Филлер Вэйт

Многие думают, что если переехать в Америку твоя жизнь изменится и ни учёба, ни работа тебя затруднять не будут …. Это не так, жизнь такая же серая. Может быть, это я такой серый? Нет, я так не думаю ведь я каждый день пытаюсь хоть как-то сделать свою жизнь поярче. Мои родители умерли год назад в автокатастрофе, и всё наследство было отдано моему старшему брату. Вся жизнь и оставалась бы такая серая до конца моих дней, если бы однажды вечером я не зашёл в бар выпить пива. Я сильно засиделся и познакомился с одним человеком. Кажется, его звали Синвер и он русский. Мы с ним болтали, и он по пьяне сказал что-то о перемещении в пространстве и о каких-то пони и то, что у него есть какая-то штука для перемещения. Я, конечно, не поверил ему, мол, по пьяне много чего можно наговорить, но он дал мне свою визитку сказал, что могу приходить в любое время и добавил: Я вижу в тебе что-то очень хорошее я тебе доверяю. И он словно испарился, когда я попросил бармена ещё пива.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Человеки

Кем-то оставленная тетрадка

Какая неожиданная находка...

Другие пони ОС - пони

Как я стала злой.

Самый сложный период в нашей жизни - это переходный возраст. И каждый подросток переживает его по-разному. Рассмотрим случай, когда всё кончается плохо для него и для всех окружающих.

ОС - пони Найтмэр Мун

Ксенофилия: Блюз Кантерлот

Принц Блюблад — бесполезный дворянин. Он всегда был бесполезным дворянином. Но Блеклое Поветрие ненадолго сделало его полезным дворянином. Ему нужно с кем-то это обсудить, но где найти кого-то, достаточно знатного? А как насчёт наместника Кантерлота? И пойдет ли этот разговор на пользу? В конце-концов, это же Блюблад… События рассказа происходят после "Исхода Блеклого Поветрия".

Принц Блюблад Человеки

Кристальная роза

Быть цветочной пони не так уж тяжело. Роузлак тоже так думала, пока, угодив в безвыходную ситуацию, едва не опустила копыта. Где же взять силы, чтобы доставить кучу цветов на самые разные мероприятия, если от твоих ленивых подруг нет никакого толка? К счастью, у одной из них всегда есть таблетки с “кофеином”…

Другие пони

Последнее сияние фиолетовой звезды

Попробуй увидеть себя лежащей в грязи, неспособной втянуть воздух ртом, булькающим от непрекращающегося потока крови, и ощущающей как глубоко в сердце гаснет последняя искра надежды. В один прекрасный день на Твайлайт напал убийца. Раненая и обессиленная, чувствуя близкое и предмогильное дыхание смерти, ей предстоит вспомнить свое ужасное прошлое. Только от нее зависит, переживет ли она этот день... События фанфика разворачиваются после самого начала 7 сезона сериала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони

Влекомые роком

Каково жить в условиях перманентного "конца света", чей приход не осознаётся никем, кроме горстки пони да сущностей, которых принято называть божествами? Каково осознавать, что будущее в значительной степени детерминировано, а обмануть Судьбу можно лишь громадной ценой? Каково достичь понимания почётной миссии и одновременно незавидной роли всей расы пони в сложной игре надмировых сил, противостоящих Хаосу и Тартару, которые угрожают бессчётному множеству миров? Каково проникнуть смертным умишком во многие тайны мироздания и дела бессмертных существ, не сойдя при этом с ума?

Другие пони ОС - пони

Fallout: EQUESTRIA:Recording by Zeril

Я - Зерил и я хочу Вам поведать про свои приключения по Эквестрийской Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Твайлайт и фонарик от страха

Твайлайт читает сказку на ночь.

Твайлайт Спаркл Спайк

Акизен

"Мы привыкли жить в своем "маленьком мирке", вдали от опасностей и неизвестности. Мы думаем, что знаем о нашем мире все, но знаете, что я вам скажу? Это ложь, самая мерзкая ложь в вашей жизни. И моей тоже. Есть места, которые бросят вызов вашей воле и разуму. Есть места, которые давно забыты всеми, без исключения. Есть места, где всегда светит солнце и нет даже дождей! Я знаю такое место. Это Акизен, и в этой книге, я расскажу вам все, что узнал сам о Великой Пустыне."

Другие пони ОС - пони Дэринг Ду

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 1. Галлюцинация Глава 3. Острый нос мадам Грин

Глава 2. Серый хлеб


Противные трели будильника ввинтились в мозг, как перфоратор в бетонную стену.
Марк никогда не понимал людей, покупающих огроменные старомодные будильники. Такими штуками только интерьер портить, ― подумал он. Для практичных людей давным-давно изобрели смартфоны, которые успешно замещают телефон, будильник и множество других устаревших приборов. И часы тоже, да. Вот какой смысл сейчас носить наручные часы? Для красоты разве что. Нет, разумеется, посмотреть на запястье быстрее, чем доставать смартфон из кармана, но это играет роль только для тех, кто смотрит на время по двадцать раз на дню.
Он усмехнулся. А те, кто смотрит, могли бы успевать гораздо больше, если бы не тратили время, постоянно сверяясь с часами. Ободрённый превосходством своего интеллекта над недалёкими людьми, Марк широко зевнул и сел на кровати. Сон, интересный и яркий, ускользнул из памяти с первыми воплями будильника, как вода сквозь пальцы. Остались только самые нелепые моменты. К примеру, как у него дома появилась настоящая земнопони из Эквестрии.
Прохладный воздух заставил поёжиться, под одеялом было намного приятнее. Дверь спальни скрипнула, Марк уже который месяц забывает смазать петли. Он вышел в коридор неуверенной со сна, покачивающейся походкой.
― Ты не мог бы не делать так? ― голос излишне реальной пони подействовал как ведро холодной воды.
Кэнди стоит в коридоре с недовольным выражением на мордочке.
― Как? ― оторопело переспросил хозяин квартиры.
― Не чесать круп в обществе кобылки, ― пояснила она, хмурясь.
Марк поспешно убрал руку.
― Извини, ― он почувствовал, что краснеет.
― Право, не делать таких вещей учат ещё маленьких жеребят! ― продолжила она. ― Тебе не следует так поступать даже в одиночестве. Плохие привычки очень трудно изжить.
Вид маленькой пони, строго отчитывающей его, позабавил Марка, но нотации раздражают любого человека.
― Да ты просто завидуешь, ― он заулыбался.
― Чему? ― глаза пони широко распахнулись.
― Пальцам! ― он произнёс это, как будто говорит о величайшем сокровище.
Кэнди разглядывает предложенную часть тела, пальцы скрючились, как будто орёл собирается схватить мышку. Пони нашла в себе силы оторвать завистливый взгляд.
― Глупости, ― она отвернулась, одно ухо то и дело поворачивается назад, выдавая интерес хозяйки.
Марк не стал спорить. Он просто почесал собеседницу за ухом. Та сначала вздрогнула, но быстро расслабилась, тёплый бок прижался к ноге человека. Кажется, ещё немного ― и пони замурлычет, как кошка.
― У меня тоже была собака, ― ехидно прокомментировал обладатель удобных конечностей.
Неожиданно Кэнди отпрыгнула, как будто рука ужалила её. Смотрит на человека с подозрением.
― Это ведь была та рука? ― медленно проговорила она.
― Что? ― не понял собеседник.
― Та же рука, которой ты… ― с каждым словом голос пони всё злее.
Марк быстро понял, куда она клонит. В случае смертельной опасности человеческое тело способно на удивительные вещи. Вот и сейчас понадобилось два прыжка и считанные доли секунды, чтобы влететь в ванную и захлопнуть дверь. С другой стороны по дереву тяжело грохнули копыта.
― А ну вылезай, ты… Ты, свинья! ― рявкнула кобылка.
Марк прижал руку ко рту, чтобы не расхохотаться в голос, вода побежала из крана с громким журчанием, заглушая сердитое сопение из-за двери. Повезло с гостьей. Если бы это была единорожка, вряд ли обычная задвижка послужила бы надёжной преградой. Лучше дать пони немного остыть, решил он и снова согнулся от едва сдерживаемого смеха.
Когда водные процедуры закончились, Кэнди раздумала бить человека, но за завтраком сидела хмурая. Марку пришлось извиниться и торжественно пообещать бороться с дурными привычками. Пони посмотрела недоверчиво, но немного успокоилась. В интернете нашёлся простой рецепт овсяной каши, Марк постарался угодить новой знакомой. Получилось неплохо даже на человеческий вкус, когда тарелки опустели, к пони вернулось благодушие и исследовательский интерес.
― А что ты готовил в той огромной кастрюле? ― она мотнула головой в сторону плиты. ― Ты ведь не ешь пони, правда? ― Кэнди замерла, неожиданная мысль поразила её.
― Нет-нет, что ты! ― поспешно заверил он. ― Это для моего хобби.
Копыта любопытной процокали по паркету, она с трудом взобралась на стул и сдвинула полотенце, служившее крышкой.
― Пузырики, ― задумчиво сделала она наблюдение. ― У тебя странное хобби.
― Сама ты странная, ― обиделся Марк.
Он тоже заглянул внутрь, довольно кивнул. В кастрюлю отправилась мука, соль и немного воды. Над краем приподнялось небольшое мучное облачко, любопытная пони звонко чихнула. Марк продолжает готовить, пискнул таймер, стакан с кусочком масла внутри вращается. Кэнди оставила пост у кастрюли и прилипла лицом к светлому окошку.
― Что это?
― Микроволновая печь, мне нужно растопить масло.
― Какая печь? ― её глаза не отрываются от катающегося по кругу сосуда.
― Магическая, ― Марк махнул рукой.
Печка снова издала сигнал, кулинар вылил масло в кастрюлю, натренированные руки привычно размешивают тесто.
― А у тебя ловко получается, ― заметила Кэнди.
Когда он выложил все заготовки на противни, духовка как раз разогрелась. Марк поставил таймер и вытер рукавом пот со лба. Самое время отдохнуть, ― решил он. Скрипнуло кресло, в тон ему пискнул компьютер, начиная загрузку. Пони осталась смотреть на дверцу духовки.
Прошли считанные минуты, аромат свежей выпечки достиг ноздрей человека.
― Готово! ― крикнула гостья с кухни.
― Рано ещё, ― спокойно ответил Марк.
Слышно, как пони нетерпеливо переминается с копыта на копыто. Прошло ещё несколько минут.
― Ну готово же!
Марк усмехнулся. Таймер коротко прозвенел как раз к его возвращению. Человек сноровисто вытащил из печки пышущие жаром противни. Запах стал сильнее, нестерпимо захотелось попробовать, хотя они только что закончили завтрак. Кэнди облизнулась. Из излишков теста получился коротенькая булочка, пекарь разломил угощение напополам. Корочка хрустит на зубах, пони прикрыла глаза от удовольствия.
― Очень вкусно! Должно быть, это твой особый талант?
― Сомневаюсь, ― он усмехнулся. ― Особый талант у пони проявляется сразу, а я извёл тонны муки, пока не научился печь что-то съедобное.
― Невозможно так вкусно готовить без таланта, ― упрямо ответила Кэнди. ― Ты готовишь его на продажу?
― Да, ― очередной багет с хлопком врезался в дно узкого бумажного пакета.
― Ты прямо как пони, ― она улыбнулась. ― У большинства работа связана с особым талантом.
― Я работаю в охране, ― Марк поморщился. ― Хлеб просто хобби.
― Как замковый стражник? ― глаза собеседницы загорелись.
― Вроде того, ― он снова усмехнулся. ― Только охраняю не принцесс, а скучный офис.
― Но почему ты не работаешь пекарем, как велит кьютимарка? ― пони склонила голову набок.
― Потому, что на собеседовании неправильно поняли, когда я начал снимать штаны, чтобы показать её, ― проворчал неудавшийся пекарь под нос. ― Шучу. Посмотри сама, ― он поманил собеседницу к окну.
Пятый этаж, конечно, не высота птичьего полёта, но улицу и ближайшие дома можно хорошо разглядеть. На улице ещё темно по раннему времени, в окнах жилых домов, тут и там, горит свет. Через дорогу вальяжно развалился супермаркет, разноцветный, как ёлочная игрушка. Яркие вывески сообщают всем и каждому, что тут можно купить всё на свете.
― Красиво… ― пони завороженно уставилась на него.
― Не очень, ― возразил Марк. ― Раньше на этом месте стоял старинный дом, примерно как соседние. В нём была замечательная пекарня, я любил в детстве подолгу выбирать самую вкусную на вид булочку. Всё было приготовлено человеческими руками, с любовью и заботой. Каждая булка ― работа мастера своего дела, свидетельство его умений.
Он вздохнул.
― Люди часто заходили, болтали с пекарем, смеялись. Каждый чувствовал себя если и не дома, то в гостях у хорошего друга. А сейчас, ― он указал рукой. ― Никакой старины. Дом снесли, и построили это яркое, бездушное здание.
― Бездушное? ― Кэнди приподняла бровь.
― Угу. Город, который я так любил, уродуют яркие рекламные прыщи подобных зданий. Все сделаны для одной цели ― продавать. И работают по одной схеме. Везде примерно одинаковый, серый, безликий набор продуктов. И хлеб. Не слишком свежий, не слишком старый. Без яркого вкуса, без каких-либо особенностей. Серый и скучный, усреднённый хлеб для усреднённого человека. Его готовят на огромных фабриках, штампуют, как гайки или болты. Мастерам-пекарям там нет места. Но любой, кто помнит вкус хлеба из старой пекарни, не станет без острой нужды брать в рот этот.
― И ты делаешь хлеб, как в той пекарне? ― пони взглянула с уважением.
― Не такой хороший, конечно, ― он немного смутился. ― Но путём проб и ошибок я подобрал вполне приличный рецепт. Вот, видишь перекрёсток?
Кэнди пришлось прижаться щекой к холодному стеклу, чтобы взглянуть вдоль улицы.
― Там, за углом, ещё держится один старый магазинчик. Хозяин разрешает продавать там мой хлеб. Ладно, мне пора. Не скучай тут. Читай книги, из квартиры не выходи, дверь никому не открывай.
― Почему?― глаза пони широко раскрылись от удивления.
― Нельзя, чтобы тебя видели люди. Говорящая пони! Да тебя мигом поймают и посадят в зоопарк, чтобы туристы глядели через барьер и тыкали пальцами. Или будут делать жуткие эксперименты в лаборатории. Или посадят в зоопарк, и там будут делать жуткие эксперименты…
― Ладно-ладно, суть я уловила, ― она поморщилась.
Лямки привычно оттягивают плечи, багеты выглядывают из горловины рюкзака, выдавая пекаря с головой. Марк вздохнул и закрыл за собой дверь...
Некоторое время Кэнди смотрела на преграду, но это быстро надоело. Она прошлась по квартире. Когда привыкаешь к высоким потолкам, человеческое жилище перестаёт казаться таким уж огромным. Так, обычный домик пони. Хотя пони, конечно не стали бы жить в такой скучной обстановке. Они бы непременно подобрали занавески миленького цвета, повесили бы какие-нибудь картины.
Удостоверившись, что в квартире больше никого нет, Кэнди с опаской приблизилась к магическому зеркалу. Человек провёл за ним почти весь день, даже при гостье из иного мира. Должно быть, это очень важный элемент человеческой культуры. В Эквестрии нет ничего подобного, видимо, люди продвинулись в магии гораздо дальше, ― подумала кобылка.
Она осторожно поставила передние копыта на кресло. Непослушный предмет мебели сразу начал отъезжать от стола. Маленькие колёсики внизу поворачиваются, позволяя ездить в любом направлении. Задние ноги резко оттолкнулись, пони оказалась в кресле целиком. Конечно, вредная конструкция сразу уехала ещё шагов на пять. Кэнди легла на грудь. Вытянутые копыта немножко не достают до пола. Не придумав ничего лучше, пони развернулась и свесила круп вниз. Задними копытами удалось нащупать надёжную поверхность, отважная исследовательница сделала пару неловких загребающих движений.
К счастью, на этот раз кресло поехало в нужную сторону. Пони позволила себе улыбнуться. Крышка стола ударила по затылку, Кэнди прошипела что-то под нос про несуразных аборигенов и их глупую мебель. Залезть обратно оказалось непросто, но таинственное магическое зеркало, наконец, оказалось перед лицом пони.
Она вытянула копыто и аккуратно, краешком нажала на кнопку. Чтобы ничего не сломать, выбрала самую большую, которую нашла. Зеркало ожило, голубой фон радует глаз. Кэнди выждала пару минут. Ничего не происходит. Странно, она точно помнит, что у человека голубой экран сразу же сменялся другими картинками. Внимание привлекла мигающая чёрточка на белом поле.
― Пароль, ― прочитала пони вслух.
Она читала о подобном в книгах. Если стражники охраняют что-нибудь особенно секретное, они договариваются о специальном кодовом слове и никого не пускают без него. Даже если это их командир. Таким образом, даже перевёртыши не могут обмануть часовых знакомой внешностью. Она припомнила, как Марк постоянно бормотал что-то, сидя за компьютером ― так он называл это устройство.
― Пустите пожалуйста, я только посмотреть, ― попросила она зеркало.
Конечно, нет никакой гарантии, что артефакт станет слушать, но почему бы не попробовать? Зеркало молчит. Кэнди попыталась ещё несколько раз, пустив в ход всё природное обаяние, но ничего не добилась. Более того, зеркало снова почернело, прямо у неё под носом! Возмущённая таким пренебрежением, пони строго отчитала своевольное зеркало. Потом она отругала артефакт ещё раз, надеясь, что это поможет миновать несносный пароль. Потом подумала, что магическое устройство и обидеться может, и попросила прощения.
Компьютер продолжает хранить молчание. Она робко тронула копытом кнопки. Снова показался голубой фон. Пони приободрилась, и нажала ещё раз. В строчке для пароля стали появляться чёрные кружочки, Кэнди совсем воспряла духом. Но кружочки быстро заполнили всё пространство и больше ничего не произошло. Энтузиазм пропал так же быстро, как появился. Кэнди решила, что победит строптивый артефакт в другой раз.
В конце концов, это не единственная диковинка в жилище человека. Копыто толкнуло ничем не примечательную дверь, пони нетерпеливо сдула упавшую прядь с лица. В комнатке темно, как будто принцесса сделала ночь, но забыла поднять луну. Прямоугольник света упёрся в белый эмалированный бок. Конечно, Кэнди знает, что такое ванная. Её больше интересует странная, явно магическая штука, что притаилась сбоку. Белая коробка из блестящего гладкого материала. Наверху, чуть выше головы пони, ряд кнопок. Исследовательница решила пока не экспериментировать с ними. В центре коробки окно. Ручка легко поддалась, щёлкнули зажимы.
Кэнди сунула голову внутрь. Стенки гладкие, из блестящего металла, приятно пахнет свежестью. Вид изнутри напомнил фестиваль в родном городе. Юная пони тогда слишком увлеклась ловлей яблок, плавающих в бочке, и изрядно нахлебалась воды. Она отпрянула, плечи зябко передёрнулись. Кастрюля большая, если постараться, внутри вполне поместится пони. Кэнди нахмурилась и замотала головой. Её новый друг, определённо, хороший человек, и не стал бы есть пони. Наверное.
Исследователь не имеет права на страх, когда речь идёт о науке. Пришлось провести эксперимент. Сжавшись, Кэнди полностью влезла внутрь странного прибора. Металл приятно холодит сквозь шёрстку, показалось даже немного уютно, если прикрыть дверцу. Правда тесновато. Выяснив этот, наверняка, немаловажный факт о человеческой цивилизации, пони попыталась вылезти. Горлышко кастрюли немного сужается, оно успело потрепать нервы, прежде чем выпустить гостью.
Звук получился такой, будто кто-то открыл бутылку шампанского, Кэнди растянулась на коврике, отдыхая. Стоит только представить, что человек обнаружил бы её в таком затруднительном положении, как по спине пробегают мурашки. Юная пони решила отложить полевые исследования на время.
В квартире сразу четыре шкафа заставлены книгами, проходя мимо, чувствуешь себя в библиотеке. Она выбрала тот, который показался чуть ниже других.
Книги Марка сразу поразили гостью разноцветными, живыми обложками. Не то, что скучные землистые учебники из библиотеки Твайлайт. Большинство картинок изображает различные боевые сцены или людей с оружием. Такие вещи скорее нравятся жеребцам, но Кэнди решила дать шанс неизвестному автору. На одной из книжек человек показался более дружелюбным, пони взяла том зубами и отправилась на диван. Магический камин без настоящего огня греет бок, тут уютно. Она вздохнула и решительно открыла книгу на первой странице...
Когда загремел замок входной двери, Кэнди успела одолеть с четверть романа. Марк зашёл, глаза человека обеспокоенно обшаривают квартиру. При виде пони на лице появилась улыбка, он принялся снимать тёплую одежду. Юная исследовательница заметила, что люди имеют какую-то странную манию к своим нарядам. Конечно, ни одна пони в своём уме не откажется покрасоваться в изящном платье, но люди в этом аспекте далеко превзошли копытное племя. Они носят много одежды. Постоянно, даже в собственном доме.
― Ну как тебе книжка? ― вопрос хозяина квартиры сбил с мысли.
― Нормально, ― она неопределённо качнула головой. ― Только насилия много. Вы, люди, и в самом деле так часто пускаете его в ход?
― Нет, что ты! Это фантастический роман. Выдумка, ― поспешно заверил Марк.
― Я так и подумала, ― в голосе пони облегчение. ― Всё продал?
― Ага, ― он улыбнулся. ― Извини, что так долго. Рядом открылся новый супермаркет, и некоторые старые клиенты не пришли, пришлось торговать дольше, чем обычно.
― Ты же говорил, что люди ценят вкусный хлеб? ― она склонила голову набок, ушки забавно свесились.
― Ценят, конечно... ― протянул пекарь. ― Но там такие скидки… А с тяжёлыми сумками за хлебом идти никому неохота. Что тебе приготовить на ужин?
Только сейчас Кэнди заметила, что на улице темно. Свет из окна выхватывает танцующие снежинки, от одного взгляда на них стало холодно.
― Знаешь, сегодня я сама приготовлю.
Прыжок с дивана получился точным, несмотря на затёкшие конечности. Она потянулась всем телом, как кошка.
― Но ты же не умеешь обращаться с нашей техникой… ― попытался возразить Марк.
― Чепуха, в кастрюле и плите даже жеребёнок разберётся, ― отмахнулась она.
― Пожалуй… Но ведь для готовки нужно использовать разные столовые приборы, а у тебя… ― он замялся. ― Ну, копыта.
― И что? ― она посмотрела с вызовом. ― Думаешь, если у меня нет этих ваших отростков, я не смогу приготовить поесть? ― пони фыркнула. ― Как-то же я справлялась раньше.
― Ладно, извини, ― он махнул рукой.
Пони проследила за движением пальцев, прищурившись, и гордо процокала на кухню. Ещё не хватало завидовать чужим частям тела…
Марк привычно плюхнулся в кресло и тронул мышку. Экран осветился, рука замерла над клавиатурой. Человек с подозрением посмотрел на заполненную строку пароля
― Кэнди... ― протянул он.
― Да? ― откликнулась пони с опаской.
― Нет, ничего.
Гостья гремит дверцами шкафов на кухне. Звякнула кастрюля на плите. По дереву полу проехался, дребезжа, стул. Похоже, достаёт что-то сверху, ― подумал Марк. Он мысленно поставил на стул пони и невольно улыбнулся, представляя тщетные попытки достать до верхней полки. Компьютер так и не разблокированным экраном провожает человека.
Марк оказался на пороге в самый ответственный момент. Кэнди, балансируя задними копытами на спинке стула, пытается снять с полки пачку муки. Ножки заскрипели, сдвигаясь по полу. Человек бросился на помощь. Шаткая конструкция вышла из-под контроля, тяжёлая пачка выскользнула из копыт. Стул полетел в одну сторону, пони в другую. Марк едва успел подхватить её на руки. В следующую секунду пачка муки приложилась об пол со всего разгону.
Вся кухня заполнилась мучной пылью, как будто внутри взорвался снаряд. Человек и пони оказались покрыты ей с головы до ног. Кэнди потёрла нос и чихнула, подняв ещё одно облачко.
― Упс, ― прокомментировала она.
― Тебе нужно принять ванну, ― Марк поставил собеседницу на копыта и попытался придать лицу строгое выражение.
― Но тут же…
― Никаких но, я тут разберусь.
Пони вышла, понуро повесив ушки. Марк оглядел фронт работ и тоже расстроился. Мелькнула мысль, что для обычной пони Кэнди производит слишком много неприятностей. Со вздохом он взял в руки тряпку. Прежде чем продолжать готовить, нужно привести кухню в достойный вид.
Как-то в детстве он мечтал получить на день рожденья модную игровую приставку. Долго просил родителей, стал прилежно учиться, даже взял на себя некоторые обязанности по дому. И в назначенный день довольные папа с мамой торжественно вручили ему… велосипед! Серебристый, он пах свежей резиной и скоростью. Ни у кого в классе такого не было. Но Марк расстроился. Даже такой замечательный подарок не радует, если он ― не то, что ты хотел.
Человек устало присел на табуретку. Так искренне мечтал встретить принцессу ночи, что при виде Кэнди испытывает разочарование. Он усмехнулся. Интересно, что сказала бы Кэнди, если бы узнала, что её сравнивают с велосипедом?
Закончив с уборкой, он отметил, что кухня определённо стала чище, чем до мучной катастрофы. В качестве ужина пришлось без затей сварить немного гречки. Марк не слишком представляет, как это можно есть без котлет, но, когда живёшь с травоядным существом, выбирать не приходится. Если, конечно, не хочешь, чтобы на тебя смотрели, как на кровожадного монстра.
Спасть пони устроилась на том же месте. Марк понимающе усмехнулся. Он и сам любит зимними вечерами вздремнуть на диване, всем телом впитывая тепло камина. Должно быть, электричество в этом месяце влетит ему в копеечку...