Железный меч и красная роза 2: Тайна тёмного леса

После того, как Роза остановила падение Эквестрии, на этом страдания не закончились. Вечносвободный лес начинает расти на территорию Эквестрии, тем самым принося беды и не счастья их обитателей, но кто сможет остановить это безумие? Если главная спасительница умерла, а пони начали превращаться в камень, заходя на территорию "Тёмного леса"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз Дискорд Человеки

Кратекс: кровные узы

Пока Артур нежился в расчудесной стране, где там, далеко, некто влиятельный начал совать свой нос куда не следует. Нужный человек в нужном месте способен изменить мир. А тот кто заберётся туда, куда его не звали… что произойдёт тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Человеки Стража Дворца

Зов Ночи (сборник рассказов)

На первый взгляд, во вселенной MLP: FiM нет места жанру ужасов как таковому. Но это лишь на первый взгляд. Стоит лишь приглядеться, и можно понять, что далеко не всё здесь так уж и безобидно, как кажется... Какие секреты скрывает мир разноцветных пони? Какие кошмары скрываются в его глухих уголках? Жуткие вещи сокрыты тьмою, тайнами пропитаны тропы... Нужен лишь ключ, чтоб открыть дверь в этот мир. Мир серьёзных ужасов, не ограничивающихся описанием сцен насилия и обликом чудищ. Ужасов, которые берут за душу и не отпускают до самого конца прочтения. А может, и после. Ужасов, полных загадок и недомолвок, оставляющих огромный простор для домыслов и догадок, что делает их ещё более зловещими. Ужасов, что вгоняют читателя в страх одной лишь только атмосферой и стилем подачи повествования. Ужасов, которых он действительно боится, но в которые всё равно хочется верить. Нужен лишь ключ, чтобы открыть эту дверь... Но разве я когда-нибудь говорил... Что эта дверь заперта?...

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Брейберн Лира Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Флим Человеки Король Сомбра Сестра Рэдхарт

Эквестрия Востока

Речные земли, что лежат на востоке континента Грифония, были домом для земных пони, единорогов и пегасов. В отличии от своих эквестрийских сородичей, у них не было принцесс, что оберегали бы их от опасностей, не было и Элементов Гармонии в час нужды. Разделенные культурными различиями и границами своих государств, они сражались с чудовищами, населявшие эти земли, с растущей угрозой со стороны грифонов и конечно же между собой, опираясь на мелкие обиды или кровную вражду. Но общий враг, что грозил им порабощением и рабством, заставил речных пони объединиться и они сформировали Речную Коалицию. С тех пор речные пони стараются поддерживать этот мир внутри своего альянса. Эта история про юную пони, что мечтает прославиться подобно героям древности. Но ей предстоит столкнуться с многими препятствиями и событиями, которые могут поставить под вопрос целесообразность ее мечты. Сможет ли она отстоять свою мечту или же ей придется пересмотреть свои жизненные принципы?

Другие пони ОС - пони

Весенняя лихорадка

Весна. Для кого-то это пора рассвета жизни, благоухания, беззаботности, но не для Большого Макинтоша

Биг Макинтош

Легенда о Безголовой Лошади (перезаливка)

Рассказ одного единорога другому по пути через густой туман

ОС - пони

Пришествие

В Эквестрии появляется новая книга.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Кэррот Топ

Страх и трепет у маяка во время бури

Каждые двести лет Буря разрушает тихий городок Коринф. Каждые двести лет жители отстраивают его заново. Каждые двести лет только маяк остаётся стоять невредимый. И неизвестно почему так происходит. Смотрительница маяка готовится уезжать вместе с княгиней из этого загадочного городка. Очередные двести лет прошли. В очередной раз Буря разрушит городок. Буря пришла за ними. Но ведь всё будет хорошо. Две пони уже почти уехали из Коринфа...

ОС - пони

Кексики с Рассказчиком (перевод Cupcakes AH: Cozmosus’s «Pinkie Pie and Rainbow Dash Bake Cupcakes»)

Юмористическая пародия на Cupcakes: Пинки ждёт Рэйнбоу в своей кухне, скрашивая ожидание ведением диалога с самими рассказчиком, читающим эту же историю про Кексики. (! Статус: Закончен !)

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай

Случайная встреча в лунную ночь

Во время ночного дозора принцесса Луна встречает Флаттершай и помогает ей справится с проблемами.

Флаттершай Принцесса Луна

Автор рисунка: MurDareik
Глава 15: День лёгкой дрёмы (292 ПС)

Глава 16: Немножко глубже (292 ПС)

Каким бы способом Лонли Дэй ни умирала – всё, что следовало далее не отличалось разнообразием: она плыла в пространстве без течения времени, чувствуя, как неведомые силы тянут её к пропасти, что должна была положить конец её существованию, но вместо этого разворачивали и возвращали её в своё тело.

На этот раз было иначе. Пока Архив несло обратно к Земле, сквозь кипящие облака и бушующие штормы, она обнаружила, что не одинока.

– А ты не торопилась. Беконогривку послушать, так славная добрая смерть – неотъемлемая часть твоего утреннего распорядка.

У Архив не было тела, и она не могла рассмотреть существо, что обратилось к ней, но узнать его голос не составляло труда. Дискорд. Ни увидеть его, ни как-либо ответить ему она не могла. У неё не было рта, чтобы кричать.

– Предполагалось, что я должен тебе помогать, – произнёс голос тоном, явно говорящим о том, насколько велика была вероятность такой помощи. – Так что вот тебе всё то содействие, которым я готов поделиться. Больше будет уже скучно.

Пауза. Земля устремляется к ней навстречу. Она смутно узнаёт Золотую Жилу, как та, по-видимому, должна выглядеть с высоты птичьего полёта, лес окружает её со всех сторон.

– Вспомни, чему я тебя учил. Аликорн – это Эквестрийское решение проблемы равновесия неустойчивой системы, состоящей из трёх компонентов: единорогов, пегасов и земнопони. Ты не тянешь на сбалансированную систему. Да, конечно же, ты запомнила все заклинания единорогов и считаешь, что можешь писать свои собственные. Но как насчёт третьего компонента? Полная безнадёга. Вообще, приведение себя в равновесие – не единственный шаг… но единственный, с которым я тебе помогу. – Его голос перешёл в хохот, – Удачи, моё заклинание работает лишь один раз. Больше не умирай.

Она приземлилась.

Всё её тело горело от боли, но сильнее всего жгло в груди и спине. Воздух был достаточно прохладным и влажным, но в меру – не тянуло ни сыростью, ни морозом. Алекс немного извернулась, обнаружив, что лежит спиной на холодном камне. Она позволила покалыванию пройти в каждой из конечностей, потряхивая и разминая их для ускорения процесса.

Вокруг неё была абсолютная чернота, не нарушенная солнечным лучом или даже мерцанием звезд. Тишина была почти такой же полной, если не считать разбивающее её каждую секунду капание воды неподалёку. А ещё Алекс ужасно хотела пить.

На ней все еще был комбинезон, в передней части которого были дыры, где крупнокалиберные пули пробили грудь и убили её. Ткань там задубела и источала лёгкий запах гнили. Выбраться из комбинезона стало первой задачей Архив. Ей не нужна была влажная, пропитанная кровью ткань, липнущая к телу и забирающая её тепло.

Боль угасла везде, кроме её спины, где давала о себе знать мучительными вспышками при каждом движении. Что сделало ее такой чувствительной? Чего бы с её телом ни делали после смерти, она всегда возвращалась без единой царапины.

Что означали слова Дискорда?

Горло Архив горело от жажды, но необходимость понять, что с ней произошло жгла сильнее. Молния её комбинезона была испорчена, поэтому ей пришлось буквально прорываться наружу. Это оказалось сложнее, чем она ожидала. Глубоко в утробе земли магия её расы должна была пылать достаточно сильно, чтобы разорвать кевлар, не говоря уже о джинсе. Как и в момент перед её смертью, магия Земли попросту не приходила. Архив лихорадочно дёргала застёжку молнии, постепенно разделяя зубцы замка, пока, наконец, не смогла выкарабкаться наружу и узнать, почему у нее так болит спина.

Увидеть, что открылось со снятием комбинезона она не смогла, потому что, конечно же, не было света. Впрочем, она могла дотянуться и пощупать подрагивающие комки мышц, которых не должно было быть, но появлению которых она не особенно удивилась после того, что испытала, пока боролась с застёжкой. 

На её спине покоились конечности, которых там не было. Не должно было быть. Каждое крыло было чуть длиннее ноги и покрыто вощеными перьями, слегка грязными после времени, проведённого ею на земле. Чтобы пошевелить ими, требовалось немного сосредоточиться, однако, при помощи копыта она смогла разбудить чувства, необходимые для их движения.

У Лонли Дэй были крылья.

Лонли Дэй была пегасом.

Она это поняла после того, как с волной надежды, затопившей ей грудь, потянулась к своему лбу… и не обнаружила там рога. Алекс сформировала базовое заклинание освещения в своем разуме, и отклик был как никогда слабым.

Дискорд не превратил ее в аликорна. Как бы это ни было прекрасно, реши он все её проблемы, это также было бы и за гранью действий, которые она от него ожидала.

Нет, это подходило ему гораздо лучше. Использовать заклинание, которое превратит её в пегаса, когда она находится под землей, и не может использовать ни одну из своих новых способностей, было в точности похоже на описанное Эквестрийскими книгами существо.

Алекс не нужно было гадать, чтобы выяснить, где она оказалась. Её «тело» попросту выбросили в шахту.

Она поковыляла на звук капающей воды, аккуратно следя за шагами на случай, если в темноте обнаружатся невидимые провалы. Её не покидало чувство страха, что здесь с ней могут быть и другие мертвецы, поскольку шахта вполне походила на место, где можно было избавляться от бунтарей и недовольных. Она не нашла трупов. Если здесь и были другие мертвые пони, их оттащили достаточно далеко, чтобы Алекс на них не наткнулась. Маленькие подарки судьбы.

Она добралась до воды минут через десять, ощупывая путь сквозь кромешную тьму. Капли стекали со склона горы, образовав довольно большую лужу на дне, достаточно глубокую, чтобы хлюпать под её копытами. Алекс нашла источник и долгое время стояла под ним, позволяя каплям падать в её открытый рот. На вкус вода отдавала минералами, но хотя бы не была солёной.

– Итак… насколько же сильно я влипла? – Спросила она пещеру. Та не ответила. Она уселась на ближайший сухой участок, ощупывая окрестности силой воли. – Хранительница, ты меня слышишь? – Хранительница Земли раздражалась всякий раз, когда Архив докучала ей, но у неё также был должок перед Алекс за помощь и она могла бы легко направить ту в безопасное место.

К сожалению, та не ответила. Связь Архив с духом зависела от её расы в той же степени, как и от её природы, и раз уж магия земли ушла от неё… 

– Интересно, а версия для пегасов существует? Дух небес какой-нибудь? – И вновь пустующая шахта не дала ей ответа. На её голос, эхом звучавший в полной тишине, не отвечали даже летучие мыши.

Мыши означали бы, что неподалёку есть выход.

Алекс заскулила, почувствовав давящую тяжесть мрачных перспектив. Она не могла умереть навсегда. Если её тело было бы уничтожено или съедено, она смогла бы восстановиться где-то ещё, но здесь эти варианты ей не были доступны. Была ли она обречена умирать от голода снова и снова, пока окончательно не спятит?

Она всё глубже погружалась в пучину отчаяния, подавленная безнадёжностью своего положения. Шахта могла быть запечатана за её спиной; в ней могло быть множество провалов, выбраться из которых можно только по лестнице; в ней могло быть больше туннелей, чем она могла сосчитать. И хуже всего то, что у неё не было ни света, ни еды, ни надежды.

Трудно было сказать, сколько она так просидела. Может минуты, может часы или даже дни. Ей нечем было измерить время. Даже капание воды было недостаточно равномерным, чтобы полагаться на него.

В итоге, из мрачных мыслей её вывел голос. Но он звучал не снаружи, а изнутри. Голос в её разуме:

– Алекс, успокойся.

– С-скай?

– Ш-ш-ш, – прошептала Клауди Скайз ей на ухо, – Ты не станешь вот так расклеиваться. Я не позволю.

– Ты пришла из… куда там пони уходят после смерти? Ты покажешь мне выход?

Ни светящегося силуэта, ни прикосновения к плечу, ничего, кроме голоса:

– Я не настоящая. – В тоне послышались нотки грусти. – У тебя галлюцинации. Может, что-то в воде, или какой-то побочный эффект твоего воскрешения. Ты всегда возвращаешься переполненной магией, но пегасу некуда девать это всё под землёй. – Это прозвучало как мысленное пожатие плечами. – Я этого не знаю, потому что ты этого не знаешь.

– Ты слишком добра, – в голосе Алекс сквозила горечь. – Это не обязательно что-то, связанное с организмом – в конце концов, не то, чтобы я изначально была этаким светилом здравомыслия. Этот раз оказался лишним для меня – я окончательно свихнулась.

– Нет. Совершенно точно нет. Ты не безумна, Лонли Дэй. Ты абсолютно вменяема, и ты выберешься отсюда.

– Как? – Алекс встала и направилась в сторону, откуда пришла. Ей приходилось двигаться осторожно, аккуратно переставляя копыта по неровному полу. Вокруг была не совсем пещера, но Дэй не сильно бы удивилась, если бы эта шахта сохранилась ещё со времён до События. Естественно, если бы это было правдой, то деревянный крепёж вдоль стен не мог бы удерживать свод до сих пор…

– Это я должна тебе сказать? – Голос звучал раздражённо, нехарактерно для Скай. Более, чем достаточно, чтобы убедить Алекс в том, что она разговаривала сама с собой. – Тебя не бросили здесь совсем уж ни с чем. У тебя есть мозги! Всё, что ты знаешь о шахтёрском деле, как устроены эти туннели. Черт, может быть, ты даже карту видела!

Она не видела. Подробные карты шахты были доступны только руководителям, и получение одной из них не было её первоочередной задачей.

– Тут темно. Я ничего не вижу, а значит не могу ориентироваться. Голый пегас, затерянный в туннелях, не сможет добыть свет.

– Ты права, – согласилась Скай. – Но ты не беспомощна. Ты помнишь каждый сделанный шаг, верно? Ты можешь выстроить мысленный образ туннеля. Расправь свои крылья!

Она сделала это скорее рефлекторно. Алекс не знала бы, как их раскрыть, если бы задумалась об этом.

– Теперь иди. Держи их вдоль стен и иди медленно. Ты можешь составить картинку на ощупь? 

– Я… я не уверена. – Лонли Дэй пошла вперёд. Она обнаружила, что уже составила образ пути, по которому шла, поскольку уже проходила этой дорогой. Ну или, во всяком случае, образ стены, за которую держалась, добираясь до воды. Она нашла свой комбинезон ровно там, где ожидала найти. Это чувство не было похоже на то, будто она видела шахту, поскольку, разумеется, Алекс никогда здесь не была. Это больше походило на то, как, поднявшись посреди ночи, не нужно было включать свет или даже открывать глаза, чтобы добраться до туалета. Настолько знакомо, что не приходилось беспокоиться о том, что можно удариться головой.

– Вот так! Теперь просто продолжаем идти. Исследуй каждый дюйм и постарайся не свалиться куда-нибудь. Не смей умирать и терять свои крылья ещё до того, как ими воспользуешься. Если ты это сделаешь, то клянусь богом, я восстану из мёртвых и буду донимать тебя.

Лонли Дэй улыбнулась впервые с того момента, как очнулась:

– Но ты не Скай, – отметила она. – Ты не можешь вернуться.

Ответа не последовало. Она не пыталась сказать что-то еще теперь, когда у неё имелось решение. Пони могли продержаться три недели без еды, но она всегда воскресала голодной, так что правильнее будет округлить до двух. Если она никуда не провалится, то всегда сможет вернуться к воде. Лонли Дэй будет продолжать идти, всегда выбирая левые повороты, пока не выберется из шахты.

Либо так, либо поддаться отчаянию и ждать смерти. Пустить заклинание Дискорда под хвост и, возможно, сойти с ума. Потустороннее преследование со стороны Клауди Скайз её не пугало. Если бы она считала, что это осуществимо, то отдала бы за это свои крылья без колебаний.

Она не знала, как долго она шла. Не имея солнца или луны для оценки времени, Алекс шла, пока чувствовала, что может идти, и отдыхала, когда сил не оставалось. Она двигалась осторожно, копытами ощупывая землю впереди и касаясь стен крыльями. Даже оброненного гвоздя было бы достаточно, чтобы разжечь огонь, если она сможет найти что-то, обо что она сможет высечь искру. В конце концов, это была угольная шахта.

Она шла до тех пор, пока не устала настолько, что почувствовала, как слипаются глаза, и всё ещё не вернулась к той точке, откуда начала. Ничего полезного по пути также не нашлось – лишь несколько обрывков ткани и упавших камней, которые ей было не унести. Может, завтра она соорудит сумку из своего комбинезона. Разумеется, оценка того, что ей потребуется две недели, чтобы умереть, не означала, что она будет работоспособна большую часть второй недели. Это будут дни, проведенные в агонии с раздутым животом и бредящим сознанием.

Не имея никаких других ориентиров, она посчитала свой первый сон завершением первого дня.

Алекс провела всю ночь в исследованиях, читая все, что могла о шахтах, хоть уже всё это знала. Надеясь, молясь, чтобы Джеки могла найти дорогу в её библиотеку и оказать поддержку. Увы, без всякой возможности открыть путь, Архив-пегас была так же в ловушке в своих сверкающих стенах, как и Архив-земнопони. У нее не было никакого способа отправить сообщение и не было магии единорогов, которая могла бы заменить врождённые способности фестралов.

На следующий день она дошла туда, откуда начинала, и у нее была карта подземного уровня. Он был огромен, расширяясь в область, которую она приблизительно оценила в десять квадратных миль. Хуже того, в некоторых местах зияли целые пещеры или, как минимум, полости в породе, вынутые взрывом вместо обычного дробления. Это затрудняло отслеживание того, где могут быть входы и выходы.

Существовавшая здесь система для транспортировки угля на поверхность была демонтирована, когда этот уровень был оставлен. В полу имелись костыльные отверстия, но сами костыли и рельсы, которые ими когда-то удерживались, отсутствовали. Впрочем, как она поняла, планировка более или менее походила на те уровни, на которых в настоящее время работали. Единый большой эксплуатационный туннель, разветвляющийся каждые несколько десятков метров на более узкие туннели добычи. Она проснулась в одном из них, далеко от центрального ствола шахты.

Естественно, чтобы спастись, нужно было найти этот центральный ствол. Она проголодалась к тому времени, как добралась туда, или, по крайней мере, до того места, где, как она подозревала, он находился. Её преимуществом было то, что её считали мёртвой. Оставалось надеяться, что они не слишком опасались побега мёртвой кобылы из шахты и не предприняли против этого мер.

Она без труда добралась до центра и там обнаружила проблему, на которую уже обратила внимание, когда составляла мысленную карту накануне.

Отверстие центрального ствола было площадью футов в пятьдесят, с большими металлическими распорками, которые закрепляли лифт, если он был на этом уровне. Лифт был всего один. И он находился не здесь. Вместо этого был зияющий провал с узкой дорожкой вокруг него с обеих сторон. Часть этого помещения была расчищена под то, что когда-то могло быть местом для приёма пищи или подготовки к работе, но, как и в случае с рельсами и вагонетками, все оборудование и мебель отсутствовали.

Лифтовая шахта уходила в нижние уровни, число которых Алекс сосчитать не могла, но знала, что хотя бы один там был. Сколько же их было над ней… этого она не знала. Это почти наверняка была старая шахта, которая не использовалась во время её работы в Золотой Жиле. Но лифт, очевидно, работал, иначе её не смогли бы принести сюда.

К сожалению, эти лифты были механическими, никакой кнопки вызова у них не имелось. Возможно, вниз спускали всех, кто доставлял проблемы. Возможно, если бы она подождала достаточно долго, то услышала бы грохот спускаемого лифта. Что еще ей оставалось делать?

– Ты можешь взлететь, – высказала Скай своё первое замечание в этот день.

– Не могу. Магия пегасов исходит от небес, верно? Ну а я от неба отрезана, сюда оно не спустится. И даже если бы могло, я ничерта не знаю о том, как летать. Теоретические знания всех книг мира о полётах не помогут мне на практике. – Ей хорошо давалась навигация в тоннелях при помощи крыльев, но это не требовало никакой ловкости.

– Ну какой-то кусочек неба там имеется, – произнёс голос. – Ты же ощущаешь лёгкий ветерок.

Да, движение воздуха и впрямь было. Немного, лёгкий сквозняк, поднимавшийся снизу в невидимые области наверху. Судя по кромешной тьме вокруг, прямого выхода на поверхность поблизости не было, но куда-то этот воздух всё же двигался.

– Быть может, опытный пегас и смог бы, – признала Алекс. – Может, ты могла, когда была постарше. Но для меня это впервые. Взлететь в вертикальной шахте я не смогу. Если бы только я была человеком, и у меня был бы налобный фонарь… возможно я смогла бы вскарабкаться по уступам при помощи рук. Но я не человек. Да и фонаря у меня нет. Я конкретно влипла.

– Уверена?

Алекс ничего не ответила, закрыв лицо крыльями. Не то чтобы это имело значение. Здесь не было ни Скай, ни источника света, чтобы что-либо увидеть. Хорошо, что она больше не боялась темноты. 

– Что это за звук?

Алекс не замечала никаких звуков раньше, благодаря толстым стенам вокруг. Даже отдалённое капание воды здесь было лишь воспоминанием. И все же, сквозь плотную тишину, она могла что-то разобрать. Она насторожилась, полностью сосредоточившись на слухе.

Это были голоса. Слабые, далекие голоса, доносящиеся откуда-то далеко сверху, но всё же это были голоса. Шахтеры? Могло ли быть так, что она оказалась не в закрытой шахте? Алекс встала, немного раздвинув ноги, чтобы принять позицию поустойчивей. Она глубоко вздохнула, направила голову в пустоту и закричала изо всех сил: 

– ЕСТЬ ТАМ КТО-НИБУДЬ?!

Тишина. Её уши звенели от её собственного голоса, поэтому она не могла быть уверена. Она сделала еще один вдох:

– КТО-НИБУДЬ МЕНЯ СЛЫШИТ? Я В ЛОВУШКЕ!

Вновь воцарилась тишина. Алекс больше не кричала, просто уселась и обратилась в слух. Если там кто-то был, ей потребуется пара минут, чтобы привыкнуть к тишине и снова услышать их.

Ответ она увидела раньше, чем услышала – далекое мерцание оранжевого фонаря высоко над головой. И всё же в царстве полной темноты она едва могла смотреть прямо на него. Она так долго бродила во тьме, что видеть свет было все равно что смотреть на солнце.

Сверху послышался окрик, достаточно ясный, чтобы она смогла узнать голос. Это был капитан их горной смены. Бригады Джеки.

– Там, внизу, кто-то есть?

В зоне прямой видимости, у Алекс не было проблем с пониманием его голоса. Хоть она не вполне могла разглядеть его фигуру, но было бы довольно глупо свисать через край шахты. Лифта она тоже не видела.

– ДА! – закричала Алекс, насколько возможно направляя свой голос вертикально вверх, вдоль шахты. – Здесь! Примерно… – она быстро прикинула, – Тринадцать уровней вниз от вас!

Ответа не последовало, но она слышала несколько переговаривающихся голосов, некоторые из которых, вроде бы, даже узнала. Минимум с полдюжины говорящих, может и больше. Может, если бы Дискорд сделал из неё бэтпони, она смогла бы и летать здесь, и слышать, о чём говорили сверху. Увы.

– У вас есть верёвка? Пары сотни футов должно хватить, чтобы легко вытащить меня отсюда!

Ну, не так уж и легко – пони не мастера вытаскивать что-либо, поэтому полсотни футов уйдёт на обматывание вокруг ног и шей. Также часть верёвки понадобится ей, чтобы укрепиться на ней, не имея пальцев. Свободное лазание по верёвке было уделом приматов. Она не слышала, что хотя бы даже грифоны были способны на это.

На этот раз задержка была короче:

– Тут нет еды и мало воды! – окликнул мужской голос через некоторое время. – Кто бы ты ни была, ты поднимешься сюда лишь для того, чтобы умереть вместе с нами, а не в одиночестве! Тебе лучше оставаться там.

Не было времени задавать вопросы. Не было времени выяснять, кто они, и как они там оказались. В тот момент Алекс знала, что если она не убедит их прямо сейчас, она умрёт здесь.

– Джеки, бэтпони, с вами?

Короткая пауза:

– Да! Что это меняет?

Она не сомневалась, что Джеки узнала ее голос. Если только они говорили правду.

– Джеки, скажи шахтерам, что здесь, в ловушке, находится Архив Человечества! Расскажи им про силу, что я тебе показывала! Объясни этим шахтерам, что я могу воскресать, как чёртов феникс, и что если они меня вытащат, то, клянусь грёбаным троном Селестии, я выведу их из этой шахты живыми!

Лонли Дэй вынуждена была замолчать. Не из-за того, что думала, будто донесла свою точку зрения, а из-за того, что уже охрипла от крика.

Она не могла разобрать, какие слова произносились вверху, хоть эти слова и решали ее судьбу. Она могла только ждать.

В конце концов, вновь послышался голос капитана:

– Твоя сестра, чейнджлинг, здесь! Если ты врёшь, она больше не получит воды. Ты точно хочешь, чтобы мы тебя подняли?

Эзри? Разум Дэй бешено заработал, но у нее не было времени подумать, как Эзри туда попала. Алекс не знала, сколько времени прошло с тех пор, как её убили. После такой сокрушительной смерти… 

– Да! Абсолютно! – Она ещё не рассказала им о своей воде. Она приберегла это на случай, что ей всё ещё могут отказать.

– Нам нужно связать связать наши веревки вместе! – Другой голос. Голос Джеки. – Дай нам час, Архив!

– Хорошо! Я буду здесь! – Ну, после того, как сбегает до своей протекающей скалы и напьётся до полного недержания жидкости в организме. Ещё нужно будет притащить сюда свой комбинезон, чтобы пони могли найти воду, даже если Алекс сорвётся и упадёт.

Вернувшись, она всё ещё видела мерцание фонаря сверху, но на всякий случай окликнула:

– Ещё не готово?

– Почти! – ответил голос, который она слышала в лагере, но не могла назвать имени его владельца. Это означало, что они ни разу не встречались лично. – Верёвки едва хватило. Ты ведь не слишком тяжёлая?

– Нет! – Она была совершенно уверена, что в ней сейчас было меньше половины того веса, что был раньше, но не собиралась им об этом говорить. Она знала несколько пони наверху, и, вполне возможно, Джеки описала её, как земнопони. Лучше не искажать их ожидания без необходимости. Когда она выберется, она добудет для Джеки… что-нибудь. Гражданство Александрии, для начала будет неплохо.

Шло время. Свет над ней превратился из ровного желтого в мерцающий оранжевый.

– Мы спускаем верёвку! – Это был капитан смены. – Мы истратили на тебя остатки нашего фонарного масла! Лучше бы ты этого стоила!

Она не ответила, не отрывая глаз от веревки, становящейся всё ближе и ближе. По мере спуска её очертания всё сильнее смешивалась с окружающим мраком, и к тому времени, когда верёвка достигла Алекс, от них осталось лишь смутное предположение. Но и это было лучше, чем она имела до этого момента. Когда петля на конце оказалась в пределах досягаемости, Алекс уцепилась за неё зубами, вытянувшись дальше, чем ей хотелось бы.

– Хватит, я поймала! – Она потянула за узел, проверяя его на прочность своими копытами. Крепкий. Ей оставалось надеяться, что остальные узлы были такими же.

– Прощай, Скай.


Веревка не оборвалась, хотя не раз начинала угрожающе потрескивать или проскальзывать, и Архив думала, что она всё же сможет научиться летать. Отблески огня и напряженное пыхтение становились всё ближе, по мере того, как пони тащили ее к свету. Шкивов у них не имелось, но они, хотя бы, закрепили какой-то гнутый кусок металла, чтобы не допустить застревания или перетирания веревки о край пола.

Алекс увидела более дюжины пони, большинство из которых были одеты в шахтёрские комбинезоны. Некоторые из них шахтерами не были: она обнаружила одного из поваров и, по крайней мере, двух жеребят, наблюдавших за тем, как тянут их родственники. Кучка зажжённых деревянных щепок и обрывков ткани давала свет, трепещущий в слабом поле левитации капитана смены.

Алекс вскарабкалась на край шахты, превозмогая искушение свернуться в тяжело дышащий комок. Немигающие глаза дюжины пони пристально смотрели на неё из полумрака. Архив видела на их лицах столько боли и отчаяния, что едва не расплакалась прямо здесь. Эти пони могли не знать, кем или чем она была, но они были бывшими людьми, которые верили в то, чем было человечество. Их веры в то, что она представляла, было для неё недостаточно, чтобы забыть о голоде, но, по крайней мере, этого хватало, чтобы его игнорировать.

Майлз, капитан смены, осмотрел ее, старательно избегая взглядом её бёдер и всего остального, что находилось с того конца. Верность человеческому табу на обнаженные тела не делала его взгляд менее строгим.

– Так значит, ты всё это время была пегасом? – Её крылья не особенно впечатляли, нелепо торча в стороны из-за того, что она пока ещё не особо овладела контролем над ними. – Они поэтому не позволили тебе уйти?

Алекс до сих пор не видела своих крыльев. Теперь же, когда они предстали во всей “красе”, она начала понимать, почему они так ныли. Она была похожа на птицу, свалившуюся с дерева в дождливый день. Пыль и грязь покрывали её целиком. Перья торчали во все стороны, а часть из них и вовсе была сломана. А ещё от неё воняло – этого она не замечала, пока думала, что обречена умереть от голода. Она не производила впечатления пони, несущей чудесное спасение. Чёрт, да большинство наблюдавщих пони наверняка думали о ней, как о подзаборщине какой-то – несколько кобыл смотрели в абсолютном шоке, включая Джеки. Какова бы ни была теория капитана Майлза, она не могла скрыть свою истинную расу моясь в душе. 

– Или ты чейнджлинг. Как твоя сестра. – Это была Амбати, одна из кобыл, с которыми ей не удалось поладить. – Ложь о том, кто ты есть, здесь наказывается.

Алекс закатила глаза:

– Я не чейнджинг, а даже если бы и была – это не имеет значения. – Она шагнула вперед, пытаясь казаться выше. Это было проще, чем обычно: она действительно была выше. Конечно, не такой высокой, как Джеки, но выше, чем она помнила. Вероятно, какая-то особенность пегасов. 

– Я могу вытащить нас всех. – Она неопределенно указала на уходящую в темноту позади них лифтовую шахту. – Во-первых, мне понадобится некоторая информация. Как, чёрт возьми, вы все здесь оказались? – Она пошарила взглядом по толпе, разыскивая чёрную фигуру Эзри, но не смогла её сразу заметить.

– Я думаю, что с нашей стороны было бы несколько поспешно давать тебе информацию, Кристи. Почему бы тебе не объяснить, как ты собираешься вытащить нас отсюда, а уж потом мы ответим на твои вопросы. – Огонёк из тряпья и щепок отдавал последние минуты своей жизни, мерцая в слабом сиянии левитации его рога.

Алекс кивнула:

– Хорошо. Кто-нибудь дайте мне мел или кусок угля. Лучше всего подойдёт шахтёрский мел. – Она указала на груды старого оборудования, ржавых инструментов и погасших фонарей. – Он просто обязан быть у кого-то из вас.

Майлз кивнул, и дюжий земной жеребец с очками на кончике носа бросил ей кусок. Шахтёрский мел мало чем отличался от мела обычного, кроме того, что был синим, почти таким же толстым, как тротуарный мел и хранился в кармашке на резинке, служащей для закрепления на конечности. Алекс пришлось дважды перетянуть ленту, чтобы та не сваливалась с её тощей ноги. Она подошла к ближайшей стене, почистила ее одной ногой и начала рисовать. 

– Ты мне понадобишься через секунду, Майлз. Или любой другой заинтересованный единорог.

– И что это, чёрт подери, должно значить? – Это снова была Амбати. – Ты соврала нам, Джеки. Ты тоже не получишь воды!

– Заткнись. – Архив вложила силу в свои слова. Она встретилась глазами с кобылой, не прекращая рисовать. Эта руна была сложной. – Народ, вы не хотите говорить мне, что происходит, но если вы ждёте, что я вас отсюда вытащу, то я, в свою очередь, ожидаю, что вы будете вести себя, как взрослые.

Никто не подал голоса, но многие столпились поближе, чтобы посмотреть. Однако, та, кого она действительно желала увидеть, держалась где-то в стороне, как и Джеки. Что они задумали?

Ей потребовалась всего одна минута, чтобы завершить свою версию вечно горящей кристальной руны света, заклинания, которое эквестрийцы использовали для освещения гробниц и отдаленных мест, в которых нечасто появлялись гости.

– Готово. – Она отступила, махнув копытом. – Майлз, ты был в шкуре пони дольше всех. Узнаёшь это?

Единорог находился во главе толпы и сосредоточенно разглядывал изображение под всеми углами. 

– Эквестрийский алфавит, – сказал он в конце концов. – Не знаю, чем он нам поможет. И не понимаю, для чего тебе нужен я.

– Сейчас поймёшь. – она отошла в сторону. – Убери свой огонь и прикоснись рогом к центру диаграммы.

– Если это какая-то шутка… – Он опустил огонь на землю у копыт. Пламя начало задыхаться и угасать, проигрывая борьбу с накопившейся там влагой. Колеблющиеся тени затеяли танец по стенам вокруг.

Алекс закатила глаза:

– Пограничная Шахтёрская Корпорация пренебрегла вашим образованием. – Она подошла к нему. – Повторяй точно за мной и больше ничего не говори. Если ошибёшься хоть в одном слове, то придётся начинать сначала. Хорошо?

– Это пустая трата нашего времени, раздери тебя ящур. – Амбати стояла в стороне и сверлила Алекс злобным взглядом. – Нам тут жить осталось несколько дней, а у тебя вдруг разыгралось чувство юмора. Не делиться с тобой припасами будет слишком любезно, надо просто вернуть тебя туда, где нашли.

– Твою мать, заткнись уже, Амбати! – На этот раз не выдержал Майлз. – Мы будем судить её после того, как дадим ей шанс. Иначе мы зря старались, затаскивая её сюда. – Он прислонил свой рог к стене. – Готов, Кристи. Что бы это ни было, тебе лучше произвести впечатление. Для твоего же блага.

Она кивнула и начала диктовать:

– Светоч Селестии в бездне ночной отчаянье гасит, несёт мне покой – его луч надеждой ведёт, как маяк, на крыльях рассвета, пронзающих мрак.

Майлз повторил за ней. Неважно было, что руны нарисованы пегасом; не имело значения, что данный конкретный единорог едва имел минимальную практику в магии и понятия не имел, что он произносит – в тот момент, когда он закончил говорить, руна ожила, вспыхнув сверкающим огнём. Это заклинание имитировало солнечный свет, который хоть и оставался довольно слабым по сравнению с настоящим солнцем, был несравнимо лучше, чем то, что имелось у этих пони до сих пор.

Сам единорог сполз на пол, прислонившись головой к стене и тяжело дыша. Его вздох был не от удивления, как у всех остальных, а от поразившей его неожиданно высокой цены заклинания.

– Что это?

Она не не была уверена, кто спросил, да это и не имело особого значения. Пограничная Шахтёрская Корпорация оберегала этих этих пони от магического влияния и причудливых направлений, в которых развилась культура с момента События. Алекс уже знала, что здесь действительно не обучают ни единорогов магии, выходящей за рамки обычной левитации, ни крылатых пони искусству полёта. И несмотря на это, она не могла игнорировать гнев, который она чувствовала. У этих пони, как и у всех остальных, украли их жизнь, и они не получили взамен даже утешительного приза в виде магии. Им дали только недостатки без каких-либо преимуществ.

– Это рунная магия. Эквестрийцы применяют её во всех своих зачаровываниях. Мы тоже их иногда используем, хотя на первый взгляд это не очевидно. Посмотрите внимательно на механизм подъема лифтов в следующий раз, когда найдётся минутка, и вы это увидите… – Она замолкла. – А теперь, кто-нибудь может мне объяснить, как вы все здесь оказались? – Она обвела всех взглядом, задерживаясь на доли секунды на каждом лице. Здесь были и жеребята, и персонал, который не был шахтерами. Такая разнородность не имела смысла. Не говоря уже о том, что оборудование было старым, и все они находились в выработанной шахте, которая была заброшена, возможно, много лет назад.

Джеки пробралась сквозь толпу. Алекс сразу поняла, какие изменения произошли с ней: глубокие порезы на спине и по бокам, которые выглядели так, словно их оставила плеть, мешки под глазами и измученное выражение лица.

– Ну мы, вроде как, попытались организовать профсоюз. – Сказала она, пожав плечами. – Ну, после того, как ты не вернулась. Все знали, что они, должно быть, с тобой что-то сделали. Некоторые из нас пытались повторить то, на что у них постоянно находились отговорки и оправдания. Покидание территории, покупка билетов и тому подобное.

Майлз подхватил рассказ с этого места. По-видимому, он уже оправился от усилия, потребовавшегося для заклинания света, хотя его всё ещё покачивало. 

– Ты действительно была здесь всё это время, Кристи? Прошло больше двух недель, как ты пропала. – На ее кивок он махнул копытом и повысил голос:

– Кто-нибудь принесите ей поесть. Я помню, как кто-то говорил, что хранит бутерброд на чёрный день. – Спор длился недолго. В любом случае, Алекс была слишком слаба, чтобы высказать свое мнение. В конце концов препирательство разрешилось в её пользу, и пони принес ей завернутую в бумагу половинку бутерброда, которую она тут же буквально вдохнула, пока Майлз продолжал:

– Мы организовались, и не только шахтеры. Все были согласны, хоть и не участвовали поголовно. Устроили забастовку, начались переговоры, и мы думали, что победили. Они уступили всем нашим требованиям – мы должны были понять, что всё чертовски легко складывается. – Толпа согласно проворчала. Алекс насчитала 28 разных голосов. Меньше четверти населения шахтёров в Золотой Жиле. 

– Всё стало лучше. Через несколько дней у них появился новый проект, над которым нам нужно было поработать. Предполагалось, что мы должны были выдолбить площадку под новые бараки, чтобы у нас улучшились условия жизни. Ну, летом здесь прохладнее, зимой теплее, понимаешь мысль? Спустили нас по одной из старых шахт… – Он замолчал.

Послышался ещё один голос:

– Всё должны были помогать! Лифт поднимался и спускался, привозил всё больше народа… а потом остановился. Никто не ответил, когда мы позвали! Вот тогда-

– Вот тогда-то мы и поняли, что они задумали. – Голос Джеки был мрачным и полным злобы, хотя в большей степени на себя, чем на кого-то ещё. – Мы больше всех агитировали за объединение. Не было особого смысла спускать ещё и детей, но если они собирались избавиться от нас – нужно было избавляться и от них.

– Ясно. – У нее всё ещё оставались вопросы к Джеки, всё ещё нужно было узнать, что случилось с Эзри (если она вообще здесь была), но эти вопросы могли подождать – здесь были пони, которые нуждались в помощи. Майлз, очевидно, бывший их лидером, уже ясно дал понять, что не знает, как их спасти. Майлз был справедливым руководителем, когда она работала в его бригаде. Очевидно, его честность также не позволила ему закрыть глаза на то, что с ней сделали. Она кивнула в его сторону:

– Если ты не возражаешь, Майлз, я бы хотела сосредоточиться на воде. А тем временем, все остальные пускай займутся делом.

– Что у тебя на уме?

Она понизила голос, хотя в толпе, разумеется, были только пони, и поэтому, вероятно, всё равно могли её хорошо слышать:

– Мы не выберемся отсюда вот так сразу. Я бы хотела, чтобы все поработали над тем, как сделать это место пригодным для жизни. Это ведь то, для чего вас сюда прислали – какие-то инструменты должны быть в наличии. Даже если это просто означает расчистить мусор и развернуть подстилку для сна. Я могу вывести всех, но это потребует времени. Мы должны оставаться в здравом уме, пока не будем готовы.

– Резонно. – Он вновь повысил голос до крика. – Вы все её слышали! За работу! – Он ещё раз оглядел начавшую расходиться толпу. Никто не выглядел довольным, но на их лицах было гораздо больше надежды, чем она видела, когда выкарабкалась из лифтовой шахты. – А ты чем займёшься?

– Я собираюсь поработать над заклинанием воды. Нам понадобится таз или ведро и все единороги до последнего. Один такое не потянет.

Ну, не потянет любой из этих единорогов. Джозеф, скорее всего, мог бы сделать это даже спросонья, если бы не был мёртв уже два десятилетия.

– Существуют заклинания, чтобы создавать воду? – Его голос звучал не так недоверчиво, как раньше.

Алекс пожала плечами:

– Таких я не знаю. Но есть заклинания для изменения температуры газов. Хорошо, что здесь так влажно. – Она сместила мел немного вверх по ноге, чтобы можно было ходить, не сломав его. – Но для начала… мне нужно поговорить с моей сестрой. Где она?

Голова Эзри с прижатыми ушами показалась из темноты за углом. Как и Алекс, она отбросила повод носить одежду. Чейнджлинг выглядела неважно – такого числа острых углов в хитине исхудавшей малышки Алекс уже давно не видела.

– Не мог бы ты дать нам немного времени наедине?

– Пойду, найду таз. – Майлз поспешил прочь, и Алекс шагнула во мрак, поближе к чейнджлингу. Она почувствовала присутствие позади себя и обернулась, чтобы увидеть, как Джеки последовала за ней в плохо освещенный проход.

Алекс попыталась улыбнуться:

– Итак… как долго меня не было? Я не захватила часы.

– Почти месяц. – Эзри остановилась в нескольких шагах, глядя в пол. – Почему у тебя крылья? – Всё её тело содрогнулось – казалось, она была на грани плача.

Алекс нахмурилась, воспользовавшись моментом и прижав крылья, чтобы не мозолили глаза лишний раз.

– Ли… Эзри сказала мне, что ты вернешься. Прости, что не поверила тебе, малышка. – Джеки пожала плечами. – Я не знала, что пони могут во всю эту фигню, типа Осириса. Смотрю, ты захватила пару сувениров по дороге, когда возвращалась обратно вдоль Нила?

Алекс покачала головой: 

– Тут всё немного сложнее. Раньше такого не случалось.

Джеки закатила глаза:

– Идиотка, надо было выбирать кожистые крылья! Они гораздо круче.

Лонли Дэй не ответила. Она потянулась, чтобы обнять чейнджлинга, крепко прижав ту к груди: 

– Пожалуйста, прости меня, Эзри. Я не…

– Я думала, ты уже не вернёшься! – Малышка пыталась продолжать говорить, но Алекс больше ничего не могла понять сквозь её всхлипывания.

– Я знаю. – Она выжидала. Алекс слышала, как в соседней пещере пони берутся за работу. Расчищают мусор, двигают ящики, разговаривают. В их голосах была надежда.

Она почти поняла. Почти.

– Я тебя не брошу. Порой это может занять какое-то время… но я обещала позаботиться о тебе, и я сдержу это обещание. – Она видела миллионы лиц, каждое из которых принадлежало человеческому ребёнку, осиротевшему из-за События. Она не могла приютить каждого из них, но хотя бы за Эзри могла присмотреть.

В конце концов дрон отлипла, внезапно ухмыляясь:

– Слушай, мам, я чуть не забыла! – Она поспешила обратно во тьму, дальше, чем Алекс могла разглядеть. Через несколько мгновений она появилась вновь, таща за собой седельные сумки. – Когда мы пришли сюда, я взяла их с собой! На случай… – она смущённо прожужжала. – Ну, я знала, что те пони злые, но… я боялась, что если я скажу что-нибудь, они будут еще хуже.

– Маленький хитрый жук. – Алекс потрепала её за плечо, затем повернулась и поспешила обратно в главную пещеру.

– Мы уже съели все припасы! – крикнула Джекки ей вслед, но Алекс не обратила не неё внимания. Майлза она встретила у входа, где он левитировал большую лохань для мытья.

– Что-то не так, Кристи?

– Всё в порядке, нам это не понадобится. У меня уже есть работающая копия того заклинания. Я не знала, что моя, эээ, сестра взяла его с собой. – Алекс открыла клапан сумки и завернула его внутрь. Оглянув работающих пони, она подняла голос:

– Если кто-то из вас хочет пить, идите за мной!

Наружу полился свет от ярких кристаллов, созданных Эквестрийскими копытами.

– Что это? – Майлз, заглянув в проем, уставился с открытым ртом на, по всей видимости, библиотеку, возникшую перед его взором из ниоткуда.

– Подарок из другой вселенной, – ответила Алекс, первой забираясь внутрь, остальные пони медлили снаружи. – Давайте же!


Еды в библиотеке действительно не оказалось. Но там было теплое, уютное место, не предназначенное, впрочем, для того, чтобы вмещать столько посетителей за раз. Глазах вошедших пони были полны изумления от волшебства, невозможного даже в великом университете Александрии.

Алекс обратилась к Майлзу, указав на кухню:

– В кране имеется питьевая вода, однако запас не бесконечен. Влага вытягивается из воздуха, но не так быстро, как хотелось бы. Ещё вода есть в ванной, и было бы хорошо, если ты сможешь проследить, чтобы никто не принимал душ. Это место рассчитано только на четверых.

– Понял.

Организация процесса заняла несколько минут. Каждому захотелось бросить работу и взглянуть на «волшебную сумку». Многие принесли с собой фляги или вёдра для наполнения, а перед раковиной образовалась очередь. Майлз следил, давая каждому в очереди 20 секунд.

Пока они пили, Архив очистила обеденный стол и разложила на нём большой лист бумаги. Она заменила грубый шахтёрский мел на кусок мягкого угля, удерживая его копытом, пока рисовала. По сравнению с этой диаграммой, её заклинание освещения снаружи выглядело, как писанина дошкольника. Джеки присела рядом, осматривая её работу:

– Что рисуешь?

– Это рунические врата. Телепорт. Ты случайно не знаешь, сколько уровней над нами? И что там, наверху, находится?

Джеки этого не знала, но нашёлся тот, кто знал. Алекс добавила эти данные в свои расчёты, исписав метра полтора бумаги эквестрийскими знаками. Телепорт был самым сложным заклинанием из тех, которым их научила Эквестрия, и описание его было дано лишь в паре-тройке книг. Руны же для этого заклинания присутствовали в единственной книге, сопровождаясь многочисленными предупреждениями о том, что это заклинание не стоит пробовать новичку. Алекс не просто пробовала, она его заново изобретала – оно должно было впитать энергию от семерых различных единорогов (всех, кто у них был); оно должно было уравновесить магическую нагрузку между ними; вдобавок оно должно было доставить цель вместе с чувствительной электроникой, не изжарив половину её цепей.

Майлз подошёл, закончив распределять воду – обречённые, подозрительные взгляды исчезли с каждого лица, Архив чувствовала их надежду. 

– Я не думал, что ты действительно сможешь помочь, – сказал он, глядя через плечо на её труды – Алекс возилась с логарифмической линейкой, перепроверяя каждую пометку в своих расчётах. Неудачный телепорт будет жутким способом умереть.

– Тогда зачем спас? – Она не отрывала взгляда от своей работы.

Помолчав несколько секунд, Майлз ответил:

– Мне показалось это правильным. Даже если бы это уменьшило наше и без того короткое время, обрекать ребёнка на смерть в одиночестве было бы верхом бессердечия.

– Ты не умрешь сегодня. – Архив поднялась на ноги, встретившись с ним взглядом. – Но вот что касается тех пони, которые отправили вас сюда… – она нахмурилась, – О них не могу сказать того же самого.

– Нам придётся… – он понизил голос, шепча ей прямо на ухо. – Нам придётся убивать?

Архив покачала головой:

– Надеюсь, нет. Но то, что эти пони сделали… – Она повернулась и медленно направилась к лестнице. – Эй, Эзри! – Алекс уже не утруждала себя выдуманными именами. – Ты хочешь увидеть ту часть убежища, куда я тебя до сих пор не пускала?

Майлз последовал за ней, держась позади чейнджлинга. Часть оставшихся пони наблюдала, немногие дерзнули пойти вместе с ними вниз по лестнице. Им уже достаточно дали, чтобы они на какое-то время были удовлетворены. Еды, к сожалению, не было, иначе их можно было бы ещё и накормить. Если бы только Алекс знала, что будет так много беженцев…

Остановившись перед стальной дверью, ведущей в техническое помещение, она дотянулась до клавиатуры и аккуратно набрала код, нажимая на большие кнопки – HPI не умели делать замки, ключом к которым служила душа. Через несколько секунд дверь щелкнула, открываясь наружу.

Комната была примерно вдвое больше спальни. В одном из углов находился стол, полки которого, вместе со стоящими вокруг пластиковыми ящиками, были завалены различной электроникой и механическими приспособлениями. В том числе всевозможными электроинструментами, сохранившимися ещё со времён до События, или, по крайней мере, изготовленными по их образцу.

Разумеется, большая часть комнаты была посвящена обслуживающим механизмам: компактная система канализации, резервуары для водорода, для воды, топливные элементы, генератор, резервирование каждой из этих систем – на всём этом красовалась простая чёрная печать HPI.

Алекс пришла сюда не за ними – она направилась в угол комнаты, где нечто крупное было укрыто под белой тканью, которую она схватила зубами и резко сдёрнула, обнажая скрытый объект.

Это был защитный экзоскелет-перехватчик HPI, созданный для эквестрийского тела. Тонкие титановые сплавы, спаянные с углеродным волокном и нанопластами, укрывали сервоприводы и различные системы. В частности, спинной сегмент был больше, чем нужно… но, учитывая, что там располагался генератор, это было вполне ожидаемо. Когда костюм не использовался, он стоял раскрывшись, подобно сброшенному панцирю насекомого, обнажая мягкую обивку в ожидании пилота. Именно поэтому Архив составила заклинание до того, как надеть свои доспехи.

– И кто же соорудил эту хреновину? – едко поинтересовался Майлз, не отводя взгляда.

– Они называют себя Инициативой по Сохранению Человечества. – Алекс подошла к костюму. Ей нужно было разблокировать кибер-перчатку рядом с ним, надев её на ногу. – Это довольно длинная история. Я работала на них пару веков. Их пони-броня стала гораздо лучше первых моделей.

Эзри внезапно прожужжала мимо, встав между ней и доспехами. Она впилась взглядом в Алекс, но ничего не сказала.

– Что такое?

– Ты уйдешь, – пискнула она. – Ты пойдешь драться. С-снова меня бросишь!

Лонли Дэй не могла солгать:

– Я ненадолго. – Она опустилась на уровень глаз дрона. Ей не пришлось слишком сильно наклоняться, учитывая, как сильно подросла малышка с момента первой их встречи. 

– Я собираюсь привести помощь. Когда пони в Радио Спрингс узнают о происходящем, они будут в ярости. Мне даже не придется драться.

Эзри обняла ее, цепляясь за ногу – на этот раз она не держалась так долго, как раньше.

– Будь осторожна.

– Буду.

Эзри отпустила, повернулась и поспешно выскочила наружу. Алекс услышала звук открывающейся и закрывающейся двери спальни.

Она бросила взгляд на свои потрёпанные крылья. 

– Эмм… ​​эй, Джеки! – позвала она, с энтузиазмом помахав фестралке, стоящей в дверях.

Джеки приблизилась, глядя больше на Алекс, чем на броню:

– Что-то нужно?

– Ага. – Алекс сняла аптечку со стены и расстегнула молнию. Взяв зубами большой валик бинтов, она сбросила его к копытам. – Я не хочу, чтобы эти крылья мне мешались. Поможешь мне их подвязать, пока я не залезла внутрь?

– Они ужасно выглядят. – Джеки пнула бинты поближе, затем развернула одно из крыльев пегаски. Покачав головой, она сморщилась от отвращения. – А пахнут ещё хуже. Может, лучше сперва их почистить?

Архив покачала головой:

– Нет времени. У нас всё ещё нет еды. Чем раньше я доберусь до города, тем раньше эти пони получат помощь.

– Ну хотя бы сполоснуть по-быстрому. – Джеки повернулась, – Стой тут, Алекс. Я сейчас вернусь. 

Верная своему слову, фестралка вернулась с ведром теплой воды и большой губкой, опустив оба предмета на пол:

– Не то, чтобы я знала наверняка, но я слышала, что пони, которые не очень хорошо заботятся о своих перьях, могут навсегда потерять способность летать. – Она взяла влажную губку в зубы и приступила к работе.

– Это правда, – признала Алекс, пускай и несколько неохотно. Во всяком случае, в словах Джеки был смысл. Несколько минут ничего не решат, а ей было что терять. Ноющая боль, которую она чувствовала в течение последних нескольких дней, начала уходить, когда губка Джеки подвинула на место многие из торчащих перьев. Грязь стекала на пол, под её копыта.

Вода была без мыла, и большая часть грязи осталась на месте. Но даже так Алекс почувствовала, как её крыльям стало намного легче после всего лишь нескольких минут внимания со стороны Джеки. Фестралка снова исчезла в ванной, вернувшись с одним из полотенец. И в этот момент Алекс узнала, что крылья имеют склонность к разбуханию, когда их сушат – слои толстых пуховых перьев расширились, заставляя её бока выглядеть пушисто и нелепо. Хорошо, что пони, пытающиеся причинить ей боль, не увидят, как глупо она выглядит под бронёй.

– Вот так.– Джеки потрепала её по гриве, прежде чем развернуть бинт. – Приятного будет мало. Крылья не предназначены для того, чтобы хранить их в коробке, знаешь ли.

Она кивнула:

– Я добуду броню, учитывающую их, сразу же, как только появится шанс. – Конечно, ей, скорее всего, снова придется выполнять различные поручения HPI, если она хочет от них каких-либо услуг. Если только Афина не начала тянуть за ниточки ради неё. И Джеки была права – связывать свои крылья и лишать их подвижности было крайне некомфортно. Алекс чувствовала ещё большую благодарность за то, что та уделила время для небольшой чистки.

Когда это закончится, ей нужно будет найти пегаса, который научит её делать это правильно. Как бы там ни было с теорией из книг, это больше походило на то, что требовало практического примера. Крылья были такими сложными и хрупкими со всеми своими мелкими косточками и разными видами перьев. Но изучать их сейчас не было времени.

– Готово. – Джекки отступила, осматривая свою работу. – Должно держаться. – Она понизила голос. – Ты идёшь одна?

– У меня только один комплект брони. – Алекс прошла мимо неё, подтаскивая табурет и забираясь к раскрытой спине. Раньше даже самый маленький размер экзоскелета был для неё великоват, но теперь, глядя на него, она немного меньше чувствовала себя ребёнком. Если быть пегасом – значит быть старше, то она могла бы и привыкнуть к крыльям.

– И даже если бы у меня были ещё – это шахтеры, а не бойцы.

– А ты боец?

Алекс забралась в проём, защёлкивая по одному копыту за раз. Костюм ожил, затягивая крепления: начиная с ног и двигаясь вверх по её телу. Раскрытая спина костюма скользнула, закрывшись с металлическими щелчками и негромким гудением. Она просунула голову в шлем, который издал звуковой сигнал, а затем наполнил её глаза информацией c визуального интерфейса.

«СОЕДИНЕНИЕ С СЕТЬЮ НЕДОСТУПНО. СТАТУС АНТЕННЫ: ФУНКЦИОНИРУЕТ. ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ПОД ЗЕМЛЁЙ?» – Она проигнорировала сообщение, как и большую часть остальной информации. Боезапас – полный, энергия – на максимуме. Все системы в норме.

Архив была готова.

Она повернулась, позволяя сервоприводам ускорить её движения и облегчить вес костюма. Алекс-земнопони с лёгкостью могла бы полагаться на силу собственных мышц, даже если бы костюм был полностью обесточен. У Алекс-пегаса было чувство, что, когда у неё кончится топливо, экзоскелет остановится прямо на месте и больше не будет двигаться. 

– Заклинание, что я написала… – начала она, проходя мимо Джеки и направляясь к Майлзу. – Мне нужны все единороги, чтобы его активировать. Приведи их всех ко входу. – Её голос прозвучал слегка приглушенно через динамик.

Он кивнул, пытаясь не отстать от неё – в броне она была выше него, да и выше любого другого пони. Когда Алекс поднялась по лестнице, пони уже не пялились. Учитывая всё то, что они увидели за последние пару часов, можно было предположить, что они уже привыкли к сюрпризам.

Несмотря на силу, которую давал перехватчик, он не делал пилота неуклюжим. Она остановилась перед столом и забрала заклинание выдвижным захватом, унося его с собой ко входу. Выйдя на свет от своего прошлого заклинания Алекс положила лист на землю, придавив каждый угол камнем, чтобы не дать движению воздуха помешать во время ритуала. Подобная ошибка с заклинанием телепортации могла быть фатальной как для заклинателей, так и для тех несчастных, которых те перемещают.

Из сумки начали появляться пони, в том числе и единороги. Майлз был среди них.

– Я вижу, что ты задумала. Собираешься опустить лифт вниз?

Она кивнула:

– Но не для того, чтобы поднять вас. – Она не пыталась приглушить свой голос, а как раз напротив – говорила так громко, как могла. – Как только я выберусь, они могут заподозрить, что вы все живы. А значит могут прибегнуть к более решительным мерам, чем оставить вас всех на голодную смерть. Я собираюсь опустить лифт на минимальной скорости. Остановите его здесь, но не поднимайтесь сами… не выходите на поверхность, пока не будете абсолютно уверены, что иначе лишитесь сил от голода. Дайте мне хотя бы три дня.

– Так значит ты не…

– Я иду за помощью. – Алекс прошла к заклинанию. – Держите дверь в библиотеку открытой, это нужно для циркуляции воздуха с таким количеством пони внутри. Ни в коем случае не закрывайте вход, иначе вы не сможете открыть его снова. 

Она перепрыгнула через диаграмму и замерла:

– Вы сможете продержаться несколько дней! Я знаю, каким ужасным может быть чувство голода, но это не продлится долго! Я обещаю, что иду за помощью, которая позаботится обо всех вас! Если вы попытаетесь уйти раньше, они почти наверняка вас убьют! Вы обязаны подождать!

– Три дня. Три дня мы протянем. Ведь протянем?! – Пони выразили свое согласие, хотя многие голоса звучали устало и слабо. Но это уже было что-то. Достаточно, чтобы вызвать у Архив улыбку в её шлеме.

Почти полчаса потребовалось, чтобы объяснить механику ритуала и подготовить единорогов, помогающих его провести. Алекс старалась звучать уверенно, но она была рада, что её лицо скрыто за шлемом – так они не смогут увидеть, как она на самом деле волновалась. В конце концов, она никогда не писала такое сложное заклинание, даже небольшой просчёт в котором мог убить.

Продолжение следует...