Зеркало души

Одна оплошность стоила этим двоим пони больших проблем...

Рэйнбоу Дэш Рэрити Другие пони Сестра Рэдхарт

Повесть о совершенно обычном вторжении ("Магическая фотография для чайников")

Ничто так не бодрит с утра как чашечка горячего кофе, это подтвердит примерно 15% населения Кантерлота. 78% яростно им возразят, утверждая, что кофе напиток заспанных простолюдинов, а вот чай удел настоящих аристократов. 7% горделиво задрав нос заявят, что настоящему аристократу ради борьбы со сном должно хватать пары физических упражнений, но только один рассмеется им всем в лицо и скажет: «Что-что, а метровый, стреляющий молниями, паукообразный голем из всей вашей одежды уж точно подарит вам заряд бодрости на целый день! Это вообще довольно забавная история…» Если бы только этот голем был самым опасным созданием, что этот беспокойный пони притащил в Эквестию... Спасибо за вычитку Диме Леминчуку, Кириллу Пирожкову, Ефрему Пожарскому и Артуру Даркову

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Всеэквестрийский алкофест

Один из двух рассказов, который мы с подругой писали для "Эквестрийских Историй" взяв алкогольную тему, пытаясь развить её параллельно. docs.google.com/document/d/1JjHZF5fxCc4CvtanCbY3ONw0MZyCgPoxDmNySUhzB0Y/edit - ссылка на Доки

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сирота-маленькая тайна.

Маленькая пони сирота живущая под мостом. Мокрая, разваливающаяся коробка считается ее постелью и домом. Еда являлась объедками, которые можно найти. Если найдется кусок хлеба -хороший улов. А если покусанная булочка(а это бывает изредка)-день прошел не зря! 10 лет она так и прожила...Пока в ее жизни не появился маленький кристалл, который перевернул ее жизнь!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Наследие Винил [Vinyl's Heritage]

Октавия и Винил встречаются уже несколько месяцев, но ни одна из них ещё не имела возможности познакомить свою вторую половинку с родителями. Винил избегает вопросов, связанных с её семьёй. Её подруга становится более настойчива. В результате пара ссорится, и у Винил не остаётся другого выбора, кроме как познакомить Октавию с родителями. Возможно, Винил следовало рассказать, кто она на самом деле.

DJ PON-3 Другие пони Октавия

Друзья со звёзд

История про то, как прошёл первый в истории Эквестрии контакт с пришельцами.

Дерпи Хувз

Иногда фруктовый лед на палочке это всего лишь фруктовый лед на палочке

У принцессы Селестии испрашивают разрешения на создании линии фруктового льда на полочке, основанной на характерах носителей Элементов Гармонии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пони-ниндзя

Пони-ниндзя

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Очень важное письмо

Добрая и слегка сатирическая сказка про одну почтальоншу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Дерпи Хувз Другие пони

Огни небес

Приключения маленькой кобылки, сбежавшей из дома, с компанией весьма разных пони в Вечнодиком Лесу. Сможет ли маленькая поняша спасти своих новых друзей и найти дорогу домой?

Зекора Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Лира ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава первая - Твайлайт Глава третья - Майлд Фаер

Глава вторая - Аура Хэйло

Первая встреча с Трикси произошла почти сразу после переезда в Понивиль. Твайлайт всё ещё чувствовала себя новенькой в городе, более того тогда она была крайне необщительной и замкнутой, поэтому, когда волшебница хвастливо заявила со сцены, что справится с любым вызовом из зала, Твайлайт не знала лучше, чем промолчать и затем стыдливо удалиться домой. В отличии от её новых друзей, которые сочли своё присутствие на сцене обязательным. Однако все короткие состязания закончились в пользу Трикси. Пожалуй тогда это и могло закончится хорошо, рассуждала Твайлайт теперь, глядя в прошлое, Трикси бы уехала в следующий город, а её друзья не были такими гордыми, что не стерпеть минуту позора. Однако пара юных жеребцов притащила в город огромного магического медведя, которого Трикси до этого – согласно её собственным рассказам со сцены – победила. Оказалось, что волшебница слукавила, рассказывая о своих приключениях, поэтому Твайлайт пришлось спасать город от гигантского зверя, демонстрируя при этом публично свои способности к магии.

Возможно и тогда всё могло бы закончится относительно хорошо, но фокусница сочла такое поведение смертельным оскорблением, к тому же слухи об этом эпизоде сильно повредили её карьере. Смотря с высоты своего опыта, Твайлайт понимала, что теперь поступила бы иначе, ей стоило догнать Трикси и уладить конфликт, пресечь любые россказни на корню. Но тогда ей было вполне достаточно спасения города от зверя. Именно это и стало причиной второго визита Трикси – на этот раз за местью. Волшебница скопила денег на невероятно мощный магический амулет, с помощью которого собиралась победить Твайлайт в магической дуэли. И даже тогда всё могло бы закончиться хорошо, если бы амулет не оказался проклят и не превратил Трикси в жадную до власти садистку, накрывшую город куполом и обратившую жителей в рабство. Твайлайт к счастью удалось вновь спасти и город, и саму Трикси от этого заклятия, на этот раз обманом заставив ту снять проклятый амулет. Она и до этого не доверяла сомнительным артефактам, а с тех пор и подавно.

Твайлайт не могла сказать, что кто-то из них был по настоящему виноват в произошедшем, но тем не менее отношения со странствующей единорожкой она не могла назвать ни дружескими, ни хотя бы тёплыми. А теперь волшебница просила её помощи с каким-то очень странным делом. Поэтому, когда Трикси завершила свою историю, отпустила копыта аликорнессы и спокойно вернулась на место, Твайлайт несколько минут сидела поражённая, не зная, что ответить. Впрочем похоже Трикси знала её лучше, чем она хотела бы, аликорнесса несмотря на всё не могла заставить себя отказаться от загадки, поэтому уже спустя несколько мгновений она определилась с дальнейшими действиями:

– Мы отправимся в королевский архив за отчётом по рождаемости. Все роддомы подают туда данные в конце каждого года, – принцесса вскочила с места и маршем ринулась в сторону замка.

– И чем нам это поможет? – весьма довольная результатом, промурлыкала Трикси, едва поспевая за ней. – Мы уже знаем, что такие кобылки есть, ничего нового не откроем.

– Нам нужно накопить как можно больше информации, чтобы был возможен какой-то анализ. Оценить число таких имён, географию, а так же временные рамки, в которых эти имена появлялись, – она проигнорировала выражение мордочки Трикси, которое вопрошало, действительно ли Твайлайт так обожала формализмы. – Кроме того, у тебя есть варианты лучше?

Вариантов у Трикси естественно не было, как и причин, почему им не нужно тратить своё время на поиски глупой книги. Причины же искать эту самую книгу у Твайлайт были, хотя назвала она не все: ей нужно было убедиться, что история волшебницы истинна – верить ей до конца она всё ещё не могла.

– Да, это не лучший вариант действий, – рассуждала вслух Твайлайт, – в идеале, мы должны искать того, кому это выгодно, но… как это вообще может быть выгодно кому-то?

Трикси хмыкнула.

– Звучит так, будто Твоё Высочество не верит в историю Трикси, – едко, но непринуждённо промурлыкала она.

– С твоей стороны было бы крайне нерассудительно лгать, – Твайлайт довольно строго посмотрела на единорожку, что, немного задрав голову, вышагивала рядом с ней. – И тем не менее твоя история просто невероятна.

В воротах замка Твайлайт жестом показала стражникам пропустить Трикси вслед за ней, после чего кобылки отправились по широким, вьющимся коридорам в сторону архива. Трикси не выразила особого интереса в обстановке замка, будто бывала здесь не раз, а Твайлайт сосредоточилась на воображаемой карте, пытаясь сообразить какой маршрут будет наиболее коротким. И почему вход в архив, располагавшийся в отдельном задании, нужно было делать сквозь замок? Принцесса тем не менее не могла не заметить тишину, повисшую между ней и её собеседницей как знамя прошлой вражды.

– Так… – попыталась аликорнесса, – чем ты занималась всё это время?

– Ох, знаешь, – волшебница откинула прядь, – путешествовала по стране, давала концерты, была Великой, Могущественной и законопослушной, – она акцентировала последнее слово, слово обвиняя Твайлайт в своих проколах. – А ты, принцесса? Трикси видит, что просиживание на троне сказалось на твоих формах.

Твайлайт кинула на единорожку, что немного отставала, убийственный взгляд, но та была непробиваема. Её мордочка так же ничего не выразила и когда пони спустились в подземный проход, настолько узкий, что Трикси пришлось идти сзади, пока Твайлайт боролась с лёгким чувством клаустрофобии. И хотя сам архив находился выше уровня земли, светлее там не было: высокий купольный свод потолка прятал во мраке не только себя, но и вершины бесконечных стеллажей, что заняли весь зал. Твайлайт знала, что прямо в центре купола должен гореть громадный шар магической лампы, но теперь единственным источником света были круглые окна расположенные по периметру высоко на стенах, и этого было явно недостаточно.

– Вот уж не ожидал посетителей сегодня, – засуетился щупленький пожилой земной пони с несимметричными седыми усиками, он подскочил из-за своего стола и поклонился принцессе, – а у нас как назло лампа вот сгорела, ещё вчера вечером, обещались починить на неделе, да.

Обычно его шёрстка была коричневой, но теперь в полумраке казалась совсем чёрной, Твайлайт удивилась было на секунду, почему темнота не была кромешной, как заметила свет, льющийся откуда-то из-за стола.

– Да вы не переживайте, Ваше Высочество, у нас ежели чего фонари есть, – не дав опомниться, он вытащил из-под стола эти самые фонари, вручая один Твайлайт и один её спутнице.

– Спасибо, – только и смогла ответить принцесса прежде чем двинуться дальше.

Два огонька, заточённые в стекло переносных ламп, покачиваясь, путешествовали по лабиринту книжных стеллажей. Королевский архив был каким угодно, но не маленьким, и каждый раз, когда Твайлайт доводилось побывать здесь, он оказывался больше, чем она помнила. Её спутница не выражала удивления или во всяком случае старалась не показывать его, но спрашивать чего-либо Твайлайт не стала.

– Уже близко, – уверила она Трикси, сверяясь мысленно с планом хранилища.

Та не ответила, следуя где-то сзади, так же как и Твайлайт неся свой фонарь при помощи телекинеза.

– Трикси? – позвала принцесса, оглядываясь.

– Да, Ваше Высочество Круп? – спросила та как ни в чём не бывало.

Твайлайт отодвинула фонарь от своей мордочки, чтобы скрыть появившийся румянец.

– Не отставай, – пробормотала она и продолжила свой путь.

Она могла бы пустить Трикси вперёд, но та не знала дороги, да и, если подумать, тогда волшебница отпускала бы шутки про то, как сама принцесса пялится на её зад. От этой мысли Твайлайт лишь ещё сильнее покраснела.

– У тебя сорок два луча на кьютимарке, – сообщила Трикси.

Твайлайт остановилась и, не оборачиваясь, произнесла:

– Прекрати. Смотреть. На мой. Круп.

Ответ последовал незамедлительно:

– А на что ты предлагаешь смотреть Трикси? Куча пыльных книг, и куча ещё более пыльных книг! Раз уж так случилось, что единственное, достойное взгляда Великой и Могущественной здесь находится над твоими задними копытами, давай извлечём максимальную выгоду из этой ситуации.

Твайлайт не двинулась с места.

– Мы продолжим идти? За твоим раскачивающимся… хвостом куда интереснее наблюдать, чем за стоящим на месте. Ах, да, нам ещё нужна книжка с именами, – добавила она столь незначительную деталь.

– Нет, – ответила Твайлайт, всё ещё не оборачиваясь.

Трикси закатила глаза:

– Перестань, Твоё Высочество, Трикси делает тебе комплименты всю дорогу, а ты обижаешься.

– Потому что мы пришли, – оповестила Твайлайт, опустив фонарь на пол и улыбаясь тому, что ей удалось хоть немного обмануть Трикси.

Грохот разорвал пелену тишины в архиве, когда принцесса притащила телекинезом откуда-то из нескончаемого мрака передвижную лестницу и подкатила её к своей спутнице, пока та придирчиво выбирала место, куда бы опустить фонарь.

– Начни снизу, а я сверху, – почти что скомандовала Твайлайт и взлетела к вершине стеллажа, где стала по одной вытаскивать книги телекинезом.

Трикси хотела уже было отпустить очередной близкий к пошлому комментарий про сверху и снизу, но решила, что с принцессы хватит, та и так излишне тушевалась от замечаний по поводу её крупа. Сверху Твайлайт заметила, как Трикси подсвечивает себе книги парящим рядом с её мордочкой шариком голубоватого света. Верить волшебнице до конца она всё ещё не могла. Или же не хотела?

Принцессе повезло и очень скоро она приземлилась, опустив на пол объёмный фолиант, в ответ на что Трикси молча поставила пяток книг, которые так ловко держала своей магией, обратно на полку. Волшебница первая обратилась к книге, осторожно, но шустро листая страницы копытом, пока аликорнесса читала лекцию:

– Здесь все официально родившиеся пони и представители прочих народов на территории Эквестрии за последние пятьдесят лет, отсортированные по году и месту рождения в первой и второй половине книги соответственно, – Трикси пролистывала страницы, едва просматривая их по диагонали и кажется игнорируя Твайлайт. – Я думаю, нам нужно выписать все имена, как ты выразилась «описывающие световые явления», вместе с прочей информацией, чтобы затем…

– В этом нет нужды, – перебила её Трикси.

В ответ Твайлайт издала что-то среднее между вздохом и стоном:

– Если ты хочешь найти хоть что-то, нам нужно проа…

– Нет, ты не поняла, принцесса, – Трикси развернула книгу в сторону аликорнессы и ткнула копытом куда-то на странице, – в этом нет нужды.

Твайлайт поднесла свой фонарь поближе, а с другой стороны к страницам приблизился парящий огонёк Трикси. Фолиант был открыт на списке за год рождения Твайлайт с именами в алфавитном порядке, на букве А – «Аура Хэйло» гласила графа в том месте, куда ткнуло копыто. И она была обведена пером поверх печатных символов. Принцесса начала перелистывать страницы, сначала не спеша, но затем всё быстрее и быстрее, её глаза выхватывали выделенные имена, пока те не были окончательно смазаны мельтешением листов: Блейзин Шин, Блайндин Блитз, Брайт Глосс, Бёнин Флэш, Дарк Хейз, Дазл Найт… Ей было уже плевать, она нуждалась только в одной, определённой странице. И добравшись до неё, принцесса осела на пол прямо крупом, который несколько минут назад являлся предметом шуток. Теперь же было совсем не до них – перед ней, небрежно обведённое густыми чернилами в овал, аккуратно выдавленное матрицей печатного станка, красовалось имя «Твайлайт Спаркл».

Ей показалось будто земля уходила из под копыт, или скорее будто сама реальность ускользала от её восприятия: Трикси, парящий огонёк, пара фонарей, книга, паркет на полу, бесконечные корешки на столь же бесконечных стеллажах – всё было очень далеко от Твайлайт. От «Твайлайт»? Принцесса встала, захлопнула фолиант и, толкнув его Трикси, отправилась со своим фонарём прочь. Доверять ей она не хотела.


– Эй? – позвала волшебница, которой, схватив увесистый том и фонарь, вновь пришлось бежать за аликорнессой и смотреть на круп. – Куда ты собралась? Никто не смеет бросать Великую и Могущественную Трикси вот так! И вообще бросать как-либо!

Аликорнесса же настойчиво и стремительно продвигалась к выходу, почти не обращая внимания, на несущуюся за ней волшебницу.

– Э-э… Извините, мистер смотритель, нам придётся одолжить эту книгу, приказ принцессы! – на ходу сообразила выкрикнуть Трикси, заметив удивлённый взгляд седого пони.

– О, ничего страшного, вы можете вернуть её когда пожелаете, я имею ввиду до конца года конечно же, счастливого дня, вернее теперь-то уже почти ночь… – он говорил что-то ещё, но Трикси уже не слышала, ей пришлось вновь спуститься в коридор, чтобы поспевать вслед за принцессой.

– Может объяснишь, что происходит? – крикнула волшебница вдогонку, но удаляющаяся кобылка даже не думала отвечать или останавливаться, или хотя бы сбавлять темп.

Несмотря на тяжесть фолианта, Трикси удалось нагнать алкорнессу. Они проделали весь путь в обратном порядке практически в молчании: к выходу из подземного прохода, сквозь замок, где вновь петляли по коридорам, через главные ворота на улицу. На миг Трикси показалось, что они вынесли мрак из архива с собой – на улице уже темнело; обернувшись и присмотревшись к нужному балкону, она смогла различить фигуры принцесс света и ночи, совершающих свой ритуал по опусканию солнца и поднятию луны. Это почти стоило ей потери принцессы магии из вида, которая пошла теперь совсем не той дорогой, которой они пришли к замку.

– Не соизволит ли Твоё Высочество оповестить, куда мы направляемся? – вновь попыталась она пробить броню молчания.

Но «высочество» не отвечала на вопросы или язвительные комментарии Трикси, и та перестала пытаться заговорить после очередного поворота – тишину из архива они тоже взяли в путь. Остановилась аликорнесса только после продолжительной прогулки по резко потемневшим улицам Кантерлота, перед непримечательной дверью одного из многих домов в жилом районе среднего класса, так же резко как и сорвалась с места до этого. И так же резко она нарушила тишину, когда, постучав, повернулась в сторону своей спутницы и произнесла:

– Веди себя хорошо.

И прежде, чем Трикси смогла что-либо спросить или как-либо прокомментировать, дверь открылась. На пороге стояла кобылка-единорог средних лет, с шерсткой такой же бледной как полосы в её фиолетовой гриве, форма же её изумлённой мордочки чем-то напоминала мордочку принцессы.

– Твайлайт? Какая неожиданность! Заходи скорей.

Аликорнесса проследовала внутрь вслед за торопливо отодвинувшейся кобылкой и кивнула Трикси идти за ней. Слегка тесная гостиная, в которой они оказались, своими мягкими креслами и диваном, пушистым ковром и столом из хорошего дерева, освещаемая лишь парой свечей, так и манила укрыться от всего окружающего мира. Незнакомая пони и принцесса расположились друг на против друга за столом, Трикси, закинув на вешалку шляпу и плащ, неуверенно села рядом с последней, замечая дымящуюся чашку и небольшой чайничек.

– Я как раз только заварила, – кивнула хозяйка в сторону посуды, пока откуда-то из кухни летели ведомые магией чашки. – Будешь? – не дожидаясь ответа, она стала наполнять чашку. – А твоя подруга?..

– Трикси, – ответила принцесса, выходя из ступора, но кажется только на половину.

– Трикси не откажется, спасибо большое, – подчёркнуто учтиво ответила волшебница и аккуратно взяла телекинезом чашку. Аликорнесса же неуверенно крутила свою в копытах.

– Какими судьбами, Твайли? Вы с Шайнингом не часто заглядываете в последнее время. Знаешь, здесь становится пустовато, – улыбнулась она.

Трикси невзначай пыталась разглядеть это «пустовато», потихоньку отхлёбывая душистый чай, но стремительно опустившаяся темнота скрывала большую часть комнаты. Кажется, на стене у входной двери отблёскивали рамки фотографий, где-то справа зиял проход на кухню, а за спиной у незнакомой единорожки поднималась лестница на второй этаж.

– Ну, была свободная минутка от работы, оказалась в Кантерлоте, решила забежать.

Трикси удивлённо подняла бровь в ответ на ложь, но принцесса кажется этого и не заметила.

– Почаще бы ты так, – хозяйка усмехнулась. – Не жалеешь ты себя, Твайли, и Шайнинг такой же, с головой в работу, а как женился, дома почти не появлялся… Он не писал тебе? Или может Кейденс писала? – резко поменяла она тему. – Кое-какие очень важные и интересные новости от них?

– Нет, – аликорнесса была задумчива, а в её чашке, как заметила Трикси, не убыло ни на глоток, упомянутые новости сейчас были ей ни важны, ни интересны.

– Что ж, не буду портить сюрприз, – заговорчески подмигнула старшая единорожка.

– Мам, – прервала её принцесса, – я хотела спросить… хех, это по работе, извини уж, – она вымученно улыбнулась и Трикси смогла различить под её глазами едва заметные мешки. Или же просто так падал свет? – А как… как появилось моё имя?

– Ох, это весьма интересная история, моя дорогая, – повеселела мама Твайлайт, подливая себе кипятка. – Мы с твоим папой… а, кстати, не шумите сильно девочки, он уже лёг спать, – она хихикнула в копыто, смеясь над своей забывчивостью. – Так вот, ты даже не догадываешься, а мы с твоим папой довольно долго спорили, как тебя назвать. Я хотела, чтобы второй частью твоего имени было Вельвет, как у меня, а папа – Лайт, как у него. Ну ты знаешь, у нас в семье всё ещё пытаются соблюдать древние единорожьи традиции, как наследование имен. Мы бы так и не решили, если бы не та кобылка в родильном доме.

Трикси переводила взгляд с одной пони на другую: миссис Вельвет рассказывала историю с улыбкой, для неё это был забавный случай, её дочь же мрачнела с каждым словом.

– Представляешь, она паниковала даже больше, чем я, когда твой братик появился на свет. Дошло до того, что она потеряла сознание от переизбытка чувств, хе-хе-хе. Но не суть, потом когда она очнулась, она посоветовала оставить в твоём имени моё первое, потому что оно уже содержит в себе второе имя твоего отца Твай-Лайт. Я даже удивилась: и как мы сами до этого не додумались? Она предложила «Твайлайт Спаркл» и нам очень понравилось, как это звучит. Такая занимательная история. Я разве тебе никогда не рассказывала?

– Я… – принцесса поставила нетронутую чашку на стол и тёрла переносицу копытом. – Мамуль, уже поздно, я… – она издала весьма прерывистый выдох, отворачиваясь в темноту от Трикси.

– Оу, ничего, Твайли, ты и твоя подруга можете переночевать здесь. Комната Шайнинга свободна, – старшая пони кивнула куда-то вверх. А затем нахмурилась, обеспокоенная поведением дочери: – Всё в порядке, дорогая?

– Ах… да, хорошо. Спасибо, – ответила аликорнесса, неожиданно встала и, ни сказав ни слова, ушла наверх. Миссис Вельвет лишь пожала плечами в ответ на молчаливый вопрос Трикси.

– Не покажете Трикси её комнату, пожалуйста? – она опустила чашку. – Спасибо большое за чай, очень вкусно, – быть излишне вежливой дальше смысла не было, так как та, для кого затевалось это представление, уже ушла, но настоящий артист не прерывает своё выступление из-за таких мелочей как отсутствие аудитории.

– Ох, конечно, дорогая, пойдём, – подхватилась миссис Вельвет.

Единорожки одновременно поднялись, взяв свечи, и отправились на второй этаж, который представлял собой довольно узкий коридор. Мама принцессы сначала ткнулась в одну дверь, но тут же тихонько прикрыла её и направилась к другой:

– Твайли заняла комнату брата, – шепотом пояснила она, – так что ты поспишь в её.

– Ничего страшного, Трикси согласна спать на кровати принцессы, – заверила та, немного более горделиво чем стоило, и немного более громко чем надо было, – спокойной ночи, Миссис Вельвет.

– Спокойной ночи, Трикси, – повторила она эхом, разворачиваясь обратно.

Оказавшись в комнате, волшебница плюхнулась на то, что оказалось вовсе не облачной периной, а вполне себе обычной кроватью, вряд ли сильно комфортнее той, что была у неё в вагончике. Кобылка уставилась на неловко вырезанные и приклеенные на потолок бумажные звёзды всех цветов, размышляя, какие же постели в покоях принцессы и удастся ли ей туда попасть, раз теперь они работали над чем-то вместе. Пони повернулась на бок, разглядывая в темноте полки, полные книг, и небольшой, ютившийся под ними, письменный столик. Сон всё равно не шёл, слишком насыщенным оказался день, поэтому Трикси подкралась к столу, наколдовав себе лазурного светлячка, и стала разглядывать содержимое полок, а затем и ящиков.

Книги по теории магии от «Введения в основы…» до «Современные проблемы…», по практике магии, по истории магии, небольшая секция, посвящённая великому волшебнику Старсвирлу, небольшой блок художественной литературы; Трикси оценила пару редких экземпляров по специальным областям, которые так же хранились и у неё в вагончике. В ящиках ровными стопками ютились черновики и чистовики каких-то магических расчётов, она бегло посмотрела один и довольно улыбнулась, когда обнаружила у принцессы десятилетней или около того давности несколько ошибок. В последнем, почти на самом дне она нашла рисунок судя по всему ещё совсем маленькой аликорнессы, вернее тогда ещё единорожки. На клочке бумаги детским копытом, даже не телекинезом, была изображена никто иная как принцесса света Селестия. Трикси аккуратно вернула всё на место, а себя на кровать, вспоминая фотографию с какого-то официального события в газете, где нынешняя аликорнесса стояла рядом с Селестией и выглядела счастливее всех на свете. Волшебница ухмыльнулась, во-первых потому что раз её компаньонша была так настойчива в достижении своих целей, они точно найдут ответы, во-вторых потому что у появилась новая тема, чтобы подначивать ту пони… чей всхлип вдруг раздался из соседней комнаты.

Трикси замерла вслушиваясь в тишину, не показалось ли ей? Нет, не показалось. Волшебница отвернулась к стене, накрыв голову подушкой, которую ещё и прижала к ушам. Какое-то время она пялилась в стену, понимая, что сна до сих пор нет ни в одном глазу, затем отчаянно перевернулась на спину. Она пожалеет об этом. Трикси поднялась, вновь наколдовала светлячка и направилась в комнату Шайнинга.

Дверь была не заперта, а планировка комнаты зеркально отражала предыдущую, лишь обстановка выдавала другого владельца, но Трикси сейчас было не до того, чтобы разглядывать чужие вещи. На кровати, такой же как в соседней комнате, свернувшись клубочком и обхватив себя крыльями, безмолвно вздрагивала принцесса. Та, в очередной раз всхлипнув, заметила ворвавшийся в комнату свет и резко обернулась.

– Вы в порядке, Ваше Высочество? – волшебница знала, что нет.

– Трикси, уйди, пожалуйста, – сглотнула аликорнесса, вытирая копытом глаза.

– Спарк…

– Я не Спаркл! Я не Твайлайт! — слова рвались из неё потоком, – Я не!.. это не моё имя, не то, которое мне дали родители. Я даже не знаю, кто я. Не знаю, как меня зовут, это всё какая-то… падучая! Выдумала мне это имя! Как и всем другим, просто… я не… – она вновь отвернулась к стене, вжимаясь головой в копыта. – Уйди…

Волшебница молча направилась к выходу, прикрыв за собой дверь, она вздохнула, размышляя: направо была комната, где она могла лечь спать, налево была лестница вниз. Она определённо об этом пожалеет, решила Трикси, поворачивая в противоположную от кровати и покоя сторону.


Было около трёх утра, когда Трикси вновь зашла в комнату к принцессе, освещая её светлячком.

– Твайлайт, – осторожно позвала волшебница, заглядывая в дверь, но та ответила лишь очередным всхлипом, – посмотри на Трикси.

Аликорнесса нехотя обернулась, лучше ей за эти несколько часов не стало – глаза лишь больше покраснели и остекленели, нижняя губа её дрожала, как и она сама порой судорожно вздрагивала. Волшебница была только с улицы – она даже не удосужилась снять плащ со шляпой – а телекинезом на уровне правого глаза держала небольшой обруч с копыто размером, покрытый витиеватыми сигилами по ободу.

– Это ауроскоп, показывает естественное магическое поле пони, детская игрушка, но…

– Я знаю, что такое ауроскоп! И что такое, естественное магическое поле, Трикси! – похоже, она ничуть не успокоилась. – Чего я не знаю, так это собственного имени!

– Спа… Твайлайт, – это обращение лишь заставило принцессу съёжиться.

Единорожка задумалась, с чего начать, она присела на кровать рядом, кинув шляпу на стол, а магический обруч вертя в копытах, аликорнесса же вновь отвернулась к стене, не желая беседовать.

– Когда малютку Трикси нашли у двери приюта, – она отметила как дёрнулось ухо плачущей пони, удостоверяясь, что та действительно внимает рассказу; всё-таки внезапная и интересная завязка мгновенно позволяет поймать слушателя на крючок, – никто не знал, какое имя ей дали родители. И дали ли вообще. Поэтому воспитатели назвали её Беатрикс Луламун. И Беактрикс Луламун ничего не имела против этого имени, хотя оно и было не её.

Аликорнесса открыла рот, чтобы что-то сказать, но в последний миг решила блюсти тишину, лишь вновь шмыгнув носом. Рассказчица не возражала, поскольку привыкла к молчаливой публике, и продолжила повествование таким же мягким тоном:

– Среди игрушек там был ауроскоп, Беатрикс обожала играться с ним, рассматривать ауры других пони. Переливание всех возможных цветов в пространстве завораживало её, почти гипнотизировало. И она заметила одну интересную особенность – когда маленьких пони звала воспитательница или другие пони, их аура переливалась особенно красочно, вспыхивала фейерверком. Даже если Беатрикс обращалась к самой себе, стоя у зеркала, это всё равно случалось. Уже в юношестве Беатрикс взяла сценический псевдоним ¬– Трикси, и когда она звала себя так, радуга в её ауре уже не вспыхивала.

Она выдержала паузу, аликорнесса уже не хныкала, но притихнув сопела и внимательно слушала или может быть убаюкала себя слезами до крепкого сна. Волшебница с охотой согласилась бы на второй вариант.

– До тех пор, пока Трикси не стала всегда называть себя так, пока она не приняла это своим именем. Как только она стала быть меньше Беатрикс и больше Трикси, её аура стала вспыхивать при упоминании второго имени. Потому что теперь оно стало для неё настоящим.

Волшебница некоторое время помолчала, прислушиваясь к мерному дыханию аликорнессы – может быть всё было не так плохо и она могла уйти.

– Ты спишь, Высочество?

– Нет, – немного хрипло и слабо отозвался голос из темного пятна тени.

– Тогда пойдём, – вздохнула единорожка.

Трикси потянула её за копыто, та вяло отозвалась, слезая с кровати. Пони подошли к зеркалу, что стояло у шкафа, волшебница подняла светлячка повыше, чтобы он не слепил их, и протянула принцессе ауроскоп. Аликорнесса неловко подняла его к зарёванному глазу, утирая невысохшие слёзы. Единорожка отступила на полшага назад, давая больше обзора своей компаньонше, с её места она могла различить сквозь обруч в отражении парящие вокруг тела аликорнессы комки холодных тонов и плащом стелившийся тёмно-синий слой ауры на спинке. Трикси твердо произнесла:

– Твайлайт Спаркл.

Поражённая, принцесса вздохнула, чуть не выронив обруч – Трикси увидела сквозь кольцо, как вся аура вдруг стянулась вместе, плотно обвивая её тело, и запестрела всеми цветами радуги от основания рога к хвосту.

– Трикси… – все ещё слегка хрипя хотела она что-то сказать, но вновь была заворожена теперь уже свечением единорожки.

– Это твоё имя, Спаркл. Не важно кто его тебе дал и откуда оно взялось, оно твоё. И несмотря на весь… заговор? стоящий за ним, это неплохое имя, – волшебница усмехнулась, – конечно, далеко не такое хорошее как Беатрикс Луламун или Трикси, но вполне себе миленькое.

Аликорнесса вернулась на кровать – Твайлайт вернулась на кровать. Пока единорожка переместила светлячка под потолок в середину комнаты и сгребла шляпу со стола.

– Трикси, я должна поблагодарить тебя… – она прокашлялась, голос ещё не ожил до конца после всех рыданий. – Я никогда не забуду твоих слов.

– Очень жаль, Спаркл, потому как Трикси собиралась попросить тебя никогда об этом не вспоминать, – волшебница скрыла мордочку в тени от широких полей шляпы, но на секунду утеряла контроль над собой, и голос выдал, что это была не шутка.

– И я должна извиниться, – Твайлайт поджала задние ноги, обхватывая их передними, – я не поверила тебе…

– Трикси знает об этом. Тут нет твоей вины, принцесса, приключения Трикси настолько невероятны, что в них трудно поверить, – она махнула копытом в сторону Твайлайт, как бы давая той скидку за излишний прагматизм.

Волшебница не хотела говорить об их прошлых столкновениях, и, хотя знала, что Твайлайт не видела её мордочки, догадывалась, что опять не смогла до конца замаскировать эмоции.

– Нет, я имею ввиду… Я только думала, что не могу доверять тебе, принимая во внимание наше прошлое, – Трикси удивилась, что даже морально разбитая Твайлайт строила сложные конструкции в речи, – но на самом деле я не хотела, потому что поверить в твою историю означало… означало, что моё имя не настоящее, – она вновь кашлянула. – И это целиком моя вина. Извини меня, Трикси.

– Принимая во внимание наше прошлое, – повторила за ней волшебница, вновь позволяя себе излишнюю откровенность, – ты не должна извиняться, принцесса. Но если тебя это утешит, то Трикси известна за великодушие, особенно в отношении королевских особ, поэтому она не держит на тебя обиды.

Трикси не хотелось, чтобы с её языка сорвалось что-то ещё, о чём она пожалеет утром, поэтому, решив, что её дела тут закончены, направилась к двери.

– Теперь я верю тебе, – её отступление прервали брошенные вслед слова, – и я обещаю, мы во всём разберёмся, разгадаем эту загадку.

– Ну, у нас есть книга, начало положено, – единорожка взялась за дверную ручку и, не оборачиваясь, добавила: – Тебе надо выспаться, принцесса. Завтра мы идём раскрывать заговор.

– Спокойной ночи, – Твайлайт вновь подняла ауроскоп, который все ещё крутила в копытах, к глазу, – Трикси.

– Спокойной ночи, – фокусница со вспышкой погасила светлячка, – Твайлайт.

Оказавшись в коридоре, Трикси облегчённо выдохнула – это представление было не из тех, что она привыкла давать, но тем не менее это всё ещё было представление, и оно успешно завершилось. А самое сложное в любом выступлении – уйти за закрывающийся занавес. Хотя секрет конечно был в том, что все части шоу – самые сложные.

Она не помнила, как добралась до кровати, которая теперь показалась мягче любой королевской перины. Тем более она не помнила даже и своего имени, когда Твайлайт вновь разбудила её. Где-то на самых задворках сознания Трикси поинтересовалась у себя, почему вокруг так темно, может быть весь мир исчез и осталась только она?

– Трикси, – настойчиво толкала её в бок Твайлайт, – Трикси, ты спишь?

– Ужнет, Вашество, – едва различимо выскребла она языком откуда-то из пересохшей глотки.

– Мы идиотки! – сообщила принцесса невероятно важную новость.

– Потому что только идиотки встают в такую рань? Сколько сейчас? Пять? – острый язык волшебницы просыпался куда раньше её самой.

– Четыре… Нет, Трикси, изменение имени. Ты изменила своё имя и твоя аура изменилась вслед за ним. Когда та пони давала имена младенцам, она меняла и их магическое поле. Вот зачем! Вот её мотив!

Трикси рухнула мордочкой обратно в подушку:

– Великолепное соображение, Ваша Высочество принцесса магии Твайлайт Спакрл, может ли теперь верноподданная Беатрикс Луламун насладиться этой чудесной ночью, дарованной Её Высочеством принцессой ночи Луной, дабы набраться сил, столь необходимых для завтрашних свершений? – она сама удивилась, что у неё хватило сил на это предложение и сколько ей удалось уместить в него сарказма. Это был повод для гордости, хотя она знала, что на утро скорее всего даже не будет уверена, действительно ли это сказала, или же ей просто приснилось.

– Да, конечно, – неловко ответила Твайлайт, украдкой пятясь к двери.

Чтобы сказать «покорнейше благодарю» Трикси не хватило сил уже ни наяву, ни во сне, в который она провалилась ещё до того, как мозг успел придумать ответ.