Арьергард

Что, если? Что, если вот прямо завтра в новостях объявят, что на нашей планете появились беженцы из далёкого мира? Что будет делать каждый из нас? *** Версия текста 0.1.

Человеки

С великой любовью приходит великая учёба

После некоторых проблем с попыткой заставить Рэйнбоу выучить математику, Твайлайт только что призналась в любви к той. Что шокировало ее еще больше, так это то, что пегаска была не против и сказала, что любит ее в ответ. Сможет ли принцесса заставить Рэйнбоу выучить самые основы математики, используя эти знания?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Любовь - это магия

Пинки случайно выпивает загадочное зелье в хижине Зекоры, от которого с ней начинают происходить крайне странные вещи...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Зекора

Беглец

Жеребец с отшибленной памятью. Кобылка с садистскими наклонностями. И жеребенок, потерявшийся в густом чёрном лесу. Казалось бы, как мало нужно для переворачивания всего вверх дном?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Будущая королева

"День этот станет идеальным, мечтала с детства я о нём и так ждала..." Небольшой рассказ о Кризалис. События происходят лет за десять-пятнадцать до знаменитой свадьбы в Кантерлоте.

Кризалис

PIB. Ponies in Black. Пони в Черном. Параноидальный омак.

Обычный день старшего офицера Лунной Гвардии Принцессы Луны. Действие происходит вскоре после 4 серии 2 сезона. Является версией-объяснением для популярной серии фанфиков, в которых попаданцы в MLP превращаются в свои пони-версии.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

EQG: 2. Знакомство с новым чувством

Когда она рядом, учащается сердцебиение. Да, когда я пригласила Эпплджек, Пинки Пай, Флаттершай и Рарити в музыкальную группу, мы с ЭйДжей часто спорили, но это же не значит, что я спорила от ненависти. Напротив. Мне просто нравилось, когда она приближалась, говоря какую то сдуру. (Все написанное, происходит от лица Рэйнбоу Дэш)

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Сборная солянка

Собрал пачку своих старых небольших фиков, и выложил. Собственно, всё. Читайте :D

Твайлайт Спаркл Рэрити

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод II

2068 Год. Прошло 15 лет в мире людей. Прошло 4 года в мире пони. Появление очень странной и загадочной пони грозит Эквестрии гибелью. Это угроза заставляет наших героев вернутся на Землю и найти особого человека. Того который был и остаётся другом для них, а для кого-то....даже больше чем друг.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Лира ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

...И всё?

В самый разгар сражения со Старлайт Глиммер Твайлайт Спаркл узнаёт причину, по которой её соперница стала такой, какая она есть. Получив возможность заглянуть в прошлое Старлайт, Твайлайт собственными глазами видит «ужасную трагедию», ставшую всему виной. Однако вместо сочувствия Старлайт получает более циничную реакцию.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 33 - Арон Глава 35 - Конец пути

Глава 34 - Ненавижу горки

Не знаю, что тут происходит, но от парня веяло тёмной аурой. Своей силой она душила любого, кто находился рядом. Дриады попали под её диапазон, но смогли выдержать. Недаром они древние магические существа. А вот обычный пони упал бы замертво, и его не откачали бы. Но сейчас дело не в этом: Арон резко изменился, как и я в проклятой серии. Погодите, этого не может быть! Если окажется, что этот фестрал — один из семёрки проклятых, то будет худо. Чтобы в этом убедиться, я воспользовался даром, который еле выпросил у голоса — «Ментальная аура».

Всё вокруг стало белым-бело, даже тела дриад побелели. Лишь тело Арона осталось черным и испускало мощную ауру. Мои предположения подтвердились: он один из семерых. Что мне теперь делать? Если я начну с ним драку, то могу разорвать ткань мироздания или что-то похуже. А если судить по словам Зекоры, я должен при встрече с такими убегать. Их сила несравнима с моей. Как бы я этого не хотел, но бегство — самое лучшее решение, что я смог придумать. Я знаю, где выход из шахты, спасибо Арону. Теперь нужно как можно скорее уносить отсюда ноги.

— «Милина, слушай меня внимательно. Быстро просмотри мои воспоминания, которые я получил от Арона. Бегите к выходу, у вас будет мгновение на это. Я отвлеку его на себя, а после сразу присоединюсь к вам».

— «Но Алекс?!»

— «Я сказал „нет“, даже не думай об этом…» — тук… тук… тук… тук… Резкое сердцебиение остановило наш разговор. Я почувствовал невыносимое жжение в области груди. Голос проклятой серии решил навестить меня.

— «Давай, выпусти меня. Дай мне сразиться с гордыней. Она ждёт нашей битвы, хочет снова скрестить наши узы. Я хочу этого, позволь мне убить её».

— Где ты, брат? Выходи. Я слышу твой голос. Позволь ему выйти, сосуд, а то я могу и разозлиться, — произнёс не своим голосом фестрал.

Гнев — так будем его называть — уже больше не приказывал, как это было в прошлый раз, а просил. Это меня шокировало. Странный голос во мне просит позволить ему сразиться с какой-то гордыней. Мне это напоминает уже какой-то роман с драмой: два заточённых демона хотят встретиться после многовековой разлуки. Не-не-не, ну нафиг; оно мне это надо? Потом расхлебывай их «последствия» после долгой разлуки.

Перестав слушать Гнев, я встал на ноги и резко сосредоточил темный энергетический луч тьмы на кончике своего копыта. — Нулевое Небытие! — произнёс я, выпуская тысячу чёрных безликих фантомов, тянущихся к своим жертвам, пробивающих себе путь, ломая всё на своём пути.

— Вот ты где! Что?!

Темный фестрал увидел этих фантомов и поставил перед собой копыто. Моя атака встретила препятствие. Улыбнувшись, я перенаправил поток фантомов так, чтобы они окружили его и закрыли ему обзор. Милина воспользовалась этим и уже на всей скорости удирала с дочерью отсюда. Держа поток фантомов подобно собакам на поводке, я отпустил их в свободное плавание и воспользовался тенью, которая так удачно образовалось рядом со мной из-за фантомов. Погрузившись в неё, я оставил своего друга наедине с тысячью призраков.

Арон разобрался с ними быстро, лишь махнув копытом. Но меня уже не было на месте. Озираясь по сторонам, фестрал хотел найти и убить меня. Найти меня ему не составило труда: прямо у одного из входов в коридор я вылез из тени, весь запыхавшийся. Не дожидавшись, что я убегу, он выпустил в мою сторону множество теневых стрел.

 — Не уйдёшь! — выкрикнул фестрал, но тут Милина его опередила: она ударила что было сил по потолку, вызвав обвал, который перекрыл вход. Мы все стременем убежали как можно дальше. Обвал продлился ещё на несколько метров, завалив часть коридора. Дальнейшая судьба фестрала меня более не касалась. Теперь я знаю, что один из семерых найден, а остальные не заставят себя ждать.

— Алекс, ты как? Что это было?! — в панике она стала осматривать меня на наличие ран.

— Один из семерых проклятой серии. Как я понял, это Гордыня. Нам нужно спешить отсюда, пока он не сделал проход. Это препятствие не остановит его надолго, — с трудом встав, я отодвинул дриаду в сторону.

Передвигаться между тенями оказалась очень тяжко. Сей­час я прих­ра­мывал и мы удалялись от врага. Дриады не смогли смириться с моей хромотой и подали своё копыто помощи. Сколь­ко бы я ни от­ка­зывал­ся и ни бры­кал­ся, мне пришлось принять его. Теперь наш темп ускорился: с хромой походки мы перешли на галоп. Конечно, с каждым ударом копыта по земле по нему отдавалась тупая боль, но делать было нечего: если хотим поскорее выбраться отсюда, нужно потерпеть.

После получасового марафона мы встретили первое препятствие: коридор закончился, открывая нам просторную пещеру, где стояла вагонетка. Милина подошла к ней, оставляя меня на попечение своей дочери. Изучая вагонетку, дриада призадумалась.

— Мне кажется, это наш путь к выходу. Если всмотреться, то можно увидеть следы, оставшиеся от предшественников, — словно следопыт, она стала нам рассказывать, что тут было. — Отсюда вышла пара пони. По углубленным следам видно, что они несли что-то тяжелое. Судя по направлению, они отправились туда, откуда мы пришли. Это всё, что мне удалось увидеть, — закончила Милина, тронув вагонетку. Та издала негромкий ме­тал­ли­чес­кий звук.

— Ты уверена, что нам нужно именно туда? Я не до конца просмотрел воспоминания Арона, да и в моём состоянии сделать это немного затруднительно. При перемещении в тенях, они слишком оказали большое влияние на мой организм, так что нужно будет потренировать, когда всё закончится, — я попытался сделать шаг к вагонетке, как вдруг почувствовал тупую боль. Прошипев, облокотился на младшую дриаду, та, в свою очередь, была не против, а наоборот, счастливо улыбнулась. Но я этого не видел; мои мысли были только об одном: что делать, когда выйдем из шахты? Сей­час мой резерв си­лы на­поло­вину пус­т и тре­бу­ет­ся его вос­ста­нов­ле­ние, но этого мы не можем себе позволить: на хвосте маячит враг, который хочет познакомиться со мной поближе.

— Да, уверена. В том, что ты дал мне увидеть, я заметила, как Арон использовал её, чтобы добраться сюда. Но я не увидела, что ждёт нас впереди. Будто парню специально закрыли глаза. Мы можем лишь понадеяться на удачу.

— Ладно, давайте попробуем. Дрея, тебе не тяжело меня тащить? — решил я обратится к Дриаде. Мало ли, может, я ей уже надоел, и она хочет отдохнуть от меня. Но нет, всё было как раз наоборот: она, не скрывая улыбки, сияла от радости. Я даже забеспокоился за неё: не ударилась ли она случайно головкой при обвале? Но тут она, увидев мой озадаченный взгляд, откашлялась.

— Нет, всё хорошо, мне нетрудно. Наоборот, я, наконец-то, смогу тебе помочь. В прошлый раз ты помогал мне, теперь позволь и сделать то же самое, — я ничего не сказал в ответ. Мы пошли к вагонетке, где нас ждала Милина в форме грифона.

— Всё, вы готовы?! — воскликнула старшая дриада. Я лишь кивнул и приготовился к новому путешествию. Милина нажала на рычаг и толкнула транспорт. Он медленно стал набирать скорость, пока не подошел к обрыву. Рельсы сразу стали падать вниз, и нам ничего не оставалось, кроме как приготовиться к крутому спуску.

— Милина, как только это всё закончится, я убью тебя-я-я-я-я!

Когда я выкрикнул это, мы стали быстро спускаться, наворачивая кульбиты, как на американских горках. Минут десять длилась это езда. Дри­ады вовсю от­ры­вались во время этой по­ез­дки, а вот я, наоборот, вжавшись в пол вагонетки, с закрытыми глазами ждал, когда всё закончится. Я по жизни никогда не любил ни экстрим, ни щекотать себе нервы таким способом. Мне даже вспомнилась первая поездка на обычных каруселях, которая закончилась травмой ноги и переломом руки. Крепление безопасности, что должно было меня удержать и не дать сорваться, лопнуло, из-за этого я вылетел с аттракциона. Хозяин этого аппарата был наказан и оштрафован; он отделался административным наказанием. А вот я получил сломанную психику и страх перед этими аттракционами.

И сейчас, когда остальные получали от этого удовольствие, я лежал на полу, упираясь всеми копытами о стенки вагончика. Вдруг радостные возгласы девчонок стихли. Приоткрыв глаза, я увидел в их глазах тревогу. Мне ничего не оставалось, кроме как самому посмотреть, что так изменило их лица. И, честно, это было… Поднявшись, я увидел мост, который был наполовину разрушен. От одного конца до другого было шестьсот метров свободного полёта. Мы стремительно приближались к нему. Если подсчитать, примерно через минуту-другую мы будем у него. Без колебаний я стал действовать.

— Милина, как только окажемся у обрыва, превращайся в грифона, хватай Дрею и меня. Если почувствуешь, что не справляешься, бросай меня на ту сторону, как камень. Не жалей; ты прекрасно знаешь, что у меня повышенная регенерация. После удара я быстро очухаюсь, и мы продолжим путь.

— Но Алекс, я смогу вас двоих унести, у меня хватит сил.

— Повторюсь, это если ты вдруг не сможешь. Всё, мы приближаемся. Перышко, не подведи нас, — попытался подбодрить подругу. Не знаю, получилось это или нет, но убеждаться в этом не было времени.

Вагонетка уже оказалась у края обрыва. Старшая Дриада превратилась в грифона, схватила сначала свою дочь, а после и меня. Взлетев, вагонетка с тяжелым гулом упала в бездонную яму, ударяясь о камни. Теперь вся наша надежда легла на Милину, что так рьяно махала своими крыльями и медленно, но верно приближалась к цели. Вдруг фамильяр стала медленно терять высоту. Мне стало понятно: дриада переоценила свои силы. Ещё не успев как следует восстановиться, она решила возложить на свои плечи тяжёлую ношу в виде меня и своей дочери. Я понял, что нужно переходить к плану Б. Подозреваю, что и он может не сработать: если она кинет меня изо всех сил, то сама может просто-напросто не долететь до края. И тогда я потеряю Дрею, так как Милина вернётся в свою первоначальную форму совы.

— Чёрт, выбора нету. Милина, доберись до края, — сказал я, приняв призрачную пелену и освободившись от её хватки. Милина сначала не поняла, к чему я сказал это, но, почувствовав легкость, поняла, что меня больше нету с ней.

— Нет! — одновременно они обе выкрикнули, но я уже скрылся в тёмной пучине бездны. Она хотела рвануть за мной, но поняв, что с ней дочь, одумалась. Если бы она рванулась за мной сразу с Дреей, то, наверняка, погубила бы и её, и себя, но дриада оказалась мудрой и рассудительной. Для начала нужно достичь другого края, оставить там Дрею, а уже после рвануть за мной. Так она и поступила. Долетев как можно быстрее до другого края, тяжело дыша, Перышко хотела рвануть вниз, но оступилась и упала на землю, приняв свой первоначальный вид совы.

— Нет-нет-нет… Этого не может быть! — она старалась вернуть свой облик грифона, но всё было тщетно. Магия в её организме исчерпалась, и сейчас ей требовалось восстановление. В отчаянии она хотела сигануть вниз даже так, несмотря на свой вид, но младшая дриада образумила её, обхватив со всех сторон.

— Мама, прошу, не надо. Ты у меня последнее, что осталась в этом мире. Если с тобой что-нибудь случится, я отправлюсь за тобой, ведь не смогу перенести горечь утраты. Прошу, мама, останься, — с её глаз потекли слезы отчаяния. Настолько сильно она не хотела отпускать свою родную даже если виде фамильяра мать.

Старшая дриада поначалу дернулась в сторону обрыва, но солоноватые капли слёз и дрожащая дочь за спиной, которая так не хотела потерять последнюю родную кровинку, остановили её. Она остановила свои позывы куда-либо бежать или кого-то спасать. Сейчас в её голове было другое. Повернувшись к своей дочери, она крепко обняла её крыльями и тоже заплакала.

— Прости меня, что не подумала о тебе раньше, когда решилась сражаться с тем незнакомцем. Если бы тогда я была более мудра, то избежала бы той участи, что ожидала меня. Но судьбу не изменить: я решила помочь тому младенцу, которому угрожала опасность, и поплатилась за это. Сейчас я принадлежу Лайтану. Частичка его духа объединилась с моей. Если он умрёт, то и я уйду вместе с ним. Вот почему я должна пойти за ним. Если в это время ему нужна будет моя помощь, а меня не будет рядом, я не смогу это пережить; и так его душа растерзана на клочья. Лишь мы с тобой должны собрать её воедино, чего бы нам этого не стоило, — закончив свой диалог, Милина поцеловала свою дочь в лобик и вырвалась из её объятий.

Дрея беспомощно сидела на месте, наблюдая, как Милина всё дальше отдалялась от неё и всё больше приближаясь к обрыву. В последний раз взглянув на свою дочь, старшая дриада, последняя из магического круга, приготовилась к прыжку. Раскрыв крылья, она взмыла вверх и только хотела спикировать вниз, как с чьей-то помощью вернулась обратно на землю, прижавшись к Дрее.

Непонимающая дриада попыталась встать, но обхват вокруг шеи младшей дриады не позволил ей и сдвинуться. Она произнесла тихим и дрожащим голосом: — Он идёт…

Милина не понимала, о чём говорит Дрея, но после ударов, доносящихся снизу, сразу же напряглась. С каждым ударом звук становился всё чётче, а вместе с ним старшая дриада напрягалась ещё сильнее. Когда звук приблизился к отметке раскрытия неприятеля, он стих. Прошла минута, вторая, но больше ничего не происходило. Милина хотела было уже подойти и взглянуть, что это было, как вдруг мощный удар ладонью заставил дуэт дриад подпрыгнуть на месте. Демоническая рука схватилась за уступ скалы и стала подтягивать другую руку. Вот ещё один мощный хлопок. Вторая рука тоже нашла опору, и тогда обе руки подтянулись. Милина поняла, что это Алекс; уже улыбнувшись, она готова была бежать к нему и помогать, как вдруг резко изменилась в лице. Руки оказались прикреплены к туловищу, и это напугало её. Черный демон, подтянувшись, с усмешкой посмотрел на дриад.

— Ха-ха-ха-ха-ха, кто тут у нас такие? Старшая дриада последнего магического круга? И это всё, что тебя осталось? И неопытная, совсем ещё юная дриадка. Не очень густой у меня, оказывается, будет ужин. Ну ладно, ничего не поделаешь, — демон вылез из пропасти и выпрямился в полный рост. Ног, как таковых, у него не оказалось: он парил над землёй, а вместо них испускалась голубая дымка. Торс был закрыт полусферической броней, украшенной черным алмазом посередине. Далее были обычные демонические руки, облаченные щитками, на которых были прикреплены цепи. Голова его имела треугольную форму. Там, где должны были быть уши, расходились странные черные раковины. Волосы заменили ему две огромных и согнутых, похожих на оружие, пластинчатых цепи.

— Кто ты? Где Алекс?.. — первое слово взяла Милина, закрывая собою дочь.

— Кто ты? Где Алекс? — стал передразнивать её демон. Замахнувшись, он попытался нанести удар, но жесткий выкрик остановил его.

— Гнев, хватит! — выкрик был очень суровый, из-за чего демон осёкся.

— Да ладно тебе, это всего лишь безобидная шутка. Я просто решил поиграть с ними, — зло оправдывался он. Но я знал, что ему нельзя верить. Мало ли что у него на уме! Я, начитавшись разных фэнтези-книг, это знал точно. Верить демонам, а особенно тем, кто олицетворяет сам Гнев, нельзя.

Чёрный дым собрался воедино; прямо из него вышел я собственной персоной. Моё тело подверглось изменением: больше оно не пылало темным пламенем, а покрылось чем-то, напоминающим броню. Камень в груди изменился, став ещё ярче. В нём стала кипеть жизнь, которая немного напугала окружающих.

— Я не собираюсь выслушивать твои бредни. Мы прекрасно знаем, что от тебя можно ожидать чего угодно. Сейчас советую себе заткнуться и вернуться туда, откуда вылез, — сурово намекнул ему.

— Как ты смеешь со мной так разговаривать, щенок? Если бы не я, ты бы уже лежал мертвым!

— Заткни свою пасть! Я тебе не разрешал со мной так разговаривать! Ес­ли че­рез се­кун­ду ты не уй­дёшь, я при­му все ме­ры, чтобы ты никогда не смог выбраться наружу ещё раз, — я уже с угрозой надавил на него.

Демон крепко сжал кулаки, будто хотел что-то мне сообщить, но лишь гневно посмотрел в мои глаза, убеждая себя, что я могу сделать это всерьёз. Не испытывая своей судьбы, демон растворился в тёмном дыме, после чего я принял свой прежний облик.

Заворожённые дриады не знали, что и сказать. Каждая стояла со своими мыслями, но у каждой в голове крутился один и тот же вопрос: «Что это было?», ответ на который они нескоро бы узнали. Прямо сейчас мне становилось плохо. Знакомство с этой тварью отняло у меня много сил, и сейчас мне требовалось отдохнуть как минимум несколько часов.

— Алекс! — с возгласом обе дриады подбежали ко мне. Перышко обняла меня своими крыльями, а Дрея, не стесняясь, прильнула к моей шее и крепко поцеловала.

Оказавшись в такой непонятной ситуации, я решил ничего не предпринимать. Пускай всё идет своим чередом. Дрея отор­ва­лась от мо­их губ и, пок­рывшись пун­цо­вой крас­кой, отстранилась. Милина по своему характеру даже не удосужилась приподнять свою маленькую голову вверх и посмотреть, что случилось. Ей было на всё плевать, сейчас её друг жив и это самое главное.

— Алекс, я так боялась за тебя, что уже хотела лететь в любой форме на помощь. Больше никогда, слышишь, никогда не делай так! — с её глаз потекли слезы, и тонкий голосок дриады раздался по всей пещере.

— Прости меня, Пёрышко, больше такого не повторится, я обещаю тебе, — я приобнял её посильнее, и она успокоилась.

Дрея стояла в стороне, наблюдая за нами. — Нам нужно идти дальше. Неизвестно, когда Арон найдет нас. Если мы успеем уйти как можно дальше, то ты сможешь немного отдохнуть, — я кивнул, соглашаясь с ней.

Успокоившись, Перышко уселась на мои рога. Я понимал, что тело сейчас в критическом состоянии, но делать было нечего: если Дрея окажется права, враг настигнет нас, и тогда нам придет с ним сражаться. А в моём нынешнем состоянии он сможет нас быстро одолеть. Плюс демон Гнева пробудился и мог навлечь на себя ненужных гостей. Стиснув зубы, я поковылял за дриадами, не показывая своей слабости.