The Elder Cupcackes

Однажды, как обычно, отстав от Довакина, Лидия случайно перемещается в Эквестрию, где знакомится с Пинки Пай, и они вместе пекут кексики.

Пинки Пай Человеки

Эквестрийская чума

Обычный день в Эквестрии, всё идёт свои чередом. Но вскоре становиться ясно, что не всё так гладко. А именно вся проблема в том что был найден неизвестный портал. И при попытке закрыть его наша шестёрка попадает в другой мир, не столь опасный сам по себе, как в том месте куда ведёт портал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца

День,когда кьютимарки ушли...

В Эквестерии есть много городских легенд. Абсолютное большинство из них можно назвать сказкой старой пони, бредом, или лже-историей. Но вот одна из них, о фабрике, что производит кьютимарки, скоро станет правдой. Пугающей правдой, что изменит мир…

Принцесса Селестия ОС - пони

Один шанс на троих

Чёрно-бело-красные флаги над Эквестрией. Ох, не к добру это...

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Fallout Equestria: Где угодно, но только не здесь

Две сотни лет прошло с тех пор, как Эквестрию окончательно поглотила война, но жизнь продолжается. Некоторые хотят сражаться на светлой стороне и сделать Пустошь лучше. Другим же нужна власть и полный конроль над тем, что осталось от мира. А есть и те, кто плевать хотели и на то, и на другое, они просто хотят стать богатыми и знаменитыми. И эта причудливая история как раз о таких. Все началось с гениального инженера и одаренного наемного убийцы, взаимовыгодно паразитирующих друг на друге ради богатства и славы. Дела шли по накатанной колее, пока они не получили предложение, которое бывает лишь раз в жизни, но быстро поняли, что откусили больше, чем могут проглотить…

ОС - пони

Яблоневый сад

Рэйнбоу Дэш постепенно начинает проявлять интерес к дружбе с Эплджек, а потом дружба перерастает в нечто большее.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

У монстров под шкурой

Это история о жизни королевы Кризалис. Она начинается в её детстве, когда она встретила друга, и кончается уже в её взрослые годы, когда случилось несчастье.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Кризалис

Самая ужасная ночь Блюблада

GGG с точки зрения Блюблада

Рэрити Принц Блюблад

До последнего

— Она всего лишь невинное дитя, Луна. Почему ты её так ненавидишь? — Она дочь своего отца, Тия, — горько ответила принцесса. — Она дочь своего отца.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Republic of Blood

Луна не уступила место Солнцу. Что это? Вернулась Найтмер Мун? Или на Луну снова накинулась зависть к сестре?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Автор рисунка: Noben
Часть 1

Часть 2

Желтая пегаска, стремительно теряющая рассудок, наблюдала за вечерним Понивиллем, зов ее желудка не утихал ни на секунду, неутолимый голод сводил с ума и несчастная Флатти, не могла обрести покоя ни на секунду. Мысли сменяли друг друга, видя, как вдали прохаживаются изящные фигуры, возвращающиеся домой после трудового дня, Флаттершай не могла думать ни о чем ином, как об утолении своего ненасытного голода. Пытаясь сохранить хоть сколько-нибудь приличный вид, она пыталась стереть кровь козочки со своей мордашки, но лишь сильнее размазала ее, заодно испачкав и переднее копытце. Пегаску также выдавал сильный запах крови, который невозможно было спутать ни с чем другим. Находя в себе силы, хоть сколько нибудь рационально мыслить, она подумала, что только одна пони в городе сможет ей помочь. Самая умная и начитанная, самая отзывчивая и… аппетитная… Голову вновь одолевала настойчивая идея оторвать от кого-нибудь кусок мяса, но пытаясь не думать о каннибализме, Флатти вцепилась всеми зубами в деревянное ограждение вокруг ее домика. Забор оказался на редкость вкусным и какое-то время навязчивые мысли в ее голове не появлялись, дав пегаске время добраться до домика на другом конце городка, не напав при этом на кого-нибудь из жителей по пути до Твайлайт.

 — Должна добежать, просто добежать…. Соберись Флатти, соберись и не думай ни о чем. Просто беги. — лишь эту мысль, молодая пегаска повторяла как мантру, пока стремительно пыталась добраться до домика подруги, которая наверняка поможет ей справиться со своим недугом.

С каждым шагом место укуса на копыте пульсировало все сильнее, вскоре превратившись в самую настоящую боль, и прихрамывая, Флатти все же добралась до старого домика в дереве. Пегаска начала неистово колотиться в деревянную дверцу, ожидая спускающуюся Твайлайт. Единорожка, цвета сумерек, открыла дверь широко улыбаясь, но увидев замученную пегаску, ее мордочка тут же приняла серьезный вид. Флаттершай, же, заметив подругу лишь прокричала.

 — Твайлайт! Помоги! — в истерике кричала желтая пони, подкосившись от

резкой боли в животе.

Лавандовая кобылка завела Флатти в дом, расспрашивая о том, что с ней случилось, пытаясь стереть кровяные пятка с ее шкурки, но та лишь несвязно бормотала и тяжело дышала, оставив все вопросы лавандовой поняши без ответа.

 — О Селестия, что случилось Флатти? На тебя кто-то напал? — ученица принцессы не понимала, что могло стать причиной такого резкого визита. Кобылка же, вместо того, чтобы ответить потеряла сознание, распластавшись на полу, около стопки книг. Придя в себя, она сквозь полудрему видела, как фиолетовая единорожка бегает по библиотеке в поиске какой-то книги.

 — Твайлайт?.. — едва слышимым голоском пропищала пегаска, все еще лежа на полу.

Подбежавшая к ней Твайли подложила под голову желтой пони пару книг, чтобы ей было удобнее. Единорог заметила, что у пегаски едва ли не просматриваются ребра через шкурку, что говорило о сильном истощении.

 — Милая, что с тобой? Ты выглядишь просто… ужасающе. Прошу, скажи что случилось, я не могу понять, в чем проблема. — заметно занервничавшая Твайлайт беглым взглядом окинула полки с книгами, надеясь вспомнить, куда она дела свой медицинский справочник.

 — Твайли… я так истощена… так… голодна. П-помоги мне. — тихим шепотом молила пегаска свою недоумевающую подругу.

 — У меня где-то были бобы, подожди секунду, я принесу тебе поесть, только не теряй сознание вновь. Держись Флатти. — с этими словами, фиолетовая поняша побежала искать консервы для своей подруги.

Гремя кастрюлями и кухонной утварью, спустя некоторое время, она, нашла заветную банку, незамедлительно направившись назад к пегаске, но на удивление ее не было на месте. Оглядевшись вокруг, единорожка безуспешно пыталась отыскать Флаттершай, оставив банку на столике в прихожей, она принялась искать пропавшую подругу в полумраке библиотеки, освещаемой парой свечей.

 — Флатти? Где ты? Флаттершай! — попытки Твайлайт докричаться до пегаски ни к чему не приводили, это было жутковато, куда могла пропасть так сильно истощенная пони? Неужели ее похитили? Ответ был получен сам собой.

В одном из углов, желтая пегаска тихо стонала, свернувшись в клубок. Твайли заметила ее не сразу, так как подруга вела себя очень тихо и выдавали ее лишь тихие всхлипы, доносящиеся и полумрака.

 — Флатти, выходи из угла. Кто бы тебя не испугал, он больше никого не потревожит, не бойся и иди сюда. — подошедшая кобылка протянула копытце трясущемуся пегасу, не понимая, что ее действия вызваны совсем не страхом.

 — Есть… так хочу… есть… — шептала кобылица, зажавшаяся в углу. Она едва могла сдерживать себя и последней каплей стала аппетитная спина единорожки. Как только Твайлайт повернулась за банкой с бобами, ослабшая пегаска стремительно вскочила с места, налетев на единорога.

 — Эй, что за?.. — не успев договорить Твайлайт почувствовала, как в ее спину вонзились несколько зубов. Стремительно разрастающаяся боль, заставила кобылку взреветь, пытаясь сбросить с себя вцепившееся в нее тело, но Флатти, будто голодающий хищник только сильнее вгрызалась в мягкую плоть, все глубже проникая в плоть.

Флаттершай повалила подругу на пол и с оглушительным треском вырвала из ее спины кусок мяса, оставив на спине пульсирующее кровью углубление. Вопя от боли, единорог при помощи магии, с силой отбросила напавшую на нее кобылу в дальний стеллаж с книгами, который обвалившись, с оглушительным грохотом повалился на Флаттершай и судя по характерному хрусту, сломал ей несколько костей. В комнате воцарилась тишина, которая вскоре нарушилась громким чавканием из-под стопки книг. Пегаска с удовольствием пожирала оторванный кусок плоти, желая отведать больше. Гораздо больше.

 — Флатти! Какого сена ты делаешь?! — кричала на погребенную под стеллаж пегаску раненная кобылка. Ответа Твайли так и не дождалась, но как только чавкающие звуки стихли, под книгами, было заметно, как движется тяжелый шкаф. Вскоре движения сменились глухими ударами, которые проламывали деревянную стенку, вводя единорога в ступор. Нападать или защищаться? Схватить пегаса, пытаясь вразумить силой или попробовать отговорить? На эти вопросы не было ответа, Твайлайт попросту не знала, что ей делать, но вот пегаска абсолютно точно знала, чего хотела. Сломав стенку стеллажа, кобылка стремительно растворилась в полумраке библиотеки, взлетев под самый потолок. Фиолетовая кобылка, произнесла заклинание, чтобы осветить комнату и в тот миг, как яркая сфера осветила весь домик, сверху на единорога спикировало желтое пятно. Животная ярость, с которой пегаска разрывала тело подруги, ужасала, она вгрызалась ей то в шею, то в лицо, оставляя глубокие следы зубов. С каждым укусом Твайлайт слабела, она пыталась вновь схватить Флатти магией и отшвырнуть от себя, но нанесенные ей увечья, с каждым разом оставляли ей все меньше шансов произнести даже самое слабое.

 — Флатти, прошу не надо! — кобылка, едва способная говорить, все еще пыталась отмахиваться копытами, стараясь бить по морде нападавшей, но та, будто вовсе не чувствуя боли, продолжла рвать на куски все еще живую пони.

Громкие крики наполнили всю библиотеку, неутолимый голод Флаттершай, заставлял ее разрывать лавандовое тело, не оставляя ни единого целого места. Мясо было очень вкусным, но пегаска решила, что пришло время для главного блюда. Мошными рывками челюстей, Флатти срывала плоть и мясо с живота единорожки, обнажая ее внутренности. Последним, что видела пока еще живая Твайлайт, были выгрызаемые органы из ее разорванного брюха. Мгновение спустя из-за шока, фиолетовая единорожка умерла в страшных мучениях, а пегаска же продолжила свое пиршество, поедая внутренности из живота, будто из корыта для поросят. Следуя зову голода, Флаттершай наполняла свой желудок, который будто сжигал все, что она съедала, потому что он не наполнялся. Его невозможно было наполнить. Желтая пони, почти полностью окрасив свою шерстку в кровавый цвет, продолжала поедать труп единорожки до тех пор, пока краем уха не услышала скрип входной двери.

Спайк вернулся домой, после представления в Кантерлоте, нечаянно став свидетелем монструозной картины. Простояв не более секунды, он мгновенно понял, что происходит и с криком побежал в город, пытаясь позвать на помощь. Пегаска, заметив бегущего дракона, направилась за ним, но из-за пары сломанных ребер, не могла бежать также быстро, как маленький дракон. Поднимая на уши весь Понивилль, Спайк продолжал бежать в сторону участка пониции и оказавшись перед запертой дверью, колотил ее, что есть сил.

 — Помогите! Помогите! — Кричал дракончик, видя, как окровавленная фигура, скрипя зубами, ковыляет в его сторону.

Вышедшие из своих домиков пони, ужаснулись тому, как выглядит тихоня Флаттершай, глаза которой были налиты яростью. Никто не осмелился привлекать ее внимание, чтобы не попасть под удар и глядя, как кроваво-желтая фигура, все ближе подбирается к участку, многие вернулись в свои дома, закрывая окна и двери, чтобы не видеть того ужаса, какой может случиться. К счастью двери открылись, и оттуда вышел жеребец в форме, сразу же увидевший надвигающуюся фигуру.

 — Мэм, сейчас очень поздно, в городе объявлен комендантский час, уходите домой — жеребец, старался заставить кобылку уйти при помощи слов, но видя, что это не помогает, он подошел к кобыле, заметив, что она вся испачкана в красной жидкости. Поницейский тут же подозвал на подмогу еще троих пони, которые схватили ужасно выглядящую Флаттершай и с силой увели ее внутрь помещения, посадив за решетку. К утру, по вызову пониции, в участок прибыл врач. Жеребец в халате внимательно осмотрел кобылу, которая пыталась вырваться наружу, вгрызаясь в стальные прутья, пытясь их прокусить, но добилась она лишь оглушительного лязга и пары сломанных зубов.

 — Давно она себя ведет так агрессивно? — доктор, поправив копытом круглое пенсне, что-то писал в свой блокнот, изредка глядя на беснующуюся Флаттершай.

 — Пару часов назад, она преследовала маленького дракона, мы схватили ее около участка и держали здесь до вашего прихода. Дракон говорил, что она разорвала на куски свою подругу, есть какие-нибудь предположения, что с пегаской?

 — Полагаю это как-то связано с раной на ее копыте, можно предположить, что у нее инфекция, но на бешенство это не похоже. Я пришлю к вам бригаду санитаров, мы увезем ее в клинику, чтобы разобраться с ее агрессией.

 — Как скажете, мы будем держать ее здесь до вашего следующего визита. Надеюсь, прутья клетки выдержат, эта умолишенная пыталась съесть скамейку в камере, мы едва смогли отобрать ее у кобылы. — глядя на беснующуюся фигуру произнес поницейский.

 — Просто ожидайте. — сказал уходящий жеребец в халате, забрав свои записи.

На следующий день, обезумевшую кобылку поместили в клинику для душевнобольных, надев на нее смирительную рубашку и намордник, чтобы она никому более не навредила. Для большей безопасности пегаску оставили в одиночной камере с мягкими стенами, где она вряд ли будет способна нанести себе какой-либо вред. Тем временем, по просьбе ее лечащего врача, в клинику был приглашен эксперт по работе с экзотическими животными. Изучив укус, стало ясно, что безумие вызвано именно укусом параспрайта. Идя по длинному коридору, жеребцы обменивались предложениями, как можно помочь пегаске, вернуться в ясный рассудок, назвав эту болезнь принципом параспрайта. Жеребец в элегантном костюме назвал этот случай уникальным и перспективным. В случае, если кобылку удастся вылечить, Эквестрия получит универсальную сыворотку от бешенства. Но его плану не суждено было сбыться. Отворив дверь одиночной камеры, эксперта вырвало от увиденного внутри. Посреди комнаты лежало полуобглоданное желтое тело с разорванным намордником. Все конечности пегаски были буквально изорваны до костей ее же зубами. Лежащее в луже крови, тело еще подавало признаки жизни, дергаясь в конвульсиях, брызгая струйками крови из вен, а стены камеры были вымазаны надписями «я голодна», сделанными кровью молодой пегаски.