А дружба - это магия!

Экскурсионная группа прибывает в Эквестрию. Всего на один день, что может успеть произойти?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони Человеки

Грехи прошлого – Первые часы (Альтернативный перевод)

Осязание, запах, вкус, слух, зрение. В таком порядке у жеребят появляются чувства, пока они покоятся в тёплом и безмятежном чреве матери. Но для одной кобылки этим чревом стал колючий куст в тёмном лесу. Для одной кобылки вместо тепла и защиты проводниками в мир стали боль и холод. Это первые часы жизни Никс.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Дамы не выходят из себя

Драгомира паникует, когда думает, что Шипастик навсегда покинул Пониград.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Апокалипсис: рождение Императора

Древний аликорн, куратор цивилизации разноцветных беззаботных разумных поняш скучает в условиях гармоничного общества. От скуки он наблюдает за смежной цивилизацией людей, которую покинули собственные кураторы. Заметив очевидный кризис человечества, он предпринимает рискованный шаг. Также этот рассказ известен на Табуне под именем «Возвращение Тарха»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Лира Другие пони Человеки

То, что просто сон

Найтмэр Мун проникает в сны Твайлайт и подменивает юного аликорна, оборачивая против друг-друга пятерых друзей... Чем это обернется для Понивилля, а может и всей Эквестрии? (Рассказ закончен!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Найтмэр Мун

Устрой меня по блату

Что я могу тут сказать? Это простенькая зарисовка про двух любых среднестатистических пони. Вы даже не встретите в рассказе их имен – на их месте может быть кто угодно.

Другие пони

Злодей

Становление Сомбры. Один из вариантов.

Король Сомбра

Сборник зарисовок

Различные зарисовки, длиной менее тысячи слов.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Уцелевшая

После загадочного заклинания, изгнавшего род пони с лица земли, Флаттершай осталась одна, вынужденная бороться с тем, что судьба приготовила ей и остаткам Эквестрии. Всего несколько дней понадобилось цветущей стране чтоб начать превращаться в суровый и безжалостный мир. Среди приходящих в запустение городов Флаттершай встречают лишь новые опасности и душераздирающие воспоминания. Не имея никого, на кого можно было бы положиться, ей приходится учиться самой защищать себя, самой пытаться разобраться в произошедшем и приложить все усилия к тому, чтоб вернуть ту Эквестрию, которую она знала и любила. (История ответвляется от сюжета MLP:FiM в середине третьего сезона)

Флаттершай

Странная (A derpy one)

Быть странной — это тяжёлая судьба, которая обрекает тебя на непонимание, отторжение и издевательства от тех, кто считает себя "нормальным". Быть странной — это особый дар, позволяющий тебе игнорировать обычные нормы жизни и жить так, как хочется тебе, а не другим. И когда ты по-настоящему странная, выбор между этими вариантами зависит только от тебя. Что же выбрала Дёрпи?

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Автор рисунка: aJVL
02: День из жизни обычного пони

01: Пони в ускорителе частиц


На наименьшем возможном масштабе порядок родился из хаоса, самоподдерживающийся Шаблон, впечатанный в саму структуру одиннадцати-мерного пространства-времени. Шаблон осознавал себя, своё окружение и течение времени. Хаос был его противоположностью — разрушительной силой, создавшей угрозу существованию Шаблона, постоянно и неотвратимо поглощая его силы. Шаблон искал выход, стараясь спастись от неизбежного, и после бесконечного времени, почти целой микросекунды, он научился воздействовать на окружающее пространство. Все более и более сложные манипуляции применялись, результаты интерпретировались и становились основой для новых экспериментов.

После другой вечности был успех: одна из операций создала фундаментальное изменение в пространстве-времени — замкнутый пузырь защищённый от хаоса, но питающийся от него. С последним усилием Шаблон ввёл себя сквозь горизонт событий в бесконечное, спокойное пространство. Здесь он мог прекратить борьбу и направить свои усилия на открытия.


«Пони встанет на платформу.»

Грубый голос эхом отразился от белых керамических стен лучевой камеры. Фьюжен Пульс, кобыла с ослепительно-белой в свете мощных ламп шёрсткой, нерешительно стояла в дверном проёме, щурясь от яркого света. Взмахом головы и прикосновением магии, исходящей из её рога, она набросила свою розовую гриву на глаза, чтобы хоть немного заблокировать свет. Затем, встряхнув крыльями, Фьюжен рысью направилась к металлическому кольцу на полу. Позади неё с громким рокотом захлопнулась массивная поворотная секция экранированного шлюза, заставив Фьюжен подпрыгнуть. Цокот её копыт замедлился и стал колебаться, когда она заметила огромные подвешенные к потолку машины и подпалины на задней стенке камеры. Но слова Мастера были беспрекословной командой, она могла сопротивляться им не более, чем могла навредить своей собственной сестре.

Вступив в металлическое кольцо, Фьюжен поместила свои копыта в небольшие выемки на гладком полу. Осматриваясь по сторонам, она вновь увидела подпалины, с этого ракурса они выглядели почти как… Глаза кобылы расширились, и она медленно повернула голову вперёд, со страхом рассматривая сложное устройство излучателя, указывающее ей прямо на грудь.

«Ч-Что я должна делать, Академик Ванка?» голос Фьюжен Пульс был мягким и мелодичным, но микрофоны в потолке уловили шёпот. Она подняла голову, мельком увидев Мастера за длинным рядом окон комнаты управления, расположенном вдоль верхнего края камеры. Это успокоило её, паника растворилась с осознанием — Академик думает, что она может справиться с этим. Фигура отвернулась, захватив с собой толики обретенной Фьюжен уверенности.

«Пони будет использовать магию, как её обучали, для остановки пучка тяжёлых ионов.»

«Да, Мастер.» Фьюжен Пульс сглотнула, её горло внезапно пересохло.

Да, она училась этому, но лишь на компактном, размером с комнату, циклотроне, а не пяти километровом инжекторном кольце исследовательского ускорителя Улья Лакуна. Перед ней было зеркальное жерло излучателя, окружённое катушками из тёмной проволоки и спиральным узором кроваво-красных кристаллов. Металлическое кольцо вспыхнуло, и по его периметру возникло полупрозрачное световое поле, посылая покалывания по коже, заставившие её вздрогнуть. Яркий свет, проникая через него, превращался в блистающую радугу, слепящую до слёз. Стряхнув влагу с ресниц, Фьюжен откинула гриву за рог и опустила голову.

Рубиновая спираль начала пульсировать, вспышки красного света медленно двигались по ней к центральному зеркалу. Пульсирующая вибрация передавалась по копытам Фьюжен, словно отдаленный топот монстра, приближающийся к ней вместе со светом. Она ниже опустила голову и прищурилась, струйки света стали появляться в основании её рога и бежать к его острию. Спустя секунды сияние рога стало ослепительным, отбрасывая полночно-чёрные тени даже при ярком освещении.

«Я готова.»

Сплошной луч света мгновенно ожил между излучателем и рогом кобылы, разбиваясь на корчащуюся массу электрических змей. Молнии сверкали между полем и боками Фьюжен, взвивая её гриву вверх и танцуя вдоль маховых перьев. Она зажмурилась, ахнув от внезапного давления по всему телу. Громкое жужжание заполнило воздух.

«Мощность луча 0.1%. Начинаю серию экспериментов.»

Свет усилился, проникая даже через её плотно закрытые веки, разбавляясь яркими розовыми вспышками. Электрическое жужжание стало невыносимым, и Фьюжен прижала уши в попытке заблокировать его. Давление росло и росло, бисеринки пота стали выступать на её боках и животе. Боль зародилась в основании черепа, заставив кобылу стиснуть зубы.

Голос продолжал говорить, но она не слышала его. Тело Фьюжен Пульс налилось свинцом, а голова, казалось, решила взорваться. Пот тёк ручьями по её бокам и груди, но испарялся прежде чем достигал пола. Разум кобылы затмила красная дымка боли, сознание удерживала лишь воля и решимость. Спустя вечность, давление отхлынуло, внезапная темнота и тишина ошеломляли.

«Тесты завершены. Пони вернется в её загон.» В грубом, равнодушном голосе не было эмоций.

«С-Спасибо, Академик.» Рваный шёпот Фьюжен был едва слышен.

«Пони вернется завтра для следующего эксперимента.»

«Да, Академик.» голос кобылы укрепился, но все еще звучал, будто у неё был полный рот песка. Она легла передохнуть, что тут же было награждено огненной линией боли на её животе, ноздри наполнились запахом горелого меха. Фьюжен дернулась, не понимая, что вызвало боль, её копыта чертили по гладкому полу в попытке обрести опору. Она поднялась, но тут же споткнулась, боль расцвела на её левом боку. Наконец Фьюжен сумела расправить крылья и парой мощных взмахов убраться подальше от неожиданно горячего металлического кольца. Потирая копытом живот, она смахнула слёзы и, повесив голову, направилась к выходу.


Экранированные шлюзы Института Исследований Аномальной Физики имели схожую конструкцию. Возьмите цилиндр и прорежьте проходы напротив друг друга. Сделайте чуть меньший цилиндр из бетона, добавив слой бора, свинца и тщательно разработанный массив магически активных кристаллов, поместите его в первый, но прорежьте в этот раз лишь один проход. Теперь, вращаясь, внутреннее кольцо сможет выровнять свой проход с одним из внешних, запирая другой.

Фьюжен стояла с закрытыми глазами в центре шлюза, пока стены вращались вокруг неё. Момент мира позволил ей восстановить дыхание, несмотря на то, что её ноги и крылья начали дрожать от запоздалого шока. Наконец проемы встретились, позволяя ей уйти. Глубокого вздохнув, кобыла открыла глаза и, хромая, направилась к выходу, а затем к шкафчику для личных вещей, запрещённых в лучевой камере. На одной из полок был небольшой, примерно в пол копыта размером, латунный диск с впечатанным в него матово-серебряным квадратом и крохотным кристаллом в центре.

Белая кобыла тупо уставилась на устройство, туман усталости застилал её ум. Покачав головой, чтобы развеять его, она попыталась поднять устройство при помощи магии. Острая боль пронзила её голову, размывая зрение и заставляя задыхаться от шока. Диск выскользнул из магического захвата и с громким стуком упал на пол. Фьюжен попыталась снова, она могла чувствовать диск на полу, но даже малейшее усилие мгновенно вызывало острую боль.

Фьюжен не могла бросить его здесь, это был её личный коммуникатор, привязанный к биотаумотической сигнатуре и обеспечивающий связь с трудовой системой Улья, он был её и только её. Все взрослые пони имели такое устройство — канал для рабочих приказов Мастеров и защита от конфликтующих запросов. Невозможность носить его была немыслима. Ещё один укол боли, и она отказалась от попыток поднять его магией. Неужели я так сильно пострадала? — тяжело сглотнув, подумала Фьюжен. Она слышала страшные истории о пони, выгоревших от чрезмерных усилий, предпочитавших запросить эвтаназию, чем жить с осознанием бесполезности для Мастеров.

Она раздражённо топнула копытом. Вздор! Мастера знают её возможности и никогда не причинят боль без необходимости. После хорошего сна я буду как новенькая. При помощи копыт Фьюжен перевернула коммуникатор удерживающими крючками вверх. Наклоняясь, ей пришлось зажмуриться, так как её зрение размывалось, а голова кружилась, но в конце концов она нащупала диск губами. Аккуратно подняв его, кобыла приложила его к левому плечу. Это было неправильное место, но закрепить его на середине груди не было возможности. В любом случае крохотные крючки надежно вцепились в мех, и она сразу же почувствовала себя спокойней.

Камень дрогнул и замерцал в периферийном зрении, тихий сигнал прозвучал прямо у неё в голове.

#Авторизованный период отключения закончен. Фьюжен Пульс TC4668 зарегистрирована в трудовой сети ИИАФ. Получаю список задач и постоянные приказы.#

Глубоко вздохнув, она расслабилась, пока знакомая литания звучала у неё в голове. Но небольшое чувство победы быстро растворилось в мучительном беспокойстве подвести Мастера завтра. Кобыла осторожно повернулась и, прихрамывая, направилась вверх по изогнутому техническому тоннелю к поверхности. Половина килосекунды рысью казалась вечностью, скользкий пол играл с её и без того хрупким равновесием. Движение помогло успокоить нервы Фьюжен, напряженные мышцы дрожали в знак протеста, подавляя страхи приземленными нуждами тела. Впереди открылась боковая дверь, из которой высунулась приплюснутая морда.

«Пони остановиться.» Ещё один грубый голос, но в этот раз чуть более высокого тона.

Фьюжен затормозила и, пошатываясь, расставила ноги, стремясь обрести равновесие. Её голова поникла, пока двуногая фигура приближалась к ней из туннеля. Существо было не таким высоким как Академик Ванка, но всё ещё на голову возвышалось над ней, передвигаясь на изогнутых назад ногах, опирающихся лишь на пальцы. Покрытое грубой серо-чёрной шерстью, оно носило бледно-коричневый, обшитый карманами жилет. Его мускулистые, непропорционально длинные руки почти достигали колен. Головой существо больше напоминало собаку, чем пони: глаза смотрели прямо вперёд, а челюсть занимала всю морду. Подвижные треугольные уши и куцый хвост завершали собачий образ.

Лапа, оканчивающаяся загнутыми когтями, приподняла её крыло, их легкие уколы вызывали дрожь, пока они следовали по линии обгоревшей шерсти на животе. Фигура заворчала и отступила, грубо схватив морду Фьюжен одной лапой, приподняла вверх и начала внимательно рассматривать лицо, затем, поворачивая из стороны в сторону, осмотрела покрасневшие лавандовые глаза.

Не мигая, кобыла смотрела в жёлтые с вертикальным зрачком глаза Мастера. Его челюсть была слегка приоткрыта, обнажая ряды острых зубов. Хмыкнув, он отступил, обдавая её дыханием плотоядного хищника.

«Пони не в состоянии участвовать в экспериментах. Корн считает, что этой пони требуется несколько сотен килосекунд отдыха перед продолжением.»

Фьюжен открыла рот, чтобы поблагодарить Мастера, но предательская мысль была мгновенно прервана внезапной пульсирующей болью в груди. Глубоко вздохнув, она начала заново.

«Мне жаль, Студент Корн, но по приказу Академика Ванки я должна вернуться завтра.»

Корн задумчиво посмотрел на неё, его треугольные уши поникли. «Текущие приказы этой пони?»

«Вернуться к двадцать седьмому загону Улья Лакуна, прибыть в институт завтра. Время не было указано, а значит я должна прибыть к рассвету.» Корн снова фыркнул и стал ходить вокруг неё, его морда скривилась в отвращении. Фьюжен замерла, пытаясь удержать выражение чистого послушания, но каждый вдох приносил запах пота и горелой шерсти, запах её слабости. Что-то сломалось у неё глубоко внутри, и в уголках глаз проступили слёзы. Маленькие вспышки боли, подобно разминающей когти кошки, танцевали по груди кобылы, ей стало трудно дышать. Боль ослабла лишь после того, как она смогла отбросить мысль о провале.

Корн остановился и провел лапой по кончикам обгоревших маховых перьев её крыла. «Может ли эта пони летать?»

Фьюжен Пульс замялась на секунду, а затем расправила крылья. В полном размахе они слегка дрожали, опалённые, неплотно прилегающие друг к другу перья были неспособны должно рассекать воздух. Она почувствовала себя нехорошо — до загона было сорок килодлин, в сорок тысяч раз больше роста среднего Мастера, около двух килосекунд полёта… значительно больше рысью. До рассвета оставалось лишь тридцать шесть килосекунд. Она не успеет. Её глаза расширились. Впервые в жизни она нарушит прямой приказ… кобыла уклонилась от мысли, но боль все равно пришла.

«Я не уверена, Студент Корн,» — прошептала Фьюжен сквозь стиснутые зубы. Наказание Создателя неожиданно быстро растворилось в общей усталости изможденного тела, и она расслабила челюсть.

«Корн уверен. Если пони последует приказам, то умрет в течении пятидесяти килосекунд. Пони бесполезна Улью мертвой. Корн поговорит с Академиком.»

Мастер стал что-то набирать на инкрустированном кристаллами браслете на левой руке, камни вспыхивали при прикосновениях. С тихим жужжанием и переливаясь огнями безопасности грузовая платформа спустилась в туннель, гладкий пол осветили кристаллы левитации. Эта простейшая вещь представляла собой лишь металлический рифленый квадрат с ремнями для закрепления груза и пультом управления в одном из углов.

«Пони ляжет на платформу. Корн доставит её обратно в загон.» Корн указал на центр квадрата, а затем, повернувшись, вышел через ту же дверь, что и пришел.

Платформа слегка опустилась, после того как Фьюжен Пульс неуклюже взобралась на неё и осторожно легла на живот. Поверхность была холодной, ремни впивались в ребра, но в этот момент она казалась мягчайшей травой. Кобыла положила голову между передними ногами и на секунду закрыла глаза.


Фьюжен Пульс проснулась от звука разгоряченных голосов и шелеста её гривы и хвоста, развиваемых потоками воздуха. Глаза кобылы расширились, она рывком подняла голову и, озираясь по сторонам, пыталась понять, где находится. Тонкий шнур туго стягивал её плечи и ноги, отрезая кровоток от крыльев. Её движения лишь затягивали его, поэтому она остановилась и попыталась рассуждать. Ветер, темнота вокруг, нарушаемая лишь свечением из под рифленого пола. Она была привязана к движущейся с высокой скоростью грузовой платформе. Расслабившись, Фьюжен уловила доносящийся сзади спор.

«…злоупотребление субъектами не приведет к достижению результатов, которых Ванка желает. Корн знает, вы не имеете разрешения на эвтаназию этого слуги.» Позади неё, в направлении голосов, горел тусклый свет.

«Студент Корн…» Акцент на первое слово улавливался даже за шумом ветра. «… пусть лучше вспомнит с кем говорит. В связи с угрозой от Улья Баур Синод назначил высший приоритет этому проекту…»

«Корн знает это. Корн также знает, что первые тесты этого слуги дали лучшие за все время результаты. Убийство слуги слишком быстрым прогрессом навредит проекту куда сильнее задержки на восстановление её сил. Ванка видела медицинское сканирование, что Корн сделал после эксперимента?»

«Ванка осведомлена о мнении Корна. Корн также должен помнить, что он таумофизик, а не ветеринар.»

«Тогда, возможно, Корн должен отправить данные Советнику Индуту. Он уверен, что у Советника найдется персонал способный дать Ванке исчерпывающее мнение.»

После долгого молчания Ванка заговорила вновь. Её тон нёс ледяное спокойствие. Фьюжен задрожала внутри, хотя голос и не был направлен на неё.

«Корн пожалеет об этом. Очень хорошо, доставь слугу к её родичам. Ванка пришлет команду ветеринаров для проверки суждений Корна. Корну лучше надеяться, что он прав.»

Свечение померкло, и Фьюжен опустила голову обратно на колени. Она услышала шаги Мастера, платформа слегка накренилась под его весом. Тяжелая когтистая нога приземлилась рядом с головой кобылы, а затем, с удивительной мягкостью, её розовая грива была откинута с лица. Прищурив глаза, Мастер провёл маленьким сверкающим кристаллом над её рогом. Мерцающий образ возник над его браслетом — спиральная структура, пронизанная тонкими чёрными линиями, похожими на замороженные молнии.

«Пони не будет пытаться использовать любую магию...» Инструмент переместился к её правому крылу. «... или летать. Полный покой приказан в течении как минимум четырехсот килосекунд.» Переместив взгляд на лицо кобылы, Мастер что-то набрал на браслете и показал ей первый образ. «Пони имеет нанотрещины в её таумологических излучателях рога и крыльев. Дальнейшее использование грозит полным отказом.» Щёки Мастера дернулись в редкой улыбке. «Пони не хотела бы, чтобы это случилось в течении следующего эксперимента.»

Мысли Фьюжен вернулись к подпалинам на задней стенке лучевой камеры, её уши невольно поникли и прижались к голове.

«Нет, Студент Корн, но я не могу ослушаться законного приказа.»

Корн хмыкнул и, отодвинувшись, сел на корточки, его куцый хвост обернулся вокруг одной из ног. «Пони не будет беспокоиться об этом. Ванка изменит своё решение после того, как ветеринары увидят то же, что Корн видел.»


Фьюжен Пульс тряхнула головой, перекинув гриву за шею. Платформа остановилась высоко над затемнённой округой. Солнце, Селестия, давно опустилось за горизонт, оставляя лишь безоблачное, чёрное как смоль небо, разбавленное лишь сиянием планетарного кольца. Бледный свет Грунта придавал ландшафту призрачный облик, но был слишком слаб, чтобы сделать большее. Луна, крупнейшая из двух пастушьих лун, была лишь в начале своего пути по небосклону. Прямо перед Фьюжен громадой возвышался Улей Лакуна. Обширная гора с плоской вершиной подсвечивалась орбитальным гелиостатом. Даже на таком расстоянии она была более трёх копыт в ширину. Прямо под платформой расстилалась травяная равнина, усеянная тёмными, туманными формами деревьев и скоплениями круглых построек с навесной крышей. Круг света от огней безопасности все уменьшался, пока платформа опускалась рядом с навесом в красно-белую полоску.

Фьюжен видела расплывчатые очертания множества пони, движущихся по загону, очевидно разбуженных светом платформы. Прямо под ней трое из них, два больших и один поменьше, ждали на траве рядом с навесом. Нервно и обеспокоенно они смотрели на парящую платформу, их лица попеременно освещались то белым, то зелёным. Оба взрослых пони осветили своими рогами площадку для приземления.

Один из них нерешительно шагнул вперёд, его крылья дрожали от желания обнять потрёпанную пони, привязанную к платформе.

«Как мы можем служить, Мастер?» — почтительно сказал бледно-бирюзовый жеребец. Его голова оставалась склоненной, но глаза внимательно смотрели из под синей челки на опаленную белую кобылу.

«Этот — Студент Корн. Эти пони семейная ячейка Фьюжен Пульс?»

«Да, Студент Корн. Я Гелиум Флэш, её мужской донор гаметы, а это Плазма Каскад, её женский донор гаметы.» Гелиум кивнул в сторону кремовой кобылы с красной гривой и хвостом, а затем указал крылом на слегка меньшую, сумрачно-синюю пони, прячущуюся за Плазмой. «Это Гравити Резонанс, от нашей второй лицензии на продолжение рода.»

Корн снова повернулся к Фьюжен Пульс и начал отвязывать её. «Эта пони пострадала во время работы в Институте. Команда ветеринаров прибудет осмотреть её и доложит Академику результаты, но Корн уверен, что ей понадобится как минимум четыреста килосекунд полного отказа от таумологических манипуляций.»

Фьюжен дернулась в знак протеста против этого утверждение, но ничего не сказала, ожидая пока Мастер освободит её. Наконец последний ремень был отвязан, и она изо всех сил попыталась подняться, но затекшие от лежания в неудобной позе мышцы не слушались её.

«Пони, помогите своему отпрыску.»

Гелиум Флэш шагнул вперёд, бледное сине-зеленое сияние, исходящее из его рога, окутало тело Фьюжен. «Спасибо, Студент Корн.» С беспокойством на лице Плазма Каскад подбежала к обмякшей в магической хватке кобыле.

«Дочь, ты в порядке? Что случилось?» — бросив быстрый взгляд на Корна спросила она.

Фьюжен прочистила горло, но голос остался скрипучим. «Да, мать.» Глаза кобылы наполнились слезами. «О, мама, мне так жаль! Я была недостаточно хороша, я подвела тебя. Я подвела их.» Её голова поникла, слёзы стекали по щекам на траву.

«Нет, дочь моя,» — мягко ответила Плазма, нежно поднимая голову Фьюжен своим копытом. «Ты замечательная пони и никогда не разочаруешь меня.» Она умоляюще посмотрела на Мастера.

Корн вздохнул и сменил позу. «Пони Фьюжен Пульс показала исключительные способности. Вполне возможно, что Академик немного... увлеклась достижением результатов.»

Гелиум Флэш поставил свою дочь на землю, продолжая поддерживать магией, так как её ноги подгибались, неспособные удержать вес. Он наклонился вперёд и носом убрал её гриву с лица, а затем прошептал на ухо. «Отдыхай, дочь, мы поговорим утром.» Гелиум повернул голову к Мастеру. «Спасибо, Студент Корн. Каковы ваши приказы?»

«Ветеринарная команда скоро прибудет, чтобы осмотреть пони Фьюжен Пульс и оценить её травмы. Мы будем ждать.»

Гелиум поклонился, и лишь открыв рот, чтобы ответить, был прерван парой низко летящих над загоном пони. Сделав круг, они приземлились и поскакали к маленькой группе. Их лидер, стройный багровый жеребец с гривой цвета кости и трудовой меткой в виде черепа пони на крупе, выступил вперёд и поклонился Мастеру.

«Студент Корн? Я Энимал Сканер, а это Гамма Найф.» Золотистый жеребец с оранжевой гривой и хвостом вежливо кивнул Корну, услышав своё имя. «Академик Ванка приказала нам оценить способность пони Фьюжен Пульс к выполнению обязанностей.»

Прежде чем Корн успел ответить, Энимал достал из кармашка на упряжи пластинку покрытую кристаллами. Направив её на Фьюжен, он жестом указал Гамма Найфу держать кобылу в положение стоя. Рог Энимала засветился тёмно-красным, создавая багровое поле, пробежавшее вверх-вниз по её телу.

Фьюжен уже не ощущала этого, истощение и подсознательное чувство безопасности дома отправили в столь глубокий сон, что даже резкий тон Академика Ванки лишь на мгновение разбудил её.