Кем-то оставленная тетрадка

Какая неожиданная находка...

Другие пони ОС - пони

Зеркало (прошлое)

Первая книга из новой трилогии по вселенной mlp где главной героине не посчастливилось родиться в самое неудачное время в её истории. В эпоху конца света.

Недосып

Повседневные размышления принцессы Селестии в потоке её сознания.

Принцесса Селестия

Съезд ученых

Немного ворчливый физрук по имени Виллчаир, которому задерживают зарплату, в отчаянии едет на съезд учёных в Кантерлот, чтобы узнать о причинах задержки. Удастся ли ему узнать это или ему помешают обстоятельства?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Сестра Рэдхарт

Побег из Роккэстла.

История единорожки, которая не желала оставаться в тюрьме.

Другие пони

Солнце и Луна

Сборник драбблов о детстве двух принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Метро 2543

В один прекрасный день минотавру Майку предстоит провести ещё один караван сквозь одну из самых больших и глубоких искуственных пещер, когда-либо созданных человечеством.

Другие пони

Обретенная Эквестрия. Части 1-2

Конец 21 века. Люди захватили Эквестрию и лишили её жителей свободы... Двенадцатилетний Максим Радченко находит сбежавшую из рабства единорожку-подростка. С помощью отца он прячет беглянку, а позже выкупает у хозяев. Юная поняшка по имени Искорка входит в семью и становится для Максима младшей сестрой. Спустя несколько лет, друзья получают шанс вернуть пони их потерянную родину...

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Дружба - это чудо. Диктатор

Представьте, что в знакомый вам Мир Эквестрии попадает человек из реальной жизни. Он режиссер, сценарист, а главное, политик, до этого никак не относившийся к миру пони. Время действия - сразу после 7 сезона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Дискорд Старлайт Глиммер

Т, крохотный тролль

Привет! Я Т, и я крохотный тролль, я самый маленький в своей деревне. А ещё тролли вредные, вся их жизнь делает их вредными. А пони хорошие. Оранжевая пони показала мне других пони и мне они понравились.

Автор рисунка: Stinkehund
01: Пони в ускорителе частиц 03: Когтистая лапа в бархатной перчатке

02: День из жизни обычного пони


Внутри пузыря Шаблон создал приятную обстановку высоких энергий, греясь в электромагнитном излучении. Нежная щекотка рождающихся пар частиц создавала умиротворяющее ощущение по всему объёму. Восстанавливая свои силы, Шаблон исследовал созданное им пространство. Тонкие сдвиги размерностей и изменение температуры позволили рождаться ранее лишь теоретическим частицам. Эти массивные вещи обладали поразительной моделью поведения, невиданной Шаблоном за все его существование. Самостоятельно группируясь в кластеры, которые в свою очередь образовывали более крупные группы и наконец привлекали другой вид частиц на орбиту вокруг них. Шаблон заинтересовался этой новой областью исследований, осторожно экспериментируя с изменением некоторых из фундаментальных констант. Он сумел построить куда более сложные группы… атомы, что вселенная желала сформировать из исходной кварк-глюонной плазмы.

Расширение и охлаждение пространства-времени собрали огромное облако атомов. С небольшой помощью Шаблона, временным изменением локальных сил гравитации, облако сжалось в шар горячего камня, окруженный слоем газа. Постепенно охлаждаясь, планета одиноко плавала в тёмной карманной вселенной, её спутником было лишь орбитальное кольцо обломков, чудом избежавших её влияния. На поверхности планеты часть газа конденсировала в жидкость с интригующими свойствами, заполненная различными атомами связанными простыми, но интересными способами.


Фьюжен Пульс разбудили яркие лучи солнца. Навесы загона не имели стен, чтобы остановить их. Колющая боль в основании рога смыла остатки сна. Она лежала на правом боку, её ноги прикрывало левое крыло. Что-то мягкое и тёплое прижималось к шее и спине кобылы. Фьюжен моргнула и, скосив глаза вниз, увидела сумрачно-синие перья, простирающиеся через её холку, плечи и шею. Ощущение тепла приблизилось, с шуршанием маховых перьев крыло надвинулось чуть сильнее. Щурясь от солнечных лучей, Фьюжен спрятала голову под крыло сестры и снова погрузилась в сон.

Когда Фьюжен проснулась снова, солнце уже прошло треть своего небесного пути, и её сестра куда-то ушла. Слегка сдвинувшись, она обнаружила, что правое крыло затекло, а большинство мышц отвечали лишь жалобами. Услышав резкое рваное дыхание кобылы, её сестра, возвращавшаяся к навесу, перешла на рысь, разбрасывая копытами деревянные щепки, покрывающие земляной пол.

«Подашь мне копыто, а Грав? Крылья спят, а всё тело болит,» — прочистив горло сказала Фьюжен.

«Конечно, сестрёнка.» Дымка тёмно-синей магии, почти невидимая в проходящем через полупрозрачную крышу навеса свете, укрыла белую кобылу словно мягкое одеяло и подняла её на ноги. «Как себя чувствуешь? Ты выглядела ужасно, когда Мастер привез тебя.»

Внезапная вспышка паники покачнула Фьюжен и если бы не реакция её сестры она бы рухнула. Поздно! Я должна была быть… стоп, этот приказ отменён. Вздохнув с облегчением, она вспомнила вчерашний осмотр и кислую физиономию Академика Ванки, согласившейся с аргументами Корна. Мастера были добры и простили её слабость, давая ещё один шанс достойно показать себя. Урчание живота прервало её мысли, напоминая насколько она голодна.

«Звучит как хороший сигнал. Хочешь позавтракать? Нет, немного поздно для этого... Может ранний обед?» Гравити улыбнулась Фьюжен.

«О да, конечно!» Она чувствовала не только голод, но и особую жажду, что только еда Мастеров могла удовлетворить.

«Хорошо, я получу пищу, а ты пока прогуляйся, чтобы облегчить боль в мышцах.»

Фьюжен смотрела, как Гравити повернулась и стала удаляться, её глаза внезапно расширились.

«Когда ты получила это!» — сказала она, указывая рогом на чернильно-чёрное пятно с бледным полумесяцем, расположенное на бедре Гравити.

«Нравится? Буквально пару дней назад.» Гравити слегка сдвинулась в сторону, демонстрируя такой же знак на другом бедре.

Фьюжен, слегка завидуя, смотрела на трудовую метку сестры. Так скоро! Она ещё не получила свою, хотя и была на год старше. Зависть быстро сменилась печалью, что она пропустила это событие и желанием узнать, как всё случилось. Гравити вернулась из центра обслуживания загона с небольшой миской полной коричневых гранул.

«Ты ешь, а я буду рассказывать,» — с усмешкой сказала она.

Фьюжен кивнула и осторожно подошла к миске. Начав есть, кобыла слегка поморщилась, еда поставляемая Мастерами была питательна, но абсолютно безвкусна. Одним глазом она наблюдала за начавшей говорить Гравити.

«Помнишь, я проходила обучение удаленным манипуляциям? Ну, я прошла так хорошо, что мой Мастер решила, что я могу попробовать мои копыта в чём-то большем. Она указала на пятно света в устройстве наблюдения и сказала попробовать сдвинуть его.»

«Не видя его своими глазами?» — глухо сказала Фьюжен с полным ртом гранул.

Гравити энергично кивнула. «Странно, да? Я не знаю ни одного пони, что мог бы сделать это с совершенно незнакомым предметом. Очевидно, если Мастер говорит, что ты что-то можешь, то ты знаешь, что можешь.» Гравити не могла устоять на месте, взволнованно перепрыгивая с копыта на копыто возбуждённая собственной историей. «Устройство наблюдения оказалось странным старым предметом с линзами и зеркалами вместо кристалла ясновидения или электрической камеры и, концентрируясь, я могла чувствовать точку света. Это было трудно, но когда я нажала, свет сдвинулся! А потом я почувствовала забавное покалывание на крупе, и у меня появилась трудовая метка. Мой Мастер рассмеялась и сказала, что приняла правильное решение.»

Фьюжен прожевала и повернула голову к Гравити, чтобы посмотреть ей в глаза. «Ты всегда была хороша с левитацией. Я очень рада за тебя. Завидую, но рада.»

«Ах, не волнуйся, сестрёнка, ты наверняка скоро получишь свою. Я имею в виду, задачи, что ты делаешь для Мастеров, выглядят сложно. И, я знаю, что они не поручили бы их тебе, не будь уверены в твоих способностях.»

«Ты абсолютно права,» — ответила Фьюжен, доедая последние гранулы, а затем, нахмурившись, повернулась к Гравити. «Мастер объяснила, что за вещь ты сдвинула?»

«Она сказала, что это мертвый спутник в планетарном кольце или что-то подобное,» — сказала Гравити через плечо, роясь в холодильной камере центра обслуживания. Различные фрукты, овощи и листья салата были отобраны, разрезаны и сложены в неглубокий лоток. «Готова к настоящей еде?»


Фьюжен провела остаток утра, бродя по травяной равнине загона, отвлекаясь только на еду и короткий отдых. Она смутно надеялась наткнуться на своих друзей Пакет Свитчер или Рандом Вок, но в глубине души знала, что это маловероятно. В это время дня в загоне было очень тихо. Пакет, вероятно, был где-то в реакторном комплексе, он недавно начал обучаться под наставником. В то время как Рандом, скорее всего, была на общей тренировке или в центре тестирования со всеми остальными ещё не назначенными на работу пони.

Внезапный порыв воздуха и промелькнувшая тень прервали мысли Фьюжен, заставляя её вздрогнуть. Подняв взор, она успела увидеть лишь краткий проблеск тёмно-серого пони, пролетевшего на расстоянии длины над её головой. Фигура неуклюже приземлилась и, споткнувшись, чудом избежала удара лицом о землю, а затем повернулась к удивлённой Фьюжен. Это была испачканная в грязи кобыла с неразличимым цветом шёрстки. Её коротко обрезанные, забитые пылью грива и хвост были настолько спутаны, что отдельные волоски были едва видны.

«Ты! Как твоё имя?» Голос был резким и закончился приступом кашля. Кобыла прочистила горло и выплюнула на траву что-то тёмное и комковатое, а потом неровной походкой направилась к Фьюжен.

«Ф-Фьюжен Пульс TC4668,» — автоматически ответила Фьюжен. «Что случилось? Ты в порядке?»

«Нет времени, у меня новые приказы для тебя.» Кобыла подалась вперед и нажала диск-коммуникатор Фьюжен одним из своих грязных копыт. «Я забираю тебя согласно правилам аварийной реквизиции, ты пойдешь со мной к...» Она была прервана вспыхнувшим красным светом кристаллом в центре коммуникатора и синтезированным голосом, прозвучавшим у обоих пони в затылке.

#Доступ запрещен. Этот слуга находится под медицинским наблюдением, требуется допуск уровня Совета для отмены.#

«Во имя Создателя! Есть ли здесь другие пони?»

«Сейчас полдень, и почти все пони работают. Может учителя?»

Кобыла энергично помотала головой. «Нет, мне нужны подходящие пони.»

«О! На севере загона рабочая команда расчищает одну из фруктовых рощ.»

Кобыла благодарно кивнула и, отвернувшись от Фьюжен, присела и расправила крылья, готовясь к взлёту.

«Подожди, что случилось-то?» — крикнула Фьюжен.

С могучим взмахом крыльев кобыла прыгнула в воздух, ответив уже в полёте. «Авария, реактор семнадцать взорвался. Всё ещё ищем выживших.»

Фьюжен наблюдала за быстро уменьшающейся фигурой, а затем, встряхнувшись, направилась назад к навесу её семьи. На половине пути Фьюжен, кусая губу, погрузилась в мысли, замедлив и без того спокойный аллюр. Реактор семнадцать. Пакет, крепкий жеребец лимонного цвета с серо-серебряной гривой, был подмастерьем в центре распределения мощностей, закрепленным за... Она попыталась вспомнить все, что знала о планировке реакторного комплекса… где же был центр мощности? Сколько же пони пострадало… конечно он не мог быть рядом с камерой удержания? По крайней мере её отец, Гелиум Флэш, работал на четырнадцатом. Это было на противоположной стороне комплекса, но…

Фьюжен расправила крылья и с усилием потёрлась лицом о их кончики, чувствуя жесткость кости под тонким слоем крайних перьев. Нет, центр был в половине килодлины от шести окружавших его реакторов. Слои бетона и композитов вместе с магией защищали центральный лабиринт сверхпроводящих кабелей. Если только… был ли реактор заглушён, как предполагалось? Что если первый отказ каскадом прокатился по сложной цепи систем поддержки? Энергия в магнитном торе может быть сброшена через экстрактор, вместо того, чтобы быть поглощённой мягким железным ядром. Останется лишь шаг до пробоя разрядников и… Цепь бедствий промелькнула в её воображении.

Дрожа, Фьюжен развернула крылья в их полный, четыре длины, размах. Морщась от жалоб множества мелких мышц в корне крыльев, она расправила большие маховые перья в положение для полёта. Боль усилилась, заглушая начинающуюся панику, позволяя мыслить более ясно. Нет. Подумай об этом, ты, глупая кобыла, шанс на цепную реакцию столь незначителен, что просто смешон. Фьюжен сложила крылья и покачала головой. ...и, в этом случае, мы бы не говорили о поиске выживших. Она продолжила путь, бессознательно жуя губу. Крошечный след иррационального беспокойства сидел в её груди, делая каждый шаг сложнее.


Полдень встретил её под навесом, где Гравити упражнялась в точности левитации с целой кучей пищевых гранул. Фьюжен аккуратно опустилась на живот — ожоги были исцелены, но память о горячем металле неосознанно заставила осторожничать, и принялась наблюдать как Гравити управляется с гранулами. Она изучала сестру, высунувшую кончик языка в предельной концентрации. Что мне тебе сказать? Хотела бы я знать об этом на твоём месте? Не то, чтобы мы могли что-то сделать, кроме как волноваться. Фьюжен неохотно решила молчать.

«Спасибо, что осталась со мной, Гравити.»

«Это ничего, сестрёнка,» — ответила Гравити, не отрывая взгляда от упражнения. «Академик Ванка кажется очень влиятельна среди Мастеров. Мой Мастер прислала пересмотренные приказы прошлой ночью. Я останусь с тобой пока ты не вернёшься в Институт.»

Фьюжен вздохнула, чувствуя себя бесполезной. «Мне жаль Грав, я не хотела отвлечь тебя от тренировок.»

«Не волнуйся, сестрёнка, мне всё равно нужна дополнительная практика в точности, и нет ничего лучше для фокуса ума чем немного уединения. Эй, а ты знаешь, что ещё было в этом рабочем приказе? Мой мастер сказала, что я буду работать на стартовой площадке, когда тебе станет лучше.»

«И делать там что…?» Фьюжен почувствовала смутный укол беспокойства. Всё больше и больше пони назначались на стартовые площадки для тяжёлых грузов, разбросанные по всей территории Улья Лакуна.

«Основной ускоритель для одного из GX10 потоков. Поэтому мне и надо освежить свои навыки точного управления над многими объектами. Я не могу уронить один из этих кинетических автомобилей по пути в трубе!»

«Думаю нет,» — пробормотала Фьюжен, представляя, что произойдёт если КА коснется стенок трубы на половине орбитальной скорости.


Обычно родители Фьюжен и Гравити возвращались когда золотая сфера Селестии уже садилась за горизонт, окрашивая небо и облака в цвет расплавленного железа. Первой была Плазма Каскад, прилетевшая со стороны промышленной зоны Улья, её кремовая шёрстка и красная грива казались охваченными пламенем в свете заката. Она приземлилась ровно в десятой части килодлины от навеса и галопом поскакала к своим дочерям. Фьюжен почувствовала облегчение в груди, когда часть иррационального страха испарилась.

«Фьюжен,» — сказала кобыла, уткнувшись носом в шею своей старшей дочери, затем отступила и внимательно осмотрела её своими сияющими зеленовато-голубыми газами. «Приятно видеть тебя на ногах. Как ты себя чувствуешь?»

«Намного лучше, мама. Всё ещё немного больно, но за несколько дней всё пройдёт.»

«Отлично. А ты, Гравити… хорошо заботилась о своей сестре?» Плазма повернулась к младшей из сестёр с озорными огоньками в глазах, её красный хвост щёлкнул по изогнутым линиям трудовой метки.

Гравити хихикнула. «Да ма, хотя она и была трудным пациентом. Принеси это, отнеси то — бесконечные требования.»

Фьюжен раздраженно фыркнула. «Да-да правильно, смейся над больной. Когда папа вернется со смены? Я слышала что-то об аварии на одном из реакторов?» Она проигнорировала внезапный, пронзительный взгляд Гравити.

«Гм, уже должен был. Это правда, произошёл взрыв, я… я слышала как один из Мастеров говорил по коммуникатору.» Она опустила голову, краснея от воспоминания о проявлении малейшего неуважения к Мастерам, несмотря на стремление всех пони предвидеть их пожелания. «Это был реактор семнадцать, они забрали всю его смену, чтобы работать в одной из ремонтно-восстановительных групп.»

«Что случилось?» — взволнованно вставила Гравити.

«Один из кристаллов защиты треснул, и камера удержания была пробита. К сожалению, отказоустойчивая система защиты… отказала и один из инженерных отсеков был затоплен.»

Фьюжен поморщилась. С реактором на полной мощности, казалось каждый реактор работал так в эти дни, и системой безопасности, не отключившей индукционные нагреватели… Даже малейшей части полного выхода мощности будет достаточно, чтобы перегреть воздух в инженерном отсеке.

«Сколько жертв?» — прошептала она.

«Ни одного Мастера, к счастью, но пять пони пришлось подвергнуть эвтаназии.»

«Только пять? Хорошо, что не больше.» Фьюжен вздохнула, всё могло быть намного, намного хуже. «Ты знаешь, кто они были? Кажется некоторые из нашего загона работают на семнадцатом.»

Плазма покачала головой. «Бригада реактора до сих пор работает и ремонтно-восстановительные группы, вероятно, всё ещё разбирают обломки. Что ж… мы узнаем, если кто-нибудь не вернётся.» Старшая кобыла затихла, сосредоточив взор на удалённой сцене, видимой только ей.

Позади неё раздался глухой удар, и Гравити прыгнула в воздух с могучим взмахом крыльев. Крылья Фьюжен дернулись, и она вытянула шею в бессознательном желании присоединится к своей сестре в небе. Сумрачно-синяя кобылка спиралью взмыла вверх, чтобы встретиться с большим бирюзово-синим жеребцом. Пара пони неистова гонялись друг за другом среди облаков и исчезающего заката в импровизированной игре в догонялки. Наконец стемнело, и они, уставшие, но весёлые пошли на посадку.

Гелиум Флэш стряхнул пот с четырех пересекающихся колец, формирующих его трудовую метку и встал рядом с Плазмой, их крылья легли друг другу на холку. Он пристально изучил свою старшую дочь прежде чем кивнуть ей.

«Ты выглядишь намного лучше, Фьюжен,» — сказал Гелиум. Он покосился на свою супругу. «Предполагаю, ты рассказала всем о том, как провела день, да?»

Фьюжен отодвинула на задний план мысли об аварии и, улыбнувшись отцу, начала говорить.


На следующий день Фьюжен проснулась задолго до восхода Селестии из за нарушенного прошлой ночью тщательного режима сна. Ещё несколько секунд она тихо наслаждаясь теплом её семьи, они лежали вместе на полу под навесом. Под тусклым светом отдаленного гелиостата она выбралась из под крыла отца, он никак не мог отказаться от этой привычки, хотя Фьюжен и Гравити почти сравнялись с ним размером, и осторожно пошла к краю навеса. Позади раздался тихий шелест перьев, когда Гелиум во сне сдвинул крылья, прикрыв оголившейся бок.

Фьюжен прислонилась к одной из опор навеса, её дыхание обращалось в пар в холодном предрассветном воздухе. Она проследила взглядом дугу планетарного кольца — сияющее скопление крохотных мерцающих точек, летящих по абсолютно чёрному небосводу. В этот раз взошёл лишь один из двух спутников — Луна. Она прошла лишь треть своего пути на восток, заливая округу прохладным серебристым светом. Фьюжен уставилась на покрытую кратерами сферу. Даже без использования простого заклинания атмосферного линзирования она разглядела формы некоторых объектов на поверхности.

Вдали был основной в этот час источник света, гелиостат Улья давал дополнительные дневные часы одной из ферм за горизонтом. Большие орбитальные зеркала были неоценимы для повышения урожайности, даже если иногда их перенаправляли в необычное время, как правило, кратко купая загон в ярком солнечном свете посреди ночи. Она не могла видеть, куда именно направлен его свет, но небольшая часть отражалась от неестественно ровных рядов гигантских пушистых облаков, зависших вне пути луча гелиостата. Крошечные, стремительно двигающиеся точки света обозначали пони погодной команды, готовящих маленькую штормовую систему к утреннему ливню.

Выйдя из под навесной крыши, Фьюжен ускорилась до медленной рыси, чувствуя жалобы мышц, но зная, что это самый быстрый способ полностью восстановиться. Она двигалась вдоль периметра загона далеко от обычных и шумных гравийных дорожек, направляясь к Храму. Это строение, одно из трёх с настоящими стенами два других — лазарет и пищевой склад, было пирамидой, сделанной из камня настолько тёмного, что казалось впитывающим свет даже в середине дня. В серебряном сиянии Луны и далекого гелиостата оно выглядело как дыра в ткани вселенной — портал в бесконечное чёрное измерение.

Фьюжен шла вдоль одной, размером в двадцать длин, сторон структуры, часто делая паузы, чтобы провести копытом по полированной поверхности, пока не почувствовала ряды мелких канавок. Она не могла прочитать их в столь низком и смутном освещении, но знала, что там было. Имена, сотни и тысячи имен. Все пони рождённые в загоне и достаточно успешные, чтобы получить Благословение и заработать трудовую метку. Скоро где-то здесь Гравити высечет своё собственное имя. Фьюжен вздохнула и отступила на шаг, всматриваясь в треугольный силуэт.


Лес ног с заострёнными копытами был довольно пугающим для пони едва достающей им до колен. Фьюжен придерживалась между Гелиумом и Плазмой, тела её родителей были щитом против давления массы восторженных взрослых. Она встала на дыбы, махая короткими крыльями для поддержания неустойчивого баланса, в тщетной попытке разглядеть что нибудь за спинами толпы. Ей удалось увидеть не более, чем краткий проблеск чёрной пирамиды, разочарованная, она боднула свою мать в бок.

«Мамочка, я ничего не вижу! Подними меня!»

«Ох! Фьюжен, пожалуйста, не делай так больше,» — сказала Плазма, потирая крылом место, куда боднула её дочь. «Твой рог становится довольно острым, знаешь ли.»

Фьюжен надулась и опустила голову. «Прости, я не хотела, но Гравити едет на спине, и это даже не её день! Я хочу видеть

«Ты слишком большая для поездки. Все твои школьные друзья идут сами, неужели ты не хочешь показать им какая ты взрослая?» Голова Плазмы поднялась, когда она оглядела толпу, а затем вновь опустилась на уровень Фьюжен. «В любом случае, там не на что смотреть.»

Фьюжен подняла взгляд вверх, глядя на Гравити, сидящую на спине отца свесив ноги по обе стороны от корней его крыльев. Маленькая сумрачно-синяя кобылка взглянула на неё сверху вниз и, ухмыльнувшись, показала язык.

Фьюжен повернулась к Плазме. «Пожалуйста?» — умоляла она, свесив уши и расширяя глаза. Это выражение почти всегда работало.

«Нет Фьюжен, езды не будет.» Тон Плазмы стал строгим, но затем появилась улыбка и смягчила слова. «Во имя Создателя, прекрати так смотреть, кобылка, ты разрываешь моё сердце. Ладно, послушай,» — сказала она, увидев досаду на лице Фьюжен. «Я буду держать ухо востро и, когда Мастера прибудут, я подниму тебя на спину, договорились?»

Разочарование на лице Фьюжен исчезло, и она улыбнулась. «Договорились! Выше чем Гравити?»

Плазма рассмеялась и прижала белую кобылку к себе крылом. «Посмотрим. Теперь, почему бы тебе не поискать твоих друзей? Только обязательно вернись, когда услышишь начало музыки, хорошо?»

«Хорошо!» — ответила Фьюжен и умчалась, забыв свой страх перед толпой, довольная обещанием Плазмы. Лавируя в лабиринте ног, она использовала глаза уши и нос в поиске признаков её друзей.

Около дюжины семей с жеребятами, едва начавшими открывать в себе магию, сгруппировались вместе в середине толпы, и вскоре она уловила аромат корицы и жжённого сахара — запах Рандом Вок. Насторожив уши и ища глазами, она наконец разглядела в толпе зелёный круп с трудовой меткой в виде сломанной кости.

«Спайрал Фракче!» — окликнула Фьюжен.

Голова зелёной кобылы появилась над спинами ближайших пони, уши двигались, ища источник голоса. Увидев белую кобылку, она протиснулась мимо соседей и наклонила голову к Фьюжен.

«Привет Фьюжен, дорогая, ты потерялась?» — спросила она, склонив голову на бок, заставив туго заплетённую белую гриву раскачиваться как маятник.

«Нет, я искала Рандом. Может ли она пойти поиграть?»

«Хм, хорошо. Только вернитесь прежде, чем церемония начнётся — это было бы ужасно, заставить Мастеров ждать.» Уши Спайрал поникли, и она вздрогнула при мысли об этом. Она отступила немного, слегка подталкивая фиолетового жеребца, чтобы он отошел с пути Фьюжен.

В нескольких шагах впереди Фьюжен увидела фигуру своего размера. Рандом лежала на земле, уставившись на траву с выражением невыносимой скуки. Прежде чем они подошли ближе, Фьюжен боднула Спайрал, на этот раз боком, а не передом головы, привлекая внимание кобылы.

«Постой, я хочу удивить её,» — прошептала Фьюжен. Уши Спайрал взметнулись вверх и, улыбнувшись, она отодвинулась, позволяя Фьюжен пройти. Кобылка зашла сзади и стала подкрадываться к покрытой бронзовой шёрсткой Рандом, с осторожностью наступая на каждое копыто и наконец, задержав дыхание, наклонилась мимо чёрной гривы прямо к поникшему уху.

«Привет Рандом, что делаешь?» — громко сказала она.

Реакция была в точности такой, какую Фьюжен ожидала. Кобылка с воплем отскочила, расправляя крылья и инстинктивно готовясь бежать.

«Попалась,» — смеясь сказала Фьюжен, откидывая крыло Рандом с лица. «Догоняй меня!» — отскочив назад прокричала она, глядя через плечо.

Выражение Рандом мгновенно изменилось от шока к радости, она взрыла землю передним копытом, а затем кинулась вдогонку за белой кобылкой. В течении следующих минут пара носилась друг за другом сквозь толпу к добродушному негодованию взрослых. Охотник и жертва менялись каждые несколько секунд. По пути они в буквальном смысле столкнулись с Пакетом Свитчер, наблюдавший за ними лимонный жеребенок подкрался достаточно близко, чтобы наброситься на Фьюжен, когда она вильнула, пытаясь уклониться от одного из выпадов Рандом. Все трое кучей упали на землю, чуть не сбив с копыт оранжевого жеребца, слишком увлеченного разговором с соседом, чтобы заметить их подход.

«Простите, мистер,» — пропищала Рандом между вздохами, совсем не выглядя виноватой.

Раздражённый взгляд на его лице быстро исчез, когда уши жеребца щёлкнули вверх, уловив первые ноты большого рога, прозвучавшие над толпой.

«Он здесь!» — взволнованно сказал жеребец. «Вам, жеребята, лучше вернуться к родителям, если не хотите пропустить церемонию.»

«Сегодня наша очередь,» — гордо сказал Пакет, выпутавшись из кучи и встав во весь свой невысокий рост.

Глаза жеребца расширились. «Тогда вам лучше поторопиться. Давайте, уходите! Хватит играть! Кыш!»

Три жеребенка обменялись взглядами легкой паники, а затем разделились, чтобы возвратиться к своим родителям. Фьюжен по памяти направлялась к своей семье, когда встретила мать, пришедшую совсем с другой стороны.

«Ах, так и знала — где шум там и ты! Пойдём, ты едва не пропустила прибытие Мастеров,» — повернувшись, сказала Плазма и перешла на рысь.

Фьюжен галопом последовала за красным хвостом матери, в сторону Гравити, разлёгшейся на спине отца. Звук рога сменился более сложной мелодией духовых и струнных инструментов. Фьюжен мельком увидела четыре объекта, быстро пролетевших над головами толпы.

«Мамочка, ты обещала!» — воскликнула Фьюжен.

Плазма восторженно глядела на что-то скрытое от взора Фьюжен, оклик заставил её подпрыгнуть, и она с улыбкой повернулась к Фьюжен.

«Да, да, обещала. Стой на месте.» Рог кобылы вспыхнул белым нимбом, покрывая Фьюжен сиянием того же цвета и поднимая её на уровень головы. «Уф, ты становишься тяжёлой!»

Фьюжен фыркнула. Она видела, как её мать поднимала целый ствол дерева без видимых усилий. Собираясь ответить, она открыла рот, но мать уже вновь смотрела вдаль, всё её тело подалось вперёд в ожидании... чего-то? Фьюжен взглянула в том же направлении, но увидела только маленькую черную точку.

Это должно быть Мастер, — подумала она. Кобылка пыталась копировать свою мать, но через несколько секунд решила, что лучше наблюдать за командой сопровождения. Так где они…?

Четыре пони в полной тишине пронеслись над толпой столь низко, что Фьюжен могла бы посчитать волоски на их животах, не двигайся они так быстро. Она ахнула, удивлённая их мастерством. Квадратное построение было настолько плотным, что их полураскрытые крылья почти касались друг друга. Достигнув пирамиды, квадрат распался. Ведущая пара взмыла вверх, образовав букву V, в то время как ведомые разлетелись в противоположные стороны к земле. Каждый из них оставил за собой недолговечный инверсионный след, при помощи магии охладив воздух позади себя.

Развернувшись, они полетели к вершине пирамиды, а от неё стали спиралью подниматься вертикально вверх. Кончики их крыльев размывались, создавая плотную колонну тумана. Примерно в пятистах длинах над землёй колонна встретилась с чёрной точкой, ставшей теперь гладкой яйцевидной формой около десяти длин в поперечнике. Пони разлетелись в разные стороны, прежде чем сделать петлю и окружить парящий корабль в сложном воздушном танце.

Фьюжен ликовала, хлопая копытами, но её радостный крик заглушил рёв толпы. Над головами чёрное яйцо начало опускаться, направляясь к вырезу на вершине пирамиды.

«Ты готова?» — прошептала Плазма Фьюжен, держа рот так близко, что дыхание щекотало волоски вокруг края уха.

Фьюжен сглотнула, в горле пересохло, когда она поняла, что придётся выйти перед толпой. «Я...»

Плазма уткнулась носом в шею дочери. «Не волнуйся, всё будет хорошо. Я здесь, с тобой. Будет немного страшно в начале, но после Благословения... это… это удивительно.» Она на несколько секунд замолчала с мечтательным выражением на лице.

Фьюжен отрывисто кивнула, когда мать нежно опустила её на землю.

«Давай, надо идти,» — сказала Плазма, встряхнув головой, чтобы отогнать мысли. Она обняла дочь крылом, и они вместе пошли к передней границе толпы.

Вскоре Фьюжен стояла рядом с Рандом, Пакетом и около десятка других жеребят её возраста. Все немного дрожали, бросая нервные взгляды на родителей. В стороне от них пять пони, играющих на струнных, духовых и ударных инструментах достигли крещендо и внезапно затихли. Одновременно с этим большие двери пирамиды распахнулись.


Память Фьюжен вернулась к настоящему, оставив её стоять в темноте перед стеной имён.

«Окажусь ли я здесь когда-нибудь?» — мягко сказала она в пустоту.

Фьюжен нахмурилась. Было что-то странное в этой давно забытой памяти. Она могла вспомнить игру в догонялки до церемонии и празднование после, но время внутри Храма было не более чем размытым ощущением страха и радости.

Сдвинув брови, она зондировала память, изо всех сил пытаясь вспомнить, что же произошло внутри чёрной пирамиды.