Опыление

Весь день пошёл на перекосяк из-за того, что Рэрити пригласила тебя к себе. Не то чтобы ты был не рад, наоборот, но есть одна проблема, ты побаиваишься эту властную кобылку.

Тур На Фабрику Радуги

Скуталу досмерти напугана сном, в котором фабрика предстает цехом по извлечению цвета из неугодных пегасов. Отец решает провести экскурсию по фабрике, чтобы показать Скуталу, что фабрика безобидное место. Рекомендуется к прочтению всем, кто пострадал от фанфика "Фабрика радуги".

Рэйнбоу Дэш Скуталу Другие пони

Штиль

“Иногда, дружба может перерасти во что-то большее. Но стоит ли переступать черту?”

Дерпи Хувз Другие пони

Грязная работа

Жить с Эпплами было гораздо приятнее, чем он мог себе представить - конечно, работа была тяжелой, но он полюбил ее. Он зарабатывал прилично битов, получал много здоровой пищи, и его здоровье никогда не было лучше. Почти каждая грань его новой жизни была удивительной, но одна выделялась среди остальных - его лучшая подруга Эпплджек.

Эплджек Человеки

Печать Овиноманта: Тучи над Финсмутом

Городок Финсмут лишь недавно вошёл в состав Эквестрии, буквально появился из ниоткуда, но уже снискал печальную славу. Сможет ли одинокий и усталый ветеран Кровавого Кутёжа на реке Спрейнед Энкл справиться с тем ужасом, что творится там?

ОС - пони

Awake

В пегасьем городе шел редкий снег, но никто не видел его – все улетели в Кантерлот на зимние праздники. Только маленькая Флаттершай осталась сидеть одна в облачном доме, окруженном плотными серыми тучами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Брони и добро

А все ли из нас помнят, чему учит сериал? А если и помнят, то что делают для других?

Человеки

Тысячелетний родственник: Испытание

Что делать, если ты архимаг с уклоном в магию Тьмы, тебе больше тысячи лет, твое имя Сомбра, и тебя попросили провести урок для жеребят? Естественно, наложить заклинание Молчания на самых крикливых, рассказать историю о своей молодости и не забыть про домашнее задание! А, точно, ещё снять заклятье… Аннотация к первой части: Трудно быть учеником некроманта. Сложнее, если ты застрял в деревне, полной жителей, относящихся с презрением к твоему ремеслу. А если к тому же ты ещё и немой…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра Чейнджлинги

Морф (Анон x Королева Кризалис)

если друг оказался вдруг...

Человеки Кризалис

Самообладание

Все мы носим маску под названием самообладание, за которой прячется сердце, кружащееся в быстром вальсе с грешными мыслями и скрытыми чувствами. Принцесса или нет, Селестия не исключение. Каким же образом должны сложиться обстоятельства, чтобы заставить эту маску соскользнуть… или треснуть?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund
Комната Самоищущее копыто

А мы точно ни про кого не забыли?

«С возвращением, Винил Скрэч», — произнёс голос у неё в мыслях.

«DJ Pon-3!» — мысленно ответила она, наконец-то вспомнив, как зовут её альтер эго и ближайшую подругу.

«Сила рок-н-ролла наносит новый удар!» — пошутила ди-джей.

«Стоп, у меня в голове есть лишний голос», — вдруг осознала Винил.

«Собственно, даже и не один, — спокойно известила её Pon-3. — Я просто самая разговорчивая».

Винил навела учёт своим мыслям и поняла, что её подруга говорила правду. Самым могущественным из тех голосов была Критикесса, и она была заперта в маленькой мысленной хижине за мысленным аналогом обитой железом двери. Критикесса наводила страх превыше всех других голосов, потому что любимейшим её занятием было объяснять в неопровержимых подробностях, насколько Винил никуда не годится.

«Я сумасшедшая?» — спросила она в беспокойстве.

«Для тех, кто задаётся этим вопросом, ещё не всё потеряно», — ответила Pon-3.


Когда Винил Скрэч пришла в себя, то оказалось, что она лежит на каменном полу и чешуйчатые ручки обнимают её за шею. Винил вздёрнула голову и огляделась. Её глаза несколько секунд метались туда-сюда в разные стороны, и только после этого стали работать слаженно.

— Это ваше зрение – странная штука! — объявила она.

— У тебя получилось! — воскликнул Спайк и отстранился от неё. — Ты вырвалась из заклинания Рэрити!

После чего он отвернулся, чтобы стереть слёзы, пока она не увидела.

— Ловко, — прокомментировал голос пони.


Голос звучал знакомо, но Винил не вполне могла опознать его.


Винил кое-как поднялась на ноги, но ещё некоторое время неуверенно покачивалась. Спайк шагнул промеж ней и новой пони.

— Винил, это Ужасающая Пинкамина Диана Пай. Она вытащила меня из темницы, а потом спасла тебя от Рэрити. Подожди-ка, ты помнишь, что случилось с тобой, после того как тебя загипнотизировали?

— Я всё помню, — ответила Винил и повернулась к спасительнице. — Вы сегодня спасли куда больше, чем просто две жизни.

Пинкамина выставила вперёд копыто.

— Не стоит благодарности. Хотя… Спайк говорил, что вы планируете исправить изъян в самой структуре реальности?

Винил посмотрела на неё повнимательнее.

— Ээ… собственно…

— Я всю жизнь подозревала то же самое! — с горячностью призналась ей розовая пони. — Однажды я даже попыталась сделать так, чтобы вся вселенная исчезла, – я легла в поле и очень сильно пожелала этого, но, к сожалению, одной моей силы воли на это не хватило!

Винил и Спайк бессознательно сделали шаг назад от явно безумной пони.

— Нет, — поправила её Винил, — я хотела сказать, что так я думала раньше, но теперь, когда ко мне вернулись воспоминания, я полагаю, что меня и шесть моих друзей перенесли в этот мир из другого, во многих отношениях похожего, но в других отличающегося.

Мой разум оказался в теле Винил Скрэч из этого мира, и первое время у меня были только её воспоминания. Мои друзья, наверное, в том же положении. Мне нужно найти их и привести в себя, а тогда мы, может быть, придумаем, как нам вернуться обратно, пока Император драконов не воспользовался нашим отсутствием и не напал снова на Эквестрию.

Спайк жадно слушал всё это, и глаза у него распахивались всё шире и шире.

— А я… тоже из твоих друзей, Винил? — с жаром спросил он.

Винил Скрэч с грустью посмотрела на него.

— Ты мой ближайший друг в этом мире, Спайк, а моём мире есть другой Спайк, который мне тоже в общем-то друг.


Она сделала себе мысленную заметку узнать дракончика получше, когда выпутается из этой заварушки.


— Но тот Спайк не отправился с нами, — закончила она.

— А, — сказал Спайк, выглядевший разочарованным тем, что ему не доведётся поучаствовать в этом выдающемся приключении.

— Но не волнуйся, — добавила Винил, опустившись на колени, чтобы глядеть на Спайка вровень. — Винил, которую ты знаешь, тоже где-то здесь, — она постучала себя по голове копытом, чтобы подчеркнуть свои слова. — И я уверена, что, когда я наконец отправлюсь обратно в свой мир, она вернётся к тебе.

Пинкамина несколько секунд обдумывала эти новости.

— Ну ладно, почему бы и нет? Мне доводилось слышать вещи и постраннее. И кто эти ваши друзья, гостья из другого мира?

Винил поднялась обратно на ноги.

— Рэрити и Эплджек вы уже знаете, и Рэйнбоу Дэш тоже. Так близко к Кантерлоту вы, без сомнения, должны знать, кто такая Твайлайт Спаркл. Остаётся Флаттершай и… у вас случайно нет сестры по имени Пинки?

— Вот уже второй раз как я слышу это прозвище! — фыркнула Пинкамина. — А что касается остальных, то должна сказать, что Император драконов должен вас по-настоящему ненавидеть. Изо всех альтернативных Эквестрий, которые могут существовать, он сумел найти такую, где пять из вас – полные подонки.

— В твоём мире они не такие, да? — спросил Спайк. — Не могу представить, чтобы ты с ними дружила, если бы они были похожими на тех, что здесь.

— Нет, — сказала Винил, — они совсем другие. В моём мире они защитницы Эквестрии и доверенные лица принцесс.

— Принцесс, во множественном числе? — спросила Пинкамина. — А кто вторая?

— О нет! — Винил спохватилась, подбежала к ближайшему окну и посмотрела на предрассветное небо. Не увидев того, чего искала, она метнулась на к противоположной стене склада и попробовала другое окно там. — Я забыла, что время нас поджимает и в этом мире тоже!

— В каком смысле поджимает? — спросила Пинкамина.

— Мы не просто переместились в другое измерение, мы ещё и сдвинулись назад во времени, — объяснила Винил по пути к новому окну. — Если наши истории хотя бы более-менее похожи, то вас вот-вот ожидает самый серьёзный кризис за последнюю тысячу лет! Она исчезла, она исчезла!

Последняя реплика относилась к луне, чей в основном чистый лик висел высоко в небе.

— Или нет?.. — добавила Винил. — Я не подумала посмотреть на луну в этом мире раньше. На ней раньше было лицо?

— Найтмэр Мун! — воскликнул Спайк, забравшийся на стопку ящиков, чтобы лучше видеть. — Ты была права насчёт празднования тысячелетия! То есть старая ты была права, ещё до того, как сюда попала новая. «В самый длинный день тысячного года звёзды помогут ей сбежать, и она принесёт вечную ночь!» Что нам делать?

Пинкамина вдруг села на хвост и засмеялась. Это был совершенно лишённый веселья смех бессмысленного безумия.

— А я вам говорила! — крикнула она. — Говорила, говорила, говорила!

— Хватит! — Винил схватила Пинкамину за плечи и встряхнула. — Я знаю, что в этой истории дальше, и конец у неё счастливый.

— В вашем мире – может и да, — сказала отчаявшаяся Пинкамина, — но если он был счастливым благодаря тем шести пони, которых вы назвали, то мы все обречены.

— Не можем же мы сидеть сложа копыта! — ответила равно отчаявшаяся Винил. — Пойдёмте со мной в ратушу. Прямо сейчас Найтмэр Мун там. Её можно победить, и я знаю как!

Пинкамина вздохнула, но потом в её глазах проступила яростная решимость.

— Ладно. Если уж мы все обречены, то я предпочитаю умереть, глядя своей судьбе в глаза.

Две пони направились к выходу из склада.

— Эй, подождите меня! — окрикнул их Спайк, спускаясь с ящиков.

— Нет, Спайк, — твёрдо сказала Винил, обернувшись к нему. — Там будет по-настоящему опасно, а Спайк из моего мира в этом не участвовал. Не знаю, что бы Твайлайт сделала, если бы ты пострадал.

— Твайлайт? — в совершеннейшем недоумении переспросил Спайк.

— Оставайся здесь, Спайк, — проинструктировала его Винил. — Солнце взойдёт часа через три, и так ты узнаешь, что Найтмэр Мун потерпела поражение. Мой Спайк всё это проспал…


Она замолчала на секунду, улыбаясь способности дракончика проспать что угодно.


— А ты можешь сдерживать истерию в Понивилле, — продолжила Винил, — и, может быть, организовать нам победный парад, когда мы вернёмся. Пообещай мне, что так и сделаешь, Спайк.

— Ладно, обещаю, — со вздохом ответил Спайк. — Но ты тогда пообещай, что попрощаешься со мной, перед тем как отправиться обратно.

— Хорошо, обещаю, — Винил посмотрела на мрачное лицо Пинкамины. — Пойдёмте.

Спайк смотрел из дверей склада, как две пони спешили к центру города.


Он открыл было рот, чтобы пожелать им удачи. Но ничего из того, что он мог сказать, не подходило к серьёзности положения, так что он просто вздохнул.


Пока две пони шагали через Понивилль, они успели обсудить многие из тем, которые Пинкамина со Спайком обсудили до этого, включая ферму камней и отсутствие метки. Винил больше слушала, чем говорила. Она не поделилась никакими историями из своей другой жизни, а Пинкамина, похоже, не была склонна спрашивать.


Всё это время мысли Винил крутились вокруг ситуации, в которой она оказалась.

В мире, из которого она явилась, Винил и Рэрити дружили несколько лет в Понивилле, перед тем как Винил поступила в музыкальную академию в Филлидельфии. До того как она уехала, её знакомство с Эплджек, Рэйнбоу Дэш, Флаттершай и Пинки Пай было самым шапочным, а с Твайлайт Спаркл она впервые повстречалась только в тот день, когда узнала про компакт-диски, которые волшебница пыталась расшифровать.

Вскоре после того, как Винил подружилась с их группой, она узнала, что это они победили Найтмэр Мун. Точнее, Винил услышала об этом и немедленно решила, что они все чокнутые. Было невозможно поверить, что смертные пони сумели победить безумную богиню, и Винил далеко зашла в попытках объяснить себе, как их могли обманом заставить поверить в то, во что они верили. Каждый раз, когда одна из них заговаривала об этой истории, Винил старалась сменить тему.

Но чем больше она узнавала про шестерых подруг, тем более ясным ей становилось, что они всё же говорили правду. А окончательно поверив, Винил не могла наслушаться их рассказов и снова и снова просила каждую из них повторить ту историю. Мысль о том, что шесть пони могли совершить нечто подобное, невероятно вдохновляла её – и в жизни, и в музыкальных сочинениях.

А теперь судьба по какой-то странной прихоти позволила ей прожить эту историю. В роли Твайлайт Спаркл. Это выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой.


Наконец они добрались до центральной площади. Грохочущий голос Найтмэр Мун было слышно ещё до того, как они вошли в ратушу.

— Хорошо, я вам скажу, — сварливо произнёс голос. — Найтмэр Мун. Меня зовут Найтмэр Мун. Казалось бы, пони-нибудь да должна была догадаться. Состояние образования упало до невиданных глубин за последнюю тысячу лет. А теперь мы переходим ко второму пункту повестки дня, мои маленькие пони: зачем я здесь. Я здесь, чтобы исправить вселенскую несправедливость. Я здесь, чтобы вернуть себе то, что мне принадлежит! Я здесь, чтобы преподать вам всем урок раз и навсегда! Запомните этот день, маленькие пони, ибо он – ваш последний. С этого момента ночь будет длиться вечно!

За этим последовал злорадный демонический хохот.

— Ну вот почему они всегда обязательно так делают? — пробормотала Пинкамина под нос, когда они с Винил незамеченными входили в главный зал ратуши.

Винил застыла и уставилась на до невозможности высокую чёрную лошадь, стоявшую на балконе вверху. Фигура была одного роста с принцессой Селестией, а её шерсть была такой тёмной, что поглощала весь свет. Её крылья были раскинуты, бросая вызов собравшейся внизу толпе, а глаза, драконьи глаза с вертикальными зрачками, мерили взглядом пони, которые могли бы осмелиться выступить против неё. Рог был невероятно длинным, а вместо гривы и хвоста плавал густой синий туман, сквозь который были видны звёзды. Казалось даже, что этот туман – на самом деле окно в ночное небо, которое было бы видно позади Найтмэр Мун, если бы стены ратуши не существовали.

Выступившая вперёд мэр выглядела образцом уверенности в себе. Картину нарушали только дрожащие колени стоящей рядом Рэрити.

— Схватить её! — приказала мэр стражникам-единорогам. — Она одна знает, где принцесса!

Под трели флейт сеть магической энергии быстро сплелась между рогами стражников и ударила по Найтмэр Мун с трёх направлений разом. Из рога Найтмэр Мун вытекла густая чернота, которая впитала в себя магию сети, а потом вернулась обратно.

Если магия единорогов проявлялась в этом мире как музыка, то магия Найтмэр Мун была тишиной, которая затягивала в себя любую мелодию.

— Жалкое зрелище! — воскликнула аликорн. — Хотя… степень координации впечатляет.

Она закрыла глаза, и чёрная магия снова растеклась и пронеслась над самыми спинами запаниковавших стражников, всасывая с них «алмазную пыль».

— А вот это очень интересно! — воскликнула Найтмэр Мун.

Рэрити повернулась и попыталась убежать, но Найтмэр Мун поймала её магией и поднесла к себе, чтобы они были лицом к лицу.

— Очень милая идея, — хладнокровно сообщила аликорн. — И я за неё весьма благодарна. Завоёвывать Эквестрию с ней будет куда проще! В прошлый раз мне пришлось идти на самое разное притворство, чтобы собрать войско, но с этим я смогу заставить практически любую пони встать на мою сторону. Только подумайте: всем пони, что осмелятся противостоять мне, придётся сражаться с армией, состоящей из их же братьев и сестёр, родителей и детей, и все они будут готовы умереть, чтобы защитить меня!

Найтмэр Мун магией подняла Рэрити над собой, перевернула вверх ногами и трясла, пока практически вся пыль не высыпалась у той из шерсти на аликорна. Бесконечная чернота Найтмэр Мун полностью поглощала каждую пылинку, так что её внешний вид от этого совсем не изменился, в отличие от Рэрити. После этого Рэрити, больше не представлявшая пользы для тёмной принцессы, была отброшена в угол.

— А теперь… — начала Найтмэр Мун.

Её прервало внезапное прибытие нескольких десятков пегасов, вломившихся через застеклённую крышу. В тот же момент в комнату вошла, уверенно вышагивая, голубая пегаска с ярко-радужными гривой и хвостом. На боку у неё была чёрная туча, источавшая десятки молний, а на голове покоилась огромная сверкающая корона. Гордая пегаска протолкнулась мимо Винил и Пинкамины, а сразу за ней протиснулась команда пегасов с прожектором и ещё одна – с театральным ветродувом.

— Схватить её! — приказала императрица Рэйнбоу Дэш, достигнув середины комнаты. В качественном освещении и с ветром, раздувавшим её гриву, она выглядела невероятно внушительно. — Она одна знает, где принцесса!

— Что, опять? — с сарказмом произнесла аликорн. С театральным зевком она отмахнулась магией от десятка рванувшихся к ней солдат-пегасов и с отвращением воскликнула: — Глупцы!

Через мгновение на том месте, где стояла Найтмэр Мун, оказалась огромное облако ночного неба. Оно растеклось по спинам всех присутствовавших пони, щедро посыпая их пылью. Внезапно около половины всех пони в ратуше, независимо от племени, чихнули как одна и тоже превратились в синие облака, которые влились в основную массу. Вместе с ними в облака превратились и прожектор, ветродув и аляповатая корона у Рэйнбоу Дэш на голове. Образовавшееся огромное облако быстро вытекло через разбитую крышу.

Все выбежали из здания и увидели, как облако направляется к далёкому лесу. Тут к толпе тихо присоединилась Эплджек, которую вся эта катавасия застала посреди побега из города.

— А ну вернись! — воскликнула императрица, погнавшаяся было за облаком. К несчастью, оно совершенно сливалось с ночным небом, и разглядеть, где именно оно проникло в лес, было невозможно.

Рэйнбоу Дэш со вздохом вернулась обратно и приземлилась в центре площади. Побитые стражники-пегасы построились в каре вокруг неё, опустились на землю и низко поклонились. В их рядах повсюду зияли дыры на месте тех, кого забрала Найтмэр Мун.

Из толпы выступил бледно-голубой пегас в синем лётном костюме с радужной отделкой, по цветам совпадавшей с гривой императрицы. Пегас встал сбоку и чуть сзади от Рэйнбоу Дэш, а потом поклонился даже ниже, чем все остальные.

— Ваше возвышеннейшее величество! — воскликнул он.

Рэйнбоу Дэш в ярости оглядывалась вокруг.

— Я и сама собиралась завалиться на этот праздник, чтобы подпортить принцессе образ, но никому не позволено забирать у меня корону и пегасов! Я требую ответов!

— Есть, императрица! — воскликнул пегас в лётном костюме и метнулся в толпу. Через несколько секунд донёсся его голос: — Ээ, императрица?.. Похоже, что все пони в этом городе застыли и не двигаются.

— Что?! — Рэйнбоу Дэш прошла через дыру в своей охране и принялась изучать земную пони с розовой шёрсткой и светлой гривой, стоявшую с вытянутой передней ногой и раскрытым ртом. За ухом у пони торчала лилия. Рэйнбоу Дэш легонько постучала застывшую пони по боку и не получила никакой реакции. Потом она нажала, и пони упала набок, так и не изменив позы. Пегаска от этого расхохоталась и, перебегая от одной пони к другой, принялась сбивать их с ног.

— Шикарно! — пискнула она.

— Неужели императрица – всего-навсего забияка? — требовательно спросил голос.

Это кто сказал! — завопила императрица, оглядываясь вокруг. — Покажись, если не трус!

Пинкамина выступила вперёд из толпы застывших пони.

— Что, Великая и Могущественная Рэйнбоу Дэш явилась, просто чтобы принижать нас, наземных пони? Или она вступит в борьбу за то, чтобы спасти всех нас от вечной ночи?

— Я спасу вас всех от того бардака, в который вы тут впутались, — заявила Рэйнбоу Дэш, — сразу после того, как начищу тебе морду!

Она поднялась на дыбы и попыталась ударить Пинкамину передней ногой, но попала лишь по воздуху. Обернувшись, она увидела, что розовая пони стоит рядом, и попыталась лягнуть её, но у неё опять ничего не вышло.

— Стой смирно и дай мне тебя побить! — закричала она.

— Хватит! — крикнула Эплджек, приняла переданное Графитом ведро с ледяной водой и вылила на них обеих. (В ведре охлаждали шампанское, если кому интересно.)

— Если вам нужны ответы, императрица, — начала Винил Скрэч, шагнув к вымокшей пегаске, — у меня они есть. Вы наблюдали Найтмэр Мун, сестру принцессы Селестии Луну в одержимости. Тысячу лет назад она едва не уничтожила Эквестрию и была заточена на луне. Этим утром заклинание заточения перестало действовать, и Найтмэр Мун в свою очередь заточила принцессу Селестию на солнце и сделала так, чтобы оно не взошло. Единственная сила, которая может остановить её, – это Элементы гармонии. И я знаю, как их добыть.

Рэйнбоу Дэш утомлённо вздохнула

— Соарин, найди мне полотенце, — обратилась она к своему подчинённому в лётном костюме, что тот незамедлительно и исполнил. Вытирая гриву, пегаска заговорила снова: — Знаете, единорог…

— Винил Скрэч.

— …Винил Скрэч, вы мне тут что-то невероятное рассказываете. Мне нужно увидеть доказательства.

— Хорошо, доказательства, которые вам нужны, – в библиотеке, — Винил Скрэч закатила глаза. — То есть во временной штаб-квартире мирового господства Корпорации «Эпл». Если только они не сожгли книги, или что-нибудь в этом духе.

— Вы меня что, за варвара принимаете? — риторически спросила Эплджек, проходя мимо них в сторону дома-дерева и широко размахивая хвостом из стороны в сторону.

Когда она проходила мимо, Винил Скрэч почувствовала короткую боль в затылке. Что вполне совпадало с её мыслями о земной пони.

— Идите за мной, — продолжила Эплджек, — и я приведу вас к любой книге, которая вам нужна.

Это всё я виновата! — донёсся тоскливый голос из ратуши.

— Только этого не хватало! — негромко воскликнула Эплджек. После чего она с поклоном обратилась к императрице: — Ваше возвышеннейшее величество, правильно ли я понимаю, что вы принимаете управление городом в результате коллапса гражданской власти?

— Ну да, похоже, что так, — ответила Рэйнбоу Дэш.

— Тогда не могли бы вы послать ваши силы безопасности арестовать жалкую маленькую единорожку, которая держала весь город в страхе последние пять лет? Как вы могли наблюдать, с её же помощью Найтмэр Мун украла у вас пегасов.

— Ах ты скользкая змея подколодная! — воскликнула Пинкамина. С её гладко свисавшей вниз гривой она мокрая по виду совершенно не отличалась от сухой, а сырость ей, похоже, не мешала. — После того, как твоя ближайшая союзница подвела тебя, и пяти минут не могла подождать перед тем, как вонзить ей нож в спину.

— Её бы тоже неплохо арестовать, — театрально прошептала Эплджек в ухо императрице. — Она чокнутая.

— Селестия нам всем помоги! — сказала себе под нос Винил Скрэч, проходя мимо них всех, чтобы занять место во главе процессии.

Несколько секунд покрутив головой, Рэйнбоу Дэш приняла решение:

— Соарин, вот твоё полотенце. А теперь отправляйся в здание, собери там всех не-пегасов, кто может двигаться, и доставь их туда, куда меня отведут эти двое.

Соарин по-быстрому поклонился и полетел исполнять приказания.