Дружба — это Оптимум: Осколки Целого

Райан желает остаться человеком после эмиграции в Эквестрию. СелестИИ может исполнить это желание, но за него придётся заплатить.

Принцесса Селестия Человеки

Ветер Времен

История о том, как опасен самообман и о том как давным давно умершая пони возвращается в Эквестрию с целью, о которой она и сама ничего не знает.

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Альтернатива бессонницы

На первый взгляд жизнь в Эквестрии добра, красочна и полна разнообразных чудес. Но все мы знаем, что под великолепной оболочкой может храниться нечто действительно драматичное. И данный рассказ познакомит именно с этой обратной стороной.

DJ PON-3 Октавия

Кровь героев

На обложке журнала пером накорябано: "Сторителлер - Кровь героев"

Рэрити ОС - пони

Тьма века сего / This Present Darkness

Она – низвергательница абсолютов, неисповедимая владычица ночи. Она, заточённая в небесном узилище, где только луна да светлые звёзды сияют в вышине, пускай и незримые глазу. Ибо кругом лишь тьма.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Увядание мистера О'Блума

Понификация романа И.А.Гончарова "Обломов".

ОС - пони

Один день Пинкамины Дианы Пай

Все знают об альтер-эго Пинки Пай. И никто никогда не думал о том, что у Пинкамины Дианы Пай тоже есть мысли и чувства...

Пинки Пай

Триксе

Триксе. Однажды утром всё стало Триксе. Потому что Триксе.

Спайк Трикси, Великая и Могучая Другие пони Старлайт Глиммер

"Песнь Лазоревки", by Ardensfax

Любая звезда в своё время обречена упасть. Рэйнбоу Дэш оказывается в западне собственного прошлого, но с помощью Твайлайт Cпаркл ей предстоит совершить открытие, что перевернёт весь её мир. Но какой ценой? Посвящается Дональду Кэмпбелу и его "Блубёд", за преодоление границ только потому, что они существовали. Также Стивену Хогарту и группе "Мариллион" за песню "Out of this World", в которой автор (да и я тоже) черпали вдохновение. Оригинал: http://www.fimfiction.net/story/5082/A-Bluebird%27s-Song

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Король Сомбра: Тьма двух миров

Как бывает после частых и удачных походов, злодеи заканчиваются или не торопятся возвращаться. Жизнь возвращается в свое нормальное скучное русло. Твайлайт, получившая титул принцессы и силы аликорна, откровенно наслаждается жизнью в своем замке с повзрослевшими друзьями. Но в катакомбах стоит новая интересная игрушка — портал в другой мир. Да и все ли зло принцессы разогнали под углам? Кто знает. Может тьма уже рядом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки Король Сомбра

Автор рисунка: Siansaar
02: День из жизни обычного пони 04: Довольствуясь малым

03: Когтистая лапа в бархатной перчатке


Шаблон проводил длинные неспешные эксперименты с этими новыми соединениями. Атомы связывались всё более и более сложными способами, образуя цепочки, пласты и наконец сферы со сложными молекулярными машинами внутри. Плавая в по-прежнему тёмном океане, эти первые органические формы жизни были способны использовать химические элементы в горячих потоках для самовоспроизводства, покрывая толстым одеялом дно вокруг подводных вулканов. Дальнейшие изменения позволили отдельным клеткам собираться в связанные кластеры. Каждая из них специализировалась в той или иной области, чтобы дать всему организму возможность влиять на окружающую среду. Десятки, а затем сотни новых видов родились, чтобы свободно бороздить тёмные глубины океана.

Именно здесь Шаблон и встретил свою первую неудачу. Преодолев определённый размер тела, созданная им жизнь прекращала своё функционирование и распадалась. Он сразу же понял свою ошибку — запас энергии был слишком мал для продолжения этой интересной линии экспериментов. Шаблон нуждался в лучшем источнике энергии, чем медленное истечение тепла, заключённого под корой планеты. Он знал, что существуют способы слияния атомов, выделяющие относительно большое количество энергии, но его вселенная была слишком мала и содержала недостаточно атомов нужного типа, чтобы справиться с этой задачей. К счастью, был другой способ.


Пирамида была полой изнутри с возвышением в центре, прямо под толстым столбом, опускающимся от остроконечной вершины и зависшим всего в паре длин над полом. Облаченная в тёмную мантию фигура стояла в центре платформы рядом с постаментом, на котором что-то сверкало в свете одинокого прожектора.

Пятнадцать жеребят выстроились в три шеренги и вошли в двери Храма, маршируя маленькими быстрыми шагами, которые они практиковали в течении нескольких последних мегасекунд. Фьюжен была в последнем ряду, её нервозность растворилась в рутине шага. В просвете между головами и шеями она видела фигуру в мантии, стоящую… переминаясь с ноги на ногу, — подумала она …в нетерпении? Белая кобылка смотрела прямо вперёд, когда они выстраивались вокруг платформы, одним глазом глядя на Мастера с наглым любопытством.

Фигура была высокой, действительно высокой и очень тонкой. Даже без помоста она была почти в два раза выше её.

Как же им удаётся держать равновесие только на двух ногах? — подумала Фьюжен.

Мантия, чёрная как и стены пирамиды, полностью закрывала существо, но она могла видеть покрытые бледной шерстью когтистые лапы, которые оно держало перед собой. Его… Фьюжен попыталась вспомнить незнакомый термин …большие пальцы постукивали друг о друга. Грудь фигуры слегка расширилась, и она услышала вздох из темноты капюшона.

Вскоре жеребята окружили платформу, глядя широко раскрытыми глазами на фигуру в центре. Существо сменило позу и протянуло поразительно длинные лапы к покоящемуся на постаменте сверкающему металлическому кольцу с крупным аметистом в центре. Подняв объект над головой, Мастер заговорил.

«Создатель сотворил Народ в начале времён.»

Мастер, мужчина судя по голосу, поднял голову, глядя на металлическое кольцо, его капюшон слегка сдвинулся, открыв молодо выглядящее лицо, покрытое бледной шерстью. В свете прожектора Фьюжен видела, что металлическое кольцо не просто было инкрустировано единственным фиолетовым камнем, но также имело сложный рисунок из мелких камней на внутренней поверхности. Несмотря на её фокус на короне, диадеме или что бы это ни было, Фьюжен не могла не заметить, что голос Мастера звучал немного скучающим.

«Мы же, Народ, создали вас. В обмен на жизнь, вы будете служить нам в этом мире, зная, что вознесётесь в рай в следующем.»

Мастер опустил корону на высоту голов жеребят и шагнул к первому из них всего в паре шагов слева от Фьюжен. Жеребёнок, Метал Матрикс, в благоговении смотрел на Мастера, источник света внутри короны отбрасывал рассеянное мерцание на его бледно-кремовую шёрстку. Мастер возложил корону на голову жеребёнка, так что она покрывала его макушку и упиралась в заднюю часть рога.

«Этот Жрец Благословляет тебя во имя Создателя.» Мастер прижал палец к аметисту в центре.

Камень вспыхнул ярким пурпуром. Глаза Метала расширились, он сделал судорожный вздох через плотно сжатую челюсть. Несколько секунд спустя его веки поникли, рот приоткрылся, и он, полностью расслабившись, опустился на пол, когда его ноги дрогнули. Мастер забрал корону и переместился к следующему жеребёнку, Рандом Вок. Он поместил корону на голову кобылки.

«Этот Жрец Благословляет тебя во имя Создателя.»

Ум Фьюжен кружился — голос был скучающим. Это было не каким-то особым событием, как говорили родители, это было обычным делом. …и почему эта фраза вдруг звучит так зловеще?

Со вспышкой фиолетового Рандом охнула и упала на землю, что заставило Фьюжен дёрнуться с желанием помочь своей подруге. Мастер поднял корону и встал прямо перед ней. Широко раскрыв глаза, Фьюжен чувствовала растущую панику, когда корона приблизилась к голове. Желание бежать становилось невыносимым. Её внимание сместилось с Мастера на корону в его лапах. Маленькие проблески света мерцали вокруг камней на внутренней поверхности, их пульсация ускорялась с приближением к ней. Когда холодный металл был помещён на голову кобылки, к ней пришло внезапное откровение: что-то было неправильно, очень неправильно — пони называют это Благословением, но это не что иное, как страшное проклятье.

«Этот Жрец Благословляет тебя во имя Создателя.»

Фьюжен напрягла ноги и расправила крылья в бесполезном, инстинктивном порыве бежать, когда большой когтистый палец слегка коснулся аметиста в центре короны. Ослепительный свет заполнил глаза, и что-то потянулось из металла прямо к её разуму.


Фьюжен покачала головой, чтобы очистить мысли. Откуда это пришло? Она беспокойно переступила с ноги на ногу.

«Недостаточно сна,» — пробормотала она, повернув голову в сторону навеса её семьи. Небо позади пирамиды осветилось, рассвет был всего лишь в нескольких килосекундах, но она могла попробовать уснуть. Фьюжен развернулась и пошла назад через центр городка из навесов, её копыта хрустели по гравию.

По пути назад она проходила мимо затемнённого лазарета, все стойла мониторинга были пусты, рабочие дневной смены реактора семнадцать так и не вернулись в загон. Фьюжен остановилась, глядя на широкий вход. Где-то там было специальное стойло, в которое пони шли, чтобы не вернуться. Что мне делать, если я навсегда потеряла магию? Она закусила губу, ум дрейфовал по тёмному пути. Страшилки вернулись, и в этот раз она не смогла так просто отбросить опасения.

Конечно были рабочие места для пони, неспособных больше выполнять установленные Мастерами задачи, с выгоревшей магией, лишившиеся полёта и так далее, но не так много. Неизменно трудная работа на Мастеров всегда оставляла место несчастным случаям, а так как выполняемые пони задачи в основном были из области высокого риска, то они имели тенденцию быть фатальными. Пони имели долгую жизнь, столь долгую, что Фьюжен никогда не слышала о пони умершем от старости или даже стареющем, как Мастера. Те немногие рабочие места, такие как обучение младших жеребят или поддержание загона для тех, у кого ещё осталась магия, были заняты пони до тех пор, пока они могли выдержать. В конце концов, они не могли выносить это больше и совершали последнее путешествие в лазарет.

Отвернувшись от здания, Фьюжен побрела дальше, повесив голову и блуждая в тёмных мыслях, пока не достигла семейного навеса. Тихо продвигаясь вперёд, она слегка подпрыгнула, когда её отец поднял голову, его глаза сверкали мягкой зеленью в свете гелиостата. Гелиум поднял крыло, и она с благодарностью вошла в его объятия, прижимаясь к тёплому меху.

«Не волнуйся, всё будет хорошо,» — прошептал он на ухо, а затем начал напевать, прижавшись головой к её макушке.

Веки Фьюжен поникли, краем уха она слышала колыбельную, создавшую тёплое ощущение в груди и, так же как в детстве, отправившую её в глубокий сон.


Фьюжен застонала — яркий свет резал глаза. Не сейчас! Одно из её крыльев поднялось, бессильно размахивая в попытке прикрыть глаза.

«Выключись,» — пробормотала она, вздохнув с облегчением, когда что-то встало между ней и солнцем. Моргая, она широко зевнула и подняла голову, чтобы посмотреть на наклонившуюся к ней фигуру.

«Лучше?» — будто издалека прозвучал голос. «Время просыпаться, ты почти пропустила завтрак.»

«Намного, спасибо.» Фьюжен со вздохом опустила голову назад на покрытый щепками пол. «Ещё несколько секунд.»

После мгновения тишины тень шевельнулась, и свет снова упал на Фьюжен. Вздрогнув, она открыла рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его, когда что-то мягкое мёртвой хваткой обхватило её тело от задних ног до холки, одновременно щекоча во всех самых чувствительных местах.

«Стой! Смилуйся! Я не сплю, остановись!» Фьюжен дрожала от смеха, ноги бесконтрольно бились, но щекотка и не думала ослабевать. Спустя, кажется, целую жизнь, мучение прекратилось, и она наконец смогла дышать.

«Только дождись, когда мне станет лучше, ты, монстр!» — тяжело дыша проворчала Фьюжен изо всех сил пытаясь встать на копыта. «Иди сюда, ты, маленькая...» Наконец поднявшись, она поскакала за быстро ускорявшейся, уже находящейся в нескольких длинах от неё сумрачно-синей кобылой. Видя увеличение расстояния между ними и понимая, что шанс поймать своего мучителя ускользает, Фьюжен, зашатавшись, остановилась и склонила голову в притворном кашле.

Позволяя крыльям опасть и тащится по траве, Фьюжен сделала пару шатких шагов, слегка петляя и качая головой, изображая ошеломление. Через прищуренные глаза она видела, как Гравити остановилась и с беспокойным выражением на лице направилась к ней.

«Сестра… ты в порядке?»

Фьюжен проигнорировала вопрос и снова закашляла. Ещё чуть ближе… «Попалась!» — прошептала она, а затем одним быстрым движением встала на дыбы, чтобы обхватить передними ногами шею Гравити, одновременно оборачивая её крыльями и щекоча маховыми перьями живот. Эффект был почти таким же, как и у способа Гравити разбудить её — младшая кобыла вскрикнула, молотя крыльями в попытке избежать атаки Фьюжен.

«Хватит!» Тёмно-синяя магия оттащила Фьюжен прочь, держа её на расстоянии, пока Гравити восстанавливала дыхание. «Думаю, я заслужила это,» — тяжело дыша, сказала она. «Мир?»

«Мир,» — со смехом сказала Фьюжен. «Что за спешка?»

«Празднование твоего возвращения домой… мы хотели сделать это вчера, но ты выглядела болезненно. А также...»

Фьюжен отвела взгляд, счастливое отвлечение погони исчезло под тяжестью воспоминаний о предыдущих днях. «Для меня? Но я не сделала ничего, чтобы заслужить это.» Она на секунду закусила губу, а потом развернулась и посмотрела в глаза сестры, тёмно-синяя фигура искажалась потоком слёз. «Я подвела, Гравити. Ошиблась! Как я могу пойти на праздник?»

Гравити моргнула, её голова дернулась назад от удивления. «Но… ты не можешь верить в это!»

Фьюжен не ответила, но отвернулась и, немного шатаясь, пошла назад к навесу. Гравити рысью подбежала и остановила её, положив тёмно-синее крыло на холку. Она прижалась головой к Фьюжен и вздохнула.

«Мне очень жаль, Фьюжен, я поняла. Я думаю, ты не очень хорошо помнишь большую часть ночи, когда тебя привезли?»

«Я помню достаточно,» — тихо сказала Фьюжен. «Мой Мастер была так зла на меня, и теперь я не могу использовать свою магию… Я бесполезна и для Мастеров, и для пони.» Её голос превратился в бормотание. «Я не думаю, что достойна жить дальше.»

Фьюжен почувствовала, что мышцы под синей шёрсткой её сестры внезапно напряглись и стали твёрдыми как железо, а затем Гравити с силой оттолкнулась от Фьюжен, заставив её пошатнуться. Повернувшись к белой кобыле лицом, она подняла одно из крыльев и отвесила им резкую пощёчину. Рот Фьюжен повис в шоке, глаза широко раскрылись, и она в замешательстве посмотрела на Гравити.

«Этого вполне достаточно. Ты не думаешь ясно, моя маленькая пони!» Гравити кругами ходила перед своей сестрой, ударяя копытами о землю куда сильнее, чем было необходимо. «Я слышала, что сказала твой Мастер. Да, она была сердита. Но. Не. На. Тебя.» Она подчеркнула последние слова длительными паузами, прежде чем продолжить вежливым тоном. «Академик Ванка была зла на… на мир, я думаю. Она сердилась, что не может немедленно продолжить свою работу. Бесполезна, действительно,» — с сарказмом фыркнула Гравити. «Мастер, что привёз тебя, практически пел тебе дифирамбы.»

Фьюжен тряхнула головой, словно прогоняя надоедливое насекомое, пытаясь вспомнить нечто большее, чем смутные впечатления о той ночи. «Я... ты уверена?»

Гравити раздражённо хлопнула крыльями. «Я была там и, в отличие от тебя, обращала внимание. Да, конечно я уверена! Как ты думаешь, я могу лгать о чём-то в этом роде?»

Это помогло. Голова Фьюжен поднялась, огромный вес будто упал с её плеч. «Спасибо, спасибо тебе. Ты не представляешь, что для меня значит слышать это.»

«Наверное нет. Так что… ты идёшь?»

«На праздник?»

«На праздник. О, и это не только для тебя. Вернулась смена реактора и Пакет Свитчер с ними.»

«И когда ты собиралась сказать мне об этом?»

«Прямо сейчас, как раз прежде чем ты, гм...»

Сказала тебе, что планирую отправится в один конец в лазарет, — мысленно завершила за сестру Фьюжен, её уши поникли. «Мне жаль.» Она откашлялась и продолжила самым убедительным тоном, на который была способна. «Я в порядке. Тебе не нужно беспокоится.»

«Знаю, знаю.» Гравити сделала шаг вперёд и завернула крылья вокруг Фьюжен. «Извини, что ударила тебя. Давай, мы уже должны были быть там, мне не терпится послушать как ты и Пакет делитесь историями.»


Праздник, так же как и всегда, проводился на открытой области за лазаретом. Никто из пони не мог вспомнить когда началась эта традиция — одна из немногих вещей, что не была перенята от Мастеров. После каждой аварии выжившие... нет, скорее все свободные от обязанностей пони собирались вместе отметить тот факт, что жизнь продолжается. Праздник длился весь день, постоянно изменяясь, как поток воды. Одни пони возвращались после выполнения своих обязанностей, а другие уходили исполнять свои. Было много еды, специалисты в тонких манипуляциях играли музыку, погодная команда устраивала воздушное представление. Но лучшим из всего был обмен историями. Рассказы о тех, кто пал на службе Мастерам, воспоминания оставшихся в живых, а также слухи и небылицы.

Две кобылы дрейфовали в толпе пони. Фьюжен, радуясь возвращению смены реактора, решила придержать основную часть подробностей о своём происшествии, стараясь не выделяться. Она провела большую часть следующих четырёх килосекунд, слушая разные версии одной и той же истории, стоя за Гравити, пока тёмно-синяя кобыла впитывала подробности. Когда дело доходило до неё, она смущалась вдвойне. В основном потому, что её травма была результатом собственной слабости, но также она чувствовала, что её рассказ просто не был столь же интересным.

Наконец Фьюжен увидела Пакета, когда лимонного цвета жеребец вышел из задней двери лазарета. Слегка толкнув свою сестру, она извинилась перед группой, с которой они говорили, и рысью направилась к нему навстречу. Бросившись обнять его, она едва успела затормозить, когда увидела, как он вздрогнул, запоздало заметив отсутствие шёрстки на одном из его боков.

«Без объятий, да?» — глядя на него, сказала Фьюжен. «Что с тобой случилось? Я не думала, что ты был где-то рядом с реактором?»

«Без объятий,» — со смехом подтвердил Пакет, что сразу же превратилось в болезненный вздох. «Не волнуйся, больно только при вдохах.» Расслабившись, он слегка улыбнулся ей. «Хочешь сначала послушать мой рассказ?»

Фьюжен кивнула. Ей не терпелось узнать, как её друг был ранен, хотя находился в одной из самых защищённых частей комплекса.

«Итак,» — начал Пакет, «мы, я и мой тренер Купер Пэир, услышали об аварии, когда он получил экстренное переопределение по его диску-коммуникатору… реактор, должно быть, взорвался всего за несколько секунд до этого, мы были слишком далеко, чтобы услышать взрыв, и этот реактор находился вне нашей секции энергосистемы.» Он рыл землю, вглядываясь в пространство, поглощённый воспоминаниями. «В то время мы не знали, что случилось, приказ был следовать к пункту сбора, но было уже слишком поздно для инженерной команды...»


«Важной вещью является поддержание напряжения в энергосистеме. Твоей главной задачей будет эффективный контроль над распределительной сетью и...»

Пакет подпрыгнул, когда аварийная трель прервала голос другого жеребца. Глянув в сторону источника звука, он увидел, что диск-коммуникатор Купера мигает красным. Жеребец повернул голову и посмотрел вниз, диск на его собственной покрытой жёлтой шёрсткой груди молчал.

«Что...»

Купер прервал вопрос Пакета, подняв шоколадного цвета крыло, а затем стукнул по диску связи копытом, чтобы отключить аварийную сигнализацию. Склонив голову набок, он с рассеянным видом уставился в пустоту, слушая доступное только для него сообщение.

«Конские яблоки!» — рявкнул Купер. Вскинув голову, он повернулся и рысью направился вниз по коридору, ведущему из основной камеры распределения энергии. «Пошли, они нуждаются в каждом пони.» Он ускорился, перейдя на галоп, рог засветился, когда он открыл следующий набор дверей, преодолев лишь половину пути вниз по коридору.

Пакет замер на секунду, а затем, оттолкнувшись копытами от упругого пола, перешёл на галоп всего за полдюжины шагов. Впереди он видел всё ещё открытую дверь и исчезающий круп Купера Пэир. Ругаясь себе под нос, лимонный жеребец расправил крылья и оттолкнулся от земли. Коридор был предназначен для перевозки крупных механизмов, но несмотря на это кончики вытянутых крыльев задевали ребристые стены при каждом быстром взмахе.

Открытые двери приблизились быстрее, чем он мог когда-либо идти галопом. К сожалению, это был лишь встроенный проход для пони, а не окружающие его большие, складывающиеся в гармошку, двери, предназначенные для машин. Меньший дверной проем, достаточно большой, чтобы с запасом позволить пройти паре пони, смотрелся очень узким, когда приближаешься к нему на высокой скорости полёта. Не желая замедлятся до галопа, Пакет сделал быстрый последний взмах, прежде чем почти полностью сложить крылья. С опущенной головой и прижатыми к телу ногами и крыльями он пролетел через центр прохода, его рог светился, когда он регулировал свою траекторию, упираясь магией в дверную раму.

Ворвавшись в свет дня, Пакет с глухим ударом расправил крылья. Гравий на земле всё же успел зацепить его живот и колени, прежде чем он остановил падение и воспарил в менее ограниченное пространство между большими постройками из крупных блоков и гигантскими электрическими вышками, образующими центр распределения мощностей. Прищурившись от воздушного потока, он увернулся, избегая ещё одного пони, двигающегося в том же направлении. Наконец заметив шоколадно-коричневую фигуру Купера Пэир, он быстро забил крыльями, чтобы наверстать упущенное расстояние.

Купер наблюдал за его приближением, неспешно махая крыльями, летя на запад. Когда Пакет поравнялся с ним, он повернул голову и крикнул младшему пони.

«Почему так долго?»

«Какой-то пони не полностью открыл дверь!»

Купер усмехнулся. «Я не ожидал, что ты решишь лететь… ты уверен, что не должен быть в погодной команде?»

«Так что произошло?»

«Не знаю, кажется что-то случилось на семнадцатом… посмотри туда.» Он указал одним из передних копыт на струйки тёмного дыма, только начавшие подниматься от нескольких высоко расположенных на монолитной структуре окон. «Стой, новые приказы… следуй за мной вниз.»

Пара пони спиралью опустилась вниз, присоединившись к быстро растущему стаду в погрузочном доке. Рядом с большими грузовыми дверями неравномерными кластерами были припаркованы машины аварийных служб. Их огни безопасности хаотично мигали. Во главе стада пони была пара высоких двуногих. Каждые несколько секунд они попарно отправляли пони через двери.

Пакет молча стоял рядом с Купером, прислушиваясь к возбуждённому ропоту ожидающих пони. Долго ждать не пришлось. Один из Мастеров, тонкий покрытый тёмной шерстью гигант одетый в военного стиля жилет, указал Куперу подойти. Держа в одной лапе покрытую кристаллами пластину, он заговорил с Купером.

«Купер Пэир SP1096 войдёт в верхние окна и проведёт поиск выживших на уровне реактора и комнаты управления. Пони извлечёт любого из Народа, что найдёт, живого или мёртвого.» Он повернулся к Пакету и нахмурился. «Пони идентифицирует себя.»

Пакет напрягся, внезапно паникуя от одной только мысли о нахождении в неправильном месте. Головная боль начала строиться в основании рога, и он уставился на точку за плечом Мастера. «Пакет Свитчер JQ0377.»

«Дасссс...» Протяжное шипение вырвалось между клыков Мастера. «Пони отсутствует в локальном рабочем списке. Подмастерье этого?» — сказал он, указывая на Купера затупленным когтем.

«Д-Да, Мастер,» — нерешительно ответил Пакет.

«Хорошо.» С одним лишь словом головная боль исчезла, паника была заменена радостью и почти непреодолимым желанием пресмыкаться в знак благодарности. Мастер проигнорировал Пакета и повернулся к Куперу. «Пони возьмёт ученика и выполнит свои приказы.»

Купер резко кивнул, но высокая двуногая фигура уже отвернулась к следующему пони. Указав Пакету следовать за ним, Купер поднялся в небо.

Верхние окна казались маленькими с воздуха, но это была лишь иллюзия, вызванная размером здания. На самом деле они были десятки длин в ширину и как минимум пять в высоту. Вдоль почти трети длины структуры одно из этих гигантских окон было разбито, выпуская наружу струю чёрного дыма. Купер парил рядом с проёмом, его рог пылал, когда он вытаскивал из оконной рамы осколки, расчищая место для крыльев, а затем влетел внутрь.

Пакет спланировал за жеребцом, быстро опустившись под горячий слой дыма, прежде чем влететь внутрь одной гигантской комнаты. Эта камера занимала огромную площадь, почти сто длин в ширину. Внизу находился колоссальный тор термоядерного реактора, который занимал почти всю верхнюю часть строения. Сквозь слезящиеся от раздражающей дымки глаза Пакет наконец заметил лавирующего между шлейфами дыма, поднимающимися от электрических пожаров на поверхности тора, тёмно-коричневого пони летящего к конструкции, торчащей от одной из стен камеры.

Это, должно быть, комната управления, — подумал Пакет. Двигающиеся фигуры были видны сквозь широкие окна — силуэты, что определённо принадлежали Мастерам. Приземлившись на широкую дорожку, Пакет рысью направился к Куперу, уже стучавшему в дверь комнаты управления.

«Спасательная команда,» — крикнул он. «Отойдите от двери.»

«Помоги-ка мне с этим,» — пробормотал Купер, его рог светился глубоким оранжевым.

Общими усилиями они аккуратно вскрыли дверь, любой из них мог легко выбить её, но так как они не знали, что ждёт их с другой стороны, им пришлось действовать осторожно.

В комнате был контролируемый хаос. Пять мастеров лихорадочно работали на консолях, а шестой по плечи залез в шкаф с оборудованием, по полу вокруг него были разбросаны тонкие оптические волокна, многожильные провода и кристаллы всех цветов радуги. Уши Пакета метнулись вверх и вперёд, ловя приглушённую брань из разных частей комнаты. Краем глаза он увидел, как Купер шагнул в направлении ближайшего Мастера.

«Извините меня, Мастер...»

Мастер с взъерошенным и покрытым пятнами от незначительных ожогов светлым мехом поднял голову и посмотрел на Купера. «Эти заняты, пони.»

Купер сглотнул, немного съёжившись и прижав уши к голове из-за тона Мастера. «У меня приказ аварийной команды вывести всех Мастеров из этой зоны...»

«Да, да. Этот и эти из Народа не могут уйти, реактор до сих пор не находится под контролем. Внешние линии данных отказали… имеет ли пони всё ещё активное соединение с трудовой сетью?»

«Да, Мастер.»

«Хвала Создателю. Логори, принеси комплект для подключения. Пони встанет к этой консоли.» Мастер указал в центр комнаты, где пучок кабелей торчал из распотрошённой консоли. Другой Мастер, с обездвиживающей повязкой на руке, подтащил ящик с инструментами и начал копаться в беспорядке проводов.

Купер Пэир встал на указанное место, нервно глядя на Логори, который прикрепил кристалл к одному из проводов и прижал его к диску-коммуникатору жеребца. «Мне жаль, Мастер, но мне приказали помочь вам...»

«Приказы пони будут изменены, как только этот установит связь с аварийной командой. Сбой в остановке реактора приведёт к дальнейшему повреждению объекта и большим жертвам из Народа.» Мастер смотрел на коричневого жеребца с задумчивым выражением, челюсть Купера сжалась, а дыхание стало затруднённым. Момент спустя он переместил взгляд на Пакета. «Пони может послать этого, кто кажется его дублёр, чтобы завершить свои приказы.»

«С-Спасибо вам, Мастер,» — прохрипел Купер, потом закашлялся, дыхание медленно возвращалось под контроль. «Пакет Свитчер, эта область чиста. Осмотри реакторный зал в поиске выживших. Мастер, кто-нибудь из Народа отсутствует?»

«Марорил пошла проверить линии данных. Она не вернулась.» Мастер нажал несколько кнопок, вызывая схематичное изображение реакторного зала с подсвеченной областью. «Пони начнёт поиск здесь, где линии данных проходят через область повреждения. Иди.»

«Да, Мастер.» Пакет кивнул и побежал к рабочим дорожкам, а затем расправил крылья и перепрыгнул перила.

Хотя реакторная комната и была огромна, большая её часть была заполнена тяжёлыми механизмами, кабелями и трубопроводами. Пакет пронёсся над дорожкой обслуживания, наполовину сложив крылья в замкнутом пространстве. Он взглянул вверх, борясь с мимолетным искушением лететь над машинами, но потом вздохнул. Слой дыма опустился слишком низко — видимость будет минимальной. Скользя вниз, Пакет приземлился и лёгким галопом поскакал между двумя рядами сложных механизмов.

Даже здесь в воздухе висела лёгкая дымка, но её было недостаточно, чтобы помешать видеть — область обзора была слишком мала для этого, хотя пары были довольно едкими, раздражая горло и заставляя глаза гореть. Пакет прищурил слезящиеся глаза и рысью направился вниз по дорожке, вращая головой из стороны в сторону, его рог светился, когда он сканировал местность в поиске любых признаков жизни. До сих пор он сталкивался лишь с небольшими повреждениями, но впереди дымка подсвечивалась вспышками насыщенно-синего света.

Пакет ещё не получил своё рабочую метку, но был абсолютно уверен в чём его особый талант. У него всегда был дар манипулировать энергией. Даже когда он был жеребёнком, он умело создавал фейерверки и другие иллюзии, и это не стало неожиданностью, когда его направили на обучение в энергетическую отрасль. Одной из особенностей этого таланта была возможность легко представлять себе потоки и концентрации энергии, которые он воспринимал как разноцветные свечения в мрачном мире теневого взгляда.

Это было расширением общей черты каждого пони, часть присущей им чувствительности к волшебству и магически активным вещам. Когда они смотрели при помощи этого внутреннего чувства, мир темнел и растворялся, оставляя лишь мягкие огни естественной магии и отчетливые цвета кристаллов таумотических технологий Мастеров. Все пони могли видеть магию, но особый талант позволял увидеть и другие вещи. Для Пакета это была энергия. Быстрое погружение в теневой взгляд показало арканный мир, залитый ярким свечением немыслимого количества магически активных кристаллов. За ними были ауры силы, наиболее очевидной из которых было призрачное, почти ультрафиолетовое, свечение, что говорило об огромной, лишь с трудом сдерживаемой энергии.

Это была известная Пакету часть системы защитной оболочки реактора. Сотни и тысячи килодлин сверхпроводящих кабелей, окутанных сетью магически активных кристаллов, предназначенных для усиления магнитных полей. Всё это вместе удерживало плазму температуры Селестии. По крайней мере, такова была идея. Позади пурпурного сияния, где должно было быть малиновое облако высокоэнергетической плазмы, не было ничего, кроме тусклого, почти инфракрасного оттенка. Пакет покачал головой, было очевидно, что внутри сосуда реактора, находящегося всего в паре шагов, было атмосферное давление, а не обычное, близкое к вакууму. По какой-то причине попавший туда воздух был горячим, как в печи. Он моргнул и направил свои магические чувства на область впереди.

Что-то, взорвавшись, разбросало по технической дорожке кристаллы, окружавшие кабели и железные защитные накладки. Без таумотического усиления изоляция не выдержала, и мощные дуговые разряды электричества проскакивали к ближайшим точкам заземления на другой стороне дорожки. Позади них…

Крылья лимонного жеребца замерли. Позади них, практически за пределом его магически расширенных чувств, была двуногая фигура, наполовину погребённая под рухнувшем оборудованием. Настойчивое и безрассудное чувство завладело Пакетом, он галопом бросился вперёд, чтобы оказать помощь Мастеру. На мгновение он был ослеплен болью, когда искусственная молния пробежала по груди и бокам, отбросив его словно дерево в шторм.

Пакет очнулся лёжа на боку, потрескивая и шипя высоковольтные дуги извивались всего в половине длины над головой. Он замер на пару секунд, пытаясь вспомнить где находится, глаза дико метались по сторонам.

«Мастер!» — крикнул он, его тело дергалось, пока копыта чертили по керамическому полу в поиске опоры, непреодолимая потребность сделать хоть что-то руководила им. Когда он поднял голову, статическое напряжение побежало по шее, каждый волосок вдруг напрягся, отделяясь от соседей. Внезапной вспышкой здравомыслие вернулось, и Пакет замер. Побуждение всё ещё осталось, но по крайней мере он мог думать ясно.

«Глупый жеребёнок,» — пробормотал он, закрыв глаза и смещая внимание к энергии, текущей над головой. Его рог засветился, и электрические дуги слегка сдвинулись с их пути. Хорошо. Пакет сконцентрировался, создавая плазменный шнур в длине над полом. Молния всё ещё мерцала и трещала, но пробегала лишь вдоль проводящей плазмы.

Перевернувшись на живот, жеребец вздрогнул — осколки кристаллов и металла впились в кожу. Низко опустив голову, Пакет полз на коленях под электрической дугой, помогая себе крыльями. Струйки крови оставляли на растрескавшемся полу тонкие красные следы. В пяти длинах от электрической активности жеребец поднялся на копыта и отпустил магию, удерживающую плазму на месте.

Вздрогнув, когда разряды возобновили свой танец, Пакет тихо заржал и потрусил через дымку. Впереди часть приборной стены рухнула, а под ней… Рог жеребца засветился, создавая жёлтые плоскости света, прошедшие через обломки, строя детальную модель повреждений и фигуры, заваленной под ними. Пакет не был медиком, но, как и все пони, прошёл базовую подготовку. Ему не нужно было много времени, чтобы понять, что сердце Мастера всё ещё бьётся.

Огромный вес свалился с плеч Пакета, радость была так велика, что он едва не упал на колени. Плоскости света превратились в окружающее части оборудования сияние, каждая из которых была поднята и отброшена в сторону. Краткая вспышка индиго, существовавшая лишь в теневом зрении Пакета, дала полсекунды на действие. Этого было достаточно, чтобы присесть над местом, где Мастер лежала в обломках, и поднять вверх крыло, прежде чем часть стены взорвалась.

Его перья спасли глаза, но взрыв с такой силой швырнул Пакета об упавшие машины, что рёбра треснули. Голова звенела, но жеребцу удалось вызвать диск силового поля, чтобы отклонить струю криогенного газа от перебитой взрывом линии жидкого азота под высоким давлением. К сожалению это не могло защитить его от новых и гораздо более близких электрических разрядов от повреждённых сверхпроводников. Вздрагивая от вспышек и громкого треска, Пакет вновь создал шнур плазмы в воздухе, заземляя новые разряды. Затем, щурясь от усилий необходимых для поддержания двух магических эффектов, Пакет, пошатываясь, встал на копыта и активировал свой коммуникатор.

«Пакет Свитчер JQ0377 спасательной команде. Я обнаружил одну из Народа и нуждаюсь в помощи.»

После невыносимо долгой задержки ответ пришёл от самого коммуникатора.

#Связь с трудовой сетью потеряна сто девяносто три секунды назад. Сервер аварийных команд недоступен.#

О Создатель, смогу ли я продержаться, пока Купер не станет искать меня? — паникуя, подумал Пакет. Он уже чувствовал, как ослабевает защита следующей секции сверхпроводника. Стиснув зубы, он снова разделил своё внимание, поднимая следующую часть упавшей машины. Еще немного обломков, и он убрал всё, кроме одной большой секции, освободив верхнюю половину тела Мастера. Она была тяжело ранена: рука явно сломана, на голове отсутствовал кусок кожи в том месте, где её что-то ударило, а завершала картину скверная колотая рана на животе. Но что на самом деле беспокоило его, это металлическая подпорка, придавившая обе её ноги к полу.

Пакет сглотнул, чувствуя как его силы начинают убывать от усилий, необходимых для поддержания уже существующей магии, а затем закрыл глаза и потянулся к металлической балке. Я должен сделать это быстро, — подумал он, как только я уберу балку, она начнёт истекать кровью.

Твёрдо сжав металл магией, жеребец прикладывал всё больше усилий, толкая вверх и одновременно пытаясь перетащить Мастера под прикрытие своих крыльев. Внезапный всплеск боли в голове заставил Пакета запнуться, почти теряя контроль над плазменным шнуром, что позволило электрическим дугам пробежать рядом с ним. Он укрепил шнур, но балка выскользнула из магической хватки.

Глаза Пакета широко раскрылись, удушливый всхлип вырвался между его губ, он старался найти в себе силы и сделать всё необходимое для завершения своей миссии. Лимонный жеребец, крича, вскинул голову, его видение побелело, когда он дотянулся до резервов, о которых и не подозревал. Из последних сил он толкнул балку, позволяя при этом своему щиту рухнуть, и прыгнул в воздух.

Тяжёлая балка отлетела от Мастера, позволяя Пакету окутать её магической хваткой. Спустя десятую долю секунды крылья пони мощными взмахами подняли его и драгоценный груз в клубящийся слой чёрного дыма. Хотя прошла всего десятая доля секунды… струя переохлаждённого газа под высоким давлением ударила его по бедру, сдирая кожу и глубоко врезаясь в мышцы задней левой ноги, не достав до крыла всего на ширину копыта.

Мир Пакета заполнила красная дымка боли, он вслепую летел сквозь чёрный дым, полагаясь исключительно на яркий в теневом взоре маяк магии Купера Пэир, который до сих пор, как он надеялся, находился в комнате управления реактором.