My Little Humans: История Найтмэр

Фик предыстория оригинального My Little Humans, описывающий историю Найтмэр Мун после ее поражения. Рекомендуется прочесть оригинал :)

Найтмэр Мун

Ночные секреты Селестии

Иногда хочется отдохнуть от всей суеты и просто побыть одной, а может и с кем-либо... Любовь может быть ко всему. Тут мы узнаем про ночные шалости Селестии, которые она совершает, пока никто об этом не знает, почти никто...

Принцесса Селестия

Проект "Амнезия"

История о том, как вроде бы обычный пони пытается вернуть себе память всеми возможными и невозможными способами.

Другие пони ОС - пони

Тайна лесной хижины

Меткоискатели остаются на ночёвку у Зекоры. Однако ночью в домике знахарки начинают происходить пугающие вещи...

Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора

В поисках вечной гармонии

Мысли о глобальном помогают нам духовно развиваться. Только задающий вопросы способен искать ответы. И именно вечные вопросы приведут искателя к неожиданным и практически невыносимым результатам.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Путь,который нельзя пройти одному

Обладать уникальными способностями непросто. Обладать опасными способно многократно сложнее. Сможет ли главный герой усмирить силу,достаточную для уничтожения Эквестрии? И какую цену ему придется за это заплатить?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Мистер Кейк Миссис Кейк

Радужногривые

Королева Твайлайт Спаркл и Императрица Фларри Харт погубили вверенный им мир. Эквестрия как страна перестала существовать, а над землёй завис таинственный Серый Мрак. Спустя десять лет семья из трёх радужногривых пони отправляется на небесном корабле "Разящая Радуга" искать посреди несчастной земли уголок, который они смогут назвать своим домом. Но скрывается ли он за горизонтом, в снегах Севера или за Выжженными Лугами... Или же дом гораздо ближе, чем они думают?

ОС - пони Король Сомбра

Страх и трепет у маяка во время бури

Каждые двести лет Буря разрушает тихий городок Коринф. Каждые двести лет жители отстраивают его заново. Каждые двести лет только маяк остаётся стоять невредимый. И неизвестно почему так происходит. Смотрительница маяка готовится уезжать вместе с княгиней из этого загадочного городка. Очередные двести лет прошли. В очередной раз Буря разрушит городок. Буря пришла за ними. Но ведь всё будет хорошо. Две пони уже почти уехали из Коринфа...

ОС - пони

Fallout Equestria Мелодии Нового Мира

Западная пустошь. За девяносто один год, до активации Проекта Одного Пегаса. Группа гулей была изгнанна из родного поселения и ищет новый дом. Это история о мечтах, и о том, как иногда они сбывается. Пусть и немного не так, как хочется.

ОС - пони Октавия Найтмэр Мун

Жеребята

Твайлайт с друзьями ненадолго уезжает из города, и их знакомый пегас остаётся нянчиться с Меткоискателями. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Дети".

Эплблум Скуталу Свити Белл

Автор рисунка: Devinian
Эпизод первый: Восьмичасовой рабочий сон Эпизод третий: Зловещий знак - для нее!

Эпизод второй: Увеселительные заведения Балтимэйра

***Три недели спустя***

По неширокой раскаленной улочке Балтимэйра не спеша плыл на магической подушке тонированный «Гунтер». Тонированный достаточно, чтобы лишний взгляд случайного прохожего не позволил выцепить сидящую внутри киберпони весьма приметной наружности, пусть лицо ее и было скрыто низко надвинутой шляпой. Без специальной аппаратуры, конечно.

 — Значит, у тебя там что-то вроде маскировки, верно? – вещал из ПипБака кобылки певучий голос. Затруднительно было бы определить половую принадлежность говорящего, вероятно, из-за низкого качества связи.

 — И-йеп, — отозвалась Эпплджек, — полная выкладка.

 — Очень на это надеюсь, коллега, — последнее слово он произнес странно, навроде «калека», — потому что ты смотрелась бы несколько подозрительно, прогуливаясь по улице с таким видоном.

 — Расслабься, Зеф. У меня все пучком. Вылезу прям над люком.

 — Да-а... короче, пока просто проникни в канализацию. Система их лабораторий сопряжена с лабиринтом городских стоков. Надеюсь, любой, кто обратит на тя внимание, будет достаточно умен, чтобы не совать носа. И это… ты по-прежнему уверена, что хочешь взять эту милую зверушку с собой?

 — И-йеп. Док хорошо подлатал малышку Вай. Бедняга, надеюсь, хоть чот осталось в ней от ееной собачьей натуры. Кароч, хочу попробовать бросить ей кость, так сказать.

Несуразная на первый взгляд куча металлолома на заднем сиденье зашевелилась и, развернувшись, обрела очертания небольшой собаки, почти наглухо закованной в матовый черный металл, между сегментами которого в местах суставов проглядывала коричневая шерсть.

 — Игра слов, — голосом Николая Дигало запротоколировало дитя порочной страсти кочерги и медного таза, — мой экзоскелет напоминает собаку. Собаки тащатся от костей. Уровень шутки: за триста.

 — Умница, Вайнона, — зычно просюсюкала Эпплджек, обернувшись и потрепав существо по твердой макушке, — рада тебя... гм, слышать.

Высокотехнологичная компактная карета тем временем остановилась у канализационного люка.

 — Погнали, — пробормотала ковпони. Хотя при виде ее никому бы уже не пришел в голову подобный эпитет.

Два усатых жеребца спокойно, насколько это можно было себе позволить в нынешние времена, прогуливались по знакомой им до последней урны улице города.

 — И вот в чем фишка, — с увлечением рассказывал один, — в некоторых языках наших соседей, например, у яков, двойное отрицание может означать утверждение. Но ни в одном языке двойное утверждение не может означать отрицание.

 — Ага, конечно, — рассеянно отвечал второй, оценивающе разглядывая крутую тачку, проплывавшую рядом в полуметре над землей, — гляди, какая.

 — Крутая тачка! – ожидаемо ответил первый, но глаза обоих приятелей стали квадратными, когда из «Гунтера» вылезло нечто.

Нечто имело рыжую шерсть (там, где эта шерсть вообще была) и в принципе выглядело как пони. Однако почти половина ее – две ноги с одной стороны и тело между ними, а также грудь – были покрыты серебристой сегментированной броней (или же это были механические конечности, как и органы внутри?!), две другие конечности были затянуты в серые армейские сапоги с высоким берцем и механическими, как и на первой паре, накопытниками, голову закрывала широкополая шляпа навроде популярных у южан, туловище – какой-то бесформенный балахон, под которым на ее спине явно было что-то еще, и было явно побольше крыльев. Короткие соломенного цвета хвост и грива и что-то черное на выглядывающей из-под пол шляпы щеке довершали картину.

Эпплджек, все еще не привыкшая к телу, аккуратно, даже изящно вылезла из кареты и ступила на асфальт. Интерфейс линзы ее единственного глаза вскоре предложил выдать результат анализа того, к чему прикасались мудреные накопытники – этого самого асфальта. Решив разобраться во всем в менее компрометирующей обстановке, она поспешила шарахнуть киберногой по люку и, когда тот встал вертикально, выбить его в подземное пространство, после чего приказала Вайноне лезть внутрь и полезла было за ней, но тут увидела двух молодчиков, что пялились на нее, как Рэрити на дырку в платье, и бросила напоследок:

 — Вы ничего не видели, — после чего скрылась в темноте проема.

Ничтоже сумняшеся, пришедшие в себя ребята решили оставить увиденное между собой и поспешили покинуть улицу.


— Окей, я в среде. Напомни, че должна сделать.

 — О, все просто. Пройти сквозь наверняка кишащие монструозными киборгами и прочими плодами технического прогресса Эквестрии туннели — иначе что бы это была за миссия — и найти спрятанную где-то здесь лабораторию, подчиняющуюся корпорации «ТвайПай Шиппс».

 — Так, а внутри?

 — Ищешь все, что может помочь уличить их. Наши информаторы сообщили, что они грешат выбросом отходов через канализацию в море. Этого уже достаточно для диверсии во имя добра и справедливости, но ведь еще надо узнать, с отходами какого рода деятельности имеем дело. Возможно, тайны, что скрывает за собой это местечко, превзойдут все наши ожидания и заставят забыть о, как оказалось, такой мелочи, как загрязнение окружающей среды.

 — Не мели ерунды, Алекс, — фыркнула ЭйДжей, медленно бредя в вонючей жиже по колено, — что может быть хуже?

 — Ну, знаешь... пытки, работорговля, опыты над пони... слушай, и впрямь звучит ерундово. В общем, твоя операция будет проходить под знаменем Партии Зеленых Эквестрии!

 — Чаво?

 — Забудь. Только не стучись в парадные двери, если найдешь их. Найди тайный лаз, или вентиляцию, или водопроводную трубу... просочись к ним, хоть через толчок. Делай то, что у тебя выходит лучше всего, Джеккс.

 — Эм… сдается, вряд ли я найду здесь яблоки, чтобы что-то делать с ними.

Некоторое время ПипБак и рыжая пони молчали.

 — В общем, ты поняла план.

 — И-йеп.

 — Ах, да, до нас дошли местные слухи о каких-то «черных мантикорах» в канализации. Так что, знаешь... смотри по сторонам.

 — ...«черных мантикорах»? Мож, они об роботах толкуют? Или о переселенцах?

 — Все возможно. Maybe, просто городская легенда, но будь начеку. Ты знаешь, какие времена пошли.

 — Все пучком, Зеф.

 — Окей. До связи.

ЭйДжей, уже дошедшая до поворота и замершая перед ним, сбросив балахон, что скрывал под собой небольшие кевларовые седельные сумки и продолговатый неясный предмет, кивнула выжидающе глядящей на нее красными оптическими сенсорами Вайноне.

 — Вперед, Вай. На разведку.

Киберпсина кивнула в ответ и понеслась почти бесшумно на прорезиненных лапах по неширокому борту коллектора. Выглянув из-за угла и удостоверившись, что пока все чисто, ЭйДжей побрела следом. Каждый ее накопытник завершался чуть более узким, чем вся нога, тонким, будто сплющенная банка из-под шпрот, резиновым цилиндриком, что так же позволял ей двигаться без лишнего грохота и амортизировал шаги тяжелой аугментированной туши. Впрочем, на борту она все равно не умещалась, поэтому продолжала хлюпать по бесконечной канализационной луже. Пространство было мрачным, но просторным, вроде памятного железнодорожного туннеля, только без поезда.

 — Будь начеку, мы не одни, — лишь единожды потревожило тишину безэмоциональное сообщение Вайноны по ПипБаку.

Детектор движения потревожил умиротворенную прогулку довольно скоро. Не успев толком среагировать, кобылка почувствовала, как струя какой-то жидкости врезалась в ее металлический бок, тут же начав с шипением испаряться. Эпплджек сделала длинный прыжок в дальнюю стену, укрепившись на ней выскочившими из накопытников пальцами, что легко вонзились в бетон. В поле зрения возникла стоящая посреди коллектора... кажется, мантикора. Только железная. Ну, черная. Ее механический диктофонный рык только заставил киберпони саркастически поднять бровь.

 — Окей.

Робот львиным прыжком запустил себя в ее сторону и врезался в стену лапами, выбивая из нее обломки. Оказавшаяся рядом ЭйДжей в момент достала со спины то самое продолговатое нечто и взмахнула им, разворачивая. Описывая дугу по направлению к мантикоре, предмет явил себя во всей красе: он выглядел… как тренога для фотоаппарата. Цельнометаллическая, с копытоятью вместо крепления для камеры и с заточенными по внешней стороне 110-сантиметровыми ногами, по которым, естественно, пробегали зловещие разряды. Угол между ногами явно менялся, но сейчас обладательница вещицы не стала этого делать и прочертила на броне монстра три борозды, дотянувшись до него концами устройства. Толком и не успевшая потренироваться с этим и все еще не отвыкшая от родной табуретки, Эпплджек, хоть и успела немного потренироваться с новинкой в штабе, пришла в некоторое замешательство от непривычного применения знакомого предмета, за что получила стальным хвостом, впечатавшим ее в стену – благо, стальным же боком. Следующие выпады передних лап зверя пони успешно отражала.

 — Ха, вот и спарринг-партнер. Нападай, сахарок!

Робота не нужно было уговаривать. Как, впрочем, и напрягаться в борьбе с ним. Простые выпады и попытки наносить удары разных типов с помощью придания себе вращения нисколько не смущали съевшую на этом деле собаку киберпони и не демонстрировали мощи искусственного интеллекта. В конце концов она вспомнила, о чем говорил Док, вручая ей новую игрушку, и, активировав энергопотребление треноги, заставила ее воссиять ярко-голубыми вспышками. После чего исполнила один из стандартных сложных приемов и, дезориентировав врага короткой серией легких ударов и ложных выпадов, нанесла мощный хук по морде, которую порвало пополам. Для пущего эффекта и тренировки пони кувырком перепрыгнула через голову зверя и вонзила треногу по самую рукоять в его торс. Постреляв немного искрами, поверженный монстр повалился набок, после чего взорвался. А потом взорвался еще раз. Благо, ЭйДжей уже продолжала свою неспешную прогулку по балтимэйрской канализации на безопасном расстоянии.

Следующее нарушение спокойствия ознаменовал чей-то отдающийся эхом крик. Как оказалось, он исходил из глубокого колодца в туннеле коллектора.

 — Эти катакомбы куда глубже, чем можно было предполагать, — хмыкнула сама себе Эйджей, сбегая вниз по вертикальной стенке ямы, — Скутс, пугая Эйби страшилками про секретные бункеры под городами, как в воду глядела.

Приближаясь к полу, она разглядела жеребенка, отбивающегося от каких-то мелких уродцев. Покромсав их на начинку для пирога, Эпплджек из любопытства разглядела обломки и выцепила взглядом что-то наподобие куриной башки... в любом случае, времени на натуралистические изыскания не было, так как над кобылой и жеребенком нависли три существа куда похуже.

 — Вали отседова! – крикнула пони в шляпе юному исследователю катакомб, ощерившись треногой, концы которой теперь смотрели в разные стороны.

 — Вау! Ниндзя? – обрадовался малой.

 — Вали, говорю! – повторила та, помахивая для острастки орудием в сторону медленно приближающихся существ, что напоминали огромных собак, только с чрезмерно вытянутыми мордами и оптическими сенсорами вместо ноздрей, а гибкий длинный хвост каждой завершался лапой с пятью длинными пальцами. И, конечно, были целиком из стали. Черные. Что ж, больше разглядеть их в целости возможности не предоставится!

 — Понял! – жеребенку все-таки хватило ума юркнуть за кучу металлолома по другую сторону от зияющей в потолке дыры, через которую спустилась кобыла.

ЭйДжей метнулась в обход крайнего из роботов и отсекла ему нижнюю лапу, после чего взобралась на "холку", по пути лишая его всяких мелких частей, и вонзила треногу в основание башки. Это позволило мощным рывком развернуть всю тушу монстра, чтобы защититься от такого же другого. Друг с другом эти ребята, похоже, были не в ладах, поэтому второй в стремлении размазать кобылку не постеснялся снести своему, хоть и уже поверженному, коллеге голову к чертям. Из-за улетевшей в сторону башки в его собственную метнулся рыжий метеор в шляпе и воткнул концы своего странного оружия в искусственные глаза.

После этой короткой комбинации киберпони, оттолкнувшись от подбородка противника, врезалась в пол, завершая дело ВЫСТРЕЛОМ потрескивающей энергии из треноги в последнего врага, который, вдохновившись примером приятеля, тоже как следует вмазал по башке этому второму, а попадание энергетического разряда разнесло ему грудную клетку или, по крайней мере, пробило обшивку, чем не преминула воспользоваться Эпплджек, прыгнув и воткнув ему туда свое дивное орудие по самую копытоять. Два удара падающих тел – и схватка окончена. Минутку, это ей хотелось, чтоб два. А вот лишенный зрительных сенсоров последний из могикан, придя в бешенство от столь жестокого обращения с животными, честь которых он сегодня и отстаивал, принялся махать всеми конечностями и, нащупав противницу хвосторукой, подхватил и отправил рыжую кобылку в увлекательный полет вглубь коллектора. К счастью, зловонная жижа смягчила падение, и пони прокатилась по дну, припоминая бросание плоской гальки по озерной глади с младшей сестрой. Это резко всплывшее воспоминание она предусмотрительно подавила и закончила дело, вернувшись к ослепленному роботу и покрошив его не хуже фирменного блендера братьев Флима и Флэма.

 — Джекки! – донеслось из ПипБака, — Не забывай вытаскивать блоки электролитов из этих железяк! Они нужны для восстановления энергии, иначе при подобных трюках с треногой долго ты не протянешь!

 — Окей, босс, как это сделать?

 — Просто вырви им позвоночник!

 — Эм... звучало бы садистски, не будь они роботами. Окей.

Опасливо подойдя к спине одной из тушек и припоминая взрыв, быстро последовавший за уничтожением робомантикоры, кобыла вонзила в груду железа развернутую треногу и сжала ее концы, после чего дернула на себя. На свет была изъята светящаяся синим и истекающая вязкой жидкостью гирлянда штуковин вроде конденсаторов, Эйджей в этом плохо понимала. Хмыкнув, она подняла ногу с орудием вверх, давая своей игрушке истекать этой смазкой, и, подбросив этот позвоночник, за секунду быстрых коротких взмахов превратила его в месиво, что заставило осыпанную всем этим добром треногу воссиять.

 — Что-то вроде того, — сказал ПипБак или, вернее, сидевший по ту сторону Зефир, — или можешь просто выстрелить в эту хрень энергией, держа ее треногой.

 — Есть, сэр, — повторив процедуру с еще одним поверженным роботом (третий таки взорвался), пони прошла к жеребенку, который уже показался из-под груды металла и вопросительно смотрел на спасительницу. На поверку он оказался не таким уж малышом, лет одиннадцать-двенадцать.

 — Ты хто, малой? – ЭйДжей натянула улыбку и сунула за спину свернутое орудие.

 — Я Паунд! А ты? – жеребенок не выглядел напуганным.

 — Можешь звать меня... Джекки. Че делаешь?

 — Я? Че ТЫ здесь делаешь? Потеряла пару своих шестеренок? Ну, знаешь, ты ж киберпони.

 — Я, эм... ищу плохих кольтов.

 — А, эти козлы из лаборатории...

 — Ты знаешь о них?!

 — Да, и я не вернусь назад. Погоди, ты не из этих козлов? – но, взглянув на покореженные остатки робомонстров, малой оставил свои подозрения, — Не, думаю, ты в норме. Если ты киберпони, то, должно быть, знаешь, кто они?

 — Вродь того. Чо они с тобой делали?

 — Я жил с мамой и папой. Они хотели, чтоб я сам умел зарабатывать. Искал работу, типа. Потом наткнулся на этих козлов, одетых, как мафиози, и они предложили, типа: «псс, парень, не хочешь немного дружбомагии?». Я сказал, что мне больше пригодились бы деньги, а они такие: «мы тебе и заплатим в довесок». Я согласился, а они надели мне на голову вонючий мешок и увезли! В коробке… потом эта лаборатория. Всякие опыты на всех нас.

И действительно, в шее малого было много углепластиковых имплантов неизвестного назначения, а к передней ноге был приклеен введенный катетер с остатком трубки – видимо, ее он отрезал или отгрыз, боясь доставать иглу. А на спине, туго примотанные бинтом к телу, отчетливо виднелись крылышки.

 — И все – как ты, детишки?

 — Да, куча жеребчиков. Но потом я подслушал, что эти придурки хотят сделать… они хотят переработать нас. На радугу.

 — И ты... сбежал.

 — Ага. Блин, жаль что я не крутой киберпони, как ты, — жеребенок встал на дыбы, помахивая передними ножками, будто сражаясь с невидимыми врагами, — я б был самым сильным киберпони! Замочил бы всех этих мафиозных козлов, что копались во мне!

 — Начинаешь сам звучать, как плохой кольт.

 — Шутка, окей? Я много нехорошего сделал... но никогда не убивал. И не хочу, ващет.

 — Славно.

 — Я пытался предупредить остальных и сказать: «вас всех превратят в радугу, уносите свои крупы отсюда!». Но они не понимали, говорили на каком-то другом языке, типа… «kakogo hera», или «shto za sranaya dyra», вроде того. Поэтому я всего один сбежал. И теперь эти машины пришли за мной, и потом...

 — ...и я знаю продолжение. Паунд, — ЭйДжей вдруг развернулась и, присев, положила копыта на плечи жеребенку, — мне над знать до последней детали, как ты свалил!

Малой серьезно кивнул.


— Так мелкий сбежал в канализацию через дренажный канал? – голос Зефа на этот раз звучал более заинтересованным, нежели ироничным.

 — И-йеп. Он грит, шо канал дохрена узкий, но рядом с ним есть какой-то лаз с решеткой.

 — Понял. Походу, туда они сливали отходы.

 — И еще… видимо, какая-то шишка из «ТвайПай» была здесь недавно. Если у них там был дежурный мустанг или видеокамера под копытом...

Рассуждения кобылы прервал Док, подключившийся к частоте.

 — ...тогда тебе надо хакнуть лог с их визоров! Искать нужно в серверной. Так мы сможем получить необходимые улики и заодно представление об их техническом оснащении.

Повисла пауза.

 — Так что насчет пацана? – подал голос Зеф.

 — Я убедилась, что вокруг чисто и наказала ему сидеть тихо. Сможете подобрать его?

 — Нет проблем, отправлю пару-тройку ребят за ним. Сосредоточься на проникновении в их шарашкину контору. Если то, что он говорил насчет радуги, правда… нам надо торопиться.

 — Принято. Джекки вне связи, — ЭйДжей отключилась.

Двумя покрошенными роботами спустя она добралась до двери, которая никак не тянула на невинный канализационный люк. Для треноги не составило труда исполнить роль резака, и вскоре массивная железяка рухнула вовнутрь, открывая рыжей пони какой-то технический зал с парой грузовых манипуляторов под потолком и несколькими дверьми. Все внимание притянула та, что была возле окна из толстого зеленоватого стекла. За ним было темно, но отчетливо виднелся ряд шкафов без стенок и кучей одинаковых предметов на всех полках.

На поверку предметы оказались консервированными яблоками, по одному на каждую банку. Плоды были огромными, но если это бывшая фермерша списала бы на малополезные для здоровья химические удобрения, то открывшаяся после включения света в комнате в каждом яблоке пара глаз, уставившихся все как один на нее, повергла кобылку, скажем так, в культурный шок. Отвлечься помог раздавшийся откуда-то из-за ближайших стен крик «Найти ее!», после чего киберпони, придя в себя, вновь обернулась к техзалу, открыв себе картину едва ли не дюжины жеребцов в костюмах вроде гвардейского спецназа и аналогичных масках. Вот только они не представились, да и как выглядит гвардейский спецназ, кобылка знала хорошо.

Первому подвернувшемуся под копыто ЭйДжей отрубила голову.