Автор рисунка: Siansaar
Глава 17 — Медицинский центр Глава 19 — Солар Армс

Глава 18 — Поиск ключа

Излечившись от проклятий и обнаружив важную зацепку, небольшой отряд отправляется на поиски загадочного ключа. И с каждым шагом они становятся все ближе к мрачной твердыне Солар Армс.

Только троица друзей двинулась к новой цели своего путешествия, как тут же произошла непредвиденная остановка – Лайт застыла около статуи Флаттершай.

После пяти минут полного отсутствия движения со стороны подруги пегасы потеряли терпение и подошли к волшебнице.

— Лайт, я знаю – ты смотришь на очень симпатичную кобылку, — слегка раздраженно произнесла Роза, — но не настолько, чтобы разглядывать статую сгинувшей более сотни лет назад пони!

Единорожка слегка встрепенулась и посмотрела на Розу.

— Нет! — возмущенно воскликнула волшебница, но тут же поправилась. — То есть она симпатичная, но я не поэтому смотрю. Это Флаттершай – лидер Министерства Мира. Являясь элементом доброты, она была самой лучшей пони из всех. Жаль, ее благие намерения так и не смогли осуществиться в той Эквестрии.

— Лайт, это уже ошибки прошлого. — Роза нахмурилась и раздраженно показала крылом в сторону дороги. — Мы не можем исправить его, зато нам нужно думать о будущем. Поспешим, если карта не врет, Мисти Пит находится довольно далеко.

Погрузившаяся в глубокую задумчивость единорожка медленно кивнула.

— Ты права. Идем. — Лайт бросила на статую прощальный взгляд, после чего поцокала по дороге и робко улыбнулась Грею.

Даже отойдя от здания НИМИП с постаментом, волшебница все никак не могла успокоиться. Единорожка не плакала и не была чернее вечных туч на небе, просто на ее лице прочно обосновалось выражение глубокой задумчивости. В какой-то момент пегасы не выдержали и повернулись к своей спутнице.

— Мисс Санрайз. — Роза вновь решила начать первой и явно старалась копировать недавнего доктора. — Мы все видим: ваша душа неспокойна, и вы летаете в грезах! Пожалуйста, поделитесь с нами своими мыслями!

Пегаска явно осталась довольна тем, как удалось произнести обращение. Лайт даже смущенно потупилась, хотя ничего особенного ей и не сказали.

— Просто... я задумалась. — Единорожка остановилась, вынудив притормозить и своих спутников. — Если бы события прошлых лет потекли по другому руслу, все могло получиться совсем иначе. Достаточно изменить всего одно из них! Эквестрия не обратится в радиоактивную пустошь, лишенную солнечного света непроглядной завесой облаков. Злые пони останутся в меньшинстве, и на них просто не будут обращать внимание.

— Но они случились, маленькая принцесса. — Грей поморщился, стараясь подобрать нужные слова. — Ошибки прошлого оставили в наших копытах лишь современный мир, и нам остается только пытаться сделать его лучше хотя бы в пределах нашего Стойла.

— Ты прав. — На мордочке белой пони появилась легкая улыбка. — Изменить можно только то время, в котором ты уже есть.

Роза подошла к волшебнице и нежно обняла ее, прижимаясь покрепче. Лайт благодарно улыбнулась и прикрыла глаза. Грей любовался идиллией минуту-другую, после чего потопал ногой, привлекая к себе внимание.

— Пора выдвигаться. Отполируете копыта, когда окажемся на месте.

Поймав возмущенные взгляды сразу от двух пар глаз с симпатичными длинными ресницами, крылатый пони весело фыркнул и прибавил шаг, вынуждая кобылок следовать за собой.

День подходил к концу, и без того пасмурное небо еще больше потемнело. Лайт уже явно выбилась из сил, вяло перебирая ногами вслед за вполне еще бодро рысящей парочкой пегасов. Проведенные в палате на мягкой постели дни не прошли бесследно для и без того не шибко натренированной кобылки, заставляя ее заново привыкать к нагрузкам, с которыми приходилось справляться жителям поверхности.

К счастью, унылая и пустая округа наконец-то подбросила что-то интересное – напоминающее лежащий на боку спичечный коробок большое здание. Их встретили одинаковые обвалившиеся балкончики, ряды окон и дверей с номерами.

— Гостиница! — Лайт не смогла сдержать радостного выдоха.

Грей посмотрел на уставшую единорожку и согласно кивнул.

— Отлично, переночуем под крышей. Даже есть шанс на чистую комнату.

Они осторожно подошли к полуразрушенному зданию, но не обнаружили никого опаснее радтараканов. Гостиничный холл представлял собой печальное зрелище: старая обшарпанная стойка, останки огромной люстры на полу, влажные потеки на потемневших стенах. Откуда-то доносился звук капающей воды, в воздухе отчетливо ощущались сырость и запах плесени. Лайт уже и сама не радовалась обнаруженному убежищу, но пони все же решили проверить другие помещения и не прогадали – в одном из номеров нашлась вполне приличная мебель, и туда практически не проникал воздух снаружи. Подперев дверь шкафом и устранив сквозняки с помощью старых одеял, путешественники уютно устроились посреди комнаты и принялись увлеченно поглощать консервы. Последний AJ-21 остался нести стражу снаружи, ведь хлипкие ступени попросту провалились бы под весом боевого робота.

Под конец трапезы единорожка осторожно потыкала копытом древний матрас и даже понюхала его. К ее удивлению, никакой мелкой живности из-под него так и не появилось. Все жучки-кровососы давно покинули эти места из-за недостатка еды. Явно удовлетворенная Лайт собралась было заскочить на двуспальную кровать, как ощутила движение воздуха над головой. Через мгновение Роза уже развалилась прямо в центре сего притягательного предмета мебели.

Перехватив недовольный осуждающий взгляд единорожки, пегаска протянула передние ноги к рогатой копуше.

— Миленькая, иди ко мне!

Тут же приобретшая розовый оттенок Лайт постаралась отступить, но у нее не получилось. Взвизгнув, единорожка оказалась возложена на кровать подобравшимся сзади Греем. Жеребец весело рассмеялся, наблюдая за смущенно сжавшимся телом своей спутницы, после чего забрался следом, устраиваясь сбоку.

— Чего ты боишься? — притворно надулась Роза. — Неужели я такая страшная?

— Нет! — Единорожка наконец зашевелилась, приподняв голову. — Просто... ты так странно на меня посмотрела…

Грей крепко обхватил кобылку сзади и прижал к себе, потершись носом о нежную шерстку. Роза как-то странно захихикала и потянула копыта к еще больше сжавшейся волшебнице. Через мгновение пегаска изо всех сил принялась щекотать единорожку.

Лайт поначалу опешила, но буквально через секунду огласила дом своим смехом и писком вперемешку со звуками, напоминающими своеобразное хрюканье, в моменты, когда жертва двух пегасов старалась втянуть в себя воздух.

— Что вы делаете?! Ах-хе... Отпустите! Еа-ах-хак кхе-кхе...

Через некоторое время Роза все же успокоилась и «пощадила» белую единорожку. Весело улыбаясь при виде приходящей в себя волшебницы, она чмокнула ее в нос и сладко проворковала:

— Лайт, дорогая, никто не будет тебя принуждать. — Пегаска хитро посмотрела на смущенную пони и игриво подмигнула. — По крайней мере, пока мы не вернемся в Стойло.

Единорожка подтянула к себе ноги, смущенно закрываясь. На ее мордочке появилось выражение неуверенности – она явно колебалась.

Вдруг в ухо рогатой кобылки уткнулся нос Грея. Жеребец обдал теплым дыханием вздрогнувшую пони и широко зевнул.

— Давайте уже спать. Мне хочется поскорее закончить нашу миссию и вернуться домой.

Утро встретило их промозглой сыростью. Зябко поежившись, Грей медленно открыл глаза и сладко зевнул, возвращаясь из путешествия по царству Принцессы Луны. Пегас несколько секунд любовался переплетенными телами двух кобылок, после чего неохотно поднялся на ноги и как следует потянулся. Им следовало выдвигаться только через два часа, а значит, у него оставалось время порыскать по зданию в поисках ценных вещей. Не то чтобы в этом возникла острая нужда, просто разведчику нравился сам процесс мародерства. Беззвучно выпрыгнув в окно, он тут же распахнул крылья и облетел здание, направившись прямо к главному входу. Приветливо помахав AJ-21, разведчик принялся за обыск других номеров.

Результат оказался не слишком впечатляющим, если даже не сказать удручающим: диктофон, заржавевшая посуда, несколько десятков привычных крышек в самых неожиданных местах, две консервы и потемневшая от времени бутылка без этикетки. Сложив небогатую добычу в сумки, Грей вернулся на первый этаж. В глаза бросились ряды небольших дверок с замками и номерами комнат.

— Наверняка они использовались для хранения личных ценных вещей постояльцев, — задумчиво проговорил Грей. — В них может оказаться что-то интересное.

Несмотря на маленький размер, сейфы казались надежными; разламывать каждый по отдельности не представлялось возможным, а будить Розу раньше времени не хотелось. Грей несколько минут задумчиво смотрел на стальные дверки, остро жалея об отсутствии брони и боевого жала, способного моментально решить возникшую проблему. Наконец он хлопнул себя по лбу и полез под стойку. На свет появился небольшой деревянный ящик с очередным замком, который быстро пришел в негодность после нескольких ударов ногой. Жутко довольный собой пегас взял в рот связку ключей и принялся методично вскрывать хранилища. Постепенно его седельные сумки наполнялись разнообразными конвертами и бумагами, а в мешок для крышек время от времени отправлялась очередная порция звенящих жестянок.

«Неужели каждому третьему постояльцу присылали бутылочные крышки от Спаркл-Колы? Это ведь полнейший идиотизм! Тогда откуда они здесь вообще взялись?!»

Тем временем под отдаленные звуки ударов на большой двуспальной кровати завозилась одна из прижавшихся друг к другу пони.

Лайт медленно открыла сонные глаза, подслеповато пялясь в соломенного цвета шерстку перед своим носом. Единорожка еще долго лежала, с удивлением наблюдая, как эта картина размеренно то приближается, то отдаляется от ее мордочки, пока не сообразила отвести голову назад.

Волшебница обнаружила прямо перед собой довольную мордочку пегаски. Увидев, что ее жертва проснулась, Роза тут же притянула единорожку к себе.

— О... как неловко… Ой... Роза?! Ах-х…

Грей нашел уже знакомое окно и устроился на опустевшем подоконнике.

— Пора вставать! — воскликнул жеребец, после чего с хитрой ухмылкой уставился на своих спутниц. — Вы как-то странно выглядите. Все в порядке?

Две кобылки посмотрели на прилетевшего жеребца. Если лицо Розы лучилось от удовольствия и счастья, то Лайт поджала хвост и поспешно опустила пылающую мордочку.

— Ладно, по крайней мере, вы взбодрились. Собираем вещи и в путь! Ближе к обеду мы уже должны добраться до завода. — Пегас зашел в комнату и направился к двери, пробурчав себе под нос. — Могли бы и меня позвать.

***

— Как они вообще здесь живут? — удивилась Лайт.

— Не все ли равно? — поинтересовался Грей. — Именно здесь нашли нужный нам объект. У кого есть идеи, с чего начать?

— Давайте просто спросим их! — Единорожка замахала ногой, будто хотела ответить на вопрос преподавателя. — Вряд ли они будут против!

— А если нас заведут в ловушку? — Разведчик скептически приподнял бровь.

— Они могут и просто наврать, лишь бы заработать крышки. — Роза задумчиво посмотрела на поселение. — Мы же не бесплатно будем их расспрашивать.

— Можно уточнить, есть ли где-то поблизости завод М.В.Т., и узнать, кто туда ходит. — Волшебница хитро подмигнула. — А там уже расспросим их. В своем Стойле я неплохо научилась отличать ложь от правды.

Мисти Пит сложно было назвать полноценным поселением – несколько сгруппировавшихся вокруг огромной бетонной коробки палаток и скособоченных хижин на каменистой площадке. Никто из отряда не смог опознать, для чего раньше служило центральное здание, но выглядело оно весьма впечатляющим, даже несмотря на принесенные временем и мародерами разрушения. Со стен исчезла практически вся штукатурка, сменившись похабными надписями и изображениями. В оконных проемах не осталось ни одного уцелевшего стекла – их заменили гнилые доски и непрозрачный пластик. Центральный вход закрывали самодельные проржавевшие ворота, охранявшиеся двумя вооруженными единорогами. С большинством заходящих они перекидывались короткими фразами, но с какого-то земнопони с телегой хлама взяли пухлый мешочек крышек. От НИМИП к поселению вела вполне приличная дорога, которая пересекала поселение мусорщиков с севера на юг, уходя дальше в горы. Далекие горные пики хорошо виднелись даже в стремительно густеющей темноте.

Троица пони вошла в город без сопровождения боевого робота – последний AJ-21 остался сторожить большинство их вещей за грудой развалин. Они взяли с собой только оружие и все оставшиеся крышки. Мусорщики хоть и смотрели на них настороженно, но разбегаться не спешили. Лайт опустила уши при ближайшем рассмотрении их домов. Хозяева старались держать свои лачуги в приличном состоянии и даже относили мусор на специальную свалку, но сам вид скособоченных лачуг без окон нагонял на нее тоску.

— Странно, они ничего не продают, — удивилась Роза. — Я думала, здешние пони занимаются торговлей.

— Дык это запрещено, миледи! — заискивающе ответил лежавший около одной из лачуг земнопони. — Торговля разрешена только на территории рынка после уплаты пошлин!

— Рынок вон там? — Грей указал в сторону большого бетонного здания.

— Вы абсолютно правы! — Неожиданный собеседник встал на ноги, и отряд смог рассмотреть его неважный вид. — Вход бесплатный для покупателей. Если старый Грин Чиз помог вам, то не пожалейте денег для бывшего торговца!

— Идем. Нечего здесь задерживаться. — Грей лишь громко фыркнул, когда Лайт пролевитировала несколько крышек к грязному земнопони.

Охранники заметно напряглись, когда к ним подошла троица хорошо вооруженных пони. Штурмовая винтовка Грея и пистолет-пулемет Лайт сами по себе казались серьезной угрозой для двух жеребцов с охотничьими ружьями, а уж лазерное оружие Розы и ее черная броня и вовсе заставили их сделать шаг назад. Моментально уловив повисшее в воздухе напряжение, пегаска вышла вперед и лучезарно улыбнулась.

— Мы можем войти? — миролюбиво спросила разведчица.

Один из единорогов сильно закашлялся и подчеркнуто отвернулся, поэтому отвечать пришлось другому.

— Продавать или покупать? — хмуро поинтересовался охранник.

— Вы где-то видите товары? — деланно удивилась кобылка.

— Тогда вход свободный, — ответил единорог. — Внутри действует перемирие, стрелять друг в друга строго запрещено.

— Отлично! Мы и не собирались. — Роза благодарно кивнула, легким движением хвоста поманив за собой остальных.

Миновав пост охраны, отряд вошел на территорию рынка мусорщиков. Внутри оказалось несколько торговцев, выставивших свои товары на длинных стеллажах или стойках. В нос тут же ударили вонь и запах пота, а в воздухе стояла стена шума. Мусорщики старательно перекрикивали друг друга, зазывая к себе новых покупателей.

— Винты, гайки, болты, трубы, сталь! — кричал земнопони с кьютимаркой в виде здорового молота. — Хорошего качества, почти без ржавчины!

— Мясо радтараканов! Жареные игуаны на палочках! Чистая вода! Армейские сухие пайки, налетай, осталось немного! — У палатки рыжей кобылки собралось немало пони и вовсю звенели крышки.

— Шары памяти! Качественные воспоминания! Познайте вкус тушеной моркови или окунитесь в пучину довоенной любви! — кричал сухонький старичок.

Грей заинтересованно остановился около лотка со стеклянными сферами. При взгляде на цены брови пегаса от удивления поползли вверх.

— Шестьсот крышек за сферу памяти? Почему так дорого?

— А чего ты хотел? — заворчал продавец. — Мне известно воспоминание внутри, и оно весьма ценное. Где еще можно ощутить вкус свежих овощей или жареного сена? Продукты из Стойл очень дорогие, а тут любой единорог сможет погружаться в нее и ласкать свои вкусовые рецепторы отборной едой.

— А что хранится в этом? — Лайт ткнула копытцем на сферу с четырехзначным ценником.

— Мой самый ценный экземпляр! — гордо ответил торговец. — Три часа любовных игр единорожки и пегаса! Вы просто не представляете, какие позы они принимают и что выделывает тот жеребец! Чистые, незамутненные эмоции всего за две тысячи крышек!

— Я могу ничуть не хуже, — сердито фыркнул Грей, оттесняя заинтересованную волшебницу от торговца. — Удачной торговли.

Лайт с сожалением проводила удаляющийся прилавок со сферами. После секундной заминки кобылка ехидно ухмыльнулась.

— Мне казалось, тебе нравится собирать сферы с сомнительным содержимым! — Она задумалась. — А тут в кои-то веки интересное воспоминание!

— Думаешь, в ней будут какие-то полезные данные? — Пегас раздраженно топал ногой, стремительно краснея под взглядами двух кобылок.

— Необязательно полезные. — Теперь очередь краснеть пришла для Лайт. — Можно просто интересные. Они делают занимательной даже скучищу, а тут оно само по себе… такое.

— Тебе интересны любовные игры с жеребцами, дорогая Лайт? — проворковала Роза, укрыв крылом смутившуюся кобылку. — Ну, тогда тебе нужно только сказать, и мы с Греем устроим отличную демонстрацию прямо на тебе!

Сначала единорожка смотрела на пару пегасов с удивлением, застыв посреди этого подобия рынка. Ей потребовалось полминуты, чтобы переварить услышанное. Наконец, Лайт вспыхнула.

— Демонстрацию?! Вы.... вы... извращенцы! — Волшебница цокнула копытом по полу и добавила уже значительно тише. — Тем более мне интереснее участвовать.

— Но, Лайт, я же это и предлагала! — с деланным возмущением ответила Роза.. — Найдем втроем тихое местечко и покажем тебе, насколько хорош может быть настоящий жеребец, особенно если ему будет помогать горячая кобылка.

Пегаска подмигнула пылающей от стыда волшебнице, в то время как Грей застыл на одном месте и переводил удивленный взгляд с одной пони на другую.

Лайт могла только беззвучно открывать и закрывать рот. В себя ее привел лишь тихий смешок откуда-то со стороны. Встрепенувшись, единорожка дернула зубами Грея за его одежду и воспользовалась моментом, чтобы пробормотать.

— Ладно, ты пока не извращенец. — Голос стал громче. — Но я запомню ваше предложение!

Постепенно троица проходила вглубь рынка, возникшего внутри бывшего супермаркета. В симфонию криков вплетались все новые и новые голоса.

— Боеприпасы! Много патронов, разные калибры! Есть батареи для лазерного оружия и болты для самодельных арбалетов! — За прилавком оружейной палатки стояло сразу два жеребца – земнопони и единорог, судя по окраске пребывающие в близком родстве. Клиентов они зазывали строго по очереди. — Специальное предложение – купи четыре барабана к револьверу и получи пятый за полцены!

— Довоенные книги и журналы! Множество полезных знаний для тех, кто умеет читать! — За прилавком книжной лавки стоял недавний жеребенок серого цвета в очках. — Первое послевоенное издание – «Руководство по выживанию на Пустоши»! Автор Дитзи Ду!

— Кафе «Ржавая пристань»! Только у нас вы сможете отведать консервированные маффины и абрикосы! — Гордое звание пункта общественного питания носила стойка с четырьмя обшарпанными барными стульями. Впрочем, за крайним справа сидел пегий земнопони в широкополой шляпе и с аппетитом поедал вековую выпечку.

— Высококачественные наркотики! Прямиком со склада Министерства Мира! Дэш, Стампид, Мед-Икс, Рейдж, Бак! Порошки и капсулы на любой вкус! Специальное предложение – Праздничные Минталки!

— Лучший мусор с завода Министерства Военных Технологий! — Звонкий голосок привлек внимание отряда. — Спарк-батареи, трубы, гранаты, детали роботов, ремни, мелкий мусор!

Грей тут же направился к крайнему от входа прилавку. Находками с завода торговала симпатичная пони шоколадной масти с кьютимаркой в виде лупы.

— О, покупатели! — обрадовалась кобылка. Судя по обилию товара и местоположению лавки, продажи у нее шли не очень хорошо. — Ищете что-то конкретное?

— У вас есть шары памяти? — Роза дружелюбно улыбнулась и вышла вперед.

— К сожалению, нет. — Торговка сокрушенно покачала головой. — Там, у входа, есть целая палатка с шарами памяти, сходите посмотрите.

— Но наш хороший друг Спарк Рент сказал, что купил отличную сферу, найденную на руинах завода М.В.Т.

— О, так вы его знаете? — удивилась пони. — Он никогда не рассказывал мне о друзьях-пегасах.

— Мы познакомились недавно, по дороге к Расти Нест, — улыбка Розы стала еще шире и теплее. — Весьма достойный жеребец. Так он купил этот шар у вас?

— Ну да, у меня, — не стала спорить кобылка. — Та точка практически полностью вычищена, но несколько терминалов и сейфов все еще заперты. Недавно мне удалось взломать один, так помимо бесполезной бумаги там оказался только этот шар! — Мусорщица разочарованно фыркнула, явно ожидая большего куша от успешного взлома.

— Только сфера? — Грей недоуменно посмотрел на пони. — И все? Вы не находили карточки с крупным кристаллом в центре?

— А, теперь понятно, зачем вы пришли. — Торговка понимающе улыбнулась и вновь покачала головой. — К сожалению, ни я, ни кто-либо из нашего поселения не находили там ничего подобного. Если хотите, можете сами попытать счастья. Сейф и терминал в кабинете директора так никто и не взломал.

— Охранная система слишком серьезная? — Грей как бы невзначай посмотрел на Лайт. Та лишь кивнула головой, подтверждая слова мусорщицы. Судя по ощущениям волшебницы, торговка не лгала.

— Нет, просто слишком сложные замки и пароли. — Земнопони пожала плечами. — Увидите Спарка, передайте этому старому скупердяю пинок под круп лично от меня! Пусть вернет мне долг!

***

Пара пегасов и единорожка замерли у подножия небольшого холма, с любопытством рассматривая руины завода, представляющие собой комплекс строений разной степени разрушенности. По периметру это место огораживал большой забор с проржавевшей колючей проволокой наверху. Он уже не мог выполнять своей защитной функции – в нем то и дело виднелись большие дыры, сквозь которые могло спокойно пройти до пяти вставших бок к боку пони. Остатки огибающей холм дороги упирались в сломанный шлагбаум и удивительно хорошо сохранившуюся будку охранника пропускного пункта.

Пони спокойно преодолели забор и ступили на территорию завода. При этом чем ближе они к нему подходили, тем все более настороженно вели себя Грей и Роза. Лайт так же старалась ступать бесшумно, используя свои несуществующие способности к скрытному передвижению. Сочувствующие взгляды бывших разведчиков Анклава оказались весьма красноречивой оценкой ее талантов.

Сам комплекс представлял собой печальное зрелище – несмотря на то, что основной конфликт Великой Войны прошел мимо Западного Сектора, зебры все же не пожалели ракет и бомб для большинства военных объектов старого королевства. Главное здание с конвейером и сборочные цеха превратились в груду оплавленных руин, при приближении к которым послышался яростный треск ПипБаков. Уцелели лишь административные здания и склады готовой продукции, над которыми хорошенько потрудились местные мусорщики. Копыт мародеров избежали лишь надежные сейфы со сложнейшими замками и терминалы с многоуровневыми паролями. К ним-то и направлялся отряд.

Внимание пони привлекли звонкие удары металла о металл. Недоуменно переглянувшись, они приготовили оружие и завернули за угол какого-то ангара. Открывшаяся им картина впечатляла – два крупных земнопони изо всех сил колотили огромными кувалдами по останкам сторожевого робота. С каждым ударом от него откалывались куски бесформенного металла, которые тут же отправлялись в большой мешок стоявшим неподалеку единорогом. Грязные балахоны явно указывали на их принадлежность к обычным мусорщикам. Они так увлеклись своей работой, что совершенно не заметили троицу пони. Грей насмешливо посмотрел на сложенные пирамидкой охотничьи винтовки и громко кашлянул, привлекая к себе внимание. Жеребцы тревожно подскочили, но быстро успокоились, разглядев гостей.

— Не рейдеры? Хорошо. Чего-то хотели? — спокойно поинтересовался единорог. Земнопони тут же приставили кувалды к останкам стены и устроили перекур.

— С чего вы взяли, что мы не рейдеры? — удивился Грей.

— На броне нет шипов, следов крови и особой грязи, глаза не горят безумием, оружие в отличном состоянии, — все так же спокойно ответил единорог. — Да и не водятся они здесь, боялись ЛТС.

— А теперь не боятся? — поинтересовалась Роза, склонив голову набок.

— Дискорд его знает. — Мусорщик пожал плечами. — Сейчас вообще ничего не понятно, то ли будет большая война, то ли просто Левандерскому Союзу конец. Нас это не касается, мы слишком незначительны для крупных фракций, а от рейдеров как-нибудь отобьемся. Так вы что-то хотели? — Жеребец начал проявлять признаки нетерпения.

— Да. — Грей решил не ходить вокруг да около и взять бизона за рога. — Мы ищем невзломанные сейф и терминалы.

— Решили попытать счастья? — хмыкнул мусорщик. — Могу лишь пожелать удачи, защита на военных объектах о-го-го какая.

— Но ведь вы недавно взломали один сейф, значит это возможно, — возразила Лайт.

— Да, было дело, — охотно согласился жеребец. — Его выбили из стены и вырезали отверстие автогеном. Целую неделю возились, а замок на той двери так и остался.

— Мы все же попробуем, — хмыкнул пегас. — Так где они?

— Идите вглубь территории. — Единорог ткнул ногой в сторону большой площадки. — У радтараканьего гнезда повернете направо и увидите оранжевое здание, там раньше администрация сидела. Уцелевшие сейфы и терминалы найдете на последних этажах. Засим желаю вам удачи, а нам нужно металлолом собирать.

Под строгим взглядом командира земнопони потушили сигареты и взялись за кувалды. По территории завода вновь стали разноситься лязг и скрежет металла.

— Остатки старой Эквестрии так и превращаются, — перебирая копытами, Лайт украдкой оглянулась на пони, занявшихся своей работой, — в металлолом, при виде которого уже никто и не вспомнит, чем же это было раньше.

— Ты сейчас говоришь так же, как некоторые из друзей Уайт. — Роза удивленно посмотрела на единорожку. — Эти меднолобые двинуты на железках. Мне даже не пришлось с ними общаться, чтобы это понять. Достаточно просто несколько раз пролететь над их головами.

— Роза! — Белая пони возмущенно фыркнула. — Ты же знаешь, я совсем не это имела в виду!

Чуть притормозивший Грей положил крыло на спину странно качнувшейся в его сторону волшебницы.

— Перед нами настоящее, и мы должны постараться урвать осколок прошлого и для себя.

На мордочке Лайт появилась слабая улыбка, и она просто кивнула своим крылатым друзьям.

Вскоре они подошли к одному из тех самых административных зданий. Очередная серая коробка неплохо сохранилась, правда никто из трех пони не мог сказать, где же именно мусорщик увидел здесь оранжевый цвет. Разве что вот эти следы давно облетевшей краски внизу.

— А почему его покрасили в оранжевый? — Лайт с удивлением осматривала административное здание.

— В те годы в Эквестрии все шире распространялся Синдром Военного Времени. — К немалому удивлению единорожки, Грей тут же начал отвечать на вопрос. — Официально это один из способов борьбы с ними – военные объекты, где работало множество пони, окрашивали в приятные цвета, которые радовали глаз и успокаивали нервы. — Разведчик помолчал несколько секунд, после чего негромко хмыкнул. — У меня есть две версии на этот счет. С одной стороны, многие работники Министерства Военных Технологий буквально боготворили свою создательницу и часто использовали краски цвета ее шерсти и гривы. Хоть и сказка, но очень красивая.

— А вторая версия? — Лайт неуверенно прижала уши.

— Она гораздо прозаичнее, — Серый пегас невесело улыбнулся, осматривая унылые стены. — Сборочные цеха и важные объекты оставались серыми и черными, их укрывали маскировочными сетками и старательно защищали. А второстепенные объекты красили в хорошо заметные цвета, чтобы зебринские драконы отдавали им предпочтение во время воздушных налетов.

— То есть они подставляли под удар одних пони вместо других?! — Несмотря на поговорку про перемену мест слагаемых, Лайт сильно покоробило от такого предположения. Единорожка жалостливо посмотрела на пегаса. — Надеюсь, все же верен первый вариант, ведь правда?

— Конечно, правда. — Роза крепко прижала к себе Лайт и бросила на Грея осуждающий взгляд. — Пони не могли так поступить со своими собратьями.

Пегаска решила промолчать о том, как ее собственные сородичи поступили с остальными расами и друг с другом.

Вскоре они нашли вход в административное здание. Двери оказались сорваны с петель и куда-то унесены неизвестными.

Лайт уверенно двинулась внутрь, но тут же остановилась, издав сдавленный писк. Грей весьма сноровисто ухватился за желтый хвост единорожки и, упершись копытами, придержал саму пони-владелицу сей части тела. Под обиженно-осуждающим взглядом Лайт жеребец не смог скрыть ухмылки, в то время как посмеивающаяся Роза отметила:

— О бесстрашный лидер, надеюсь, ты не забыла, как эти пони упоминали про системы охраны, которые тут очень даже «о-го-го»?!

Волшебница заметно смутилась и уступила дорогу Розе. Войдя в здание, разведчица моментально преобразилась. На ее мордочке не осталось ни капли веселья, лишь настороженность и предельная сосредоточенность. Пегаска внимательно следила за показаниями детекторов, выискивая опасность. Следом за ней ступала Лайт, левитирующая компактный пистолет-пулемет. Шествие все так же замыкал Грей, который прикрывал тылы.

Однако их опасения оказались беспочвенны – на первом этаже не осталось ничего, кроме прогнивших остатков грубой деревянной мебели. Единственный терминал сразу у входа оказался давно взломан и нес в себе графики работы персонала.

На втором этаже, помимо привычной разрухи, обнаружилась здоровенная дыра размером с пони, через которую открывался живописный вид на развалины комплекса.

— Вероятно, именно отсюда выбили сейф, который вскрывали автогеном. — Грей высунул из дыры ногу и поморщился. На серую шерсть упали холодные капли. В Западном Секторе Эквестрийской Пустоши начинался дождь.

На третьем этаже троицу пони ждал первый успех – в одном из кабинетов они обнаружили дверь сейфа. На бронированной поверхности виднелись многочисленные царапины, вмятины и следы сажи, будто ее неоднократно пытались вскрыть силой. Создатели могли гордиться своим творением – дверь не уступила.

— Ита-а-ак, — задумчиво протянула Лайт. — С чего начнем?

Взгляды единорожки и пегаса устремились на неуверенно мнущуюся на месте Розу во вполне оправданном ожидании.

— Не смотрите на меня так! Я занимаюсь не механическими замками с отмычками, а устройством терминалов и программным обеспечением. Моя специализация – это взлом электроники!

Грей повернул голову к разведчице.

— Дорогая. — При первом же слове пегаса Лайт тут же оживилась, смущенно поглядывая на крылатых. — Ты ведь прошла подготовку с упором на диверсии. Вас должны были учить этому!

— Ну, я... — Кобылка пшеничного цвета надулась. — Знаешь, даже отличницам порой нужен отдых, а в дни лекций по взлому замков закатывали такие классные вечеринки!

Грей посмотрел на пегаску с какой-то странной смесью сожаления и нежности, после чего вздохнул и потрепал ее по гриве.

— Тогда давай поищем сейф, подключенный к терминалу.

На третьем этаже обнаружилось еще два хранилища с чисто механическими замками. Жеребец чувствовал, как начинает закипать. Потратить два дня на пустые блуждания никак не входило в его планы. Лишь на четвертом этаже им улыбнулась удача.

Пони вошли в некогда очень уютный кабинет, о чем красноречиво говорили остатки деревянных панелей на бетонных стенах. Искатели уставились на огромное кресло, массивный стол без ящиков и светящийся экран, провода которого вели к стальной бронедвери.

— Наконец-то! — Роза моментально подключилась к терминалу через хвостовой штекер. По желтым очкам побежали зеленые буквы и цифры, отчего пегаска заметно помрачнела. — Да они просто охренели ставить такие сложные пароли!

— Сможешь взломать? — ласково поинтересовался Грей.

— Я очень постараюсь, но это займет много времени. — Роза отмахнулась, погружаясь в виртуальный мир. — Не отвлекайте меня.

Лайт заметно погрустнела из-за сложностей с этими дурацкими сейфами и плюхнулась на круп. На мордочке кобылки читалось острое чувство собственной бесполезности.

Тем временем Грей внимательно осмотрел остальные помещения, но не обнаружил ничего примечательного, поскольку они уже нашли единственный сейф на последнем этаже. Вернувшись в кабинет, пегас устроился на свободном кресле и принялся рассматривать обеих кобылок, переводя внимательный взгляд с одного крупа на другой.

Роза провозилась с терминалом кучу времени. Лайт даже успела задремать, когда пшеничная пегаска радостно выкрикнула на весь этаж:

— Я вошла!

Терминал согласно пикнул, сейф ответил едва слышными щелчками. На глазах радостных пони бронированная дверь слегка приоткрылась. Лайт тут же окутала ее золотистой аурой и отвела в сторону, открывая нутро.

Все содержимое сейфа перекочевало к ним в одном большом золотистом облачке. Троица пони со все возрастающим удивлением смотрела на кипы бумаги.

Слегка нахмурившись, Лайт заставила всю эту кучу принять вид стопки и один за другим начала откидывать в сторону хорошо сохранившиеся листы.

— Договоры на поставку металла, на землю, на услуги каких-то организаций...

Листы все быстрее и быстрее вылетали из левитирующего заклинания хмурящейся волшебницы. За ними обнаружился небольшой мешочек, позвякивающий полновесными золотыми монетами старой Эквестрии. Затем новый ворох бумаг, который Лайт уже вообще не читала. Перед глазами мелькали документы, написанные печатными буквами, рогописными и даже ротописными почерками, какие-то эскизы, инструкции... В конце всего этого бумажного хлама нашлась небольшая коробка с патронами, несколько непочатых бутылок с янтарной жидкостью и каким-то веселым пони на этикетке да блестящий новый пистолет. Разочарованно скривившись, единорожка и их отправила на пол. Грей с удивительной сноровкой принялся собирать находки, а Лайт уныло уставилась на последний листок.

Надпись на нем едва читалась, будто ее накарябали в дикой спешке.

«К Дискорду все эти проверки-шмоверки. Я же вижу, здесь все катится в Тартар! На улицах паника, по радио кричат о каких-то ракетах. Как будто со всем этим я все еще обязан сидеть и ждать этого вызванного проверять мой завод тормоза! Если читаете это, то знайте – я сваливаю! Может, еще успею пробраться в Стойло до того, как все здесь станет сиять из-за радиации... ну, или не дам ей до меня добраться!»

Некоторое время все молча переваривали послание неизвестного пони. Наконец Грей тихо вздохнул и принялся собирать в стопку выброшенные листы. В итоге толстая кипа бумаги довольно уютно устроилась в седельных сумках по соседству с пистолетом, коробкой патронов и хламом из гостиницы. Бутылки и довоенные деньги достались очень довольной этим фактом Розе.

— Идем, нам больше нечего здесь ловить, — пробурчал Грей. — Нужно вернуться к роботу до наступления темноты, завтра выдвигаемся в Солар Армс.

***

В одном из помещений в технических коридорах Стойла обосновалась троица жеребят. После бурных исследований они пришли к выводу, что все тут на одно лицо. Склады оказались надежно закрыты от любопытных носов, а в остальных технических помещениях предусматривалось минимальное присутствие пони и максимальная автоматизация. Неугомонной троице оказалось нечем поживиться в холодных узких коридорах, но они все равно смогли организовать себе небольшую комнату-гнездо в месте, где проходили большие вентиляционные трубы наряду с одним из распределительных узлов электропроводки. В результате в этом месте оказался вполне приличный воздух и источники энергии для всяких штук, которые еще предстояло найти.

К сожалению, пустые коридоры оказались настолько скучным местом, что даже веселая компания друг друга не казалась достаточной, и трое маленьких пони вынужденно поднимались обратно на жилые уровни. Эту проблему и решили обсудить пегас, земной пони и единорожка.

— Я, Скай Винд, объявляю очередное собрание Крутой Троицы открытым! — Жеребенок демонстративно расправил крылья.

— Мне кажется, это все же слишком вульгарное название. Нам нужно что-то поизящнее, со смыслом! — тут же голос подала желтая кобылка.

— В моем названии целая куча смысла! Нас трое, и мы КРУТЫЕ! — Крылатый сложил передние ножки на груди.

Скай даже подскочил на месте, трепеща крыльями под дружный жест земнопони и единорожки, прикладывающих передние копыта к лицу.

— Крутая Троица – это о ком-то другом, — подал голос Терри. — А мы скорее станем тремя унылопони, если так и будем ничего не делать. Здесь слишком ску-учно!

Сестра и брат говорящего неловко затихли, потупив глаза. Молчание продлилось недолго.

— Нам нужно снова выбраться наверх! — Скай вновь подал голос.

— Скай, ты же не забыл, как там опасно? Тетя Сельфиль и мама Роза будут совсем не рады этому! — Клир удивленно воззрилась на крылатого. — Да нас туда и не выпустят! Эту огромную дверь так просто не откроешь!

— Зато там есть небо и видно мир вокруг! — Малиновый жеребчик встал на задние ноги, вскинув передние. — И еще там Крыло! Они патрулируют окрестности, так что не будьте трусишками! Там не страшно! — Жеребенок сел на круп, прижимая края передних копыт к нижней губе. — А представьте, если мы предупредим их о плохих пони поблизости? Или даже больше – вытащим из засады! Они тут же примут нас в Крыло!

Послышалось отчетливое стрекотание крылышек размечтавшегося жеребенка.

— Я не думаю, что они так просто нас примут. — Терри скептически посмотрел на своего брата. — Тем более всех разом.

— У них же есть единорог, и ничего! — Пегас активно замотал головой, заставляя свою растрепанную фиолетовую гриву метаться следом — Отсутствие крыльев не лишает вас возможности быть членами этой группы кр-рутых пони!

Переглянувшись с единорожкой, земнопони скептически посмотрел на возбудившегося Ская.

— Тем не менее, проблема с выходом на поверхность никуда не делась.

Предавшись мечтам, будущий член Крыла успел забыть об этом немаловажном моменте и, встретившись с суровой реальностью, как-то сразу сник. Посмотрев на погрустневшего юного пегаса, Клир тяжело вздохнула.

— На самом деле, может, и есть какой-то путь. Я видела странный вертикальный тоннель вверх. Это там, где роботы стоят.

Договорить она так и не смогла, оказавшись прижатой к полу младшим братом, крепко стискивающим ее в объятиях.

— Да-а! Это-то нам и нужно! Молодец, сестренка!

— Но там же много страшных роботов. И я не знаю, куда он ведет. Это не совсем безопасно! — Единорожка постаралась охладить пыл своего брата.

Но ее сомнения не были услышаны ни одним, ни другим из маленьких жеребцов.

— Надо посмотреть поближе. — Терри размышлял вслух. — Может, там есть какой-нибудь терминал. Кажется, я успел разобраться, как ими пользоваться.

— Клир, веди! — решительно скомандовал Скай.

Единорожка поджала переднюю ножку, слегка отступив под напором родных братьев.

— Но... может, хотя бы подготовимся? — неуверенно возразила кобылка. — Возьмем с собой припасы. Предупредим тетю Сельфиль.

— Тс-с! — Рот желтой кобылки закрыло вишневое копытце. — Клир, она же нас тогда вообще не выпустит из комнаты! Скажет: «Наказаны!» Ты же знаешь, как она боится, когда мы надолго пропадаем? Это сейчас она на свидании, а потом мы и носа не высунем!

— Об этом я и говорю. — Выплюнув копыто брата, Клир надулась. — Она жутко перепугается.

— Да никто даже не заметит, — отмахнулся Терри. — Мы быстро поднимемся, посмотрим окрестности и вернемся. Не будь букой, сестренка.

— Мне все это не нравится… — Единорожка втянула голову в шею, прижимая ушки.

Она подняла глаза, встретившись с парой самых умильных мордочек, которые только смогли изобразить эти двое жеребят. Клир издала сдавленный вздох, всплеснув передними копытцами.

— Ладно-ладно, вы победили! Но, чур, круп под порку подставляете вместо меня!

Два маленьких жеребца победно цокнули по передним копытцам друг друга, после чего Скай вскочил на ноги.

— Тогда пошли-пошли! Мы ведь хотим вернуться как можно скорее!

Трое жеребят сгрудились перед наполовину выдвинутой из стены странной большой трубой. В центре виднелись створки автоматических дверей. Примечательным оказалось обилие автоматических стражей, ждущих своего часа под слоем вековой пыли. Неподвижные силуэты пугали Клир до тонкого писка. Единорожка обходила их буквально по стеночке, в то время как юные жеребцы просто старались не задеть машины.

Они в нерешительности застыли перед тускло мерцающим терминалом возле створок.

— Технический лифт десантирования на поверхность, — задумчиво прочел Терри. — Ангар номер три.

— Ура! — весело воскликнул Скай. — Мы нашли лифт!

— А может, все же не надо? — Клир посмотрела на братьев, неловко потирая передние ножки друг о друга. — Мне немного страшно. Совсем чуть-чуть.

На желтых словно масло щеках единорожки появился легкий румянец.

— Клир. — Терри серьезно посмотрел в глаза сестре. — Если не хочешь идти, можешь остаться тут. Мы вернемся и все тебе расскажем.

— Я не трусиха! — возмущенно ответила кобылка.

Единорожка топнула копытцем. В следующий момент она испуганно присела, прижимая ушки, испугавшись разносящегося по пустым коридорам гулкого копыта. Скай засмеялся и обнял сестру за грудь.

— Да, Клир, ты самая храбрая из всех девчонок, которых мне довелось видеть! Открывай, Терри!

Земнопони с усмешкой принялся за терминал, вовсю орудуя ногами под пристальным взглядом своего брата. Единорожка же стояла рядом с гордой улыбкой, явно ободренная словами пегаса.

После нескольких минут возни земнопони радостно улыбнулся и отошел от пульта.

Громкий звук удара заставил всех троих прижать ушки к макушкам. Между створками образовалась небольшая щель, которая постепенно расширилась, открывая вид на крупную платформу.

Жеребята переглянулись, тихонько досчитали до трех и одновременно поставили копытца на платформу. Та даже не шелохнулась. Чуть осмелев, они уже полностью ступили на нее. Земнопони потрусил к другому терминалу. На мерцающем экране шел отсчет.

— М... Вам нужно глянуть на это. Три... Два...

Экран терминала окрасился в красный цвет. Платформа дрогнула.

Не ожидавшие подобного жеребята попадали прямо там, где стояли. Конечно, молодые пони быстро восстановили равновесие, но крупные двери за их спинами захлопнулись с поразительной скоростью, отсекая троицу от технических коридоров.

Клир тут же кинулась к створкам, отчаянно забарабанив по ним ногами и зовя на помощь.

— Кто-нибудь! Помогите! Двери закрылись! Вытащите нас!

Ее братья так же выглядели обеспокоенными, но пока не спешили ударяться в панику, растерянно оглядываясь по сторонам. А затем платформа двинулась. Пол плавно поехал вверх, в то время как на его пути один за другим открывались и закрывались люки, служащие дополнительной защитой на случай попытки проникновения в Стойло через технические туннели.

— Довольны? Мы здесь застряли! — Наконец сдавшись, единорожка села на круп и повернулась к своим братьям.

— Мы едем вверх. — улыбнулся земнопони.

— И что?! — Кобылка гневно топнула копытом.

— Неужели не ясно? Мы едем на поверхность! — Вишневый пегас весело рассмеялся. — Вон он какой длинный.

— Не нравится мне все это. — Единорожка прижала уши. — Мы, живые пони, едем на штуке, сделанной для мертвых железок!

— Это важно? — Терри равнодушно отмахнулся. — Снаружи все так плохо, что нам уже без разницы, комфортно тут или нет. Просто наслаждаемся подъемом.

Скай шумно фыркнул и отвернулся, со скучающим видом рассматривая какой-то обломок.

Клир же постаралась просто расслабиться, пока не вспомнилась одна фраза.

— Эм... а сколько ты вообще видел кобылок?! — Единорожка удивленно посмотрела на пегаса.

— Ты единственная! — Он снова засмеялся.

— То есть я лучшая в сравнении с самой собой? — Желтая пони возмущенно топнула копытцем. — Ну ты и наглец!

Прошло уже несколько минут, а платформа все еще медленно поднималась вверх, заставляя жеребят откровенно скучать. Терри и Скай занялись какой-то игрой наподобие салок, носясь по платформе туда и обратно, в то время как Клир предпочла просто сидеть в сторонке и горестно вздыхать. Возможно, на совесть единорожки давила глупость совершенных ими действий. В конце концов, именно она была тем тормозом в их маленькой компании, который заставлял этих сорванцов вести себя хоть немного благоразумно. А сейчас она не справилась со своей задачей.

«Когда уже там конец. Надоело сидеть в этом полумраке!»

Словно в ответ на мысли кобылки, платформа резко остановилась. Тусклый свет красных ламп выхватил из темноты необработанные каменные стены и своды, больше подходящие природной пещере, чем чему-то искусственному. Полы оказались на удивление гладкими – даже несмотря на вековой слой пыли и мелкого мусора, который занесло сюда ветром.

Из лифта вел всего один выход, поэтому недолго думая троица жеребят по нему и спустилась. Единорожка задержалась около терминала, обеспокоенно глядя на его алый экран, который выдал надпись об ошибке и погас.

Сглотнув, Клир поспешила за двумя жеребчиками, испуганно крича.

— Ребят! Эта штука вырубилась!

Подбежав к Терри и Скаю, кобылка испуганно обернулась к тускло освещенной платформе, в то время как впереди стояла кромешная темнота.

— Ч-что нам делать? — В голосе Клир явно чувствовались нотки страха.

— Как что? Исследовать! — весело отозвался Скай. — Не просто же так мы сюда поднялись!

— Он прав, — кивнул земнопони. — Тем более от выключенного терминала нет пользы.

— Но как мы вернемся?! — Клир села на круп перед излишне храбрыми братьями и негромко всхлипнула. — Мне страшно, я хочу назад, а не лезть в эту... — Она указала копытом вперед. — Темень к монстрам, злым пони и Дискорд знает чему еще!

Юные жеребцы переглянулись и дружно засмеялись под возмущенным взглядом перепуганной кобылки.

— Если нас схватят, виноваты будете вы! — Единорожка притопнула копытцем под новую вспышку смеха. — Особенно ты, Скай!

Через несколько минут троица юных исследователей отправилась исследовать жуткие пещеры. Впрочем, из их затеи ничего не вышло. Уже через сотню шагов, пару разбитых носов и ушибов при ходьбе в полной темноте жеребята увидели впереди свет. Как оказалось, пещера не имела никаких развилок.

Как ни странно, первой у выхода все же оказалась уверенно обогнавшая своих братьев Клир. Они с удивлением на мордочке пробегали последний десяток метров, в то время как кобылка оперлась боком о край прохода и тяжело дышала. Взгляд ее устремился куда-то вперед.

— Не думал, что ты можешь так быстро бегать, сестренка! — весело фыркнул Скай. — Особенно в полной темноте!

С горы они спустились без особого труда. Склон оказался достаточно пологим, хоть и каменистым. Трое юных исследователей решили не останавливаться на открытой местности, а найти какое-нибудь укрытие, после чего уже решить, как возвращаться домой.

К счастью, место для ночлега нашлось довольно быстро. Жеребята сгрудились в небольшом домике с разбитыми окнами, голыми стенами и остатками давно истлевшей мебели.

— Я проголодалась, — жалобно вздохнула единорожка. — А мы ничего с собой не взяли.

— Не беспокойся, Клир. Мы обязательно что-нибудь придумаем. — Земнопони нежно погладил сестру по ноге. — Как только вернемся обратно, сразу сбегаем на кухню.

— А как мы попадем в Стойло? — Кобылка жалобно всхлипнула. — Мы же ту огромную дверищу в жизни не откроем! А вы помните, где вообще вход к ней?! Я нет! И еще тут везде злые пони! Зачем мы вышли сюда?! Не могли поф-фп...

Рот кобылки оказался довольно-таки технично заткнут компактным копытом юного пегаса.

— Успокойся, сестренка! Поверхность вокруг Стойла патрулирует Крыло! Они нас спасут! И всех плохих пони они отсюда давно выгнали! — Глаза юного пегаса буквально заблестели от предвкушения. — Нам нечего бояться, помощь обязательно придет! Нужно просто дождаться ее!

Поднявшись на второй этаж, они собрались в тесную кучку, стараясь согреть друг друга теплом своих тел. Так уж вышло, что у этих трех маленьких пони имелся большой опыт переживать холодные ночи. К сожалению... и к счастью.

Тем временем у домика появилась еще одна гостья.

Скратч шумно ввалилась в помещение, захлопнув за собой покосившуюся дверь. Наемница изрядно устала после долгого полета, а затем еще и поисков того дискордового тайника. Теперь ей оставалось самое скучное – ждать, когда кто-то пошевелит своим ленивым задом и заберет послание, а затем еще и найдет ее в этом укрытии. Хорошо, хоть домишко относительно чистый, без крови и трупов. Правда, и без мебели, но она была довольно неприхотливой странницей. Оставалось лишь подняться наверх и осмотреться повнимательнее, прежде чем ложиться спать.

Жеребята услышали громкий хлопок и последовавшие за ним скрипучие шаги по старым деревянным ступеням. На едва заметной лестнице появился огромный крылатый силуэт с винтовкой наперевес, который даже в почти полной темноте нельзя было принять за пони.

Единорожка заткнула копытцем рот Ская, уже собиравшегося что-то сказать, и поспешно начала толкать братьев к дальнему углу комнатки. Там между внешней стеной и остатками шкафа образовалась небольшая теряющаяся в тени ниша. Все трое поспешно отползли к своему укрытию.

Услышав шебуршание, Скратч недобро клекотнула и передернула затвор винтовки, вглядываясь в густую темноту второго этажа. Ей не хотелось выдавать свое местоположение, поэтому грифина не стала включать фонарь, а медленно двинулась вглубь помещения, готовая отреагировать на любой подозрительный шум. Стрелять на звук наемница научилась еще птенцом.

Троица вжалась в угол. Они все так же не издали ни одного слова, просто молча уткнувшись в стену. Клир закрыла братьев своим боком, оберегая их, подобно матери. Лавандовые глаза единорожки с ужасом смотрели на промелькнувшую в дверном проеме фигуру вооруженного грифона. Сердце кобылки гулко билось в груди, в то время как она все больше вжималась в братьев. Маленький пегас протестующе заворочался, но быстро затих, когда дрожащее копытце сестры легло ему на макушку.

Так и не дождавшись атаки, Скратч сердито поморщилась. Встав в середине комнаты, грифина включила прикрепленный к винтовке фонарь. Луч яркого света прорезал тьму и заметался по комнате, пока не высветил укрытие детей.

— Выходи уже, трус, — громко выкрикнула грифина, простояв так несколько секунд.

Кобылка подавила крик отчаяния, понимая, что свет не желает уходить. Их нашли. Единорожка жалобно посмотрела на медленно оборачивающихся братьев и в последний раз поплотнее прижала их к стене.

«Голос женский. Может, у меня получится убедить ее не искать дальше? Ведь я здесь совсем одна».

Сердце маленькой пони все ускоряло свой бег, а на глазах сами собой появились слезы. Единорожка медленно выползла из своего укрытия, блестящими глазами смотря на грифину.

— Н-не стреляйте… — пропищала Клир. — Пожалуйста...

Скратч удивленно клекотнула и опустила винтовку, рассматривая свою находку. Кобылка выглядела ухоженной и не выглядела истощенной, да и мылась она совсем недавно, а значит, о ней заботились и хорошо кормили. Вывод напрашивался сам собой, но проверить его не помешает.

— Не бойся, я не буду стрелять, — бывалая наемница старалась говорить помягче и без угрозы. — Откуда ты?

Клир не спешила подходить к грифине, пусть даже та и опустила оружие.

— Я живу в Стойле. — Единорожка указала вниз кончиком копыта. — Но я случайно потерялась.

Клир всхлипнула. Ей было страшно стоять перед незнакомкой. Последнее знакомство с грифонами оказалось не слишком радушным.

Скратч тяжело вздохнула и закинула оружие за спину, после чего сделала шаг к Клир Херт.

— Потерялась, как же. Наверняка сбежала в поисках приключений, — заворчала грифина, приближаясь к пони. — К счастью для тебя, я как раз должна встретиться с патрулем из вашего Стойла, а пока побудешь со мной.

Кобылка хотела податься назад, но все же удержалась от подсознательного желания отступить. Вместо этого она даже сделала мелкий шажок вперед. Слова незнакомки порадовали единорожку. В душе забрезжила робкая надежда. Вдруг все обойдется!

— Я... случайно... — Клир выдавила слабую улыбку. — Выбежала на поиски приключений.

Скратч приподняла бровь, ожидая продолжения.

— Это случилось неожиданно. Они сейчас к нам прилетят? — Голос кобылки стал тише. В нем появились неуверенные нотки. — Я раньше не видела у нас грифин.

— Все бывает впервые. Один серый пегас нанял меня охранять Стойло в течение этого месяца. — Скратч постаралась улыбнуться и протянула к жеребенку передние лапы. — Не знаю, когда именно прилетит патруль, поэтому тебе лучше побыть со мной. Я смогу тебя защитить, да и еда найдется.

На мордочке пони появилась неуверенная улыбка, она уже осторожно двинулась ближе, когда из-за угла показалось еще две любопытные мордочки. Не заметив вновь ставших испуганными глаз старшей сестры, маленький пегас возбужденно пропищал.

— Вы знакомы с мистером Греем?!

Скратч ехидно клекотнула и едва слышно пробурчала себе под нос.

— Так и знала… — Похвалив саму себя за прозорливость, грифина одним быстрым движением посадила кобылку на спину и поманила к себе остальных жеребят. — Идем вниз, у меня есть консервированные фрукты. А пока вы будете кушать, я расскажу о том, как сражалась с работорговцами, позволив мистеру Грею и его компашке присоединиться к веселью.

Если Клир лишь испуганно пискнула, со всех сил уцепившись за шею грифины, то мальчишки весело подбежали к Скратч, которая в одно мгновение перестала казаться им страшной.

По всему домику разнесся радостный голос маленького пегаса.

— Да-да! Расскажи!!!

***

Уже окончательно стемнело, когда Грей, Роза и Лайт обнаружили подходящее место для привала. Путешественников приютило небольшое здание, хоть и лишенное окон, зато с крышей без дыр, что оказалось очень полезным при усиливающемся дожде. Вот только этому никто не радовался.

Лайт помогла с разведением огня, после чего просто плюхнулась в углу, с унынием на морде перебирая провиант в своих сумках. Роза подошла с боку и накрыла единорожку крылом.

— Не беспокойся, мы и так справимся. Наше Крыло уж всяко лучше этих медноголовых. Проберемся.

Волшебница подняла голову, выдавив вымученную улыбку.

Грей, сидевший немного в стороне, только тихо вздохнул и уставился на огонь. В голове роились не самые радужные мысли. Раньше похожие попытки ухватить удачу за хвост оканчивались успехом, а сейчас разведчик просто-напросто растерялся. Когда все достается слишком легко, поневоле начинаешь привыкать.

В конце концов кобылки отлепились друг от друга и принялись готовить ужин. Роза незаметно подошла к пегасу и прошептала ему на ухо:

— Прекращай хандрить, нам не нужно, чтобы Лайт окончательно расклеилась. Лучше займись чем-нибудь полезным.

Грей задумчиво посмотрел на любимую пони, после чего снова вздохнул и постарался улыбнуться.

— Да, прости. Пойду разберу вещи и приготовлю ночлег.

Тем временем Лайт, прекратив бессмысленное копание в содержимом сумок в поисках чего-то полезного, извлекла на свет несколько консервированных бананов.

Щедро сдобрив их сахаром со дна пакета от Бомбочек, она принялась нанизывать их на палочки. Странно, но эта возня с едой позволяла ей немного отвлечься и расслабиться. Банан, нанизанный на палочку и покрытый сахарной пудрой, одним своим видом успокаивал волшебницу. Хотелось взять его в рот и как следует облизать.

Роза ушла в темноту, чтобы настроить AJ-21 на ночное дежурство, оставив его наедине с туманными мыслями. Пегас медленно подошел к сложенным у стены седельным сумкам и принялся расстегивать замки. Встроенный в ПипБак сортировщик инвентаря позволял рационально распоряжаться внутренним пространством, однако для задуманного он не годился. Грей взялся обеими ногами за первую сумку и принялся из-за всех сил трясти ее, предварительно перевернув. На землю посыпались собранные во время странствий многочисленные трофеи. Опорожнив таким образом все свои сумки, Грей принялся методично распределять вещи по трем кучкам.

Естественно, его возня создала некоторый шум, который заинтересовал единорожку. Следя за оказавшимся на земле разным хламом, бывшая Смотрительница невольно удивилась. Вместо того чтобы выкинуть все эти сомнительные железки, детали, запчасти и непонятные патроны, пегас принялся вновь складывать их по разным кучкам.

— Грей, а что ты собираешься с ними делать? — недоуменно поинтересовалась Лайт.

— Мы собрали довольно много вещей, а в Солар Армс лишний вес может оказаться критичным. — Разведчик недовольно поморщился и отправил пустую авторучку с позолоченным колечком в левую кучку. — Я решил разделить их на три группы. Некоторые предметы для нас в принципе бесполезны, но их можно будет кому-нибудь продать. К примеру, нам совсем не нужно целых двенадцать диктофонов. — Пегас неопределенно повел крылом. — Также есть хлам, за который я бы не отдал и ломаной крышки, вроде этих налоговых отчетов. — Жеребец быстро пробежался по нескольким листкам и отправил их следом за ручкой. — Ну, и вещи, которые нам очень даже пригодятся, вроде осколочных гранат и запасных батарей. Если хочешь, можешь помочь мне в сортировке. Нужно внимательно прочесть все бумаги и выбросить бесполезные.

Лайт растерянно захлопала ресницами, но все же воткнула прутики с бананами чуть в стороне от огня и подползла к пегасу, удивленно разглядывая его добычу.

— Где ты умудрился найти столько документов? Да и для чего они вообще нужны?

Если она еще понимала пользу мелкой техники, то просроченные на век бумаги вызывали лишь недоумение. Но следом мелькнула другая мысль.

«Но я должна знать о мире прошлого как можно подробнее! А все эти документы представляют из себя неплохой источник информации!»

Приободрившись, Лайт тут же сгребла бумаги к себе, неловко улыбнувшись Грею.

— Вскрывал персональные ячейки в гостинице, да и документы с завода тоже здесь, — ответил пегас, задумчиво разглядывающий спарк-батарею от фонарика. — Там может быть какая-нибудь ценная информация, не потерявшая своей актуальности за этот век. Например, координаты какого-нибудь склада или персонального бункера.

— О чем ты? Какого еще бункера? — не на шутку удивилась волшебница, одновременно перевернувшая бананы с помощью магии.

— Находились пони, которые не доверяли Стойлам или не прошли отбор. Вместо этого они рыли персональные убежища и заполняли их едой. — Грей ехидно фыркнул. — Не самая разумная идея, как показала практика. Многие погибли от излучения, некоторые просто не успели добраться до своего укрытия. А припасы так и остались никому не нужные.

— Разве их не растащили за эти годы? — недоверчиво поинтересовалась Лайт.

— Ты удивишься, сколько их еще осталось. — Роза вынырнула из темноты и задорно улыбнулась. — Каждый год какое-нибудь Разведывательное Крыло находило новое укрытие. Их очень хорошо прятали, найти такой без наводки можно только по чистой случайности. У нас даже был тотализатор. К счастью, их создатели оставляли информацию для близких пони.

— И вы тоже их находили? — Лайт почему-то опустила уши, забыв о конверте в копытах.

— Нет, — мрачно ответил Грей, перебирающий крышки.

— У моего любимого пегаса что-то вроде бзика. — Роза рассмеялась и обняла жеребца со спины. — Он всегда хотел обнаружить подобное убежище, один раз наше Крыло две недели обыскивало южную пустыню, но мы так ничего и не нашли.

— Вот оно как, — рассмеялась Лайт. — Вдруг нам теперь повезет больше. В конце концов, мы же хорошие пони. Надеюсь, Принцессы на небесах все же приглядывают за нами.

Единорожка задрала голову, посмотрев в потолок.

— Возможно, именно поэтому пегасы прошлого решили закрыть небо. Ведь тогда Принцессы могли бы присматривать только за ними. Эй, не расстраивайся! — Пегаска дружелюбно толкнула крупом в бок единорожки. — Не думаю, что банальные облака являются преградой для Богинь. А уж ту, кто всю жизнь изображал одну из них, вообще должны держать на коротком поводке.

— Ты же шутишь, Роза! — Волшебница захихикала, прикрывая рот согнутой ногой. — Давай лучше и вправду займемся этими бумажками. Может, прямо сейчас исполнится мечта одного пегаса! — Лайт улыбнулась обложенному всякой всячиной жеребцу.

Работа спорилась. Бесформенная груда бумаги постепенно уменьшалась благодаря совместным усилия трех пони. Вскоре бананы окончательно прожарились, и каждый получил по палочке с желтым плодом, что еще больше улучшило настроение. Над местом ночевки то и дело разносился смех – друзья подшучивали друг над другом и рассказывали забавные истории.

Это длилось до поздней ночи, когда рассказывающая очередную историю о своих бывших подданных Лайт (за которыми, чего уж скрывать, она бессовестно следила) неожиданно оборвала себя на полуслове.

— Они сидели и притворялись... Эм... Гре-ей... откуда это у нас?! — Единорожка требовательно воззрилась на тут же растерявшегося жеребца.

— О чем ты, Лайт? — возмутился пегас.

Но он тут же замолчал, стоило только единорожке продемонстрировать предмет своего недовольства – карточку с кристаллом в центре и аккуратными надписями по краям.

— Этого не может быть, — неверяще проговорил пегас.

— Грей, да это же она! — Лайт притопнула копытцем. — Та самая! Как ты ее нашел?!

Последние слова уже прозвучали прямо в гриву жеребца. Единорожка крепко прижалась к его телу, зарывшись туда носом.

Грей только удивленно вздохнул, оказавшись в крепких объятиях. Буквально через секунду его обхватила еще одна пара копыт, а к спине прижалась любимая пони. Пегас немного помедлил, после чего изо всех сил обнял волшебницу, вызвав сдавленный писк. Когда они, наконец, освободились друг от друга, он внимательно посмотрел на разорванный конверт из плотной бумаги, из которого и появился пропуск.

— Инспектору верности Министерству Военных Технологий Леванду Глассу. — Жеребец несколько секунд переваривал надпись, после чего клопнул себя копытом по лбу. — Ну конечно! Он должен был остановиться в той самой гостинице и забрать этот ключ! Но не успел из-за падения бомб!

Грей внезапно крепко схватил Лайт и радостно закружил ее. Единорожка запищала, дрыгая в воздухе задними ногами, путаясь ими в собственном хвосте, но уже через несколько секунд весело смеялась, крепко-крепко уцепившись за жеребца.

Когда волшебница смогла вздохнуть спокойно и пройтись по твердой земле, она довольно притопнула обеими ногами.

— У нас есть ключ-пропуск! Теперь мы справимся!

— Приятно видеть, когда товарищи находятся в хорошем расположении духа, — усмехнулся разведчик.

Лайт притихла, внимательно глядя на жеребца, и он улыбнулся шире.

— Я уже не говорю про друзей!

Постепенно пони успокоились и завершили сортировку. Радостно поболтав еще немного, они отправились спать, напоследок проверив охранный контур. Грей с тихой улыбкой смотрел на двух укладывающихся кобылок, время от времени переводя взгляд на магический пропуск.

— У нас все получится, — прошептал разведчик. — Обязательно.

***

На третий день нового пути они оказались в холмистой местности, что явно представляло трудности для Лайт и задерживало группу. Волшебница быстро уставала от бесконечной смены подъемов и спусков. Тем не менее, она терпела и упорно забиралась на следующую вершину, моля богинь о том, чтобы она оказалась последней.

— Мы уже близко? — с надеждой спросила волшебница у взлетевшей на разведку Розы.

— Дойдем вон до той пещеры и устроим привал, — отозвалась пегаска. — Держись, осталось совсем немного.

Волшебница простонала что-то неразборчивое и упрямо стиснула зубы. Они уже давно сошли с удобной дороги и сейчас сбивали копыта о многочисленные камни, увязая в возникшей после вчерашнего дождя раскисшей грязи.

«Все бы отдала за горячую ванну и несколько часов в мягкой теплой постели», — мечтала вяло перебирающая ногами единорожка. Грей лишь сочувствующе посмотрел на кобылку, но ничего не сказал. Однако вскоре идти стало значительно легче – раскисшая грязь под ногами сменилась надежной скалой – отряд ступил на территорию гор. Через какое-то время волшебница наконец-то смогла рассмотреть место, куда они направлялись – обычная, даже не слишком скрытая от посторонних глаз пещера. За весь день им не встретилось ни единой живой души, поэтому они не слишком утруждали себя поиском надежного убежища.

Ободренная скорым отдыхом, Лайт тут же перешла на рысь, стремясь побыстрее войти в укрытие и скинуть с себя седельные сумки. Но стоило только пони ступить под скальный карниз пещеры, как перед ней возникла тень, на которую единорожка не успела среагировать. Да что говорить, волшебница даже ничего не заметила до самого последнего момента, когда она на полном ходу врезалась в преграду и повалилась на холодное и раздраженно клекочущее создание.

— Осторожнее надо быть! Думаешь, раз у тебя рог теперь работает, то можно тыкать им во все подряд?

Лайт несколько секунд остолбенело смотрела на ухмыляющегося грифона.

— Прости, Арчер, я не хотела! — Единорожка опустила глаза и густо покраснела.

— Совсем уже замечталась. — Роза приземлилась неподалеку от грифона и весело рассмеялась. — Привет, блохастый!

— Привет, крылатая. — Грифон дружелюбно кивнул пегасам. — Мы как раз устроились в пещере, куда вы направляетесь.

— Все добрались? — поинтересовался подошедший Грей.

— Ну да, без происшествий, — подтвердил Арчер. — Правда, синеглазка здорово зависла над формулировкой «приведи с собой тех, кого считаешь нужным».

— Ей нужно учиться принимать правильные решения. — Разведчик пожал плечами.

— То есть мы уже на месте? — Единорожка встрепенулась, возбужденно подняв уши. — Вы устроились в этой пещере?

— Нет-нет, глупая пони. — Грифон помотал головой. — Мы расположились на другой стороне разлома Солар Армс, а я просто сидел на часах.

Увидев, как быстро испаряется радость Лайт, Арчер возвел глаза к небесам.

— Ну не воспринимай ты все так серьезно! Да здесь у нас лагерь, здесь! Просто дальше по пещере. — Сделав мелкий шажок к Грею, грифон зашептал ему на ухо. — Тебе нужно научить свою кобылу различать сарказм. Вдруг ей что-то скажут, а она пойдет и сделает все буквально!

— Да ладно, ты преувеличиваешь, — не согласился пегас. — Когда доходит до дела, на нее можно положиться.

— Очень на это надеюсь, — проворчал наемник.

В глубине пещеры пополнившийся отряд уже встречала троица пегасов: добродушно улыбающийся Стоун, подтянутая Фемида и Смоук с горящими глазами. Фиолетовая пегаска с пепельной гривой вышла навстречу путешественникам и отдала честь.

— Крыло явилось по вашему приказу! — отчеканила кобылка. — Кьюр и Харпер остались приглядывать за Стойлом в компании с новой наемницей.

— Значит, Скратч добралась без приключений, отлично. — Грей облегченно вздохнул и кивнул подчиненным. — Вольно, расслабьтесь. Как дела в Стойле?

— Все в порядке, мы уладили ряд мелких происшествий и навели порядок. — Фемида слегка расслабилась, согласно приказу. — Все пони работают не покладая копыт, на ближайшее время запланированы расконсервация внутренних садов и запуск внешнего охранного кольца.

— Получается, мы выходим из тени? — поинтересовалась Роза.

— Смотрительница говорит, что рано или поздно мы должны это сделать, поэтому лучше рано, — вмешался в беседу Смоук. — Раз уж мы встретились, то, может, пожрем уже наконец? Сухпаи достали, Фемида запретила разводить костер, пока мы вас не встретим, а в брюхе бурчит с самого утра!

Под всеобщий смех Грей отдал распоряжение приготовить горячего и как следует всем отдохнуть. Роза выставила боевого робота на охрану единственного прохода, а Лайт и Смоук завозились с поздним завтраком. Тем временем разведчик отвел Фемиду и Арчера чуть в сторону и продолжил расспросы.

— Вы уже видели нашу цель?

— Да, командир, — сдержанно ответила Фемида. — Честно говоря, я не понимаю, каким образом мы сможем туда проникнуть.

— Иными словами, там царит пиздец, — нахмурился грифон. — Но тебе лучше самому посмотреть, куда ты собрался нас вести. Здесь неподалеку есть неплохая обзорная площадка.

— Давай взглянем. Пока они договорятся о еде, минут тридцать у нас найдется. — Пегас расправил крылья и направился к выходу.

Вскоре они достигли места, к которому уверенно вел Арчер – небольшому испещренному ямками и трещинками скальному языку. Садиться на него оказалось не слишком удобно, зато оттуда открывался потрясающий обзор на территорию комплекса.

Группу зданий опоясывала массивная бетонная стена, за целый век не утратившая своей целостности. За ней виднелся обугленный скелет гигантского дракона с расколотыми позвонками и потрескавшимися ребрами. Несколько наружных турелей оказались разбитыми или взорванными, но большинство исправно крутились вокруг своей оси, выискивая враждебные цели. По внутреннему двору то и дело проходили патрули из боевых роботов, курсирующих по раз и навсегда установленному неизвестным программистом маршруту. Грей даже опознал знакомые силуэты AJ-19 и AJ-21, однако хватало там и других моделей, в том числе летающих. Особенно выделялся гигантский металлический паук – устрашающая восьминогая махина со спаренной турелью во рту и ракетной установкой на корпусе. То тут, то там виднелся знакомый металлический мусор: обугленные обломки силовых доспехов Стальных Рейнджеров, оплавленные останки брони наемников, груды ржавого рейдерского железа.

— Видишь вон ту кучку пепла? — тихо спросил Арчер, указывая когтистой лапой за ограду.

Разведчик прищурился и вгляделся в до боли знакомую пыль, которой то и дело игрался ветер. Он принял ее за обычный песок, которого хватало на территории Эквестрийской Пустоши, вот только обычно он не был черного цвета.

— Ничего не понимаю, — озадаченно прошептал разведчик. — Откуда здесь взяться песку при наличии ветра?

— Это не песок. — Грифон прикрыл глаза и покачал головой, всем своим видом показывая мнение об умственных способностях одного пегаса. — Совсем недавно группа каких-то идиотов попыталась проникнуть в Солар Армс с помощью СтелсБаков. Сумели пройти за стену, а дальше сдохли. Хотя они наверняка называли себя не идиотами, а искателями приключений.

— СтелсБаки? Это что? — Разведчик заинтересованно посмотрел на наемника.

— Удивительный ты пегас, крылатик. — Арчер тяжело вздохнул. — Вроде и мозги есть, а элементарных вещей не знаешь.

— Можно хоть раз обойтись без насмешек? — Грей сердито нахмурился, отчего грифон ехидно улыбнулся. — Иногда это раздражает.

— Да ладно, не будь таким серьезным, это слишком вредно на территории Пустоши! — Наемник махнул когтистой лапой. — Когда вокруг творится постоянный пиздец, поневоле начинаешь ценить каждую минуту веселья.

— Возможно, ты и прав, — неохотно согласился разведчик. — И все же?

— СтелсБаки – это такие забавные устройства, подключаемые непосредственно к налапникам Стойл-Тек вроде того, который украшает твою ногу. — В голосе грифона все еще слышались нотки веселья. — Они натурально делают тебя невидимым почти для любого детектора и обычного глаза, удобная хрень, жаль одноразовая.

— Ничего себе. — От удивления Грей на секунду расправил крылья. — В Анклаве такие не используют.

— Да откуда им у вас взяться. — Наемник бросил с обрыва какой-то мелкий камешек. — Их производили в Министерстве Тайных Наук для хрен пойми кого, не такая уж частая вещь, да и работают только с ПипБаками.

— Так маскировка не помогла? — Жеребец решил вернуть разговор в прежнее русло.

— Почему? Все прошло просто чики-пуки. — Арчер оглушительно расхохотался, прислонившись спиной к скале. — Вот только эти идиоты не догадались, что лучше отдать семь СтелсБаков самому умному, чтобы он попытался отключить защиту, не-ет. Вместо этого они поперлись туда всемером! Заряда хватило ровно на то, чтобы преодолеть стену и появиться посреди двора. Турели им очень обрадовались!

— И впрямь забавно. — Пегас рассмеялся вместе с грифоном. — Наш Режим Тени не так эффективен, зато он не вырубается посреди толпы врагов.

— Зришь в корень, крылатик. — Арчер успокоился и внезапно нахмурился. — Как бы мы не повторили их судьбу. Этот орешек выглядит слишком крепким.

— Не существует неприступных крепостей. — Разведчик прищурился, внимательно рассматривая комплекс Солар Армс. — Правда, именно у этой есть все шансы опровергнуть меня.

В голове Грея эхом повторились слова Уайт, некогда брошенные в таком далеком и уютном Стойле:

— Оттуда еще никто не возвращался.