Вторая жизнь, том второй: борьба с прошлым

Судьба человека определена, и весы пришли в равновесие: заклеймен печатью Призывающего, а сам он все это время был личем, существом с огромным потенциалом, но жутким для обычных жителей Эквестрии. С другой стороны, сокрытый чарами, Гвард все так же живет среди подданных принцесс, обретая новых друзей и учась жить даже после смерти. Пришла пора узнать этот мир как можно лучше и в этом ему помогут как союзники, так и враги.

История Одного Алхимика

Эдвард Элрик, стальной алхимик, внезапно для себя обнаруживает, что попал в неизвестный для себя дружелюбный мир, в котором он начинает новую жизнь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Кэррот Топ Человеки

RPWP-1: "У Селестии выходной"

Впервые за века Принцесса Селестия получает выходной. Этот день будет просто идеальным!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

СБЛЧН

Немало необъяснимого связано с Кейденс и Шайнинг Армором: их неожиданное появление до «Королевской свадьбы»; пригодность для правления Кристальной империей, оказавшаяся очень кстати; на удивление короткая беременность; даже быстрая смена гнева на милость после просьбы Спайка простить Торакса. Твайлайт Спаркл прекрасно известно, насколько глубоко простирается заговор — как-никак, она была там, в самом его начале.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Оседающая пыль

Маленькая зарисовка о мрачном прошлом двух принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

На виражах души моей

Радуга соглашается провести двухнедельный отпуск с семьей Спитфайр, за время которого с ней произойдет много интересного, веселого, занимательного, а порой и трагичного, из чего она сделает множество разнообразных выводов, полезных и не совсем.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Другие пони ОС - пони

Люди с зелёными глазами

Читать только после просмотра последних серий второго сезона, если кто-то ещё не успел. Как таковых спойлеров нет и вообще почти не упоминается то, что было в сериях, но так будет понятнее. Что могло бы произойти после того, как Кризалис была повержена.

На трех закатах

Три раза садится солнце. Три раза Бабуля Смит заводит себе нового друга. Три раза молодая кобылка начинает битву, в которой выиграть нельзя.

Грэнни Смит Другие пони

Закат, не ведущий к темноте

Что ж в сердце гор? Да — Башня, Боже мой! Покрытый мхами камень, окна слепы И — держит мир собою?! Как нелепо! Несет всю силу мощи временной? Над ней летят века во мгле ночной, Пронзает дрожь меня, как ветра вой! (Роберт Браунинг, "Чайльд-Роланд до Темной Башни дошел") Есть только одно правило без исключений: перед победой идет искушение. И чем величественнее победа, которую предстоит одержать, тем сильнее искушение, перед которым надо устоять. (Стивен Кинг, "Тёмная Башня") Попытка исторического детектива про прошлое и немного будущее Эквестрии, вдохновлённая лекциями "Ламповых посиделок" про историю арийских племён

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Принцесса Миаморе Каденца Старлайт Глиммер Санбёрст

Злонравия достойные плоды

Флим и Флэм никогда не имели проблем с инженерно-технической стороной своих бизнес-процессов, а вот с морально-этической стороной имели всегда. И надо ж было так случиться, что очередной их бизнес-процесс завершился в понивилльской тюрьме, где как раз мотал срок Анон, развлекающий персонал почесушками…

ОС - пони Флим Флэм Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава четвёртая - Старлайт Глиммер Глава шестая - Луна

Глава пятая - Сильвер Лайтс

– Твайлайт, ты вернулась? Что происходит? – раздался голос сзади. Спайк, похоже разбуженный криками, щурясь от света, незаметно для неё пришёл в зал. – Что она здесь делает? – он кивнул на Трикси. – Вы ругались? Я слышал крики.

– Всё в порядке, Спайк, – ответила Твалайт устало, надеясь, что он не заметит заснувшую в слезах Глиммер с кольцом на рогу, которая лежала по другую сторону стола. – Иди спать, это может подождать до утра.

Не то чтобы Трикси удивляло наличие живого ребёнка-дракона в доме Твайлайт – и даже если удивляло, она бы себе в этом не призналась – но то, каким обыденным это было для принцессы всё-таки казалось ей интересным. Он тем временем отправился обратно в кровать и, оценив ситуацию, волшебница всё же решилась спросить:

– Дракончик, скажи, где нам найти Глиммер? – она заметила, как аликорнесса показывает отрицательные жесты, которые затем сменились лишь осуждающим взглядом, когда Спайк вновь обернулся в их сторону.

Тот пожал плечами, всё ещё косясь и щурясь от яркого света:

– В её комнате в восточном крыле? – он вновь поплёлся в сторону своей комнаты, потирая глаза. – Хорошо, что ты вернулась, Твайлайт, она странно себя вела в последнее время.

– Да уж, – произнесла та в ответ, дождавшись, пока дракончик уйдёт и закроет за собой дверь. – Нужно отнести её в кровать, – она кивнула на сопящую на полу Старлайт.

– Благосостояние твоей ученицы это ноша, – Трикси лишь слегка подчеркнула это слово, – которую тебе нести, принцесса. Трикси так же будет благодарна, если ты и её отнесёшь в кровать.

– Я могу показать тебе свободную комнату, – более того, она могла это сделать ткнув практически наугад, замок почти целиком состоял из пустых комнат, – но мне необходимо твоё присутствие… фуф… – она осторожно водрузила Старлайт себе на спину, та не шелохнулась, лишь рот её немного приоткрылся, пуская слюни, – чтобы проверить останки книги заклинанием.

Трикси направилась вперёд принцессы, излишне галантно открывая перед той дверь:

– Трикси уверена, это может подождать и до утра, – несмотря на то, что большую часть своего времени она проводила в путешествиях, волшебница старалась соблюдать режим, в конце концов, на сцену стоит выходить лишь полной сил и в трезвом уме.

– Нет, – одним словом разрушила надежды на нормальный сон принцесса.

Путь занял недолго, Твайлайт дотащила спящую пони до первой попавшейся спальни и сгрузила там на кровать, прикрыв сверху одеялом. Кольцо она оставила на рогу у той и не планировала снимать, пока не убедится, что саморазрушительное настроение прошло. Она показала Трикси соседнюю комнату, в которую единорожка кинула свои сумки и невзначай направилась прямиком к кровати, закрывая за собой дверь. Твайлайт успела подставить копыто и ухватить волшебницу за хвост своей магией, за который и потянула ту обратно.

– Если ты так хочешь заглянуть Трикси под хвост, тебе следовало бы сначала сводить её в ресторан, – это был не её уровень, но сейчас единорожка была готова на что угодно, чтобы заставить принцессу чувствовать себя неловко и самое главное заработать несколько часов сна. Может, если она достаточно надоест, та прогонит её?

– Мы уже прошли этот этап, – холодно ответила Твайлайт, удивляясь себе, общение с несносной волшебницей давало о себе знать.

Впрочем, аликорнесса всегда была саркастична, тем более когда ещё не была аликорнессой, лишь в последнее время пришлось подавлять в себе эту черту в связи с обязанностями принцессы, она ведь должна была поддерживать свой образ. Трикси высвободилась из хватки магии Твайлайт и теперь шла рядом, стараясь чтобы её недовольная мордочка всегда была на виду у принцессы. В центральной зале Твайлайт размотала кулёк с оставшейся обложкой, укладывая его на столе:

– Если ты помнишь это заклинение, ты могла бы сэкономить нам время, – прикинула она.

– Это было давно и сейчас середина ночи, Трикси вряд ли в состоянии что-то вспомнить, – из того что волшебница была готова признаться чём-то «порочащем» её, как она сама считала, Твайлайт заключила, что она действительно готова на всё.

– Тогда мы найдём его в библиотеке, – принцесса отправилась в сторону одной из дверей, вновь ухватывая Трикси за хвост, когда та попыталась отступить обратно в спальню.

– Спаркл! Ты задолжала Великому и Могущественному хвосту, – волшебница решила, что раз ей не удастся получить сна, она получит что-нибудь ещё взамен, – ты как минимум должна будешь его расчесать за такое отношение.

Принцесса сейчас тоже была согласна на многое, чтобы закончить с книгой и, как ни странно, лечь наконец в кровать. Но, не проверив, она просто не смогла бы заснуть. Возможно, использовать Трикси для таких целей было не совсем честно, но волшебница скорее всего поступила так же на её месте; тем более та уже применяла это заклинание, а вспомнить его будет проще, чем освоить с нуля. Единорожка лишь пробормотала что-то, чего не стала бы говорить со сцены, когда увидела, что из себя представляла библиотека Твайлайт. И тут с ней принцесса спорить не могла, после вынужденного переезда из своего дома-дерева, она регулярно расставляла книги из свалки-кучи по полкам, но около половины всё ещё беспорядочно валялось на полу. Конечно, то что для аликорнесса было «беспорядочно» для любого другого выглядело как равномерно расставленные стопочки, но та знала, что внутри нет никакой системы, из-за чего поиск нужной книги превращался в практически невозможную задачу. Однако с нужным ей справочником им повезло – Твайлайт нашла его на своём законном месте, кажется она поместила его туда пару недель назад, чему не могла не радоваться сейчас.

– Держи, – она протянула его Трикси развёрнутым на нужной странице, та лениво зашевелила глазами по строчкам.

– Это элементарное заклинание для Великой и Могущественной, – ответила единорожка через пару минут и без промедления воззвала к своей магии фиолетового цвета, что был чуть светлее чем у Твайлайт.

Сожжённая книга, объятая колдовством волшебницы, немного поднялась в воздух, и затем вновь упала на пол, потихоньку переставая сиять.

– Ничего. Как Трикси и говорила, заклинание может найти того, кто колдовал, лишь в нескольких киломе…

Над книгой поднялась стрелка, которая, сделав несколько оборотов, покачиваясь, указала куда-то в стену, а затем прекратила переливаться всеми цветами и стала светло-зелёной. По мордочке Твайлайт расплылась нервная улыбка:

– Разве не иронично, что улика, которой нас пытались запугать и заставить прекратить расследование, оказалась в итоге решающей в деле?

Трикси потёрла копытом переносицу, переняв этот жест от принцессы, и невпопад добавила:

– И гриву тоже, ясно?


Соваться в Вечнодикий лес ночью было не лучшей затеей, но пони не знали альтернатив. После стольких вылазок сюда Твайлайт следовало бы привыкнуть, но каждый раз это место напоминало ей, что всё тут жило самотёком, не считаясь с законами пони: деревья росли где хотели, фауна считалась одной из наиболее опасных в Эквестрии, а погода слушалась только саму себя. Казалось, будь его воля, Вечнодикий лес и день с ночью менял бы по своим законам. Трикси была с этим место гораздо менее знакома, но чудовище отсюда она видела собственными глазами один раз, и это было более чем достаточно.

– Не возьмёшь своих любимых друзей с собой? – вопрос единорожки был немного невпопад, его следовало бы задать ещё в замке, не когда они оказались посреди гущи. – Вам разве разрешено разделяться на такой долгий срок?

Твайлайт либо слишком устала, либо окончательно привыкла к едкостям со стороны своей спутницы.

– Это моё личное приключение, такие случаются у каждой из нас время от времени. Кроме того разве есть что-то с чем Великая и Могущественная Трикси не справится при поддержке принцессы магии? – возможно даже слишком привыкла.

Единорожка фыркнула:

– Любому известно, что Великая и Могущественная Трикси справится с чем угодно и без какой-либо поддержки! – голос её был слишком громок, отчего вернулся зловещим эхом.

Пони поморщились и продолжили свой путь среди плотно вьющихся корней и веток, опасной растительности, которую Твайлайт пыталась изо всех сил обходить, под плотными сводами беспросветной листвы. Отсюда не было видно ни луны, ни тем более звёзд, единственным источником света для пони была стрелка над останками книги да свечение магии Твайлатйт; что напрягало кобылок ещё больше, потому что выдавало их положение, делая их лёгкой добычей.

– Какому безумцу пришло в голову построить этот с позволения сказать город в упор к такому дикому месту, откуда маленькие жеребята могут притащить огромного желающего всё уничтожить магического медведя? – спросила Трикси таким тоном будто интересовалась о погоде.

– Принцессе Селестии, – холодно ответила Твайлайт.

Стрелка по мере того, как они уходили всё глубже в лес, плавно меняла цвет от зелёного к жёлтому, а теперь и к оранжевому.

– Может быть ты так же знаешь, что за безумец согласится находиться здесь посреди ночи? – Трикси не уменьшала напор, ехидно улыбаясь.

– Я, ты, Зекора, и тот, кто сжёг книгу, – Твайлайт сделала всё, чтобы с её утверждением было невозможно поспорить.

Они неожиданно вышли на подобие дороги, на которую давным-давно уже пробралась трава и корни деревьев, а камни её либо расползлись в разные стороны, либо были вовсе уничтожены временем. Тем не менее какая-то извилистая тропа в грузных деревьях прослеживалась и, что наиболее важно, стрелка указывала прямо по её направлению. Твайлайт вздохнула – она знала, куда они идут.

– Что ещё за Зекора? – волшебница изо всех сил старалась поддержать беседу, звуки Вечнодикого леса её угнетали.

– Зебра, живёт в лачуге здесь, поближе к Понивилю, мы уже прошли её. Очень хорошо разбирается в зельях, я бы даже сказала лучше большинства кантерлотских профессоров, – Твайлайт улыбнулась, предаваясь воспоминаниям. – Я никогда до неё не встречала зебр и вообще не знала о таком народе.

Трикси не перебивала, до тех пор пока она слушала приятный голосок принцессы, а не завывания, посвистывания, чавканья и звуки, для которых ни один пони ещё не придумал названия, издаваемые лесом со всех сторон, всё было в порядке. К тому же ей действительно было любопытно услышать про неведомый народ зебр.

– Насколько я поняла, они происходят с континента, что расположен южнее океана, что в свою очередь южнее Бесплодных равнин. Она проделала огромный путь сюда, потому что зебры считают важным нести свою культуру в другие земли, даже невероятно далёкие. И я скажу, у неё есть чему поучиться, её познания о дикой природе просто огромны, а зелья творят чудеса не хуже нашей самой сильной магии.

Твайлайт вспомнила зелье, что позволило ей заглянуть в далёкое прошлое и увидеть, как принцесса Селестия сражалась со своей сестрой, одержимой тьмой, и заточила ту на луне. И даже в ещё более далёкое прошлое, когда принцессы, только нашедшие Элементы гармонии, впервые бросили вызов Дискорду, духу хаоса, и обратили его в камень. У неё вдруг мелькнула мысль, что она могла бы вновь воспользоваться этим зельем, чтобы собственными глазами наблюдать как единороги, пегасы и земные пони объединились и основали Эквестрию; увидеть Кловер Премудрую почти в живую, когда она в одиночку решала судьбу единорожьей расы… Неожиданно для себя пони обнаружили, что дорога – и стрелка в месте с ней – вывели их из чащи на прогалину, в центре которой мрачно высились посеревшие от времени руины.

– Замок Двух сестёр, – анонсировала принцесса.

Когда-то он был выстроен совершенно симметрично, чтобы символизировать гармонию и мир, который принесли принцессы-сёстры в Эквестрию, теперь же разрушенные их сражением, временем, мародёрством и конечно же раскинувшимся кругом лесом, руины представляли собой лабиринт, под которым до сих пор вились древние коридоры, полные секретных ходов. Пони поднялись по лестнице до ворот, от которых осталось лишь половина арки, ведомые стрелкой, они направились на второй этаж по узкой винтовой лестнице в одной из башен, сквозь стены которой проглядывало ночное небо.

И потом Твайлайт замерла, не в силах идти дальше. Это был тот самый зал. Зал, в который рухнула принцесса Селестия, почти сражённая своей сестрой перед тем как сослать её на луну. Зал, в котором через тысячу лет Твайлайт сразилась с Найтмэр Мун и смогла вырвать её истинную личность – Луну – из всепоглощающей тьмы. Зал, в котором раз за разом Твайлайт погибала в своих снах. Она поймала себя на том, что часто и прерывисто дышит, а её левое копыто инстинктивно прижало то самое место на груди.

– Я… – она попыталась что-то сказать, – это из моего кошмара… Сейчас, минуту… – принцесса сделала несколько глубоких вдохов, досчитала до десяти, и поставила копыто обратно на землю.

Трикси понимающе наблюдала и не торопила аликорнессу. Та наконец тронулась и, пересекши зал, они торопливо спустились по ещё одной винтовой лестнице обратно на первый этаж. Твайлайт выдохнула с облегчением, наконец, оказавшись вне проклятого места.

– Трикси иногда снится, – мягким тоном прервала тишину, заменившую в этих стенах всхлипывания леса, её компаньонша, – будто её никто не замечает. Она находится в большой толпе, но её никто не видит. Иногда это оживлённая улица, иногда она на сцене, иногда она забегает в магазинчики, иногда это приют. И Трикси кричит и пытается привлечь к себе внимание, но никто даже не смотрит в её сторону. И тогда она хватает случайного пони, и её копыта проходят насквозь. И Трикси просыпается.

Твайлайт не знала, что ответить – столь внезапным был этот рассказ. Некоторое время лишь гравий, в который превратилась плитка на полу, хрустел под их копытами.

– Почему ты рассказываешь мне это именно сейчас? – голос принцессы был приглушён.

– По той же причине, по которой ты оставила записку дракончику с указаниями, что делать с кольцом на Глиммер, – ответила Трикси, глядя в сторону и намеренно немного отставая.

Твайлайт действительно оставила такую записку – снять диамагическое кольцо можно было только магией, поэтому в случае, если они не объявятся до вечера, она просила Спайка убедиться в том, что Старлайт полностью протрезвела и не собирается вредить себе, и только тогда попросить Рэрити её освободить. Так же она извинялась перед друзьями за затянувшийся визит в Кантерлот и вскользь упомянула, что сейчас работает над чем-то важным. Это было предусмотрительно, они отправлялись неизвестно куда и не знали, куда заведёт их дорога и когда они вернутся, может быть им нужно будет срочно отправиться на другой край страны, тогда сидеть и ждать, пока Старлайт придёт в себя, было бы крайне некстати. Это то что принцесса сказала себе, но Трикси решила озвучить истинную причину:

– На случай, если мы не вернёмся.

Стрелка на книге пылала ярко алым, пони вышли на то, что когда-то было задним двором замка. Теперь это было обширной прямоугольной площадкой, ограждённой покосившимися стенами с несколькими колоннами разной степени обветшалости по центру и полным отсутствием потолка, через которое на них глядела луна. В противоположной стене зияла дыра в прошлом бывшая воротами, а рядом с крайней колонной стояла палатка, на которую и указывала стрелка. Путницы переглянулись, Твайлайт погасила заклинание на книге, и они осторожно двинулись в сторону палатки.

Неожиданность не стала их тактическим преимуществом, потому что хозяйка палатки сидела прямо за ней, у малюсенького магического костра, на котором кипятился чайничек, и читала в свете пламени небольшую книгу. Когда она приветственно помахала пони копытом и не сдвинулась с места, тем не оставалось ничего, как в открытую подойти к ней.

– Добрый… ночь, – не нашлась Твайлайт.

Пони вскочила на ноги, приветственно протягивая копыто, и Твайлайт получила возможность получше рассмотреть её: волнистая серебряная грива, собранная в хвостик на затылке, иссиня-чёрная шёрстка, крылья… Твайлайт ошарашено перевела взгляд на круп пегаски – серебряный серп и золотая ромбическая стрелка. Видя, что её жест остаётся не отвеченным, пегаска провела копытом в сторону указывая на своё местечко:

– Присаживайтесь, путницы, скоро вскипит чайник.

Твайлайт рухнула на круп прямо там, где стояла, Трикси же приняла правила игры и выбрала место помягче, где пробивалась травка. Сильвер Лайтс заложила закладку в книжку и отбросила её в сторону своих сумок, тоже присаживаясь поудобнее:

– Итак, мои пони, – начала она, а мозг Твайлайт уже пришёл в необычайное движение, улавливая всё происходящее вокруг и пытаясь вспомнить всё известное ей разом, – как же вы меня нашли?

Трикси, решив, что Твайлайт всё ещё пребывает в ступоре, взяла на себя роль переговорщика:

– Небольшой трюк с книгой, что ты так любезно подарила Трикси и её компаньонше, – разъяснила она и перешла в наступление: – В чём смысл твоих действий двадцатилетней давности?

– Эксперимент, – уклончиво ответила та.

Что-то было не так, мозг Твайлайт уже подметил какое-то расхождение, но ведь ещё ничего не было сказано, Сильвер Лайтс практически ушла от ответа, что вообще могло быть не так? Что-то не сходилось в словах Трикси, поняла принцесса, трюк с книгой, с сожжённой книгой.

– Не сходится, – неловко вклинилась Твайлайт. – Как ты могла сжечь книгу магическим огнём, если ты пегас?

Сильвер улыбнулась, ей похоже нравился этот вопрос:

– Очень просто, мои пони, – она подскочила к своим сумкам, из-за чего Твайлайт рефлекторно напряглась, – так же как развела костёр, вот этой штукой, – пегаска кинула небольшую но толстую палочку с металлическим наконечником сложной формы, украшенным рунами.

Трикси приподняла бровь, беря в копыта палочку:

– Магическая зажигалка? – она провела предметом пару раз возле костра, делая огонь то больше, то меньше. – Их не выпускают уже лет пятьдесят.

Пегас посмеялась в копыто и села на место:

– Около того. Досталась в наследство от дедушки, крайне полезная вещица, в путешествии очень пригодная: разжигать костры…

– Жечь книги, – вставила Твайлайт, что-то всё равно нервировало её.

Пегаска лишь вновь посмеялась в копыто:

– О, да, и это тоже. Прошу прощения за это, пони.

Твайлайт всё ещё была крайне сосредоточена, прокручивая в памяти всё, начиная от того момента, когда они встретили с Трикси в Серебряном крыле. Фокусница же не показывая виду, пристально следила за выражением мордочки и каждым мелким движением Сильвер Лайтс.

– Почему мы сидим здесь? В этом проклятом лесу? – поинтересовалась единорожка, не подходя к главной теме.

– О, весьма просто, мне нужно было следовать за вами, а я знала, что вы направляетесь в Понивиль и отважилась срезать через Вечнодикий лес, я немного знаю это место. Видимо это меня и подвело, а? Вы отследили зажигалку по следам заклинания на книге, не так ли?

Мысли в мозгу у Твайлайт носились с огромными скоростями: пегас, окно, книга, зажигалка, окно, паниковала, торопилась, забыла закрыть. Вроде всё было в порядке?

– Что за эксперимент? – Твайлайт вновь не соответствовала темпу беседы, но Сильвер Лайтс, кажется, не была этим оскорблена.

Пегаска покосилась на чайник, уселась по удобнее, прочистила горло и начала:

– Скажем, есть некоторое сообщество, искренне переживающее за судьбу Эквестрии. Деталей я конечно разгласить не могу, пока что, – последние два слова она выделила, – но так случилось, что практически одновременно около двадцати лет назад произошло два события: стало понятно, что в будущем, лет через двадцать-тридцать, Эквестрии очень понадобятся сильные волшебники; а так же, в кругах сообщества появилась теория о влиянии имени на будущую судьбу пони. Разве кто-то мог устоять перед таким соблазном?

Перед внутренним взором Твайлайт вспыхивали новые детали паззла, которые она старалась уложить на воображаемом столе, Сильвер Лайтс тем временем весьма живо продолжала:

– И потом на сцену вышла я, благодаря власти сообщества проникая в разные роддома под видом практикантки. Я никогда не разбиралась в медицине, будем честны. И уж точно не была готова, к тому чтобы присутствовать при родах, поверьте мне, пони, первые несколько обмороков были искренними. Но, признаю вину, все последующие были мастерски сыграны, это почти всегда работало, – она вновь захихикала, прикрывая рот копытом, – ты научишься изображать обмороки ещё как, когда сама упадёшь десяток раз. В конце концов, я смогла дать имена довольно большому количеству пони. И вот мы с вами здесь. Эквестрия процветает, результаты эксперимента получены и никто ни о чём не догадывался до этой недели. Что ж, это скорее наша вина, оставить так много улик по всей стране. Искренне говоря, я удивлена, как никто до этого не заметил, – Сильвер Лайтс вдруг улыбнулась этой мысли, задумчиво уставившись на звёзды, – никто не заметил.

Наступила тишина, Трикси слегка наклонила голову, оценивающе разглядывая пегаску, ничто из её повадок не выдавало лжи, Твайлайт же анализировала полученные данные, история получалась непротиворечивой, всё сходилось. Почему же ей было так неспокойно на душе? Чайничек засвистел и Сильвер Лайтс, взмахом зажигалки погасила огонь, в оставшемся мраке тройку пони теперь освещала лишь луна. Пегаска аккуратно залила в кружку, что оказывается всё это время стояла неподалёку, кипяток.

– Кто-нибудь хочет чай, мои пони? В сумке есть ещё кружки и заварка. Южный чёрный, – пегаска сдула с чашки пар, отхлебывая капельку и переводя тему обратно: – Но раз вы смогли докопаться до правды, пусть и с некоторой помощью, – пегаска кивнула на зажигалку, – а так же, учитывая, что вы неплохие по натуре пони, тем более одна из вас юная принцесса… Вы понимаете, куда я клоню?

– Ваше сообщество хочет быть польщено присутствием Великой и Могущественной Трикси, – начала волшебница, – ну и ещё в нагрузку королевской особой, что крайне неразговорчива.

Твайлайт пришлось зажмуриться, чтоб сосредоточиться: сообщество, необходимость в волшебниках, теория имен, Сильвер Лайтс, исполнитель, города, роддомы, имена… города.

– Как ты так быстро перемещалась между городами? – выпалила она.

Сильвер подняла в удивлении бровь:

– Не так уж и быстро, моя пони, обычный общественный транспорт и два крыла, вполне достаточно чтобы покрыть всю страну, – она кивнула в сторону Трикси, – я думаю, твоя подружка-путешественница знает, о чём я говорю.

Трикси лишь кивнула, улыбнувшись; Твайлайт потёрла переносицу. Нет, что-то не давало ей покоя, в словах Сильвер Лайтс не было противоречия ни друг с другом, ни с тем, что Твайлайт и Трикси уже обнаружили. Но какие-то кусочки не сходились, не дополняли друг друга и уж тем более не складывались в одну целостную картину, они мешались друг другу, борясь за её внимание. Пегаска заметила необычную неуверенность аликорнессы:

– Какие-то ещё вопросы, Ваше Высочество?

Твайлайт посмотрела на Сильвер Лайтс: пышная густая грива, гладкая шерстка глубокого цвета, ухоженные копыта, она выглядела так же как и в описаниях, которые им дали. Замок Двух сестёр, ночь, «Сильвер Лайтс», тёмная шерстка, серебряный серп, «мои пони», южный чёрный, она выглядела так же как и в описаниях… Стоп. Так же – ей не было и тридцати. На Твайлайт накатило чувство схожее с тем, что она испытала, когда обнаружила своё обведённое имя в ныне сожжённом томе – осознание столь неожиданное и тяжёлое, что выбивает тебя из самой реальности. Ей хотелось закричать во всю глотку: «Ты продолжаешь лгать». Но вместо этих слов, из неё вырвались совершенно другие, а вместо крика, лишь мягкая речь:

– Как ты могла давать имена здесь, в Эквестрии, если в то время ты была заточена на луне?

– Когда срок моего заточения начал истекать, я могла не на долго покидать свою темницу, имея лишь небольшую частичку своих сил, которой тем не менее было достаточно для моих целей, – ответила ей пони с иссиня-чёрной шерсткой, – маленькая ты догадливая дрянь.

Все тела начинают падение, если их ничего не поддерживает, именно это и произошло с чашкой в тот момент, когда раздался хлопок и волна, ударив в грудь так, что выбила воздух, отбросила Твайлайт и Трикси прочь. Принцесса успела выставить крылья, поймав набегающий поток, выровнять своё положение и, приземлившись на копыта, затормозить, оставляя борозды в каменной пыли. Волшебнице повезло меньше, имея лишь копыта, та попыталась зацепиться хоть за что-то, но в мгновение ока оказалась на противоположной стороне площадки впечатанной в стену, что выбило из неё остатки воздуха. И лишь после этого чашка коснулась земли, разбрасывая кругом чай и свои осколки.

Сильвер Лайтс, нет, теперь уже Найтмэр Мун, парила в воздухе, колдуя очередное заклинание. Твайлайт сорвалась с места, взмывая вверх, когда от рога Найтмэр разошлась чернильная волна, которая обволокла площадку, застилая дыры в стенах и потолок такой же чёрной пеленой. «Непроницаемый барьер: ни уйти, ни улететь, ни телепортироваться» – сообразила Трикси гудящей после удара головой, которая раскалывалась от яркой вспышки, порождённой заклинением Твайлайт, что та бросила в чёрную пони. Повелительница ночи отклонила поток магии принцессы, швыряя в ответ свой, от которого Твайлайт юркнула за колонну, что тут же была расплавлена ещё одним заклинанием Найтмэр. Твайлайт же за колонной не оказалось.

Звук призываемой магии, грохот разрушающегося камня, хлопок телепортации принцессы, дребезжание с которым крутился на камне вывалившийся из сумки ауроскоп – сводили Трикси с ума, та прижала копытом железное кольцо, чтобы унять хотя бы его скрежет. Она сконцентрировалась на магии, но удар головой давал о себе знать, заклинание развалилось прямо на её роге, неприятно обдав её осколками. Волшебница сильнее сжала ауроскоп.

Твайлайт выскочила из-за другой колонны, швыряя в Найтмэр ещё один шар, принцесса начала навивать спираль вокруг тёмной пони, пока они обменивались бросками. Найтмэр тут же телепортировалась на противоположную сторону зала высоко под купол прямо над Трикси, отражая сгустки, которые теперь летели прямо и предсказуемо. Она воспользовалась короткой передышкой в наступлении Твайлайт и, выставив вперёд рог, спикировала на принцессу. Та в ужасе отскочила в сторону, прижимая копыто к груди, и, хотя могла воспользоваться открывшейся спиной пролетевшей мимо Найтмэр, отступила обратно за ближайшую колонну, вновь телепортируясь за другую. Повелительница ночи громко рассмеялась:

– Что толку будет от твоей магии, когда я проткну тебя насквозь?! – она в одну вспышку расплавила ещё одну колонну, Трикси с удивлением следила за тем, как течёт камень. – Мы можем поиграть и в прятки, если ты хочешь! – ещё одна каменная глыба превратилась в кипящую лужу, площадка стремительно редела. – Разве это не иронично, Твайлайт Спаркл? – на этот раз целью Найтмэр стала та самая колонна, за которой пряталась принцесса, но она успела ещё раз телепортироваться, избегая обнаружения и потока огненной жижи, залившей место где она была. – Та самая пони, что низвергла меня, вернула меня к жизни, обнаружив мой заговор по созданию армии вечной ночи!

– Луна, борись! – вскрикнула Твайлайт, вылетев из укрытия, чтобы кинуть пару легко отклонённых той шаров. – Ты можешь побороть Найтмэр! – и вновь скрылась из виду.

– Нет больше никакой Луны! Только я! – прежде чем она успела уничтожить ещё одно что-то, Твайлайт вновь выскочила, бросая сгусток магии, куда более слабый чем прежде.

– Луна! Прошу! – ей пришлось снова телепортироваться, чтобы противница потеряла её из виду.

Твайлайт была вымотана, ещё шерстка взмокла и превратилась в комья, грива и хвост липли к телу, обливавшемуся потом, ноги предательски подгибались, она поймала себя на том, что громко дышит, выдавая своё местоположение. Но страха в ней не было, страх придёт позже, когда это всё закончится, или не придёт вовсе, если кончится плохо. Её друзья были недалеко, всего в нескольких километрах; Элементы гармонии теперь не были какими-то осязаемыми украшениями, они были навсегда впечатаны в их самих; и на последок, она была аликорнессой – у неё всё получится. Либо она окажется пронзённой насквозь. Другого выхода у неё не было, Твайлайт сосредоточилась изо всех сил взывая к Элементам гармонии и заклинанию, про которое лишь читала однажды.

Найтмэр Мун уже не могла прервать заклинание, которым плавила очередную колонну, когда из-за соседней выбросилась Твайлайт Спаркл, чей рог сиял магией размером чуть ли не с саму пони. С воплем та швырнула сияющий свет в повелительницу ночи и – попала. Радужный луч соединил их не несколько секунд, окутывая Найтмэр, что магическими вспышкам пыталась разбить кокон, а затем обмотал её целиком и… ничего не произошло? Найтмэр продолжала биться в радужной клетке, пытаясь выбраться наружу, она вовсе не собиралась становиться принцессой Луной, как это произошло в прошлый раз. Силы Твайлайт иссякали, сквозь распавшийся магический барьер она смогла различить серебряный диск луны и сделала единственное, что ей оставалось – и кометой Найтмэр умчалась прочь на луну столь быстро, что пони осознали произошедшее только когда всё было закончено.

Трикси с изумлением наблюдала, как на бледной поверхности небесного светила появляются новые кратеры, вырисовывая знакомый профиль Найтмэр Мун; как медленно опускается на землю Твайлайт, поддерживаемая в воздухе не крыльями, но магией, что текла не через рог, а через всё тело принцессы, как могло течь только самое могущественное волшебство; как аликорнесса, глубоко дыша, подавляет бушующую в себе энергию и затем обессиленно падает наземь. «Значит так сражаются аликорны? Чистыми клубами магии, а не заклинаниями?» – промелькнула у неё мысль, когда она убрала ауроскоп от глаз. Твайлайт поднялась и, сделав пару шагов в сторону волшебницы, вновь оказалась на земле.

– Ах… Идти можешь? – голос принцессы оставался твёрдым, несмотря на состояние в котором она находилась.

– Вряд ли, – ответила Трикси, обнаружив, что голова вновь закружилась, а в глазах поплыло при попытке приподняться.

Принцесса издала слабый, вымотанный смешок, перевернувшись на спину; она всё хватала воздух высоко поднимавшейся грудью, её копыто откинуло с мордочки прилипшую прядь. Небо начинало светлеть, потихоньку избавляясь от звёзд и пряча за горизонтом зловещий образ луны, на востоке всплывало золотое солнце. Твайлайт не была уверена, потому ли это, что пришла поря дня, или потому, что она отправила принцессу ночи в изгнание. Аликорнесса не смогла помочь ей, не смогла спасти от пожирающей изнутри тьмы, более того – она была ответственна за повторное её пробуждение. Твайлайт не заметила, как несмотря на полное отсутствие сил, она смогла поднять копыто, чтобы упереть в переносицу. Это был неоспоримый провал и последствия уже неслись золотой королевской колесницей в небе прямиком из Кантерлота в их сторону. Она услышала доносящиеся от Трикси равномерные вдохи-выдохи и тоже закрыла глаза, может быть и ей удастся поспать.