Buck to the future: Chronicles of Equestria

Задумывались ли вы, что будет попади остатки Делореан в Эквестрию?

Скуталу Совелий Доктор Хувз

По домам

Интервью с Винил Скрэтч

DJ PON-3

Пропущенные звонки/ Missed Calls

Ещё раз. - Здра-здравствуйте. Вы позвонили Флаттершай. Простите, но прямо сейчас я не могу ответить на ваш звонок, но если вы оставите сообщение, то я перезвоню, как только предоставится возможность. Спасибо… Ещё раз. - Здра-здравствуйте. Вы позвонили Флаттершай. Простите, но прямо сейчас я не могу ответить на ваш звонок, но если вы оставите сообщение, то я перезвоню, как только предоставится возможность. Спасибо… Ещё раз.

Рэйнбоу Дэш

Обратная сторона

Магия. Для единорогов, как и для аликорнов она упрощает многие повседневные дела. Но на события всегда есть другая точка зрения, и у каждого поступка есть обратная сторона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Лунные письма

Вынужденная отослать свою сестру на луну, Селестии приходится приспосабливаться к уединённому существованию без Луны. Нуждаясь в выводе своих эмоций она начинает писать письма адресованные своей сестре, выражая свои мысли посредством предполагаемых бесед.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Устройство «Пегасус» [Pegasus Device]

Погодная Корпорация Клаудсдейла работала без происшествий в течение двадцати лет, пока, однажды, двум жеребятам не удается избежать переработки и оказаться в недрах огромного заброшенного предприятия. Смогут ли они покинуть фабрику и не измениться? Раскроют ли они тайны, настолько ужасные, что даже ПКК неловко хранить их? В конце концов, ни одна душа не уйдет живой...

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Селестия — крылатое выражение

Принцесса Селестия узнаёт, что её имя — крылатое выражение, которое пони используют каждый божий день.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Принцип причинности

Твайлайт Спаркл разработала новый эксперимент для проверки Пинки-чувства. Однако эксперимент пошёл по неожиданному пути; Твайлайт предстоит раскрыть секреты Пинки-чувства и понять, как она относится к самой Пинки.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Сердцу не прикажешь

Иногда надо просто набраться смелости и поздороваться. Или признаться в любви, или - кое в чём ещё. А земной пони Граунд Хилль придётся выполнить все эти три шага. Школьная любовь двух пони, как она есть.

ОС - пони

Вечно молода

«Никто не говорил, что дружба между Флаттершай и Дискордом будет идеальной. А разница между их продолжительностями жизни отнюдь не помогала, но эту проблемку Дискорд может решить шелчком когтя, конечно, до тех пор, пока Флаттершай не догадается. Всё же Дискорд не из тех, кто легко сдаётся. Он сделает всё, чтобы сохранить своего единственного друга. Всё что угодно.»

Автор рисунка: Devinian
Глава 13: Большой город Глава 15: Ярмарка, просто ярмарка

Глава 14: Лёгкие деньги

Первое, что я услышал, когда проснулся, это звон стекла. Я неохотно потянулся и протёр всё ещё спящие глаза копытами, но видеть лучше не стал, только пятна. Кстати, в том месте, где должен быть мой минибар стояло большое оранжевое пятно и чем-то звенело.

— Цитрон, — спросил я, — это ты?

Пятно замерло на некоторое время, потом встало и под звон стеклотары отправилось к выходу, бубня что-то под нос. Теперь я окончательно проснулся и, увидев пустой минибар, понял, что это был именно наш оранжевый толстяк. В дверь постучали.

— Шеф, — спросил Билл, войдя в комнату, — мы хотели поговорить с вами.

— О чём? — спросил я и сладко зевнул.

— О финансах, — выскочил из-за брата Боб. — Ваши коллеги не хотели нас слушать, говоря, что уже нашли работу.

— Ближе к делу, — попросил я.

— В общем так: Белл ла Росс — это большая шишка в Мэйнхеттене, но без его личного участия наш "финансовый агент" не желает выдавать деньги. Поэтому...

— Это тот самый мистер Хазард?

— Ну да... — протянул Билл. — Так вот, поэтому вы обязаны встретится с ним лично.

— Ты же говорил, что его не будет в Мэйнхеттене ещё неделю.

— Поэтому вы встретитесь с его представителем.

— Ещё вопрос и можем идти.

— Слушаю.

— Где остальные?

— Ваши бывшие сокамерники?

— Ну да.

— Сказали, что отправились зарабатывать, очень торопились. Они даже не захотели слушать о том, что проблема с деньгами будет решена.

— Можем отправляться, шеф? — напомнил о себе Боб, видимо, сгорая от нетерпения. — Нам нельзя опаздывать.

И так, мы отправились на встречу с этим неким представителем. Моя карета приехала к громадному театру, который в очередной раз доказал, что Мэйнхеттен не даст скучать ни на секунду. В облике моих охранников, Билл и Боб сопровождали меня аж до театрального балкона (вот как отдыхают важные пони), мы заняли свои места и начали ожидать в шумном зале, рассматривая бардовый занавес.

— И куда вы меня привели? — спросил я у Билла, севшего справа от меня, но мне ответил Боб, сидя слева.

— Благотворительное выступление оперной певицы Амбреллы Шорр, — гордо ответил он. — Давно мечтал попасть на её выступление, но никак случая подходящего не было.

Зал погрузился во мрак и публика затихла. Занавес медленно поднялся, продемонстрировав сцену. Свет прожектора сверху осветил на сцене некую фигуру, а точнее это была очаровательная пони. Одетая в тёмно-фиолетовое платье, белая земнопони с тёмно-серой гривой под музыку симфоничного оркестра начала петь. Её нежный голос журчал, словно ручей, а эта песня... Теперь понятно, почему она так нравилась Бобу.

— Дай угадаю, — обратился я к светло-серому любителю творчества, — это она представитель?

— Нет, — ответил мне Билл вместо своего братца и указал копытом в сторону прожектора над сценой, — вот это представитель.

Я перевёл взгляд с певицы на прожектор и был поражён, не ожидая такого "представителя": возле прожектора работала неказистая на вид горчичная земнопони с коричневой гривой (ну выкопанный Лерой), одетая в рабочий джинсовый комбинезон. Она мне не очень понравилась, но только из-за её злого, я бы даже сказал зловещего лица и зелёных глаз-бусинок.

— Можем идти, — тронул меня Билл и покинул своё место.

Я сделал тоже самое и отправился за ним вслед. Боб отказался составить нам компанию, видите ли "Он давно ждал, когда попадёт на выступление Амбреллы Шор". Билл привёл меня за кулисы, подкупил двоих охранников и вот уже мы оказались на том самом мостике, где и была эта представительница.

— Доброго времени суток, — поздоровался я, на что только получил злобное фырканье. — Мистер Хазард говорил, что хочет со мной встретится, не так ли?

— Вот делать тебе нечего, как действовать мне на нервы, — буркнула она мне. — Шёл бы ты отсюда... — что было дальше я не слышал, поскольку выступление Амбреллы закончилось и зал разорвался от гула восторженных аплодисментов, хотя длилось это не долго, — ... круги наматывать, ты меня понял?

Что же... Хоть я ничего не услышал, но скорчил умную физиономию (что у меня превосходно получается) и начал торг.

— Ну ну, — улыбнулся я, — думаю, мистер Хазард будет против того, что он лишился своего партнёра. Угадай, кого я обвиню в своём выборе

— Шеф, — прошептал мне Билл, — что вы делаете?

— Это называется блеф, — ответил ему я и направился к спуску с моста, но...

— Стой! — крикнула мне представительница. — Чего тебе... *кхем* Вам надо от господина Хазарта?

— Билл, беги в отель и сообщи нашим об исчезновении наших проблем с деньгами.

Билл кивнул и со всех копыт помчался исполнять мой приказ. Я развернулся к представительнице и не узнал её: не знаю как, но передо мной стояла та же кобыла, но уже в опрятной джинсовой жилетке и небольшим кожаным дипломатом, из которого торчали несколько документов. Вот как она это делает?

— Я вас внимательно слушаю, мистер... — обратилась она ко мне.

— Белл, — ответил я, — Белл ла Росс.

— Что же, мой клиент желает узнать вашу цель обращения.

Думаю, эту часть можно пропустить из-за большой тафтологии о деньгах, но припомощи моего навыка красноречия, я выпросил довольно приличную сумму. Представительница (а точнее Шугер Сперроу) выдала мне чек и я со спокойной душёй отправился в отель, предварительно посетив банк.

— Все в сборе? — спросил я у Билла, когда подошёл к своему номеру. В этот момент Боб перехватил у меня мешок с деньгами и исчез в дверном проёме своего номера.

— Почти, — неуверенно ответил мне Билл и прошёлся по списку. — Из пришедших есть Вуден Вренч, Цитрон, Колд Флейм и Лерой Дежавю, как бы сильно вы этого не хотели, Гюстав Биннаар в своём номере, но скоро подойдёт, а Хеви Стоун задержится, просил начинать без него, но обещал прийти с минуты на минуту.

— Ей, Вернер! — поприветствовал меня Медик, заходя в мой номер, и с насмешкой добавил, — Прости, мистер ла Росс, хи-хи.

— Билл, поторопи Стоуна, и поскорее.

С этими словами я принял свой прежний облик, вошёл в свой номер и застал вполне странную картину: Колд Флейм в защитном костюме пожарного лежал на кровати и левитировал перед собой подсвечник со свечёй, возле него скакал Гюстав, полный счастья, Цитрон в деловом смокинге что-то мешал возле минибара, а Вуден Вренч сидел на балконе, испачканный углём и какой-то штукой, похожей на обгоревший пух розового цвета. Единственный, кто выглядел нормально, это Лерой, одетый в чёрную кожаную жилетку и со сварочными очками на шее. Что же, я не ожидал увидеть их в такой раскладке и даже забыл, что хотел спросить, поэтому выдавил первое, что пришло на ум:

— Что случилось?!

— Ты не представляешь, какой у меня был весёлый день! — воскликнул Медик, продолжая испытывать кровать на прочность.

— Я бы пошпорил, — проворчал Татуировщик, но когда он вышел с балкона, то в нос ударил запах палёного сахара.

— А вот Цитрону и Светлячку всё нравится, — улыбнулся мне толстяк, почёсывая зелёный чуб копытом. — Несмотря даже на небольшие трудности.

— Так, рассказывайте, что произошло! — я топнул копытом, что, почему-то, напугало всю аудиторию. Даже Медик перестал скакать на кровати. Я же дождался нужного момента и указал копытом на Татуировщика. — Рассказывай.

— Ну... — неуверенно начал он. — В общем, я отправилшя работать в ларёк...

— Ну...

— Ларёк...

— Не заставляй меня вытягивать из тебя информацию. Говори!

— В ларьке шо шладкой ватой! — выпалил Вуден Вренч. — Потом проижошёл маленький иншидент и... ну... это... пришлось вожмештить убытки.

Я хлопнул себя по лбу.

— Ларёк со сладкой ватой? Серьёзно?

— Да... Но Шветлячёк был там и вшё проижошло иж-жа него!

Светлячок начал кряхтеть, потом рассержено хрипеть и тыкать копытом в Вуден Вренча.

— Ой, кто бы говорил? — обиженно ответил ему дедок. — А кто додумалша брошить в шиштему охлаждения петарду? Тоже мне, пожарный нашёлша.

— Зашибись, — проскрежетал я сквозь зубы. — Цитрон, твоя очередь.

— Не поверишь, — радостно пропел Цитрон, — сначала Цитрон работал в химчистке. Но когда Цитрону принесли деловой костюм соответствующего размера, Цитрон отправился в деловой центр "Нумерации!"
— Интересно, — злорадно напомнил о себе Лерой, — что такой толстяк, как ты, делал в деловом центре сети фастфудов, как "Нумерация?"
— То, до чего твой разбалованный мозг никогда не додумался — перевести все их сбережения на одну кредитную карту!

— Ты хотел перевести несколько сотен миллионов на одну кредитку? — рассмеялся горчичный имби... жеребец.

— Это не первая денежная афера на счету Цитрона. Жаль, что она стала первой неудавшейся.

— Почему? — спросил я, ожидая какого-то невероятного оправдания, но не тут то было!

— Цитрон успел перекачать только пару тысяч, но потом Цитрону захотелось съесть пончик на столе и тут его поймали охранники. Цитрону пришлось откупиться и уйти.

— Гениально, — фыркнул я. — Хоть у кого-то всё нормально?

— У меня всё нормально, — злорадствовал Лерой, — потому что я ничего не делал.

— Именно по этой причине ты живёшь в "эконом" номере, — засмеялся Вуден Вренч, смахивая остатки сладкой ваты.

— Я повеселился! — радостно воскликнул Медик и добавил: — А ещё пришлось заплатить моральную компенсацию одному из пациентов.

Я кипел, ужасно хотел кому-то врезать, но это бы ничего не изменило.

— Значит так, — продолжил Гюстав, — я был зубным врачом. Веселье началось на первом же пациенте.

— Да ладно? — психанул я.

— Честно! Ко мне пришла мамаша с жеребёнком, у малыша шатался молочный зуб, ну я и помог немного. Правда, маме не понравилась моя работа.

— Простите, что задержался, ребята, — в комнату вошло... оно. Громадная понифицированная мышь с кьютимаркой виде ломтика сыра, приклеенной на скотч. "Мышь" сняла голову и из-под неё показалась вспотевшая голова Хеви Стоуна. — Прости, что перебил, Медик, продолжай.

— Так вот, мамаше не понравилась моя работа.

— Тебе надо было вырвать малому зуб, — нервничал я, — что могло пойти не так?

— Зато теперь жеребёнок может перегрызть дубовую ножку табуретки, — оправдался он.

— Стоун, — повернулся я к громиле, — скажи, хоть у тебя всё в порядке?

— Увидишь завтра в газете, насколько всё хорошо! — гордо ответил он. — Да не переживай ты так. Первый блин комом, ведь так?

— Ладно, мне надо успокоиться. Так зачем я вас собрал? Я нашёл деньги.

Комнату заполнили неуверенные аплодисменты.

— А жнаете, гошпода, — улыбнулся Татуировщик, вновь наполнив комнату запахом жжёного сахара, — оно и хорошо.

— Ну конечно же! — вспылил Медик. — Сегодня же понедельник, ещё четыре дня позора и зубов я бы не выдержал.

— Только поэтому и хорошо, — завершил свою эпическую речь Татуировщик и сел на кровать рядом с Гюставом.