Яблоневый сад

Рэйнбоу Дэш постепенно начинает проявлять интерес к дружбе с Эплджек, а потом дружба перерастает в нечто большее.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Там, где пляшут безумные боги

Зебрахара – самое негостеприимное место во всём мире. Но даже здесь жизнь умудряется цепляться за существование. В крохотном поселении зебр шаман пляшет ужасный ритуальный танец, который высвобождает волну смерти настолько могучую, что та достигает границ Эквестрии и её миролюбивых пони. И когда Селестия посылает Королевскую Армию на помощь смятенному царю зебр, ей и её верным солдатам предстоит первыми столкнуться с истинным ликом безумия. Это истории о Безумном Царе-Боге Д'жалине и Пляске Крови.

Зекора Биг Макинтош Сорен

Спасти мир, любой ценой

Всё начинается с приезда Кристэйл из колледжа в Снежное королевство. Впереди седьмой курс обучения и финальные экзамены. Единорожка и её друзья строят планы на будущее. Но беда не заставляет себя ждать. Неожиданно на территорию Снежного королевства вошли войска Терраники. Айсидора идёт на переговоры с королём Терраники - Сомброй. Как выяснилось, что королевству грозит опасность...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна Зекора ОС - пони Дискорд Король Сомбра Стража Дворца

Fallout:Equestria. Heroes of the past

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступила эра, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе и жадности. Мир был погребен под огнем мегазаклинаний. Живые существа были стерты за считанные секунды. Но всегда есть те, кто вмешивается в процесс. Ошибка Доктора даст Эквестрии одного из многих пони для спасения Пустоши. Или герои прошлого окажутся монстрами куда хуже нынешних ее обитателей? Сможет ли странная дружба возродить Эквестрию, и найдет ли герой ответ на вопрос: кто же он?

Рэйнбоу Дэш Совелий Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Найтмэр Мун

Сгоревшее прошлое

Порой одна книга может быть дороже, чем целая библиотека...

Твайлайт Спаркл

Признание

Признаться в любви так сложно...

Спайк

Fluttershy's Punishment (Наказание Флаттершай)

Когда Адажио спросили на уроке, она посмотрела на Флаттершай, но у той не получилось шёпотом подсказать ответ. От этого Сирены (обычные задиры в этой истории) теперь жаждут отомстить и решают наказать Флаттершай, унижая и мучая стеснительную девушку в раздевалке школы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Кошмар

Что, если бы события тысячелетней давности пошли бы... немного по-другому?

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Опустевшее гнездо

Вчера чета Кейков усадила Пампкин и Паунда на поезд — у них первый год в колледже. Вчера был трудный, неимоверно трудный день. А сегодня будет ещё труднее.

Пинки Пай Мистер Кейк Миссис Кейк

Флиттер

Чейнджлинг, проживший рядом с эквестрийской кобылой большую часть своей жизни, оказывается в самом центре вторжения королевы Кризалис в Кантерлот. Он понятия не имеет, кто она такая, и что надо ее улью, ему просто хочется остаться там, где он есть, и, что важнее, тем, кто он есть. Но заклинание, которое завершило вторжение, чейнджлингов не различает. Маскировка безвозвратно разрушена, и вся Эквестрия охотится на ему подобных. Однако он изо всех сил пытается сохранить свою семью и найти место в мире.

Другие пони Чейнджлинги

Автор рисунка: MurDareik
Глава IV. Дождливый вечер Глава V. Снежная пропасть. Часть 2

Глава V. Снежная пропасть. Часть 1

Когда «Вандерболтс» неслись на крыльях через всю Эквестрию, Рэйнбоу Дэш понимала, почему они не пользуются никаким кортежем: ни один пегас, бэтпони или даже грифон не могут мчаться так быстро, как члены лучшей пилотажной группы страны. Скорости, которую они развили, казалось, не мешали даже седельные сумки со всеми необходимыми для спасения предметами, а также маленькие бочонки с ромом на груди.

— Ты — новенькая, Крэш, так что для тебя повторю особо! — прорычала Флитфут, тыкая пегаске копытом в грудь; она делала это не от злости, а из соображений экономии времени и лучшего усвоения информации. — Ни капли себе в рот. Этот ром — для пострадавших, чтобы не замёрзли и не откинулись от шока!

Вспомнив об этом, радужногривая уверенно кивнула — то ли самой себе, то ли летящей слева и чуть позади партнёрше. Она, подумав немного, ещё чуть-чуть ускорилась, чтобы нагнать Спитфайр и спросить, перекрикивая рёв ветра:

— «Вандерболтс» находились очень далеко от севера, почти у южных границ — почему бы не послать кого-нибудь поближе? «Лайтнинг Спидстерс» из Ванхуфера или, на крайняк…

— Потому, что их уже отправили, — мрачно отозвалась Спитфайр и повернула к Рэйнбоу Дэш голову. — Две пилотажные группы. И их нам придётся спасать тоже.

— Две пилотажные группы, включая «Лайтнинг Спидстерс»? — с редкой грацией спланировал к ним Соарин, сломав клин. — Там точно просто разбушевавшийся снег, а не какие-нибудь ледяные медведи?

— Никто не знает, — нехотя ответила капитан всё с той же хмуростью и громко крикнула, чтобы услышали все: — Работаем в парах! Не разделяться ни в коем случае! Подавать сигнал по малейшему поводу! Мы не знаем, с чем нам придётся столкнуться. Лучше не рисковать понапрасну. Распределяемся! Клипер — со мной, Крэш — с Флатфлут, Слоупок — с…

Рэйнбоу отлетела к Флитфут, немедленно подчиняясь приказу. В лица летунам полетели кусачие хлопья снега. Сейчас на всех были костюмы, к которым публика не привыкла: никаких сине-жёлтых цветов, только видный даже издалека в снежной буре чёрно-красный. О принадлежности к лучшей пилотажной группе сейчас говорили только характерные орнаменты в виде ломаных молний, выполненные светоотражающей серебряной тканью — иначе Вандерболтов в столь агрессивной одежде можно было бы принять за карающий орган власти.

Радужногривая пегаска копытом смахнула снег с лётных очков; холод благодаря магической прослойке костюма не доставлял беспокойства, но непогода оставалась проблемой с точки зрения ясности обзора.

«Вандерболтс» тяжело перевалились за горный хребет.

— Вот здесь, — плавно замедляясь, объявила Спитфайр в тот момент, когда ветер и снежная буря приблизились к тому уровню, на котором у попавших в них жеребят нет шансов выжить, а у неподготовленных взрослых ломаются крылья. — Вот где оборвался сигнал и вот где пропавшие были замечены в последний раз. От предыдущих пилотажных групп вестей не было вообще. Полетели! Помните про систему сигналов!

Рэйнбоу Дэш и Флитфут ринулись в указанную сторону, но их пыл был тут же остужен шквалом ледяных игл и резким порывом ветра, чуть было не отбросившим их назад. Пегаски изо всех сил замахали крыльями, почти перейдя на стиль полёта колибри, чтобы остаться в воздухе.

— Нам нужно снизиться! — закричала радужногривая, невольно прикрывая лицо от острых снежинок копытом.

— Но так мы никого не уви… — возразила Флитфут и вдруг закашлялась.

— Флит… — растерянно посмотрела на партнёршу Рэйнбоу и судорожно подхватила её, когда она, потеряв равновесие и сбившись с ритма, завалилась набок и чуть не была подхвачена бешеным потоком воздуха.

Небесно-голубая пегаска резко ударила по рёбрам Флитфут копытами, обняв её сзади, и посторонний предмет, блеснув в снежном полумраке, вылетел из её горла.

— Живая? — уточнила почти не испуганно Дэш и получила кивок сквозь продолжающийся кашель. — Что это было?

— Не знаю, — сдавленно ответствовала белогривая пегаска. — На ощупь — вроде, лёд, но он бы просто растаял у меня во рту.

Рэйнбоу осторожно ослабила хватку копыт; убедившись, что Флитфут не намерена падать в опасный для жизни штопор, совсем отпустила её.

— Хотя, ты права, — кивнула та, потирая копытом пострадавшее горло. — Лучше снизиться немного.

Пегаски крыло к крылу, заслоняя друг друга от ветра, практически кубарем скатились по воздушному потоку на несколько метров ниже. Рэйнбоу Дэш еле сумела выровняться, а вот Флитфут, закричав раненой сойкой, вдруг полетела дальше, в черноту между горными пиками.

— Стой! — возопила радужногривая и, очертив короткую дугу, ринулась за вдруг ослабевшей партнёршей.

Ветер, снег и град больно били по телу Дэш, выбивая из колеи и в буквальном, и в переносном смысле. Пару раз она приложилась о заледеневшие горные стены, чудом не повредив крылья, но разорвав костюм; тепловая магия начала медленно утекать и испаряться из него.

— Флитфут! — заорала Рэйнбоу беспорядочно крутящемуся и болтающемуся далеко внизу телу, отчаянно, но почти бесполезно в таких условиях ускоряясь. — Сбрось всё с себя, иначе я не смогу тебя догнать!

Ни ответа, ни реакции. «Неужели потеряла сознание?» — мысленно ужаснулась пегаска и потянулась к седельным сумкам. Паника захлестнула Дэш в полной мере: видимо, удар о гору повредил не только костюм, но и ремень или застёжки — она летела с пустой спиной.

Рэйнбоу боялась схлопывать крылья: она их либо сломает, либо не откроет. Полусложив их, чтобы придать себе дополнительного ускорения и попытаться защититься от злобно воющего ветра, пегаска с испуганным стуком зубов падала за так быстро вышедшей из игры партнёршей, уже давно потеряв её из виду.

«Тут вообще есть дно? — крепко стиснув зубы, чтобы её рот не вывернуло наизнанку на такой скорости, подумала радужногривая. Смалодушничав, она попыталась затормозить. Бесполезно. — Но это ведь невозможно! Что происходит?». Рэйнбоу почувствовала себя полностью окружённой безысходностью, роком и смертью.

И тут её чуть не перерубило пополам.

Дэш закричала от боли и следом — от ужаса, но ничего плохого больше не произошло. Пегаска собрлась с духом и осмотрелась. Радужногривая повисла на натянутой посреди пропасти верёвке, инстинктивно вцепившись в неё зубами, копытами, крыльями и даже хвостом. Ветер дико выл и остервенело раскачивал её, но вырвать не мог, к чему бы она там ни крепилась. Но Дэш не собиралась это выяснять: она снова раскрыла крылья и, держась копытами за спасительный канат, чтобы её не унесло, поползла куда придётся.

Рэйнбоу почти ввалилась в невесть откуда взявшуюся пещеру. Внутри свободно гулял сквозняк, почти сносивший с ног, но тут хотя бы не было дискордова снега. Пегаска отряхнулась, выдернула из бочонка на своей шее пробку, нарушив данное партнёрше слово, и жадно сделала несколько глотков. Тепло и дурман разлились по её телу.

Дэш кое-как отдышалась и пошарила тут и там, пытаясь отыскать что-то, чем можно было развести огонь, но бесполезно: было темно, как в бочке. «И чего тут понадобилось этой экспедиции?» — устало подумала пегаска, прислоняясь лбом к ледяной стене и тут же отдёргивая голову — слишком холодно. Она чувствовала себя полностью истощённой, замерзающей, потерянной и одинокой.

Трясясь от ненормального холода, Рэйнбоу свернулась калачиком подальше от входа. «Кто натянул верёвку?» — вдруг громыхнул в её голове вопрос, заставивший вскочить на дрожащие ноги.

— Флитфут? — стуча зубами, позвала радужногривая. — Флитфут!

Она крабьим шагом пошла вглубь пещеры. Ветер, становясь слабее, всё меньше ерошил перья, и, хотя мороз не делался милосерднее, дышать и двигаться становилось легче. Неожиданно Рэйнбоу натолкнулась копытом на что-то мягкое и тепловатое и издала короткий радостный крик.

— Флитфут? — снова окликнула Дэш, чуть не плача от облегчения, и ощупала найденную пони копытами. — Флитфут, это ты натянула верёвку?

Пегаска промычала что-то в ответ, но радужногривая не стала вслушиваться — ей было достаточно того, что партнёрша жива.

— Сейчас, сейчас, подожди, — суетливо нащупывая замок седельной сумки, подбодрила Рэйнбоу. Наконец раздался долгожданный щелчок, и пегаска с энтузиазмом запустила копыта внутрь. Она достала единорожью шашку, ударила об каменный пол — и мгновенно взвился костёр.

Дэш прищурилась, позволяя глазам привыкнуть к свету, и уже быстрее выудила из сумки компактно сложенный плед. Костюм Флитфут не получил повреждений, значит, вполне мог согревать её и так, поэтому Рэйнбоу завернулась в плед сама и стала осматривать полубессознательную партнёршу.

Увиденное повергло пегаску в шок: зубы Флитфут были покрыты не просто коркой, а целым панцирем льда. Язык посинел и окоченел, горло заиндевело. Рэйнбоу Дэш побледнела под шерстью и попыталась влить в заледеневший рот немного рома; он просто остался внутри, в чаше затвердевших от мороза щёк. Радужногривая с пыхтением провела копытами по остальному телу пегаски: нормальное, тёплое, мягкое. Но голова…

— Что с тобой случилось? Это из-за той ледышки? — прошептала пегаска, прижимая партнёршу к своей груди, заворачивая её в плед и придвигаясь ближе к огню. Флитфут не отвечала, безучастно глядя на неё из-под слипшихся острыми иголочками ресниц.

Рэйнбоу Дэш, убедившись, что плед нагрелся от её тела, уступила его белогривой пегаске и тепло укутала.

— Не волнуйся, я сейчас установлю сигнальный прожектор, — сказала Рэйнбоу просто для того, чтобы сказать. Тишина разбавлялась только заунывным воем ветра снаружи; это непреодолимо давило на сознание.

Для экономии времени Дэш осторожно вывалила всё разом из сумок, отыскала прожектор и рысью побежала с ним к выходу. Пегаска постучала по вырезанным рунам, оживляя устройство, в нужном положении прижала всем телом к полу и держала так, пока он утвердительно не щёлкнул, намертво присасываясь к выбранной поверхности, и не загорелся, пронзающим темноту лучом уходя высоко-высоко в небо. По лампам забегала нить, прерывающая сигнал и заставляя его мигать с определённой частотой. Рэйнбоу Дэш, довольно улыбаясь, протёрла копытами глаза и осмотрелась.

Улыбка скатилась с её лица.

На ограждавшие пространство горные стены, слегка покачиваясь от беспощадного ледяного ветра, когтями прикрепилась большая стая странных существ. Рэйнбоу смутно узнала в них дождевых пум, некогда обитавших на территории Кристальной Империи — очень давно, тысячелетия назад, пока пони не пришли туда и не изгнали их. Они ушли в ледяные горы, и все решили, что они вымерли; ударил аномальный мороз, превративший некогда райское место в пустыню, защищаемую только магией новорождённого кристального сердца — и все утвердились в этом мнении.

А они не вымерли. Они… эволюционировали.

Раньше их шерсть не давала им мокнуть; теперь она не даёт им замерзать, потому что гладкой и прочной корочкой смёрзлась сама по себе, запечатав внутри тепло. Раньше их зубы представляли для пони угрозу — что ж, это не изменилось, только теперь их зубы представляют угрозу и для вооружённых пони, превратившись в целый набор кинжалов и сабель в ротовой полости. Раньше их когти давали им быстро и ловко взбираться на деревья; теперь они могут свободно пронзать ими горные склоны, а их крепость и сила не дают этим зверям сорваться. Раньше они не были магическими существами, теперь одна из пум с шипением распахнула пасть и подобно тому, как домашние кошки отрыгивают комки шерсти, выплюнула прямо в Рэйнбоу нечто похожее на искажённую, скомканную снежинку. Она, сверкая в полутьме, легко преодолела гигантское расстояние.

Дэринг Ду в одной из своих книг описывала расу киринов, века назад отделившуюся от пони — полудраконов-полуединорогов, их историю, культуру и диковинное оружие. Эта самая снежинка напомнила Дэш смертоносный сюрикен, маленькую неуловимую звёздочку из металла, от которой крайне сложно увернуться; даже Дэринг не смогла, получив опасное для жизни ранение.

Рэйнбоу вскрикнула от испуга и отскочила; морозный сюрикен вонзился в прожектор, не пробив стекло, но прикрепившись к нему магией. По линзе от снаряда медленно расплылась тонкая морозная корочка, на глазах затвердевающая и растущая во всех направлениях.

Осознание молнией поразило пегаску. «Это всё от той ледышки», — обречённо ответила сама себе Дэш и обмерла, услышав позади себя подобный пумьему рык. Она, сглотнув и трясясь от страха и холода, обернулась.

Флитфут неровно выходила из пещеры, таща за собой наполовину съехавший плед, но не обращая на помеху никакого внимания. Она по-медвежьи неуклюже мотала головой, хрипло, рычаще выдыхая. Ледяной панцирь на её зубах стёк вниз зубами-иглами, не давая до конца закрыть рот. В середине зрачков горел синий морозный огонь, такой, будто что-то подсвечивало её глаза изнутри, со стороны мозга. Светло-голубая шерсть сделалась почти белой, покрывшись орнаментом, напоминавшим морозные узоры на стёклах. Глаза-огни остановились на Рэйнбоу и прищурились; рык стал явственнее, а Флитфут прижалась к земле.

— Нет… нет… — выдохнула Дэш, пятясь; она была остановлена яростным, визгливым рыком позади себя и обернулась на рассевшихся по стенам пум.

У многих ещё сохранились поняшьи черты во внешности: форма морды, задние или передние копыта, узкая по сравнению с другими пумами грудь. «Вот и экспедиция», — подумала Рэйнбоу, рассмотрев в голове одной из пум единорожий рог.

«А вот и предыдущие команды», — отрешённо сделала вывод пегаска, когда несколько пум распахнули пегасьи крылья и спикировали на неё.