Извещение об отчислении

Твайлайт, спокойно занимающаяся своими делами, получает странное письмо: в нём говорится об её отчислении из Школы для Одарённых Единорогов. Вот только она уже несколько лет как закончила обучение...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Сёстры

Две небольшие истории о Луне, Селестии, моде и теории права. “Зарисовки из жизни, если, конечно, ваша жизнь — безумный королевский торт с корицей”.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Навечно!

Перевод небольшого кроссовера «Моих маленьких пони» и «Досье Дрездена». Пинки Пай вдруг объявляется в квартире частного чародея Гарри Дрездена и… ведёт себя, как обычно. Предварительное знакомство с «Досье Дрездена», в общем-то, не требуется, хотя поможет лучше понять взаимоотношения героев.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Покойся с Хаосом

Как бы существо вроде Дискорда хотело, чтобы его помнили, когда он уйдёт? Ну, если вам интересно, он на самом деле написал завещание. К ничьему удивлению, его содержание причудливо и, мягко говоря, тревожно.

Дискорд

Найт Мер

Скромный ученый единорог влюбляется в принцессу Луну. Но той ли дорогой он пойдет в попытке завоевать любовь богини? События происходят еще до превращения Луны в Найтмермун и изгнания короля Сомбры.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Твайлайт Спаркл

Твайлайт всегда была единорогом, но потом аликорнизировалась, так? И это она победила Найтмер Мун? И Дискорд был каменным и не лез в ее жизнь, пока та не подружилась с пятеркой пони? А если все это было не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун

Метки моря

Меткоискатели, устав от рутинной жизни в Понивилле, отправляются в путешествие, чтобы найти свое призвание и обрести метки.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Пинки и Пай

Странная история Доктора Пинки и Мисс Пай Раздвоение личности и убийства Все самое любимое

Пинки Пай Другие пони

Сноуфлейк

Дети видят окружающий мир совершенно не так, как взрослые. Для них он наполнен теплом, яркими красками, захватывающими открытиями. Но с возрастом дети всё больше понимают, что на самом деле мир — довольно циничное и серое место, где события часто идут не по плану. И как бы ни пыталась Селестия превратить Эквестрию в благодатную страну, где царят дружба и взаимопонимание, за пределами столицы результаты оставались весьма скромными. Добрая и ранимая Сноуфлейк, младший жеребёнок из семьи Стрей, слишком рано столкнулась со «взрослой» реальностью. А невероятное умение кобылки попадать в неприятности на ровном месте постепенно впутывает её в череду опасных приключений.

ОС - пони

Мой напарник – Дерпи-2

Дерпи - напарник детектива

Дерпи Хувз

Автор рисунка: aJVL
А мы точно ни про кого не забыли? Душераздирающая истина

Самоищущее копыто

Эплджек обогнала остальных, чтобы поговорить с Большим Маком, стоявшим возле штаб-квартиры. Вокруг ствола дерева были навалены кучи бумаг с логотипом корпорации «Эпл», а позади Большого Мака что-то дымилось.

Если корпорация разбогатела на незаконном рабском труде жителей Понивилля, то сейчас, когда спасённая представительница принцессы собиралась всё разболтать, было самое подходящее время для «несчастного случая», который бы уничтожил улики.

Пинкамина подошла прямо к Большому Маку, потянулась к нему за спину и сбила на землю факел, а потом быстро затоптала. Она обошла жеребца обратно и, встав перед ним, несколько секунд смотрела ему в глаза, после чего переключила внимание на Эплджек.

— Слишком цивилизованны, чтобы сжигать книги, значит? — спросила Пинкамина и зашла вовнутрь дерева.

Хотя она и пыталась изо всех сил скрыть это, но внутри она дрожала от страха при мысли о дереве, горящем вокруг неё.


В комнатку на верхнем этаже набились Эплджек, Графит, Винил Скрэч, Пинкамина, Рэрити, двое приставленных к ней охранников-пегасов, Соарин, императрица Рэйнбоу Дэш и её огромное самомнение. Большой Мак, которому не хватило места, заглядывал в комнату с лестничной площадки. Всё остальное пространство в комнате занимали сотни, а то и тысячи книг. Изначально они были сложены в высокие стопки, которые с тех пор обрушились. В результате книги и заполняли промежутки между предметами мебели, и покрывали эту мебель, так что использовать её по прямому назначению было невозможно. Если бы пони-нибудь хватило глупости попытаться достать хотя бы один из томов, это наверняка вызвало бы дальнейшее обрушение книг, или «книго-оползень».


Теснота сильно напоминала Винил о телепортационной комнате Селестии.


— Я готова увидеть ваше доказательство, мисс Скрэч, — сказала Рэйнбоу Дэш, которая забралась на кровать, чтобы находиться выше всех.

Винил Скрэч оглядела нагромождения книг и свитков. Она заметила, что на лице Пинкамины был написан благоговейный трепет – вполне возможно, что выросшая в глуши розовая пони и не знала, что на свете есть столько книг, сколько было в этой комнате.

— Итак, вещественное доказательство А. Так… как там называлась эта книга… «Предсказания и…» – нет, стоп, это в моём мире, а здесь она… — под конец этой речи Винил уже бормотала под нос.

— Говорите громче! — воскликнула императрица.

— «Песни грядущего»! — в ответ воскликнула Винил. — Она у меня… с собой!

Она достала либретто из седельной сумки и положила на столик в середине комнаты. Винил не заметила, что при этом письмо принцессы выпало из сумки на пол.

— Канцона 42, — прочитала она со страницы, содержащей ноты и текст. Дальше она попыталась спеть: — Луу-уу-ууууунна-аааа-аааааа-яааа…

«Попыталась», потому что канцона 42 была соло для баритона и немного выходила за пределы возможностей Винил. Она перевернула страницу.

— Кооооо-ооо….

— ХВАТИТ ТЯНУТЬ! — закричала Рэйнбоу Дэш.

— Ладно, я перескажу так, — ответила Винил, листая пожелтевшие страницы либретто. — Лунная Кобылица некогда была соперницей принцессы Селестии, но потом та заточила её на луне на тысячу лет. Она была настолько сильна, что даже для этого Селестии потребовались артефакты, известные как «Элементы гармонии».

Соарин склонился над книгой и принялся изучать стихи, листая страницы туда-сюда. Потом он повернулся к императрице и кивнул.

Винил осторожно убрала либретто обратно в сумку и покопалась там в надежде найти и вторую нужную ей книгу. Поиски ничего не дали.

— Что насчёт вещественного доказательства Б? — спросила Эплджек.

Винил вздохнула.

— В этой комнате есть книга про Элементы, я в этом уверена.

Все присутствовавшие стали оглядываться вокруг. Некоторые повернули голову набок, чтобы прочитать названия на перевёрнутых корешках. Но до большей части книг добраться смогли бы разве что альпинисты.

— Тут у тебя проблемы, милая, — сказала Эплджек.

Винил Скрэч на секунду застыла, но потом вдруг расслабилась. Подозрительно небрежным тоном она через плечо обратилась к отвлёкшейся Пинкамине, выставив назад копыто:

— Пинки Пай, ты не могла бы дать мне «Элементы гармонии: Справочное копытоводство»?

— Вот, пожалуйста, — ответила Пинкамина, держа книгу на копыте, и только потом отреагировала: — Так, две вещи. Во-первых, никогда больше не называйте меня этим именем. И во-вторых, что ещё за сумасшедшие способности есть у этой вашей подруги Пинки?!

Оглядываясь вокруг, Пинкамина вдруг поняла, что видит, как перед каждой книгой парят маленькие ярлычки, содержащие её название и возможные применения. Рядом со всеми земными пони и единорогами были информационные таблички с их днями рождения и тем, что они любят, а что не любят. Насколько она догадывалась, единственной причиной, по которой таких табличек не было у пегасов, было то, что они ещё не настолько долго пробыли в Понивилле, чтобы она могла вытащить эту информацию у них из черепов.

— Нет! — воскликнула Пинкамина и, мотнув головой, стукнула ею о стоящую рядом колонну. Когда её зрение прояснилось, она кивнула, больше ничего такого не видя. — Вот, другое дело.

— О, я тоже хочу попробовать! — воскликнула Рэйнбоу Дэш и спрыгнула с кровати к Пинкамине. — Пинки Пай, ты не могла бы найти мне «Большой справочник по разуму пони»?

— Вот, пожалуйста, — автоматически сказала Пинкамина и вытаращилась на книгу, которую взяла у неё императрица.

— Класс! — сказала Рэйнбоу Дэш, которая положила книгу на стол и принялась её листать. — Сейчас я посмотрю, какой именно у тебя сдвиг по фазе!

— Ах так?! — воскликнула Пинкамина и приказала себе: — Пинки Пай, ты-не-могла-бы-найти-мне «Книгу мысленной магии не-единорогов» Бигби?

Произнося эти слова, она смотрела на своё левое переднее копыто. Оно расплылось на мгновение – так быстро, что это было почти незаметно, – и снова сфокусировалось, причём теперь на нём лежала книга. Пинкамина вскрикнула от неожиданности и едва не уронила том. Она не была уверена, но ей показалось, что на долю секунды её нога вытянулась куда сильнее, чем должно было быть физически возможно. Потряся головой, чтобы прийти в себя, Пинкамина с грохотом швырнула книгу на стол и стала искать в ней, что бы такого плохого сделать с императрицей.

Винил резко вырвала магией обе книги у читательниц.

— Дамы, дамы! — умоляюще воскликнула она. — Мы здесь за Элементами. Помните?

— Ладно! — хором сказали розовая и голубая пони.

Винил глянула на лежащее перед ней открытое копытоводство, чтобы убедиться, что там говорится именно то, что она помнила, и зачитала по памяти:

— Есть шесть Элементов Гармонии, но только пять известны: Доброта, Смех, Щедрость, Честность и Верность. Шестой остаётся загадкой. Здесь сказано, что последнее место, где видели пять элементов, – это древний замок сестёр-принцесс.

— Но это же в лесу Флаттершай! — воскликнула Рэрити.

— Именно так, — ответила Винил, после чего запоздало среагировала: — Подождите-ка, в лесу Флаттершай?

Раньше он назывался Вечнодиким лесом, — сказала Эплджек, — до того дня как…

— Дайте угадаю, — перебила её Винил, устало прижав копыто к глазам. — Это было в день Небесного раскола, правильно?

Эплджек удивлённо моргнула.

— Вообще-то да, тогда это и было.

Пинкамина заметила, что Рэйнбоу Дэш пристыженно отвернула голову от этого обсуждения.

Винил Скрэч оглядела комнату.

— Я отправляюсь в этот лес, чтобы раздобыть Элементы, все шесть.

Рэйнбоу Дэш посмотрела ей в глаза, после чего встала рядом с ней.

— Я тоже, — уверенно заявила она.

Пинкамина глубоко вздохнула, взглянула мельком на своё «самоищущее копыто» и присоединилась к ним двум.

— И я, — тихо сказала она.

— Вам всё ещё обязательно ходить в маске? — спросила Винил, оглядев её.

— И правда, — ответила Пинкамина. — «Моя задача выполнена» и всё такое. Ну. была не была…

Она сняла маску, на что не последовало совершенно никакой реакции со стороны других пони.

— М-да… вышло как-то разочаровывающе. Конечно, вот была бы моя личность настоящей тайной, тогда и её раскрытие кое-что бы значило.

Винил переводила взгляд между двумя пони, присоединившимися к поиску.


По сценарию из её мира среди присутствовавших в комнате пони должно было найтись ещё хотя бы два добровольца.


— Что вы на меня так смотрите? — сказала Эплджек в ответ на ядовитый взгляд Винил. — Я богатая бизнеспони, для физической работы я нанимаю других, — она выразительно закатила глаза. — Ладно, вам, наверное, потребуются и мозги, а не только грубая сила. Так и быть.

Рэйнбоу Дэш переводила взгляд между Винил и последней пони, на которую та смотрела.

— Что вы на неё так смотрите? Она подозревается в преступлении!

— Вы правы, — кивнула Винил. — С этим надо что-то делать.


Во главе компании пони Винил вернулась к ратуше, по дороге заметив Спайка, наблюдавшего за ними с верхнего этажа магазинчика. Вокруг ратуши располагалось несколько единорогов и земных пони, застывших с паническим выражением на лице посреди попытки спастись бегством; внутри здания их было ещё несколько десятков.

Перед входом в ратушу Винил повернулась навстречу Рэрити. Бывшая госпожа Понивилля выглядела ужасно. Её грива свисала на лицо, как швабра, а хвост напоминал грубую фиолетовую верёвку.

— Отпустите их, — приказала Винил. — Я позабочусь, чтобы мы вернулись целыми, но перед тем, как мы отправимся, вы должны отпустить их на случай, если не вернёмся.

Рэрити нервно кивнула и закрыла глаза. Её рог засветился, со всех сторон зазвучала приятная нота, нарастающая в громкости, как если бы все застывшие пони дули в одинаковые флейты. Постепенно, становясь всё громче, нота превратилась в две, отстоящие на октаву, потом в мажорное трезвучие, потом в минорное, потом в малую септиму, потом в уменьшённую септиму. Звук становился всё более и более диссонирующим. Для Винил, студентки музыки, он был почти непереносим, да и Рэрити скрипела зубами. В конце концов звук перешёл в чистый шум, а потом смолк.

Все застывшие пони покачнулись на ногах и упали на землю. Рэрити и сама чуть не упала, когда её рог погас, но успела поймать равновесие. Было слышно, как в ратуше безутешно плакала мэр.

Большинство пони быстро пришли в себя, а остальным помогали стражники Рэйнбоу Дэш, Императрица выступила с речью о том, что готова отставить в сторону разногласия с наземными жителями на время кризиса и предложить им все ресурсы Клаудсдейла для помощи в восстановлении. Чтобы подкрепить слова делом, она послала солдата к себе в столицу.

Земной жеребец бледно-алого цвета заметил Рэрити и двинулся прямиком к ней.

— Ты! — воскликнул он, указывая на неё копытом. — Ты всем нам испортила жизни!

— Я всего лишь пыталась делать как лучше! — умоляющим голосом ответила Рэрити.

— Ты заставила меня бросить мою кобылку! — крикнул жеребец.

— У вас с ней ничего бы не сложилось, я тебя уверяю!

— Но кто дал тебе право?

Другие пони подхватили его вопрос:

— Кто дал тебе право? Кто дал тебе право?!

Рэрити спрятала голову под передними ногами и дрожала.

Жеребец подступил вплотную к ней.

— Что-то нужно делать, — торжественно объявил он.

Другие пони в толпе мрачно кивали друг другу.

Винил Скрэч протиснулась между жеребцом и Рэрити.

— Она отправится с нами, — с вызовом сказала Винил толпе.

— Нас тут больше, чем вас! — крикнул жеребец. — Как вы собираетесь помешать нам устроить ей то, что она заслуживает?

Пони в толпе негромко переговаривались, пытаясь придумать достаточно устрашающее наказание.

Наблюдавшая за противостояние императрица решила не вмешиваться и посмотреть, как эта пони, поставившая себя выше неё, справится с ситуацией.

— Я дам вам выбор! — громко сказала Винил, так, чтобы услышали все. — Вы можете либо «устроить ей то, что она заслуживает», прямо здесь на площади, не имея ни капли законной власти, которой могли бы прикрыться, либо увидеть, как солнце взойдёт завтра утром. Вам решать.

Она отвернулась и пошла прочь.

Самопровозглашённый лидер толпы подозрительно оглядывался.

— Откуда нам знать, что вы приведёте её обратно? — в конце концов спросил он.

— Закуйте её, — сказала Эплджек Рэйнбоу Дэш.

Секунду подумав, императрица кивнула, и пегасы-охранники надели на Рэрити оковы.

Рэрити подняла голову и взглянула в глаза её обвинителям и бывшим жертвам.

— Я вернусь и приму наказание за то, что сделала. В этом я клянусь. Пожалуйста, не трогайте мэра; она понятия не имела, что делала.

С этими словами она повернулась и поплелась из города вслед за удаляющейся группой.