Откровения Твайлайт Спаркл

Что будет делать Твайлайт, когда поймёт, что стала совсем взрослой? Сможет ли она совладать со своими инстинктами, чтобы не попасть в неприятности. Какие ещё секреты, личной жизни, скрывает Твайлайт, и как ей в этом поможет Принцесса Селестия? Всё это, и многое другое, вы сможете узнать от самой Твайлайт в данном рассказе.

Твайлайт Спаркл

Я подстрелил пегаса

Путешествие пони сквозь постапокалиптическую пустыню, пронизанное его размышлениями о любви, жизни, смерти и пегасе.

ОС - пони

Дело принципа

Директор Селестия терпеть не может возню с бумагами, принцесс и собственное прошлое. К сожалению, первый пункт из этого списка составляет её работу… и она отчаянно нуждается во втором, чтобы разобраться с третьим.

Принцесса Селестия

Pain

Боль, моральная и физическая. Как с ней справиться, если выбора нет, а шанс на хэппиэнд можно вообще забыть?

Флаттершай ОС - пони

У Принцессы возраст не спрашивают

Твайлайт узнает тайну Принцессы. Но сможет ли она её сохранить?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Там, где кончается мир: Сияние Вечности

Нелегко жить, родившись в одной из приближённых к престолу семей, но постоянно пребывая в тени своих знаменитых родственников и не обладая и толикой их могущества. Однако как всё может измениться, когда незнатного потомка одного из дворянских домов Эквестрии, зарабатывающего на жизнь наёмничеством, наймёт царственно-холодный посланник иной расы, прибывший из-за моря с загадочной целью поиска неимоверно древнего артефакта?

ОС - пони

Chronicles Postapocalypse: Equestria

Неведомая Катастрофа поглотила мир более двух веков назад. Почему это произошло и кто виноват, никто не знает до сих пор. Найдутся ли смельчаки, которым окажется под силу раскрыть тайны нынешней Эквестрии? И не окажется ли правда, узнанная ими, слишком тяжелой ношей? Ставки высоки, как никогда. Враг силен, хватит ли сил одолеть его?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Шпрехен зи грайфиш?

Твайлайт Спаркл пытается выучить грифонский язык. Понификация рассказа М. Булгакова "Шпрехен зи дейтч?".

Твайлайт Спаркл Эплджек

Последняя Ночь Кошмаров Пинки Пай

Пинки Пай любит Ночь Кошмаров. Она любит также одеваться, ровно как и конфеты. Больше всего ей нравится разыгрывать пони. Но однажды она зашла слишком далеко.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Навстречу судьбе

В Эквестрию вновь пришёл мир и покой. Но душа Артура по-прежнему тревожна. Он не может радоваться, он не может спокойно спать, постоянно просыпаясь в холодном поту от повторяющегося ночного кошмара... Что-то не так. Психическое помешательство из-за прошлых событий или нечто более ужасное? Артуру предстоит опасный путь в удивительное место и в этом ему поможет... пятёрка пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Одержимость

Глава 13

Кошмар Флаттершай

Флаттершай резко открыла глаза и, испуганно взвизгнув, молнией взлетела на ближайшее дерево. Судорожно дыша, она попыталась вспомнить, как она оказалась в Вечнодиком лесу. Ведь сама по доброй воле она бы ни за что в него не отправилась одна. Сглотнув, пегаска взлетела чуть выше верхушек деревьев и огляделась. Какого же было её облегчение, когда она увидела вдалеке знакомую гору, стоящую чуть обособленно от остального хребта. Это была та самая гора, из которой они с подругами изгоняли дракона, и которая стояла недалеко от Понивиля.

Воспользовавшись горой как ориентиром, Флаттершай полетела по направлению к её родному городу. Но, долетев до опушки леса, жёлтая пегаска застыла, шокированная видом, открывшимся ей. Город лежал в руинах, а на улицах, обычно оживлённых, не было ни одного пони. Она опустилась на землю недалеко от остатков её домика и ужаснулась тому смраду, который ощутила. Он был настолько силён и отвратителен, что Флаттершай пришлось прикрыть нос и рот копытом, чтобы её не стошнило. Однако, как ни странно, она не ощущала в этом запахе даже намёка на дым, хотя все здания были обуглены дочерна.

Вдруг она услышала тяжелые шаги откуда-то из города и, спрятавшись в руинах своего домика, зажмурилась и тихонько заскулила. Звук шагов приблизился, пегаска приоткрыла один глаз и окаменела от ужаса. Недалеко от её дома стоял большой дракон белесого цвета. Десятиметровое чудище принюхивалось, а Флаттершай смотрела на него, не в силах оторвать взгляд. Она до паралича боялась драконов, но этот ужасал её куда больше чем все остальные особи его вида. Во-первых смрад, ощущаемый ей в воздухе, исходил от гноя, вытекающего густым потоком из его жутких на вид язв и каверн. Он постоянно срыгивал. Пегаска видела, как с его клыков стекает серо-жёлтая жидкость, капающая на землю с противным шипением и оставляющая на ней чёрные проплешины. Во-вторых, крылья дракона были изломаны и свисали рваным плащом на спину. В-третьих, глаз у этого монстра не было – лишь два провала глазниц обшаривали руины Понивиля. Но самое жуткое было то, что вздувшийся живот тошнотворного создания был полупрозрачен, и Флаттершай могла рассмотреть плавающие в желудочном соке изуродованные останки зверушек и пони вместе с какими-то тварями, похожими на угрей или длинных червей. На глазах розововолосой лошадки одна из них змеиными движениями подплыла к голове Лиры и впилась ей в глаз, дрожа всем телом от удовольствия. Этого бедная пегаска выдержать не смогла и выплеснула содержимое своего желудка себе под копыта.

В ту же секунду чудовище резко развернулось и помчалось в сторону её убежища испуская из глотки звук, похожий на клёкот. В панике Флаттершай дернулась в противоположную сторону и, споткнувшись об остатки лестницы, упала на пол. Дракон тем временем подбежал к обломкам стены её домика и, наверное, сожрал бы пегаску вместе с потрохами, если бы не уткнулся в стенку откуда ни возьмись взявшегося голубого купола. Флаттершай изумленно огляделась и с радостью увидела своих подруг в доспехах стражи принцесс. Рог Рарити светился, удерживая щит над пегаской, а остальные яростно атаковали чудище. Тварь отчаянно защищалась, несколько раз «выдохнув» на пони желудочную кислоту вперемешку со змеевидными гадами, но её атаки не приносили результата. Твайлайт умело перенаправляла и останавливала их стенами магии. Чудовище заклокотало и подняло лапу, чтобы растоптать надоедливых пони, мешавших ему жрать, но в этот момент сверху что-то громыхнуло, и в него впечаталась радужная молния. Дракон глухо ухнул и рухнул на землю. Судорожно подергав лапами, он в последний раз кудахтнул и замер. ЭпплДжек подошла к телу и аккуратно ткнула его копытом:

— Мёртв, — констатировала рыжая пони – Но надолго ли?

Развернувшись, она подбежала к желтой пегаске и… уткнувшись головой в щит, повалилась на бок с грохотом упавших кастрюль.

— Рарити, убери эту магическую фигню – сердито пробурчала фермерша.

— Пинки, дорогая, ты что-нибудь чувствуешь?

— Никак нет, Рар.

— Я же просила тебя, не сокращать моё имя! – буркнула единорожка, убирая щит.

Но «розовая катастрофа» уже не слушала её, бросившись на шею Флаттершай. — Флаттершай!Гдетыпропадала?МыужерешиличтотебясъелРоттингФангнославабогучтос тобойвсевпорядке… — затараторила кудрявая пони.

— Тише, Пинки! Дай ей отдышаться. Она же была на волосок от гибели! – отодвинула в сторону розовую болтушку Твай.

— Да…Спа… – пробормотала желтая скромница и, вдруг, резко кинулась на шеи своих подруг, столпившихся вокруг неё.

— Спасибо! Спасибо! СПАСИБО! – сквозь всхлипы кричала бедная пегаска.

— Ну ты всё, всё сахарок. Всё в по… — вдруг лицо ЭйДжей свело судорогой, и она, схватившись за живот, начала кашлять. Внезапно всё прекратилось и фермерша, обведя друзей мутным взглядом, упала на землю. Друзья подбежали к своей подруге и вдруг резко замерли, увидев, что тело ЭпплДжек, как будто пошло волнами и, в следующее мгновение рыжая пони взорвалась с оглушительным хлопком, обрызгав всех кроме Флаттершай (которая по своей привычке стояла позади всех) смесью из крови и маленьких червей. Уменьшенные копии тех, что были в животе дракона, твари тут же начали закапываться в плоть пони в доспехах и те с криками ужаса обречённых на смерть начали бить себя по местам «трапезы» паразитов. Но всё было бесполезно. Флаттершай в шоке наблюдала, как одна за одной её подруги падали на землю, а их тела взрывались с противным, влажным звуком, не способная что-либо сделать. Когда твари поползли к ней, Флатти, взвизгнув, взлетела в воздух. Паразиты чуток пошарили по месту, где только что находилась пегаска, и, развернувшись, все как один поползли к телу дракона. Облепив его, они исчезли в гниющей плоти, оставив ещё пару сотен дырок из которых повалил гной с сукровицей. Тело чудища дёрнулось и, к ужасу Флаттершай, медленно поднялось. Оглядев жуткие останки подруг пегаски, он схватился за живот и закудахтал. Только теперь пегаска поняла, что это за странное кудахтанье. Это был смех. Но она даже не успела ужаснуться этому, потому что в следующий момент дракон заговорил. Хотя «говорил» — это не совсем то слово, которое пришло в голову, когда пони услышала голос монстра. Он не был целостным, а как будто состоял из кашля туберкулезника, хлюпанья болотной жижи и шипения змеи.

— Глупые пони, вкусные пони… Не поняли, что заразил я одну из них младшим, а теперь они все мои… — прочавкал дракон и, набрав воздуха в хлюпающие лёгкие, выдохнул пламя зеленовато-желтого цвета. Огонь испепелил останки пони, и чудище, удовлетворенно хмыкнув, повернулось к пегаске, до сих пор висящей в паре метров над землёй и никак не могущей принять, что её друзей больше нет. Глубоко вдохнув, дракон уже решил окатить Флаттершай содержимым своего желудка, как вдруг пони резко подняла голову и заглянула чудищу в глазницы. Монстр вздрогнул. В глазах пегаски кроме слез плескался запредельный гнев, смешанный с ненавистью и горечью потери.

— Не прощу… — выдохнула сквозь зубы пони и ринулась в атаку на того, кто лишил её всего, чем она дорожила всю жизнь.

Дракон издевательски кудахтнул и из его шкуры полезли черви, создав некую видимость шерсти. Флаттершай экстренно пришлось выправлять полет, однако, она зацепила задним копытом одного червя. Паразит, сразу вцепившись и прокусив шкуру, начал зарываться в её плоть. Желтая пони вскрикнула и, не справившись с управлением, упала на землю. При этом копыто, в которое вгрызался червь, угодило в пламя дракона, и Флаттершай едва не потеряла сознание от боли. Однако, паразит, заползший в конечность, вылез из «норки» и, пискнув, сгорел в течение секунды.

Пегаска отползла от огня, удивленная своей недогадливостью. Ещё в детстве, когда дракон спалил дом её матери, она узнала, что нет ничего, что устоит перед пламенем дракона. В следующее мгновение у неё в голове созрел план. Она усмехнулась чудищу и кинулась к обломкам тумбочки в её доме. Монстр, судя по всему, начал что-то подозревать и кинулся наперерез пегаске, но, подскользнувшись на останках Рэйнбоу Дэш, растянулся с негодующим рёвом. Флаттершай, тем временем, взяла в зубы доску и, подлетев к горящему бревну, подожгла импровизированный факел. Резко развернувшись к дракону, который уже успел подняться и подковылять к пони, она подожгла извивающийся ковёр из червей, покрывавший шкуру чудовища. Вспыхнув, монстр издал вопль ярости, удивления и боли. Он рухнул на землю и начал кататься, пытаясь сбить пламя, но его собственный огонь очень быстро пожрал тело бывшего хозяина. Вскоре от дракона остались лишь вонючие, обгоревшие кости.

Флаттершай в изнеможении упала на землю и заплакала. Она не знала, куда ей идти. Мерзкий дракон сдох, и теперь у пегаски в душе была лишь грусть и тоска по утерянным друзьям. Она была одна. Совсем одна. Бедная, беззащитная пегаска. Вдруг она услышала тихий мелодичный звон рядом с её ушком. Всхлипывая, она уставилась на серебряный браслет с зелёным камушком. Флаттершай не могла вспомнить, откуда он взялся, однако она помнила, что он почему-то очень важен. Кто подарил ей его? Кажется, это был БигМак… Или Карамель? Нет, кажется имя подарившего было как-то связано с зарёй… Азарий! Точно, этот браслет был подарен пегаске сноходцем перед тем, как он отправил её в кошмар! Так всё, что здесь произошло, неправда? И это лишь плод её фантазии? Размышления Флаттершай были прерваны неким стуком. Обернувшись в поисках шума, она увидела жутко сердитого кролика, который скрылся за углом её домика.

— Эйнджел! Куда ты?! Постой, Эйнджел! – пегаска радостно бросилась в погоню за кроликом. Но стоило ей завернуть за угол, как резкая вспышка света ослепила её и, оступившись, пони рухнула в какую-то нору.


— Пора вставать, Флаттершай! Ты ведь не забыла, что пообещала миссис Утке помочь с её детьми? – тихий голос, произнёсший эти слова, был наполнен таким количеством заботы, что у пони не осталось сомнения, кто их сказал.

— Папа… — прошептала пегаска и открыла глаза. Однако, вместо бирюзовых очей своего отца, она увидела нефритовые глаза человека. Сноходец ухмыльнулся своей жутковатой улыбкой (слишком уж в этой улыбке было много от хищника, который уже поймал тебя и решает какую часть лучше съесть первой), и повернулся к стоявшим рядом принцессам и её друзьям.

— Ну вот, а вы тут разорались: «Флаттершай!», «Азарий, она не просыпается!», «Сахарок чё с тобой?». Дайте ей выпить глинтвейна и не беспокойте меня по пустякам! – щелкнув пальцами, Азарий вызвал кружку дымящегося напитка на столе и сигарету у себя в зубах. Затем, развернувшись на пятках, под осуждающие взгляды пони он вразвалочку пошел к дивану, напевая себе под нос какой-то мотивчик. Но показалось ли Флаттершай, или на секунду после того, как она открыла глаза, во взгляде человека промелькнул некий намёк на извинения перед ней за то, что он подверг её такому испытанию и искреннее сочувствие?