Небольшие картинки

Зарисовки из совсем древних времён, задолго до Эквестрии, двух Сестёр, и других событий сериала. Алое здесь — не известная нам понька из спа-салона, а зебра, королева античного государства на Южном континенте, имеющая силу, под стать более поздним аликорнам. (Да-да, я в курсе, что в античности не было королей, но чтоб не обзывать её региной или басилевсихой, пусть будет королевой). На мой взгляд как-то так должна думать и действовать древняя правительница, и, стало быть, бедной Селестии, при переходе на новый общественный уклад, пришлось основательно перевернуть себе мозги, что тем более трудно в столь почтенном возрасте. А также перебивкой - другие зарисовки, уже из современности.

Сближение

К чему могут привести шалости с жеребятами

Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Первоклассные стражи

Твайлайт хочет нанять стражу для своего замка. Дерпи ищет новую работу. Лайтинг Даст пытается двигаться вперед после своего провала с Вандерболтами, а Флэйр Варден просто пытается найти себе место как можно дальше от своего братца.

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Лайтнин Даст Темпест Шэдоу

Снаружи

"Да послужит это Империи наилучшим образом".

Другие пони

Дружба это бюрократия: брачные законы

Кризалис была выброшена из Кантерлота любовью Шайнинг Армора и Кейденс друг к другу. Но она еще не проиграла - у нее есть секретное оружие против них. Оружие, которое доступно лишь древнему, пожирающему любовь существу с живым умом и армией шпионов...

Принцесса Селестия Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Вино и паста

У пива отвратительный вкус, вино просто ужасно, да и пить Колгейт не нравится. Эта история о том, как Колгейт впервые встретила Берри Пунш и увидела Барпони, который явно был ниндзя.

Маскарад

Твайлайт очень серьезно относится к своей работе. Она пойдет ради принцессы Рарити в бой, на долгие и скучные переговоры и даже на бал. К сожалению, очень сложно защищать принцессу среди множества пони в маскарадных костюмах, когда не знаешь, кто из них принцесса. Четвертый рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Путь лучика

Вы когда-нибудь задумывались, какого это - жить без возможности увидеть спокойный мир?

Другие пони ОС - пони

"Ишак".

Повелитель Империи Зебр получает анонимный донос, уличающий в предательстве его единственного друга. Сможет ли гордый владыка найти в себе силы узнать истину или всё закончится топором палача?

Ошибка узнавания

Две кобылы. Одна ночь. Общая история, рассказанная поутру.

Принцесса Селестия DJ PON-3 Октавия Принцесса Миаморе Каденца

S03E05
Глава третья - Майлд Фаер Глава пятая - Сильвер Лайтс

Глава четвёртая - Старлайт Глиммер

Твайлайт падала. Она не понимала, как она может падать, если стоит на земле, но падала. Где-то спереди сверкнула молния, разрывая бесконечную темноту и мрачную тишину. Но гром не стих, а превратился в смех, заливистый, ликующий, издевающийся, садистский смех. Два глаза с узкими вертикальными зрачками пронзили её… нет, ещё не насквозь. Твайлайт было страшно, настолько, что сердце бешено колотилось в груди, гоняя кровь так, что та шумела в ушах, напоминая несчастной пони, что внутри у неё то же, что и у всех; напоминая, какое хрупкое у живых тело; напоминая, как легко с этим телом распрощаться навсегда. Твайлайт поняла, что вовсе не падала, просто ей было очень страшно. Она попыталась взлететь, но не смогла, потому что у неё не было крыльев. И тогда она отчаянная ринулась вперёд, навстречу сгущающейся тьме. А тьма кинулась галопом навстречу, из неё стал вырисовываться длинный острый рог, шлем, окаймляющий хищные глаза, грива, что развевалась следом как облако звёздной поли и мрака. Кобыла, что мчалась ей навстречу, облизнулась, показывая длинные клыки, и раскинула крылья, хотя и без них казалась вдвое больше Твайлайт. Они были уже очень близко, столкновение было неизбежно, ещё секунда, ещё шаг, ещё мгновение, сейчас! Единорожка призвала всю свою магию, чтобы телепортироваться за спину кобыле… Чей рог прорвал её грудь и с хрустом вышел из спины, когда у неё не получилось. Теперь насквозь. Твайлайт почувствовала, как разрывается внутри сердце и её сиплый вопль ужаса слился в одной какофонической песне с воплем ликования Найтмэр Мун, по морде которой чернилами стекала её, Твайлайт, кровь.

Твайлайт рухнула на землю, хватаясь за грудь, панически пытаясь добраться до уничтоженного комка внутри, чтобы как-то собрать его, но её собственные рёбра мешали ей, издеваясь над бедной единорожкой, захлёбывающейся собственной кровью в предсмертном хрипе и бессильном плаче. Лишь через несколько мгновений она поняла: раз внутри что-то стучит, значит оно, наверное, работает. Раз она ещё осознает это, значит она, наверное, жива. Вокруг было темно, почему так темно? Где она? Как она оказалась здесь?

Аликорнесса попыталась подняться на дрожащих ногах, с трудом ей это удалось, она вдруг заметила, что плачет и наскоро вытерла щеки копытом, но поток слёз не остановился. Её всё ещё трясло, а шёрстка стояла дыбом. Темно было, потому что была ночь; она была в купе поезда; она оказалась здесь, потому что ехала обратно в Понивиль – ей потребовалось некоторое усилие, чтобы это вспомнить. Переживания прошлой ночи вкупе со всем, что случилось этим днём, похоже и стали причиной явившегося к ней кошмара. Она видела его периодически, пусть и редко; однажды разоткровенничавшись с друзьями, она узнала, что и тем он являлся несколько раз. Что ж, видимо, поэтому тёмная сторона Луны и назвала себя Найтмэр.

Твайлайт села на своё место, с которого свалилась во сне, замечая за собой, что все ещё прижимала копытом там, куда вонзился рог. Вонзился во сне, только во сне, поправила она себя. За окном проплывали поля, освящаемые лишь светом луны. Интересно, принцесса Луна видела, что ей приснилось? И что она думает по этому поводу? Всё ещё винит себя?

– Кошмар?

Твайлайт подпрыгнула от неожиданно раздавшегося голоса. Она перевела дух, волевым усилием заставила себя убрать копыто от груди, и, убедившись, что не истекает кровью, ответила:

– Да. Ты не спишь?

Трикси повернулась на другой бок, к аликорнессе мордочкой.

– Спала. Трикси видела прекрасный вещий сон, где она одолевает тебя своей магией, пока ты не начала вопить и рыдать, – она поправила подушку, поднимая голову выше, – тоже приснилось поражение от Великой и Могущественной? – обычный надменный тон ей не удался, фраза звучала скорее устало, выдавая волнение.

Твайлайт раздумывала, рассказывать ли Трикси, что она на самом деле видела. Та, как и полагается фокуснице, хранила свои секреты, но возможно, если быть откровеннее со своей спутницей, то и она ответит тем же?

– Приснилось поражение от Найтмэр Мун, – почти повторила она фразу, голос предательски дрогнул.

– Трикси недостаточно хороша для тебя? – пробормотала волшебница излишне тихо и необычно неуверенно для неё.

Принцесса легла на спину, осторожно укладывая крылья, и уставилась в потолок:

– Она нанизала меня на свой рог, – на словах получилось гораздо короче, чем то было во сне; но её интонация передала достаточно.

Волшебница снова закопошилась, укутываясь плотнее в одеяло и отворачиваясь к стенке. Несколько минут Твайлайт слышала лишь стук колёс да собственного сердца, за окном замелькали деревья, отбрасывая причудливо пляшущие тени на стены.

– Иногда Трикси снится будто… – реплика была совсем тихонькой, а затем и вовсе оборвалась.

Продолжения не последовало ни через минуту, ни через несколько; рассказчица размеренно засопела либо же хорошо притворилась. Твайлайт не стала беспокоить капризную единорожку, отчасти не желая давить, отчасти стремясь наверстать сон за предыдущую ночь. Со вторым выходило плохо, впечатления от кошмара были все ещё слишком яркими, и она просто лежала на спине, углубляясь в воспоминания о прошедшем дне.


Когда Трикси вошла в комнату принцессы и заглянула через её плечо на сгоревшие страницы, в окно ворвался особо сильный порыв, сметая часть пепла прямо на ковёр.

– Чёрта с два! – наконец ожила Твайлайт, она торопливо захлопнула магией дверь, чтобы унять сквозняк и стала расхаживать из стороны в сторону. – В этом нет никакого смысла!

– Кто-то уничтожает улики, – пожав плечами, объяснила всё, как ей самой показалось, Трикси.

Твайлайт запнулась, а мордочка её скорчилась, будто она столкнулась с наиглупейшей вещью за всю свою жизнь:

– О, ну спасибо, мисс Великая и Всезнающая, какие ещё неочевидные наблюдения ты сделала?! – вспыхнула принцесса, невольно выкидывая несколько искр с кончика рога.

– Удивительно, – лишь пробормотала в ответ Трикси, отступая на пару шагов.

– Что удивительного? – аликорнесса выбросила эту фразу из себя, так быстро расхаживая из угла в угол, что казалось она топчется на месте.

Трикси проводила её глазами туда-сюда пару раз, и проговорила как можно бесстрастнее; в конце концов она была актрисой, а значит должна была уметь контролировать свои эмоции:

– Удивительно, какой спокойной ты умудряешься оставаться из-за поведения Трикси, но стоит случиться чему-то действительно от неё не зависящему, ты срываешься именно на ней.

Волшебнице удалось сохранить самообладание и договорить фразу до конца, не сорвавшись на крик, это подействовало – принцесса остановилась на месте, измученно потирая переносицу.

– Конечно, ты не виновата, что кто-то уничтожил книгу, я не должна была так себя вести. Прости меня, Трикси, – она села на краюшек кровати, делая глубокий вдох и выдох.

– Трикси великодушна, – напомнила та, тоже успокаиваясь.

Снова наступила тишина, прерываема лишь иногда ветром за окном, Трикси рассматривала комнату в поисках чего-угодно отличающегося от того, что она запомнила за утро и ночь. Твайлайт кусала губу, хмуря брови в размышлениях:

– Мы не будем вызывать полицию, это не обсуждается, – волшебница лишь выразила молчаливое согласие, с представителями закона у неё как правило не складывалось; включать же их в разгадку заговора государственного масштаба? Ну уж нет. – Книга определённо сожжена магией, скорее всего «приручённым огнём», обложка совершенно не повреждена, – продолжила принцесса.

Трикси опустила копыто в кучку пепла и аккуратно слизала его с кончика:

– Ты права, Твоё Высочество, – заключила она, и Твайлайт не хотелось знать, ни откуда волшебнице известен вкус пепла, оставляемого магическим огнём, ни что он из себя представляет. – А что с окном?

– Я не понимаю, – призналась принцесса. – Раз была применена магия, значит это был единорог, но он не смог бы проникнуть сюда через окно с улицы.

Трикси перегнулась через подоконник, и действительно: окно второго этажа выходило на какой-то узкий переулок, который вился под горку, из-за чего высота скорее соответствовала третьему. Прыгать отсюда она не решилась бы, о чём совершенно необязательно было знать принцессе, которая продолжала свои рассуждения вслух:

– С другой стороны замок не выглядел взломанным, ключ вошёл как обычно и открылось нормально.

– Такой замок как у вас довольно просто взломать, принцесса, – просветила её Трикси, аликорнесса могла только надеяться, что та знает это, потому что является фокусницей, а не по какой-либо другой причине. – К тому же единорог мог телепортироваться.

– Мало кто умеет телепортироваться, – аликорнесса ответила скорее на автомате.

– Конечно, Великая и Могущественная забыла об этом, потому как умеет, и для неё это что-то само собой разумеющееся! – заверила фокусница, хотя Твайлайт и знала, что это было ложью.

– Это мог быть пегас. Но получается, он затем затащил сюда единорога, в чём нет совершенно никакого смысла, ведь если он может носить на себе пони, он точно смог бы утащить книгу. Я думаю, – прикинула она, – единорог просто открыл окно, желая сбить нас с толку. Если бы я проникла в чужой дом через окно, я бы постаралась оставить его в том положении, в котором оно было, до того как я вошла.

– Не суди всех по себе, принцесса, – Трикси заглянула под кровать, из-за чего Твайлайт пришлось потесниться, но там тоже ничего не обнаружилось.

– И он определённо не торопился, – добавила принцесса, забрасывая задние ноги на кровать, – пепел давно остыл.

– С этим Трикси не может не согласиться, – подтвердила волшебница, ещё бы она стала есть горячий пепел, – либо единорог, что открыл окно; либо, – она сделала паузу, чтобы принцесса обратила на неё внимание, – аликорн, – Трикси ухмыльнулась: – Луна залетела и уничтожила книгу, что мешает тебе спать по ночам.

Твайлайт искренне попыталась улыбнуться шутке, получилось немного кривовато, но она действительно была благодарна волшебнице за то, как та старается не унывать и подбодрить свою компаньоншу.

– Скорее, принцесса Кэйденс испугалась, что мы узнаем сколько ей лет, – попыталась пошутить в ответ Твайлайт; результат был не выдающимся, за то Трикси так же наградила её натянутой улыбкой.

– Или Селестия решила, что ты ещё слишком мала для разговора про пестики и тычинки, – теперь на мордочке волшебницы была вполне себе ухмылка.

Твайлайт закатила глаза, вздыхая, хотя бы потому что подобного разговора у неё никогда не случалось, по той причине что в нём не было никакой необходимости из-за излишней любви Твайлайт к книгам. О чём она совершенно точно не хотела говорить сейчас, почему и вернулась к основной теме:

– Но всё же, это очень странный способ избавиться от улик.

– Очень даже хороший, – запротестовала волшебница, останавливаясь посреди комнаты, в которой так ничего и не нашла, – если ты хочешь оставить намёк.

Твайлайт не нравилось, что Трикси скорее всего была права. Она бессильно легла на кровать, но лишь скривила мордочку и тут же встала обратно, когда заметила, что с потолка на неё смотрит мрачным предвестием её собственная разрушенная кьютимарка.

– Мы потеряли все данные, которые могли нам пригодиться, – осознала вдруг Твайлайт, – у нас теперь буквально ничего нет.

Волшебница поправила шляпу, её мордочка была полна решимости, она встала рядом с окном, с тем чтобы ветер развивал её плащ и гриву:

– Приготовься быть пораженной Великой и Могущественной Трикси! – она взмахнула шляпой, на секунду закрывая себя от глаз Твайлайт, а в следующий миг оказалась окружена парящими вокруг неё листами, которые, выписав причудливый узор в воздухе, ровной стопочкой легли перед аликорнессой на кровать. Волшебница сняла шляпу и поклонилась. – Прошу, оставьте овации при себе, принцесса.

Твайлайт неловко, с всё расширяющимися глазами перебрала бумаги, появившиеся перед ней:

– Это… ты успела выписать всё за утро?!

– Могли ли быть какие-то сомнения? – произнесла волшебница свою коронную фразу, наигранно откидывая прядь и горделиво улыбаясь.

Несколько секунд Твайлайт ещё перебирала листы, в которых было всё: имя, дата рождения, город, имена родителей… она не знала, как благодарить волшебницу, но затем придумала – и начала хлопать той. Трикси ответила одним из самых надменных взглядов, которые Твайлайт приходилось от неё видеть, и вновь поклонилась.

– Но что дальше, принцесса? Тут мы больше ничего не найдём.

Твайлайт уложила бумаги в свои сумки, вставая с кровати:

– Будем придерживаться первоначального плана: отправимся в Понивиль, поговорим с Старлайт Глиммер; если поторопимся, успеем на ночной поезд, – произнесла она косясь на резко начавшую сгущаться снаружи темноту. – И закрой, пожалуйста, уже окно.

Пока Трикси закрыла окно и придирчиво расправила занавески, на улице окончательно стемнело – принцессы завершили ритуал. Твайлайт нашла полоску ткани, в которую завернула остатки книги, без бумаги внутри та оказалась куда легче чем прежде. Она наскоро смела остатки пепла в урну. Перед тем как окончательно выйти из комнаты, Твайлайт бросила последний взгляд, не оставила ли она чего, что может обеспокоить родителей? Но, нет, всё выглядело как прежде, лишь останки её кьютимарки на потолке вновь заставили её нахмуриться. У подножия лестницы она обнаружила большую белую звезду из бумаги, её лучи неисправимо погнулись, и аликорнесса не придумала лучше, чем скомкать её и выбросить в ведро, что опять же не вселило в душу надежды.

– Ты проявляешь сентиментальность и теперь будешь скорбить по погибшей книге, таская её останки к собой, или в этом есть какая-то цель? – насмешливо спросила Трикси, пока принцесса закрывала дверь с кульком на спине.

– Если мне удастся найти нужное заклинание, – Твайлайт вспомнила в каком состоянии находились её книги после переезда из разрушенной библиотеки в замок, – можно будет отследить, кто ответственен за поджог.

Они отправились по мощёной улице теперь ночного города в сторону вокзала, а Трикси вновь сложила губы в насмешливую улыбку, что выглядела ещё выразительнее в свете уличных магических ламп, который так же выгодно подчёркивал серебристую гриву волшебницы.

– И если тебе хватит мастерства, Высочество, – она покачала головой из стороны в сторону, думая над чем-то. – К слову, это может оказаться неожиданностью, но ты права.

Неожиданностью для Твайлайт было лишь то, что Трикси это смогла признать, факт же собственной правоты для неё был чем-то постоянно присутствующим в жизни и привычным. Однако, волшебница скорее всего как обычно имела ввиду совсем не то, что говорила.

– В чём же? – Твайлайт пыталась звучать не сильно заинтересованной, у неё в некоторой степени получилось. «С кем поведёшься» – подумала она.

– У нас ничего нет, – заявила единорожка, – мы выжали максимум из имеющихся кобылок; твоя поборница скорее всего подтвердит, что кьютимарки формируются с опорой на магическое поле; и что дальше? Это не даёт ни мотива, ни подозреваемых. А твоя возлюбленная книжка? Ты ни разу не пользовалась тем заклинанием, а, принцесса? Оно может найти колдовавшего только в нескольких километрах.

Твайлайт вздохнула, Трикси могла быть нестерпимой и в своём обычном состоянии, теперь же, когда она была права, это возводилось в степень, переходя на совершенно новый уровень невыносимости.

– Это случается, когда пытаешься раскрыть заговор двадцатилетней давности, Спаркл, – волшебница расценила вздох как реплику. – Трикси раздумывает над тем, чтобы прямо сейчас развернуться, забрать вагончик и отправиться дальше давать представления. Твоя помощь, конечно же, была полезна, но её оказалось недостаточно. Это нормально, не всем же пони быть как Трикси, – она вновь отбросила прядь.

Принцесса понимала, что прямой подход тут не сработает, то недолгое время, что они провели вместе, дало ей это понять, поэтому она решила пойти на хитрость, вновь вспоминая о поговорке:

– Что такое? Великая и Могущественная испугалась одной сожжённой книги?

Трикси закатила глаза и оскорблённо фыркнула:

– Да будет тебе известно, Спаркл, что Великая и Могущественная Трикси не боится ничего, никого и никогда! Она только лишь проверяла, не испугалась ли ты.

Твайлайт заключила, что общение с волшебницей точно повлияло на неё, так уж ей хотелось невзначай намекнуть на первый визит той в Понивиль, когда она в ужасе удрала от твари из Вечнодкого леса. Но она переборола это желание наполовину из вежливости, наполовину, потому что они добрались до вокзала. Очереди не было, и Твайлайт аккуратно положила на стол пригоршню монет лишь с тем, чтобы они оказались погребены под кучкой, которую добавила сверху Трикси, безапелляционно заявив, что они едут в купе. После чего она таким же образом повела принцессу в забегаловку неподалёку. Та была не против, так как не ела с самого утра, но всё же прокомментировала слишком низкую изысканность места для Великой и Могущественной. Трикси парировала тем, что она не имеет ничего против, так как является «Великой по Скромности и Могущественной в Смирении», на это у Твайлайт не нашлось ответа – к таком уровню наглости она просто не была готова.

Местечко, где они оказались, было скромным и недорогим, однако, Твайлайт с удивлением обнаружила, что кормили там отнюдь не плохо. А старые, но крепкие деревянные столики и стулья вкупе с приглушённым освещением создавали ощущение домашнего уюта. Еда согревала желудок и успокаивала после всех волнений, через которые Твайлайт пришлой пройти за последние двое суток. За окном в темноте иногда мимо проскакивали пони, непременно спешащие куда-то, внутри же посетителей было немного и они старались говорить приглушённым тоном. Твайлайт и Трикси и вовсе не разговаривали, накинувшись вместо этого на ужин и раздумывая каждая о своём. И теперь, когда волшебница, глядя в окно, витала где-то в облаках, принцесса исподтишка рассматривала её мордочку. Она не выражала надменности или издёвки, скорее некоторую отстранённость и… одиночество? Твайлайт не могла точно сказать, но очень живо могла представить, как единорожка тащит за собой вагончик по пустой дороге от одного города к другому именно с этим выражением. Если задуматься, она большую часть времени проводила в путешествиях, предоставленная сама себе. Твайлайт уткнулась обратно в свою тарелку, чтобы Трикси не заметила сочувствующего взгляда, этого волшебница точно не простила бы.

Закончив с ужином, пони почти без слов поднялись и направились на платформу, где погрузились в только что прибывший поезд. Они сбросили сумки и согласились на том, что не стоит упускать возможности поспать. Твайлайт некоторое время поворочалась, бросая взгляды на завёрнутые останки книги, которые она имела неосторожность положить прямо на столик; затем, не выдержав, убрала их с глаз долой, только после этого в конце концов смогла заснуть. И ей приснился кошмар.


Ночной воздух Понивиля бодрил, вместе с тем нагоняя мурашки, на секунду Твайлайт позавидовала плащу Трикси, которая спрыгнула на платформу позади неё, осматриваясь по сторонам.

– Твоё любимое гнёздышко, принцесса? – возвестила волшебница об их возвращении.

– Именно так, – отрицать очевидное Твайлайт не хотелось, она поманила копытом за собой и направилась к своему замку.

В отличии от крупных городов, в Понивиле почти всё освещение было за счёт живого огня, а не магического света, вследствие чего городок почти полностью погружался во мрак по ночам. Трикси приходилось напрягать глаза, чтобы различить витые улочки и неорганизованными кучками стоявшие маленькие домишки, когда Твайлайт вышагивала уверено, зная место наизусть. Волшебница отказалась от искушения зажечь светлячка, несмотря на то что она жаждала внимания, она меньше всего хотела получить его здесь.

– Так кто такая эта твоя Шиммер? – уточнила единорожка.

– Бывшая ученица принцессы Селестии, которая сбежала в параллельный мир, населённый очень странными созданиями, напоминающими людей из мифов, а затем пыталась украсть у меня корону и захватить Эквестрию при помощи зомбированной толпы тех созданий, – одним залпом выпалила Твайлайт и лишь затем решила уточнить: – А что?

Трикси помахала копытом, развеивая кучу сказанных слов в воздухе как совершенно неважную и уж тем более не впечатляющую её болтовню:

– Нет, другая твоя фанатка, к которой мы направляемся… Глиммер, – было удивительно, что ей удалось вспомнить. Но Трикси всё равно пожаловалась: – Они могли бы иметь хоть немного разные имена.

– Если бы они имели разные имена, – напомнила принцесса, – тебя бы здесь не было.

Она сквозь темноту почувствовала, как единорожка закатывает глаза и состраивает рожицу:

– Чему Трикси была бы безмерно рада. Это последнее место, где она желала бы находиться.

Твайлайт не нравилась её реакция на Понивиль, она хотела бы зарыть топор вражды, но упёртая волшебница похоже до сих пор считала, что они «соперницы».

– Старлайт Глиммер возглавляла секту, участникам которой она магическим путём удаляла кьютимарки. Нам удалось её остановить, но потом она вернулась и пыталась изменить прошлое так, чтобы я и мои друзья не получили своих кьютимарок, что непременно влекло к разрушению Эквестрии. И мы договорились на том, что она этого делать не будет, а станет моей ученицей.

Трикси издала смешок, кажется, она совершенно не была потрясена такой невероятной историей:

– Большой специалист по кьютимаркам, а?

– Больше чем хотелось бы, – призналась Твалайт, хотя с другой стороны, сейчас этот факт играл исключительно в их пользу.

– И мы точно знаем, благодаря твоей истории, которую ты сочла нестоящей упоминания, – едкость так и сочилась в голосе волшебницы, – что кьютимарки сильно влияют на судьбу пони.

Твайлайт поморщилась, это было вовсе не так, как Трикси то представила в своих словах:

– В том случае были важны не кьютимарки, а события, при которых они были получены. И, что ещё более важно, результат их изменения был известен, так как дело происходило в прошлом. Изменить же кьютимарку, которую пони получит в будущем, а вместе с тем и ещё более далёкое будущее, как это делала Сильвер Лайтс… – она не подобрала слов, чтобы закончить мысль.

Единорожка, вышагивая рядом, не сочла нужным договаривать реплику за Твайлайт или отвечать, лишь задрала голову, рассматривая небо.

– В маленьких городах видно звёзды, – это было не похоже не неё, о чём Трикси наверное и пожалела, вновь прячась мордочку под шляпой.

– Ты случайно не увлекаешься астрономией? – аликорнессса попыталась развить тему.

– Трикси случайно увлекается, – подтвердила та. – Она эрудированная пони с широким кругом интересов, безусловно, астрономия один из них.

Твайлайт практически не обратила внимания на вторую часть высказывания:

– Знаешь, я как принцесса могу получить доступ к обсерватории в Кристальной Империи, мы могли бы съездить туда, как закончим. А ты когда-нибудь видела северное сияние?

По мордочке Трикси вновь расплылась улыбка, на этот раз правда не надменная или издевающаяся, а скорее нейтрально-вежливая.

– Во-первых, конечно же Трикси видела северное сияние, она видела много такого, о чём принцесса и не слышала! Во-вторых, ты так изо всех сил пытаешься… что это? – её тирада прервалась, единорожка тревожно вглядывалась в темноту.

Твайлайт кинула взгляд в ту же сторону, что и волшебница, где различила худенькую тёмную фигурку с рогом и перепончатыми крыльями, а так же парой отверстий в ногах, которая тут же юркнула за угол.

– Это чейнджлинг, – объяснила Твайлайт.

– Трикси видит, что это, Спаркл, – волшебнице не нравилось, когда её умственные способности ставились под сомнение. – Сейчас не лучшее время для очередного вторжения, – она двинулась следом, собираясь его преследовать.

– Стой, – аликорнесса ухватила её за плащ, – это местный, он живёт тут.

– Серьёзно? – долгий взгляд, которым обменялись пони, убедил единорожку, что принцесса сказала чистую правду. – Понивиль безумный город, – вздохнула она, – и всё пони в неё безумны.

Кобылки продолжили движение в сторону замка, Твайлайт не смогла сдержать улыбки:

– Именно это я и сказала, когда оказалась здесь первый раз.

– Не удивительно, что теперь ты местная принцесса, – парировала Трикси. – А это ещё что?

На этот раз Твайлайт не надо было оборачиваться, чтобы понять, что привлекло внимание волшебницы.

– То, что осталось от моего дома после боя с Тиреком, – да и желанием очередной раз смотреть на до сих пор не убранные до конца руины она не горела.

Трикси поморщилась, уж это она запомнила ¬– огромное существо, лишившее всех единорогов в Эквестрии магии забыть было трудно; в тот момент сорванное представление показалось ей мелкой неприятностью по сравнению с возможность потерять колдовство навсегда.

Неожиданно для Трикси показался замок, он был куда меньше чем она ожидала, с другой стороны, учитывая размеры города, будучи таким, он смотрелся весьма органично. Ворота, которые никем не охранялись, принцесса открыла своими копытами, приглашая внутрь. Несмотря на то, что резиденция принцессы в Понивиле была меньше чем королевский замок в Кантерлоте или заброшенный замок Двух Сестёр в Вечнодиком лесу неподалёку, он по личным ощущениям Твайлайт был в несколько раз более запутанным. И уж точно куда более пустым – фактически она жила здесь вдвоём со Спайком до недавнего времени, а теперь к ним присоединилась её ученица.

– То есть, когда один из твоих домов был разрушен, ты получила целый замок, а когда Трикси потеряла единственный вагончик, ей никто не выдал и избушки в вашем захолустье? – реплика звучала не сильно обвиняющей, но виноватой Твайлайт себя почувствовала там не менее.

– Прости за вагончик, – вздохнула аликорнесса.

Волшебница лишь пожала плечами:

– Ты тут не при чем, принцесса.

Твайлайт ожидала найти Старлайт спящей в одной из свободных комнат в восточном крыле, но они натолкнулись на неё прямо в центральной зале. Та сидела за круглым столом на месте принцессы, что напоминало о их прошлом столкновении связанном с путешествиями во времени. Но в этот раз всё было иначе – Старлайт сидела теперь, опираясь крайне опечаленной мордочкой на копыто, и пустым взглядом смотрела куда-то в середину стола, слегка раскачиваясь. Подойдя ближе, пони заметили и пару пустых бутылок под столом, и бьющий в ноздри запах алкоголя.

– О, принцесса, – слегка обрадовалась Старлайт, замечая их, но в целом её мордочка продолжала выражать скорбь.

– Что здесь происходит? – опешила Твайлайт.

Захватчица трона покачнулась и ответила, указывая копытом на себя:

– Я спиваюсь, – она перевела копыто на принцессу, – а ты-ы… приводишь новую подругу, – глаза её пытались сфокусироваться на Трикси.

Твайлайт нахмурилась, мотая головой из стороны в сторону, будто пытаясь выбросить все лишние мысли, она бросила сумки на пол и направилась прямиком к своей ученице, обходя стол:

– Старлайт Глиммер! Такое поведение неприемлемо, – она сама не заметила, как расправила крылья, напоминая о своём положении, – объяснись сейчас же! Какого дьявола ты пьянствуешь в королевском замке? на месте принцессы? будучи её ученицей?! – последнюю часть она практически прокричала по словам.

Крик Твайлайт отразился эхом от стен и загулял по излишне пустым коридорам. Трикси поморщилась, ей не очень нравился такой поворот событий, даже несмотря на то, что она была любительницей драмы.

– О… я объясню тебе почему, принцесса, – пробормотала запинаясь Старлайт, тем не менее не стремясь слезать с трона, – потому что я много раз уничтожила мир. Потому что я отобрала у пони кьютимарки и убедила их, что они счастливы в таком виде.

Твайлайт, резко переменившись в мордочке, её гнев исчез словно его и не было, она положила копыто на плечо ученице, слегка придерживая ту от раскачиваний:

– Если тебя мучает чувство вины за содеянное, то это нормально; гораздо лучше, чем если бы ты не раскаивалась в своих поступках, – принцесса старалась теперь звучать как можно более рассудительно.

– Нет, – ответила Старлайт, – ну то есть да, мне стыдно, – оно сосредоточенно пытаясь собрать в кучу глаза. – Но дело не в этом, принцесса. Дело в кьютимарках, понимаешь? Я забирала их, заменяла знаком равенства, и пони менялись тоже.

Старлайт подняла голову пронзительно уставившись в глаза принцессе, она взяла её копытами за плечи, и сбиваясь залепетала глухим голосом:

– Понимаешь? Они были другими… Это не просто рисунок на крупе с твоим предназначнаненчи… с твоим талантом. Это как… как конечность, как шрам, как ошейник, как наше рабское клеймо! Мы думаем, что у нас есть свобода воли, но эта маленькая штука на заду определяет всё. Понимаешь? Понимаешь?! Как легко… как просто изменять пони! Живые сущесусвщствщв… пони так легко формуются, как глина, – она приблизилась к мордочке Твайлайт почти в плотную, той отчаянно хотелось отодвинуться от разящего запаха, но хватка была крепка. – Ты ведь тоже делала это, я знаю, ты меняла местами кьютимарки своих друзей… и всё менялось. Они больше не были теми, кого ты знала, принцесса, понимаешь?! Мы скованны цепями крупометок, какая к дьяволу свобода воли?.. понимаешь? Ты понимаешь? – её глаза наполнялись слезами, так нуждалась она в том, чтобы её поняли, а за отчаянием блестел страх и кажется частичка безумия.

Старлайт оттолкнула принцессу, та лишь пошатнулась, но сама она рухнула с не своего места на пол и перестала шевелиться вовсе. Заснула?

– Что ж… – заключила Трикси неуверенно, она все ещё стояла на том же месте, с интересом разглядывая отключившуюся пони, – по крайней мере мы знаем, что кьютимарки что-то да значат, – «и что из себя представляют ученицы принцесс», вторую часть фразы она проглотила, дабы не эскалировать конфликт.

Твайлайт открыла рот, но, не найдя слов, была вынуждена закрыть его вновь. Нужно отнести Старлайт в её комнату, нужно убраться здесь, нужно дождаться пока та придёт в себя и нужно попытаться хоть что-то получить от неё. Неужели она была так потрясена эффектом, который её заклинание оказало на тех пони? Но почему только теперь? До этого она не замечала, или думала, что те поменялись, потому что стали по настоящему счастливы без кьютимарок, рассудила Твайлайт. А теперь, когда она избавилась от своих иллюзий, реальность больно ударила… весь мир для неё остался прежним, но стал по чужому другим. Твайлайт не хотелось бы испытать такое самой. Были ли её слова верны или же она утрировала, поражённая действиями прошлой себя?

– Я разрушу свои кандалы! – Твайлайт очнулась от размышлений, чтобы увидеть неожиданно поднявшуюся на ноги ученицу, которая проревела эти слова на весь зал, – я освобожу себя по настоящему!

Её рог запылал, и бирюзовая магия Старлайт охватила её собственное тело, концентрируясь на кьютимарке… Твайлайт среагировала мгновенно, она бросилась на крыльях над столом прямо на свою ученицу, в последний момент ударив её по рогу. Заклинание было прервано, но Старлайт отскочила в сторону, снова зажигая рог. Твайлайт была готова на этот раз и уже воззвала к своей магии, охватывая ею рог противоборствующей единорожки. Аликорнесса чувствовала, как магия той пытается прорваться наружу, но напряглась и подавила её в зачатке, полностью охватывая рог Старлайт своим колдовством. Та могла быть хитрее, изобретательнее со своими заклинаниями, но чего у принцессы было не отнять, так это чистой мощи, её рог источал теперь поток волшебства в двое больше собственного размера. Это была победа. Как показалось Твайлайт, пока ученица не переняла её трюк – ударила копытом в основание рога. Аликорнесса отшатнулась, потеряв контроль над заклинанием, она попыталась восстановить его, но магия Старлайт уже прорвалась наружу её рога, вновь обвила тело… и ничего не произошло. Небольшое блокирующее волшебство кольцо плотно сидело на рогу у Старлайт.

– Что это?! – возопила та, хватаясь за кольцо копытами. – Убери! – её попытки снять не увенчались успехом.

Твайлайт потёрла свой рог, который всё ещё ныл после удара и перевела поражённый взгляд на довольно улыбающуюся Трикси:

– Где ты взяла диамагическое кольцо?

– Ловкость копыт и никакого мошенничества, – улыбка стала шире, волшебница в который раз отбросила назад прядь.

– Сними эту дрянь с меня! Отдай мою магию! – Старлайт выглядела не лучшим образом, свалившись вновь на пол и не попадая копытами даже по своему рогу. Единорожка начала бессильно хныкать и всхлипывать, у Твайлайт защемило в сердце, но она знала, что освободить её сейчас означало лишь ещё больше навредить.

Трикси подошла к слезоточащему комку, аккуратно наклоняясь над ней:

– Скажи, а зависит ли кьютимарка от магического поля?

Та попыталась рассмеяться сквозь слёзы, получая в итоге эмоцию, названия которой не было ни во всеобщем, ни в собственных языках пони или малых народов.

– Зависит ли? А сама как думаешь? – она вновь всхлипнула и хохотнула. – Конечно, зависит… – Старлайт уже смотрела не на Трикси, но куда-то в пол, произнося слова тише и тише, – всё зависит… – почти шепотом она добавила: – И мы зависим…

Старлайт вновь притихла, свернувшись на полу калачиком и кажется засопев. Твайлайт стояла рядом, горестно глядя на неё, крылья принцессы поникли так же как и она. Трикси отвернулась – нет, такая драма была ей совсем не по вкусу. Нужно было хотя бы отнести уснувшую пони в кровать и желательно завалиться в ещё одну самой. Но бесплодность усилий отравляла ей душу и впервые за долгое время ей хотелось выговориться:

– И что теперь? – у волшебницы не получилось звучать как обычно, скорее измотанно, сказывались два часа сна, которые её удалось ухватить в поезде. И недосып был меньшей из её проблем, – Сильвер Лайтс поменяла имена, а значит и «судьбу» пони. Откуда нам знать, изменилось ли что-то значительно, если бы не она? Есть какие-то очевидные различия с тем условным миром, в котором она этого не сделала?

– Да, Трикси, – ответила принцесса переводя взгляд на волшебницу, теперь в её глазах читалась твёрдая уверенность, – я стою прямо перед тобой.