Колыбельные

О Луне.

Найтмэр Мун

Некромантия для Жеребят

Возмущенный своей неспособностью дать отпор бандитам и ворам, в частности захватившим его родной город Алмазным Псам, молодой единорог, по имени Боун Мэрроу, всеми силами пытается найти свою цель в жизни - кьютимарку - и надеется, что этого будет вполне достаточно, чтобы выдворить незваных гостей из своего дома. Но вскоре он обнаружит, что его особый талант окажется нечто совсем иным, нежели он рассчитывал первоначально.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Иголка с ниткой

Прибежав домой из школы после преследования хулиганами, Всезнайка направилась к себе в комнату, намереваясь хандрить в одиночестве. Малышка попыталась отвлечься от всего, принявшись рисовать плюшевую пони, которую назвала Твайлайт. В попытке ненадолго уйти от реальности, пони решила создать свой собственный мир.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Эпизод 2: Новая надежда

My Little Pony: Friendship is Magic, вторая серия: шестёрка пони отправляется на поиски Элементов Гармонии. Но теперь в космосе!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Офицер в стране чудес

Опасное это дело, боец, в лес ходить. Думаешь самое страшное, что тебя ждёт в походе - это злобная мошкара, мозоли от снаряги и воодушевляющие люли от непосредственного командования? Как бы не так. Ты можешь попасть в такую задницу, что чистка туалетов за потерянный аккумулятор от казённой рации покажется курортом. Всё начнётся с того, что ты найдёшь самую обычную на вид землянку, а дальше... Что? Ты уже слышал эту историю? Не бойся, в этот раз всё будет совсем по другому...

ОС - пони Человеки

Заполярье

Ещё одна история про Ольху и Рябинку.

ОС - пони

The Conversion Bureau: Её последнее достояние

Маглев несёт Мелани Цукер к последнему Бюро. Брать с собой земные вещи нельзя и ей придётся избавиться от всего, что связывало её с человеческой жизнью. Но это проще сказать, чем сделать.

ОС - пони Человеки

Tarot

Победитель конкурса "Эквестрийские истории" Какое-то время данный рассказ оставался эксклюзивом сборника (за исключением нескольких счастливцев, которые успели сцапать его во временно открытом доступе за день до окончания сроков). Но весь первый тираж уже разобран, и, я думаю, было бы неправильно лишать возможности прочесть рассказ тех, кому сборника не досталось. Посему, с сегодняшнего дня рассказ перестает быть эксклюзивом. Надеюсь, никто не в обиде.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун

Дети Ночи

Твайлайт Спаркл была лучшей ученицей самой Принцессы Селестии, выдающимся студентом и давно зарекомендовала себя как одну из самых одарённых единорогов во всей Эквестрии. Ранние годы её обучения были сплошь отняты учёбой и её тягой к знаниям, поэтому Твайлайт в отрочестве была крайне замкнутым и необщительным подростком. Накануне праздника Летнего Солнцестояния она находит одну старинную книгу, в которой говорится про легенду о Найтмэр Мун, что немедленно наводит её на мысль о грозящей катастрофе мирового масштаба. Твайлайт всерьёз обеспокоена этим, но вместо вразумительного ответа и принятия мер, Селестия отсылает свою ученицу в захолустный городок Понивилль, по непонятным причинам избранным на этот раз местом проведения основных событий праздника. Твайлайт поручено проверить подготовку к торжеству, но она считает, что принцесса поступила с ней не справедливо и крайне обеспокоена возможностью мировой катастрофы. Но вскоре она узнает, что правда гораздо страшнее старинных легенд...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Мечта

Кем была юная виолончелистка до Кантерлота? Как жила, о чем мечтала?

Октавия

Автор рисунка: aJVL
Лес за деревьями Гори оно всё!

Игра на выбывание

По мере того как пони углублялись всё дальше и дальше в пугающе молчаливый лес, их всё сильнее и сильнее охватывала нервозность. От их соображения явно не укрылось, что если Флаттершай и вправду сошла с ума, то у них не было ни единого шанса выбраться живыми.


Винил Скрэч начала сомневаться – не совершила ли она огромнейшей ошибки, не взяв Твайлайт Спаркл с собой? Ведь в оригинальной версии их истории Элементом магии была Твайлайт. Вдруг это так и здесь? Вдруг остальные как-то сумеют вызвать свои элементы, а у самой Винил ничего не получится?

С другого бока, мысль о том, чтобы как-то установить дружбу между здешней Твайлайт Спаркл и этой группой пони, совершенно не укладывалась у неё в голове. Она абсолютно не представляла, как это можно было бы устроить.

Значило ли это, что их поход был обречён на провал?


Воспользовавшись всеобщим молчанием, заговорил Соарин:

— Как самоназначенный специалист по поддержанию боевого духа в нашей группе я считаю, что сейчас самое время для хорового пения. Кто из вас знает такую песню:

Я прошу вас, пони, улыбайтесь,

Сердце мне наполнив светом, светом!

*КАБОНГ!*

— Извините, — сказала Пинкамина безо всякого следа раскаяния, поднимая гитару от головы Соарина. — Не знаю, что на меня нашло.

— От…куда эта гитара вообще взялась? — спросил Графит.

Пинкамина непринуждённо махнула гитарой так, что она на секунду скрылась от глаз других пони у неё за телом. Потом розовая пони зашагала дальше, продемонстрировав, что гитара напрочь исчезла.

— А ты правда хочешь знать? — печально задала она встречный вопрос.

Графит энергично замотал головой.

— Это ты правильно, — сказала Пинкамина.

Соарин, получивший довольно лёгкий удар, пару раз потряс головой, чтобы прочистить её, очень нервно взглянул на Пинкамину и решил ничего не говорить.

Винил быстро приблизилась к розовой пони на расстояние обмена шёпотом.

— Вы в порядке? — спросила она. — Вы в последнее время выглядите как-то…

— …неуравновешенно? — закончила вопрос Пинкамина сквозь зубы. — А что вы ожидали, если я теперь знаю, как это всё закончится?

— В каком смысле? — спросила Винил. — Я думала, что вы и так знали.

— Я знала, чем всё кончится, но не знала как, пока мы не побывали в этом доме-дереве. Это Таинственное место, правильно? Им вы воспользуетесь. Вы столкнёте меня в Туннель ужаса Твайлайт, да?

— Что? Я бы ни за что не стала такое делать!

— Разве? — огрызнулась Пинкамина. — Это последний сдвиг, который требуется, последний толчок, чтобы избавиться от того, что стоит между мной и вашей Пинки Пай – моего здравого рассудка. Вы видели, что там в этой дыре? Абстракции и ужасная игра слов воплощены в конкретной реальности! Вершины жестокости и гения бьются не на жизнь, а на смерть! Кошки живут с собаками! Массовая истерия!

— Я не собираюсь сталкивать вас в эту дыру!

Последнюю фразу Винил, возможно, произнесла слишком громко, потому что все пони повернулись в её сторону.

— Не собираюсь! — повторила она. Потом, понизив голос, снова обратилась к спутнице: — И Пинки Пай не сумасшедшая!

— Неужели? — спросила Пинкамина. — Тогда расскажите мне – какая она?

— Она добрая и милая, и она всё время радуется. По профессии она учится пекарному делу, и она в любой момент готова устроить абсолютно невероятную вечеринку. Она очень любит музыку и очень проницательная.

— Вы описываете мне незнакомку, — сказала Пинкамина. — Чтобы у нас с ней было что-то общее – совершенно невозможно. Если только она не лгала вам все эти годы.

— Что вы хотите сказать? — спросила Винил. — Пинки Пай – не лгунья.

Пинкамина отметила, что это утверждение прозвучало слегка неуверенно, и нанесла добивающий удар:

— Но если это она вам сказала, что радуется всё время, то она таки лгунья. Таких пони не бывает. По крайней мере, среди тех, кто в своём уме. Готова поспорить, что если вы заглянете в глубины её души, по-настоящему хорошенько заглянете, то найдёте там меня. Её истинное «я», наконец-то вытащенное на свет. Всё остальное, все эти вечеринки и выпечка – это потому, что она не может справиться с реальностью эмоциональной боли и страдания, которую я терплю постоянно. Что вы на это скажете?

— Я… — вздохнула Винил. — Я скажу, что вы, может быть, и правы. Я лучше большинства других пони знаю, что у нас у всех в природе есть своя тёмная сторона, которую мы не хотим показывать другим. Но я друг Пинки Пай. И я ни за что не стала бы совать нос в такие вещи без её разрешения. Быть другом – значит не только помогать, но и знать, когда не помогать.

Пинкамина задрала нос и отошла.

— Тогда сохраните свою дружбу с Пинки Пай, а меня оставьте быть Пинкаминой Дианой Пай. «Ужасающей» или нет.


Больше никто ни о чём не говорил, пока их отряд не дошёл наконец-то сквозь густые заросли кустов до большой поляны в центре леса. Здесь полог листвы был довольно тонким – он пропускал лунный свет, и через него были видны звёзды.

В центре поляны, на горке сосновых иголок лежала и спала пегаска по имени Флаттершай. Её метка изображала толпу всевозможных животных.

Винил отделилась от группы и подошла к спящей пони. Она стала подготавливать заклинание, и у неё на роге стало постепенно разгораться свечение.

— Флаттершай, — громко объявила она, так, чтобы услышали наблюдавшие за этим животные, — я пришла с заклинанием, которое должно отделить вас от леса. Вы… — опустив взгляд, Винил увидела, что Эплджек схватила её за ногу. — Вы не возражаете? — раздражённо спросила она.

— А не можем ли мы отложить это дело с заклинанием на попозже? — настойчиво спросила Эплджек. Она указала вбок, где животные леса яростно сражались с чудовищным облаком Найтмэр Мун. — А то если вы освободите Флаттершай прямо сейчас, то, может быть, эти зверушки больше не захотят защищать нас от Найтмэр Мун или, может, захотят, но им не будет хватать для этого координации. А если они не смогут нас защищать, то как мы доберёмся до этого Замка двух сестёр? Я понимаю, что рано или поздно дело дойдёт до сражения, но я бы предпочла, чтобы оно было как можно более коротким и эффективным. Как минимум, нельзя ли нам сначала отнести Флаттершай в замок, а уж потом пробовать заклинание, после которого мы останемся совершенно беспомощными?

Винил подняла взгляд на окружавших их животных.

— Вы не будете против? — спросила она.


За несколько минут пони сумели сделать дроги из упавших ветвей и закрепить на них Флаттершай. Дальше они подняли их на плечи и зашагали. На каждом шагу их провожали светящиеся глаза подданных пегаски. Сцена была как из какой-то мрачной сказки.

По мере продвижения борьба с облаком Найтмэр Мун становилась всё яростнее и яростнее. Пони, которые не были заняты тем, что несли Флаттершай, попытались было помочь, но они не смогли бы поучаствовать в сражении, не задев защищавших их животных – настолько близко те сплотились, чтобы уберечь хозяйку от вреда. Винил видела, как атаки Найтмэр Мун сбили с деревьев нескольких животных, и заметила, как одно из них засветилось всем телом от магии Флаттершай, а потом поднялось и снова вступило в драку.

Поднявшись на холм, они наконец увидели Замок двух сестёр.


В полном согласии с историей, которую слышала Винил, от замка остались только развалины. Она переводила взгляд туда-сюда между двумя наиболее сохранившимися частями комплекса. Каменные Элементы гармонии были в зале справа, а финальное противостояние с Найтмэр Мун произошло в зале слева. Раздумывая над тем, что делать дальше, Винил принялась накапливать энергию в роге, готовясь исполнить заклинание для Флаттершай. При этом она осознала, что решение перенести эту церемонию сюда означало, что она будет гораздо слабее, чем ожидала, когда придёт время встретиться с противницей.

Винил Скрэч не спала уже почти целые сутки. Это могло показаться не так уж много для прилежной ученицы, какой была версия её в этом мире, или для любительницы вечеринок, какой она была на самом деле, но вдобавок к этому она ещё несколько часов находилась по действием мощного психотропного заклинания, а теперь ей приходилось постоянно прикладывать усилия, чтобы не смешивать в голове две совершенно различных истории жизни и соответствующие наборы заклинаний. Она не смогла добиться, чтобы хоть одна из её бывших подруг вырвалась из мысленной тюрьмы, из которой ей самой удалось сбежать, и это заставляло её сомневаться в её способностях лидера, которые она и так оценивала не слишком высоко. Ей было холодно, страшно, она устала, но ничего из этого показывать было нельзя. Самое главное – на неё давил груз ответственности из-за того, что она была Твайлайт Спаркл и должна была спасти весь мир при помощи силы дружбы, которой она не так уж и чувствовала.

Поэтому вполне можно понять, что она решила поторопить события и сразу повела группу ко входу в левый зал.


Пони положили Флаттершай у левого из двух входов в остатки замка.

По мере того как росла громкость песни, испускаемой рогом Винил Скрэч, другие пони почувствовали нарастающую потребность сбежать.

Рэйнбоу Дэш дико оглядывалась вокруг несколько секунд, после чего приняла решение.

— За мной! — крикнула она, побежав ко входу в руины. — Расчистим путь для Винил!

Сперва вокруг неё сплотились пегасы, а потом и остальные.


Винил услышала в голове громкий звон колоколов – это Найтмэр Мун пыталась помешать её заклинанию. Она предположила, что это была самая передовая магия тысячу лет назад, но сейчас этот подход был вполне стандартным, и Винил с лёгкостью поставила ему преграду с помощью мысленного усилия.


После того как дозвучала последняя нота, метка Флаттершай постепенно исчезла.

— Что… что случилось? — тихо спросила пегаска, пытаясь подняться на ноги.

— Я уверена, что воспоминания к вам скоро вернутся, мисс, — сказала Винил, настойчиво подталкивая её к двери. — Нам нужно вернуть в Эквестрию дневной свет.

— Ой, да, — сказала Флаттершай, вспомнив.

После этого направлять её в нужную сторону было немного легче.


Путь по лестнице на второй этаж был лёгким. Слишком лёгким.

— Уф, — простонала Эплджек. — Вот наверняка же это окажется ловушкой.


Несмотря на их довольно тяжёлое положение, Винил улыбнулась, услышав знакомую фразу.


— Всепони, — сказала Винил, догнав остальных, — познакомьтесь с Флаттершай. Флаттершай, познакомьтесь с Эплджек, Графитом, Большим Маком, императрицей Рэйнбоу Дэш, Соарином, Рэрити, Пинкаминой и четырьмя стражниками – простите, я не знаю, как вас зовут.

— О, — очень тихо сказала Флаттершай. — Вас… так много. Я… я надеюсь, что мои животные никого из вас не ранили, когда пытались помочь мне. Они иногда немного увлекаются.


На этом Винил решила, что Флаттершай можно надёжно перенести в категорию «излечившихся», хотя пока что она и проявляла никаких признаков того, что к ней вернулись её настоящие воспоминания. Рэрити, если её эпизод в хижине Твайлайт не был просто случайностью, тоже вроде бы была готова стать своим Элементом. Оставались Рэйнбоу Дэш – «уже близко» и Эплджек с Пинкаминой – «в процессе работы».


Когда шагающие впереди пони достигли дверей наверху лестницы, Винил прокашлялась, чтобы привлечь их внимание.

— Пони, — сказала она так тихо, как только могла, — вы мне доверяете?

Остальные пони кивнули.

— А я доверяю вам, даже свою жизнь. Вы доверяете друг другу?

Остальные отреагировали на этот вопрос с недоумением. Они посмотрели друг на друга, как будто впервые встретились.

— Не вижу, какую бы роль это играло, — сказала Эплджек.

— Играет, — ответила Винил. — От этого зависит всё! Вы доверяете друг другу?

— Ээ… конечно! — сказала Эплджек.

Остальные к ней быстро присоединились.


Винил отчаянно пыталась убедить себя, что они это искренне.


Кивнув себе, Винил прошла мимо других и уверенно открыла дверь.


Перед ними простиралось длинное помещение – вероятно, тронный зал. Пол был усыпан десятками свитков. Некоторые из них были скручены, а другие – смяты или даже потоптаны копытами. Все они выглядели недавним добавлением к обстановке зала. В противоположном конце комнаты, как и ожидалось, стоял трон, и на нём развалилась Найтмэр Мун с короной Рэйнбоу Дэш на голове. Выглядела она довольно устрашающе – просто поразительно, чего можно добиться с помощью нужного освещения и ветродува.

— А ну отдай! — крикнула Рэйнбоу Дэш и попыталась метнуться через зал и схватиться с аликорном.

Предвидевшая это Эплджек сумела схватить её зубами за хвост и вынудить опуститься на пол.

— Мы будем делать это или вместе, или никак, императрица, — сказала она с набитым волосами ртом.

— Приветствую вас, претенденты! — прогремел голос Найтмэр Мун. — Я вижу, что вас больше, чем требующиеся шесть носителей Элементов гармонии, но вам кое-чего не хватает. Не забыли ли бы захватить оборудование для этой небольшой игры?

Часть облачной гривы аликорна превратилась в волшебное окно, изображающее сцену в другой части замка. Был виден пьедестал, на котором находились каменные элементы, но сами камни были собраны в круг. Задними копытами на них стояли пять самых крупных земных пони в Понивилле.

— Давайте! — крикнула Найтмэр Мун, прежде чем кто-нибудь из наблюдавших за этим пони успел среагировать. Пять пар копыт быстро поднялись и опустились, и камни рассыпались в крошки.

Все пони, кроме одной, ахнули. Винил улыбалась. Возможно, она не выдержала потрясения от увиденного.


Винил улыбалась, потому что знала, что каменные Элементы были в этой истории тупиком. «Если не считать драгоценностей, которые образовались из них после речи Твайлайт Спаркл о дружбе», — ехидно известил Винил голос её внутренней Критикессы.

Винил Скрэч побледнела. Она всё испортила. Она всё по-крупному испортила.


— Жеребята! — злорадно воскликнула аликорн. — Думали, вы сможете победить меня? Теперь вы никогда не увидите свою принцессу и своё солнце! Ночь будет длиться вечно!

— Вы ошибаетесь! — заявила Винил.


…изо всех сил стараясь излучать уверенность в себе, которую она быстро теряла.

«С чего ты вообще решила, что из тебя выйдет хотя бы десятая часть того лидера, каким была Твайлайт Спаркл?» — вопрошала Критикесса.


— Элементы гармонии нельзя уничтожить так просто! — заставила себя сказать Винил. — Более того, Элементы гармонии находятся прямо здесь! Испытания, которые вы нам послали, открыли истину!

— Какие испытания? — спросила Найтмэр Мун, опёршись подбородком на копыто.


«Не было никаких испытаний, дура! — заявила Критикесса. — Животные Флаттершай защищали вас всю дорогу! А без испытаний Элементы ни за что не осознали бы свою истинную природу».

Винил решила не обращать внимания на этот голос и двигаться дальше. «Для разнообразия воспользуйся своим упрямством для чего-нибудь хорошего», — сказала она себе.


— В смысле… опыт этого совместного похода, — не отступалась Винил. Она решила двигаться в своём перечислении от наиболее ясных случаев к наименее ясным, надеясь проскочить их с разгона. — Рэрити, которая была готова помочь Твайлайт Спаркл, несмотря на её преступление, представляет Элемент Щедрости!

Ей пришлось оглянуться, чтобы убедиться, что Рэрити была поблизости. Та, похоже, была слишком поглощена жалостью к себе, чтобы замечать, что происходит вокруг.

— Но она же не дала Твайлайт ничего материального, — заметила Пинкамина. — Я не думаю, что можно быть щедрой, ничего не отдав. Может быть, она вместо этого Элемент Доброты?

— Пинки! — прошипела Винил.

— Не зовите меня!.. — начала Пинкамина.

— Извините, — сказала Винил. — Просто эта реплика была очень в духе Пинки.

— Не обращайте на меня внимания, я подожду, — с сарказмом вставила Найтмэр Мун из дальнего конца комнаты. — Это же не ситуация жизни и смерти. Хотя вообще-то… это она и есть. И вклад Рэрити не подходит ни под Щедрость, ни под Доброту.

— Почему это? — спросила Винил.

— Вы сказали, что она предложила помочь этой вашей Твайлайт Спаркл. Приняла ли она её помощь?

— …нет.

— Не годится! Следующая!

Винил повернулась к жёлтой пегаске.

— Вы уж точно не можете отрицать, что Флаттершай, которая заботилась только о том, чтобы лес был в безопасности, невзирая на последствия, представляет Элемент Доброты!

— Вообще-то, — заговорила Флаттершай, — я думала совсем не об этом. Животным казалось, что я с ними слишком нянчусь, и они решили скинуть меня на следующую же пони, которой хватит храбрости выйти против них.

От такой новости Рэйнбоу Дэш тяжело осела на пол и смотрела на подругу со слезами на глазах.


Винил сделала вид, что не слышала ни этих слов, ни смеющегося над ней голоса Критикессы.


— Рэрити, — дрожащим голосом продолжала Винил.

— Опять она? — спросила Найтмэр Мун с кривой улыбкой.

— Да! — к голосу Винил примешался писк, совершенно лишний в такой момент. — Рэрити, которая отказалась от своих грёз, чтобы спасти город, представляет Элемент Щедрости!

Найтмэр Мун засмеялась.

— Скорее, она отказалась от своих грёз, чтобы погубить город. Но хорошо, это я вам засчитаю.

Винил двинулась дальше:

— Рэйнбоу Дэш, которая сплотила своё племя в могучее государство и, ээ, отправилась в опасный лес, чтобы спасти друга, представляет Элемент Верности!

Она испытала мимолётную гордость за то, что в этот раз сумела использовать две причины.

— Вы бы уже определились, — небрежно сказала Найтмэр Мун. — В лесу безопасно, и он служит аргументом в пользу Доброты, или там опасно, и он служит аргументом в пользу Верности?

Рэйнбоу Дэш, подбежавшая тем временем к Флаттершай, горько плакала.

— Я же совсем бросила тебя на десять лет! — провопила она. — Я самая неверная пони в мире!


«Муа-ха-ха-ха-ха!» — расхохоталась Критикесса.


— Эм… — сказала Винил.

— Думаете, сто́ит продолжать? — почти сочувственно спросила Найтмэр Мун.

— Ну… да! — заявила Винил. — Элемент Смеха – это Пинкамина, потому что… потому что… многое из того, что она делает, вызывает у нас смех!

— …над ней, — пробормотала Эплджек себе под нос.

— И Эплджек! — прерывающимся голосом произнесла Винил. — Эплджек – это Элемент… Элемент…

— Знаете, — с сарказмом предложила Эплджек, — у меня есть таблетки из чистого яблочного экстракта, которые быстро решат ваши проблемы с красноречием! Вам всего лишь нужно послать корпорации «Эпл» три небольших месячных платежа по 59 монет, и сразу после третьего платежа флакон будет ваш! На него распространяется 30-дневная гарантия! В течение тридцати дней после первого платежа, разумеется, а после этого деньги не возвращаются.

— …Я НЕ МОГУ ЭТО ДОГОВОРИТЬ! — вскричала Винил.

— И… закончили, — провозгласила Найтмэр Мун. — Н-да… это было ужасно. По-настоящему, всерьёз ужасно. Как будто вы, пони, последнюю тысячу лет были заняты тем, что скрещивались с обезьянами, или чем-то в этом духе, — она поднялась. — Как вы наверняка понимаете, второй попытки я вам дать не могу – вдруг вам до нелепости повезёт и вы придумаете что-нибудь действующее. Время для вашей награды, пони. Время для вашей вечной наг…

На этих словах на неё нашёл тяжёлый приступ кашля, закончившийся тем, что она выплюнула свиток, а потом раздражённо крикнула:

— Хватит! Армия Тьмы, УНИЧТОЖЬТЕ ИХ!

Из темноты над троном появился десяток пегасов, чьи заострённые копыта были нацелены в головы Винил и компании.

— Хвост дрожит? Колено щиплет? — спросили Пинкамина у Винил. — Это ещё что должно…

В этот момент её оттолкнул в сторону Большой Мак, и его жёстко свалил на землю пегас.

Секунду спустя распахнулась дверь позади их группы, впуская поток земных пони и единорогов, которые все до единого яростно кричали.

У Пинкамины сложилось левое ухо, и она, не глядя, тут же повернулась и лягнула в ту сторону, сбив нападавшего на землю.

— Другое дело! — крикнула она. — Вот эта способность мне пригодится!


За тем, что происходило в следующие несколько минут, невозможно было уследить. Пони сражались – и один на один, и массово. Многие вражеские пони были выведены из строя, но и три из четырёх стражников Рэйнбоу Дэш тоже. Большой Мак продолжал драться, несмотря на разбитую губу, и показал себя с большим отрывом лучшим бойцом вкопытопашную в группе. Следующей за ним оказалась Пинкамина, потому что у неё всё равно что выросли глаза на затылке и потому что она дралась грязно. Тем не менее, и её захватил врасплох единорог, использовавший свой рог как холодное оружие, а не как волшебную палочку. Она оглушила его и продолжала сражаться, но у неё была сильно рассечена кожа над правым глазом, и оттуда текло столько крови, что Пинкамина почти ничего не видела.

На другом конце зала Найтмэр Мун мысленно управляла своими войсками при помощи кивков, взглядов или жестов передней ногой. Большую часть их энергии она направляла против тех, кто отбивался упорнее всего. Как следствие этой логики, дрожавшую Флаттершай и почти что впавшую в кататонию Рэрити никто не трогал.

Концентрацию аликорна всё чаще и чаще нарушал кашель, становившийся источником свитков, обрывков бумаги и даже других маленьких предметов. В конце концов она выкашляла целую книгу, отчего корона упала у неё с головы на пол, разбившись вдребезги. Рэйнбоу Дэш, по счастью, была слишком занята дракой и не заметила.

Королева ночи высоко задрала голову и во весь голос закричала от раздражения. Битва немедленно прекратилась. Под взглядом всех пони магия аликорна подхватила один из свитков и развернула его до конца. Найтмэр Мун несколько секунд смотрела на «адрес отправителя» на свитке, а потом принялась собирать небольшое синее облачко огня вокруг поднятого копыта. Когда огня собралось достаточно, он сгустился в живую фигуру.

— Ну как делишки? — спросил он.

— Спайк! — воскликнула Винил Скрэч.

Дракончик повернул голову.

— О, привет, Винил! — радостно воскликнул он, как будто не замечая картину конфликта вокруг. — Ты поразишься, чего нельзя сделать в этом мире, если иметь чуток силы воли. Кстати, принцесса Селестия – такой гроссмейстер-комбинатор! В смысле, ты знала, что эта вот Чёрная Задавака всего на две пары оснований отличается от принцессы Селестии по драконьему наследному коду? Кто бы мог подумать, а?

— НУ… ВСЁ! — закричала Найтмэр Мун, глаза у которой налились кровью, а вены на шее набухли. — УМРИ!!!

И с этими словами она метнула Спайка в каменную стену тронного зала на сверхзвуковой скорости.

Все отвернулись, но нельзя было не услышать последовавшие за этим омерзительные звуки.

— СПАЙК! — крикнула Винил Скрэч и побежала через зал.

— УМРИ! УМРИ-УМРИ-УМРИ-УМРИ-УМРИ!!! — визжала Найтмэр Мун, пуская заклинание за заклинанием в неподвижный комок на полу.

Пинкамина и Эплджек догнали Винил и потащили её обратно.

— Я должна что-нибудь сделать! — заорала она, отбиваясь от них.

— Сейчас главное остаться в живых, горевать будете позже, — сказала ей Эплджек. — Вот что вы будете делать.

— Отступаем! — приказала Рэйнбоу Дэш. Сейчас был их единственный шанс отойти, пока армия рабов Найтмэр Мун терпеливо ждала, чтобы та закончила уничтожать Спайка.

— Идём же! — настаивала Пинкамина. — Он намеренно это сделал, чтобы спасти нас!

Винил застыла, а потом огляделась вокруг.

— Мне нужны эти свитки. Мы должны забрать их с собой!

При помощи магии она начала быстро собирать их в седельные сумки, отходя при этом к двери.

— Нам же не унеси их все! — возразила Эплджек.

— Тогда в первую очередь берите самые смятые и потоптанные, — ответила Винил. — Чем сильнее они разозлили Найтмэр Мун, тем лучше!

Она бросила последний взгляд вглубь зала, пока подруги вытаскивали её оттуда.

— Прощай, Спайк, — сказала она, давясь слезами.