Вознесение

Тьма сгущается над Кантерлотом, когда светлая столица Эквестрии внезапно оказывается сценой, на которой безжалостный пони разыгрывает смертельный спектакль с невинными молодыми кобылками в главных ролях. Полиция терпит неудачу за неудачей, и Селестии ничего не остаётся, кроме как просить помощи у своей лучшей ученицы. Теперь Твайлайт Спаркл предстоит нелёгкий путь к истине, в котором каждый новый шаг грозит обернуться торжеством безумия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Другие пони

Насыщеный день

Обычный выходной превращается для Доктора Хувза и его ассистентки в путешествие сквозь историю Эквестрии.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Ложное восприятие

Эта история повествует о двух близнецах-пегасах, брате и сестре, о их нелегкой жизни в современном альтернативном мире, где все и вся настроены против них.

Другие пони ОС - пони

Виниловая пластинка

Сия история рассказывает о том, как Винил Скрэтч случайно находит некую пластинку для граммофона, которая даёт возможность перемещаться между мирами.

Дерпи Хувз DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия

Пинки не может найти обложку

Она буквально только что была здесь! Куда она могла подеваться? Небольшая юмористическая зарисовка, в которой Пинки — такая Пинки!

Пинки Пай

Неожиданность

Обычная жизнь, обычный день. И вдруг, резко, происходит нечто странное... Что это событие даст главному герою?

Твайлайт Спаркл Человеки

"Комик-труппа, состоящая из шести пони"

"Комик-труппа, состоящая из шести пони" торжественно клянётся, что не станет обижать принцессу Луну глупыми шутками о её тёмном прошлом.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони Старлайт Глиммер Чейнджлинги

Идеология

Спустя столетия воцарения Принцессы Солнцеликой в небесах, Наступит Эпоха Возрождения идей и мыслей в наших головах. То, что забыто было в тьме веков, и царило в те далекие года. Настанет время вечных холодов, ведь их приносят новые идеи нам всегда. И движимые ими толпы ворвутся чтоб царить и изменять, Но прежние владыки горды, не захотят они им уступать. Это будет Эпоха Возрождения, растущей смуты и вражды, Опасных, сладостных видений о добром счастье, без беды.

Другие пони ОС - пони

Take Five

"Не можешь бороться? Возглавь!" Скорее всего, абсолютно все божественные существа следуют этому простому правилу, а что из этого получится? Покажет только время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Жажда

Сраженная горем после смерти дочери, Берри Панч пытается побороть свою страсть к алкоголю.

Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Автор рисунка: Stinkehund
Глава пятая Глава седьмая

Глава шестая

Флаер мягко опустился на то, что когда-то было дорогой, а теперь представляло из себя поросшую жухлой травкой поле, изредка прерываемое клочками асфальта. Дерпи с трудом вытащила из машины сумки передними ногами и зубами, после чего перед ней встала нелёгкая задача — как одной закинуть их на себя. После пары неловких попыток и падений на спину, она плюнула, и просто положила их на землю. Проползя под лямками, пегаска встала, и сумки, наконец, оказались на положенном месте. Сопя, она двинулась в сторону отеля. Уже через пару сотен метров она поняла, что выйти за пару кварталов было не очень хорошей идеей. Слишком трудно топать гружёной, всё же пони не были предназначены для переноски тяжестей. В крайнем случае стоило взять с собой тележку, это сильно бы облегчило задачу.

Пятнадцать утомительных минут спустя, она достигла своей цели, после чего поняла, что самое трудное впереди — поднять груз без лифта на двадцать седьмой этаж. Чуть не упав от такой перспективы, пегаска задумалась. Не найдя другого выхода, Дерпи принялась звать на помощь. В конце концов, для кого она старается? Пусть тоже потрудятся для получения желаемого.

Кричать пришлось всего минуту. После чего из окна высунулась чья-то голова, внимательно осмотрела происходящее, и опять скрылась. Вздохнув с облегчением, пегаска плюхнулась на зад прямо на дороге, скидывая с себя так надоевшие лямки. Пока она ждёт, можно поглазеть по сторонам — всё же тот случай не до конца отбил тягу пони к старому миру, и подобные постапокалиптические пейзажи завораживали.

— Чего кричишь? Не думал, что снова тебя увижу, — вышедший из парадного входа Сэм потрепал по голове сидящую на асфальте пони. — Что в сумках?

— Еда. Она не очень долго храниться будет, так что надо её быстрее пустить в дело, — пегаска уклонилась от его руки. Всё же она не собака, чтобы любой желающий распускал руки и портил причёску, пусть и не слишком изысканную. — Вы сами просили помочь.

— Было дело. Но не думал, что ты на самом деле отважишься. Да ещё и столько притащить с собой, — синтет легко поднял обе сумки, для равновесия взяв по одной в руку. — Поднимешься, или сразу полетишь обратно?

Искушение пойти вместе с человеком и посмотреть на благодарные лица и мордочки было велико. Но Дерпи решила, что потакать своей тщеславности не стоит, а лететь обратно ещё далеко. Отказавшись, та попросила через день примерно в это же время встретить её возле одного из приметных строений неподалёку, чтобы она не надрывалась, таща сумки. Выслушав благодарности от синтета, она попросила передать остальным привет, и поднялась в воздух, слегка постанывая — ныли мышцы спины. Но ничего, через пару минут она разогреется и всё придёт в норму. Путь до дома она может проделать за пару часов очень неспешного полёта. Или же долететь до города, и там сесть на маглев, чтобы самой не махать крыльями.

Фантазии на тему благодарности беглецов нежданному подарку в виде кучи вкусно приготовленной еды скрасили обратную дорогу. Дерпи всё же решила в следующий раз, когда время не будет подгонять, подняться и пообщаться с обитателями отеля. Помогать безликим синтетам и помогать знакомым пони и людям — две разные вещи.


До обеда Макс был занят приготовлениями к празднику Летнего Солнцестояния. Большей частью этот праздник имел значения для пони, которые связывали его со своей принцессой. Люди же хоть и отмечали этот день, но каждая культура делала это по-своему, и значение он имел разное. Но так как клуб ориентировался на брони, то людские вариации праздника не имели никакого значения.

Сильно работу облегчил тот факт, что большинство украшений Макс нагло спёр из самого сериала, просто слегка обработав изображения. Разрешение, полученное от «Хасбро» при оформлении клуба всё ещё действовало. Указав габариты украшений и отправив заказ в небольшую фирму, специализировавшуюся на печати изображений на ткани, он разделался с отделкой помещений. А вот различными закусками пришлось заниматься уже самому — выслушав список необходимых продуктов от Шугар Белль, парень долго просматривал различные варианты, выбирая самый сбалансированный по цене и качеству.

Освободился он только к обеду. Вспомнив, что давно не навещал подопечную единорожку, он прошёл к жилому крылу, и вежливо постучал в нужную дверь. Рэрити была вся в работе — недавно доставленные материалы и швейная машинка использовались вовсю.

— Что скажешь? — пони внимательно смотрела на человека. — Только не пытайся быть самой любезностью, говори как есть.

— Хм. Я не очень разбираюсь в понячьей моде, да и трудно судить по недоделанной работе. Но эскиз мне нравится.

— А? — единорожка бросила взгляд на стол, где лежали выкройки и наброски. — Нет же, я про то, что на мне надето.

Макс внимательно осмотрел Рэрити от хвоста до головы. Та была одета в белую блузку и тёмные брючки. Всё выглядело достаточно строго и, в то же время, красиво.

— Мне нравится. Не жди от меня развёрнутой критики, я совершенно ничего в этом не понимаю. Но выглядит симпатично.

— Спасибо, — на щёчках пони выступил лёгкий румянец. — У меня есть одна просьба. Для того чтобы заинтересовать пони и людей, мне нужно, чтобы они видели мои работы. Ты не мог бы попросить Дерпи прийти на праздник в том платье, что я для неё сошью? Ну, и прийти заранее снять мерки, конечно.

— Конечно, попрошу. Уверен, она не будет против помочь тебе, да ещё и получить красивое платье в довесок, пусть и на один вечер.

— Нет-нет, платье останется ей. Не стоит продавать ношеные вещи. Пусть это будет оплатой за работу моделью.

Рэрити продиктовала новый список материалов, которые потребовались бы для платья, и снова углубилась в работу. Макс ушёл, качая головой — надо научить единорожку заказывать их самой, это не так сложно. А ему же стоит некоторых усилий даже правильно записать названия. Отправив Дерпи сообщение с предложением продемонстрировать результаты работы клубного модельера, Макс по-быстрому разделался со всеми остальными делами, и перешёл к подбору нового жилья. Это было не так просто как казалось на первый взгляд. Квартира должна была быть лучше, чем его нынешняя, не сильно дороже и, желательно, поближе к работе.

Многие из тех вариантов, что устраивали по цене, были просто в ужасном состоянии, или совсем без мебели. Другие же были с сильно завышенной ценой. Спустя два часа просмотра всевозможных предложений, Макс выделил четыре из них, и принялся обзванивать хозяев. Первый не откликнулся, второй был занят на ближайшие два дня, и осмотр устроить ну никак не мог. Зато третий согласился сразу и назначил встречу через час у жилого комплекса. Отпросившись у Пауля, Макс вызвал обычное, наземное такси, и на нём добрался до места за сорок минут. Заодно и проверил, как быстро можно добраться до клуба не на служебном флаере. Учитывая, что уже начинался вечерний час пик, то тест можно было считать успешно пройденным.

Хозяином жилья оказался приятного вида немолодой мужичок, бодрый и располагающий к себе с первой улыбки. Он весьма позитивно расписывал достоинства двухкомнатной квартиры на сороковом этаже. Неплохое состояние, почти новая мебель, наличие бытовой техники и даже балкон! Последнее Макс оценил по достоинству — на балкон пегаске будет куда удобнее приземляться, чем на узенький подоконник в старой квартире. Побродив ещё пятнадцать минут в поисках различных мелких косяков, о которых хозяин предпочёл умолчать, вроде подтекающих кранов или сломанных розеток, он остался доволен. Хотя, конечно, стоило бы сходить посмотреть другие варианты, но воображение Макса уже рисовало сцены жизни именно здесь, да и желание разделаться со всем этим побыстрее сыграло роль, и он согласился. Мужик даже слегка удивился — видимо нечасто попадаются столь сговорчивые клиенты, и они подписали типовой договор аренды. Макс внёс залог и оплатил первые два месяца проживания, после чего с грустью посмотрел на остаток на счету — почти все накопления, что они собрали за полгода, ушли. Хозяин же, довольный, вручил Максу две копии ключей, и удалился, пожелав удачи на новом месте.

Посидев в кресле в одиночестве, наслаждаясь тем ощущением, когда покупаешь что-то новое и значительное, он поднялся и отправился за вещами и пегаской. Возиться с перевозкой даже тех немногих вещей, что они решили взять с собой, было лень. Но делать нечего, не бросать же их там. Да ещё и нужно связаться со старым арендодателем, и расторгнуть договор. Если всё пройдёт хорошо, то он даже получит старый залог, который был хоть и небольшим, но всё же.

Дерпи встретила Макса расспросами о новой квартире. Какая она? Где находится? Там уютно? Перебив серую непоседу, парень сказал, что та скоро сама всё увидит, и оставил бедную пегаску теряться в догадках. Дособирая предметы первой необходимости, вроде зарядных устройств и зубных щёток, которые заранее не упакуешь, Макс вызвал аэротакси — на обычном ехать слишком долго, да и не факт, что в подъехавшую машину бы влезли их пожитки. Типовые же флаеры такси обладали большим, вместительным багажником, позволявшим без особых проблем вывезти их нехитрый скраб. Окинув перед выходом последним взглядом свою берлогу, Макс даже слегка взгрустнул. Много всяких воспоминаний, хороших и не очень, связано с этим местом.

В дороге Дерпи развлекала его рассказом о своих дневных похождениях. И хотя Макс был слегка горд за такую самоотверженность поняши, он испытывал некий дискомфорт от того факта, что она этим занимается. Но поделать с этим ничего было нельзя. Сменив тему на предложение Рэрити, пегаска строила предположения о том, как будет выглядеть платье, описывая его непонятными для Макса терминами. Тот просто согласно кивал, почёсывая Дерпи за ухом.


— Ух ты! — пегаска переступила через порог, и остановилась, разглядывая своё новое жилье. — Тут намного красивее, чем у нас.

— Теперь «тут» и есть «у нас», — Макс протиснулся между дверным косяком и пони, и со вздохом облегчения сгрузил коробки на пол. Весили они немало. — Пойдём, я тебе всё покажу.

Проведя мини-экскурсию и смотря в восторженные глаза пегаски, он подумал, что как это замечательно, что пони умеют радоваться мелочам. Конечно, новая квартира — это не такая уж и мелочь, но и восторг у Дерпи был самым что ни на есть настоящим. Его бывшие подруги были... Несколько более зажравшимися. Во всяком случае, такой реакции от них он никогда не видел, и даже слабо представлял, чем её можно было бы вызвать. Конечно, люди тоже бывают разными, и ему, скорее всего, просто не везло найти подходящего ему человека, но, если честно, Макс был более чем доволен тем, как сейчас складывалась его жизнь, и вряд ли стал что-то менять, даже если бы встретил идеал девушки на свой взгляд.

— А кровать-то какая здоровая! — Дерпи плюхнулась на предмет обсуждения, заходивший волнами. — Ой.

— Не пугайся, серенькая, — парень сел рядом, и обнял пегаску. — Это обычный водяной матрац. Некоторым он нравится больше, чем пружинные.

— Он не лопнет? Не хочу во сне оказаться в воде по самые уши, — пони осторожно потыкала копытом в предмет обсуждения.

— Нет, он из очень прочной резины. Уверен, его даже ножом проткнуть будет проблематично. Но проверять не будем, — Макс усмехнулся, падая на спину и раскидывая руки. Лежать было немного непривычно, но довольно удобно. А тот факт, что вода постоянно подогревалась, добавлял ещё больше комфорта и желания прямо сейчас завалиться спать.

Дерпи всё ещё с опаской забралась на середину кровати, и последовала примеру Макса. Судя по довольной улыбке, появившейся на мордочке, ей тоже понравилось. Но валяться долго было нельзя — нужно заниматься обустройством. Разбор вещей можно отложить на завтра, а вот поход в близлежащий магазин за продуктами — нет.

Макс неторопливо шёл мимо полок, заставленных разнообразными продуктами, бытовыми вещами и просто всякой всячиной, и разглядывал, размышляя, что же им нужно прямо сейчас, а что может и подождать до следующего раза. На пегаску, топающую копытцами по бетонному полу рядом с ним, многие из покупателей откровенно глазели. В подобных магазинах пони нечастые гости — многие вообще редко выходят из дома, да и закупаться в магазинах им обычно нет нужды. Впрочем, Дерпи уже давно привыкла, что она притягивает взгляды людей, причём не всегда заинтересованные. Иногда на неё смотрели со злостью или завистью. Макс объяснил это тем, что не все люди любят пришельцев из иных миров. Другие же просто завидуют, что у кого-то имеются лишние деньги на покупку синтета. Пегаска просто смирилась, и перестала придавать этому большое значение, но внимательно посматривала по сторонам — мало ли, кому что в голову взбредёт.

Набив тележку продуктами и всякой бытовой мелочёвкой, вроде шампуней, полотенец, рулонов туалетной бумаги, и прочими необходимыми вещами, они двинулись на кассу. Дерпи помогала укладывать покупки в пакет, вызвав восторженные взгляды нескольких детишек — как она ловко управляется одними копытами! Подобные случаи всегда заставляли пегаску улыбаться — несмотря на то, что и среди детей попадались избалованные и попросту злые, она их любила, и ей нравилось видеть улыбки на детских лицах.

Покупки домой пришлось тащить в основном Максу. Дерпи же после сегодняшнего утреннего подвига с сумками смогла лишь взять один лёгкий пакет. Держа его зубами, она летела неподалёку от своего друга. Внутри самого жилого комплекса чуть не потерялись — привыкать к длинным коридорам с однообразными дверьми придётся довольно долго, особенно пегаске, которая по большей части предпочитает пользоваться окнами. Разобрав пакеты и на скорую руку поужинав, они легли спать пораньше, утомлённые долгим днём, полным хлопот. Новая кровать с необычным для пони матрасом оказалась замечательным местом для сна, приятно согревая и успокаивая уставшие мышцы.


Дерпи, сняв мерки на платье, оставшееся свободное время зачастую проводила со своими новыми знакомыми в руинах старого мира. Несмотря на то что она сильно им помогала и была предельно дружелюбна, не все из них захотели плотно общаться. Многие просто избегали её, забирая еду и уходя в свои номера. Тандерлейн, один из местных пони, объяснил, что они подавлены после всего случившегося, и видеть счастливого синтета, который живёт в тепле и спокойствии им неприятно. А некоторые просто засранцы сами по себе, и не стоит жалеть о том, что они не хотят идти на контакт.

Чёрный пегас, кстати, оказался одним из самых общительных синтетов в этой группе. Однако, Дерпи казалось, что тот попросту положил на неё глаз. Что ж, надо было делать это ещё в Эквестрии. Тогда она с радостью приняла бы его ухаживания, даже не столько потому, что хотела романтических отношений, сколько потому, что нуждалась в друге. А не теперь, когда она избавилась от своей неуклюжести и раскосых глаз, да ещё и любит совершенно другого. Но высказать ему всё это она не смогла из-за боязни обидеть, да и просто из вежливости.

Тандерлейн в процессе общения поведал ей свою грустную историю, которая, на его взгляд, была не такой уж и грустной. Его купили для малыша, который одно время увлекался мультиком и цветастыми лошадками. Но дети быстро растут, и через год — полтора его интересы сместились в сторону становившихся снова популярных покемонов и боевых турниров. А обладая довольно вспыльчивым характером и не ценившим никого, кроме себя, мальчик в один прекрасный момент просто выгнал пегаса из дома, не дав тому зелёной метки. Так что он вроде как никому не нужен, но и не свободен в то же время. Конечно, можно было бы остаться в Белом городе и попытаться подрабатывать в парках, развлекая людей и надеясь на то, что кто-то кинет монетку в шляпу, но Тандерлейна идея быть чем-то вроде летающего акробата не привлекала. Он отправился посмотреть мир, но многие километры вокруг города представляли собой однообразные руины, в которых даже трава была отвратительна на вкус и вызывала жуткое несварение желудка. Именно так его и нашёл Сэм — ослабшим до такой степени, что не мог стоять на ногах, отравленным и беспомощным. Он выходил его, за что Тандерлейн был ему бесконечно благодарен, и предложил остаться с ними. Учитывая, что фактически пегас был чист перед законом, он выполнял важную миссию — в том редком случае, когда удавалось раздобыть денег, он единственный, кто мог спокойно слетать в Гигаполис и закупиться в магазине. Было и ещё несколько синтетов, не разыскиваемых за побег, но они были слишком тихоходны для этого. Пешком такое расстояние пройти можно было только за пару дней. Да и не всё были такими выносливыми, как Сэм или Гомер, которые умудрялись сходить туда и обратно чуть более, чем за сутки, да ещё и возвращаться, гружёные продуктами, как верблюды в караване.

Несмотря на подозрения Дерпи, ей всё равно было весело в компании земляка, да ещё и пегаса. Иногда они устраивали гонки в небе, в которых, если быть честным, всегда побеждал Тандерлейн, кроме тех случаев, когда он намеренно поддавался. Но что стоит победа в товарищеском соревновании, если вместо неё можно увидеть довольную мордашку запыхавшейся пегаски? Дерпи же, никогда ранее толком не участвовавшая в гонках, получала от них колоссальное удовольствие, даже несмотря на то, что она была далеко не самым быстрым пегасом. Свист ветра в ушах, адреналин в крови, высокое голубое небо и яркое солнце — что может быть прекрасней? Немного расстраивал тот факт, что облака здесь были просто кучей водяного пара, и полежать на них было невозможно. Так приятно было бы подставить пузико солнцу, устало расправив крылья по пушистой поверхности. Но чего нет, того нет.

С другими синтетами Дерпи тоже старалась подружиться, но выходило не очень. С людьми и фуррями у неё практически не было общих тем для общения, а кошкодевочки вообще не разговаривали, а только лишь някали. Пегаска тщетно пыталась понять, что же те хотят ей сказать, но, в конце концов, просто махнула на это крылом. Сэм же оказался не самым интересным собеседником для пегаски — он был через чур серьёзным. И если быть честным, то Дерпи пугал его взгляд. Конечно, она понимала, что это из-за его профессии он привык быть всё время наготове и видеть угрозу даже там, где её нет, но находиться рядом с ним было неуютно. Тигр же был сам по себе достаточно страшным, чтобы у пегаски не появлялось особого желания налаживать с ним контакт. Мало ли, что будет на уме у хищника? Сейчас он добрый и общительный, а потом проголодается, и поминай как звали. Так что Гомера Дерпи старалась избегать, не испытывая судьбу лишний раз. Даже несмотря на то, что местные о нём отзывались только положительно, она всё ещё не забыла ощущение острых зубов на своём загривке и те мысли, что роились в её головке в тот момент.


— Это было нечестно! Ты меня дёрнула за хвост перед самым финишем! — Тандерлейн наигранно возмущался, вися напротив запыхавшейся пегаски.

— Да ладно тебе, — Дерпи хихикнула, прикрывшись копытцем. — Призов тут не выдают, зато весело получилось.

— Кстати, почему бы не придумать какое-нибудь вознаграждение? Поцелуй в щёчку победителю, например.

— Хитры-ы-ый, — серая пегаска развернулась в воздухе на одном крыле, и направилась в сторону отеля. — Кто бы ни победил, ты всё равно в плюсе.

Жеребец улыбнулся, показывая, что говорил это не всерьёз. Он уже давно понял, что ему ничего не обломится с Дитзи, но оставлять свои робкие попытки набиться ей в женихи не хотел. Даже не столько из надежды на успех, сколько просто для самого удовольствия от лёгкого флирта. Дерпи же не знала, как реагировать — с одной стороны, было приятно, что жеребец оказывает ей внимание, а с другой — смущало, что приходится оставлять его чувства без ответа.

— Можно ещё на желания. Проигравший выполняет волю победителя.

— Дружеские соревнования стали слишком скучными? — пегаска вопросительно вздёрнула бровь, поглядывая на своего товарища. — Не знаю, нужно будет продумать все ограничения на такой приз.

— Да азарта мало. Куда приятнее стараться ради награды, а не просто так, — жеребец вздохнул. Дитзи оказалась не промах, и раскусила его замысел с желаниями. — Ну, продумывай пока. Я, может, тоже что-нибудь добавлю. Не хочу выполнять желания «Кричи петухом десять минут».

Переговариваясь, они шли по коридорам заброшенного здания, и уже почти было сошлись во мнении, что с кучей ограничений желания становятся совсем неинтересными, как внимание Дерпи привлекли странные звуки, раздававшиеся из-за одной из дверей.

— Постой. Ты слышишь? — она выразительно навострила уши, пытаясь найти источник звука.

Тандерлейн повторил действия своей подруги, и вскоре они добрались до закрытой двери номера, в котором жила одна из кошкодевочек. Звуки, по мере приближения становившиеся всё яснее, заставили пегаску покраснеть.

— Это то, что я думаю?

— А о чём ты думаешь, пошлячка? — жеребец хитро покосился на и без того смущённую пегаску.

— Дурак! Я в смысле что они там сексом занимаются?

— Ну да. А на что это ещё похоже? Пойдём отсюда, подслушивать нехорошо.

— Я не видела здесь парней с кошачьими ушами, — Дерпи перебирала всех виденных здесь синтетов, но никто не подходил на роль партнёра для кошкодевочек.

— А некам всё равно, с кем... развлекаться. Они не переборчивые. Главное, чтобы был причиндал.

— Ты так говоришь, будто бы они совсем лёгкого поведения, — пегаска почувствовала себя не совсем уютно от подобной темы для разговора. Обсуждать чужие постельные дела было неправильно.

— Им ничего кроме секса и неинтересно, — Тандерлейн усмехнулся, и, глядя на непонимающее выражение мордочки своей собеседницы, пустился в объяснения. — Ну, у них такие потребности. Еда, сон, и постельные игры. Ничего другого они не умеют. Да и не хотят. По первости эти вертихвостки ночи напролёт мяукали, пока до нас не дошло, чего они просят. Сэм говорит, что не все неки такие, но эти предназначались специально для взрослых игр.

— Предназначались? В каком смысле? — Дрепи уставилась на своего собеседника, но тот, треснув себя копытом по голове, резко вернулся к теме желаний за победу в гонках.

Пегаска не стала заострять внимание на этом, но сам вопрос отложился в её голове, и всю дорогу домой, она пыталась понять, что же имел в виду её чернокрылый друг. В каком же это мире могут быть разумные существа, которые интересуются только сексом? Даже говорить не умеют толком. Как их цивилизация вышла из дикости? И что там за разделение труда такое?

Сколько ни пыталась она представить себе такое общество, но концы не сходились с концами. А вот в человеческое объяснение природы синтетов всё укладывалось очень даже хорошо. Однако, как только пегаска задумалась об этом, её мысли тут же переключились на предстоящий праздник летнего солнцестояния, и её дефиле в платье от Рэрити, так что раздумья на глубокие темы были задвинуты в дальний ящик.

Специалист из БРТО мог бы распознать в столь внезапной смене темы работу стоп-скрипта, обеспечивающего веру синтетов-попаданцев в собственную историю. Заставить полностью игнорировать мысли на эту тему было попросту невозможно — это привело бы к крайней неадекватности поведения синтета в ситуациях, где его легенда ставилась бы под сомнение. А вот заставить не воспринимать такие идеи всерьёз, относясь к ним, как к глупости, сказанной неразумным ребёнком, или сделать так, чтобы он быстро терял интерес к подобным теориям и начал размышлять над чем-то другим, были хорошим защитным механизмом.