Неотправленные письма Твайлайт Спаркл

Твайлайт пишет письма Селестии. Только вот далеко не всегда они полны оптимизма и счастья.

Твайлайт Спаркл

Легенда дремучего леса

Трое подростков, застигнутых грозой, укрылись в пещере. Что же может случиться, пока они пережидают ливень?

Другие пони

Эквестрийские Сестры: Начало новой эры

О том, как две сестры пришли к власти, про то, что стояло у истоков страны дружбы и Гармонии. Главный вопрос - были ли оправданны все жертвы ради той державы? Стоило ли поднять солнце в тот день...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд

Книга Огня

Зарисовка родилась из желания написать пару рифмованных строк, а потом всё как заверте... Так что теперь перед вами совершенно неожиданное для меня произведение, которое вообще-то должно было стать частью бóльшего фика, но всё как всегда пошло не по плану. Фик расскажет о загадочной книге из далёкого прошлого, о любви, семье и смерти. Читайте медленно и с удовольствием.

ОС - пони

Ещё всего один шаг...

Человек отправится в бестелесный полёт, станет частицей души Сорена, чтобы помочь ему увидеть необходимость решительных действий на пути к сердцу Рэйнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Сорен Человеки

Никогда не суди о жуке по надкрыльям (Хроники разрыва по-королевски: Кризалис)

От автора: Что будет, если взять Королеву перевёртышей без королевства. Человека, обозлённого на пони, отсящихся к нему, словно к научному проекту. И добавить возникшую между ними необычную дружбу, ставшую причиной чего-то ранее неслыханного в землях Эквестрии. Ответ? По-настоящему странная история о бестолковом представителе рода человеческого и Королеве, которая не станет флиртовать за просто так. Эта Хроника о Кризалис превратилась в полноценную историю. Потому что наш мимимишный жучок любви оказалась чересчур сексуальной для простой летописи и потому заслуживает кровавый сюжет. Кроме того, я ещё не закончил историю о Кризалис, так что это своего рода вызов. Да, ещё здесь отображена точка зрения самой Королевы, и потому это вызов вдвойне!

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки Кризалис

Принцип причинности

Твайлайт Спаркл разработала новый эксперимент для проверки Пинки-чувства. Однако эксперимент пошёл по неожиданному пути; Твайлайт предстоит раскрыть секреты Пинки-чувства и понять, как она относится к самой Пинки.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Цена жизни

Они появились внезапно. Они не встречались в древних легендах и мифах. Ими не пугали нерадивых малышей, что не хотели спать. Их невозможно увидеть, их невозможно услышать, их можно только почувствовать когда уже слишком поздно, когда твою душу вырывают их клыки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Вечная мука

Не могу вспомнить, сколько живу. Не могу вспомнить, когда родилась. Даже имени своего не помню. Хочется думать, что у меня была семья... но я не уверена. Все это должно было быть важным для меня, я не должна была это забывать, но забыла. Я укрылась в старом замке в заброшенном городе. Не знаю, почему я это пишу. Может быть, чтобы сохранить рассудок, но, может быть, это поможет мне вспомнить, что же случилось с миром.

Принцесса Селестия

Маленькое дарование

Узнав о конкурсе изобретателей в Школе для одарённых единорогов, Меткоискатели тоже решили поучаствовать в нём.

Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
Часть 3 Часть 5

Часть 4

— Да зуб даю: они могут давать драгоценности, ты посмотри на их тела!

— Да? И каким образом? Прикажешь молоточком и долотом по ним постучать?

— Гы-гы, а это идея!

Три жеребца, два единорога и один земной пони, расхохотались. Идущая впереди них кристальная кобылка, переливаясь гранями, ускорила шаг. Шпионящий позади всех маг-недоучка недовольно нахмурился. Он уже хотел было подать голос, но тут земной пони резко подался вперёд, обежал незнакомку и с выдающим его невысокое социальное положение:

— О-оп, — боком толкнул кобылку в неудобный, вытянутый, но всё равно тесный переулок. Единороги, посмеиваясь, пошли за ним. Земной пони пока ещё не знал, что их было на одного больше, чем раньше.

— Ну как, крошка, умеешь ты давать самоцветики? — поинтересовался один из единорогов, с бледно-зелёной гривой и насыщенно-синим, почти индиговым телом — совершенно нереальное, болезненное для глаз сочетание. Компания окружила кобылку полукругом, вынуждая пятиться к стене.

Она сначала поддалась их напору, но через пару секунд решительно нахмурилась и посеменила вперёд, чеканя копытами сухую вытоптанную землю.

— Пропустите, — требовательно буркнула кобылка; ответом ей был смех и сильный толчок плечом, вернувший её на прежнее место.

— Видимо, не умеешь. Тогда давай свой кошелёк.

— Вы действительно запугиваете кобыл за деньги? — подал голос Санбёрст, подходя ближе.

— Без денег мы, к твоему сведению, ничего не сможем купить, — обернулся на него земной пони, оскалившись. — А ты чего тут делаешь, козёл? Пободаться захотелось?

Единорог пропустил оскорбление мимо ушей и прошёл между одним из жеребцов и стеной, создавая таким образом безопасный в какой-то мере проход.

— Всё в порядке, иди, — ободряюще сказал он кристальной пони. Та благодарно кивнула и, нервно сглотнув, прошмыгнула на свободу, не сводя глаз с трёх пони, ранее хотевших её ограбить. Их внимание было приковано к Санбёрсту, нагло и спокойно отбившему добычу.

Земной пони болезненно толкнул единорога головой в грудь, далеко не так деликатно отправляя на то место, где секунду назад стояла кобылка.

— Брось его, беги за этой! — скомандовал другой единорог, с лохматыми волосами двух цветов. Короткий и гневный рык служил ему отказом, и теперь жеребцы окружили Санбёрста.

Он как-то поздновато понял, что проигрывал даже одной Старлайт — не то, что троим жеребцам.


— Что-о-о-о?! — возмутилась до глубины души Рэрити, и по подрагивающим шерстинкам у неё на спине стало понятно, что она удерживает себя от того, чтобы запрыгнуть на стол, смяв причудливый цветок карт гадалки. — Как это — «я не выйду замуж за Принца»?! Ты что, смеёшься?!

— Милочка, мои глаза сказали то же самое, твои копыта сказали то же самое, мои руны сказали то же самое, теперь и мои карты сказали то же самое! — обречённо закатила глаза зебра и откинулась на спинку стула, звякнув многочисленными серьгами в ушах и браслетами. — И каждый раз ты тоже говоришь то же самое!

— В самом деле, Рэрити, — осторожно подошла ближе Флаттершай; она единственная по доброте душевной всерьёз сочувствовала единорожке, в отличие от других подруг, фыркающих и хихикающих у стены шатра в попытке сдержать смех. — Тебе ведь не понравился Принц Блюблад, зачем…

— Ох, ну не все же Принцы такие, как Блюблад! — кипя от досады, перебила её единорожка.

— М… мо… может… может, тебе стоит узнать, за кого ты выйдешь замуж? — предложила жёлтая пегасочка и намного тише добавила: — Просто мы тоже хотим узнать своё будущее, если ты не против…

— Сдаётся мне, если сейчас гадалка скажет ей, что она вообще не выйдет замуж, будущее этой зебры смогу предсказать даже я, — шепнула Твайлайт своей ученице. Старлайт тут же отреагировала.

— О-о-го, — посмеиваясь, мягко оттащила она Рэрити от стола. Единорожка на ходу попыталась придумать предлог, маскируя затянувшуюся паузу глубокомысленным мычанием. — Я совсем забыла тебе рассказать о распродаже фирменных кристальных пончо!

— Кристальные пончо? — восхищённо переспросила белая кобылка. — Те самые легендарные пончо, сделанные из шерсти кристальных овец и подобно кристаллам переливающиеся на солнце?! Как ты могла забыть! — и Рэрити, обняв Старлайт, пошагала прочь, забыв про зебру.

— Мы у тебя в долгу, — радостно шепнула Пинки Пай.

— И гадалка тоже, — иронично заметила Твайлайт, когда края шатра сомкнулись за двумя единорожками. Однако довольная улыбка исчезла с лица аликорницы, когда она увидела, что Пинки Пай прыгает на место Рэрити в ожидании своего расклада. — Ой-ой. Это не кончится хорошо.

Белая единорожка, успокоенная заверением бледно-розовой, что та нагонит её, почти убежала в сторону торговых рядов. Старлайт усмехнулась и карикатурным движением стряхнула пот со лба, случайно стукнув кого-то передней ногой. Она повернулась, чтобы извиниться, но, встретив испуганно-затравленный взгляд кристальной кобылки.

— Я видела Вас с таким жеребцом… рыжим, — активно жестикулируя и показывая у своего подбородка что-то похожее на бороду, выдохнула та. — Он там… в переулке… трое…

Не дослушав, Старлайт с колотящимся сердцем бросилась бежать в указанном направлении.


В переулке почти по классике жанра стояла пара мусорных баков, но эти годящиеся для боя предметы имеют досадное свойство заканчиваться. Как только телекинез Санбёрста метнул в одного из нападающих последний железный снаряд, жеребец оказался в совершенно беспомощном положении.

Земной пони сделал попытку ударить его копытом в лицо, но был ослеплён золотой вспышкой и ненадолго выбыл из схватки, катаясь по земле и с криком растирая глаза. Затем Санбёрст телекинезом столкнул лбами двух единорогов, что, учитывая наличие у них рогов, ни одному не обошлось дёшево. Маг-недоучка обволок себя собственной аурой и начал подниматься вверх, намереваясь перелететь через крышу и спастись.

Он обернулся на своих противников. Земной пони перестал кататься и принял устойчивую позицию, навевающую ассоциации с каким-то боевым искусством; его моргание всё ещё было частым, сильным и явно болезненным, но он определённо начал прислушиваться, копытами пружиня на земле и словно ловя вибрации. Санбёрст успел самодовольно ухмыльнуться, прежде чем вспомнил, что единороги по-прежнему были зрячими и могли послужить глазами ослеплённому товарищу.

— Хайд Шок, этот гад здесь, пытается уйти по воздуху, по центру стены! — заорал один из них.

Земной пони развернулся на передних копытах и задними лягнул так кстати подкатившийся к нему мусорный бак. Санбёрст за долю секунды до столкновения с собственным снарядом понял, что не он один здесь может метать объекты, и, более того, кто-то даже может дать ему в этом фору.

Мусорный бак с грохотом впечатал его в стену; заклинание левитации развеялось. Раньше, чем Санбёрст коснулся земли, на его тело посыпались удары копытами: единороги не собирались выказывать благородство, позволяя ему подняться, раз начали бить, даже не позволив упасть.

Теперь поза, принятая Санбёрстом, вообще никак не могла назваться атакующей: он свернулся в клубок и накрыл голову копытами, пытаясь защитить наиболее уязвимые места. Новый удар уже третьей парой копыт — от которого затрещали кости, а из горла вылетел полноценный крик, возвестил избиваемого жеребца о том, что в строй вернулся земной пони.

Внезапно рыжегривый единорог уловил какой-то короткий, но очень стремительно нарастающий гул — и в следующее мгновение удары прекратились, а узкий закуток огласился сдавленными криками и тройным звуком столкновения тела со стеной.

Санбёрст поднял голову и увидел Старлайт, стоящую на выходе из тупика; её ноздри гневно раздувались, воздух вокруг раскалённого рога свистел от напряжения, а глаза освещались небывалой яростью. Кобылка подбежала к Санбёрсту и закрыла его собой.

Трое нападающих поднялись и уже собирались было кинуть какую-то остроту, но тут единорожка повторила заклинание. Жеребцы снова оказались отшвырнуты — в совершенно другую сторону, почти к выходу, но не менее болезненным образом. Один из единорогов застрял рогатой головой в многострадальном погнутом мусорном баке.

— Что, уроды, не все кобылы — курицы? — угрожающе прорычала Старлайт, воинственно прижимая уши и роя копытом землю. Такою Санбёрст её ещё не видел: даже шерсть единорожки топорщилась, вставала дыбом от бешенства. Она сполна высвободила свою тёмную сторону и собиралась сокрушить ею каждого, кто осмелился навредить тому, кого она любит.

Единороги прислушались к голосу разума и ретировались, но земные пони каждому известны своим упрямством. Хайд Шок бросился вперёд, разгоняясь. Когда Старлайт с рычанием высвободила из своего рога новую сокрушительную волну, он прыгнул, завертелся в воздухе штопором… и прошёл сквозь неё, даже не замедлившись!

Теперь Санбёрст точно был уверен, что земной пони владеет каким-то боевым искусством, способным даже игнорировать магию. Старлайт растерянно вскрикнула; весь её запал исчез от удивления. Она судорожно отступила назад, споткнувшись о защищаемого жеребца, и это словно пробудило его.

Единорог осознал ситуацию. Земной пони, выстоявший против заклинания, одной вспышкой раскидавшего сразу троих, летит прямо на Старлайт. Какой силы будет удар с такого разгона?

Уж точно не такой, какая вдруг взревела в Санбёрсте и с какой он вскочил на все четыре на ноги, бросаясь вперёд, через Старлайт.

…Атаковавшего земнопони снесло в обратную сторону ревущим золотым огнём. С тошнотворным звуком он проехался по земле и, крича, принялся кататься, пытаясь погасить охватившее его грудь и передние ноги магическое пламя. Единорожка, сама испугавшаяся такого, прижалась к земле в инстинктивной попытке сделаться ещё меньше — и тут её полностью накрыл Санбёрст, закрывая и защищая своим телом. Старлайт посмотрела вверх, на его лицо, и у неё перехватило дыхание.

Воля и решительность, веявшие от единорога, переплетались с неописуемой, восхитительной яростью. Кобылка не находила в себе сил поверить, что способен так ненавидеть тот, кто пару минут назад валялся у стены, не пытаясь противостоять нападавшим и покорно снося каждый удар.

«Как?» — мысленно выдохнула она, не в силах оторвать взгляд. Санбёрст шумно дышал, при каждом вдохе морщась от боли в отбитых рёбрах, но не переставал с явным злорадством следить за мучениями Хайд Шока. Земной пони, кое-как сбив пламя, мельком взглянул на единорога с нескрываемым ужасом и, даже не поднявшись на все четыре ноги, принялся улепётывать изо всех сил. Санбёрст коротко рыкнул и рванулся за ним.

«Убьёт!» — с ужасом поняла Старлайт и отчаянно позвала жеребца по имени. Он остановился, обернулся на неё — от его фигуры и выражения лица веяло дикостью; на секунду кобылка побоялась, что он не узнает её и бросится терзать земного пони своими зубами.

Но вместо этого он медленно повернулся к Хайд Шоку и голосом, от которого вся кожа единорожки покрылась мурашками, утробно пророкотал:

— У-би-рай-ся

Рвано вскрикнув, земной жеребец поднялся на все четыре копыта и бросился бежать, сверкая обгоревшим боком.

Он скрылся. Санбёрст ещё несколько секунд стоял неподвижно, а потом вдруг пошатнулся на копытах, как от сильного ветра. От прежней мощи не осталось и следа; напротив, сейчас жеребец казался даже беспомощнее, чем обычно. Это отрезвило Старлайт, заставив подняться и подойти ближе — пусть и с явным опасением, неуверенно, осторожно.

Единорог медленно повернулся к ней. Теперь в его движениях не было абсолютно ничего пугающего. Сделав несколько нетвёрдых, шатких шагов, жеребец упал в раскрытые объятья Старлайт и спрятал лицо у неё на плече. «Что это было?» — всё ещё ошарашенная, думала единорожка, поглаживая копытом огненную гриву Санбёрста.