Страж Смерти

Прошло очень много времени со дня заточения Дискорда в камень. Но так ли это? Смогут ли Хранители победить его раз и навсегда? Или же их использование обернется против них самих?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Случайная встреча в лунную ночь

Во время ночного дозора принцесса Луна встречает Флаттершай и помогает ей справится с проблемами.

Флаттершай Принцесса Луна

The Unexpected Love Life of Dusk Shine / Нежданная любовная жизнь Даска Шайна

Как пошли бы известные нам события, если бы Твайлайт Спаркл была жеребцом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Долгий путь

Фанфик автобиография. история моего ОСа и его жизни.

Рэйнбоу Дэш Лира ОС - пони

Непонятое

Во время путешествия со своей наставницей в небольшой южной деревеньке Кейденс сталкивается с чем-то, что не до конца понимает.

Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Мой напарник - Дэрпи

Дэрпи работает в детективном агентстве.

Дерпи Хувз

Оловянный солдатик

Ранней осенью жители Понивилля готовятся к главному событию года – «Ночи падающих огней». Впервые за тысячу лет. Пони Эквестрии снова вспомнят не только красоту окружающей их Вселенной, но и ее опасность, пока трио принцесс пытается разобраться с загадками таинственной находки, найденной в снегах Кристальной Империи. Но богини и не подозревали, что это была лишь вершина того айсберга, который маячит на горизонте уже довольно давно. Никто не мог предвидеть, что их ждало «Посещение».

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Мой новый дом.

Шэдоу Гай - пони, за свою короткую жизнь уже многого натерпевшийсся, бродит по миру, просто путешествуя. И судьба заносит его в Понивилль, который, неожиданно для него, станет ему домом, в котором он обретёт новую семью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони

Пинки Пай хочет убить себя

Рэйнбоу Дэш бросила Пинки Пай, и та решила, что теперь самое время убить себя. Когда же у неё не получается сделать это самой, она решает обратиться за помощью к своим друзьям. Ведь дружба – это магия!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Миссис Кейк

Take Five

"Не можешь бороться? Возглавь!" Скорее всего, абсолютно все божественные существа следуют этому простому правилу, а что из этого получится? Покажет только время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
19. Осенняя колыбельная 21. Огромное небо, одно на двоих

20. Я буду там, где ты

Об оправданном риске, странных атмосферных явлениях и немного об эмоциях.

Начало зимы оказалось снежным, но этот день был на удивление «урожайным». Погодный патруль бросил попытки разогнать облака, из которых непрерывно сыпались крупные хлопья, покрывавшие ландшафт вокруг Понивилля толстым снежным одеялом. Оказавшись без задач и получив официальный отбой, Рэйнбоу навестила Дом-авианосец. И вот сейчас они с хозяином азартно резались в «Поле боя», обмениваясь дружескими подколками и комментариями по ходу игры под аккомпанемент потрескивающего в камине огня.

Процесс был прерван разорвавшим идиллию криком.

— ОГНЕКРЫЫЫЫЫЛ!!!

На стоявшей у двери Эплджек лица не было. За её спиной стояли Твай и Биг Мэк, державший Бабулю Смит.

— Бабуле плохо. Наши врачи ничего не могут сделать, говорят, нужно в Кэнтерлот. А там…

Она красноречиво кивнула в сторону столицы. Сплошная снежная пелена закрывала весь горизонт.

— Заходите, быстро.

Собрав всех в зале, он начал с очевидного вопроса.

— Твай, ты телепортацию пробовала, и ничего не получилось, так?

Она кивнула и добавила:

— Представления не имею, что происходит. Похоже, это какая-то необычная метель. Она блокирует связь, пегасы не могут…

Он с трудом подавил начавшую подниматься волну раздражения. Опять к нему приходят гости только затем, чтобы попросить помощи. Он собрался было предложить воспользоваться железной дорогой, но Твайлайт его опередила.

— Мы уже думали добраться поездом, но на станции говорят, что пути перемело, поезда не ходят, — добавила она.

Он нахмурился. С одной стороны, «Вертокрыл» ещё не испытан в полёте, он только собирался произвести реальный вылет на днях. С другой, не бросать же их в этой ситуации. В конце концов, они добрались до его дома, по бездорожью, в метель. По всему выходило, что другого варианта у них просто не было. Ладно, чёрт с вами.

— Пегасы не могут что?

— Не могут разогнать эти тучи. Ну, наверное, не могут — иначе их уже убрали бы, да?

— Но взлетать-то пегасы могут?

Твай поникла.

— Не знаю. Говорю же, связи нет.

Повисла пауза. Гости и хозяин нетерпеливо переглядывались, ожидая очевидного решения. Он тряхнул головой, отбрасывая остатки колебаний.

— В ангар, живо!

Первым делом он нажал рычаг спуска ангарного подъёмника, массивная плита на тросах поползла вниз, приоткрывая серое зимнее небо и впуская кружащиеся снежные хлопья. Подошёл к Вертокрылу, открыл боковую дверь.

— Мэк, бабулю в салон. Джеки, ты летишь?

— Э-э. Ага.

— Хорошо. Твай, остаёшься на связи. Мэк, поднимешь нас, когда загрузимся на платформу.

— Агась.

— Дальше…

Он повернулся к Дэш. Вздохнул.

— Дэши. Тебе достанется самая опасная часть. Мы не знаем, что там. Но ты должна прорваться к Кэнтерлоту первой, чтобы в госпитале всё подготовили. Ты самая быстрая, ты справишься.

Она недоверчиво посмотрела на него.

— Ты это серьёзно? Ты собираешься на этом аппарате пробиваться через снежную бурю? Ты сам говорил, что он ещё толком не испытан.

— Не похоже, что у нас есть варианты. Эй, Мэк, подсоби затолкать красавца на подъёмник!

Вместе жеребцы установили Вертокрыл на платформу. Огнекрыл снял заглушки с воздухозаборников, бросил их в открытую дверь салона, взял с полки в ангаре дымовую шашку и вернулся на платформу. Джеки, Твай и Дэш уже были тут.

— Мэк, поднимай!

Платформа медленно поползла вверх. Огнекрыл протянул пегаске картонный цилиндр.

— Дэш, держи. Когда услышишь рокот винтов, пустишь дым и я пойму, куда садиться. Если, конечно, видимость не улучшится.

Она приняла дымовую шашку и опять выразительно посмотрела на него, но он уже лез в кабину. Послышались щелчки и низкий вой стартеров. Левый ротор начал медленно раскручиваться. Затем с места сдвинулся правый. В этот момент платформа достигла верха и остановилась, щёлкнули замки. Огнекрыл сдвинул боковое стекло кабины и прокричал, перекрывая нарастающий рёв:

— Джеки, в салон, закрой двери и пристегни бабулю как следует!

Винты набирали скорость, нисходяший поток трепал гривы и хвосты Дэш и Твай.

— Дэши, подойди на минутку!

Она подошла, привстала, опершись на борт, и просунула голову в окно.

— Вот, возьми — он протянул ей шлем с прозрачным забралом, — мне он вряд ли пригодится, а тебе точно не помешает. Ещё раз ставлю задачу. Добираешься до Кэнтерлота, находишь госпиталь, предупреждаешь всех, находишь площадку и ждёшь нас. Услышала — даёшь дым. Ты всё запомнила?

— Ты спятил!

— Я знаю. Ну, от винта! — и, не давая ей времени отстраниться, коснулся губами её щеки.

Она ошарашено уставилась на него.

— Это на удачу, Дэши. Мы будем там — только позови. Верь мне.

На подгибающихся ногах, под напором воздушного потока от винтов, она отошла от борта. Ей и вправду было страшно — не за себя, а за всю эту операцию, которая была чистым безумием и больше походила на изощрённый способ самоубийства. Твайлайт обняла её и крикнула:

— Крыл! Я могу что-то сделать для вас сейчас?

Он улыбнулся ей во всю ширину рта.

— Просто улыбнись и помаши! И проверь, чтобы Дэш шлем надела! Всё, ты на связи здесь. Поехали!

Он захлопнул боковое окно, медленно нарастил мощность, и тяжёлая машина оторвалась от палубы. Две фигурки зачарованно следили за взлётом, но вскоре и они, и дом скрылись за снежной пеленой.

Оставшиеся на палубе подруги ещё какое-то время следили за удаляющимся звуком. Наступившую тишину нарушил всхлип Дэш.

— Ну что ты, глупышка! Он ведь знает, что делает, ты неоднократно в этом убеждалась! Всё будет хорошо, он справится! — Твай гладила пегаску по голове.

— К тому же, он ведь дал тебе поручение. Дай-ка мне шлем. Ну-ну, не плачь. А то не увидишь ничего.

— Мне… Мне страшно, Твайлайт! И дело даже не в нём. Там ведь ещё Эйджей на борту. А вдруг я больше их никогда не увижу? Что, если они… Они…

Твайлайт добавила в голос строгости.

— Рэйнбоу Дэш, ты правда хочешь их увидеть?

— Да, конечно!

— Тогда сделай то, что он тебе сказал. И всё получится. Ты нужна им. И конкретно сейчас ты нужна им там, в Кэнтерлоте. Если ты не сделаешь этого — никто не сделает, понимаешь?

Дэш вздохнула и прокашлялась.

— Да, поняла. Я всё сделаю. Пусти.

Она расправила крылья, взмахнула ими несколько раз, разминаясь перед трудным перелётом. Повернулась к Твайлайт и подмигнула.

— Ну, я…

— Стой! Шлем!

Твайлайт надела на голову пегаски шлем, затянула регулировочные ремни и отошла на безопасное расстояние. Дэш повернулась к ней, ударом копыта захлопнула забрало шлема и залихватски улыбнулась сквозь проступающие слёзы.

— От винта! — и с силой взмахнув крыльями, сорвалась с места. Не то, чтобы она поняла смысл этой фразы, но почему-то она была уверена — это магическая формула, произнесение которой гарантирует успех. Несколько сильных взмахов — и дом, с одиноко стоящей на палубе Твайлайт, пропал из виду.


Видимость была отвратительной. Собственно говоря, видимости не было вообще — дальше носа Вертокрыла были видны только кружащиеся снежные хлопья. Стеклоочистители метались по окнам кабины, едва успевая сбрасывать снег и открывая не особенно полезный обзор. Но это была ещё не вся проблема. По мере приближения к Кэнтерлоту усилилась болтанка. Вертокрыл начало раскачивать, удары ветра грозили опрокинуть даже большой и тяжёлый аппарат.

Огнекрыл всерьёз забеспокоился. Сможет ли лёгкая пегаска прорваться через такой шторм? Найдёт ли она город? И главное — что это за метель, откуда она взялась? Память услужливо вытащила на свет историю основания Эквестрии в том её виде, в котором её пересказывали многие поколения пони. Вендиго. Духи холода и ненависти. Что, если сказка не так уж и неверна? Что сможет одинокая пегаска противопоставить свирепым и голодным духам? Наверное, не стоило так рисковать — подумал он, но в этот момент в кабину просунулась Эплджек. И присвистнула, увидев сплошную пелену перед носом машины.

— Слышь, долго ещё? Бабулю растрясло, ей хуже стало.

— Джеки, не могу в этом помочь, сама видишь, что творится.

— Ага. Ты ваще-то как ориентируешься?

— Да никак. Иду по ППП.

— Эт чо такое?

— Это «Приборы Паси, Придурок», — усмехнулся пилот.

— Так их же до сена!

— Офигеть, правда? — и, заметив ужас на лице фермерши, без ехидства добавил, — Не трясись, для меня они как открытая книга. Мы идём достаточно высоко. Если приборы не врут — а они никогда мне не врали, то долетим нормально.

Эплджек вернулась в салон, но ненадолго — вскоре любопытная мордашка опять появилась в кабине.

— Как думаешь, Рэйнбоу добралась уже?

— Не знаю. Сам за неё переживаю страшно. Одна, в такой метели. Да ещё холод.

— Тож про Вендиго подумал?

— Ага. Джеки, я понимаю, тебе интересно — но ты лучше за бабулей следи, хорошо? Когда вернёмся, я тебя вместе со всей семьёй покатаю, если захочешь. М?

— Если…

— Не если. Когда. Поняла?

— Поняла… — она слегка разочарованно вернулась в салон.

Огнекрыл слегка приподнял нос машины — набрать запас высоты сейчас определённо не помешало бы.


Не будучи ограниченной практическим потолком тяжёлого вертокрыла, Дэш выбрала правильное решение — пробив облачность, вышла на солнечный свет. Взяв курс в направлении Кэнтерлота, она развила максимальную скорость, впрочем, пока сохраняя силы на всякий случай. Найти Кэнтерлот оказалось не трудно. Однако вместо скалы, замка и города из туч поднималась серая, лениво вращающаяся колонна из облаков. Времени на раздумья не было, Рэйнбоу рванулась вперёд и исчезла в серой пелене.


Снежная буря неистовствовала, ветер колотил по бортам Вертокрыла словно кувалдами. Удерживать транспорт на курсе становилось всё труднее. Но ещё труднее было отгонять мысли о возможной неудаче. Топлива было ещё достаточно, в конце концов, винты можно крутить телекинезом, но вот ориентирование было серьёзной проблемой. Если верить приборам, они уже должны были подлетать к цели, но никаких визуальных признаков этого обнаружить не удавалось. Это могло означать одно из двух: либо они полностью заблудились, сбились с курса из-за непредсказуемого направления ветра, и пора искать место для аварийной посадки, либо права Твайлайт, и эта метель — явления не природное, а магическое. Но кто её вызвал?

Неясные контуры горы и замковых шпилей проступили из снежной завесы внезапно, заставив пилота заложить широкий вираж, уводя аппарат от столкновения. Город — вот он, но где тут госпиталь? Он был рядом с замком, но садиться наугад, на наверняка заметённые улицы, было бы решением на грани самоубийства, а единственная большая площадь, на которой не было бы ни домов, ни деревьев, была ограничена частоколом замковых шпилей. Огнекрыл судорожно всматривался в снежную завесу, медленно кружа над городом, ожидая сигнала. А что, если снегопад заглушает двигатель? Снижаться? Осторожно, буквально по дюйму, он начал сбрасывать высоту с каждым витком. Почему нет сигнала? Неужели Дэш… Нет, это невозможно. Она просто не могла не справиться. А вдруг?

Приказав себе заткнуться, он продолжил кружиться, медленно снижаясь над городом. Вечерело, и город внизу начал проявлять себя зажигающимися то тут, то там огоньками. В какой-то момент ему показалось, что краем глаза он видит вспышку где-то внизу, и, прежде чем сознание успело сработать, тяжёлая машина, повинуясь пилоту, начала разворот в ту сторону. И он оказался прав — прямо под носом Вертокрыла на однородном сером фоне проступило и начало нехотя расползаться пятно оранжевого дыма, подсвеченное снизу уличными фонарями.

— Джеки!!! Мы это сделали!!! Она справилась!!! — торжествующе проорал Огнекрыл, закладывая плавный вираж со снижением.

Пассажирка тут же просунула голову в кабину, и восторженными глазами наблюдала за проплывающей сбоку тёмной громадой королевского замка с просвечивающими стрельчатыми оконцами, затянутыми снежной пеленой.

Вертокрыл завис над площадкой перед зданием госпиталя, сдувая с брусчатки наметённые сугробы, а затем плавно опустился на колёса. Взвизгнули амортизаторы, принимая у винтов эстафету удержания веса немаленькой машины, а Огнекрыл поспешно глушил турбины. Вой сменился свистом воздуха, рассекаемого продолжающими вращаться лопастями.

Эплджек распахнула бортовую дверь, впуская санитаров с носилками, бабулю бегом понесли куда-то в здание. Джеки рванула за ними, а в кабину ввалилась Дэш. Её глаза сверкали, и было не вполне понятно — счастлива она или в бешенстве. Она не могла вымолвить ни слова, только стояла, опершись на подлокотник кресла, смотрела на него, тяжело дышала и улыбалась. Он улыбнулся ей в ответ.

— Ты всё сделала правильно, милая. Спасибо тебе. Без тебя я бы не справился.

Он дотянулся до неё передними ногами, притянул к себе за плечи и поцеловал. На этот раз уже в губы.

Перед её глазами всё поплыло, ноги подкосились, и единственное, что она смогла сделать — это качнуться вперёд и рухнуть на всё ещё пристёгнутого к пилотскому креслу Огнекрыла, пробормотав: «Никогда без моего разрешения!»


Молчание в кабине первым нарушил Огнекрыл.

— Слушай, тут становится холодновато, может, всё-таки пойдём в здание? Всё равно раньше утра и думать нечего о том, чтобы лететь обратно.

Сгущающиеся сумерки в сочетании со снегопадом делали тьму просто непроглядной. Если бы не яркое освещение входа в здание больницы, создавалось бы впечатление, что они находятся посреди снежной пустыни где-нибудь на Ледяном севере.

— Б-р-р! До сих пор не могу поверить, что я это сделала. — Дэш стряхнула с себя снег. — Никогда не видела ничего подобного. Как думаешь, долго ещё снег будет так идти?

— Без понятия, я вообще всю дорогу вслепую летел.

— Вслепую?! — она задохнулась от возмущения, — ты так рисковал, чтобы...

— Чтобы спасти Бабулю Смит, не забыла? К тому же, Кэнтерлотский пик — единственная гора выше уровня полёта, и я точно знал, что там меня встретят сигнальным дымом. Я-то в тебе не сомневался.

Она удовлетворённо усмехнулась — ещё бы кто-то в ней сомневался! Взяв в больничном кафетерии по большой чашке кофе, они уселись за первый же свободный столик. Она вертела чашку в копытах, обдумывая, как бы получше сформулировать посетившую её мысль.

— А знаешь, когда-то я боялась ночи. Особенно вот такой, зимней. Мне тогда казалось, что этот снегопад может оказаться вечным, ну, как в легендах о Великой Зиме.

— А теперь?

— А теперь я точно знаю, что если встретить любую, самую страшную ночь вместе — не останется никаких страхов, никакой неуверенности. Всё будет однозначным, понятным и правильным.

Он только неопределённо хмыкнул, изучая содержимое чашки и периодически поглядывая за окно.

— Тебе не кажется, что снегопад ослабевает?

Она посмотрела за окно.

— Может быть. Должен же он когда-то кончиться. Скажи, а спать мы будем прямо в холле?

— Зачем в холле? Думаю, мои друзья из числа врачей будут рады нас приютить, кстати, пойду-ка выясню, кто сегодня на смене.

Диваны в ординаторской, конечно, не отличались удобством, но после всего произошедшего она заснула, едва коснувшись подушки головой. Какое-то время Огнекрыл стоял над спящей, прислушиваясь к её мерному дыханию, а затем погасил свет и улёгся спать в кресле. Но ещё довольно долго он то и дело открывал глаза, чтобы увидеть силуэт головы спящей и улыбнуться собственным мыслям.