Тепло семейного счастья

Этот короткий рассказ о пони, который обрел счастье, не смотря на трудности в жизни.

Другие пони

Винил Скретч: Спокойная и Вежливая? / Vinyl Scratch: Polite and Calm?

Октавия возвращается домой и обнаруживает вежливую и добрую Винил Скретч. Она понимает что что-то не так..

DJ PON-3 Октавия

Счастье на троих

Поняши идут на ярмарку и кое кто из них влюбляется.

Пинки Пай

Антрополог

Вы — пони, у которой проблемы с людьми? Или, возможно, человек, у которого проблемы из-за пони? Или, возможно, ваша проблема из-за пони, который знает человека, у которого есть кузен, у которого проблема с продавцом пончиков, и это косвенно касается вас? Есть у вас подобные проблемы или нет, пока в них вовлечён человек, Министерство антропологии готово помочь вам! Присоединитесь к ведущему антропологу, Лире Хартстрингс, пока она помогает людям и пони устаканить свои различия, и вбивает пользу в каждого, кто противится. Она знает о людях даже больше, чем люди знают о себе, и она не боится похвастаться этим, ибо её долг — помочь бедным людям, которые на регулярной основе падают через порталы, и построить мосты меж двух культур! Да пощадит нас Селестия.

Лира Человеки

Твайлайт учит русский / Twilight Learns Russian

Минул год с подписания договора между Землёй и Эквестрией, и культурный обмен проходит как по маслу. Твайлайт Спаркл и её друзья одними из первых побывали среди людей, а теперь все они собираются в замке, чтобы обсудить языковые тонкости иного мира.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Старлайт Глиммер

Эти глупые лошадки

Однажды под Анонимусом заскрипел стул. Прямо в Кантерлотском Дворце. Что делать? Чинить!

Принцесса Селестия Человеки

Собеседование

В поисках пони, способных помогать с её бюрократическими обязанностями, Твайлайт тратит большую часть времени на собеседования с потенциальными кандидатами. Когда ситуация доходит до пренебрежения её друзьями, Рэрити решает взять дело в свои копыта. Под чем она подразумевает попасть на собеседование к Твайлайт и вести себя настолько непрофессионально, насколько возможно.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити

Сказанное мимоходом

Obiter dicta - сказанное мимоходом. Сборник коротких историй, виньеток и удаленных сцен, большей частью происходящих во вселенной Гражданской службы Эквестрии и являющихся либо описанием повседневности, либо комедией. Также содержит конкурсные работы, включая написанные для конкурса FanOfMostEverything "Волевые суверены".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Счастливица

Повесть от лица лейтенанта вооружённых сил Империи, охватывающая небольшой период её жизни.

ОС - пони

Всё очень плохо

Каждый день в одиннадцать часов утра одинокая пони включает радио, чтобы услышать новости. Но все новости умещаются всего в трёх словах.

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава V. Снежная пропасть. Часть 1 Глава VI. Дефибрилляция

Глава V. Снежная пропасть. Часть 2

Спитфайр первой заметила сигнальный огонь и немного подождала, чтобы расшифровать частоту перемигиваний.

— Крэш и Флатфлут что-то уже нашли! — крикнула она в общем направлении Соарина, придерживая копытом лётные очки. Ветер и снег усилились до такой степени, что не было видно и слышно ничего дальше протянутой передней ноги.

— Летим, — приглушённо ответил жеребец и коротко коснулся копытом плеча партнёрши, обозначая своё местоположение. Пегасы синхронно полетели на свет, кружась друг вокруг друга, чтобы хоть как-то справиться с бурей и не быть брошенными в штопор.

— Он идёт оттуда! — долетев до чернеющей пропасти, указала на луч задней ногой огненная пегаска.

Если Рэйнбоу Дэш и Флитфут не повезло при спуске, то Спитфайр и Соарин весили достаточно, чтобы не повторить их судьбу, не говоря уже о более богатом опыте подобных мероприятий, так что их падение было весьма хорошо контролируемым. Но по-прежнему казалось будто бы бесконечным.

— Там дно хотя бы есть? — прижав рот вплотную к уху кобылки, закричал пегас. Теперь, когда озверелый рёв ветра усиливался замкнутыми стенами, разговаривать можно было только так.

— Ну, прожектор же они к чему-то прикрепили! — даже в очках щурясь от непогоды, ответила Спитфайр тем же способом.

Соарин согласно кивнул. Они упорно продолжили опускаться ниже, держась друг за друга и отчаянно балансируя. Становилось всё светлее, что говорило о правильном направлении.

— Пресвятая Матерь Селестии! — заорал вдруг жеребец, резко остановившись и указывая копытом, когда в ущелье стало почти так же светло, как днём, от близости прожектора. — Это что ещё за твари?!

По стенам ползали и скакали странные существа немногим больше пони, словно созданные изо льда, но не испытывающие никакой скованности в движениях из-за столь прочного и несгибаемого материала. Согнутые длинные когти вонзались в холодные каменные стены, и ледяная крошка подхватывалась ветром.

Один из монстров повернул к Спитфайр и Соарину голову, подслеповато щурясь горящими синим глазами. Вслед за ним на пегасов обратила свои взгляды вся стая.

— Не знаю, кто это, — невольно попятившись, ответила огненная кобылка. — Но не похоже, чтобы они были особенно гостеприимны.

— Там Рэйнбоу и Флитфут, — забыв про прозвища, нервно сказал Соарин. — Я даже вижу прожектор. Они где-то поблизости, мы…

— Да, поблизости, — перебила не менее дёргано Спитфайр. — Очень близко, возможно, внутри этих существ. Поздороваться захотелось? Мы в меньшинстве. Нам нужно подкрепление. Даже если вся группа прилетит сюда… этого будет мало.

Увлечённые спором, они не замечали, что дождевые пумы рассредоточиваются по стенам пропасти, окружая Вандерболтов со всех сторон.

— Что, если экспедиторы тоже здесь? — потыкал копытом вниз жеребец, глядя Спитфайр в глаза. — И две лётные команды тоже?

— Хочешь, чтобы мы третьей стали?! — прорычала капитан. — Храбрость и верность долгу — это похвально, но только не когда они перерастают в безрассудство. Помнишь, чему Рэйнбоу Дэш научила нас?

Даже заледеневшее стекло не смогло скрыть того, как блеснули глаза-изумруды.

— Не нас. А только тебя. — И Соарин, изогнув крылья, змеем нырнул вниз. Он игнорировал отчаянно-испуганные крики Спитфайр и не думал о том, бросится она за ним или улетит.

Пегас увидел верёвку посреди пропасти и немало удивился такой находке, но всё же осторожно затормозил. Как только смазанный цилиндр гор перестал отвлекать его, Соарин рассмотрел, что один конец верёвки прикреплён прямо к стене, а другой — к уступу, на котором также зияет отверстие пещеры, подсвеченное изнутри оранжевым цветом. И прямо перед ним было какое-то яростное, ожесточённое движение. «Они здесь, — подумал жеребец, и его сердце пропустило удар. — Абсолютно точно здесь».

Ястребом он влетел в верёвку, приземляясь, и она спружинила под его весом, а затем спружинила второй раз, когда рядом почти грохнулась Спитфайр. Она, не сбавляя скорости, на всех парах летела за партнёром всё это время.

— Совсем с ума сошёл?! — рявкнула пегаска и внезапно замолкла, здорово сбледнув под костюмом. Причиной такого упадка стал грозный протяжный рык, перекрывший её собственный и словно смутивший.

Соарин и Спитфайр обернулись на звук. Одна из заледеневших дождевых пум, рыча с явно голодными интонациями, целилась для прыжка.

Пегасы заорали от страха и бросились врассыпную; ринувшаяся к ним пума, визжа от досады и размахивая когтистыми лапами, кувыркаясь, сорвалась вниз и скоро исчезла во всепоглощающей черноте.

Жеребец фигурой кобры ушёл от новой атаки, но тут снизу в него влетела следующая пума, не тратящая времени на крики и просто замахнувшаяся лапой, чтобы вспороть жертве живот своими когтями, как вдруг её перебила Рэйнбоу Дэш. Соарин затормозил на всём ходу и чуть не переломал крылья, но не мог оторвать глаз от того, как пегаска, мелькая радужной гривой, сначала кувыркается с пумой вниз, а затем мощным ударом задних ног отправляет её вслед за незадачливой прыгуньей, промахнувшейся в первый раз.

— Дэш! — обрадовано закричал жеребец и чуть не забыл, как дышать, когда Рэйнбоу медленно обернулась.

Она тяжело дышала. Задние ноги вплоть до кьютимарки были закованы в ледяной панцирь, неторопливо ползущий выше, к линии талии и крыльям. Тонкие снежные нити опутывали всё её тело, в середине зрачков то загорались, то затухали бледно-голубые искры.

— Пом-мог-ги мн-не-е… — загробным, надломленным и дрожащим голосом провыла пегаска; из её глаз потекли слёзы, вынося вместе с собой невесть откуда бравшиеся кусочки льдинок. Соарин похолодел. Он почти услышал шипение ползущей по гриве седины.

Охота вокруг них не прекращалась; Дэш, от которой исходили осязаемые волны страха и паники, вновь пришлось спасти застывшего в шоке Соарина от очередного выпада. Пумы не бросались на неё, даже когда она бросалась на них. Пегас кое-как вышел из оцепенения и заорал:

— Спитфайр! Улетаем, живо! — и повернулся к испуганной Рэйнбоу. — Ты тоже. Где Флитфут?

— Среди… них… — трясясь и жмурясь, криво обвела копытом пространство вокруг себя пегаска. Пока она говорила, Соарин присматривался к снежным прожилкам и слою льда на её теле. — И… экспедиция… и… команды… они… все… тут!

Мандражное состояние радужногривой явно было вызвано тем, что она сдерживала творящееся с ней превращение: сверхъестественный лёд замирал, судорожно дёргался, пытаясь пробить себе дорогу дальше, и всё-таки добивался своего, ломая сопротивление Рэйнбоу, шерстинка за шерстинкой захватывая её тело.

На этот раз Соарина спасла Сюрпрайз, апперкотом захлопнув раззявленную у его задней ноги ледяную пасть, и следом дала пегасу отрезвляющего пинка:

— Чё застыл?!

— Быстро, — тоном, остудившим сумбурный настрой белой пегаски, скомандовал Соарин, — берём Рэйнбоу Дэш и валим отсюда!

— А остальные? — в неуверенности подлетела к ним Спитфайр. Оглядев беснующихся ледяных тварей, норовящих их убить, она торопливо добавила: — Ну, Рэйнбоу так Рэйнбоу!

Перед её лицом просвистела острая снежинка и вонзилась в каменную стену, начав замораживать место попадания.

— Вот этим! — вибрируя, почти взвыла Дэш. — Этим они превращают… в себе подобных! — пегаска бросила Соарину пару мотков верёвки; их концы были привязаны к её шее. — Помогите… мне!

Огненная пегаска судорожно кивнула и, взяв у жеребца одну из верёвок, полетела вверх. Соарин не замедлил последовать за ней; оставшиеся Вандерболты прикрывали тыл.

— Крэш, по дороге рассказывай, что там произошло, — обеспокоенно обернулась на буксируемую пегаску Спитфайр, — так долго и так подробно, как только можешь!

Группе удалось выбраться из бездонной пропасти, хотя пумы до последнего преследовали их и даже смогли зацепить Рэпидфайра одной из изрыгаемых снежинок. Пегасы смогли дотянуть до Понивилля, прежде чем сдерживать сразу двух обратившихся пум стало невозможно.

Им на выручку пришла Твайлайт, заклинанием усыпив Рэйнбоу Дэш и Рэпидфайра, теперь слабо отличимых друг от друга. Только под сросшимся ледяным панцирем смутно угадывались их расцветки. Когда Принцесса бросилась в дворцовую библиотеку, чтобы найти способ превратить их обратно и заодно подумать, как спасти оставшихся в той пропасти пони, к Вандерболтам прибежали и остальные подруги Рэйнбоу.

— Не думаю, что безопасно держать их прямо здесь, в замке, — сказала Эпплджек; было видно, что она ненавидит себя за свой Элемент. — Заклинание Твайлайт надёжное, но не вечное… кто знает, что будет, когда они проснутся? Я… я ужасно не хочу это говорить, но… не лучше ли будет держать их в клетках, пока она их не изучит?

Флаттершай, обнимающая Рэйнбоу Дэш и сквозь всхлипывания стучащая зубами от холода, могла только кивнуть, прежде чем разрыдаться ещё сильнее. Соарин молча погладил её копытом по плечам, чувствуя невыносимое опустошение.

Предложение Эпплджек было принято, однако ни у кого и нигде не нашлось достаточно больших и прочных клетей, поэтому Твайлайт при помощи магии превратила две из комнат замка в персональные вольеры, заодно вырезав в стенах окна, через которые можно было наблюдать за Рэйнбоу и Рэпидфайром, не рискуя быть съеденным или обращённым.

Но пастельно-жёлтая пегасочка до самого конца не желала отпускать подругу и уходить от неё, даже когда её собственная шерсть покрылась инеем, а Рэйнбоу, просыпаясь, издала недовольное рычание.

— Флаттершай, дорогуша… — тихо выдохнула Рэрити, прижимаясь ближе к стеклу. Она безмолвно просила подругу уйти.

Рэйнбоу открыла глаза, всё ещё затуманенные снотворным заклинанием, и перевела взгляд на обнимающую её пегаску.

— Дэши, — всхлипывая, позвала Флаттершай и, не зная, что ещё сделать, почесала пуму за ухом.

Ответом ей было рычание. А потом Рэйнбоу Дэш бросилась на подругу, явно намереваясь убить, и только телекинез Рэрити спас ей жизнь. Единорожка не поддалась общему оцепенению. Будучи уже наготове, она выдернула Флаттершай из-под жестоко щёлкнувших ледяных челюстей и стремительно вынесла из комнаты, захлопнув дверь в тот момент, когда Рэйнбоу в молниеносном броске ударилась о неё носом и принялась яростно скрестись, ударяясь всем телом в попытках её выломать.

Флаттершай не переставала плакать, прижимаясь к сотрясающейся двери с другой стороны.

— Пошли, Флатти, — тихо позвала Пинки Пай, обняв подругу; её кудрявые волосы распрямились и потускнели. — Это… это больше не наша Дэши.

— Но Твайлайт ведь найдёт заклинание? — проскулила пегасочка, по-жеребячьи размазывая слёзы по лицу.

— Обязательно найдёт, — уверенно кивнула Рэрити.

— Мы надеемся на это, — подтвердила Эпплджек. — Кстати, пойдёмте поможем ей? С друзьями-то дело легче станет.

— Пойдём, — мягко поправила белая фэшионистка, и четверо подруг, поддерживая друг друга, направились в библиотеку.

Вандерболты уже давно разлетелись по домам, чтобы отдохнуть или привлечь свои связи ради спасения партнёров. Но Соарину некуда было идти. Он не хотел никуда идти. Он сидел перед окном, грустно глядя через него в камеру и наблюдая за Рэйнбоу.

Бесноваться обращённая пегаска перестала не скоро. Она ещё долго бросалась на стены, взлетала и таранила потолок, пыталась напасть на наблюдающего за ней Соарина. В такие моменты он отходил к Рэпидфайру и смотрел уже на него: тот просто сидел мордой в угол, сгорбившись и сердито поводя хвостом. В один из таких «визитов» к нему синегривый пегас надолго остался у окна, прижавшись к стеклу лбом и апатично размышляя о чём-то, что даже не задевало его сознания.

В себя жеребца привела тишина. Он встряхнулся и бесшумно поспешил к окну Дэш.

Ледяная пума по-прежнему была внутри. Она свернулась в клубок в самом дальнем конце камеры и теперь спала, обратившись мордой к двери. Соарин вспомнил, как открыто и вальяжно спала пегаска всего за сутки до этого.

— Это не наша Дэши, — тихо подтвердил он, положив копыто на стекло. — Не моя Дэши.