Дневник БигМака.

Рассказ о том, как после забавы с братом, ЭплДжек находит его дневник и читает о его ещё одной забаве.

Эплджек Биг Макинтош Черили

Ремонт для Ипольджак

История о том, как фермер купил себе маленькую китайскую Эпплджек.

Эплджек Человеки

Слендерпонь

Кошмар для маленькой кобылки начинается.

Эплблум

Кожаная Пони

Страшные приключения ожидают Флаттершай. Выдержит ли её невиная душа испытания или сдастся на милость судьбы и Охотника? Любая ошибка может стоить жёлтой шкурки.

Флаттершай

Аллагро Кин

Герой рассказа - ихтиопони, чья жизнь должна проходить в океанах, вдали от поселений. Но он рожден на суше. Как же живет он, к чему стремится, что преодолевает? Возможно, в будущем Аллагро еще поделится с нами воспоминаниями о своих приключениях и достижениях.

ОС - пони

Сказки небесного домика

Высоко над Понивиллем в бескрайнем небе плывёт…дом. Да, да, самый обыкновенный пегасий дом, сотканный из белых облаков. Не такой большой и шикарный, как у одной всем известной радужной красотки, но всё же очень удобный и уютный. Его хозяин – молодой темногривый пегас, перебравшийся в Понивилль из Сталлионграда несколько месяцев назад и устроившийся на работу в местный погодный патруль. Обычная скучная жизнь, вы сказали? Разгонять облака совсем не скучно, когда вместе с тобой служат такие необыкновенные пегаски как Дерпи Хувз или Рэйнбоу Дэш! К тому же в небе и на земле столько всего интересного для юного патрульного, надо только уметь смотреть и слушать. Вот поэтому парящий над землёй дом знает множество занятных историй: о полётах среди туч и о ярких рассветах, о нежной любви и о крепкой дружбе, об Элементах Гармонии и о новых проделках Меткоискателей. Если у вас есть крылья, вам нужно всего лишь взлететь на облачное крылечко и позвонить в колокольчик. Хозяин радушно впустит вас к себе и угостит не только свежим маффином, но и новой историей. Входите, садитесь у огня и слушайте!

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Погода ясная, ожидаются гости

Древняя раса, поверженная собственными творениями, уже столетиями ищет способ вернуть свое положение, и находят шанс на это немного не там где ожидали. Что случиться с Эквестриеей - её завоюют, как и сотни миров до этого, или пони найдут способ защитить родной мир?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда

Съезд ученых

Немного ворчливый физрук по имени Виллчаир, которому задерживают зарплату, в отчаянии едет на съезд учёных в Кантерлот, чтобы узнать о причинах задержки. Удастся ли ему узнать это или ему помешают обстоятельства?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Сестра Рэдхарт

Наследие Богини. Диксди

Приключения Диксди подходят к концу в третьей заключительной части истории начавшейся в «Диксди: Осколок прошлого» и продолжившейся во второй части «Диксди: Артефактор Эквестрии». Последняя из своего рода столкнётся не только с тайнами своей расы, но и таинственным прошлым Эквестрии, встретит новых друзей и попытается решить затянувшийся конфликт. Но пока, пройдя круговорот событий в долине, она оказалась в необычном месте, где помощь переплетается с коварством, а её спутник откажется в сложной ситуации, требующей сделать верный выбор...

Другие пони ОС - пони

Королевство страха

Давно уже не жеребята, Фезервейт и Шэйди Дэйз были лучшими друзьями на протяжении многих лет. В один день крупная ссора разлучила их, как казалось, уже навсегда, определив для каждого свою дорогу. Успешно устроившись журналистом в Клаудсдейле, ныне ветреный одиночка Фезервейт уже и забыл о своём друге детства. Но вот однажды он снова слышит имя Шэйди, что обернётся так, как даже наученный жизнью репортёр и представить себе не мог. Какая судьба выпала на долю Шэйди Дэйза? Причастен ли он к наводящим ужас на всю Эквестрию таинственным и жутким происшествиям, в расследовании которых предстоит участвовать Фезервейту?

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 1 - Другой я

Пролог

Приветствую тебя, дорогой читатель. Я хочу поведать тебе историю, которую сам пережил. Эта история о том, как я оказался в ином мире, встретил странных существ и подружился с ними. Радовался новой жизни, убивал, поглощал невинные души, причинял боль, впадал в безумие… Но давай, пожалуй, всё это отложим на потом. А начнем с того момента, когда я ещё был самим собой...

Меня зовут Александр, но для друзей я просто Алекс. Я, обычный деревенский парень, что живет в самом забытом месте мира. Если быть точным, в Путоранском заповеднике. Если ты не знаешь где это, слава богу. Сначала на самолете пять часов эконом классом, где ужасно неудобные кресла, где стюардесса не обращает на тебя внимания, делая вид, что ты пустое место. Где рядом с тобой спит сосед, положив на твоё плечо голову и пускает слюни. Всю эту картину завершает мальчик, сидящий сзади и неустанно бьющий по спинке кресла, из-за чего тебя укачивает не на шутку.

Ладно, это полбеды. Но дальше, был кромешный ужас. Нет, неправильно выразился, кромешный ад, ужас бы сам испугался такого и ушел нервно курить в сторонке. Я всё понимаю, экономика страны, кризис и всё такое. Купить билет на катер в сторону заповедника и отдать двести долларов, нашего куратора жаба задушила. Он решил сэкономить, и чтобы мы не взбунтовались против него, на ходу придумал для нас задание. Оно звучало так: «Пока мы будем добираться до заповедника, вы, мои юные студенты, должны наблюдать за природой и всем, что нас окружает. А по результатам наблюдений составить эссе по Северной тайге.»

Ты представляешь, эта падла выкрутилась лишь одним словом "эссе". Я уже хотел всё бросить и улететь обратно, но куратор предупредил, что если я уйду, то меня исключат из института. Я был в такой ярости, что был готов наложить на себя руки. Но сокурсники меня успокоили, предложив мне представить, что я в небольшом приключении. Плевать я хотел на это приключение с высокой колокольни. Триста километров, триста-а-а, ты можешь себе это представить? Мы пришли только к ночи с полными походными портфелями.

Спроси меня, как я там оказался. Всё очень просто, я один из немногих, кто согласился поехать в археологическое исследование. Кто меня только за язык тянул? Если бы я только знал, что будет позже, я бы в жизни не поехал туда. Ну ладно, то, что прошло, назад не воротишь. С пыхтениями и нытьём, мы, уставшие, измученные, достигли своей цели. Турбаза, что так сильно ждала нас, приняла нас с распростертыми объятьями.

Прошло уже восемь дней после завершения ада. За все эти восемь дней, где я только не побывал, чего только не видел. Я узнал, что это крупнейшее заполярное плоскогорье со средней высотой одна тысяча двести метров. Северная тайга, переходящая в тундру, огромное количество водопадов и фантастический вид «срезанных под нож» гор. Оленьи рога, разбросанные по плоскогорью. Медведи, волки, росомахи. Летяги, соболи, орланы. Рыба! Девять тысяч озер и более полутора тысяч водопадов.

Но что самое главное, тут был обнаружен старый храм. За этим я и прилетел сюда. В скором времени я стану квалифицированным специалистом по археологии. Я должен применить все свои знания на практике. Мне нужно ощутить, каково это – быть археологом, и понять все тонкости этого дела. И с этого я начну свою историю.


Я был уверен, что увижу именно огромный храм, с огромными колоннами, на которых вырезаны фрески. Хорошо сохранившийся храм. Но вместо этого, я увидел вход в шахту и множество фонарей, освещавших её туннели. Первое, что мне было сказано: «Вот тебе кисточка, вот тебе скелет, развлекайся». Мне не предоставили выбора что делать, просто взяли и поставили перед фактом. И вот теперь, сидя рядом с входом в шахту, я снимаю со скелета слой за слоем древнюю пыль.

— Александр! Твою мать! Сколько раз тебе говорить, аккуратнее с кисточкой, не повреди кости! Если я увижу на этом черепе хоть одну царапину или дефект появившийся по твоей вине, ты отправишься обратно в Норильск пешком, — злобно наорал на меня куратор и отправился к другому студенту, проверять его работу.

Куратор, старый хрыч, самодовольный, эксцентричный, всегда смотрит на всех свысока. Не люблю таких людей, вот взял бы, не посмотрел на возраст, дал бы ему в его длинный нос посильнее. Ох, но это всего лишь мечты. Если я так поступлю, не видать мне диплома, как своих ушей. Я тяжко вздохнул и продолжил аккуратно проводить кисточкой по черепу.

Прошло где-то два часа. Когда куратор пришел на место раскопок, он сразу же подошел ко мне. По его злорадной улыбке я прочитал только одно. Он полный мудак, таких как он нужно просто напросто ставить на место. В этот раз я смог сдержаться, не реагируя на его улыбку. Держа себя в руках, я наблюдал за ним.

Старик, с улыбкой как у Джокера из фильма Бетмен, взял черепную коробку. Пристально, как ювелир оценивающий алмаз, он стал осматривать череп. Через каких-то двадцать секунд его улыбка спала. Он расстроился, что не нашел никакого изъяна в этом черепе. Я сам не заметил, как мои губы растянулись в улыбке. Куратор заметил это и с презрением сказал.

— Что лыбишся, как придурок. Радуешься тому, что смог простой череп очистить? Поздравляю тебя, — с иронией в голосе сказал он, — с этой ночи ты будешь заниматься только этим. Все кости и черепа, найденные студентами, будут передаваться тебе. Ну и, конечно, наказание остаётся в силе, — с удовлетворенной улыбкой проговорил куратор и кинул мне череп. Я машинально поймал его и потерял дар речи. Я не мог поверить своим ушам, из-за одной оплошности в виде улыбки мне досталось такое жестокое наказание. Теперь о шахте и скрывающихся внутри загадках можно забыть.

Я с гневом швырнул череп в недра шахты. После вспышки гнева я осознал свою ошибку. Выбросив череп, я подписал себе смертный приговор. Нужно как можно быстрее всё исправить, мысленно сказал я сам себе. Оглядевшись по сторонам, я убедился, что никого нет, все уже наверняка ушли давным-давно, закончив свою работу. Лишь я остался тут до последнего, доводя свою работу до совершенства.

Подойдя к шахте, я осмотрел её, но ничего удивительного не увидел. Шахта как шахта, она была широка. Укрепленная сваями и балками главная галерея с расходящимися от нее проходами, крепления для фонарей, брошенные инструменты.

Однако далеко не всё в шахте сохранилось столь идеально. Многие сваи сгнили и выглядели откровенно угрожающе. Порода местами сыпалась, такое впечатление, что иногда даже от шагов. Чувствовалось, что шахта хранит в себе загадки, которые так и ждут меня. Сглотнув, я вошел в неё и, пройдя немного, я нашел свой череп. К моему сожалению, он не пережил бросок. На его теменной части образовалась трещина. Это меня так сильно огорчило, что я хотел прямо сейчас найти могилу и закопаться. Но делать было нечего, взяв череп, я убрал его в карман своей куртки.

Но уходить отсюда мне не хотелось, меня слово что-то манило. Это как в одном мультфильме: добрая бабушка испекла пирог, а его аромат, словно рука, подзывала тебя к нему. Так и со мной сейчас. Конечно, никакой руки и в помине не было. Но все равно, ощущения было именно такие. Я не смог побороть себя.

Я вошел вглубь шахты. Конечно, тут должна быть охрана, не пропускающая посторонних. Но я слышал что сегодня у них был отгул. Уже пройдя несколько метров, я наткнулся на перекрёсток. Я не знал, куда мне идти, но странное ощущение подзывало меня и даже помогало с выбором пути. Я свернул направо, где висела табличка с надписью «проход запрещён». Но я не обратил на неё внимание.

Пройдя ещё немного, я оказался в огромном зале. Он был очень большой и древний, так я считал. На его стенах были огромные красивые рисунки в виде мозаик. Но главное, что меня привлекло, это пьедестал, нам котором медленно вращаясь левитировал небольшой куб. Он завораживал своей красотой и загадочностью. Я должен непременно разгадать его тайны. Отбросив все свои мысли о безопасности, я поднялся на пьедестал и коснулся руками. «Шух,» — послышался мне скрежет тяжелой плиты и выход из зала резко заблокировало.

Я в панике обернулся на звук. Увидел оседающую многовековую пыль, а после – много килограммовую плиту. Страх связал меня, я беспомощно стал бегать по залу, крича что есть сил. Но ответом было лишь моё эхо. Я не знал, что теперь делать, если куратор или ещё хуже, организация этих раскопок обнаружат эту плиту, а потом узнают, что за ней нахожусь я, меня не то что исключат из института, могут даже посадить в тюрьму. Эта перспектива меня не устраивала. Я успокоился и попытался трезво осмыслить что делать в сложившейся ситуации. Но в голову ничего не приходило. Я не специалист по выживанию, я простой студент.

— Если бы я мог выбраться, готов даже душу отдать за это, — брякнул я, не подумав.

— Ха-ха-ха-ха-ха! — прозвучал тонкий женский голос. Я так испугался, что меня передёрнуло.

— Кто ты?

Но ответа не последовало, вместо него послышался скрежет, издаваемый чем-то у пьедестала. Я повернул голову на звук и обомлел. Куб стал разбираться на множество маленьких, и, уже через несколько секунд, он показал своё содержимое. Я не стал ждать, выбора у меня было не так много. Я подошел к пьедесталу и аккуратно расположил на ладони компас. Он был не больше моей ладони. Круглый, сделанный из золота или просто украшенный позолотой – я не ювелир, наверняка сказать не могу. Но он точно был тяжелый. Вместо привычных букв-указателей: юг, запад, север, восток, — на циферблате находились пять кристаллов разного цвета, а посередине располагалась пятиконечная звезда фиолетового цвета – она отвечала за указатель.

Честно говоря, я ничего не понимал. Что это означает? Точно могу сказать, что я разгадал эту чертову загадку. Теперь передо мной стояла другая. Что это был за голос и что за компас у меня в руках? Вопросы и загадки, как я это люблю, но в пределах разумного, конечно. Сейчас, я держу в руке непонятный компас или не компас, шут его знает. Но однозначно можно сказать – он должен помочь мне выбраться отсюда. Как только я подумал об этом, снова раздался этот голос.

— Как ты посмел тронуть моё сокровище? Ты жалкий червь. За это я проклинаю тебя, — голос был резкий и устрашающий.

— Я не понимаю Вас. Кто Вы? — снова я повторил свой вопрос и снова меня проигнорировали, посчитав пустым местом.

— За твою дерзость и неуважение, голод будет твоим мучением и наказанием, всё, что ты будешь есть, будет выходить обратно. Лишь невинные сердца смогут утолить твой голод, — грозно словно пророк, произнёс голос.

Компас в моей руке потрескался, все пять кристаллов исчезли, а самый большой фиолетовый стал крутиться очень быстро. Я хотел выбросить его, но не получалось, моё тело перестало меня слушаться. Меня пробрала дрожь, я не знал, что теперь делать. Собрав остатки своей силы воли я попытался сказать.

— Прошу… пощадите…

— Пощади, пощади, вы все всегда просите этого. А когда я просила, меня никто не щадил. Но я – не они и проявлю милосердие. Я дам тебе шанс исправиться. Собери заново все элементы в этот компас, и тогда ты вернёшься обратно. До того момента, моё проклятие будет нерушимо и вечно! Страдай, мучайся, познай боль, которую когда-то познала я.

Вспышка, звезда в компасе засветила мне прямо в глаза. Прищурившись от яркого света, я почувствовал как сознание стало покидать меня, я не удержался и провалился во тьму.


Меня пронзала невыносимая боль, я даже представить себе не мог, что такая возможна. Меня будто кто-то наизнанку вывернул. Корчась от боли, я решил открыть глаза. Приоткрыв их, я стал видеть мир другими цветами. Честно, трудно это описать, окружающее пространство походило на пещеру, а вокруг него в воздухе летали странные фиолетовые частицы. Что это могло быть,не знаю. Я решил встать. Первые потуги встать на ноги увенчались провалом. Я попытался снова и как только посмотрел на свои руки:

— А-а-а-а-а-а! — я закричал, как резаный. Я закрыл глаза на какое-то время, не веря этому, открыл их… и в ужасе, снова их закрыл. «Спокойно, только спокойно…» Хотя, какой нахер «спокойно»? Вместо собственных рук я увидел покрытые шерстью ноги какого-то животного, с торчащими из концов костями, при ближайшем рассмотрении оказавшихся копытами! Закрыв глаза, я попытался успокоить дыхание, с хрипами вырывавшееся из перекошенного рта. Затем, собравшись с духом, вновь посмотрел перед собой… Ноги все еще были там.

«Все, приехали!»- в отчаянии подумал я — «Онейроид! Шизофрения! Допрыгался, блядь!». Я снова закрыл глаза, снова принял лежачее положение. Это был конец. Сойти с ума, да еще так резко… В отчаянии, я стал тихо подвывать, медленно впиваясь зубами в новую «руку» — «Не хочу, не хочу, НЕ ХОЧУ! Ну почему жизнь должна окончиться именно так?!».

Хотелось свернуться калачиком и тихо выть от ужаса. Но, собравшись, я попытался встать на эти культяпки. И смотрите, получилось, стоя на дрожащих копытах, я стал делать первые шаги. Словно только что родившийся телёнок. И у меня, честно, хорошо получалось. Пройдясь немного, я обнаружил лужу и подумал, что её можно использовать как зеркало. Я с опаской стал подходить к ней, мне не хотелось смотреть свое отражение. Но нужно понять, кто я и что из себя представляю. Когда же я решился приблизиться, меня чуть не вырвало.