Парадокс неизбежен.

Агенту министерства обороны полковнику Майклу Свифту было дано задание следить за учёным Эйденом Кроном. Это задание заставило его одеть толком недоделанный костюм для путешествий во времени, носиться за Кроном по полуразрушенному Лондону, снежным дорогам, секретным заводам и по воздуху. В процессе побегушек за опальным учёным он скачивает всю информацию с сервера Магистрата, освобождает плененных повстанцев, уничтожает фабрику по производству оружия, брони, танков, летательных аппаратов и хроно-солдат, перегружает центральный реактор и приводит к разрушению обширного горного комплекса Магистрата, сражается с гигантским механическим тараканом, и всё это ради того, чтобы вызвать временной парадокс?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Брони и добро

А все ли из нас помнят, чему учит сериал? А если и помнят, то что делают для других?

Человеки

Странствия Единорога

Небольшую страну Рысачество никогда не касались проблемы других королевств. Население её жило в мире и покое, торгуя с Людьми и Драконами, а семья Азара ремонтировала лодки и плавала по реке Стремице в своё удовольствие. Но за пределами границ Рысачества не всё так благополучно. Проклятое королевство возвращается из небытия, а светлые боги становятся тёмными, поднимая из могильной мглы целые армии. Как же странно, что судьба решает поставить на их пути пусть и почти взрослого, но всё же ещё слишком юного жеребца...

Другие пони Человеки

Муж-«брони»

Когда твой муж - «брони», но ты не шаришь в теме :)

Человеки

Проклятье. История Кейта

Здравствуйте! Меня зовут Кейт. Я единорог и недавно переехал в Понивиль из шумного Мейнхеттена. Я ещё мало кого здесь знаю, но мне пришло письмо от моей знакомой из Мейнхеттена. Интересно, какими судьбами её занесло в Понивиль?

Зекора Другие пони

Древние

Находясь на огромной глубине кромешной тьмы и завидев маленький огонёк, то ты сразу начинаешь к нему тянуться совершенно не зная что это: красивый подводный цветок или большая рыба с острыми зубами. Артур многое повидал, через многое прошёл. Казалось бы, "она" видела уже всё, но есть что-то, способное удивить их обоих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Восход черного солнца

История стражника, служащего верой и правдой, жизнь которого, вскоре должна измениться.

Принцесса Селестия Зекора ОС - пони

Дорога из желтого кирпича

Рейнбоу Дэш с прим-фамилией Вендар вызывала неоднозначную реакцию как среди читателей, так и среди героев/антигероев мира Гигаполисов. Гладиатор, убийца, пьяница. Но это лишь внешняя оболочка. А какие тайны скрывает нелюдимая пегаска, чье тело и душа покрыты застарелыми шрамами? Перед вами история, которая должна пролить свет на жизнь этого неоднозначного персонажа. История, которая так не похожа на сказку...

Рэйнбоу Дэш Человеки

Стражники Небес

Это история о крылатых гвардейцах - Стражниках Небес.

Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Одним осенним днём...

Небольшая милая история об одной случайной встрече, которой вполне могло и не быть, и её последствиях.

ОС - пони Бэрри Пунш

Автор рисунка: aJVL
Глава 32 - Шахта Безумца Глава 34 - Ненавижу горки

Глава 33 - Арон

— Ты уверяешь меня, что тебя заточило тёмное существо с красными глазами? — утвердительно повторил я его слова. Парень неуклюже кивнул. — Мне кажется, ты нагло врешь. Я знаю того, кого ты описываешь, и я думаю, что он не смог бы поднять что-то, что тяжелее библиотечной книги. Теперь ты уменьшил свои шансы на освобождение в разы. Попробуй снова меня убедить, либо оставайся тут висеть, пока не умрёшь, — грозным голосом проговорил я, раздражённый враньем этого парня.

— Я говорю правду, он заманил меня в ловушку и потом заточил в этот кристалл! — в отчаянии фестрал стал брыкаться, но это было бесполезно: цепи впились в его копыто и создали мучительную боль. Парень даже зашипел, стиснув зубы. Но я не среагировал на это. Мне нужна лишь правда. Только после того, как я узнаю её, подумаю, отпускать его или оставить всё как есть.

— Хорошо, предположим, что это так. Подчёркиваю, предположим, учти это. Расскажи, что предложил тебе этот урод, из-за чего ты поддался его слащавым речам? Теперь то, что ты мне скажешь, будет последним шансом. После я не буду тратить на тебя время и оставлю всё как есть. Обдумай всё хорошенько, я пока никуда не тороплюсь, у нас есть пару минут. По истечению времени я покину тебя и больше не стану тратить на тебя время, — поудобнее разместившись, я уставился на парня. Меня что-то манило к нему, но что — я не понимал. Взглянув магическим зрением, увидел нечто странное в его ментальной энергии. Она была совсем другой, такую я впервые видел. Голос моей спутницы вернул меня обратно в реальность.

— Лайтан, что тут происходит? Почему этот бедняк висит в подвешенном состоянии? Мы должны ему помочь, — вышла вперёд Милина, попытавшись обратиться в грифона, но я жестом остановил её.

— Нет, Милина, мы не знаем, кто он и что такое. Помнишь кристалл, что мы разрушали? Вот он и был там. Не знаю, почему он твердит мне, что его сюда заманил и заточил Фирваин. Я ему не верю, всё это время этот ублюдок таскался за мной. Я не помню, чтобы он отлучался от меня хоть на шаг. Так что пускай говорит правду или остаётся тут гнить. Я не хочу снова рисковать всем, чего мы добились, из-за того, что подали копыто помощи первому встречному, — объяснил свою позицию дриаде. Она лишь покачала головой, осуждающее посмотрев на меня. Ну и пусть, мне плевать на её мнение, сейчас нашей цели больше никто не должен помешать.

— Он знает, где находится последнее творение кузнеца. Этот артефакт мне очень нужен, и я пошел на всё, чтобы найти его, — уже без каких-либо эмоций поведал мне фестрал.

— Хм… Уже лучше, что за артефакт? Кто такой кузнец?

— Кузнец — это творец оружия и артефактов. Он создавал великолепные механизмы ещё до наших времён, но после несчастного случая он и его работы были утеряны. Остались лишь чертежи, раскиданные по всему свету. Но я слышал, что есть ещё в этом мире его наследие, которое он скрывал ото всех. Этот артефакт может исполнить любое твое желание. Это всё, что я знаю.

— По твоим словам, Арон, ты решил найти артефакт, который исполняет желания, что создал кузнец. А ты видел или хотя бы можешь подтвердить, что когда-то существовал этот кузнец? Или это слова фанатика, который промыл твои мозги? — не уступал я, всё сильнее давя парня, но он не проявлял больше никаких чувств, будто укрылся от меня за камнем. Сейчас он спокойно всё рассказывал.

— Нет, это чистая правда. Я нашел три артефакта, когда-то сделанные им же, два из которых принадлежат принцессам.

— Понятно… Артефакты, желание, кузнец. Всё это, конечно, дурно пахнет, но когда ты находишься в каменном сердце, то твои эмоции запираются под замок, и на твоём лице появляется покер фейс. Можешь не удивляться, откуда я знаю. Таким приёмом я тоже могу пользоваться. Не стану тебя спрашивать о прошлом, вижу, ты и так настрадался за свою жизнь. Не буду больше тебя терзать вопросами. Милина, будь добра, освободи его, — с милой улыбкой попросил я своего фамильяра.

Не прошло и секунды, как она уже взмыла в воздух и рассекла его ударом по цепам. «Дзинь», — звон цепей раздался по всей шахте. Тело парня стало падать. Увлекшись цепями, Милина позабыла про фестрала. Ещё не восстановившись, Арон попытался поработать крыльями, но у него ничего не получилось. Слабость после заточения ещё не прошла, ему приходится худо. Закатив глаза, я цыкнул, входя в «Дейча». Моё тело приобрело бешеную скорость на несколько секунд, но и их хватило, чтобы прыгнуть навстречу падающему и поймать его.

Через мгновение Арон оказался на земле в полной безопасности. Милина, удрученная своей неудачей, вернулась в облик дриады и с виноватым видом подошла к Арону.

— Прости, я немного увлеклась, — парень с шипением постарался встать.

— Не нужно извиняться, это я должен благодарить вас за моё освобождение.

— Отдохни пару часов, восстанови свои силы. Но потом мы пообщаемся с тобой конкретно о паре интересующих меня вещей. Я буду надеяться, что в этот раз увижу тебя настоящего, а не твоё каменное сердце, — от последних слов парень увел взгляд от меня и проронил слово:

— Хорошо.

— Милина, Дрея, подлатайте его, если не трудно. А я пока восстановлюсь: после использования магии я исчерпал всю ментальную энергию и еле стою на ногах, — развернувшись, я ушел в другую сторону пещеры, где лежала большая часть осколков красного кристалла.

Когда мои спутники отвлеклись от меня, и я больше не чувствовал в свой адрес обеспокоенные взгляды, я смог спокойно приступить к изучению этого странного кристалла, что подпортил нам планы. Фестрал по имени Арон… На вид не похож на единорога, но магия в его теле меня будоражит. Такая загадочная, спокойная. Если бы я мог попробовать её, то успокоил бы своё любопытство. Интересно, как это может быть? Куда он концертирует свою магию, чтобы использовать её извне?

Так, кристалл обычный на вид, но очень могущественный. В нём до сих пор остались магические частицы, что так охотно хотят выжить в нём. Они будто призывают своих соратников вернуться обратно и воссоединится воедино. — Что за странный артефакт? Даже после своего уничтожения собирает вокруг себя магию.

Тут за моей спиной раздался мужской голос.

— Это Лириум, его нужно уничтожить, — повернув голову на звук, я увидел фестрала, смотрящего на кристалл.

— Что такое Лириум? — задал ему вопрос, не решившись прогнать. Мне стало очень интересно, что он ответит.

— Это очень трудно объяснить. Но если коротко, то это — живой паразит в виде кристалла. Он поглощает жизненную силу носителя до последней капли и видоизменяет его, если ему грозит опасность. Те, с кем вы сражались — его творения. Он использовал мою силу для уничтожения врага, который мог принести вред ему самому и его источнику пропитания.

— Откуда тебе всё это известно? — но тут Арон осекся. Убрав взгляд в сторону, он замолчал. Так молчание продлилось минуту, и я понял, что ответа не дождусь. — Ладно, не хочешь — не говори. Если ты уже можешь ходить, значит, пара часов отдыха тебе не нужна. Но вот мне, наоборот, нужна. Прошу, оставь меня одного, — попросил я парня, возвращаясь к исследованию кристалла.

Арон развернулся ко мне спиной и перед уходом сказал: — Прошу, уничтожь его. Особенно красный Лириум. Он уничтожит того, кого ты любишь всем сердцем, — после этого он ушел, оставив после себя нагнетающий след.

После разговора с ним я заметил, что кристалл немного подрос. Частицы магии начали активно собираться воедино и восстанавливать паразита. Может, парень и прав в этом. Судя по его голосу и словам, этот кристалл отнял у него кого-то. Но при этом он не предпринял попытки сразу уничтожить его. Странно всё получается. Либо он мне врет, либо предоставляет мне, так сказать, самому решить: оставить всё как есть или избавить мир ещё от одного паразита. Решение появилось сразу: больше не раздумывая, я одним ударом разбил кристалл на мелкие крохи. От удара паразит тихо запищал — лишь я услышал это — и умолк.

Несколько часов спустя.

Пары часов мне не хватило для восстановления сил. Уснув, я позабыл напрочь обо всем. Меня даже не стали будить, позволив выспаться. Спасибо им за это, позже отблагодарю их. Очнувшись, я обнаружил прижатую к себе Дрею, которая пригрелась к моему боку, прямо на моих рогах спала Милина, получая тепло от моей пламенеющей гривы, а вот наш гость в это время сидел в странной позе и делал вид, что медитирует. А, может, он и на самом деле медитировал, кто его знает?

Я, как всегда, воспользовался призрачной пеленой, пропустив сквозь себя Дриад. Своим плащом укрыл Дрею. А вот когда сонная Милина не обнаружила своей подстилки, она стала медленно двигаться к младшей дриаде и через минуту уже спала с ней в обнимку. Убедившись, что они крепко спят, я подошел к фестралу. Тот почувствовал моё приближение и открыл глаз, второй же был закрыт чёрной повязкой.

— А… это вы. Простите, я вас разбудил? — немного волнуясь спросил он меня. Я покачал головой, усаживаясь рядом.

— Мне не хватило времени, это моя оплошность. Но сейчас мы можем с тобой спокойно поговорить, — Арон нехотя кивнул, по его виду было видно, что парень хотел избежать со мной разговора, но, увы, ему придётся немного потерпеть, пока я не получу то, что хочу.

— Перед тем, как мы начнём наш разговор, я должен представиться. Лайтан. Эти двое, что так мило спят, Дрея и Милина. Как ты мог заметить, мы кардинально отличаемся от вас. Они — дриады, что живут в Вечносвободном лесу и защищают его. А я, в свою очередь, темное существо, которое пожирает души.

— Жнец?! — он выкрикнул и отскочил, испугавшись меня.

— Значит, ты слышал обо мне. Это всё упрощает.

— Этого не может быть. Тебя описывали совсем по-другому, — Арон уже с недоверием стал осматривать меня.

— И что же рассказывали про меня? Поведай, а то интересно стало, какие слухи обо мне ходят, — я заинтересованно стал наблюдать за ним.

— Простите, — он вернулся на место. — Просто мне трудно в это поверить. Народ рассказывал, что живет в лесу могущественное двухметровое существо. Оно ходит на двух ногах и когтистыми лапами убивает всех, кто приближается к его территории. Половина его тела изглодана могильными червями, видны разрывы тканей, на половине лица отсутствует кожа. Поговаривают, он поедает лишь невинные души пони. А тех, у кого они стали черными, он просто убивает.

— Ха-ха-ха-ха-ха! — тут я не выдержал. — Вы из меня ходящего монстра сделали. Интересно будет увидеть лица тех, кто увидит меня в этом облике, — от моих слов Арон побледнел, всерьёз восприняв их.

— Это… правда?.. — робко спросил он. Я зловеще улыбнулся, поменявшись в лице от дружелюбного в злого. Фестрал забеспокоился и напрягся; по его движению я понял, что от него можно ожидать чего угодно. Дать отпор он сможет, а если постарается, то и навредит.

Я приблизился к нему так неожиданно, что фестрал не успел среагировать. Между нами были сантиметры. Мы смотрели друг на друга. Арон уже был на взводе, но, а я, подобно убийце, сказал ему:

— Смерти страшишься? Боишься кануть во мрак? Арон, ты боишься смерти? — дальнейшая реакция фестрала меня удивила. Заранее зная, что он уже готов ко всему, я с лёг­костью бло­киро­вал

его удары копытами. Арон… Не знаю, откуда он, но мастером копытного боя его можно назвать. Каждый его удар был точен и наносился туда, куда нужно. Но и я не лыком шит: исходя из второго фрагмента памяти Корвана, он вобрал в себя способность копытного боя, передав его и мне. Сейчас я тоже мог показать пару приемчиков, которые умел тогда неприятель того времени.

Блок, удар, блок, удар. Мы обменивались разными стилями, не давая причинить друг другу тяжёлых увечий. Каждый уклонялся и контратаковал так, как мог, чтобы победить противника. Бой шел не на жизнь, но и не на насмерть. Целью у каждого было отключить противника или обездвижить его.

Прошла пятая минута драки, Арон потихоньку уставал. Я тоже начал чувствовать дискомфорт, но мне было интересно: насколько меня или его хватит? Вот он сделал подсечку; я не уследил за ногами и стал падать. Он не стал медлить и что было сил нацелился прямо в голову. Усмехнувшись, я правой ногой оттолкнулся вбок, уходя от прямого удара. Благо скорость, доставшаяся от Лютого Волка, позволяла. Удар. Прямо перед этим местом образовался маленький кратер. Встав на изготовку, я с улыбкой сказал:

 — Ты не промах, смог меня подловить, — но парню было не до смеха. Поняв, что достать меня таким способом невозможно, он перешел на контрмеры. Сложив копыта вместе, фестрал коснулся земли, и прямо из моей тени выскочило множество теневых шипов. Если бы я был простым оленем и не обладал силой, что сейчас при мне, то давно бы уже умер. Но сейчас даже неожиданность, подобная этой, ничуть не навредила мне. Вокруг меня образовался щит, будто предугадав действия противника, и сразу исчез. Арон не мог поверить в то, что кто-то способен отразить его атаку, причем так легко.

— Это всё, на что ты способен? Теперь позволь показать мне, на что способен я! — я вытянул копыто вперёд; резко образовался мощный шар. Фантомные призраки стали собираться вокруг сферы. Арон готовился ко всему, но только не к этому. С каждой секундой шар увеличивался, становясь всё больше. Когда он достиг своего пика, я приготовился обрушить его на фестрала. Но слова, сказанные в мой адрес, остановили меня.

— Лайтан! Хватит! — сфера рассеялась так же быстро, как и появилась. Я лишь недовольно цокнул, поворачиваясь к спутницам. Голос принадлежал, как всегда, моему фамильяру, которая была недовольна мною.

— Милина, всё хорошо, это всего лишь невинная игра. Да, Арон? — парень напряженно смотрел то на меня, то на дриаду в форме черного грифона.

— Кто вы такие? Я впервые вижу таких существ. Жнец, на которого не действует моя сила, дриада, что может перевоплощаться в кого угодно. Такого не может быть, это моё больное воображение. Да, точно, я ещё нахожусь в кристалле. Паразит решил наградить меня бредом.

— Нет, это не иллюзия. Всё, что сейчас произошло, на самом деле правда реально, — встряла в разговор Дрея.

— Но почему я не знаю о вас ничего? В академии не было никаких слов о вас и о тебе, Лайтан.

— А почему ты тогда не описан в книгах? Я тоже не нашел ничего такого про фестралов, которые могут использовать магию. Вот видишь, всё, что не описано в книге, может не оказаться неправдой. Тебе придётся смирится с тем, что мы настоящие и ты в реальности, — спустил я парня с небес на землю.

— Ладно, хватит вам драться. Мы собрались тут не враждовать между собой. Арон, ты знаешь, как выйти в тронный зал? — взяла на себя роль главной Милина. Фыркнув, я уступил ей, отходя в сторону.

Арон оставался взвинченным. Он внимательно наблюдал за нами, не подпуская к себе близко. — Я помню, как туда идти, но не скажу вам. Я не доверяю вам, а особенно этому Жнецу.

— Не нужно нас бояться, мы тебе ничего не сделаем. Лайтан импульсивный, но хороший. Ему можно доверять, как и нам. Если бы мы хотели тебя убить, то сделали бы это давно, когда ты ещё свисал на цепях. Я бы сразу распорола тебе брюхо, не думая. Но смотри: всё уладилось, ты жив, стоишь на земле полностью здоровый. Не нужно так не доверять нам, — попыталась она образумить фестрала, но тот стоял на своём.

— Нет, ты лжешь. Я не верю вам, — тут я больше не стал терпеть. Воспользовавшись «Дейча», взвинтил темп тела и оказался за спиной Арона. Один хороший удар по шее вырубил его.

— Милина, можешь взять у него ментальную энергию и после передать её мне? — дриады изумленно посмотрели на мои действия. — Что такого? Если он не хочет говорить, тогда я просто увижу. Давай быстрее, пока он не очнулся. Судя по всему, он не из робкого десятка.

Милина подошла к нему и, прикоснувшись своей когтистой лапой, забрала часть ментальной энергии, после чего передала её мне. Сильная волна боли прошлась по телу. Такой боли я давно не испытывал — она уже третья по счету. Меня скрутило. Упав на землю, я закричал демоническим голосом. Спутники отошли от меня, опасаясь, что я могу навредить им, и правильно сделали: сейчас я не контролировал себя. Я изогнулся мостиком, и тёмная волна вышла из меня, покрывая большую площадь шахты. Милина знала, что это, и, схватив Дрею и Арона, попыталась убраться от зоны Выброса. Ещё пара секунд промедления и Старшая Дриада попала бы под удар Выброса; тогда ей пришлось бы возвращаться обратно в меня.


Анализ тела… Внимание, обнаружена новая магия, впредь невиданная в этом мире… Начинаю подготовку внедрения в носителя… Ваша ментальная энергия подвергнется изменениям… Проклятая серия «Гнев» эволюционировала… Жизненные показатели тела изменены. Ваше тело теперь невосприимчиво к огненной и светлой магии… Призрачная пелена эволюционировала… Доступна новая способность — «Управление призрачной тенью».

Вспышка.


После Выброса моё тело валялось в груде драгоценных камней. Каждая мышца и сухожилие ныли от боли. Если это окажется получением нового уровня, то нафиг мне это всё нужно? Дайте мне спокойно пожить без боли и разной чепухи. Я не железный, как вам кажется. В скором времени я могу просто сломаться, плюнуть на моральные принципы и начать действовать. Но пока я терплю, но это пока.

Постаравшись встать, я увидел картину: темная сфера окутала фестрала. Перепончатые крылья пегаса покрылись темным пламенем огня. Они словно огнем горели. Само тело мальчика из серого стало черным. Его грива и хвост были в полосах двух цветов: первая полоса цвета индиго стала белой, а вторая — черной. Его грива с хвостом волшебным образом развеваются, словно на ветру. Шрам, оставшийся на левом глазе, ясно горел.

— Твою мать!