Автор рисунка: Devinian
Глава 2. Новый друг и Пинки-клятва

Глава 3. Жемчужный волчишко, синяя "дракошка" и кусь-кусь за поняшье ушко

Динки с большим нетерпением ждала окончания сегодняшних занятий. Вообще-то она каждый день хотела уйти из школы как можно быстрее, и причина была совсем не в том, что кобылке не хотелось учиться, как большинству жеребятам ее возраста. Скорее наоборот, учиться она любила. Но было одна причина, по которой ей не нравилось находиться в этом месте, в котором закладывается основа всего образования. Эта причина — насмешки одноклассников. Главными задирами являлись две кобылки возраста сиреневой единорожки Даймонд Тиара и Сильвер Спун. Любимой темой шуток этих вредин явлались метки, а если точнее их отсутствие. Но вот с Динки Хувс дело обстояло немного иначе, да метка у нее отсутствовала, но помимо этого хулиганки смеялись еще и над мамой бедной кобылки. Тиара и Спун высмеивали в Дитзи Ду Хувс все: ее манеру летать, ее странную любовь к маффинам, ее неуклюжие и, конечно же, самое обидное, это ее косоглазие. Динки не знала, как ей заступится за маму, ведь как обидно не было, но это была правда, и девочка не могла ничего с этим поделать. Винить в этом маму она тоже не могла. Именно из насмешек над матерью Динки так и не смогла завести себе друзей, всякий раз, когда она подходила просто поговорить с каким-нибудь жеребенком, как в нее тыкали копытцем и смеялись, не забывая упоминать о том, кто ее мать. Но пока все проходило неплохо, осталось отсидеть последний урок. И вот, наконец, это долгожданный звонок, говорящий о том, что занятия закончились. Собрав учебник и другие школьные принадлежности к себе в сумку, маленькая пони уже собиралась уходить, но ее вдруг остановила школьная учительница земная пони с кьютимаркой улыбающихся цветов мисс Черили:

— Динки, задержись, пожалуйста, остальные свободны. — Краем ушек Динки услышала насмешливый голос Тиары:

— Интересно, за что мисс Черили решила ее задержать? Наверняка косоглазая мамочка этой пустобокой снова перепутала письма или врезалась где-нибудь у школы.

— Ставлю скорее на второе, Дерпи чаще врезается — Предположила Спун и две вредины мерзко засмеялись. Динки едва сдержала слезы от обиды, и ее учительница это заметила:

— Динки, что с тобой?

— Ничего, мисс Черили, все хорошо. — Кобылка моргнула, не дав слезам выйти наружу.

— В самом деле? Твои глаза говорят мне совершенно об обратном. — Вишнёвая пони вздохнула, после чего медленно опустилась к своей ученице. — Динки, не нужно от меня скрывать что-либо. Не обижайся на меня, но в последнее время ты совсем перестала выходить на улицу и играть с другими жеребятами. Большую часть перемен ты просто сидишь здесь и либо рисуешь что-то, либо продолжаешь что-то учить. Ты не должна себя так изматывать. Даже если тебе и хочется преуспеть в учёбе, то не таким же способом. Твоей головушке, как и тебе самой просто необходимо время от времени отдыхать.

— Простите, мисс Черили, но со мной и в самом деле все в порядке. — Кобылке совсем не хотелось обсуждать с учительницей свои проблемы.- Можно мне пойти домой? Пожалуйста, мама еще ведь не оправилась до конца.

— Я тебе не держу, Динки, но... — Неожиданно левое переднее копыто миссис Черели легло на спину своей ученице. — ... Если тебя действительно что-то очень сильно тревожит, то не скрывай этого. Может я и учительница, но я такая же пони, как и ты, Динки. Ты всегда можешь рассказать мне о своих проблемах и переживаниях. Я всегда тебя смогу выслушать, посочувствовать тебе, а если это будет возможно, то даже смогу помочь.

— Спасибо, мисс Черили, но не стоит... До свидания. – Кобылка, забрав свои седельные сумки, быстро покинула класс, оставив свою учительницу одну. Вишневая пони тяжело вздохнула. За все годы своей практики ей в первый раз пришлось столкнуться с таким жеребенком. Сколько она помнила, Динки почти никогда не общалась с другими жеребятам, не играла с ними на школьном дворе, все время только в классе сидела и читала учебники, но друзей так и не завела. Ученики были для нее как собственные дети, и она старалась помочь каждому жеребенку, если возникали какие-либо проблемы у ее подопечных. Но Динки никогда не просила у нее помощи, словно боялась чего-то. Взглянув напоследок в окно, Черили пошла собирать вещи.


Оказавшись, наконец, дома Динки, бросив свои сумки на пол, побежала в комнату своей мамы. Серая пегаска как раз только проснулась, и девочка, стараясь не задеть больное крылышко свое мамы, нежно обняла ее:

— Мамочка, как ты сегодня?

Серая пегаска, чуть поморщившись от боли,( крыло ведь еще не до конца зажило), приняла положение сидя, и обняла свою дочку:

— Все хорошо, мой маленький маффин, как прошел твой день в школе? — Этот вопрос Дитзи задавала почти каждый день своей дочурке, но вот ответы самой Динки иногда были разными. То все прошло нормально (это единорожка говорила почти каждый раз), то хорошо (это был довольно редкий ответ), то плохо.

— Все нормально. — Снова этот стандартный ответ на задаваемый вопрос матери. Отпустив серую пегаску, Динки подошла к тумбочке и взяла тюбик с мазью. Это означало, что нужно опять обмазать больное крыло и сделать небольшой массаж. Кобыла, ничего не говоря дочке, послушно легла на живот и расправила оба своих крыла. Динки села около матери и начала лечебную процедуру. Когда все было закончено, Дитзи, приняв лекарство, легла обратно на кровать и вскоре заснула. Девочка, поцеловав свою маму, покинула ее комнату, а после, взяв с собой пару маффинов, и дом, и побежала прямо к Вечнодикому лесу, туда, где жила зебра Зекора и ждал ее новый друг кирони по имени Денсеррейн.

Но для начала надо было пройти через город, чтобы сократить свой путь, и Динки не обращая внимания на других пони, побежала по знакомой ей дороге. Когда она, наконец, оказалась у окраины Понивилля, она заметила, что к ней навстречу кто-то бежал. Когда расстояние между ней и бегущим незнакомцем сократилась, кобылка не могла поверить своим глазам. Это была маленькая синяя дракошка с желтым брюшком, то есть Динки Хувс казалось, что это дракон, выглядела она немного необычно и больше походила на странную помесь медвежонка, ящерки, олененка и кошечки. Это чудо-юдо похоже не видела куда она бежит, ибо убегая от кого-то оглядывалась постоянно назад и только в последний момент, не успев остановиться врезалась в единорожку, и кубарем вместе с ней проехалась еще пару метров. Где-то через пять минут первой пришла в себя синяя дракошка. Голова немного кружилась после этого жуткого столкновения, в некоторых местах побаливало, но, в остальном, с ней все было в порядке. Малышка, отряхнувшись, встала с земли и могла рассмотреть вставшую ей на пути незнакомку. Это была маленькая сиреневая единорожка с соломенного цвета гривой, около нее валялся небольшая седельная сумка, содержимое, которое было пара каких-то пирожных вывалилось наружу. Маленькая пони схватившись за свою головку пыталась встать, но при каждой попытке снова падала, и дракошка, решив исправить свою вину, помогла той встать.

— Прости, пожалуйста, я тебя не заметила сразу, убегала от дракона...

— Ничего страшного — потирая свой лобик, ответила ей единорожка, и когда зрение у кобылки нормально сфокусировалось она смогла как следует рассмотреть синюю дракошку. Да, и впрямь выглядела она необычно, в ней мало что было от драконов, но все же она немного походила на них. Дракошка приветливо улыбнувшись кобылке наконец предстваилась ей:

— Меня зовут Сера, я водная драгоноидша. — Дикник улыбаясь своей новой знакомой прятунлае ей правую ножку для брохуфа, та ее пожала

— Приятно познакомится Сера, меня зовут Динки Хувс. Ты в Понивилле недавно? Откуда взялась? — Когда единорожка задала эти два вопроса, улыбку исчезла с желтой мордочки Серы, ушки ее поникли, а в уголках синих глазах появились небольшие слезинки:

— Я не знаю... Я даже не знаю что такое Понивилль, я была вместе со своим братом Бадди и дядей Борисом в плену у одного снежного злюки с топорами, а Денсеррейн прибежал нас спасать...- Тут Динки ее оборвала:

— Денесеррейн?! Ты знаешь Денсеррейна?

Сера не успела ей ответить, потому что к обеим девочкам прибежал фиолетовый дракончик:

— Постой, куда ты так рванула?

Дракончик сильно запыхался после этой беготни, и как только он перевел дух. то улыбаясь спросил драгоноидшу:

— Как себя чувствуешь хоть, дракошка?

Стоило Спайку произнести слово "драконша", как мордочка Серы исказилась в гримасе смеси отвращения и гнева:

— Не смей называть меня драконшой, ты исчадие Тартара!

— А? — Фиолетовый дракончик удивлённо похлопал своими зелёными глазками — Исчадие Тартара? В каком таком смысле?

— Что ты меня преследуешь? Решил меня притащить для съедения своим огнедышащим сородичам?! — Эта драгоноидша хоть и была размером со Спайка, но, похоже, постоять за себя могла, о чем говорили небольшие, но острые ее коготочки на лапках.

— О чём ты говоришь? — С глубоким недопониманием проговорил это Спайк чуть ли не во весь голос. — Я не собираюсь тебя отдавать кому-либо на обед. У меня даже мыслей о таком просто не было! Да и потом... разве ты сама не дракон?

— Я никакого отношения к тебе и к твоим холоднокровным собратьям не имею, если ты слепой, то поясню я водный драгоноид!

— Драго...ноид? — Спайк положил лапу себе на правую щёку и призадумался. — Хммм... в первый раз слышу о таких.

Пока эти двое были заняты столь странным для Динки разговором, к ним вприпрыжку прискакала Пинки Пай, вот только она была не одна. Синяя дракошка переключила свое внимание на розовую поняшку, а если точнее на ее спутника. Это был огромный лохматый волк, стоящий на двух задних лапах, и с огромными, похожими на ручища гориллы, передними лапами. На нем были одеты обычные пляжные плавки, на шее висел мешочек, а сзади — странный предмет, напоминающий одновременно зонтик и удочку для ловли рыбы. Мордочка Серы озарила улыбка, и она кинулась в объятия лохматого волка:

— Бадди!

— Пинки Пай, это что за алмазный пес? Они что знакомы?- Спросил дракончик у розовой кудряшки.

— Ой, Спайк, это Бадди, и он не алмазный пес, а жемчужный волк, он мне жемчужину подарил, кстати — Розовая пони вытащила из своей кудрявой гривы небольшую, размером с вишенку жемчужину такого же розового цвета, как и она сама. — Бадди рассказал мне, что потерялся, и сестренку свою с дядей потерял, и мы пошли вместе всех искать, вот на вас наткнулись! Осталось найти дядю Бориса. Ой, какую вечеринку в честь их прибытия я устрою, будет так весело...- Кобылка не успела договорить, так Бадди опустив Серу, заключил в объятья поняшку. Только вот следующее, что он сделал, немного смутило некоторых лиц. Он слегка куснул одно из ушек Пинки и чуть потянул его.

— Ээээ, а что он делает? — Шепотом спросил Спайк у Серы, она ответила:

— Все в порядке, жемчужные волки так дружескую симпатию к другим выражают. Стоп.- Сера оглянулась назад — А где Динки?

Сиреневой единорожки нигде не было, как и ее седельной сумки.


Денесерейн брел недалеко от домика зебры, собирая кое-какие травы нужные ей для зелий, заодно решил поискать свое пропавшее оружие.

— Эх, буду надеется, что оба этих ненормальных не попадут сюда, не завидую тем, кто попадется им на пути... — Бормотал лазурный кирони, срезая очередную веточку. Нужно было сделать пятиминутный перерыв, что псевдо-единорг и сделал, усевшись около небольшого дерева. Вытащив из одной седельной сумки свиток, он еще раз прошелся по списку:

— Ну, это нашел, это тоже, это... Не уверен, то ли растение, но по описанию вроде бы похоже. Так вот это еще не нашел. Так... — Мысли Денса прервал голосок, принадлежавший его недавней маленькой знакомой. К нему бежала малышка Динки и бросилась обнимать его, он тоже прижал кобылку с себе:

— Ну, привет, Динки, как твоя мама, лучше ей?

— Да, спасибо большое за мазь, ей намного лучше. Думаю, не сегодня-завтра, опять летать сможет.

— Это хорошо, сама ты как?

— Ну, — кобылке не хотелось обсуждать со своим новым, пусть и взрослым другом свой день в школе, но вот последние новости ей не терпелось ему рассказать. — Денс, тебя вроде какая-то странная синяя дракошка искала со здоровенным лохматым волком, не знаю, что за чудаки такие, но синюю зовут Сера, а того волка Бадди, знаешь таких?

— Бадди и Сера? — Жеребец резко встал с земли и чуть не выронил свиток со списком — Да это же мои друзья! А где они?

— Да там в Понивилле остались...Я просто торопилась, тебя найти хотела и маффинами угостить, вот только оставила сумку у мисс Зекоры...

— Ничего страшного, как закончу с делами вместе с тобой пойдем... Кстати, Динки, — осторожно поинтересовался кирони – ты, когда по лесу шла, никого не встретила?

— Нет, а что?

— Да так ничего... Слушай, малышка, а ты не поможешь мне найти одну вещь, я ее потерял где-то в этом лесу, когда только телепортировался сюда, да и заодно собрать кое-что из списка?

Кобылка очень хотела помочь лазурному кирони в поисках, и чуть ли не запрыгала на месте. Так ей хотелось помочь ему.

— Ну, тогда в путь, и ничто нас не остановит! – Денсеррейн захотел прикольнуться и подобрал телекинезом лежащую на земле неподалеку палку и указал ей дальше в чащу, мол, идем вперед. Кобылка немного прижалась тельцем к Денсу чтобы не потеряться и вскоре эти двое отправились на поиски.


Гнедой пони в маске зубастого черепа бесцельно бродил по лесу и срубал мешавшие пройти ему ветки деревьев. После того непродолжительного боя, закончившегося не в пользу напавших на него волков, у жеребца было не самое лучше настроение, и, судя по всему, он заблудился. Еще больше его взбесил тот факт, что ему на пути никто пока не попался, если не считать мелких зверушек, но их за добычу гнедой даже не считал.

— Даркаид, ну что за невезуха?! Куда вот занесло меня, ни одной живой души в этом захолустье, кромсать просто некого! — От разочарования гнедой тюкнул топором по стволу огромной сосны.

— Закрой пасть, перекаченный кусок не замороженного мяса, дай сообразить, где мы находимся. — Из-за рта и из глаз жеребца стала исходить голубоватая дымка, а места, где гнедой понь прошелся, покрывались инеем. Гнедой вздернул один топор и выставил его вперед, словно куда-то указывая:

— Слышь, ты, Детфрост, если бы ты дал мне зарубить тех троих, а не ждать, когда этот полукровка припрется, мы бы не попали в такую ситуацию. Так что сам заткнись! — Гнедой снова замахнулся и яростно рубанул по очередной ветке.

— Тогда какого Даркаида, Киллджой, ты ударил своими топорами по телепортатору? Могу точно сказать, что это не Свободные земли, я тут не чувствую особо магии. — Гнедой перешагивая очередную корягу внезапно остановился и устремил свой взгляд на небо. Среди облаков летал какой-то пегас. Морду пони озарила безумная улыбка:

— Ооо наконец-то, свежая тушка! Жаль далеко так... Эй Дет, давай забудем на время нашу ссору и повеселимся?

— Почему бы и нет? — Киллджой выставил правую ногу вперед, и та стала покрываться ледяной коркой и вскоре приняла форму, напоминающую чем-то пушку. От псевдо-пушки исходила голубоватая аура, и когда мишень пролетела над нужной для гнедого жеребца точкой, он выстрелил из своей трансформированной ноги.