"Эплджек, прости..."

История про то, как Эплджек из-за ошибки Твайлайт попала в мир людей...

Эплджек Человеки

Чисто эквестрийское убийство

Герой Эквестрии, сердцеед и самопровозглашенный трус Флеш Сентри получил главную роль в театральной постановке. Кои-то веки ему не грозит ничего серьезнее забытых реплик. Ведь так? Пятая часть Записок Сентри.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Мёртвый мир

На века замерший город мёртвого мира. И почему я раз за разом прихожу сюда?

ОС - пони

Люди с зелёными глазами

Читать только после просмотра последних серий второго сезона, если кто-то ещё не успел. Как таковых спойлеров нет и вообще почти не упоминается то, что было в сериях, но так будет понятнее. Что могло бы произойти после того, как Кризалис была повержена.

Шаманский глаз

История о том, как незадачливая юная волшебница получила метку своего особого таланта.

ОС - пони Найтмэр Мун

Завершение стэйблриджских хроник

Третий сборник историй, в котором группа учёных пони из научного центра "Стэйблридж" спасет Эквестрию от глобальных катастроф любого происхождения. Но что если однажды возникнет проблема, которую даже они не сумеют решить? Тогда и случится "Завершение стэйблриджских хроник".

ОС - пони

Страшный лес или как Эйнджел сошел с ума

Эйнджел заболевает и сбегает от Флаттершай.Ей придется пойти в Вечнодикий Лес чтобы отыскать и вылечить его.....Но это только начало!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел

Семя Лилии

Неотвратимость. Можно ли ее избежать?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Привет, Рарити

На двадцать пятый день рождения Рэрити приготовила себе идеальный подарок.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек

Поэма о Воле

Простой стих о достижении желаемого.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава вторая - Аура Хэйло Глава четвёртая - Старлайт Глиммер

Глава третья - Майлд Фаер

– Сколько ты собираешься там сидеть? – Твайлайт мялась в коридоре перед дверью ванны.

– Столько, сколько потребуется, – промурлыкала Трикси с той стороны.

– Что ты вообще там делаешь так долго? – сонная аликорнесса не слышала ни воды, ни каких бы то ни было звуков вообще. Хотя слышать воду ей сейчас было бы совсем ни к чему.

– Трикси расчёсывает Великую и Могущественную гриву.

Такого принцесса терпеть не могла, не с самого утра и не в таких условиях, ей было предостаточно того, что она проснулась не в своей кровати, не по будильнику и на мокрой подушке, поэтому она и возопила:

– Найдётся ли во всей Эквестри хоть одна причина делать это с закрытой дверью?!

Ответ последовал незамедлительно:

– Трикси показалось, или ты предлагаешь ей предстать перед публикой неопрятной?

– Доброе утро, Твайли, – кивнула Вельвет, проходя мимо в сторону лестницы.

– Доброе утро, мам, – Твайлайт быстренько отвернулась обратно к двери, стараясь не показывать покрасневшие глаза, – Трикси, если через пятнадцать секунд ты не откроешь дверь, я телепортируюсь внутрь!

– Тебе необязательно ждать пятнадцать секунд, Спаркл, – аликорнесса знала этот тон, не раз слышав его от той же Рэйнбоу, тон «докажи, что можешь, и желательно сейчас же».

Твайлайт не любила телепортироваться по утрам, по крайней мере без разминки, но сейчас ситуация была с некоторой натяжкой экстренной, поэтому она лишь выдохнула, отчасти чтобы выразить недовольство, отчасти потому что так было легче колдовать. И с характерным хлопком оказалась по ту сторону двери. Трикси не соврала, она действительно стояла у зеркала и расчёсывала гриву, методично раз за разом проходя по одной и той же пряди; пони обменялись недоумевающими взглядами, словно спрашивая друг у друга «серьёзно?». Твайлайт занялась тем ради чего рвалась в ванну, радуясь, что её гостья не отвлекалась от прихорашивания.

Покончив с естественной необходимостью, принцесса сполоснула копыта и стала умываться, украдкой разглядывая свои глаза в зеркало и размышляя, действительно ли Трикси так долго расчёсывается или нарочно действует ей на нервы.

– Не занимай всё зеркало, Спаркл, оставь место для Трикси, – та потеснила принцессу легким толчком в бок, прекратив укладывать гриву и теперь просто любуясь собой со всех сторон.

– Это моя ванная, – угрюмо напомнила аликорнесса.

Волшебница игриво подмигнула своему отражению, лукаво улыбаясь.

– Поэтому ты должна быть благодарна, что Трикси позволяет твоему зеркалу показывать такую красоту, – это было огромной дозой самолюбия для утра, больше чем Твайлайт хотела бы терпеть. Возможно она бы как-то успела выразить эту мысль, если бы Трикси тихонько не добавила: – Ты как?

Принцесса уставилась на своё отражение: глаза все ещё были красными, под ними начинали проглядываться мешки от недосыпа, связанного отчасти с работой, отчасти с вчерашними событиями. Она отобрала расчёску у Трикси и, поправляя гриву после беспокойной ночи, ответила:

– Всё хорошо.

– Замечательно, – улыбнулась волшебница, – Великой и Могущественной Трикси потребуются все силы её верной компаньонши, чтобы докопаться до правды!

Твайлайт не помнила, с какого момента стала верной компаньошей и вообще существовало ли такое слово, поэтому попыталась уколоть в ответ тем, о чём Трикси предпочитала не кричать в своих репликах:

– Спасибо, что заботишься обо мне, – на секунду это было успехом, но волшебница довольно быстро перешла в контратаку, будучи куда более подкованной в такого сорта обменах любезностями.

– О, не за что, Трикси известна за свою заботливость по всей Эквестрии.


Твайлайт предпочитала не сочетать приём пищи и работу, но для Трикси похоже это было обычным порядком вещей; откуда принцессе было знать, что в вагончике путешествующей волшебницы был всего один столик и все дела совмещались сами собой? Более того фокусница по долгу профессии прекрасно владела множественным телекинезом, что лишь подливало масла в огонь. Принцесса не была не уверена, осуждать её за такое отношение к еде или же восхищаться тем, как ловко она управлялась с вилкой, ножом, книгой, пергаментом и пером одновременно.

– Доброе утро всем! – раздался бодрый низкий голос с лестницы, – О, да у нас гости!

– Доброе утро, мистер Лайт, – среагировала, опередив всех, волшебница, ни на мгновение не отрываясь от книги.

– Привет, папуль, – махнула копытом Твайлайт, – я к вам в гости не на долго. Это Трикси.

Синегривый единорог отец принцессы втиснулся за стол, большая часть которого была занята увесистым томом волшебницы; последняя без промедления была одарена тяжёлым взглядом Твайлайт, который естественно проигнорировала. Вельвет подала мужу и себе завтрак, присаживаясь на противоположный край:

– Как здорово, полный стол, как в старые добрые.

– Трикси рада составить вам компанию, – отозвалась волшебница прежде чем Твайлайт успела вставить комментарий по поводу того, что стол даже «слишком полный».

– Мамуль, возвращаясь к нашему вчерашнему разговору, ты не вспомнишь как выглядела та практикантка? Как её звали? Может в ней было что-то особо запоминающееся? – Твайлайт порадовалась тому, как ей удалось избежать выражения «особые приметы».

– Дай подумать, дорогая, это была… пегаска. С тёмно-синей шерсткой и серебряной гривой, похоже, как у твоей подружки, – она кивнула в сторону Трикси.

– Дорогая, а о ком идёт речь? – поинтересовался Найт Лайт с другого конца казавшегося теперь слишком маленьким стола.

– Кобылка-практиканта? Помнишь? Которая придумала для Твайли имя? – отец выглядел озадаченным, а мать немного разочарованной в ответ.

– Может быть вы помните её кьютимарку, миссис Вельвет? – на мордочке Трикси нарисовалась удовлетворённая улыбка, когда Твайлайт заметила наконец её подчёркнутую вежливость.

– Да, дорогая, конечно, серебряный серп и золотая стрелка, такая как на компасе.

– А имя? – с надеждой в голосе спросила Твайлайт, удивляясь памяти матери.

Та задумалась на несколько секунд, прикладывая копыто к подбородку:

– Боюсь, что нет, дорогая. Но откуда такой интерес? – ответила миссис Вельвет, впервые за завтрак закладывая ложку в рот.

Принцесса стушевалась:

– Ну, это… для биографии, – мысленно она отчитала себя за ненаходчивость, хотя ложь была довольно правдоподобной, учитывая её должность.

– О, Твайли такая скромняга, – засмеявшись, выручил её отец.

– Хе-хе-хе, а у нас с папой будут брать интервью? – мама же напротив всё усугубила.

Все головы внезапно повернулись к Трикси, когда она с хлопком закрыла книгу – что она умела, так это быть центром внимания:

– Миссис Вельвет, спасибо за завтрак, было очень вкусно. Обещаю Вам, как личный биограф принцессы Твайлайт Спаркл, я постараюсь найти время для Вашего интервью вместе с мистером Найтом.

Трикси решила, что даже если они не найдут всех ответов, мордочка аликорнессы в этот момент с избытком компенсировала любые затраты. Трудно было переиграть во лжи профессиональную фокусницу, но об этом Твайлайт подумала только сейчас, когда эта самая фокусница сунула ей лист и, вскочив из-за стола, принялась мыть за собой посуду.

– Трикси, я кушаю, – воспротивилась принцесса бумажке.

– Как Вам угодно, Ваше Высочество, – Твайлайт удивилась тому, как даже будучи вежливой, волшебница умудрялась быть такой назойливой.

– Что это? – сдалась принцесса, пробегая глазами по списку имён.

– Корреспонденты, – она слегка выделила это слово паузой, – находящиеся в Кантерлоте, Ваше Высочество, – закончив возиться у раковины, она забрала со стола книгу и канцелярские принадлежности, – Трикси будет наверху.

Волшебница не соврала, и грациозно взобралась по лестнице. За это аликорнесса была благодарна, ей хотя бы не придётся терпеть этот концерт.

– Какая воспитанная пони, – прокомментировала Вельвет, когда их гостья была достаточно далеко чтобы не услышать, и на сей раз Твайлайт не удалось побороть стон.

– Сильвер Лайтс! – отозвался вдруг Найт Лайт, перебивая свою супругу, которая открыла уже рот, чтобы узнать, чем так недовольна её дочь.

– Прости, что дорогой? – растерялась она.

– Практикантку звали Сильвер Лайтс, – он ткнул копытом в воздух, будто ставя галочку, – точно тебе говорю.

– Пап, спасибо большое, ты не представляешь, как это важно, – улыбка не сходила с мордочки Твайлайт, а когда она пробежалась глазами по списку, что составила Трикси, принцесса и вовсе была готова прыгать от радости.

Она быстренько докончила еду, поблагодарила мать и поспешила к своей теперь уже… напарнице? Пожалуй, это было подходящим словом. Трикси обнаружилась в комнате, поправляющей плащ.

– У тебя невозможно маленькое зеркало, – пожаловалась та, но прежде чем Твайлайт успела ответить, что в мире не найдётся зеркала достаточно большого для эго фокусницы, продолжила, – Трикси собирается сходить к себе, взять всё необходимое, после чего мы попытаемся найти хоть одну пони из списка и опросить её.

Твайлайт улыбнулась, вспоминая вчерашний диалог в архиве, и протянула Трикси её список:

– В этом нет нужды, – волшебница лишь подняла бровь, требуя подробностей, – в списке есть Майлд Файр. Я провела полночи разбирая её письма, она работает в местном реабилитационном центре.

– Что ж, в любом случае, – единорожка надела шляпу, придирчиво выбрав место на макушке, – Трикси отправляется к себе. Она будет ждать тебя на площади Кловер Премудрой в одиннадцать.

– Мне тоже нужно забежать в замок, отложим до полудня, – решила аликорнесса.

– Как пожелаете, Ваше Высочество.

Трикси вышла, помахав копытом на последок, Твайлайт слышала, как та прощается с её родителями, когда плюхнулась на свою кровать и уставилась в потолок, размышляя, как лучше подойти к Майлд Файр. От размышлений её оторвало то, что она увидела аккуратно выложенную среди прочих бумажных звёзд практически точную копию её кьютимарки.

Принцесса мысленно ругнулась на волшебницу. Где та достала бумагу и когда успела проделать всё это, было загадкой; но именно в этом и заключается искусство фокуса, рассудила она. Хотя Твайлайт решила, что ничего плохого в том, что её комнату украшает её же символ, нет. С другой стороны, здоровенная книга со всеми родившимися за последние пятьдесят лет, которую Трикси так предусмотрительно оставила у неё на столе, была той ещё проблемой.


За что Твайлайт любила памятник Кловер Премудрой, так это за историческую точность. Она понимала, что, услышав о таком критерии оценки в качестве основного, любой скульптор бы взвыл, но ничего с собой поделать не могла – эпическая статуя Старсвирла Бородатого почти в центре Кантерлота была совершенно прекрасна и столь же неправдоподобна, в то время как Кловер пусть и была невзрачна, зато полностью соответствовала описаниям в исторических книгах. Памятник этот располагался на небольшой окружённой скверами круглой площади, где сходились пять не самых крупных улочек, а по периметру стояли широкие скамейки с витыми спинками.

Чуть севернее по одной из этих улочек и находился реабилитационный центр – невысокое, но раскинувшееся кучей корпусов на большой площади здание, что было окружено садиками и парой протекавших Канетрлот насквозь горных ручьёв, а так же обнесено со всех сторон забором. У главных ворот их уже ждали, поскольку Твайлайт успела настрочить полуформальное письмо, в котором вежливо просила именно доктора Майлд Файр оказать ей помощь; и убедиться, что оно дойдёт до получателя незадолго до их с Трикси визита, настолько чтобы он не был внезапностью.

По первому взгляду на Майлд Файр было понятно, чем обуславливался её выбор профессии – у единорожки отсутствовала передняя правая нога, вместо которой она опиралась на протез. Это обстоятельство в первую очередь бросалось во внимание, отвлекая от её каштановой шерстки, короткой белокурой гривы и грубоватых черт мордочки, начавшей покрывать морщинами, хотя она почти была ровесницей Твайлайт. Та несколько секунд не могла оторвать взгляд от тщательно выструганного дерева с резиновым наконечником, затем, отчитав себя за бестактность, взглянула пони в глаза и старалась больше никуда не смотреть вообще.

– Добрый день, принцесса Твайлайт Спаркл, – единорожка с трудом поклонилась, что заставило внутренности аликорнессы сжаться, а шёрстку на спине предательски стать дыбом.

– Прошу давайте обойдёмся без формализмов, – Твайлайт убедилась, что её голос не дрожит и продолжила, – мы здесь не с официальным визитом, по большей части просто из любопытства.

Твайлайт заметила, как Трикси вдруг изменилась в выражении мордочки и кажется усмирила свою говорливую натуру, теперь просто стоя рядом с принцессой и стараясь не привлекать внимания, что было совсем не в её стиле.

– Я поняла из письма, что принцесса желает экскурсию? – уточнила Майлд Файр.

– Мы были бы очень благодарны, доктор Файр.

По выложенной ломанной формы плиткой дорожке доктор повела их за собой внутрь здания, её походка была почти не отличима от обычной, но стук протеза выдавал и излишне подчёркивал эту её черту. Твайлайт помогла с дверью, придержав её магией, и пони оказались внутри. В помещении пол был выложен бежевой плиткой, по которой было приятно идти, стены же и потолок имели обычную для таких мест побелку, которая тем не менее в свете ярких магических ламп не резала глаза. Они вошли не через главный вход, оказавшись в небольшой комнате уставленной шкафчиками.

– Мало кто испытывает интерес к таким вещам, принцесса Твайлайт Спа…

– Пожалуйста, просто Твайлайт, – аликорнесса питала мало любви к титулам.

– Принцесса Твайлайт, – исправилась доктор Файр, и аликорнессе пришлось смириться с недопониманием. А Майлд продолжила: – Обычно пони предпочитают не думать об инвалидах, забывая, что они вообще есть. Но ты всегда помнишь, если у тебя деревяшка вместо ноги, хах! Вам придётся надеть халаты, – она покосилась на Трикси.

Твайлайт знала волшебницу достаточно, чтобы усомниться в том, что та пожалела о своём выборе одежды, но во всяком случае единорожка виду не подала. Обе пони бросили свои сумки в шкафчики и стали переодеваться. Твайлайт почувствовала знакомый уют, надев белый халат, будто она снова вернулась в лабораторию, что обустроила в подвале ныне разрушенной библиотеки в Понивиле; Трикси же наряд явно не шёл, она бросила обвиняющий взгляд в сторону принцессы, но снова предпочла промолчать. Доктор Файр повела их по широким, пусть и низким коридорам, начиная экскурсию.

– Здесь проводится физиотерапия под чутким надзором квалифицированных специалистов, – Твайлайт едва обратила внимание на комнату, напоминавшую смесь спортзала с больничной палатой. – Это то что мы говорим на официальных экскурсиях, – добавила доктор Файр, – принцесса Твайлайт, в последние годы спонсирование было весьма щедрым, и мы очень благодарны за такое внимание. Но мы испытываем нехватку кадров, и я говорю не конкретно о нашем учреждении, но о всей сфере в целом. Кобылки и жеребцы просто не стремятся заниматься медициной. Мы бы все были очень благодарны если бы Вы, как молодая принцесса, могли бы повлиять на настроения молодёжи. Напомнить пони, что кто-то должен спасать жизни, не только рискуя своей.

Твайлайт не совсем понимала, как она должна была бы это сделать, но отказать просто не могла:

– Что ж я… я подниму этот вопрос на следующем совете принцесс, обещаю вам, – Майлд улыбнулась широкой улыбкой, ведя их дальше по запутанным коридорам. Твайлайт попробовала прейти к более личной теме: – Скажите, а почему Вы решили стать доктором?

В ответ доктор Файр лишь подняла протез, выставляя его на всеобщее обозрение, и слегка покачала им из стороны в сторону – чтобы ответить на этот вопрос слов ей не потребовалось.

– Вы… – Твайлайт довольно редко испытывала трудности с подбором слов, но именно так и обстояло дело в этот раз, – потеряли конечность в раннем возрасте?

– Я родилась такой, принцесса Твайлайт, – без каких-либо эмоций ответила Майлд Файр.

– Должно быть трудно… учиться на врача? – принцесса подумала было, что её квота по молчаливому проклинанию себя на сегодня исчерпана, но похоже до конца было ещё далеко.

Аликорнесса обернулась на Трикси в поисках поддержки, уж та за словом в карман не лезла, но волшебница была сильнее заинтересована разглядыванием стены, пряча часть мордочки за прядью, будто одна застенчивая пегаска.

– Я довольно рано научилась телекинезу, принцесса Твайлайт, и с тех пор почти не испытывала проблем из-за недостатка копыт. Видите ли, мой особый талант – магия, совсем как у Вас, – Майлд Файр снова широко улыбнулась немного несимметричной улыбкой. – Ваша коронация была праздником для всей Эквестрии, но когда я узнала о Вашем таланте к магии, я была очень вдохновлена, это был момент моего личного торжества.

Твайлайт была в растерянности, она кинула ещё один взгляд на Трикси, которая молчаливой тенью следовала за ними, та ответила кивком. Принцесса не была уверена, поняла ли та, что она хотела сказать, но волшебница предпочитала хранить тишину, что опять же было для неё крайне необычно.

– Возможно, у нас больше схожести, чем вы думаете, доктор Файр, – аккуратно положила Твайлайт.

– Может и так, – согласилась та, когда они снова оказались в просторном помещении, – здесь столовая. Те, кто способен дойти самостоятельно, кормится здесь, остальным еду разносят по палатам. Кормят у нас неплохо, уж поверьте. Сейчас как раз обед.

Вся комната была уставлена столами и столь же аккуратно расставленными стульями. Твайлайт провела взглядом по столовой, стараясь не задерживаться особо на ком-то из многих пациентов, излишне разных, но как один одетых в пижамы. Она уставила на противоположную стену, где над всей комнатой возвышалось полотно с эмблемой центра и, скорее всего, девизом, а может просто вдохновляющей фразой: «Пламя надежды горит в каждом из нас, но пламя это ручное, ибо греет, не обжигая, каким бы сильным оно ни было». Твайлайт такая надпись показалась странной для реабилитационного центра, да и просто странной.

– Нам туда, – указала доктор Файр на дверь неподалёку от них, которую Твайлайт не заметила и за которой так предсказуемо оказался ещё один коридор.

Твайлайт поразмыслив, попыталась вернуться к прежней теме:

– Вы не задумывались, что у нас схожие имена? – судя по приподнятым бровям Майлд, ответ был скорее отрицательным, – Спаркл и Файр – объяснила свою мысль принцесса.

– Ха, и в самом деле, Ваше Высочество! – доктор была удивлена и, похоже, польщена. – А знаете, возможно, моё имя ещё одна причина, по которой я стала врачом.

– Что Вы имеете в виду? – уточнила Твайлайт, стараясь изобразить улыбку и заинтересованный взгляд, хотя мрачное подозрение о том, что её собеседница собиралась сказать, уже росло в принцессе. Краем глаза, она заметила, как сзади Трикси, которая изо всех сил старалась не напоминать о своём присутствии, лишь покачала головой.

– Его придумала практикантка, которая принимала роды моей матери. Видимо, с того самого момента, я была неразрывно связана с медициной, принцесса Твайлайт, – Майлд Файр вновь улыбнулась. – А за этими окнами можно видеть наш дворик, если спросите меня, то я считаю его произведением искусства.

Твайлайт было совсем не до дворика, и уж тем более она пропускала слова мимо ушей, лишь изображая внимательный интерес и иногда кивая в ответ, её мозг лихорадочно обрабатывал полученную информацию. Она жалела, что не может общаться с Трикси напрямую мыслями.


Когда они закончили, солнце как и всегда висело в зените, но время ритуала было относительно близко, поэтому можно было сказать, что наступил вечер. Распрощавшись с доктором Файр и отойдя на некоторое отдаление от ворот, Твайлайт решилась заговорить с молчавшей до сих пор Трикси:

– Что думаешь?

– Хорошенькое место, чтобы вспомнить, как повезло родиться со всеми конечностями на нужных местах, – ответ звучал довольно угрюмо, Твайлайт попыталась сменить тему на ту, что не давала ей покоя.

– Её кьютимарка как моя, – вышло не очень гладко, – в смысле, по значению, – Твайлайт вспомнила завитушку, обвивающую пламенный шар, которую успела разглядеть на крупе Майлд Файр, пока та поправляла халат. – Она символизирует талант к магии.

Волшебница вздохнула, смотря под копыта:

– Скромная и Извиняющаяся Трикси признаёт свою ошибку, Спаркл. Ей следовало сразу заметить, что все кобылки с такими именами были единорожками, – она пристроила шляпу обратно на голову после их долгой разлуки, – но Трикси не помнит большинства их кьютимарок. Были ли они все связаны с магией, или лишь часть из них, или это невероятное невезение и мы просто наткнулись на твою самую большую и единственную фанатку?

– Верно, – Твайлат покусала губу, размышляя; наличие фанатов и поклонников для неё было в новинку, и она не знала, как к этому относиться. Её взгляд упал на сумки, что Трикси тащила под плащом. – У тебя при себе список Кантерлотских пони?

– Конечно, принцесса. Разве такая предусмотрительная пони как Трикси могла его забыть? – она извлекла из сумки свёрнутую бумажку, и расправила перед глазами. – Аура Хэйло, – аликорнесса покачала головой, вспоминая, что уже видела это имя, – Даск Блик, – Твайлайт снова покачала головой, – Майлд Ф… о, забудь. Сансет Шиммер.

Принцесса запнулась на ровном месте, а затем остановилась, полностью замерев, кажется она даже перестала дышать и нервно побледнела, в то время как глаза её расширились.

– Трикси попала в цель, – она сымитировала тон доктора Файр: – принцесса Твайлайт. Где искать эту Шиммер?

– В параллельном измерении, – тяжело вздохнула Твайлайт и двинулась дальше, напряжённо думая.

– И говоря «параллельное измерение», ты имеешь в виду?.. – Трикси покрутила копытом, предлагая Твайлайт продолжить фразу.

– Параллельное измерение. Буквально. Это бесполезно, мы не доберёмся до неё быстрее чем до кого-либо ещё, портал находится в Кристальной Империи. Я просто… – она вздохнула и повторила фразу за Трикси, – мне следовало сразу заметить, что среди моих знакомых есть носительница светового имени, – она нервно кусала губу, – и её кьютимарка связана с магией.

Трикси не нравился такой поворот событий, но она конечно решила не показывать, что новость о существовании параллельных миров её удивляет, и вновь глянула в список:

– Ещё Шедоу Шин, больше никого, – она спрятала бумагу обратно в сумку, – что дальше? Попробуем найти кого-нибудь из них и посмотреть, что нарисовалось на крупе?

Твайлайт покачала головой из стороны в сторону, размышляя:

– Наша гипотеза на данный момент заключается в том, что изменение имени поменяло ауру пони, что впоследствии привело к получению ими определённой кьютимарки, – начала она свою лекцию, но тут же была перебита.

– Удивительно, как такое простое предположение ты облекаешь в такую сложную фразу, Спаркл, – Трикси ухмыльнулась, кажется она вновь приходила в себя.

– У меня есть знакомая э-э специалистка по кьютимаркам, мы можем проконсультироваться у неё. Её зовут… – она совладала с собой на этот раз, запинаясь лишь в произнесении слов, – Старлайт Глиммер.

Волшебница издала несколько смешков, которые затем превратились в заливистый смех на всю улицу, она запрокидывала голову так, что ей пришлось придерживать шляпу, дабы та не свалилась:

– Мы по уши в этом, а, принцесса?! – либо ей было действительно смешно, решила Твайлайт, либо она так маскировала страх, – по самый кончик рога!

– Похоже, что так, – аликорнесса в отличии от собеседницы не была уверена, улыбаться ей или хмуриться, – её кьютимарка так же связана с магией.

Но был и положительный момент – Твайлайт поняла, что Трикси полностью вернулась в своё нормальное состояние по тому как она вышагивала рядом, слегка запрокинув голову:

– Есть куда более важный вопрос: куда мы направляемся? Твой замок в другой стороне, принцесса.

Действительно, сначала можно было решить, что Твайлайт пытается выйти на более широкую улицу, чтобы быстрее добрать до замка, но теперь было очевидно, что движутся они совсем в противоположном направлении.

– Туда, где ты оставила книгу о рождаемости, ко мне домой.

– Ну, конечно, оставила. Трикси не нанималась к тебе таскать тяжести, – оправдалась пони, что путешествовала по стране на своих четырёх таская за собой не маленький вагончик. – Так, кто такая эта Санлайт Шлиммер?

Винить Трикси за такое небрежное обращение со столь похожими именами, особенно учитывая обстоятельства при которых они были даны, принцесса не могла, хотя ей очень уж хотелось.

– Технически, – Твайлайт понимала, что это будет очередным поводом для уколов со стороны волшебницы; но могло ли хоть что-то не быть? – моя ученица.

– Как мило, – губы Трикси изогнулись в дьявольской улыбке, – сколько ей, шесть? Наверное невероятная очаровашка, без ума от своей крылатой наставницы-принцессы. Небось рисует картинки с Твоим Высочеством, и…

– Они примерно моего возраста, – холодно перебила Твайлайт, понимая, что камень был вовсе не в огород её ученицы.

– Да, Трикси следовало догадаться об этом по имени, – вздохнула та, но быстро переключилась, – нам действительно нужна книга, или твои родители настолько очарованы Трикси, что ты делаешь им одолжение? Не боишься, что они откажутся от тебя и удочерят более подходящую кобылку? Как думаешь, принцесса, тебе удастся произвести такое же впечатление на родителей Великой и Могущественной?

Твайлайт опешила, эта прогулка до дома и так была на первом месте по количеству раз, когда она чуть не упала, но теперь и вовсе поставила рекорд.

– Что? Но ты ведь… – ей не хотелось произносить это слово, как и кучу других слов, что она уже произнесла сегодня, – сирота?

– Конечно же, нет! – горделиво заявила волшебница. – Трикси выдумала это, чтобы ты могла чувствовать себя лучше. Чего она только не сделает для королевской особы, – она наиграно отбросила прядь. – У Трикси замечательная семья, её родители очень важные члены общества, богатые и влиятельные!

– Трикси, – принцесса отвернулась, чувствуя неприятное покалывание в груди, – Трикси, я пытаюсь быть тебе другом…

– Напрасно, Спаркл, – прервала та, – мы соперницы, не забывай об этом.

Твайлайт потёрла переносицу, ей вполне хватало королевских забот, она могла выдержать свалившийся на голову заговор в придачу, но теперь ещё и волшебница постоянно сбивала с толку, лишь добавляя загадок, на решение которых она не хотела тратить ни сил, ни времени.

– Нам не обязательно ими быть, – это прозвучало грустнее, чем аликорнессе того хотелось бы.

– Не будь такой драматичной, принцесса, – ответила пони, которая зарабатывала драмой на жизнь, – дружба это же так скучно, публика требует соперничества, ей нужен конфликт.

Твайлайт повернулась, глядя Трикси прямо в глаза:

– Неужели ты действительно так считаешь? Я не понимаю, я… я хочу знать реальную тебя. Не тот образ, который ты преподносишь со сцены. Не то что ты изображаешь, а действительно тебя. Пожалуйста? – добавила она уже мягче. – Мне нужно знать, где правда. По-моему, этим мы с тобой и занимаемся, разве нет? Узнаём, где правда.

– …у тебя очень хорошая мать, Твайлайт, – глухо произнесла фокусница куда-то в сторону, опуская шляпу чуть ниже на мордочку и тем самым завершая диалог. Твайлайт вздохнула, это могло быть как и намёком, так и просто очередной отговоркой.

Остаток пути они проделали в молчании, до тех пор, пока принцесса не постучала в синюю дверь родительского дома, как вчерашним вечером.

– Веди себя хорошо, – промурлыкала Трикси, зная, что её компаньонша не успеет что-либо ответить.

Она ошиблась – никто им не открыл.

– Родители на работе, – объяснила Твайлайт, доставая ключи; она попыталась представить это так, будто нарочно подловила волшебницу, раскрывать, что постучала она по привычке, ей не хотелось.

Они прошли в дом, где для Трикси было непривычно тихо в отсутствие всех, она кажется начала понимать, что имела ввиду миссис Вельвет, когда говорила, что здесь пустовато. Твайлайт отправилась наверх в свою комнату, Трикси же не могла не воспользоваться шансом рассмотреть фотографии на стене у входа, что привлекли её внимание ещё вчера. И оно того стоило – маленькая принцесса была самим очарованием с большими сияющими глазами, Трикси пожалела, что не может взять фото с собой, чтобы тыкать им ей в мордочку при каждом удобном случае. Её брата, белого единорога с синей гривой в отца, она нашла довольно привлекательным, пусть и не в её вкусе – на фото он был в форме, а волшебница не питала слабости к стражникам, тем более к офицерам. Ещё одно фото было с коронации Твайлайт, платье Трикси посчитала неудачным, словно у кобылки-заучки пришедшей на школьный бал – слишком невзрачное, но только-что-принцесса хотя бы что-то сделала с гривой вместо своей обычной прямой прически с челкой. Крылья же она держала в неестественной позе, явно не понимая ещё как ими вообще пользоваться.

– Что так долго, принцесса? – крикнула она в сторону. – Не можешь поднять этот кирпич? Нужна помощь великой волшебницы? – ответа однако не последовало.

Трикси пришлось оторваться от фотографий, чтобы подняться по лестнице. Дверь в комнату Твайлайт была приоткрыта, слегка покачиваясь на ветру, что гулял по коридору и был единственным источником звуков во всём доме. Навстречу ей перекати-полем пропарила над ковром крупнейшая из звёзд кьютимарки принцессы, которые единорожка успела приклеить на потолок этим утром. Волшебница заглянула в комнату, Твайлайт не шолохнулась, оставшись без движения стоять перед столом; только занавески развевались, нещадно треплемые ветром, бившем в открытое настежь окно. Трикси поёжилась во-первых от холода, во-вторых от того, что ветер делал с её гривой. И в-третьих от нехорошего предчувствия.

– Что это значит, Спаркл? – обвиняющим тоном спросила Трикси, разглядывая наклеенные ею звёзды, что теперь дрожали на ветру отлепившимися лучами. Ей не нравилось, что принцесса её игнорировала; что там, волшебнице не нравилось когда кто угодно её игнорировал, она чувствовала себя не в своей тарелке в такие моменты. И тем более когда кто-то делал это столь оцепенело, как сейчас это делала Твайлайт.

– Это значит, Трикси, что нас заметили, – ответила принцесса, смотря на фолиант, страницы которого теперь были горсткой золы.