Оружие мужей / Martial Bliss

Шайнинг Армор получает самый важный тактический урок в своей жизни. Фанфик от автора "Как вырвать зуб единорогу", "Леди Призмия и принцесса-богиня" и др.

Шайнинг Армор

Питающиеся страхом

Эти жалкие мерзкие предатели, превратившиеся в посыпанных блёстками бабочек, совершенно не были готовы к её возвращению. Более того, они не ждали и того, что вернется она не одна. Вступив в союз с королем теней, Кризалис вывела новый вид чейнджлингов, более сильный, более верный. Им больше не нужна любовь, чтобы кормиться. Им нужен только страх.

Кризалис Король Сомбра

В школе летунов.

Робкая и не совсем ладящая с полётами малышка Флаттершай попадает в школу Клаудсдейла, где ей предстоит познакомиться с одной очень необычной пони и вместе с ней пережить немало захватывающих приключений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити

Фоллаут: Эквестрия — Звёздный свет

После смерти Богини умы и души, составлявшие Единство, рассеялись по всей расе аликорнов. Предоставленные своей воле, они объединились и с помощью Вельвет Ремеди создали организацию Последователей Апокалипсиса. Радиант Стар, юный аликорн и новоявленная послушница Последователей, подвергается воздействию странного заклинания, наделившего её внешностью одной известной Министерской Кобылы, бывшей прежде частью Богини. Однако изменения на этом не прекращаются, и вскоре Стар осознаёт, что ей каким-то образом передались все чувства и эмоции Твайлайт Спаркл. Отчаянно желая выяснить причины случившегося, она вместе со своей верной подругой из Последователей, Вайолет Айрис, отправляется искать ответы на терзающие её вопросы, совершенно не подозревая, что её преображение повлияет на весь мир.

ОС - пони

О восходе и закате небесных тел

Принцесса Кейденс и принцесса Твайлайт Спаркл прибывают в Кантерлот, чтобы взять на себя новую ответственность - за Солнце и Луну.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Что же я наделала?..

Селестия рассказывает Луне о своей тайне

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Дитя

Очень краткий рассказик, которому уже около 4 лет. Выкладываю т.к. случайно наткнулся на него в Гегл Диске и удалять было жалко.

Кризалис Чейнджлинги

Equestrian Tail

Эквестрия, эмиграция. События рассказа происходят в немного расширенной вселенной Эквестрии. Главный герой бежал от ужасов, творящихся во имя добра на его заснеженой родине и пытается найти свое место в Эквестрии.В самой Эквестрии, правда, настоящее затишье перед бурей и возможно уже жители Эквестрии встанут перед дилеммой, которую когда-то решали жители его далекого дома.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

Лейтенант

Мир Гигаполисов. Слишком многое этот мир умудряется забрать, не дав ничего взамен. Кто-то не может смириться с потерей, а кто-то пытается играть по правилам этого мира. Какой путь выберет Темпест Шэдоу с прим-фамилией Кэссель? Ответ сокрыт на страницах истории.

Другие пони Человеки Темпест Шэдоу

Автор рисунка: aJVL
Глава 10: Новая команда Глава 12: Бег с препятствиями

Глава 11: Привлекающий маневр

Двое суток спустя я стоял на опушке Вечнодикого леса, что монолитной темно-зеленой стеной высился над южной частью Понивилля, и тщательно рассматривал деревню в бинокль.

Позади меня, под прикрытием заклятия невидимости, небольшим полукругом стоял мой новоиспеченный отряд в полном составе. Фоксбейн сумел сделать так, чтобы мы видели друг друга, в то время как никто чужой не мог заметить нас. Правда, заклятие имело недостатки в виде теней, которые каждый из нас продолжал отбрасывать, и следов, которые мы не могли не оставлять, но такая маскировка была все же лучше, чем ничего.

До окраин Понивилля армия Шайнинг Армора добралась куда быстрее, чем можно было бы предположить. Дело в том, что капитан Стражи решил искусить судьбу и проложил маршрут прямиком по тракту, где через каждый полмили стояли дозорные Архитеона. Дозоры, разумеется, пришлось убирать, и обязанность эта легла на меня и Гильду. Первоочередными нашими целями были единороги, которые непременно оказывались в составе патрулей, как правило, в количестве одного пони. Их мы убивали издали, чтобы они не успели переслать сигнал тревоги следующему посту. Густой лес вокруг очень хорошо скрадывал любой, даже самый громкий звук, а потому я не боялся поистратить патроны, которых у меня было более чем достаточно благодаря помощи Фоксбейна. Пегасов брала на себя грифина, а немногочисленных земных мы нейтрализовывали на пару – я ножом, она когтями. В небесах также постоянно реяли несколько Кровавых Ястребов, чтобы заранее доложить о возможных разведчиках. Таким образом мы прошли расстояние от Оплота до Понивилля всего за несколько часов, хоть колонны марширующих солдат и растянулись на добрую тысячу ярдов.

Сейчас Стражи, не разжигая костров, расположились в Лесу неподалеку от того места, где тракт переходил в улицы Понивилля; задача же моей команды состояла в том, чтобы устроить отвлекающий маневр в северной части деревни и дать Шайнингу возможность прорваться с юга. Когда будет получено подтверждение о начале штурма, я должен буду отыскать подходящую позицию и поддерживать наступление издали, устраняя потенциально опасные боевые единицы.

Я тихонько фыркнул, не отнимая от глаз бинокля, с помощью которого отыскивал в Понивилле подходящее высокое здание. «Устранять» звучало гораздо более тактично, чем «убивать», и потому в официальных рапортах армии США использовалось куда чаще. Ну да ладно, это так, к слову...

«Высоту» в деревне я отыскал, и даже не одну: каланча пожарной части, какая-то круглая ступенчатая башня – Эпплджек сказала, что это мэрия, — и невообразимых размеров дерево поодаль, в котором, судя по всему, был устроен дом. По крайней мере, в листве зеленого гиганта я определенно увидел балкончик, на котором стояла тренога с телескопом. Все эти точки были расположены относительно недалеко друг от друга, и я мог бы достаточно быстро перемещаться между ними в зависимости от хода сражения. На Гильде лежала ответственность за то, чтобы никто не напал на меня с воздуха; Скуталу должна была постоянно наворачивать круги над Понивиллем, выискивая места, где пригодилась бы моя помощь; Фоксбейн обеспечивал маскировку, магическую защиту и связь с Шайнинг Армором, а Эпплджек и Зекора собирались драться голыми копытами. В способностях моей рыжей подруги я не сомневался, все еще памятуя, какие удары она раздавала Алмазным Псам у себя на ферме, а вот навыки зебры оставались для меня загадкой. Впрочем, не только: мне почему-то казалось, что она увязалась с нами по совершенно другой причине, нежели по той, которую озвучила мне. Но размышлять об этом времени не было. Дело не терпело отлагательств, а я, хоть и презираю войну как таковую, в бою всегда выкладывался на все сто, иначе просто не дожил бы до сегодняшнего дня... а потому пора было начинать – чем раньше, тем лучше, и тем быстрее все это закончится.

Я опустил бинокль и протянул его Фоксу, который упрятал его в седельную сумку.

— Ну, теперь я более-менее ориентируюсь, куда нам нужно попасть. Все готовы? – Я обвел взглядом свой маленький отряд. Зекора, Гильда и Фоксбейн кивнули, Скуталу махнула крыльями и заявила, что готова. Эпплджек молча подошла вышла вперед и некоторое время смотрела на Понивилль. Складывалось ощущение, что она наслаждается видом каждой соломенной крыши, каждого флюгера, каждой печной трубы – всего того, что придавало городку его очертания.

— Три года, — наконец выдавила она. – Три года я не могла ходить по здешним улицам. И теперь мы идем, чтобы дать пинка под архитеонову королевскую задницу и прогнать его отсюда...

ЭйДжей покачала головой, не находя слов, которые дали бы выход обуревавшим ее эмоциям. Я подошел, опустился рядом с ней на колено и, приобняв, потрепал по шее.

— Именно. И мы прогоним его. Я обещаю. А теперь идем – нужно как можно скорее помочь Шайнингу сделать это.

Эпплджек, благодарно глянула на меня и отошла к остальным. Мы построились в цепочку и направились вдоль опушки к западной части Понивилля, чтобы не пересекать широкие луга между деревней и Яблочными Акрами. Рыжая ковбойша секунду помялась на месте, и я увидел, как она одними губами повторила: «Мы идем».


До северной околицы Понивилля мы добрались быстро, никем не обнаруженные, хотя один раз Зекора заставила всех замереть на месте – над нами пролетел воздушный патруль, который мог обратить внимание на несколько теней, самостоятельно движущихся по земле. К счастью, там, где мы остановились, трава была более темной, чем на остальной опушке, так как здесь начинался спуск к реке. Стены вокруг городка не было, что сильно упрощало нашу задачу – можно было сразу нырнуть в узкие переулки между домами и скрыться с глаз долой. Так мы и поступили.

Ближайшей отсюда «высотой» из тех, что я выбрал, была пожарная часть, над которой вздымался силуэт каланчи. Я выглянул из-за угла дома, оценил обстановку и повернулся к остальным.

— Ну что ж, в деревню мы пробрались, теперь можно приступать к выполнению наших задач. Я заметил через пару кварталов какую-то площадь, что там?

— Раньше это был обычный прогулочный скверик, — отозвался Фоксбейн. – Но теперь гвардейцы устроили там склад, и именно там они раздают пайки.

— Как по мне, отличное место для отвлекающего маневра, — заметила Гильда.

Я согласно кивнул.

— Тогда вот как мы поступим. Фокс, Гильда, Зекора – вы обходным путем проберетесь в пожарную часть и позаботитесь, чтобы там не осталось ни одного гвардейца. Скуталу – ты кружишь над площадью, чтобы сразу заметить, если откуда-то придут подкрепления. Если увидишь – летишь к Фоксбейну и он пересылает эти сведения Шайнингу. Возможно, это поможет определить, в какой стороне у них казармы и сразу заблокировать нужные улицы. – Скуталу отсалютовала крылом и, присев, взмыла в воздух, по-прежнему находясь под маскировкой. – Ну а мы с Эпплджек нанесем визит на склад продовольствия и мило побеседуем с тамошним начальством. Всем все ясно?

Эта часть плана была для меня наиболее волнительной, ибо от того, насколько мои распоряжения окажутся уместными, зависело, выживут ли те, кто будет их выполнять. Поэтому я очень надеялся, что правильно распределил роли.

Гильда хищно усмехнулась и воинственно распушила кисточку на хвосте.

— Когда ты доберешься до пожарки, там уже не будет никого, кто мог бы тебе помешать. – Зекора сдержанно кивнула, словно подтверждая.

— Ну, тогда последний штрих, и можно начинать. – Я проверил все застежки и ремни, поправил за спиной винтовку и глубоко вздохнул. – Сними с нас двоих невидимость, Фокс.

— Что? – опешил тот.

— Думается мне, этих засранцев ничем не отвлечь сильнее, чем мной, — усмехнулась Эпплджек. – Когда начнется заварушка, не будет иметь значения, видят нас или нет. Да и тебе не стоит выжимать из себя все силы, я прекрасно знаю, что, если долгое время используешь магию, потом ходишь как пьяный. Мы справимся.

Фоксбейн открыл было рот, чтобы возразить, но подумал и проворчал:

— Ладно. Но не подставляйтесь, а то мне голову оторвут, если вы погибнете. – Его рог коротко вспыхнул, и у меня возникло чувство, будто с меня осыпается какой-то порошок. – Ну вот, теперь вас может видеть кто угодно. Удачи.

Единорог развернулся и вслед за Гильдой и Зекорой свернул в ближайший переулок, который вел в сторону пожарной части.

— Ну что, идем, душа моя? – обратился я к Эпплджек.

Она залихватским жестом сдвинула свою шляпу на затылок:

— О да!

Стараясь не выдать себя ни единым звуком, мы тоже нырнули в проход между домами, только эта улочка вела в противоположную сторону. Пройдя по нескольким тесным и извилистым проулкам, мы оказались в том квартале, который одной своей стороной выходил на площадь и в котором как раз и находился склад провизии. С той стороны раздавались какие-то равномерные возгласы, но я не смог ничего расслышать и обогнул еще один дом, после чего крайне осторожно высунулся из-за угла, густо увитого плющом и дающего дополнительное укрытие.

На площади выстроилась приличных размеров очередь, голова которой упиралась в здание склада. Сам дом раньше, скорее всего, был какой-то лавкой, чем и объяснялось наличие складского помещения в задней его части.

— Следующий!

Под выкрик статного единорога в таком же сером с красной полосой плаще, какой был у сержанта на Яблочных Акрах, от очереди отделился коричневый земной жеребец и подошел к прилавку, который был устроен на веранде бывшей лавки и выглядел так, будто его с мясом вырвали из пола и притащили сюда. Единорог пролевитировал к нему небольшую коробку из целого штабеля, громоздившегося у стены. Земной схватил зубами узелок бечевки, которой коробка была перевязана, и с угрюмым видом поплелся прочь, провожаемый взглядами трех гвардейцев, что служили своему начальнику охраной.

— Следующий!

Я отлепился от стены и скользнул обратно в тень.

— Похоже, раздача идет полным ходом, — тихо сообщил я Эпплджек. – Лучшего шанса сегодня нам, по-моему, не представится. Но надо подобраться поближе. Есть идеи?

— В таких домах обычно есть черный ход, — шепотом отозвалась ковбойша. – Можем попытаться зайти сзади. Нападения изнутри склада они точно ждать не будут. Только вот этот ход, если он есть, либо охраняется, либо забит досками... Короче, легко не будет.

Я фыркнул:

— А что, когда-то было легко? Ну что ж, попробуем зайти с черного хода. Но я надеюсь, там все же будет охрана, а не доски.

— Почему это?

Я вытащил из чехла нож и провел пальцем по лезвию, проверяя остроту.

— Потому что возиться с досками будет куда более шумно.


В задней стене здания действительно обнаружился черный ход, причем, как ни странно, ни охрана, ни доски дверь не загораживали. Все было куда прозаичнее: на дверном полотне красовался огромный навесной замок. Я чертыхнулся. Сбивать такую штуковину означало привлечь к себе внимание всех в радиусе квартала.

— И что будем делать? – Мрачно поинтересовался я у Эпплджек. – Что-то не хочется мне на тех молодчиков за прилавком с воинственным кличем нестись.

Она пожала плечами:

— Даже если мы просто взломаем эту дверь, это даст желаемый результат, разве нет? Отвлечем их, как миленьких. А если нам повезет и поблизости от двери не окажется гвардейцев, так вообще шикарно будет.

Возразить было, в общем-то, нечего. Я стащил с плеча «Барретт», поместил выступающую деталь его толстого металлического приклада между корпусом и дужкой здоровенного амбарного замка и аккуратно приналег, ухватившись за кожух двумя руками.

— А ты не повредишь эту свою штуковину? – Встревожилась ЭйДжей.

— Этот выступ сделан для того, чтобы из нее было удобнее стрелять, и, в случае чего, иметь возможность приложить кого-то по черепушке. Так что ничего ему не сделается от грубого обращения.

— Я могла бы и ногой этот замок сбить.

— Не сомневаюсь. – Тут замок сдался, и дужка с противным, но не очень громким хрустом вышла из обоих пазов. Увесистый корпус замка чуть не грохнулся на деревянное крыльцо, но я успел подхватить его. Везет, что тут скажешь! – Но это не было бы так тихо.

Я снова пристроил «Барретт» за спиной, вытащил из кобуры МП-7 и, держа оружие перед собой, приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Насколько можно было судить, почти все пространство склада было заставлено ящиками с меня высотой, по которым гуляли нечеткие дрожащие тени, создаваемые одинокой свечой, горевшей в настенном подсвечнике. Ни одного гвардейца видно не было, и я, махнув Эпплджек, зашел внутрь, стараясь на всякий случай не скрипеть половицами.

Как мы выяснили, порыскав между рядами ящиков, в помещении вообще не было охранников, и мы направились к двери на другом конце склада, которая должна была вести в торговую комнату лавки. Эпплджек прижала к ней ухо, немного послушала и отрицательно помотала головой. Блин, их что же, вообще внутри нет? Тогда какого черта мы вообще пытались скрытничать? Можно было просто выбить ту дверь ногой!

Тем временем ЭйДжей успела приоткрыть дверь и просунуть в открывшуюся щель голову.

— Тут никого! – Донесся до меня ее приглушенный дверью голос, и в проеме вслед за головой исчезла и остальная часть ковбойши. Я последовал за ней и оказался в небольшой комнате. В дальнем углу виднелась лестница на второй этаж, слева от двери в полу красовалась неровная прямоугольная дыра – наверное, здесь раньше стоял прилавок, который я видел снаружи, — а в стене напротив было два окошка и дверь на веранду, где проходила раздача пайков. Форточка одного из окон была распахнута, поэтому в комнате было слышно, что говорят снаружи; я пересек помещение и, встав сбоку от окна, осторожно выглянул в него.

К единорогу в плаще как раз подходила очередная пони. На этот раз это была серая пегаска с растрепанной гривой цвета соломы и с золотистыми глазами, причем правый глаз у нее был немного скошен наверх. Это придавало ей несколько дурашливый вид, но в целом она выглядела очень даже мило. А еще я заметил, что оба крыла у нее перебинтованы. За ее задней ногой, украшенной меткой в виде нескольких пузырьков, боязливо пряталась маленькая сиреневая единорожка, совсем еще жеребенок.

Когда эта пони подошла к прилавку, офицер, уже было выложивший на столешницу очередную коробку с едой, поднял на нее глаза и вдруг быстро прижал паек ногой, не давая пегаске его забрать.

— Так-так, вы только посмотрите, кто здесь у нас! – Насмешливо воскликнул он. – Наша замечательная почтальонша!

Серая кобылка прижала уши и вжала голову в плечи, отступив на пару шагов, а единорог продолжил, обращаясь к своим охранникам:

— Ребята, вы должны знать о ней! Это же та самая Дитзи Ду, которая столько времени была у нас занозой в крупе, таская письма повстанцев между Понивиллем и Клаудсдейлом, пока ей крылышки-то не пообломали! – При этих словах его рог засветился, и он, схватив телекинезом конец бинта на ее левом крыле, сильно потянул его в сторону. Дитзи жалобно вскрикнула от боли и пошатнулась, на глазах у нее выступили слезы. Гвардейцы угодливо загоготали, а офицер меж тем добавил: — Знаешь, я удивлен, что тебя вообще оставили в живых. Как по мне, так сломанные крылья – недостаточное наказание. Мой предшественник не обращал на тебя внимания, а зря! Как насчет... вынужденной голодовки? – Он отнял копыто от коробки и тут же с силой опустил обратно, раздавив ее содержимое в кашу. – Проваливай, косоглазие пупырчатое, и выкидыша своего с собой забери, а не то мои парни сломают тебе еще что-нибудь – будешь вся в бинтах, по последнему писку моды!

Снова раздался взрыв хохота со стороны солдат, пегаска в страхе попятилась, закрывая собой дочь и чуть не плача. Толпа позади нее недовольно загудела, но никто ничего не предпринял, чтобы защитить этих двоих.

В ушах у меня словно застучал огромный молот от притока крови; переполненный холодной яростью, я медленно отступил от окна и выпрямился. Возможно, читая это, вы презрительно думаете: ишь ты, герой выискался! Да если б ты такое на Земле увидел, небось и пальцем бы не пошевелил! И, знаете, скорее всего, так и было бы до того, как я попал в этот мир, где, хоть и гремит гражданская война, пони не утратили привычки помогать друг другу и защищать слабых. Да и посмотрел бы я на вас, если бы вы увидели, как Дитзи Ду, отойдя в сторонку, села и принялась успокаивать своего хнычущего жеребенка – небось, зубы себе от злости бы стерли, но сделать так ничего и не решились бы! А эти гвардейцы... максимум, что они могли заслужить – быстрая и безболезненная смерть. И уж смерти у меня с собой было в достатке.

— Дрейк, что ты... – Испуганно начала было Эпплджек, заметив мое выражение лица. Сама она в окно посмотреть не решалась и стояла чуть поодаль. Я не обратил на нее внимания и, щелкнув предохранителем ПП, решительно направился к выходу на веранду. Единорог уже кричал очередное «следующий», но я его не слышал – попрочнее упершись в пол одной ногой, другой я мощным пинком выбил дверь, да так, что она ударилась о стену, сорвалась с петель и отлетела в сторону, и выскочил на веранду. Офицер, не успев закрыть рта, вместе со своей охраной резко развернулся и изумленно уставился на направленное на него дуло пистолета-пулемета.

Никаких пафосных речей я не произносил и просто спустил курок. Звук выстрела эхом прокатился по площади и устремился в отходившие от нее улицы, заставив шедших по ним пони вскинуть головы и настороженно прислушаться. Единорог дернулся и мешком свалился на пол, заливая свой плащ кровью и ошметками мозгов из выходного отверстия пули.

Двое гвардейцев, стоявших по бокам от своего командира, сначала в ужасе отпрыгнули от его тела, но быстро пришли в себя и бросились в атаку, а третий, оказавшийся пегасом, мгновенно взлетел и направился куда-то на восток. Я не стал в него стрелять; нам как раз и нужно было, чтобы часть гарнизона отвлеклась на эту часть Понивилля. Второй гвардеец, тоже пегас, вспрыгнул на столешницу прилавка, взвился под потолок и устремился ко мне, вытянув перед собой копыта для удара. Этого я просто пропустил над собой, резко пригнувшись, и он с грохотом врезался в стену. Тряся головой, солдат попытался было подняться, но тут на веранду выбежала Эпплджек, изящно крутанулась на месте и с размаху припечатала его в скулу обеими задними ногами. Хрустнули шейные позвонки, и пегас, дернувшись, завалился набок и замер.

Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как в меня летит комок какого-то синего пламени. Времени соображать не оставалось, и я с не большей грацией, чем тот пегас несколько секунд назад, плюхнулся на доски пола. Огненный шар пролетел надо мной и прожег огромную дыру в стене соседнего дома, а единорог, не теряя времени на новое заклинание, выхватил из ножен на боку короткий меч и прыгнул на меня, не давая встать на ноги. Я все еще держал в руках МП-7, а потому одним ударом приклада отбил направленный мне в глаз клинок, а вторым угостил гвардейца в челюсть, заставив с грязными ругательствами свалиться с меня; потом быстро поднялся на колени, вытащил из чехла нож и, коротко размахнувшись, всадил его жеребцу под ухо. Вся эта схватка заняла с трудом пятнадцать секунд.

Поднявшись с пола, я отряхнулся и только тут понял, что толпа перед зданием никуда не делась, и десятка три пони смотрят на меня во все глаза, уронив челюсти и источая смесь непонимания, восхищения и ужаса от того, как я расправился с двумя гвардейцами. Под их взглядами я чувствовал себя очень неловко, когда наклонялся, чтобы вытереть нож от крови единорога о плащ его начальника. Но зато, нагнувшись, я заглянул под прилавок и увидел там стопку коробок, тоже с едой, но куда большего размера. Очевидно, это был рацион гвардии. Сунув нож в чехол, а ПП в кобуру, я поставил эти коробки на прилавок, взял одну и направился к той самой серой пегаске, Дитзи Ду, которая по-прежнему сидела на земле, передними ногами обнимая свою дочку. При моем приближении она сжалась еще больше, словно ожидая, что я ее ударю... А я просто присел перед нею на корточки и протянул коробку.

Дрожащими копытами пони приняла ее и с таким удивлением и благодарностью во взгляде посмотрела на меня, что я смущенно отвернулся и увидел, что Эпплджек залезает на прилавок.

— Минутку внимания, народ! – Зычно крикнула она. – Вы тут все знаете, кто я такая. Вы знаете, что я ни за что не стану вам лгать. И я говорю: сегодня же этому безобразию в нашей деревне придет конец! Никаких больше пайков, никто больше не посмеет над вами издеваться! Шайнинг Армор и его Стражники еще до наступления темноты отобьют Понивилль у этих бездушных уродов и их короля! – Слово «король» она выплюнула так, словно это был червяк, который попался в надкушенном ею яблоке. – Поэтому вот что надо сделать: расходитесь по домам и покрепче запирайте двери, а лучше – вообще уйдите в лес. Но если кто-то из вас тоже хочет сражаться, идите к южному выезду из города. Вам дадут оружие. А еще нужно передать эту весть по всему остальному Понивиллю. Ну, кто со мной?

Толпа несколько секунд ошеломленно молчала, а затем взорвалась воинственными воплями вперемешку с радостными восклицаниями. Несколько жеребцов бросились в разные стороны, оповещать остальных жителей Понивилля; еще несколько принялись разводить по домам стариков, кобыл и жеребят; около дюжины сразу побежали по южной дороге. Среди тех, кого уводили в безопасное место, я увидел Дитзи со своим жеребенком. Девочка плакала, но пегаска что-то ласково сказала ей и коснулась носом ее лба, а потом тоже побежала на юг. На мгновение наши взгляды встретились; ее лицо светилось решимостью.

Подали голос часы на башне мэрии. Над городком один за другим прозвучало двенадцать звонких ударов. И почти сразу я услышал злобные крики и топот множества копыт на нескольких улицах, отходивших от площади в восточном направлении.

Ну что ж, по крайней мере, свое задание мы выполнили. Я призывно хлопнул Эпплджек по плечу, и мы побежали к пожарной части.