Дэринг Ду и тайна Триединства

Дэринг Ду находит загадочную книгу, которая способна привести в легендарные и мифические места Эквестрии, в существование которых никто не верит. Но все ли спокойно там? Триединство нарушено, а значит, скоро пробудятся темные силы, которые будут угрожать стране пони. Дэринг Ду впервые поймёт, что одной ей ни за что не справиться, поэтому согласится на небольшую, но могущественную команду. Смогут ли они противостоять злу и спасти Эквестрию от древнего проклятия?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дэринг Ду Старлайт Глиммер

Лабиринт в душе

Рассказ о целительной силе любви

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Дружба — это Оптимум: Осколки Целого

Райан желает остаться человеком после эмиграции в Эквестрию. СелестИИ может исполнить это желание, но за него придётся заплатить.

Принцесса Селестия Человеки

Стежок вовремя

Это произведение является сиквелом к повести «Жёсткая перезагрузка» (скачать FB2) После событий «Жёсткой перезагрузки» жизнь и душевное здоровье Твайлайт медленно возвращаются в норму. Однако её выздоровление преждевременно заканчивается, когда она получает письмо, в котором говорится, что использованное ей заклинание временной петли серьёзно повредило пространство и время. Понимая, что одна не справится, Твайлайт призывает того, кто может помочь исправить положение. Пони, который является на зов, оказывается для неё полнейшей неожиданностью… и совсем не таким, каким она его себе представляла.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Чердак

Разве плохо, когда дети воображают?

Скуталу

История пустобоких.

Эпплблум шла от фермы и вдруг встретила Твайлайт, идущую к Зекоре, и решила пойти с ней. Мораль: любопытствво до добра не доведёт.

Эплблум Другие пони

История камня v2

Решение, которое принял гг едва добравшись до "взрослой" жизни.

Пинки Пай ОС - пони

Главный герой

История о том, как с Мэри Сью сняли корону. Согласитесь, это интереснее обычной истории о Мэри Сью.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Faster than rainbow

Рэйнбоу Дэш достаёт влюблённого в неё Пегаса. Он решает показать ей на что он способен.

Рэйнбоу Дэш

Никогда

Ненависть и любовь причудливо мешаются в душе Луны, заставляя её превратиться в ту, что не знает пощады и хочет ввергнуть всю Эквестрию в вечный мрак – Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Devinian
Глава 34 - Ненавижу горки Глава 36 - Корван - Часть 1

Глава 35 - Конец пути

Мы прошли немалый путь; уже через полчаса ходьбы я сдал позиции. Первой это заметила Дрея, которая замыкала наш маленький отряд. Впереди шла Милина уже в форме дриады, а я был посередине. Ноги подкосились, я упал на землю, а Младшая Дриада подбежала ко мне, помогая подняться, но это ни к чему не привело: я не удержался и снова оказался лежачем положении.

— Мама, быстрее, Лайтану плохо! — выкрикнула она с беспокойным видом.

Милина повернулась и подбежала к нам. Прислонив своё копыто к моему лбу, она осуждающее промолвила:

— Алекс, зачем ты так себя мучил? Почему ты не мог сказать раньше, что утомлён? Сейчас твой организм полностью выжат, словно лимон. Всё, мы делаем привал. Тебе нужен отдых.

— Нет… нам нужно идти… Если Арон найдёт нас…

— Ничего не говори, хватит с тебя на сегодня геройств. Совсем не бережёшь себя: у каждого тела есть свой предел, и тебя это тоже касается, так что замолчи и спи. Привал будет прямо тут. Арон наверняка выбрался из пещеры через другой выход и уже позади. Я уверена в этом.

— Но… — хотел возразить я, но строгий взгляд дриады заставил проглотить свои дальнейшие слова. Она была права, сейчас мне необходим отдых. Если на нас нападут, а я не смогут дать отпор, мы погибнем. Смирившись с этим, я не стал ей противиться. Придерживая мою голову, Дрея взглядом показала Старшей Дриаде на моё ухо. Милина поняла намёк своей дочери и попыталась обшарить моё тело.

— Не дёргайся, дай кое-что проверить, — сообщила мне дриада, облапав меня с ног до головы. — Вот, нашла! — воскликнула она, доставая из моего плаща серьгу в виде драконьей пасти. — Её нужно вернуть на место. Не зря тебе дали эту вещицу, — она бесцеремонно вернула серьгу в положенное место, воткнув обратно в ухо. — Вот теперь другое дело.

— Что…? — резкая боль пронзила моё тело, но после я почувствовал легкое блаженство. По телу пробежало тепло, которого мне так не хватало. Веки стали тяжелеть, будто их залили свинцом, тело расслабилось. Последнее, что я увидел, это как Милина и Дрея с облегчением улыбнулись.


Не знаю, сколько я пробыл в отключке, но ощущение оказалось не из приятных. Мне казалось, что я проспал целую вечность, и прямо сейчас моё коматозное состояние вычеркивалось на лице. Поначалу почувствовал, как мое тело лежит на чем-то холодном и твёрдом, но это можно объяснить: я же нахожусь в шахте и наверняка это каменный пол. Но вот самое странное: моя голова лежала на чем-то теплом и мягком. Меня поначалу это как-то устраивало, но потом насторожило. Когда это мы успели обзавестись подушкой или что-то типа того? Открыв глаза, я увидел то, на что не рассчитывал. Моя голова лежала на бедрах Дреи, пока она сама полукругом уложила свою голову на мои бёдра. Так сказать, лежали типа валетом.

По её счастливой улыбке я понял, что она не против, но меня такая перспектива не устраивала. И ещё… Время, что мы потратили из-за меня, упущено. Неясно теперь, что сейчас с Элементами Гармонии. Приподнявшись, я вынул свои ноги из-под головы лани и встал. Первом делом нашел свой плащ, в который укуталась Милина и тихо посапывала. Подойдя к ней, я легонько начал будить её. Через секунду или две она, позёвывая, открыла глаза.

— Алекс, с добрым утром или вечером. Точно не могу сказать… — снова зевнула.

— Нам нужно выдвигаться. Мы и так потратили много времени из-за меня. Если не поторопимся, то не видать нам Элементов, как собственных ушей.

— Алекс, хватит уже себя так вести. У тебя на уме только одни Элементы и всё. Ты кроме них ничего не видишь. Оглянись вокруг себя, есть те, кому ты очень дорог. Они из кожи вон лезут, чтобы ты заметил их. Но вместо этого игнорируешь, делаешь вид, что не замечаешь очевидного. Почему ты… — она хотела продолжить, но её остановили.

— Мама, прекрати. Не нужно этого делать. Он прав: у нас мало времени, мы должны торопиться, — без каких-либо эмоций, словно какая-то кукла, проговорила Дрея.

— Но Дрея… — Милина хотела возразить и поддержать свою дочь, но её безразличный взгляд остудил накал страсти. Ей больше ничего не оставалось, лишь отдать плащ. Я взял его, непонимающе поглядывая на них двоих. Как только они вдвоём удалились на приличное расстояние, я смог лишь изречь из себя лишь одно:

— Что это только что было?

Дальнейшее путешествие мы провели молча. Я как-то пытался завести разговор, но меня грубо игнорировали. Смирившись с этим, я присоединился к их игре молчанке. Через полчаса ходьбы мы всё-таки дошли до нашей заветной цели: прямо перед нами стояла огромная винтовая лестница, что вела на много этажей вверх. Если присмотреться, то примерно на сто или даже больше. Осмотревшись по сторонам и не обнаружив ничего другого, кроме лестницы, мы продолжили путь, взбираясь до самой её вершины. Сама лестница была метров пять в ширину, что позволяло нам не ходить друг за другом, а нормально поравняться, но и тут разговор не удавался: либо Милина парой слов перекинется с Дреей, либо наоборот, а меня просто игнорировали. Помрачнев от такого отношения к себе, я сдался, более не предпринимая каких-либо попыток заговорить. Мой мозг стал лихорадочно искать причину таких изменений, — что послужило этому и как это исправить? — но выхода он так и не нашел, ведь я думал лишь о Элементах.

Приняв всё близко к сердцу, я понял, что шахта безумия изменила нас. Конечно, за такое короткое время такого не могло быть, но ничего другого я придумать не смог. Нужно как можно скорее выбраться из неё и покончить со всем этим бардаком, пока мы ещё сильнее не перессорились. А вот и наша долгожданная свобода в виде огромной плиты, которая загородила нам путь. Но выход из этой ситуации нашелся быстро: немудрёный рычаг находился сбоку, так и прося дернуть его вниз. Мне ничего не оставалась, кроме как это и сделать.

Плита с гулом стала двигаться: сначала она приподнялась, а после тяжко отошла в сторону, впуская солнечный свет. Мы как ни в чём не бывало вышли наружу, не проверив, есть ли враг и что нас может поджидать. Вы понимаете, насколько нам стало всё равно на осторожность, что мы вошли в логово врага, как к себе домой? Оглядевшись, гвардейцы в золотой броне на мгновение опешили и удивились нам, но после ринулись с пиками наготове. Среди них не было единорогов, и мне не составило труда использовать самое простое заклинание. Шлейфы на моём теле слабо отдавали сиянием.

— Тёмная сила, — махнув копытом, я, словно телекинезом, отбросил гвардейца на другого. Мощный удар смел их обоих в стену, и они упали в бессознательном состоянии.

— Каковы наши дальнейшие действия? — без каких-либо эмоции спросила Дрея, стоя с каменным лицом.

— Милина, за тобой разведка: найди хранителей Элементов. Мы с Дреей навестим принцессу. Мне хочется с ней очень серьёзно поговорить, — Старшая Дриада безразлично кивнула, превратившись в сову, и взмыла в воздух, уходя через открытое окно. — Дрея, идём, я помню, где покои этой принцессы, — но, сделав шаги к главной двери, я услышал за своей спиной дрожащий голос дриады.

— Нет, — когда я повернулся к ней, Младшая Дриада опустила голову, прикрыв своё лицо гривой. Озадаченному реакцией девушки, мне ничего не оставалось, кроме как сказать очевидное. — Почему нет?

Она невозмутимо стояла на своём и ещё раз повторила: — Нет.

— Да что значит «нет»? Чего это вам двоим взбрело так резко измениться? Эта шахта вам крышу снесла. Придите в себя, хватит ерундой маяться, у нас миссия.

— У кого «у нас»? — задала наводящий вопрос Дриада.

— У нас значит у нас. Ты, я и Милина. Мы вместе придумали этот план, чтобы заполучить Элементы.

Дрея покачала головой.

— Нет, Алекс. Это ты придумал план, и это тебе нужны эти артефакты. Мне они даром не сдались, я могу обойтись и без них. Милина и подавно. Мы пошли за тобой ради тебя самого. Потому что я люблю тебя. Не знаю, что я нашла в тебе, но мое сердце с каждым разом всё сильнее бьётся, когда ты рядом. Меня тянет тебе. Я старалась показать тебе, как влюблена, и хотела получить от тебя взаимность. Хотя бы не любовь, но дружеские объятия. А взамен лишь отстранение. Ты отдалялся от меня с каждым разом всё дальше и дальше, лишь твоя тень смеялась над моей наивностью. Но сегодня я поняла лишь одно: ты ничего не чувствуешь ко мне, и попытки доказать тебе мою любовь канули в пропасть. И сейчас я отвечу тебе отказом. Я не пойду с тобой туда, куда ты хочешь. Хватит с меня этого. Как только мама найдет хранителей Элементов, и мы заберём их, наши пути разойдутся, — закончив разговор, Дриада отошла к окну и больше ничего не говорила. Я прекрасно видел её попытки показать её симпатию ко мне и множество раз убеждался в этом, когда она была близка ко мне. Но если бы Дрея знала, откуда и что я за существо, то поменяла бы мнение обо мне. Моя сущность в виде человека не принадлежит этому миру, и оставаться, заводя какие-либо отношения в этом мире, мне нельзя. Если так случится, то она может пострадать или, ещё хуже, разочароваться во мне. Разбивать её сердце и при этом ещё подвергать сильным страданиям я не собираюсь. Пускай это будет наш последний разговор и дело. Когда всё закончится, мы распрощаемся. Что касается Милины, то у меня есть запасной план на её счет.

Ничего не сказав, я продолжил свой путь к главным тронным воротам. В груди всё болело, но нужно терпеть, ведь если дать слабину эмоциям, то Дрее станет ещё больнее. Подойдя к дверям, я мельком взглянул на Дриаду. Она, как статуя, с опущенной головой смотрела себе под ноги. Приоткрыв дверь, я вышел из тронного зала; дверь захлопнулась. За ней моя дружба или, может, что-то большее.

Охрана не заставила себя ждать. Тем же методом я отбросил уже четверых пегасов в сторону. У меня не было времени на какие-либо игры. Сейчас стоял один вопрос: почему принцесса этого государства предала меня? Это мне больше всего и хотелось выяснить. И те, которые будут стоять у меня на пути, берегитесь, ваша участь будет куда хуже, чем у этих четырех гвардейцев.

Последующий путь к покоям принцессы оказался на милость тихим и спокойным. Солдат больше не наблюдалось, будто они услышали мои мысли и попрятались, не став связываться со мной. Меня всё это устраивало; без преград преодолев путь, я оказался у двери солнечной принцессы. Не церемонясь, выбил дверь, выпустив из себя темную ауру, которая окутала всё помещение.

Принцесса преспокойно сидела на своей специальной королевской подушке и с улыбкой поприветствовала меня, будто только и ждала, когда же я заявлюсь к ней.

— Как давно я тебя жду, Лайтан. Думала, что ты позабыл нас и ушел восвояси. Хотела уже начинать охоту на тебя. Ан нет, вот ты собственной персоной. Ещё свирепее стал, погляжу. Ну, что стоишь? Присаживайся, нам нужно многое обсудить.

— Я пришел сюда не лясы с тобой точить. Ты должна ответить за своё предательство. Теперь… умри, — я выставил копыто перед собой, и мощный луч направился в сторону солнечной кобылки. Она даже не пошевелилась — тёмный луч встретил препятствие и изогнулся, направившись в другую сторону. Поняв, что таким слабым заклинанием не причинить ей вреда, я подобрал более мощное, что наверняка навредит ей.

— Поток тьмы, — протянув копыто в сторону противника, вызвал перед собой Магическую печать, из которой двинулось множество рук, состоящих из энергии тьмы. Множество рук атаковали противника, но Селестия со скучающим видом наблюдала за моими потугами. Заклинание действовало несколько секунд; за это время ничего не изменилось. Кобылка не получила не единого повреждения, чего не скажешь про её покои. Полностью изуродовав комнату, не оставив ничего целым, руки исчезли, оставляя после себя тёмную дымку.

Селестия с досадой осмотрела свои покои. — Как жаль, мне так тут нравилось отдыхать по ночам. А ты всё разрушил, вандал. Теперь тебе негде присесть будет. Всё, ты успокоился?

— Сука, не недооценивай меня! — выкрикнул что есть мочи. — Нулевое Бытие, — сфера собралась вокруг моих копыт, и я, подобно гейзеру, выпустил тысячу призрачных фантомов. Такой поток темной энергии заполонил комнату и разрушил часть здания, выпуская наружу темные сущности.

Тут правительница напряглась: сфера, которая защищала её, стала трескаться. Поняв, что моя попытка пробить её защиту удаётся, я не стал ослаблять натиск, выпуская ещё больше фантомов. Поняв, что дело пахнет керосином, Селестия встала, как положено противнику, и использовала свой рог. Яркий свет осветил помещение, а призраки, что пытались дотянуться до неё, исчезали на глазах. Поняв, что сейчас свет против меня, я решил: нужно действовать.

Тени, что отбрасывались от света кобылки, зашевелились подобно тонким щупальцам, потихоньку вырастая. Через мгновение сотни тонких игл двинулись на врага. Селестия незамедлительно почуяла опасность для своей жизни и окутала себя огненным пологом — тени врезались в неё и после тоже исчезли. План провалился, но позволил мне немного узнать о своем противнике.

— Ты сильнее, чем я думала. Мне хотелось убивать тебя долго и мучительно, но эта роскошь, как мне показалось, очень дорого обойдётся. Лучше покончить с тобой быстро и навсегда, — произнесла она, выпуская из себя огромную скопленную за много лет или веков энергию.

Её сила уничтожила всё помещение, не оставив даже стены. Лишь пол уцелел, позволяя на нём стоять. От яркого света я зажмурился, не видя, что происходит передо мной, и при этом удосужился поставить перед собой тёмный купол, который защитит меня от неожиданностей со стороны врага.

Когда свет померк, давая мне наконец-то чётко разглядеть, то я увидел полное преображение принцессы. Теперь белоснежная шкурки, которой она так гордилась, стала тёмно-серой. Грива тоже подверглась изменениям. Она потеряла все цвета, что так красиво развевались на ветру. Теперь грива стала цвета магмы или лавы, не имеет значения. Она так же развевалась, подобно ветру, но при этом источала огромный жар, который я чувствовал на себе даже под защитой.

— Давно я не принимала эту форму при серьёзных битвах. Это честь для тебя: увидеть меня в таком виде. Будь благодарен и умри быстро, — она взмахнула копытом перед собой.

Огненная линия нарисовалась в воздухе и, пробивая мой щит, прошлась насквозь. Поначалу я думал, что это — какая-то дурацкая шутка, но после пожалел, что так подумал. Кровь стала кипеть в моём организме, подобно кастрюле с кипящей водой на плите. Боль оказалась невыносимой — я упал на землю и стал кричать что было сил. Тело пылало, будто меня жарили на сковороде и при этом посыпали самым острым в мире перцем.

Принцесса удивленно посмотрела на меня, корчащегося в агонии. — Я даже не думала, что ты ещё останешься жив. После этого удара ты должен был умереть быстро, превратившись в пепел, но вместо этого ещё корчишься от боли. Интересно, почему так происходит? Может, ты что-то скрываешь от меня? Или это удача так сыграла с тобой злую шутку? А, Лайтан?

Чёрт, меня разрывает напополам. Это пламя сжигает все мои внутренности. Регенерация еле справляется, если так пойдёт и дальше, то я труп. Нужно действовать сразу с козырей. Не знаю, что будет, если воспользуюсь ими, но другого выбора не вижу. Умирать пока не хотелось, но другого выбора я не видел. Использовать Гнев, как козырную карту, хотелось очень неохотно, но другого выхода нет. Либо он, либо смерть, которая так давно хочет забрать меня к себе. Но фиг на неё, пускай старушка ещё походит по другим. К ней я ещё успею; даже подарок подготовлю, если понадобится.

Первое, что я сделал, это с трудом дотянулся до своей серьги. Это далось мне очень тяжело: каждое мое движение или дыхание проносили стократную острую боль по всему телу, но ничего не поделаешь: чтобы воспользоваться проклятой серией, нужно снять ограничитель. Когда я сорвал серьгу с уха, красный кристалл в моей душе засверкал, подобно звезде. Тёмная миазма охватила моё тело. Оно покрылось щитовой коркой в виде пластин, лежащих друг на друге. Рога уменьшились, уходя назад. На груди образовался красный кристалл; теперь он стал более живой, и это можно было видеть по его мерцанию.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Вот так сюрприз, не ожидала от тебя такого. В следующий раз нужно будет изучить тебя, а то негоже так просто удивлять меня своими новыми способностями. Но хватит об этом, это тебе не поможет против меня, — она снова махнула копытом, и огненная линия попыталась пройти сквозь меня, но резко встретила препятствие в виде двух демонических рук.

— Больно вообще-то. Мисс, вас не учили, что играться с огнём очень опасно? Или мама позволила вам это сделать, после чего вы подпалили себя? — ехидно высказался демон, воплощаясь перед ней.

— Что? Кто ты такой? — обеспокоенно сказала Селестия и попятись на два метра назад. С прищуром я наблюдал за ней.

— Я демон, и, как я тут вижу, вы хотите убить этого рогатого. Но, к вашему сожалению, я не могу этого допустить. Я наконец-то нашел достойный сосуд и покидать его пока не намерен. Если кто-либо посягнет на него, я уничтожу его без угрызения совести. Так что, мисс, советую отступить. В случае отказа я буду вынужден уничтожить вас, — последние слова он произнес с наслаждением. Гнев лишь предупредил её, но не более. Он сам жаждал, когда кобылка сделает первые шаги и начнёт действовать.

— Демон?! Я не знаю, откуда ты пришел. Убирайся обратно в ту чёрную дыру, где тебя породила сама тьма! Тут тебе не место, да и таким же, как он, — она взглядом указала на меня и после мощным ударом ударила копытом по полу.

Пол затрещал по швам; поверхность, которая держала нас, стала ломаться на множество кусков. Сама башня, что держала покои, потрескалась и стала разбиваться на огромные куски, падая вниз, где ни в чём неповинное население могло пострадать. Мне ничего не оставалось, кроме как отпрыгнуть в сторону и броситься вниз. В полёте я разглядел пятачок чистой земли, где можно было развернуться. С помощью проклятой серии и падающих массивных плит, отталкиваясь от них, я добрался до места. Принцесса не заставила себя долго ждать: через пару секунд она присоединилась к нам.

— Я не прощу тебя за это. Ты уничтожил часть замка, при этом могли пострадать невинные. Ты должен быть уничтожен и стерт с лица земли, — злобно проговорила принцесса солнца.

— Хочу заметить, это не я разрушил фундамент башни. Это произошло из-за вашего удара, принцесса, так будьте любезны не вешать на меня чужую вину, — заявил я, парируя. После моих слов появился Гнев со злобной улыбкой.

— Говорите, демон. Ха, смеюсь три раза в вашу сторону. Вы не лучше этого рогатика. У самой-то за спиной не кролик растёт. Вы сначала бы подумали, с кем заключаете договор, а только потом наговаривали на других, — заметил демон, указывая пальцем на тёмную тень за Селестией.

Сначала кобылка затупила — куда это демон указывает ей? — но после, заглянув за спину, увидела тёмную сущность, сделанную из дымки, с красными глазами и двумя отростками в виде рук. Он улыбался, демонстрируя свои белоснежные зубы. На половине лица красовалась костяная маска, из центра которой торчало подобие рога. После того, как оно неожиданно щёлкнуло своими зубами перед лицом Селестии, она не удержалась на ногах и упала от неожиданности. Хихикая, тень отлетела от своей жертвы и предстала перед нами.

— Вот мы и снова встретились, хозяин. Как давно я вас хотел увидеть! Но времени, как назло, не хватало, — иронично проговорил он. — Но сейчас, когда вы тут, я могу спокойно закончить то, что начал: забрать твоё тело и убить всех, кто тут обитает. Особенно младшую сестру этой кобылки. Она была занозой для меня. Представляешь, пока я её не заточил в темницу, она всегда мешала мне. Не знаю, как ей удалось увидеть меня, но, кажется, догадываюсь. Но не будем обо мне, давайте вернёмся к братьям нашим меньшим. А точнее к тебе, Алекс. Как давно я мечтал отомстить тебе после того раза, как ты заточил меня в тартар. Знаешь, там очень темно и скучно. Лишь с помощью своих мозгов и украденной у тебя силы я смог выбраться оттуда и завладеть телом этой могущественной особы, — злорадно улыбнулся он и посмотрел на кобылку.

Шокированная словами демона, она встала и сделала мощную попытку уничтожить его, но всё оказалась тщетным. Он лишь увернулся от огненного удара и, хихикая, подлетев поближе, щелкнул пальцем по носу кобылки. От удара она отлетела на три метра.

— Хи-хи, ха-ха, хи-ха! Что ты хотела этим доказать, куколка моя? Ты ничего мне не сделаешь. Не замечая и не слушая свою сестру, ты дала мне полный доступ к своей ментальной энергии и позволила напиться ею до полного обжорства. Раньше я никогда не ел такой вкусной еды; но твои запасы не бесконечны и тоже знают свой предел. Так что ты мне больше не нужна, пустышка.

— Значит, Луна была права… Это ты заставил меня заточить её в темницу! — выкрикнула она, зло уставившись на него.

— Браво, какая проницательность! — он сделал джентельменский поклон. — Аплодирую за вашу смекалку. Я впервые в жизни увидел такое создание, которое не могло сопротивляться моим манипуляциям, ведь даже твоя сестра смогла защититься от меня и прогнать. А ты, словно невинное дитя, спокойно приняла меня, позволив тобою руководить. Как мне было весело все эти полгода развлекаться с тобой! Но время бежит, и ты становишься скучной для меня. Кукла.

Селестия держалась как могла, но с каждым его словом она всё яростнее воспринимала его. И вот последние слова оказались для неё последней каплей. Грива запылала огнём, поднявшись на два метра. Тело загорелось ярким алым цветом. Она встала на ноги и зло посмотрела на него. — Сдохни, тварь!

Следующее секунды пролетели мгновенно. То, что произошло, трудно описать словами. Сорок кубических метров коронарной массы светила. Десятиметровое диаметром солнце вспыхивает, захватывая Фирваина. Гнев не стал меня даже спрашивать, окутал меня черной пеленой и смотался со мной подальше от эпицентра взрыва. Вернувшись обратно в этот мир, я увидел последствия этого ада. Селестия упала на прожжённую землю, потеряв все силы, при этом раненый Фирваин недовольно уставился на неё.

— Ах ты падаль, как ты посмела меня ранить? Отвечай, когда с тобой разговаривают! — он подлетел к ней, схватил за гриву и приподнял к своему лицу. — Ты знаешь, сколько потребуется времени, чтобы залечить эти раны? — он без каких-либо усилий, словно игрушку, стал швырять её о землю. — Ты будешь наказана, кукла. Для начала тысяча ударов о землю, после — тысяча пробивных ударов, а если что-то от тебя останется, то заставлю смотреть, как корчится от боли твоя сестра, — он продолжал бить Селестию о землю, с каждым разом ускоряя интервал.

Я не мог смотреть на этот беспредел. Теперь я стал догадываться, кто за всем этим стоит и кто в ответе за это. Мои чувства стали пламенем для силы. Гнев, что любовался экзекуцией, заметил это. — Эй, что ты делаешь? Не нужно мешать этому низшему развлекаться, — но я его не слушал. Первое: нужно спасти принцессу, а после — убить Фирваина.

Демон попытался мне помешать, встав передо мной, но мне было всё ровно; я прошёл насквозь — он удивился этому. С каждым моим шагом земля содрогалась. Чтобы победить его, мне нужна огромная сила, и таковая имелась. Но чтобы её использовать, нужен катализатор, который разбудит её. Как я помнил, это — чувство, что испытывает пользователь проклятой серии. В моём случае это гнев. Я стал вспоминать все обиды, что испытал. Кто предавал меня, хотел убить, унижал, издевался. С каждой новой попыткой вспомнить я становился всё сильнее и сильнее. Темная аура стала расходиться по сторонам, демонстрируя мою силу и накаляясь, подобно солнцу. После пары моих шагов Фирваин остановил экзекуцию и обратил своё внимание на меня.

— Ты решился вмешаться? Ну давай посмотрим, что ты можешь противопоставить моей силе, — уже хищно взглянул он и, облизнув свои губы, подобно безумцу, отпустил кобылку.

Уже приблизившись, гнев достиг своего пика. Осталась последняя капля: не хватало последнего зерна раздора, чтобы пробудить его. Я старался собрать всё, что меня раздражало и унижало, но этого оказалась мало. Но тут всплыли очень далёкие воспоминания и слова одного персонажа, из-за которого я и попал сюда: «Что лыбишься, как придурок? Радуешься тому, что смог простой череп очистить? Поздравляю тебя, с этой ночи ты будешь заниматься только этим. Все кости и черепа, найденные студентами, будут передаваться тебе. Ну и, конечно, наказание остаётся в силе».

Не знаю, почему именно эти слова и стали той недостающей каплей, которая не давала дамбе гнева разрушиться. Слова моего куратора, что я позабыл, стали спасением против врага. Демон улыбнулся, закрыл глаза и появился передо мной. Коснулся своей рукой кристалла на груди. Темная вспышка озарила всё вокруг. Фирваин на мгновение прищурился и не увидел, как ровная ладонь протыкает его грудь насквозь.

— А-а-а-а-а-а-а-а!.. — дикий крик покрыл пространство вокруг. Дух пытался вырваться, но лишь упирался на меня. Схватив его за черепушку, я стал сдавливать; послышались хрусты ломающейся маски. Мои руки, когда я перевоплотился в демона, развязались. Последующее, что я сделал сразу, это применил Полное сожжение. Чёрное пламя окутало Фирваина, не давая ему ничего противопоставить в ответ. Вытащив руку из груди, я отбросил жалкий комок тьмы в сторону, давая огню закончить работу. Теперь это существо никому не причинит вреда.

— Алекс?! — я услышал голос, раздавшийся позади меня, и оглянулся, увидев хранителей Элементов, которые резко применили против меня свои Элементы гармонии, и дриад. Я ничего не успел сообразить, как яркая радуга окутала меня. Последнего, кого я успел увидеть, это Милину с опущенной головой.