретили какие-то очень недовольные кобылы и вежливо объяснили, чтобы больше не делала такого с их избранниками. После «объяснений» Джу долго не могла встать. Она так и не проронила ни одного слова, только тихо скулила от каждого удара.

Второй год оказался таким же пасмурным, как и первый, разве что, теперь ей платили за работу по уборке улиц. Иногда она покупала себе бутылку самого крепкого сидра и, выпив её, валилась на грязный матрас. В её расписании ничего не изменилось, разве что Сплит реже стала лупить, видимо надоело. Иногда чейнджлинг встречала её, глядя прямо в глаза, Джу мгновенно опускала взгляд и прижималась к холодным прутьям решётки, из-под сомкнутых век катились солёные слёзы. Всё повторялось каждый день, словно заевшая пластинка в старом патефоне. За два года она не пропустила ни одного дня. Не имели значения погода и здоровье, ничто в этом мире не могло поколебать её решимость. В любом состоянии она приходила и вспоминала далёкое прошлое, когда всё было хорошо. Узкие каменные улицы города и мягкие снежинки горного плато, на котором стояла столица роя. Подпрыгивающая на манер пружины, Сплит, радостно обкидывающая снежками визжащую лимонную кобылку.

Страж с перепончатыми крыльями в фиолетовой броне подошёл к камере, коснулся своим копытом специального углубления, решётка вспыхнула синеватым светом. Он вытащил ключ и вложил его в магический замок. Прутья решётки поднялись.

— Чейнджлинг Сплит, срок заключения истёк. Принцесса Луна надеется больше не увидеть вас в этих мрачных стенах. Прошу забрать свои вещи.

Чейнджлинг поднялась за стражем и растерянно посмотрела на оставленные вещи.

— Что это?

— Она оставила это вам, здесь двести бит, фиолетовый шарф и фотография. Мы приняли под роспись. Вам придётся забрать так же под роспись.

Сплит поставила подпись, её копыта дрожали. Через мгновение из глаз покатились зелёные слёзы, схватив вещи, она бросилась на улицу. Тёплый солнечный день в Кантерлоте, сотни разноцветных пони скакали по своим неотложным делам, на неё никто не обращал внимания, тысячи улыбок и радостных возгласов, кое-где виднелись бредущие вместе парочки. Другой мир. За два года Принцессы провели дорогу через Кристальную Империю прямо в столицу роя. Отдав четыре бита за билет, чейнджлинг запрыгнула в ближайший поезд, который понёс чёрную кобылу домой, туда, где обитало её сердце.