Кого не видно за окном

Спайк помогает Рарити. Поможет-ли это ему?

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

Fallout: Equestria - История катастрофы

Эквестрийская Пустошь после событий оригинального FoE. Пони-историк пытается понять, что именно привело к катастрофе двухсотлетней давности, и для этого по крупицам собирает историю своего народа.

ОС - пони

Флаттершай защищает Шотландию от вторжения белок пришельцев

Чужаки пересекли границу и угрожают выживанию местных животных. Сможет ли Флаттершай спасти Южную Шотландию от такого вторжения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Два трека

Страсть. Она способна пробуждать красоту. Она может доводить до исступления. Кроссфейд живёт двойной жизнью: одна часть его существования наполнена страстью, другая же подчинена необходимости. Они должны были стать двумя треками, образующими гармонию, но теперь всё рассыпается под напором двух несочетаемых ритмов.

Хранительницы

Небольшое приключение пяти подруг. И в конце побеждает дружба-магия!

ОС - пони

Открой глаза

Принцесса Луна впервые поднимает свое светило после тысячелетнего заточения

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сретение

На расстоянии сотен световых лет средь звёздный мглы, чтобы оплакать былое, сойтись и дать рождение новой жизни, собираются аликорны. Чрез галактики они зовут своих сестёр, и Селестия слышит их. А Доттид Лайн тем временем хочет, чтобы принцесса рассмотрела заявки на налоговые льготы.

Принцесса Селестия ОС - пони

Кантерлотская история

Работа правительства никогда не останавливается, делопроизводство никогда не замирает, даже на День Согревающего Очага. Но в этом году секретарь кабинета министров и любитель чая Доттид Лайн собирается сделать все возможное, чтобы встретить праздник или, по крайней мере, сделать передышку. Его пони должны разойтись по домам к своим семьям, а у него… что ж… у него есть планы на этот День Согревающего Очага.

Принцесса Селестия ОС - пони

Лунная гонка

Мужество и личностные качества Рэйнбоу Дэш проходят серьёзную проверку на прочность, когда она принимает брошенный Спитфаер вызов и вступает в гонку через серию смертельно опасных препятствий, преодолеть которые под силу только опытнейшим пегасам.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Спитфайр

Темная и Белая жизнь - Пробуждение силы

Вы читали «Темная и Белая жизнь» Темно Серого? Возможно, вы читали и «Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов» Темно Серого? А интересно ли вам прочитать продолжения, являющийся при всем том перекрестьем мотивов «Темная и Белая жизнь» и «Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов»? Вы хотите знать, какой будет новая знакомства и схватки Арона? Вы хотите знать, каким окажется новый путь Даена, обнаружив в себе древнюю силу?

Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

S03E05
Глава 1 Глава 3

Глава 2

После очередного сеанса галлюцинаций я вырубилась мгновенно.

Не знаю, сколько я проспала, мне не снились сны, и чувствовала я себя немного лучше, чем накануне. Рядом мирно похрапывал мой сосед, изредка вздрагивая и бормоча что-то во сне. Вновь пройдясь несколько раз в камере, я заметила у входа два куска хлеба и два маленьких стакана с водой. Взяв их, я подошла к лежакам и положила половину возле соседа, который начал уже просыпаться. Дождавшись, когда он сядет, я приступила к своему завтраку.

На несколько минут камера погрузилась в тишину.

– Кстати, а сколько ты уже здесь?

– Ну около трёх или четырёх месяцев.

– И сколько еще пони было тут до меня, и что случилось с ними? – поинтересовалась я.

– Хм... До тебя было трое, один единорог по имени Глинц, и два пегаса, кажется Милгер и Ромит. А что случилось, не знаю, их просто увели, и они не вернулись.

Только я собиралась задать еще один вопрос, как в дверь постучали.

– Намбл Винд, на выход!–прозвучал тот же голос, что и всегда.

– Странно, меня же вчера вызывали.

Дверь открылась, и так же, как обычно, меня вывели под конвоем. Петляя по разным коридорам, мы подошли ко входу в зал, в котором нас накачивали зельями. Разговаривать со стражей не получалось, в лучшем случае не ответит, в худшем ударит по ногам.

– Ждать здесь, – сказал один из моих спутников и зашел в зал, из которого до меня долетела фраза: ”...Должно получится иначе...”.

Через минуту дверь открылась, и меня завели внутрь. В этот раз там было полно стражи... И обе принцессы...

– А вот и наш гость, проходи-проходи, – улыбнулась солнечная принцесса.

– Да, мы тебя заждались, – ухмыльнулась принцесса Луна.

Когда мы подошли к ним на почтительное расстояние, меня заставили поклониться. И только тут я заметила, что возле них стоит Хелли.

– Хелли! – крикнула я, подскочив на месте, и хотела уже к ней подойти...

– Тихо! – кантерлотским гласом воскликнула Луна, а меня ударили плашмя пиками по затылку. – Как ты смеешь так себя вести в присутствии королевских особ!

– Луна, не надо, мы не за этим сюда пришли, – протянула принцесса Селестия.

– Что вам нужно от меня? – чуть не плача сказала я, пытаясь не потерять остатки гордости.

– Нам всего лишь нужна твоя реакция, – улыбаясь, сказала солнечная принцесса, хитро прищурившись.

Ее рог охватило сияние, но ничего не происходило. И тут Хелли закричала, упав на бок.

– Хелли! – закричала я и попыталась высвободиться от стражников, но безуспешно. – Что вы делаете?!

– Это всего лишь заклятие, которое используют на допросе, чтобы преступник, поделился информацией, – как ни в чем не бывало начала говорить Селестия под крики моей сестренки. – С его помощью каждая мышца испытывает огромные нагрузки, обычно после него наступает паралич, но иногда это приводит к летальному исходу.

– Зачем?!

– Неважно, от тебя нужно только наблюдение, – улыбаясь, проворковала Луна.

– Не надо, отпустите ее, умоляю! – пыталась я докричаться до принцесс, но тщетно.

Вдруг рог принцессы Луны засветился, и я почувствовала, как напрягаются мои мышцы, а через мгновение всё тело пронзила ужасная боль, как будто я разом переломала все свои кости.

– Ладно, на сегодня хватит, – спустя какое–то время произнесла одна из правительниц, я к тому времени уже начала вырубаться. Меня подхватили за копыта и поволокли к камере, а у меня перед глазами были улыбающиеся принцессы и плачущая Хелли. Ненависть к диархам начинала закипать сильнее и сильнее.

Последнее, что я помню, это как меня приволокли в камеру и кинули на лежак.

Эти пытки продолжались в течении двух следующих дней, принцесса пытала мою сестренку, а меня держала телекинезом. В конце концов Селестия не выдержала и крикнула:

– Это не работает, нужны радикальные меры!

Она подняла меня телекинезом в воздух и сказала: ”Наблюдай”. Хелли вся сжалась и тихо всхлипывала, а по щекам катились слезы: ”П... Пожалуйста, хв...атит, мне больно”, а я пыталась выбраться из магического захвата, но безуспешно.

Селестия начала подходить к Хелли, пройдя мимо стражника, она забрала у него пику. Подойдя к моей сестре, принцесса произнесла:

– Посмотрите друг на друга в последний раз, – затем она ударила Хелли пикой в грудь.

Перед моими глазами была моя сестра, а на груди у нее расползалось темное пятно, на глазах застыли слезы, и одними губами она прошептала: "Намби..."
Заставив себя оторвать взгляд от лица сестренки, я посмотрела на Селестию... улыбающуюся Селестию. Поле ослабло и отпустило меня, но я смотрела только на принцессу, а во мне закипала ярость, я была готова порвать этого аликорна зубами, но не могла сдвинуться с места. Внезапно огромный кристалл, который висел под потолком и давал зеленое освещение, окрасился в кроваво–красный цвет и разбился, сотни маленьких и больших кусков полетели на нас.

Действуя скорее на рефлексах, чем обдуманно, я отскочила от одного, потом от второго, но он задел меня по задней правой ноге, и я рванула в сторону выхода, благо, никто не обращал на меня внимания. Выскользнув за дверь, я ударила копытом стражника, который там стоял, по шлему, и схватила ключи, висевшие рядом на стене. Побежав по знакомой дороге до своей камеры, я чуть не попалась патрулю, который спешил в зал. Я спряталась в темной нише в стене. Подойдя к двери камеры, я открыла ее ключом и крикнула внутрь:

– Фловер, быстро сюда, показывай дорогу к твоему единорогу!

– Ты достала ключ?! Но как?

– Потом, всё потом, веди, – я, срываясь на крик, потрясла ключом, который висел на крыле.

– Да–да, идём.

Он вышел из камеры и поскакал, петляя по коридорам, я не отставала. Фловер остановился возле очередной двери и сказал:

– Она там.

Я открыла дверь и зашла внутрь вместе со своим другом, который запер дверь. Такая же камера, как и была у нас, только с одним лежаком, на котором спала синяя единорожка с белой гривой. Я начала тормошить её, и, когда она проснулась, сказала ей:

– Ты можешь перекинуть нас троих отсюда?

– Что здесь происходит? – у нее были огромные от удивления глаза.

– Если хочешь жить, перенеси! – срываясь на крик, предупредила я ее.

– Да, конечно, только сними глушитель.

На её роге была какая-то ткань, обвязанная у основания ремнем с замком, в который я вставила ключ.

Она уже сняла глушитель, и её рог начал светиться, готовясь нас перенести, как вдруг возле двери послышались голоса:

– Я знаю, что вы там, выходите немедленно, – это был нежный голосок Селестии.

– Быстрее! – крикнула я, и вокруг сверкнула яркая вспышка, а я упала на бок... На траву....

– Хелли, ну сколько можно, я же сказала, мы не можем пойти на ярмарку. – Летний денёк, высокая трава слегка гнётся под ветром, а со стороны города слышны веселые крики жеребят. – Мы идём за дровами, в лес, и вернёмся только поздно вечером, ты же не хочешь ночью замерзнуть.

– Нет... не хочу, – она опустила голову, и грива упала ей на глаза.

Мне стало её так жалко, целыми днями она сидит в доме и выходит на улицу только в школу или пытается научиться летать, хоть ещё она маленькая для полетов, максимум оторвется от земли на пять секунд, и всё.

– Знаешь, а давай мы не будем собирать много веток и пойдём на ярмарку, но нам придется снова идти в лес завтра, договорились?

Если бы я не успела поймать её крыльями, то моя сестра повалила бы нас обеих, на землю.

– Ура, я тебя люблю, сестренка! Побежали! – и сорвалась с места в сторону леса...

...Темно, болит голова... Чувствую, что лежу на чём-то мягком, а, открыв глаза, увидела бледно-зелёный потолок. Поднявшись на кровати, я осмотрелась, всё вокруг указывало на то, что я в больничной палате, но перед глазами как будто зелёная дымка, протерев их, я не обнаружила различий, но, взглянув на копыта, поняла, что я больше не синей масти, а красной, это было понятно даже через зелень перед глазами, посмотреть на кьютимарку не получилось, там были бинты.

Вдруг в палату зашла незнакомая единорожка тёмно-жёлтой масти и с оранжевой гривой, с кьютимаркой в виде трёх звёздочек.

– Ну привет, таинственная спасительница, как дела? – улыбаясь, поинтересовалась она.

– Кто вы такая?

Она подошла очень близко и прошептала:

– Я та, которая перенесла тебя и Фловера из темницы, меня зовут Трикси, и я наложила на нас троих заклятие, которое меняет внешность, так что теперь ты Линди, я Трони, а Фловер – Роглан.

– А где я нахожусь? – поинтересовалась я, когда всё встало на свои места.

– Мы сейчас в больнице Понивилля.

– А как ты?..

– Потом, когда найдём место для разговоров, тогда и поговорим, а сейчас мы три странника из Майнхеттена, вчера на нас напали древесные волки, но мы смогли отбиться, ты поняла? – злобно прошипела она.

– Да, я поняла, – так же тихо ответила ей.

– Ну и славненько, тебя скоро выпишут, у Фловера все в порядке, даже я удивлена, сейчас буду искать нам жилье, пока, – произнесла она и вышла за дверь.

Минуту я сидела, переваривая, что она сказала, а потом на меня навалились воспоминания, пытки, убийство Хелли, побег, столько всего случилось за последнее время...

– Хелли, прости, что не уберегла тебя, прости, если сможешь, – шептала я в подушку, заливаясь слезами, – Я отомщу за тебя, даже если меня убьют, я сделаю всё, чтобы ты могла спать спокойно...

Я даже не заметила, как уснула...
...Пегаска лет пятнадцати сидит у родильного кабинета. Вокруг мёрзлая тишина. Слышно только гром, стук капель по стеклу, и стоны её матери, которая находится в родильном кабинете. Через пару минут стоны прекращаются , из кабинета слышатся крики маленькой кобылки. Вот теперь у неё есть маленькая сестра, пегаска будет заботиться о ней, и будет примером во всем. 

...Что-то не так... Чувство тревоги завопило внутри... Что-то случилось... Я начала ходить от окна до двери и обратно, не получалось сидеть спокойно.

Вдруг из кабинета вышел жеребец. 

– Доктор, что случилось? – спросила я его, подскочив на месте. – Что с моей мамой? 

В ответ он грустными глазами посмотрел на меня, я запомнила этот взгляд на всю жизнь. 

– Она умерла ... У неё было внутреннее кровотечение, мы не смогли его остановить. –Сказал жеребец с горечью. 

Врач понял по её глазам, что мир маленькой кобылки разбивается вдребезги. 

– А что с моей сестрой? – спросила его я, с потухшим взглядом, хриплым голосом и слезами на глазах. 

– С ней всё нормально, она сейчас спит. –Сказал доктор с улыбкой на лице. Улыбкой... фальшивой улыбкой, скольким он так же улыбался? – Вы сможете забрать её завтра, после обеда. 

В этот момент никто, ни доктор, ни сама кобылка не заметили, что на боку у нее появился знак в виде вихря... Кроваво-красного вихря...

Кобылка взяла свои вещи и направилась в сторону выхода. На следующий день эта же кобылка стоит с новорождённой сестрёнкой у выхода из той больницы, где скончалась её мать.

– Не бойся, я тебя не дам в обиду. Я буду защищать тебя, чего бы мне это ни стоило! – прошептала она на ушко спящей сестры и коснулась ее лобика своим...

Я проснулась от легкого тормошения кем-то. Сонно разлепив глаза, я посмотрела на того, кто разбудил меня, кем оказалась кобылка-врач.

– Доброе утро, пора просыпаться, выпить таблеточки и выписываться, – проворковала та с материнской заботой. Кобылка была белого цвета, с гривой темнее, из–за своих “фильтров” на глазах я не могла точно определить цвет, и кьютимаркой в виде красного креста. – Как же вас угораздило наткнуться на волков, ещё легко отделались.

Я пробурчала что-то невнятное и встала с кровати. Я чувствовала себя ужасно, раненая нога ныла, глаза закисли, и ночью был тревожный сон.

– Вот, выпей, это обезболивающее, и можем снимать бинты, – она протянула мне поднос со стаканом воды, бинтами, и ярко–красной таблеткой. После выполнения просьбы она начала снимать бинты, которые за ночь пропитались потом.

Когда она наконец открыла мне мою кьютимарку, я узрела бумажный самолётик. “Самолётик? Интересно, почему?”. Осмотрев рану в виде полосы от бедра до голени, она поцокала языком, достала какую-то мазь, которой, естественно, намазала мое повреждение и наложила бинты.

– Ну всё, через пару дней будешь как новенькая, можно тебя выписывать, – радостно проворковала доктор, – Пошли, за тобой придут твои друзья, через... – она посмотрела на часы, висящие над дверью, – Полчаса, а ты пока можешь привести себя в порядок, в конце коридора есть душ и одноразовые принадлежности. Потом отметься на выходе, и всё.

– Спасибо, – тихо проговорила я, выходя за дверь.

Зайдя в душ, я ощутила такое блаженство, даже крылья раскрылись против воли, чуть тёплый душ был именно тем, что мне требовалось, но, услышав урчание в животе, поняла, что это не так. Закончив с водными процедурами, я начала искать выход, который оказался на один этаж ниже.

На выходе за стойкой стоял голубой жеребец, а возле него желтая Трикси и незнакомый жеребец оранжевой масти, с кьютимаркой телеги.

– А, Линди, как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке? – подскочил ко мне жеребец с телегой на боку, в котором я узнала Фловера.

– Привет, Флов... – я осеклась, увидев, как изменилось лицо моего друга, и тут же вспомнила, – Роглан, у меня все в порядке.

– Линди, доктор РедХарт сказала, что вас можно выписывать, подождите пять минут, я заполню бланк, та-ак, имя Линди, место рождения? – он начал что-то писать и спросил, не оторвав взгляда.

– Майнхеттен, – без запинки сказала я, потом он задал ещё несколько вопросов и сказал:

– Знаете, вам повезло, в городе сейчас нет Пинки Пай, – увидев мой удивлённый взгляд, он пояснил, – Пинки Пай устраивает вечеринку в честь каждого приезжего, но, судя по вашему виду, вы сейчас не в настроении что-любо отмечать.

– Эм-м... Нет, я не против вечеринки, – я попыталась улыбнутся, вышло неубедительно.

– Ну ладно, не смею более вас задерживать.

– До свидания, – сказали мы ему и вышли из здания больницы.

– Пинки, что случилось? – осторожно поинтересовалась ЭйДжей, когда розовая пони подскочила на месте и начала выискивать кого-то в окне поезда. Они возвращались из Кантерлота после очередного задания принцессы.

– В городе новенькие! – воскликнула она и схватила ЭйДжей за голову. – Они прибыли в Понивилль, когда я там отсутствовала! Это позор на мою голову!

Когда поезд остановился на станции, от Пинки остался только розовый шлейф.

 — Есть хочешь? – спросила меня Трикси–Трони. – Мэр дала мне немного денег, так что можем сходить пообедать.

Мы шли по главной улице. Поннивиль был почти копией Хуффингтона, но со своей изюминкой, но мне как-то всё равно на архитектуру.

– Да, было бы неплохо, – я постаралась добавить в голос больше искренности. Трикси улыбнулась.

– Тогда я знаю здесь одно хорошее заведение, тебе понравится. – И она свернула на одну из улиц.

Совсем скоро мы подошли к домику, похожему на пряник. ”Кондитерская”, первое, что мне пришло в голову. Зайдя внутрь, мы сели за один из столиков, тут было немного местных пони. К нам подошла пухленькая земнопони голубого цвета, с гривой как красный взбитый крем на торте.

– Здравствуйте, что будете заказывать? – поинтересовалась она у нас.

Когда мы сделали свой заказ, она сказала:

– Хорошо, скоро будет готово, и я хочу предупредить, сегодня должна приехать одна пони, она будет себя вести необычно, но вы не бойтесь, она просто захочет устроить вечеринку.

– Пинки Пай, – вспомнила я, о чём нас предупреждал доктор. – Да, мы знаем.

– Ну и хорошо, – она отошла за прилавок.

– Что это за Пинки Пай такая? – шепотом я спросила у своих спутников.

– Такая, какой её описали нам. Я добавлю, что она розовой масти, с гривой как сахарная вата, и болтает без умолку. Я даже удивилась, чего это она к нам с Рогланом не пристала в первый день, – нахмурившись, ответила Трикси.

– Что же там случилось, что ты так себя ведешь? – поинтересовался Фловер, ни к кому не обращаясь, так, по-философски.

– Лучше тебе не знать... – я еле удержалась от слёз.

– Ладно, давайте поедим, а потом пойдем домой, всё обсудим, – сказала Трикси, когда принесли заказ.

Пообедав, мы пошли за Трикси в сторону домика, который мэр дала нам на неопределённое время. Снаружи домик выглядел уютненько, такой же, как и большинство остальных.

– Что за? – сказала Трикси, и её рог заблестел. – Кто-то внутри...

Медленно подходя к двери, я начала заглядывать в окна, но занавески не давали посмотреть внутрь. Когда Трикси открыла дверь, нас оглушило выстрелом конфетти, и розовая пони наскочила на Трикси и затараторила:

– Привет, я Пинки Пай, я знаю всех в городе, а вас не знаю, потому что меня не было в городе, но я устраиваю вечеринку каждому приезжему пони, чтобы он смог найти больше друзей! – она говорила так быстро, что я не поняла ничего, но, благодаря недавним объяснениям, узнала в этой пони некую Пинки Пай.

– Как вас зовут? – поинтересовалась она у нас, и мы машинально ответили:

– Линди

– Трони

– Роглан

Когда мы зашли в дом, там оказалось около двух десятков пони, стол с закусками и шарики.

Все с нами здоровались, знакомились, но я плохо всё запомнила, спустя какое-то время я заметила бочонок с сидром. Решив попробовать, не заметила, как выпила три кружки подряд. ”А сидр-то забродил.”
Вроде настроение поднялось, насколько это вообще возможно после случившегося, и к нашей компании подскочила из ниоткуда Пинки Пай и протараторила:

– Пойдёмте, я познакомлю вас со своими лучшими друзьями! – схватила Фловера и потащила его в сторону. Она подвела нас к пятерым пони, и я краем глаза заметила, что Трикси нахмурилась, значит, её и эту шестерку что-то связывает.

– Знакомьтесь, ЭпплДжек, – она указала на оранжевую пони в шляпе, – Она владеет яблочным садом, Рэрити, – на белую единорожку. – Лучший дизайнер, вы могли про неё слышать, это Рэйнбоу Деш, лучшая летунья во всей Эквестии, – ей оказалась голубая пегаска с эффектной радужной гривой. – Это Флаттершай, – жёлтая пегаска с длинной розовой гривой. – И Твайлайт, ученица самой Селестии, – она указала на фиолетовую единорожку.

Я посмотрела на эту Твайлайт, и во мне начала опять закипать ярость. Ученица? Селестии? И чему та её обучает, пыткам? Мои крылья дернулись, а взгляд помрачнел. Здравый смысл кричал: "успокойся!". Фловер посмотрел на меня и ткнул копытом:

– Линди?.. Линди, – я не отреагировала. – Тебе нужно отдохнуть, – он начал толкать меня в сторону лестницы. – Иди поспи.

– Что с ней? –спросила у Трикси Твайлайт.

– Эм... Она только из больницы, уставшая, немного туго соображает.

– Хорошо, –ответила фиолетовая единорожка и прищурилась. – А с вами мы нигде не встречались?

– Не думаю, но я слышала про вас, мисс Твайлайт, вы ученица принцессы Селестии? – быстро взяв себя в копыта сказала Трикси и улыбнулась.

– Да, – Твайлайт гордо выпятила грудь.

– Тогда можно задать вам пару вопросов по использованию стихийных заклинаний?

– Да, конечно. Что именно вас интересует?..