Planescape: сказка о планарном отпуске

Жили-были два барана - один Бестолочь, а другому не повезло - и вздумали они как-то пойти путешествовать (вернее второй принял волевое решение, а первому деваться оказалось некуда). Взяли они в общем с собой провианту немного, побрякушек, желание отдохнуть, вешалку - и ПОНИСЛАСЬ...

ОС - пони Человеки

Сказка: "Откуда есть пошли чейджлинги".

Эта сказка о том, как по моему мнению появились чейджлинги. Они были пони-феечками из предыдущих поколений. Но однажды одна из них слишком близко подлетела к вратам Тартара. И звали ее Кризалис…

Принцесса Луна ОС - пони

Сеанс анонимных тортикоманов

Были времена, когда на почве любви Селестии к тортикам создавались множество юмористических зарисовок. Написано под воздействием трёх кружек кофе.

Принцесса Селестия

Город Гармонии

Эквестрия переживает не самые лучшие дни. Все заботятся только о собственной шкуре, поэтому выживают лишь сильные мира сего. Один якобы детектив получает заказ который приведёт его в некогда самое прекрасное место в стране...

ОС - пони

Беглец

Жеребец с отшибленной памятью. Кобылка с садистскими наклонностями. И жеребенок, потерявшийся в густом чёрном лесу. Казалось бы, как мало нужно для переворачивания всего вверх дном?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Константа времени

Время. Любой опытный единорог мечтает познать его суть, взять под свой контроль. Твайлайт не была исключением. И вот она находит находит способ заглянуть в недалёкое будущее. Но обрадует ли её то, что она там увидит?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони

Преемственность

На что готов пойти учёный, чтобы отнять свои труды у неумолимого времени?

ОС - пони

Черная Кервидерия

Незапланированное приключение группки оленей железного века, начавшееся с того, что один из них струсил во время "поединка мужества". События происходят в рамках "Черной Эквестрии".

ОС - пони

Когда-то было много нас

Скитание и страдания несчастного пони-лунопоклонника.

ОС - пони

Большая красная кнопка

Если кто-нибудь обнаружит большую красную кнопку, расположенную посреди улицы без всякой на то причины, то он дважды подумает, стоит ли её нажимать. Но ведь большие красные кнопки должны быть нажаты.

Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд

S03E05
Глава пятая - Сильвер Лайтс Глава седьмая - Селестия

Глава шестая - Луна

Твайлайт расхаживала туда-сюда по своим покоям: мимо пухлой полки с книгами, мимо окна, выходившего на внутренний двор кантерлотского замка, залитого ярким солнцем. Она поморщилась, вздохнула, а затем и вовсе задёрнула шторы. И вернулась к своему предыдущему занятию – мимо удобного письменного стола, мимо кровати, в которой спала Трикси.

Спящее тело единорожки она погрузила на колесницу около двенадцати часов назад, затем они молча летели с принцессой Селестией над густым частоколом деревьев Вечнодикого леса прямиком в Кантерлот. Потом Твайлайт наедине объясняла той, что произошло, кажется она говорила не связно, а принцесса света отвечала лишь короткими опечаленными фразами. Принцесса Селестия конечно же не винила ни в чём Твайлайт, Твайлайт ни в коем случае не могла винить свою наставницу, но правда была в том, что каждая из них винила саму себя. По крайней мере так Твайлайт заключила из задумчиво-отстранённого поведения старшей принцессы. Когда она вернулась в свои покои, Трикси, уложенная сюда сразу по прибытию, все ещё спала. И продолжала спать по сей момент, пока аликорнесса погружалась всё глубже в свои мысли, и всё меньше и меньше они нравились ей. Принцесса Селестия попросила предоставить полный отчёт по делу, над чем Твайлайт и раздумывала. Первые полчаса. Затем её и так далеко не самое радужное настроение становилось всё мрачнее, потому как…

– Доброе утро, Спаркл, – раздался вдруг довольный голос из кровати, вырывая из омута мыслей.

– Трикси, ты проснулась, отлично, – аликорнесса подскочила к ней, готовая поделиться своими измышлениями, но волшебница ловко воспользовалась сократившейся дистанцией и прикрыла принцессе рот копытом.

– Нет, – прервала она, – у Трикси были сложные два дня, не говоря уже о физических травмах, она уверена любой врач рекомендовал бы ей постельный режим и никаких волнений.

– Да, точно, – Твайлайт виновато опустила глаза, она собиралась было вывалить на волшебницу груз, терзавший её. – Говоря о травмах: ты легко отделалась, у тебя только ушибы.

Трикси довольно улыбнулась, потягиваясь:

– Могли ли быть какие-то сомнения? – она поводила ногами по кровати, купаясь в её мягкости. – И Трикси всё-таки заполучила королевскую перину. А тебе всё-таки удалось затащить её к себе в постель.

Твайлайт подвинула стул и присела рядом с изголовьем, пытаясь одним взглядом определить насколько волшебница в порядке.

– О чём поговорим? – поинтересовалась Трикси, внимательно разглядывая обстановку комнаты.

– В смысле? – потерялась принцесса.

– Ну, ты знаешь, – волшебница лениво зевнула, – когда ты не спасаешь мир, не раскрываешь заговоры и не портишь жизнь Трикси, ты же о чём-то говоришь? Или сидишь весь день уткнувшись в книги? Трикси бы этому не удивилась.

Твайлайт закатила глаза, сдерживая вздох, не прошло и пары минут с пробуждения, а она уже сомневалась, что так сильно этого ждала. Она обвела взглядом комнату в поисках темы для разговора:

– Ты могла бы рассказать, как провернула трюк с письмом.

Трикси покрутила копытом в воздухе, отмахиваясь от вопроса или требуя следующий, пока её взгляд гулял по потолку:

– Во-первых, великие волшебники не раскрывают своих секретов, во-вторых, это относится к делу.

Твайлайт было не до того, чтобы думать о светской беседе, она уткнулась мордочкой в копыта, потирая веки. В отличии от Трикси её сон длился лишь несколько минут, а возможно и секунд, и сейчас можно было явно различить круги под глазами.

– Не сгущай краски, Спаркл, дело закрыто, мы живы, а ты всё ещё принцесса, как и мечтала, когда была маленькой кобылкой, – волшебница раскинулась по максимально возможной площади, зажмурив глаза от удовольствия.

Твайлайт сильно сомневалась, что теперь она может перестать быть принцессой, и была уверена в полной неправильности второй части утверждения:

– Я никогда не мечтала об этом, – вздохнула она, – я хотела быть великой волшебницей.

Трикси покусывала губу, нежась под одеялком:

– Что ж, выходит у Великой и Могущественной получилось осуществить твою мечту лучше чем у тебя! Но, не бойся, принцесса, мы можем поменяться местами, в конце концов, всё что можешь ты, Трикси может лучше. Тем более ты слишком скромная для того, чтобы быть правительницей, – она наконец открыла глаза, чтобы проследить за реакцией Твайлайт. – Не одолжишь крылья?

Аликорнесса слабо улыбнулась, может быть непринуждённая беседа это как раз то, что ей нужно? Отвлечься от всех бед и дать голове отдохнуть – она точно может справиться с этим.

– Со скромностью у тебя проблем нет. С удовольствием бы поменялась, меньше всего мне сейчас хочется разбирать бумаги, накопившиеся за два… теперь уже три дня, пока я вожусь с тобой.

Трикси была довольна ответом:

– Ты не возишься с Трикси, Спаркл, ты потакаешь своей жажде всезнания, – волшебница закинула копыта за голову, она-то была довольна отдыхом от бесконечных дорог. – К тому же сегодня суббота, так что за два дня.

– У принцесс выходные не по расписанию, знаешь ли, – Твайлайт показала на свои веки. – Я почти уверена, принцесса Селестия так сильно подводит глаза, чтобы мешков не было видно, – она слегка хихикнула.

– Ох, несчастная королевская особа, тяжела твоя корона, – язвительно прокомментировала Трикси как будто и не лежала в её кровати. – Платят хотя бы нормально?

Волшебница явно ёрничала, но тут Твайлайт немного замялась. Жалование принцессы было явно не самым большим в Эквестрии, королевским его было можно назвать с сильной натяжкой, ей конечно вполне хватало на жизнь, но с титулом цифра вязалось слабо.

– Серьёзно? – волшебница подняла бровь, замечая реакцию собеседницы. – Ах, поэтому Великая и Могущественная Трикси и не стала принцессой, она слишком хорошо знает себе цену.

Твайлайт усмехнулась, раздумывая над ироничным комментарием, не то чтобы ей хоть раз удалось пронять надменную волшебницу, но это был лишь повод попытаться вновь. Но думала она слишком долго.

– Раз уж ты теперь большая шишка и постоянно рядом с так почитаемой тобой принцессой света, скажи, сколько ей лет, – Трикси уставилась на аликорнессу большими невинными глазами.

– Я не знаю, – честно ответила та, в миг забывая про контратаку.

– И ты ни разу не спросила? – не поверила единорожка. – Где твоя хвалёная любознательность?

– Не вежливо спрашивать у кобылок возраст, тем более у принцесс, – напомнила Твайлайт.

Трикси лишь махнула на это копытом:

– Только первые сто лет, Спаркл, – она пристально смотрела на принцессу. – В любом случае у тебя есть предположения, – это ни в коем случае был не вопрос.

Твайлайт пожала плечами, ёрзая на стуле:

– Ей как минимум две тысячи, но я думаю в несколько раз больше, во сколько точно сказать не могу… – её прервал звук урчащего живота волшебницы.

Но даже это не смутило единорожку, наоборот на её мордочке появилась хитра улыбка:

– Раз уж Трикси определённо голодна, и ей не следует вставать, не будешь ли ты так любезна принести ей завтрак? – Твайлайт в который раз отметила за ней манеру «мурлыкать» вместо того чтоб просто говорить.

– «Завтрак»? – принцесса покосилась на часы, время близилось к ночи. – Буду так любезна, – решила она, в мгновение встав и покинув комнату.

Трикси лишний раз поворочалась, проверяя новую кровать, пока Твайлайт отправилась искать что-нибудь съестное, что было довольно просто в королевском замке. С другой стороны, ничто в это время не отвлекало её от мыслей, поэтому когда та вернулась через пятнадцать минут с подносом, волшебница не могла не поморщиться выражению на мордочке принцессы.

– Ох, звёзды и луна, Спаркл, – она своей магией перехватила поднос, принявшись за еду прямо в кровати, – именем твоей Селестии, сделай мордочку попроще.

Твайлайт присела обратно на стул, устало глядя, как её компаньонша ест, методичные движения ложки и челюстей волшебницы почему-то убаюкивали ей, она заметила, как трудно стало открывать глаза каждый раз, когда ей приходилось моргать.

– Трикси клянётся, если ты продолжишь молчать, Трикси сейчас же вызовет тебя на магическую дуэль.

Твайлайт потёрла переносицу, с трудом соображая, о чём ей говорить.

– Где ты взяла ауроскоп посреди ночи?

Трикси отмахнулась копытом, не прекращая жевать.

– Это было невероятно просто, в крупных городах всегда можно найти круглосуточные магазинчики с безделушками, – судя по тому, что волшебница тогда отсутствовала несколько часов, в ей ответе всё же была доля лукавства.

– Ну а диамагическое кольцо? – аликорнесса вдруг поняла, что в круговерти событий совершенно забыла про Старлайт, пожалуй, ей стоило написать письмо и узнать, как дела в Понивиле.

– Трикси собиралась использовать его для трюков, но отказалась от этой затеи, поскольку тогда ей нужна была бы ассистентка-единорог. Его оказывается не так просто достать, конечно, ничего такого с чем не могла бы справиться Трикси, но тем не менее, – волшебница опустила опустевший поднос на стол, Твайлайт и не успела заметить, когда та всё съела. – Что же, перейдём к гвоздю программы: ты обещала расчесать Великую и Могущественную гриву и хвост.

Аликорнесса мгновенно очнулась из полусонного состояния, наблюдая, как волшебница вылезла из-под одеяла, удобно укладываясь поперёк кровати на животик.

– Что такое? Неужели принцессы теперь не держат слово?

Твайлайт издала стон, который можно было услышать и из коридора, но похоже деваться ей было некуда, она выудила из ящика расчёску и присела на кровать, размышляя, начать ли ей с гривы или с хвоста. Решив, что нужно приниматься за наиболее сложную, а в данном случае неловкую, часть в первую очередь, Твайлайт начала расчёсывать серебряный хвост.

– Я клянусь, Трикси, если ты ещё что-то скажешь про заглядывание под хвост, я прикажу стражникам выкинуть тебя из замка, – предупредила она.

Волшебницу угрозы не напугали:

– Ох, вовсе нет, Спаркл, Трикси собиралась отметить, что раз уж мы перешли на такую стадию отношений, возможно нам пора жить вместе.

С удивлением для себя Твайлайт нашла, что ответить:

– Тогда тебе придётся познакомиться с моими друзьями и попытаться произвести на них хорошее впечатление.

Трикси лишь издала смешок, не сильно дёргаясь при этом, чтобы не мешать расчёсывать хвост, который к слову был довольно приятен на ощупь и расчёсывался довольно легко. Возможно, это и не плохо, что волшебница проторчала лишнее время в ванной, ведь теперь благодаря этому Твайлайт могла быстрее освободиться от смущающей ей процедуры.

– Трикси и так знает твоих друзей, Спаркл, а произвести на кого-либо хорошее впечатление для неё не составит труда, – аликорнесса не могла видеть мордочки волшебницы, но ей и не нужно было, по одной только интонации можно было догадаться сколь самоуверенна та была.

– И ты можешь назвать их по именам? – принцессе даже удалось изобразить совершенно невинную интонацию, будто она и не знала, что Трикси на это не способна.

– Ну конечно! – не сдавалась волшебница. – Баттерфляй….

– Её зовут Флаттершай, – Твайлайт нарочно позволила себе дёрнуть хвост расчёской, от чего Трикси ойкнула.

– Возможно, Трикси запомнила бы имена твоих друзей, если бы они представляли собой что-то интересное.

– Конечно, как я могла забыть, что пегаска, что дружит с самим Дискордом, обыденное дело для Трикси, – принцесса могла только надеяться, что едкость в её голосе лишь следствие усталости и пройдёт как только она получит хорошую порцию сна.

Волшебница искренне вздохнула:

– Знаешь, Спаркл, ты неприятна хотя бы тем, что превращаешь невероятные приключения в скучнейшую рутину, – с этим принцесса спорить не могла, она лишь пересела ближе к голове Трикси и принялась за её гриву. – Расскажи Трикси про эту Баттерфляй.

Твайлайт хотела было ещё раз дёрнуть единорожку за волосы, но на этот раз решил пощадить её.

– Жёлтая пегаска с розовой гривой, очень застенчивая. Ты вряд ли видела её во время твоего первого визита; но, я думаю, вы пересекались во второй раз, – несмотря на близость, Твайлайт всё равно не могла видеть мордочки, волшебница подставляла ей затылок, на котором грива была особенно густа. – Ты ведь… помнишь что-то? – принцесса не была уверена, как работал проклятый амулет аликорна кроме того, что он пробуждал самые тёмные стороны в носителе.

Некоторое время единственным звуком в покоях было лишь скольжение расчёски по волосам, затем Трикси заговорила мягко, как тогда в Вечнодиком лесу, когда рассказывала про свой кошмар:

– Трикси помнит всё. Когда она надела эту… штуку, не было никакого помутнения или потери памяти, как пишут в книжках про одержимых, – волшебница сглотнула, всё ещё стараясь не показывать мордочки. – Это всё ещё была Трикси, просто другая. Всё, что она делала тогда, казалось ей правильным. Все ограничения, которые пони сами себе ставят, как будто плавно растворились, будто она забыла о них и о своих обещаниях… Они не видела ничего плохого в своих действиях, – единорожка вздрогнула. – Неужели мы и правда так податливы? Всего лишь мясной пластилин? – она теперь звучала угрюмо и цинично.

– Трикси… – Твайлайт не была уверена, что она собиралась сказать, вместо этого она осторожно придержала волшебницу за плечи так, чтобы это не было объятием, такого бы единорожка не стерпела, но было жестом поддержки.

– У той пони… Майлд Файр не было ноги, поэтому она стала врачом. У Трикси был амулет, и она стала тем, чем стала. Это нормально, так и должно быть, мы не можем совсем не зависеть от внешних обстоятельств. Но если и кьютимарки работают так же, что тогда от нас остаётся?

Твайлайт лишь крепче придержала Трикси, у неё не было верных слов, чтобы развеять сомнения той, потому как сама она терзалась теми же вопросами, и некоторыми другими, что причиняли ей не меньше беспокойств.

– Похоже, конец нашей светской беседе, принцесса, – Трикси повернулась в сторону аликорнессы, мордочка её не была грустной или встревоженной, лишь усталой, – ты можешь высказать, что хотела. До тех пор, пока расчёсываешь переднюю прядь.

Твайлайт принялась за любимый локон волшебницы, размышляя с чего начать:

– Ты помнишь всё, что произошло в замке Двух сестёр? – всё-таки Трикси ударилась головой, когда отлетела к стене, хотя сотрясения у неё и не было, Твайлайт посчитала необходимым уточнить.

– Ты имеешь в виду, – Трикси закатила глаза, размышляя, – как вы с Найтмэр перекидывались шарами магии вместо нормальных заклинаний, как это делают волшебницы вроде Великой и Могущественной, потом ты отправила её на луну и, наконец, тащила Трикси на себе, ох… Трикси вспомнила кое-что ещё.

Твайлайт закрыла рот уже было готовая начать свой рассказ, теперь же она ждала продолжения от волшебницы, которого как и обычно не было. «Она когда-нибудь выкладывает всё и сразу?» – спросила себя аликорнесса, хотя уже знала ответ, поэтому решила играть по правилам:

– И что же это?

Трикси не отказала себе в удовольствии долго и пристально посмотреть принцессе в глаза, томя ожиданием:

– Там в замке, когда ты звала Луну по имени, её аура реагировала на это. Она ещё была там.

Твайлайт вспомнила, как укладывая волшебницу себе на спину, собрала обратно в сумки её разбросанные вещи, среди которых был и ауроскоп. Ей стало не по себе, мордочка теперь была мрачнее вечной ночи. Благодаря Трикси она совершенно точно знала, что Луна её слышала, а она не смогла дозваться, достучаться, вызволить принцессу ни словами, ни заклинанием. Только заточила её вновь на луне на неизвестный срок, пока они с принцессой Селестией что-то не придумают. Может быть и на всю тысячу, но от этой мысли у аликорнессы начинала кружиться голова. Она попыталась взять себя в копыта:

– Я… я думала о том, что там произошло, пока ты спала, – теперь ей нужно было сообщить ещё одну плохую новость, – о том, что Найтмэр сказала и сделала. И ничего не сошлось. Опять.

Принцесса привычным жестом потёрла переносицу, Трикси не мешала той говорить, тихонько любуясь проделанной Твайлайт работой над её гривой.

– Найтмэр Мун планировала создать «армию» из сильных волшебниц, поэтому перед своим освобождением меняла имена, чтобы потом, когда она захватит Эквестрию и погрузит её в вечную ночь, воспользоваться… нами, – она с трудом заставила себя это произнести, – как… как бы она там не планировала. Когда ты натолкнулась на следы её действий, когда мы начали расследование, Луна это заметила, и это воспоминание вновь оживило Найтмэр, – Твайлайт закончила с экспозицией, теперь началась сложная часть: – Тогда зачем она пряталась? Зачем сожгла книгу? Зачем вновь притворялась Сильверлайтс? Если она просто могла просто сразу атаковать нас? Она что-то выдумала про сообщество, и опять зачем? Она хотела заставить меня что-то сделать хитростью, чтобы облегчить себе порабощение Эквестрии? – принцессу прорвало, всё, что она держала в себе, пока единорожка спала, теперь вырывалось наружу совершенно бесконтрольно, даже то чего она не хотела говорить. – Чем я больше об этом думаю, тем абсурднее это всё в целом выглядит! Я совершенно ничего не понимаю! Она продолжала лгать и после обнаружения?! Королева Вечной ночи, которая чуть дважды… трижды не убила меня, стояла надо мной, когда я родилась, и придумала мне имя?!

Это вполне себе было поводом для новых кошмаров, о нет, та не зря взяла себе такое имя. А кому-то дала. Твайлайт рухнула мордочкой в копыта, обессиленно вздыхая, ей нужен был отдых, но сама натура её не позволяла его получить. За окном внезапно стемнело и Трикси пришлось зажечь лампу, отмечая про себя, что оказывается она проспала большую часть дня. Аликорнесса была рада, что зашторила окно ранее, пристального взгляда луны она бы сейчас не выдержала.

– Спар… Твайлайт, – начала Трикси, – да, мы ещё не закончили, но у Великой и Могущественной Трикси ни одно дело не останется нераскрытым, не смей в этом даже сомневаться. А сейчас, посмотри на себя в зеркало. Принцесса не должна так выглядеть, из тебя конечно принцесса хуже чем из Трикси, но даже и так, – она похлопала копытом по кровати, – ты едва спала последние трое суток, а Трикси понадобится твоя полностью работающая голова завтра. Так что сейчас ты пойдёшь умоешься, причешешь эту ужасную гриву, хотя бы в половину так хорошо, как ты справилась с гривой Трикси – она с пренебрежением глянула на выбившиеся локоны принцессы, – и ляжешь в кроватку. А завтра утром мы отправимся в покои Луны и не оставим ничего на своём месте. И поскольку Трикси нельзя беспокоить и заставлять волноваться, ты сделаешь в точности как она сказала.

Волшебница закончила с довольной улыбкой – очевидно, довольна она в первую очередь была собой. Твайлайт потёрла глаза, затем откинула голову глубоко назад, рассматривая потолок и раздумывая над словами Трикси. Сон был крайне заманчивой перспективой – вырваться из этой бесконечной кутерьмы запутанных и нелогичных обстоятельств и впасть в сладкое небытие хотя бы на одну ночь. Принцесса молча отправилась в ванну, а Трикси с удовольствием обняла подушку, радуясь тому, что выбила себе ещё одну ночь на королевской перине. Она конечно поспала некоторое время, но за окном уже стемнело, Селестия в одиночку опустила солнце и подняла луну, а Трикси не была против продолжить отдых. Аликорнесса вернулась с более презентабельной гривой и мордочкой и рухнула рядом, укладывая крылья поудобнее.

– Копыта держать при себе, – подразнила волшебница принцессу, но той было уже всё равно, она крепко спала.


Всё-таки целого дня сна было предостаточно, поэтому волшебница ворочалась и слишком чутко реагировала на все посторонние звуки. В очередной раз она проснулась из-за того, что аликорнесса аккуратно перевернулась на другой бок, встала и отправилась в ванную по своим делам. По крайней мере так думала Трикси первые десять минут, однако когда принцесса не возвращалась всё дольше и дольше, она начала сомневаться. Наконец волшебница не выдержала и, поднявшись, направилась следом, почти не удивившись, что никого не обнаружила. Единорожка пробормотала что-то, чем не могла бы гордиться, и, выбравшись в коридор, поплелась лишь примерно представляя куда.

Трикси не долго пришлось слоняться, тут и там натыкаясь на ночных стражников с каменными выражениями мордочек, поскольку она заметила колеблющийся свет за массивной приоткрытой дверью с внушительной гравировкой месяца. Волшебница заглянула внутрь: весьма просторная комната с нишами и окнами, прикрытыми лёгкими занавесками, странной формы кровать, напоминающая гигантскую колыбель, погашенные светильники похожие на иссохшие деревья, которые она видела в Вечнодиком лесу, причудливой формы завихрения на полу и стенах, и принцесса Твайлайт, копающаяся в книжных полках под светом собственного рога.

– Ну конечно, – вздохнула Трикси, смиряясь со своей участью. Могла ли Спаркл привнести в её жизнь что-то кроме проблем?

– Кто здесь?! – аликорнесса подскочила на месте, обрушая часть книг на пол и разворачиваясь на половину оборота с рогом и крыльями наизготовку. Выражение испуга тут же изменилось на извиняющееся. – Трикси, ты меня напугала.

Волшебница пару секунд подумала над формулировкой своей реплики.

– Найдётся ли во всей Эквестри хоть одна причина делать это ночью? – печально высказала она своё мнение и зашла внутрь, прикрывая за собой тяжёлую дверь, лязгнувшую при столкновении со второй половинкой.

Твайлайт показалось, что она где-то уже это слышала, и чувство только усугублялось тем, что вопрос был явно риторический.

– Я проснулась, а потом просто не могла перестать думать и у меня не получалось вновь заснуть, – оправдывалась Твайлайт, – поэтому я отправилась сюда. Извини, Трикси, я не могу притворяться, что всё хорошо, когда это не так. Думаю, я не такая хорошая актриса как ты.

– Не думай, что Трикси только и делает, что притворяется, – волшебница мысленно поблагодарила Твайлайт за то, что та не смотрела в её сторону, – она просто хотела, чтобы не все её встречи с тобой превратились в… то во что превратились.

Аликорнесса снимала одну за другой книги с полок, пролистывая их и складывая в ровные стопочки на пол, она на секунду обернулась, в блеклом освещении только от её магии глаза с тёмными кругами под ними выглядели жутковато.

– Это не твоя вина, Трикси.

Единорожка лишь издала что-то среднее между вздохом и смешком:

– И тем не менее это произошло.

Волшебница поигралась с лампами магией, заставляя их осветить комнату как следует, пока принцесса морщилась от режущего света.

– Что именно мы ищем? – поинтересовалась Трикси, принимаясь за полку на другой стороне комнаты.

– Что угодно, – пробормотала Твайлайт, она кивнула на свои стопки: – здесь только художественная, у Луны был очень хороший вкус касательно драмы, – она мысленно отругала себя за использование прошедшего времени.

Трикси стала копировать действия принцессы, ей досталась научная литература по магии, и единственная причина по которой она не захрапела вновь прямо на полу – хороший многочасовой сон. Чем-то это напомнило ей исследование комнаты Твайлайт, только книг было больше и были они ещё мудрёнее, а милых рисуночков в Селестией нигде не проглядывалось. Через некоторое время все книги оказались на полу, а у кобылок до сих пор не было ничего.

– Следовало с этого начать, – пробормотала Твайлайт, направляясь к столу, – но я решила, что Найтмэр стала бы прятать свои вещи от Луны в менее очевидных местах.

Принцесса вытащила первый ящик, и его содержимое куда больше понравилось Трикси хотя бы тем, что напомнило, что принцессы тоже пони: расчёска, косметика, зеркальце, пара браслетов и винтажных ожерелий, которым может быть было по тысяче с лишним лет, а так же корона. Волшебница не была бы собой, если бы тут же не возложила последнюю себе на голову вместо шляпы, что осталась в комнате Твайлайт.

– Отныне величать Трикси Первая, принцесса Величия и Могущественности, – пафосно продекламировала она, разглядывая себя в зеркало.

– Сними немедленно, – голос у Твайлайт был крайне серьёзный.

– Но Трикси идёт, – и несмотря на то, что это было чистой правдой – иссиня-чёрная корона изумительно смотрелась на её серебряной гриве – убийственный взгляд аликорнессы заставил положить реликвию на место.

Второй ящик ей понравился меньше, а уж Твайлайт тем более – она видеть не могла все эти официальные бумаги, которые свалились на неё вместе с крыльями, тем не менее среди них тоже не нашлось ничего подозрительного. Третий же оказался заперт.

– Смотри и приготовься быть пораженной, – откуда-то из гривы Трикси извлекла заколку и стала ковыряться кончиком в замке.

Это было действительно загадкой, по большей части потому что грива её свободно лежала на голове и шее и наличие в неё заколок было излишним. Твайлайт с минуту наблюдала за бесплодными попытками волшебницы вскрыть замок и не выдержав, просто вырвала ящик из стола магией. А через секунду замок щелкнул под натиском заколки, пряча засов. Твайлайт про себя отметила, что вместе с усталостью в ней росла и раздражительность.

Внутри ящика друг на друге лежала ровная стопка листов, объединённых скрепками в кипы примерно одинаковой толщины, с первого взгляда было не возможно сказать сколько их. Причём те, что лежали сверху, выглядели куда новее прочих. Твайлайт осторожно подняла первую стопку, пробегая глазами по листу; сомнений не было – это тот самый список имён. Она перелистнула, замечая знакомые, а затем ещё раз, после чего увидела своё собственное, вновь обведённое и с восклицательным знаком рядом. Обвела ли его Найтмэр давно, когда узнала, что Твайлайт стала личной ученицей принцессы Селестии? Или же недавно, когда именно Твайлайт начала копаться в этом заговоре, тем самым оживив её? Так или иначе воображение, нарисовавшее Найтмэр Мун с кровожадным выражением обводящей её имя в списке, заставило аликорнессу лишний раз содрогнуться, а её шёрстку встать дыбом.

Трикси не взяла переписанный список с собой, – прокомментировала из-за плеча волшебница, – но многие имена здесь ей знакомы.

Твайлайт со вздохом бросила стопочку на стол, а затем взяла вторую, ещё один список, она пролистала его и кинула туда же. Третья так же ничем не отличалась.

– Зачем Найтмэр понадобилось делать копии? И укладывать их здесь в куч… – она осеклась.

Её имени не было во втором и третьем списках. Твайлайт вернулась к ним, проверяя, постранично сверяя друг с другом, и оказалась права – это были вовсе не копии. Это были другие списки с другими именами. Трикси торопливо пролистала вторую стопку, затем третью, она покачала головой:

– Ни одного знакомого, Спаркл. Что это? – волшебница выглядела озадаченно. – Нам понадобится наш список, Трикси мигом! – она выбежала из комнаты, оставляя принцессу со зловещими именами наедине.

Твайлайт пролистала четвёртую стопку, что была заметно старее чем предыдущие, но содержала всё то же – имена. Она вновь сверила её уже с тремя предыдущими, вновь ни одного одинакового, и в каждой стопке была так или иначе выделена одна строка. Принцесса бросила взгляд на вырванный ящик – она не перебрала и половины, ей показалось, что само отчаяние смотрит на неё чернилами с потрёпанных и пожелтевших листов.

Трикси вернулась, торопливо неся растрепавшуюся кучку пергаментов, она отобрала у Твайлайт первую стопку и начала сверять записи Найтмэр со своими, быстро бегая глазами по страницам.

– Что же, Трикси действительно Великая и Могущественная, – обрадовалась она, – ни одного отличия!

Принцесса этой радости не разделяла:

– Тогда что это? – она провела копытом по столу, теперь засыпанному бумагой. – Откуда столько?

Волшебница покусала губу, размышляя; она была фокусницей, уж она-то должна быть способна понять в чём состоял трюк.

– Может быть Найтмэр не была уверена, когда точно её срок истекает и проделывала это несколько раз, чтобы у неё наверняка была армия, когда бы она там ни освободилась? – ей вполне нравилась ей теория, в конце концов, кто знает, как работает эта древняя магия с заточением на луну. Кто вообще придумал это заклинание?

Но Твайлайт была мрачна:

– Мы выписали всё за последние пятьдесят лет, значит… эти ещё старше, – она кивнула на стол. – Но это бессмыслица, ведь все пони со «световыми именами» родились примерно в одно и то же время! Если бы она не знала точной даты, она бы делала это каждый год. Но нет, она подобрала время так, что её освобождение пришлось практически на наше совершеннолетие. А получается, что она делала это с периодом, причём достаточной большим, – принцесса вытянула из стола очередную стопку и во рту у неё пересохло, – с невероятно большим.

Трикси лишь доводилось слышать об единорожьем, ровно как и пегасьем и земнопонском языках, они умерли как и языки малых народов, когда пони перешли на всеобщий, что каким-то до сих пор необъяснённым образом произошло ещё задолго до образования Эквестрии. Даже сейчас в исторических кругах шли споры о том, насколько наличие общего языка было важно в формировании их страны. Но теперь, волшебница своими глазами видела одновременно округлые и угловатые символы единорожьего языка.

– Это имена, – хрипло подтвердила Твайлайт, – те, что на единорожьем… они тоже световые. Это, – она указала копытом на странные округлые завитушки, – пегасий, а это земнопонский, – второй больше походил на клинопись; но в списке были строчки, написанные и не этими символами: и похожие на рога колья, и странная объединённая в одно вязь, и набор точек и палочек…

Трикси даже не могла удивиться тому, что Твайлайт знает единорожий, нет, тут она не смогла контролироваться себя и выдала наиболее очевидную реакцию:

– Сколько этому лет?!

Принцесса сглотнула, но в сухость в горле никуда не ушла, ровно как не исчезло вновь возникшее ощущение отдаляющегося от неё мира.

– Пять тысяч минимум… – она посмотрела на ящик, доверху набитый пачками листов, каждая из которых была древнее той, что она держала в своей магии.

Твайлайт показалось, что она оступилась, что было странно, потому что она никуда не шла, но каким-то образом она всё равно оказалась сидящей на полу, а голова её сильно кружилась. Она пыталась глубоко дышать, чтобы успокоить себя, но по тому как периодически вздрагивали её крылья было ясно, что это не помогает.

– Почему это лежит в столе? Почему это лежит в ящике стола?! – она провела копытом по мордочке, как будто пытаясь сбросить с себя тревогу, начинавшую переходить в панику. – Как Найтмэр могла прятать такое от Луны в простом столе?! Никак, никак не могла… потому что пять тысяч лет назад не было никакой Найтмэр! Понимаешь Трикси?!

Принцесса вдруг развернулась и схватила волшебницу за плечи.

– Понимаешь? – аликорнесса трясла её за плечи, Трикси была уверена, что уже видела подобную сцену со стороны. – Понимаешь теперь? Поэтому её аура светилась, когда я звала её Луной! Поэтому моё заклинание не смогло превратить её обратно! Потому что она вовсе не была Найтмэр! Она просто приняла её облик, чтобы одурачить нас, она это умеет… Это была Луна, всегда была Луна. Теперь всё сходится, – принцесса либо смогла успокоиться, либо впала в крайнюю степень отчаяния, она опустила теперь копыта на пол и сидела неподвижно, уставившись не на волшебницу, но куда-то в пустоту. – Она притворилась Сильвер Лайтс, чтобы сбить нас с толку. Она притворилась Найтмэр Мун, притворившейся Сильвер Лайтс, чтобы сбить нас с толку ещё раз. Всё это время это была Луна…

Она замолчала, но внутри неё не замолкало ничего, принцесса предприняла последнюю попытку овладеть собой, её должность подразумевала умение полностью контролировать себя в ситуациях, которые и не снились прочим пони. Ей удалось, она вдохнула и выдохнула, полностью возвращаясь в реальность с багажом её выводов и мыслей, и заговорила спокойно, размеренно и рассудительно:

– Трикси, мы всё ещё не знаем, чего она добивалась и каковы были её мотивы, но учитывая, как долго, – аликорнесса была недовольна выбором такого слова, оно явно умаляло масштабы, – она действовала, можно предположить… можно предположить, что принцесса Селестия знала об этом, или даже была вовлечена. Я хочу, чтобы ты сейчас же отправилась в Понивиль за моими друзьями носительницами Элементов гармонии, только вместе мы сможем предстать перед принцессой Селестией. До тех пор я останусь здесь и буду приглядывать за ней; она пока что ничего не знает о нас, поскольку думает, что мы поверились в ложь о Найтмэр.

Волшебница насупилась, её взгляд был осуждающим, она не могла до конца контролировать свои эмоции:

– Великая и Могущественная Трикси не нанималась в посыльные, и уж тем более она меньше всего желает контактировать с твоими друзьями, Спаркл… – это было лишь вступлением, она не добралась до того, что хотела сказать, но Твайлайт прервала её.

– Это приказ, – громко выговорила она, вставая во весь рост и расправляя крылья.

Несколько минут в комнате висела мёртвая тишина. Трикси сверлила свирепым взглядом Твайлайт, ноздри волшебницы раздувались от того как тяжело она дышала, она наклонилась вперёд, пытаясь нависнуть над принцессой. Твайлайт отвечала ей непоколебимо, она была тверда и спокойна, больший рост и крылья добавляли внушительности, не хватало лишь короны.

– Слушаюсь, Ваше Высочество, – волшебница, с презрением скрипя зубами, резко развернулась и, не попрощавшись, быстро вышла из комнаты.

Твайлайт ненавидела ложь и неправду, она считала, что ложь лишь увеличивает энтропию информации и мир без неё был бы куда лучше. И тем не менее, она солгала. Принцесса Селестия была её наставницей практически всю её жизнь, она училась всему что знала, сначала вдохновляясь принцессой, а затем и под её руководством. И если кто-то и должен был пойти к принцессе Селестии, поговорить с ней и, если надо, остановить, то Твайлайт и одна только Твайлайт.

За окном забрезжил рассвет.