Автор рисунка: Noben
Глава 16 — Новая дорога Глава 18 — Поиск ключа

Глава 17 — Медицинский центр

Сохранившийся кусочек старой Эквестрии, где пони по-прежнему оказывают помощь другим. Правда, они делают это только за деньги, но где еще можно быстро восстановить здоровье и исцелиться от ран? Грею, Розе и Лайт предстоит испытать на себе гостеприимство и удобство платной медицины.

Сознание возвращалось к Грею мелкими рывками. Первым делом он почувствовал сухость во рту. Там словно образовалась пустыня, которая нещадно драла горло и язык. Последним связанным воспоминанием оказались толчки пуль и последовавшая за ними слабость. Постепенно возвращалась чувствительность. Все мышцы сильно затекли от лежания на одном месте, и вскоре по шкуре прошла волна покалываний.

«Интересно, я уже умер? Если да, то почему в мире Принцесс так хреново?»

Не выдержав феерических ощущений, разведчик пошевелил ногой и открыл глаза.

Роза спала прямо перед кроватью Грея. Кобылка устроила передние ноги на краю матраса и положила сверху голову. Пони явно наблюдала за пегасом перед тем, как заснуть. Она выглядела такой милой, посапывая во сне с тенью беспокойства на лице. Но стоило ему только двинуться, как глаза Розы сонно приоткрылись. Пегаска рассеянно посмотрела на мордочку своего жеребца. И как только встретилась с ним взглядом, радостно вскрикнула, вскочила со своего дежурного места и кинулась обнимать любимого.

— Грей! Ты очнулся!

Пегас удивленно хлопал глазами, неожиданно для себя оказавшись в центре урагана обнимашек. Когда он, наконец, осознал происходящее вокруг, то тут же обхватил любимую пони передними ногами и прижал к себе, заодно укрыв крыльями, не смотря на сильную боль.

— Роза... — Жеребец говорил очень тихо. — Любимая.

Кобылка с радостью зарылась носом в его гриву, обхватывая за плечи и притягивая к себе. Обнимала она крепко-крепко и жарко дышала в шерстку на шее.

— В какой-то момент я сильно испугалась! Ты так долго не просыпался... — С тихим вздохом она отпустила жеребца и устроилась немного в стороне. — Дорогой, как ты себя чувствуешь?

— Жить буду, — улыбнулся Грей. — Особенно после такого.

Постепенно из глаз исчезла муть, и пегас смог осмотреться. Он оказался на большой кровати с чистыми простынями. Откинутое Розой одеяло лежало на свежевымытом полу с несколькими небольшими трещинами. Стены покрывал слой потускневшей желтой краски, а на потолке остались следы старой побелки. Рядом с постелью виднелась стойка для капельниц с парой бутылок. На одной из них даже сохранилась этикетка, вот только от старости она сделалась нечитаемой. Похожие бутыли обнаружились и на обшарпанной прикроватной тумбочке. Еще в комнате находилось большое окно с целыми стеклами, сквозь которое при желании можно было увидеть безрадостный пейзаж Эквестрийской Пустоши. Помимо него, в помещении оказались сразу две двери, над одной из которых мерцала небольшая лампочка.

— Где мы? — с интересом поинтересовался разведчик.

Роза улыбнулась и осмотрелась по сторонам, словно удостоверившись в своем местоположении.

— Мы в том самом НИМИП, про который вы с Лайт говорили. — Роза усмехнулась, но при этом ее голос дрогнул. — Не знаю, где еще на этой проклятой земле могут так хорошо залатать раны. Не тащить же тебя в Анклав...

— Это точно, — рассмеялся Грей. — Там меня бы вылечили только для того, чтобы затем расстрелять. Значит, мы дошли? Все живы?

— Да, только ту наемницу еще ранили. Лайт отделалась легким испугом, и все благодаря тебе. — Чуть подумав, Роза поправилась. — Точнее, очень большим испугом. По крайней мере, того гада она знатно изрешетила. Да и потом не отходила от тебя до самой операционной, пока ее уже местные не прогнали. А я оказалась слишком хороша для вражеских стрелков. — Роза лихо улыбнулась. — Да и броня помогла.

Грей некоторое время молчал, переваривая информацию, после чего разразился новым потоком вопросов.

— А где врачи и Лайт? О чем они вообще говорили? Скратч тоже здесь?

Пегаска задумалась на полминуты, формулируя ответы. Получилось у нее немного не по порядку.

— С тобой все будет нормально. По словам врачей, они помещали тебя в регенерационную камеру, причем несколько раз. Потом пропускали через тебя особую магию и проводили еще какие-то непонятные процедуры, но теперь ты в полном порядке. Заразе внутри тебя пришел конец, но они очень просили последить за тобой.

Пегаска важно подняла копыто и слегка изменила голос, явно кому-то подражая.

— Проследите за мистером Греем. Ему нельзя перенапрягаться в ближайшие дни. Особенно летать! — Кобылка громко фыркнула, выказывая свое отношение к их рекомендации, после чего просто забралась в кровать к жеребцу, прижимаясь к нему. — С той наемницей тоже все в порядке. Кажется, местные врачи могут заштопать раненого пони или грифона с завязанными глазами. Но вот Лайт их заинтересовала.

Грей с готовностью обнял кобылку и стал ласково гладить ее копытом.

— Как-нибудь потерплю без полетов. Получается, мы еще легко отделались, учитывая ситуацию в том поселении, — задумчиво проговорил жеребец. — Кстати, что с ним стало? И чем Лайт заинтересовала врачей? Наших роботов хватило для оплаты?

Роза с радостью прижалась к любимому, уткнувшись носом в его грудь.

«Кажется, при разговоре о нагрузках они ничего не говорили об... этом».

На мордочке пегаски промелькнула загадочная улыбка. Но пока она решила успокоить любопытство разведчика.

— Да, вполне хватило и даже осталось. Представляешь, ваши с Лайт аномалии удалось выторговать почти до бесплатного лечения! Дескать, вы объекты для изучения воздействия сверхсильной магии. Обитатели этого института слышали о заварушке в Плейнхуве, и им очень интересно провести исследование. А Расти Нест достался Мастерам. Они не стали нас преследовать. — Роза задумалась. — С нашей златогривой врачи пока не могут разобраться. Сначала они пытались лечить ее от магического истощения, но из-за чего-то Лайт стало хуже. Они увезли ее в лаборатории.

Грей тепло улыбнулся и поцеловал Розу в лоб.

— Это все очень здорово, похоже мы отделались малой кровью. — Пегас хихикнул, после чего зевнул. — Мне сейчас хочется только спать. Полежишь со мной?

— Конечно, дорогой. — Роза радостно улыбнулась. — Ты не представляешь, как я ждала этого.

— А ты не представляешь, как я тебе рад, — прошептал пони, отходя в царство снов.

***

Грея разбудил какой-то дребезжащий звук, постепенно становившийся все громче. Пегас осознал, что он по-прежнему находится в больничной палате в одной кровати с Розой. Кобылка доверчиво прижалась к жеребцу, крепко обхватив его всеми четырьмя ногами. Ее присутствие умиротворяло, а один взгляд на довольную мордочку вызывал теплую улыбку. Грей нежно погладил любимую по щеке, отчего Роза пробурчала что-то неразборчивое и приоткрыла сонные глаза.

— Который час? — едва слышно спросила пегаска.

— Не знаю, но сюда явно кто-то идет, — ответил разведчик, переводя взгляд на дверь.

Через несколько секунд в проеме показался уставленный тарелками металлический стол на колесиках, который толкала земнопони белого цвета в халате медсестры. Увидев двух пегасов в одной кровати, она широко улыбнулась и радостно поприветствовала гостей.

— Утро пришло! Я принесла вам много хорошей еды!

Хватило одного взгляда на поднос, чтобы желудок пегаса громко заурчал, потребовав немедленно наполнить его до отказа.

— Отлично, — зевнула Роза, вставая на ноги. — Только я схожу в душ.

— Хорошая идея, мисс! — радостно воскликнула земнопони. — Когда вы приведете себя в порядок и как следует подзаправитесь, то соблаговолите проследовать в кабинет дежурного врача. Доктор Снейк очень хочет с вами поговорить и оценить состояние пациента.

— Мы обязательно зайдем к нему. — Роза еще раз протяжно зевнула.

Стоило земной кобылке скрыться за дверью, как пегаска хитро улыбнулась растерянному жеребцу.

— Тебе тоже нужно принять душ. Разумеется, они тебя обмыли, но это нельзя назвать нормальной чисткой. — Любуясь изумленным выражением мордочки пегаса, Роза не выдержала и рассмеялась. — У тебя шерсть свалялась и в гриве осталась грязь. Я уже молчу о запахах антисептиков и прочей химии, которыми ты благоухаешь! Вставай, лежебока. Я потру тебе спинку. — Кобылка лихо подмигнула жеребцу и скрылась за второй дверью.

Грею понадобилось несколько секунд, чтобы осмыслить ее слова. Пегас радостно рассмеялся, сбросил с себя одеяло и направился вслед за Розой. Вернулись они только через час.

Из ванны кобылка вышла влажной, растрепанной и какой-то запыхавшейся, но абсолютно счастливой. Она весело взмахнула мокрым хвостом в сторону двери, быстро пробежалась по комнате и уселась прямо на кровати, дожидаясь жеребца. Теперь он выглядел значительно лучше, а в его глазах горел задорный огонек.

Им следовало поесть.

Перебравшись на подушку перед тумбочкой, Роза с любопытством посмотрела на Грея, в то же время наклоня голову к тарелке и захватив губами листик настоящего зеленого салата.

— М... Как же я соскучилась по свежей, сочной и хрустящей зелени. Эти консервы и вправду вкусные, но иногда хочется чего-нибудь настоящего.

— Смотрю, они тут совсем не бедствуют. — Пегас бросил задумчивый взгляд на тарелки.

Красные яблоки и помидоры гармонично сочетались с зеленым салатом, однако жеребец отдал предпочтение совсем недавно извлеченным из коробки макаронам с сыром.

— Знаешь, — Грей ответил после проглатывания первого куска, — а мне даже нравятся эти столетние консервы. Выращенная еда слишком чистая и пресная.

Под укоризненным взглядом Розы он едва не поперхнулся и поспешил заесть помидоркой.

— Зато они полезные. — Грей тут же пошел на попятную и поспешил перевести беседу на менее скользкую тему. — Кстати, а где мы найдем этого доктора?

Пегаска тихо фыркнула, искоса глядя на жеребца, но все же милостиво позволила тому сменить разговор.

— Я знаю, где находится комната дежурного врача. Главное, чтобы он там был. Этот единорог... он странный.

Она слегка понизила голос на последних словах, оглядываясь по сторонам.

— В чем это выражается? — полюбопытствовал Грей, откупорив бутылочку Спаркл-Колы. ПипБак на ноге моментально затрещал, сигнализируя о радиации.

Роза недовольно посмотрела на бутылку с темной жидкостью, предпочтя чистую воду.

— Узнаешь, когда пообщаешься. — Кобылка недовольно вздохнула. — Я даже не могу точно ответить на твой вопрос. Пони ему интересны лишь в качестве клиентов или образчиков интересных случаев. Порой он слишком увлекается в своих рассказах.

— Хорошо-то как. — Грей довольно перевернулся на спину и погладил себя по округлившемуся животу. — Может, он как-нибудь без нас обойдется?

Роза удивленно посмотрела на жеребца, а затем вскочила со своего места и беззастенчиво боднула его носом в бок.

— Мы должны узнать результаты твоего обследования. И еще, неужели тебя не интересует судьба пони, которую ты совсем недавно героически закрыл собой? — Она подмигнула. — Нам лучше иметь благодарную здоровую единорожку, а не больную.

Грей недовольно посмотрел на кобылку, после чего не выдержал и рассмеялся.

— Совсем уже помечтать нельзя. — Разведчик вновь перевернулся на брюхо и встал на ноги. — Ты права. Лайт нам нужна свежей и здоровой. Идем искать этого доктора.

Пара пегасов быстро прошла прямо по коридору, пока не достигла белоснежной двери с табличкой «Дежурный врач». Там же перечислялись и все его регалии, надо заметить довольно внушительные.

Роза пренебрежительно фыркнула и толкнула копытом дверь, не позволив своему спутнику ничего прочесть далее имени сего ученого мужа.

Внутри помещения обнаружился застывший серый единорог с такого же цвета гривой, в которой виднелись белые локоны – то ли седина, то ли натуральный цвет.

Он слегка прищурился, но через мгновение узнал гостей и приветственно кивнул.

— Мисс Винтер, мистер Стиллнесс. Я как раз желал вас видеть. Как ваше самочувствие?

— Вполне хорошо, доктор. — Пегас улыбнулся и кивнул в ответ. — Совсем ничего не болит, и я полон энергии!

— Отлично. — Врач удовлетворенно кивнул. — Наши последние тесты и замеры после терапии также показали полное обращение процесса. Если угодно, вы подверглись магическому заражению. Это сродни проклятию, но не является им. Вероятно, призванное убить вас заклинание сохранилось в теле даже после прекращения первичного воздействия. Должен отметить – это поразительно редкое явление. Обычный единорог способен вызвать только легкое недомогание, но здесь явно особый случай. Вы встретили мага исключительной силы!

— Да уж, я заметил это по рушащимся зданиям. — Грей недовольно поморщился, вспомнив тот бой.

— А как дела у мисс Санрайз? — Роза расправила одно крыло, привлекая к себе внимание.

Единорог посмотрел куда-то в сторону. На стене висели большие часы и равнодушно отсчитывали время.

— Она как раз прошла премедикацию. Скоро ее погрузят в медикаментозный сон на краткий промежуток времени.

— А как вы смотрите на расшифровку для тех, кто не знает ваших терминов? — Грей выразительно поднял левую бровь. — Так как дела у Лайт?

— Ваша подруга получила дозу препаратов, которые должны подготовить ее тело к предстоящему стрессу. — Доктор слегка скривился, но затем к нему вернулось прежнее спокойное выражение лица. — Также они позволят легче перенести наркоз. Затем мы проведем ей инфузию специального наркотического препарата и погрузим ее в сон. Так она перенесет все наши действия без лишнего стресса и ненужных движений. Сложно оперировать, когда пациент кричит и пытается вырваться. — Он сокрушенно покачал головой. — В остальном ее состояние стабильное. Все идет согласно планам. Давайте пройдем к ней, мне как раз пора проводить операцию.

Парочка пегасов недоуменно переглянулась между собой, после чего синхронно кивнула.

— Почему бы и нет, посмотрим на ваши манипуляции. — Грей настороженно покосился на доктора.

Как и палата, коридоры оказались в хорошем состоянии, но тут уже отчетливо чувствовались приложенные копыта самих пони, которые превратили центр Министерства Мира в НИМИП. В глаза бросались аккуратно заколоченные дырочки в стенах и между дверями, когда-то предназначенные для свободного передвижения животных. То и дело встречались листы железа, закрывавшие оконные проемы с выбитыми стеклами. В коридорах было несколько пустовато – в основном попадался лишь снующий тут и там медицинский персонал. Пациенты же предпочитали по возможности отлеживаться у себя. В этом месте порой случались самые неприятные встречи.

Пони-ученому не слишком нравилась роль няньки и гида для двух любопытных пациентов, но принципы НИМИП требовали быть внимательными с клиентами. Особенно если они при деньгах. И еще более особенно, если они интересны в плане практики. К тому же нельзя забывать о необходимости банального сообщения информации о состоянии пациентов представителям их фракции.

— Как вы могли заметить, у мисс Лайт проблемы с сотворением заклинаний. Если быть точнее, она совершенно не может использовать магию. — Единорог прокашлялся, поправив узкие очки на носу с помощью левитации. — Для нашей расы это то же самое, как для вас лишиться крыльев, если пожелаете такой пример. Исходя из ее жалоб на самочувствие, а также по результатам некоторых тестов, мы пришли к однозначному выводу – это состояние для нее чрезвычайно тягостно. Пришлось провести еще несколько диагностических процедур, чтобы выяснить ее исходный уровень.

Он подошел к стеклу, отворачиваясь от пары. Некоторое время доктор молчал, но затем продолжил как ни в чем не бывало.

— Сначала мы подумали о банальном магическом выгорании. Такое часто случается у единорогов, особенно когда они замахиваются на нечто непосильное. Но вместо слабого излучения мы обнаружили огромную перегрузку! Она буквально переполнена магией! — Доктор явно увлекся повествованием, и его тон уже не звучал так раздраженно. — Но эта магия для нее чужая. Не буду вдаваться в подробности, вы все равно их не поймете. Можете воспринимать это так – чужая энергия полностью заменила ее собственную. Злая воля этого потока оказалась вовремя отсечена, но от проникновения сего изобилия в ее тело это не помогло. Сейчас она – единорог с целым океаном внутренних запасов в своем маленьком роге, которые ей не подчиняются. От слова совсем. И поскольку тела простых единорогов не приспособлены для таких больших объемов энергии, ее внутренние каналы разрушаются.

Доктор принялся расхаживать взад-вперед, поглядывая на пациентку, которую сейчас разложили на операционном столе, закрепив множеством ремешков.

— Жаль, мы не может посмотреть, чем все обернется, если ничего не предпринимать. Но метод терапии этого состояния интересен гораздо больше. — Он лучезарно улыбнулся нахмурившемуся Грею. — Вы поторопились напустить на себя этот суровый вид. Скорее всего, само лечение вам тоже не понравится. Нагружать ее новыми объемами энергии очень опасно, как и пытаться отвести магию. Есть один довольно простой метод заставить единорога выпустить магию, но ни мисс Лайт, ни мы сами не пожелали обращаться к нему по причинам банальной безопасности. Вы тоже не обрадуетесь, если в момент пика волшебница просто взорвет все вместе с собой.

В комнату вкатили мигающий множеством огоньков на экранах большой контейнер. Все находящиеся в том помещении пони поспешили отойти в стороны. Крышка открылась, и внутри обнаружилось магическое поле, содержащее внутри себя небольшое количество радужной жидкости.

— Открою вам любопытный факт: перед самым концом войны Министерство Тайных Наук разрабатывало секретное оружие – мутаген, способный создавать аликорнов.

— То есть вы хотите сделать из нее аликорна?! — Роза широко распахнула глаза.

— Нет-нет, все не так просто. Вещество чрезвычайно нестабильно. Принципы его действия были известны лишь почившей Твайлайт Спаркл, а правильной дозировки и метода не узнала даже она. — Доктор быстро замотал головой. — Хорошо хоть, Зелье Вынужденной Трансформации производили в огромных количествах, это активное вещество вступает в реакцию практически с любым контейнером, в котором находится. Даже самые инертные сплавы или зачарованное стекло не способны сохранять его изначальный уровень чистоты на должном уровне. К счастью, этого нельзя сказать о магических полях. У нас в копытах есть небольшая партия чистейшего препарата. — Пегасов гордое заявление доктора не слишком впечатлило, отчего он нахмурился и добавил недовольным тоном. — Мутировавшие монстры и существа иных рас появились из-за З.В.Т. По сути, в наше время его называют Порчей.

Вот теперь парочка и вправду взволновалась. Они прекрасно знали, каких монстров может создать Порча. Роза испуганно посмотрела на Грея, в то время как недавний пациент мрачно воззрился на врача.

— То есть вы хотите сделать из Лайт монстра?! — Пегас угрожающе поднял крылья.

Врач поспешно замахал ногами. Что-то в голосе бывшего разведчика Анклава совсем не понравилось единорогу.

— Нет-нет! То проявление заражения вызывается огромными дозами испорченного зелья, помноженное на действие радиации. Уверяю вас, наша методика лечения не должна привести к каким-либо значимым последствиям.

— То есть у нее могут вырасти крылья или она обзаведется парой десятков щупалец вместо копыт. — Роза скептически посмотрела на единорога. — Это вы называете незначительными последствиями?

— Вы все еще преувеличиваете. — Ученый рассмеялся. — Мы не собираемся давать ей столь крупную дозу, только самый минимум. Главным образом это будет аппликация прямо на рог. Еще мы в несколько сотен раз снизим концентрацию действующего вещества и сделаем несколько вливаний в кровеносное русло. Это должно активировать в ее организме некоторые процессы. Один раз мы уже проводили нечто подобное, но тогда нашим пациентом оказался единорог без особого таланта в плачевном общем состоянии. Ваша же подруга полностью здорова, является выходцем из Стойла, имеет очень хороший магический потенциал и несет в себе огромное количество энергии, пусть и дурной. Она совершенно вне опасности и по окончанию операции останется все той же единорожкой, какой вы ее знаете. — Он усмехнулся и поправил очки. — Возможны какие-то внутренние изменения, но это мы и хотим исследовать.

Грей тяжело вздохнул и устало провел передним копытом по лбу.

— Что вы имеете в виду под словом «аппликация»? — Роза вспомнила, как в детстве делала какие-то картинки из кусочков бумаги или маленьких разноцветных облаков.

— Это же так просто! — возмутился доктор. — Мы банально нанесем это зелье на ее рог!

— Надеюсь, это сработает. — Разведчик вскинул голову и внимательно посмотрел на врача. — Для вашего же блага.

Роза мрачно кивнула, встав рядом с Греем. Единорог тяжело вздохнул и прикрыл глаза.

— Вы думаете, она сможет пережить полное лишение магии? Мы свели риск к минимуму и не стали давать ей большую дозу ради науки. В этом случае лишь Принцессы смогут предсказать исход. А теперь не отвлекайте меня от работы. Но можете остаться здесь и посмотреть.

Пони-доктор развернулся и прошел через моментально захлопнувшиеся за ним пневматические двери, где принялся облачаться в костюм химзащиты.

Тем временем единороги-ассистенты извлекли из магического поля маленький шарик радужной жидкости, удерживая его в воздухе и не позволяя ни с чем соприкасаться.

Лайт облепили множеством датчиков. В передние ноги ей вставили катетеры для капельниц и внутривенных инфузий, а также обработали кожу около рога. Все суетились, что-то наполняли в шприцы, смешивали. Доставали инструменты весьма жуткого вида.

Недавний знакомый прошел внутрь и кивнул своим коллегам. Сфера с радужной жидкостью двинулась с места. Эксперимент начался.

***

Лайт очнулась, лежа на кровати в своей палате. Единорожка тут же перекатилась на бок и сжалась в комочек, не открывая глаз.

Врачи обещали, будто она ничего не почувствует и не запомнит из происходящего. Нужно только потерпеть обычные процедуры и тесты, а потом всего один укол – и ее ничего не будет волновать.

Увы, для Лайт это совсем не оказалось куском забытья, который просто ушел из памяти. Тогда она познала на себе одну простую истину – врачи всегда лгут, когда говорят, что будет не больно. Единорожка помнила странное ощущение чуждости, словно она находилась не в своем теле. Перед глазами рябил «снег», а в ушах стояло шипение, которое можно сравнить с потерявшими сигнал испорченными терминалами. Сквозь этот звук она слышала далекие голоса членов НИМИП, которые с ней что-то делали. Она даже не могла пошевелить ногой, чтобы помешать им. Ей никогда не было так страшно.

Потом появились новые ощущения. Нечто чуждое проникло в организм и растекалось внутри. Если бы Лайт могла что-то делать, она бы уже давно билась в истерике.

Постепенно все пошло на спад. Она перестала чувствовать странное вещество. Волшебницу отвязали и куда-то перенесли. Телом беззащитной пони двигали, словно марионеткой, укладывая в кровать. Затем они ушли, оставив волшебницу наедине с порожденным одурманенным мозгом кошмаром. Забытье плавно перешло в краткий беспокойный сон, который прервался совсем недавно. Кобылка чувствовала себя очень слабой, разбитой и несчастной.

Лайт открыла глаза и посмотрела на потолок. В помещении царил сумрак. Из-за задернутых штор пробивался слабый свет, который позволял увидеть на прикроватном столике миску салата и стакан воды. Есть и пить совершенно не хотелось. Вместо этого кобылка просто закуталась в одеяло.

«Нужно собраться с силами. Почему я так раскисла?»

Глаза неотрывно смотрели на ложку, которую почему-то положили вместо вилки.

«Я сама этого хотела – вернуть магию любой ценой. Нужно лишь сосредоточиться».

И тем не менее, волшебница боялась пробовать. Вдруг опять ничего не получится? Как быть, если магия не отзовется?

Где-то вдали послышался цокот копыт. И он становился все ближе.

Неизвестные пони остановились прямо за дверью и стали о чем-то неразборчиво разговаривать. Похоже, они спорили, но Лайт не могла четко разобрать слова. Наконец они пришли к единому мнению и осторожно распахнули дверь. Палату заполнил яркий свет из коридора. Волшебница подслеповато прищурилась и прикрыла копытом глаза, пытаясь разглядеть визитеров.

— Лайт! — одновременно выкрикнули гости. В следующий момент единорожка оказалась посреди импровизированного урагана из копыт и крыльев.

Узнав своих гостей, волшебница издала счастливый вздох и с радостью ответила на объятия своих друзей, поочередно зарываясь носом в их гривы.

— Как я рада вас видеть!

Визит Грея и Розы явно поднял кобылке настроение. Но затем она словно опомнилась и смущенно посмотрела на жеребца, следом тут же опустив глаза.

— Грей, спасибо тебе.

— Лайт, сейчас я скажу тебе нечто очень важное. — Разведчик отошел на некоторое расстояние и посмотрел на кобылку с очень серьезным выражением морды. — Пожалуйста, выслушай меня внимательно.

Волшебница явно смутилась от таких действий пегаса, но все же послушно кивнула. Белые щеки залил румянец, а на мордочке промелькнуло некое подобие страха.

Тем временем Грей подождал, пока больная не устроилась поудобнее, после чего начал говорить проникновенным голосом.

— Мы – Крыло. И ты его часть. Мы должны помогать друг другу всегда и везде. — Разведчик сделал небольшую паузу, подчеркивая важность слов. — Несколько раз я пытался создать атмосферу понимания и взаимовыручки в подчиненном мне отряде Анклава, но мои попытки всегда заканчивались крахом. Сейчас у нас есть еще один шанс начать доверять друг другу. Помогать, защищать, направлять. — Грей сглотнул набежавшую слюну. — Всех членов нового отряда объединяет статус изгоев. Мы лишились прежней жизни. Можно опустить крылья и бесконечно грустить об утраченном, но я предпочитаю рассматривать это как возможность начать с чистого листа. Создать новый дом и новую семью. Скорее всего, я слишком оптимистичен. — Жеребец невесело усмехнулся. — Но я надеюсь, что в случае нужды ты спасешь меня или любого другого члена Крыла.

Единорожка некоторое время молчала, просто глядя на пегаса. На ее мордочке отразилась задумчивость. Она приподнялась на кровати, а затем и вовсе села поверх покрывала.

— Грей и Роза. Вы не поверите, но раньше у меня никогда не было настоящих друзей или семьи, только подданные или приближенные пони. Большинство казались мне симпатичными, но среди них встречались и неприятные личности. Вы можете догадаться, чем обернулась попытка найти среди них именно близких пони. — Единорожка грустно вздохнула. — Но в конце концов я нашла вас. Или же вы меня. — Волшебница издала нервный смешок, вспомнив момент встречи. — Для себя я уже все давно решила. Я готова сделать для вас все, что угодно. И даже больше.

Лайт замолкла, вспомнив идею, возникшую еще в том несчастном поселении мусорщиков. Губы ее вновь прошептали, на самой границе слышимости.

— Даже... больше… — Но затем она вскинула голову и тепло улыбнулась пегасам.

Неожиданно для себя Лайт вновь оказалась в двойных объятиях. Пегасы стащили единорожку с кровати вместе с постельным бельем, и вся троица принялась радостно возиться на мраморном полу. Когда эмоции слегка поутихли, пони устроились на все том же полу, подстелив под себя сброшенное одеяло и рассевшись на тощих подушках. Уже знакомая пегасам медсестра принесла им несколько подносов с едой, и троица устроила себе настоящий пир. Лайт жевала листик салата с выражением непередаваемого счастья. В компании друзей она позабыла весь мрак Эквестрийской Пустоши и перестала осознавать окружающую действительность. В реальность волшебницу вернул вопрос Грея.

— Как самочувствие? — осторожно поинтересовался пегас, сжимая в ногах новую бутылку Спаркл-Колы. — Ты можешь колдовать?

Кобылка замерла с наполовину торчащим изо рта листом салата. Затем она его проглотила и смущенно потерла передние копыта друг о друга.

— Еще не проверяла. Слишком страшно. — Волшебница потупила взгляд. — Вдруг не выйдет?

— Тогда мы надаем этому самодовольному доктору по морде. — Роза старалась сохранять веселый тон, чтобы подбодрить волшебницу.

— Не проверишь, не узнаешь, — ответил Грей. — Попробуй поднять в воздух какую-нибудь тарелку.

— Хорошо. Сейчас посмотрим. — Лайт слабо улыбнулась друзьям, слегка прижимая уши, но затем кивнула.

Она посмотрела на свою полупустую тарелку и слегка нахмурилась. Рог испустил несколько искр, но, прежде чем кобылка успела испугаться, металлическая посуда взмыла в воздух и впечаталась в потолок.

Единорожка застыла на месте с широко распахнутыми глазами.

— Кажется, я немного перестаралась... — Но через мгновение она радостно закричала и уже сама сдавила пегасов в объятиях. — Ура-а-а!!!

— Эт-то, конечно, очень хорошо, но мне нечем дышать! — пискнула Роза. Волшебница отпустила друзей и сделала шаг назад, опустив глаза.

— Ой, простите.

— Ничего. — На лице Грея появилась широкая улыбка. — Главное, твоя магия вернулась.

Пегас сделал большой глоток Спаркл-Колы и потянулся к небольшой сумке на боку. На свет появилась затуманенная сфера.

— Сможешь посмотреть содержимое, когда наберешься сил?

Волшебница кивнула, улыбнувшись жеребцу. На мордочке все еще читались огромное облегчение и радость.

— Не терпится посмотреть, что же именно досталось от этого хитрого торгаша? По мне, так там наверняка будет нечто донельзя скучное. — Лайт звонко фыркнула. — Но на радостях я переживу, даже если это воспоминание о лекции, посвященной разбору различий и сходств магических матриц на основе сапфиров и рубинов!

— Но только завтра, — ласково возразила волшебнице Роза, вставая на ноги и поднимая подушку передними копытами. — Тебе нужно как следует отдохнуть и набраться сил. Покушала ты хорошо, а значит, пора баиньки.

— А вот теперь ты заставляешь чувствовать меня жеребенком! — Лайт надулась. — Не забывай, я все же еще и… А-ах...

Единорожка широко зевнула, выгибая спину, и слегка тряхнула головой. Вновь смутившаяся волшебница фыркнула.

— Ладно-ладно. Ты права.

Все так же ласково улыбаясь, Роза помогла Лайт забраться в кровать и заботливо укрыла белоснежным одеялом, подоткнув уголки носом.

— Набирайся сил, о великая волшебница, — шутливо проворковала кобылка.

— Доброй ночи, Лайт. — Все это время Грей стоял чуть в стороне и с улыбкой наблюдал за возней двух пони. — Мы придем к тебе завтра.

Лайт слегка порозовела в смущении, но уже не возражала. Лишь помахала копытом на прощание.

— Сладких вам снов!

Когда пегасы вышли, Лайт согнула передние ноги, выставляя поверх одеяла лишь самые кончики копыт, и посмотрела на потолок.

— Мои друзья. Моя семья...

***

Под утро Лайт чувствовала себя гораздо лучше. Заснув с отличным настроением, она с таким же и проснулась. Волшебницу переполняла тяга к деятельности. Ей хотелось тут же слезть с кровати и приступить к исполнению планов!

Правда, свежий завтрак, оставленный на тумбочке, заставил ее смущенно улыбнуться. Проснуться-то она проснулась, но совсем не рано – часы на стене показывали практически полдень.

Чувствуя почти физическое удовольствие от применения магии, единорожка подняла какой-то овощ и направила себе в рот. Послышался громкий сочный хруст. А ведь она даже не умылась и не привела себя в порядок!

Лайт соскочила с кровати и, отправив себе в рот четвертинку помидора, побежала в ванную комнату, где тут же вывернула воду на полную. В белоснежное тело с золотой гривой ударили упругие струи душа. Хотелось поскорее смыть с себя всю эту ужасную грязь и остатки вчерашнего лечения. Пусть оно и вернуло магию, но единорожка совсем не была уверена в отсутствии дальнейших последствий. А пока можно насладиться тем, что вентили легко управляются обычным телекинезом.

Определенно, это очень хороший день!

Приведя себя в порядок, пони выбралась обратно в комнату, где доела свой завтрак и удобно устроилась на кровати.

Сначала Лайт собиралась выйти из палаты и найти Грея и Розу, но через мгновение она вспомнила о принесенной жеребцом сфере. Ее-то волшебница и достала, задумчиво глядя на стеклянный шар.

«В конце концов, раз обещала, то нужно делать. Тем более для этого как раз и нужна магия!»

Лайт устроила предмет на своей подушке и наклонила голову, коснувшись рогом сферы памяти.

***

Вновь ощущение себя в чужом теле. Лайт оно не слишком нравилось, но это было неизбежной частью воспроизведения чужих воспоминаний. Единорожка по привычке сосредоточилась на своих чувствах. В этот раз она оказалась пегасом-жеребцом. К тяжести между ног ей не привыкать, а вот к крыльям...

«Так вот как себя чувствует Грей! Довольно занимательное ощущение».

Постепенно зрение приобрело четкость, и она смогла на нем сосредоточиться. Ее носитель смотрел на синего единорога рядом с ним.

— Значит, мне достаточно просто говорить это самому себе в зеркало?

У ее носителя оказался слегка хриплый баритон. А еще он ощущал себя очень глупо и неудобно. Тем временем синий единорог кивнул.

— Да, именно так. Потом я помещу ваше воспоминание в сферу памяти. Это гораздо надежнее, чем оставлять записи на терминалах, поскольку у нас есть информация о возможности взлома. А вот сферы памяти зебры точно не смогут прочитать.

— Да у меня нет ничего интересного. — Пегас презрительно фыркнул. К словам собеседника он отнесся с огромной долей скепсиса. — Такая рутина, хоть под землю зарывайся. Кстати, это я и собираюсь сделать сразу после передачи поста. В этих подземных убежищах сейчас по-настоящему безопасно. В небе тоже ничего, но моя семья – земные пони.

Единорог скривился. Лайт мысленно вздохнула.

— Пожалуйста, не отвлекайтесь. К слову, вы только что могли выдать агентам зебр информацию о подготовке подземных убежищ для гражданских пони!

— Если им это интересно, то они и так обо всем знают. — Хозяин воспоминания только отмахнулся.

— Такие разговоры и заставляют их интересоваться ими. Ладно, я оставляю вас, можете проговорить свой доклад. Через час я запишу его на эту сферу.

Носитель кивнул вслед удаляющемуся единорогу и дождался, пока закроется дверь. Он сделал несколько шагов и устроился за заваленным бумагами железным столом. Перед ним появилось широкое прямоугольное зеркало, и Лайт смогла рассмотреть своего носителя. Им оказался не слишком крупный жеребец зеленого окраса с вишневой гривой и яркими изумрудными глазами. Пегас уставился на свое отражение. Казалось, будто он вглядывается в самую глубину своих глаз и выискивает там сидящую внутри Лайт. Не самое приятное чувство в ее жизни. Стало даже немного страшно, пусть единорожка и знала о своей полной безопасности.

В конце концов, он вздохнул и прокашлялся.

— Приветствую тебя, мой сменщик. Меня зовут Фейтфул Скрин, инженер высшего класса и выездной агент по проверкам объектов Министерства Военных Технологий. Вскоре тебе предстоит проверять подготовку персонала, выяснять их настроение и копаться в дискордовой уйме накопившихся с момента последней проверки бумаг и отчетов. Жутко нудное занятие, но что поделать – без нас вся промышленность окончательно развалится. Учти, во многих местах требуется уделить особое внимание системам безопасности. Этого нет в основных инструкциях, но, если у тебя есть хоть какие-то знания, загляни в ключевые технические помещения. А еще хорошо, чтобы кто-то покопался в программном обеспечении роботов. Я обнаружил слишком много проблем и багов, чтобы их игнорировать.

К своему удивлению, Лайт внимательно прислушивалась к его словам. Было довольно интересно слушать о такой стороне надежности технологий. Стойл-Тек это не М.В.Т., но их механизмы схожи по базе. Лайт прекрасно знала, как часто со временем начинали выходить из строя системы Стойла. Оборудование изнашивалось за сотню лет, и постоянные ремонты заставляли нервничать бывшую пони-принцессу.

— За это время я посетил пять заводов. — Скрин говорил довольно бодро и четко, словно репетировал несколько раз. — Подробные отчеты хранятся у их директоров. У меня в записях, по понятной причине, остались лишь общие данные. И по другой понятной причине я не смогу по памяти вот так с наскоку все перечислить. Если возникнет нужда, просто подними записи. Итак, давай начнем.

Жеребец сделал глубокий вдох и стал говорить быстро и отрывисто, перескакивая с одного на другое. Выпалив отрепетированную речь, он стал копаться в собственных воспоминаниях.

— Мой путь пролегал с южных границ Эквестрии. Первым делом я посетил оружейный завод, расположенный прямо на горном хребте, ограничивающем владения чейнджлингов – Эмбрейс Ганс. С системой пропусков у них все в порядке. Могу отметить это со всей ответственностью. Полный осмотр, магические сканирования несколько раз в день, психологические тесты для сопоставления карт личности! Чейнджлинги сильно допекли местных. Но в остальном все достаточно тривиально. На терминалах стандартные пароли, производство стабильное. Ни перевыполнения, ни особого отставания. При попытке провести демонстрационную стрельбу одна из собранных башен взорвала не кусок скалы перед ней, а сама разлетелась на части. Зато с энергией у них все в порядке – они практически не расходуют поставляемый им по квотам уголь. Вместо него используются какие-то огромные зачарованные зеркала. Это довольно любопытно, вот только снабжение черным топливом не прекращается. Формально они ничего не нарушают, но куда тогда девается уголь? Нынче он дорог...

Лайт уже начала обдумывать причины таких действий, как ее носитель продолжил.

— Второе место, которое мне пришлось осмотреть – это завод по изготовлению бронепластин и компонентов брони Стальных Рейнджеров. Производство у них довольно объемное и вместе с тем крайне упрощенное. Они расположились под Эпплузой и каким-то образом смогли привлечь на работу часть местных аборигенов. Бизоны оказались настолько сильными и выносливыми рабочими, что смогли заменить некоторые механизмы. При мне они все выглядели здоровыми и полными сил, но лишь издали. Свалявшаяся шерсть, сколы на рогах и разбитые копыта – их всегда сложно восстановить за короткое время. По своей ли воле они трудятся на благо Эквестрии и войны? — Лайт ощутила, как носитель потряс головой. — Так, я отвлекаюсь. В плане безопасности все так же на высшем уровне. Штат охраны просто огромен! Все вооружены, дисциплинированы и знают, где находится спусковой крючок. Меня любезно пригласили на учебные стрельбы. Из таких жеребцов легко можно сформировать отряд быстрого реагирования! Техника самая простая и надежная. Грязно, дымно, но работает. Броня производится в стабильном темпе. Они работают круглыми сутками! Возвращающихся по домам бизонов я так и не увидел.

Будь у нее такая возможность, Лайт бы прикрыла рот копытом от ужаса.

«Не может быть... Рабы. Пони... Нет. Нет! Пони не могли сделать рабами других разумных существ! Не в то светлое время!»

Жеребец тем временем не останавливался, продолжая сбивчивое повествование.

— Следующим оказался завод, коптящий небо над Холмами Макинтоша. Места здесь пустынные, немного тех же бизонов, но на самом производстве они не задействованы. Множество замечаний по безопасности и производству. Мне пришлось ждать полчаса, пока охранники соблаговолят проснуться и открыть ворота. Режим входа свободный, нормы давно не выполняются. Даже я, не имеющий специализированной подготовки, могу сделать лучше на чистом энтузиазме. К сожалению, нам нужно не только оружие, но и боеприпасы, пусть даже такие скверные. Скорее всего, мои замечания так и рассыплются прахом в столе руководства предприятия или чиновников М.В.Т. Хотя я надеюсь, что они не проигнорировали мои вопли относительно своих генераторов. Не понимаю, как эти штуки до сих пор не взорвались. Тем более их эффективность сильно упала – они почти не вырабатывают энергии. Может, взрыв заставит их хоть немного встрепенуться?

Лайт мысленно зевнула.

«Просто сюда согнали всех, кто показал себя не слишком ответственным работником, лишь бы они делали хоть что-то. Не хотелось бы оказаться в таком коллективе!»

Пегас сделал короткую паузу, отпил холодной воды и продолжил как ни в чем не бывало.

— Следующим я посетил предприятие по производству легких сплавов, параллельно занимающееся и сборкой Небесных Бандитов базовой комплектации. Местечко расположено почти в горах на небольшом, вырубленном прямо в скале плато. Завод практически полностью укомплектован персоналом из пегасов, но есть и представители других рас. Все же гораздо лучше подвозить отличного специалиста, чем не иметь этой проблемы с неумехой.

Лайт мысленно фыркнула.

«Как он гордится крылатостью этого завода. Впрочем, неудивительно. Производство-то для пегасов».

— Пропускная система в меру строгая. Показать пропуск да помахать крыльями. Конечно, шпион может оказаться из числа пони, но нет, я в такое не поверю. Пегасы никогда не помогали зебрам! Почти. — Жеребец прокашлялся. — В общем, вернемся к проверке. Все чисто и аккуратно, работа идет по графику. Они даже провели к себе какую-то горную речушку и используют ее для отвода отходов и замены технических вод. Весьма разумно! Смены тоже строго по часам. Станки не умолкают даже ночью, это немного давит на уши. Не понимаю местных – после работы никто не разлетается по домам. Уходят только земные пони и единороги. В мусорных корзинах многовато шприцов без маркировок. Они уверяли меня о проблемах с вывозом мусора.

Лайт, уже успевшая повидать сдавшихся и позволивших Эквестрийской Пустоши сломить себя пони, мысленно добавила.

«Или же они так боролись со стрессом».

— Ну и последнее место, где вы должны принять у меня смену. Оружейный завод возле Лас-Пегасуса. Здесь так же много пегасов. Неподалеку есть оживленный город в небесах, настоящая игровая столица. Я даже залечу туда перед тем, как отправиться в Стойло! Впрочем, это к теме не относится, лучше вернемся к заводу. Они производят хорошее, крепкое оружие. По результатам проверки, оно стреляет куда нужно и оставляет большие дыры, а на демонстрационных стрельбах ничего не взорвалось! Неплохое достижение по сравнению с моим первым объектом. С охраной все в порядке, даже слишком. Проходить по трем наземным постам поочередно оказалось очень утомительным. Здесь работают самые обычные пони. В глаза бросается лишь некоторый аскетизм обстановки – все прикручено к полу или стенам. На выходе очень жесткий контроль. Как выяснилось, у некоторых из местных проблемы с игровой зависимостью, и они не упускают шанса стянуть какую-нибудь ценную деталь. Хех, надеюсь, хотя бы мою запись никто не тронет!

Лайт захотелось тяжело вздохнуть. «Весельчак...»

— Кстати, они единственные, у кого оборудование работает без единого сбоя. Этот странный жеребец с бегающими глазами, директор завода – настоящий технический гений. После общения с ним я так и не смог найти своей записной книжки. Точнее, седельной сумки, в которой она должна была лежать. Видно, ремень перетерся из-за долгой дороги... На этом ввод в курс дела завершен. У меня осталось минут пять до прихода того зануды.

Лайт откровенно разочаровалась. Хоть воспоминание и оказалось не таким уж скучным, но пользы от него никакой.

Но пегас продолжил, на несколько секунд опустив взгляд на вытянутую карточку оранжевого цвета со вставленным в ее центр плоским, испещренным прожилками изумрудом.

— Сфера памяти и универсальный ключ-пропуск останутся здесь. Их уже должны передать тебе. Ха! Конечно передали, раз ты это смотришь! Так вот. Следующий завод на маршруте – это Солар Армс. Они должны специализироваться на боевых роботах или чем-то таком. Поэтому тщательно проверь у них генераторы и автоматику, поскольку в таких местах сильные магнитные поля. Электроника часто выходит из строя и начинает глючить. Привлеки местных, пусть все тебе покажут. Обращай внимание на любые отклонения от нормы. Удачи в этой работенке. А меня ждет семья и дом. Вот же неожиданность, я буду жить под землей!

Волшебница ощутила, как козырнула самой себе в зеркало. Воспоминание оборвалось.

Лайт медленно открыла глаза и осторожно повела ими слева направо. В самом конце своего движения она встретилась с кем-то взглядом. Пока она вспоминала, у кого еще могли быть столь яркие золотистые глаза, прямо над ухом послышался довольный вскрик.

— Грей! Она закончила!

Лайт сконфуженно пробормотала.

— Роза, как давно вы здесь? — Единорожка села на круп, потирая согнутой передней ногой под правым глазом. — Ты меня испугала!

— Ты сама понимала, как рискуешь, смотря сферу памяти вдали от нас! — Пегаска весело фыркнула. — Подумать только, местные пони могли делать с твоим безвольным тельцем все что угодно!

Глядя на краснеющую кобылку, оба пегаса весело рассмеялись.

— Недолго. Где-то час. — Грей тоже включился в разговор. — Постарайся в следующий раз смотреть воспоминание, когда рядом есть кто-то из нас. Ты действительно интересна местным. — Жеребец повернул голову к Розе. — Правда, не в том плане, который ты имела в виду.

— Угроза экспериментами не заставила бы ее так забавно менять свой цвет. — Пегаска рассмеялась.

— Роза! — Сконфуженная Лайт попыталась возмутиться. Разумеется, безуспешно.

— Да ладно, не смущайся. — В ответ же шутница взлетела и зависла прямо над головой волшебницы. — Ты и вправду так мило смотришься, когда краснеешь!

Лайт поджала губы, не зная, как воспринимать такое признание. Очередная ли это шутка, или же комплимент?

— Давайте об этом чуть позже. — Грей постарался перевести разговор своих пони в более продуктивное русло. — Как сфера? Не зря же мы отдали за нее двести крышек?

Единорожка показала язык пегаске и повернулась к жеребцу.

— Как сказать. Эта сфера определенно из Министерства Военных Технологий, тот торговец не соврал.

— И о чем она была? — Грей приподнял бровь.

— Это память пегаса. — Кобылка задумалась. — Кажется, он был инспектором заводов М.В.Т. и инженером по образованию. Он проверял их деятельность, состояние, эффективность и дух внутри коллективов. Ничего по-настоящему значимого. Я узнала лишь одну вещь – пони заложили фундамент для нынешней Пустоши еще до падения бомб.

— И все? — В голосе Грея послышалось отчетливое разочарование.

Лайт ответила, задумчиво рассматривая на потолок.

— Главным образом он упоминал места на юге, где много пустынь, и какой-то Лас-Пегасус. Возле того города находился последний объект, который он проверил до. Его сменщику и предназначалась память. — Посмотрев на недоуменные мордочки друзей, Лайт улыбнулась. — А ведь этот сменщик должен был направиться прямиком в Солар Армс! И для посещения заводов у них существовал какой-то универсальный ключ-пропуск! Я его даже видела!

— И что это нам дает? — Роза наклонила голову набок, всматриваясь в единорожку.

— Ну, мы можем попробовать найти тот пропуск! — Лайт весело махнула хвостом. — Скорее всего, он у искателей поселения, где нашли тот шар!

— Ну, это хоть какой-то шанс на фоне отсутствия разумного плана. — Грей пожал плечами. — Мы вполне успеем заскочить туда перед дорогой к Солар Армс. А сейчас мне нужно поговорить с тем самым доктором и оформить документы на выписку. Бюрократы. Десять лет войны, сотня лет Пустоши, а они так и не изменились.

***

Во второй половине дня Грей, Роза и Лайт вновь собрались вместе. Посмотрев на обеих кобылок, жеребец повел крыльями.

— Сейчас нам лучше всего скорректировать планы и выяснить, где именно находится ключ. Вот только зачем он нам?

— Это не так уж и мало. На секретных объектах Анклава используются такие же. — Роза фыркнула. — Они предназначены для преодоления внешнего контура автоматических систем, чтобы инспекторов не уничтожила система защиты. Кристалл в нем излучает сигнал, который воздействует на специально настроенную на такое действие автоматику. Впрочем, это касается лишь внешних контуров, внутри от него нет никакой пользы.

— То есть с ним можно войти внутрь? — Лайт моргнула.

— Именно! А там можно попробовать добраться и до терминалов системы безопасности. Без сложностей не обойдется, но это намного лучше, чем изначальное положение вещей!

— Мы должны как-то предупредить Стойло, сказать им, что все хорошо и рассказать дальнейшие планы.

— И не только, — кивнул Грей. — Еще нужно вызвать хотя бы часть Крыла – огневая поддержка нам совсем не помешает. Вот только как? У нас нет передатчика.

Единорожка задумалась, в то время как пегаска с сомнением протянула:

— ПипБаки не подойдут. Эти терминалы в НИМИП имеют какую-то связь с передатчиками? Честно говоря, я никогда не интересовалась такой возможностью и не копалась в глубинах функций терминалов на земле. Нам понадобятся какие-то специальные компьютеры в особых местах. Хотя может подойти любой рабочий, главное…

— Мой личный терминал Смотрительницы имел странную функцию связи, которая оказалась заблокирована, — неожиданно вмешалась Лайт. — Наши механики так и не смогли обойти защиту, пароль там стоял архисложный. У меня тоже ничего не вышло.

— Оказывается, в Стойлах хранят инструкции по взлому техники. — Роза с интересом посмотрела на волшебницу. — Или ты смогла осилить пособие по администрированию?

Судя по опущенным глазам Лайт, ни того, ни другого она либо не нашла, либо не осилила.

— Ну... — Вдруг встрепенувшись, волшебница подняла глаза. — А если нам послать гонца? Я иногда у себя так делала. Это позволяло пони почувствовать собственную важность и особое отношение Селестии, а еще это способствует собственному размышлению над приказом.

— Идея неплохая, но нам самим лучше не разделяться, — возразил Грей. — А кого-то подходящего на роль гонца здесь просто нет.

— Может, нам подойдет та грифина? Скратч, кажется, — с сомнением произнесла Роза. — В бою она показалась вполне надежной.

— Она все еще здесь? — удивился разведчик.

— Конечно, — недоуменно ответила пегаска. — Я ведь говорила тебе об этом несколько дней назад. Наемница лечится в соседнем крыле здания и, кажется, еще не успела отсюда свинтить.

— Мне она тоже кажется надежной! — Лайт согласно закивала. Ее отношение к грифонам в последнее время заметно улучшилось. — А мы сможем все вместе поискать эту штуку!

— А еще эта наша знакомая нам понадобится в качестве источника сведений о том, где они отрыли эту самую сферу, — усмехнулась Роза.

— А нам хватит крышек? — уточнил Грей. — Ты так и не сказала, сколько они с нас взяли.

— Лечение здесь и вправду недешево, хотя Лайт солидно скостила стоимость своего. Это зелье, на применение которого ты согласилась... — Роза раскрыла и снова сложила крылья. — Мне не нравится, когда кто-то из нас играет роль подопытного!

— Но все же хорошо закончилось, тем более я немного о нем знаю. — Лайт слабо улыбнулась. — Странное самочувствие скоро пройдет. И вообще, мы говорили о крышках!

Волшебница отвела глаза. Она явно не желала вспоминать недавние события или думать о последствиях своего лечения.

— У нас есть почти тысяча, — продолжила Роза. — И остался один робот. Я даже успела перевесить на него боеприпасы с двух отданных. Этого вполне хватит, чтобы оплатить доставку одного сообщения и не только.

— Отлично! — обрадовался Грей. — Мы можем отправляться в путь. Я пока поищу Скратч, а вы собирайте вещи. Выдвигаемся завтра на рассвете.

Лайт украдкой вздохнула, но кивнула вместе с Розой. Ответили они в один голос:

— Мы будем готовы!

Кобылки переглянулись и весело фыркнули.

***

Вечерело. Облачная пелена Эквестрийской Пустоши на несколько минут окрасилась в алые цвета, после чего начала стремительно темнеть. Немногочисленный свет покидал поверхность, но для НИМИП с собственной энергостанцией это не составляло никаких проблем. Во всех коридорах вспыхнули лампы. И пусть их было не так уж много, со своей задачей они вполне справлялись.

Грей молча бродил по незнакомым коридорам, настороженно осматриваясь по сторонам. Он уже сталкивался с несколькими пациентами и, окажись они на Эквестрийской Пустоши, в живых бы остался лишь один.

«Действительно, полностью нейтральная территория. Даже рейдеров лечат. Не хочется думать, откуда у них столько крышек».

Наконец разведчику улыбнулась удача – Скратч обнаружилась сидящей на большом подоконнике в одном из длинных коридоров второго этажа. Наемница мрачно смотрела в открытое окно и неспешно докуривала сигарету. Судя по обилию окурков в консервной банке неподалеку, сидела она здесь уже давно.

— Привет, Скратч. — Грей тихо кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Садись, пернатый. — Грифина повернулась к разведчику и слегка кивнула, приглашающе похлопав рядом с собой.

При ближайшем рассмотрении наемница выглядела несколько бледновато, а грудь и крылья оказались туго перебинтованы, да и кислое выражение лица не слишком ее красило.

— Больным разве можно курить? — поинтересовался пегас, устраиваясь рядом. Не то чтобы его это интересовало, просто нужно было с чего-то начинать беседу.

— Да плевать я хотела на запреты этих яйцеголовых. — Грифина болезненно поморщилась и сделала новую затяжку. — Экономят на обезболивающих, еще и курить запрещают. Это последняя радость в моей гребаной жизни.

— Зачем же себя заранее приговаривать? — Грей задумчиво посмотрел в окно. — Вдруг через год-другой найдешь свою любовь, остепенишься, заведешь грифонят.

Скратч хрипло рассмеялась, при этом болезненно зажмурившись. Но одной лишь боли оказалось недостаточно, чтобы подавить ее веселье.

— Пегас, ты разговариваешь с наемником. Я жива, пока мне благоволит удача. Так какая разница, умру я со здоровыми легкими или же с пропитанными дымом сигарет? — Она вздохнула и нахохлилась. — Эти штуки позволяют хотя бы немного отвлечься от проблем.

— Проблемы нужно решать, а не отвлекаться от них, — глубокомысленно заметил Грей. Вид из окна оказался хорош – свет из него освещал статую играющей со зверями Флаттершай.

— Если бы я не умела их решать, я бы не дотянула даже до этой дискордовой крышкодоилки! — Грифина усмехнулась и сделала новую затяжку. — Изначально я хотела отдохнуть и пожить в свое удовольствие, но крышек у меня уже не осталось, нужно снова искать работу. Не совсем решение, но пойдет как первый шаг. Все лучше, чем горбатиться на этих уродов, отрабатывая лечение.

— Горбатиться? — лениво поинтересовался Грей, словно сдерживая зевоту. Пегас старался казаться невозмутимым, хотя внутри он радовался – ситуация складывалась в его пользу.

— Я спустила на лечение почти все свои деньги, и этого не хватило. — Наемница медленно кивнула и поскребла когтем подоконник. — В таких случаях они предлагают отработать недостающее, только платят откровенно хреново, словно каждую крышку лично в тазик откладывают из заднего прохода!

Разведчик задумчиво перевел взгляд на наемницу. Грифина как раз яростно клацнула клювом и потянулась за новой сигаретой.

— Нам обоим немного повезло, — произнес Грей. — Тебе нужна работа, а мне – наемник.

Она остановилась, приподнимая голову, и слегка прищурилась.

— И для какого дела тебе нужен этот самый наемник?

— Доставить послание. Оставишь диктофон в одном тайном месте, его должны проверять раз в три дня. — Грей немного подумал. — Если все будет хорошо, то встретишься с членами моего отряда. Сколько берешь за месяц охраны объекта?

— Ты должен понимать – с таким заданием деньги выдаются вперед. — Скратч на мгновение задумалась. — Семь сотен крышек и часть добычи с убитых в процессе охраны врагов. Если согласен, ударим крыльями!

В принципе Грей уже внутренне согласился на сделку, но все же решил подстраховаться.

— Как насчет гарантий? Ведь тебе ничего не мешает просто взять крышки и свалить в неизвестном направлении.

— В первый раз, да? Совсем зеленый. — Скратч презрительно сощурилась, выплюнула окурок и с трудом извлекла из-под бинтов небольшой медальон – металлический кругляш с лапой грифона в центре. — Меня зовут Скратч. Я из наемников Стального Пера, и не было случая, чтобы мы предали нанимателя.

Посмотрев на недоверчивую мину пегаса, она тяжело вздохнула.

— Ну точно новичок. Можешь спросить у любого обитателя этой гребаной больницы, и все они подтвердят мои слова. Если все же сможешь поверить, то приходи сюда.

Грей кивнул и спрыгнул с подоконника.

— Договорились. Но лучше встретимся завтра днем на главном входе. Если ты говоришь правду, то я почту за честь нанять тебя на службу.

Грифина ехидно ухмыльнулась удаляющемуся разведчику и выбросила наполовину выкуренную сигарету в банку.

— Почтет за честь. Ха! Тоже мне аристократ нашелся.

***

Грей зашел обратно в палату. Дыхание немного сбилось – недавние ранения все же давали о себе знать, но в целом он был доволен. Несколько встреченных им пациентов и медицинских работников не задумываясь подтвердили слова грифины – наемникам из клана Стального Пера можно доверять, если есть достаточно крышек. Оставалось растянуться на удобной кровати и отдаться в объятия ночной принцессы.

Вот только осуществлению сладких планов Грея помешала Лайт, развалившаяся поперек постели жеребца и увлеченно помахивающая хвостом. Волшебница наблюдала за Розой, которая едва ли не с рычанием пыталась заставить работать какой-то прибор.

— Может, все же не стоит ничего собирать из этого хлама, которым мы иногда набиваем седельные сумки? Тебе было бы в разы проще воспользоваться ПипБаком в качестве приемника.

Пегаска раздраженно распахнула крылья, заставив единорожку смущенно замолкнуть.

— Тише! Мне нужно сосредоточиться! Эта гора транзисторов и микросхем издаст звук и поймает мне станцию!

В ответ волшебница тяжело вздохнула, уткнувшись носом в край подушки. Грей несколько секунд молча смотрел на эту картинку, после чего без обиняков подошел к своей кровати и ткнул Лайт копытом, требуя подвинуться и предоставить ему место.

Единорожка встрепенулась. Резко подняв голову, она увидела пегаса и игриво ему улыбнулась. Кобылка перекатилась на бок, теперь оказавшись на спине и подогнув все четыре ноги.

Грей благодарно кивнул и забрался на постель, вытягивая спину и расправляя крылья. Лайт тут же прижалась к нему белоснежным боком, все так же активно помахивая хвостом. Пегас с удивлением отметил про себя, что ему нравится запах кобылки.

— Получилось! — раздался радостный возглас из-за стола.

— Пш-ш-ш!!! — не согласился радиоприемник.

Роза поспешно кинулась приделывать регулятор громкости. В это время Лайт зажала свои уши копытами, невольно еще плотнее прильнув к Грею.

Постепенно шум из динамиков сменился на лихую музыку, от которой так и тянуло пуститься в пляс. Роза весело притопнула ногами, в два шага оказалась у кровати и спустила жеребца на пол.

— Танцуют все! — выкрикнула пегаска, пристукивая всеми четырьмя копытами. Грей весело улыбнулся и присоединился к кобылке.

Убрав копыта от ушей, Лайт все же не спешила слезать с кровати, вверх ногами наблюдая за танцем крылатых пони и весело посмеиваясь.

— У вас неплохо выходит!

Пегасы переглянулись между собой, одновременно кивнули и стянули волшебницу с постели, тут же закружив ее в танце.

— Посмотрим, как выйдет у тебя! — все так же весело выкрикнула Роза.

Лайт весело засмеялась, одновременно сверкая розовым румянцем на щеках.

— Я не привыкла танцевать под такую! И вообще, я очень мало танцевала! Но если хотите...

Лайт напружинилась, словно перед прыжком, ловя такт, как вдруг музыка резко оборвалась, сменившись на голос уже знакомого диджея. Лайт так и выпустила воздух, растянувшись на полу. На ее мордочке читалось настоящее облегчение.

«Приветствую, дети мои! С вами DJ Pon3! Надеюсь, вам понравилась заводная музыка, которая по совместительству является инструкцией к строительству! В далекие довоенные годы без нее не обходилось строительство ни одного амбара знаменитого семейства Эппл! Вот это было времечко – всюду солнце, травка и никаких рейдеров. Так и хочется изобрести машину времени и отправиться в прошлое. Но, к сожалению, это невозможно, поэтому вас ждут новости из настоящего!»

Троица пони разом притихла и уставилась на самодельный транзистор. Задорный голос диджея заполнил всю палату, эхом отражаясь от стен. Судя по тону, он успел хорошенько принять на грудь.

«Начну, пожалуй, с самого хренового, чтобы потом не портить себе еще больше настроение. — Диджей сделал короткую паузу и продолжил даже несколько веселее прежнего. — Мастера разбушевались! Их ловчие отряды расширили зону охоты, проникнув на территории обеих торговых фракций! Несколько поселений мусорщиков и вольных ферм преданы огню, а их обитатели заключены в оковы. Однако в нескольких местах охотники на рабов встретили жестокое сопротивление! Торговый Дом Тандерлейн собрал своих наемников в единый стальной кулак и уничтожил несколько ловчих отрядов. Мастера поняли намек и принялись терроризировать территорию Левандерского Торгового Союза с удвоенной силой! Вот эти торгаши почему-то никак не могут собраться. Вместо защиты своих территорий они предпочитают отсиживаться в крупных городах за надежными стенами и валить вину друг на друга. Жители мелких поселений пытались оказать сопротивление, но все они оказались в цепях. Оставшиеся бегут куда подальше. Некоторые успели благополучно перебраться на территорию Дома Тандерлейн и принести им клятву верности. Судя по всему, их ждет расширение! Приятным исключением оказались территории около НИМИП – Мастера разумно решили избежать ссоры с докторами и обошли их стороной. Кхм-кхм».

Диктор сделал небольшую паузу и как следует прокашлялся. Его слушатели тем временем мрачно переглянулись. Новости их совсем не радовали.

«Союз Стойл и Стальные Рейнджеры подняли по тревоге все свои силы. Они всерьез опасаются новой войны с так называемыми «темными», однако, кроме нескольких небольших перестрелок, столкновений между ними не произошло. У Мастеров все же есть мозги, и они решили атаковать кого послабее. Правда, невольно назревает вопрос – почему же так называемые «светлые» сами не ударят по гнезду работорговцев, которое они же и разворошили, чтобы довершить начатое? Неужели они боятся потерь? Оставим ответ на их совести и перейдем к другим новостям буквально через минуту! Мне срочно нужно отлить».

Воцарилась тишина. Впрочем, она оказалась очень недолгой.

— Это ведь... из-за нас? — подала голос Лайт. — Из-за атаки на Плейнхув? Так много других пони страдает.

— Лучше пусть страдают старые рабы? — сердито возразила Роза. — Этот диджей прав, нужно устранять причину, а не убегать от них подальше или отгораживаться стенами.

— Вот только это не наше дело, — жестко отрезал Грей. — Мы уничтожим их, если они попытаются атаковать наше Стойло.

Забавно, но ровно такой же взгляд разделяли главы СС и Стальных Рейнджеров.

Тем временем из динамика вновь раздался слегка поддатый голос.

«Вернемся к пиздецу, который теперь творится в Западном Секторе с легкого копыта Мастеров. Над вымершими деревнями стремительно возрастает популяция кровокрылов. Эти твари отлавливают тех, кто успел сбежать от охотников, и устраивают себе хорошую пирушку. Больше всего их на территории ЛТС, однако патрулями Союза Стойл и Рейнджеров замечены отдельные особи. Еще одна крупная стая вьется на юге, где, по моим сведениям, нет ничего интересного. К сожалению, у меня нет там глаз и я не могу подсмотреть. Буду безмерно благодарен, если кто-нибудь пришлет письмо с разъяснением, какого Дискорда им понадобилось в той пустыне. И раз уж речь зашла о всяких дырах, то у меня как раз есть подходящая новость. — Небольшая пауза и булькающие звуки. — Близ территорий Левандерского Торгового Союза активизировались рейдеры. Несколько банд неожиданно перестали рвать друг другу глотки и массово рванули покорять горные пики. Мне неизвестно, что им там понадобилось, однако так обычно происходит, когда эти твари обнаруживают новое Стойло. Если мое предположение верно, то его жителям остается только посочувствовать. В четырех случаях из пяти рейдеры убивают всех и забирают убежище себе. Ну а наш выпуск новостей подходит к концу. И помните, дети мои, что лучшее средство против охотников за рабами и монстров Эквестрийской Пустоши – это пуля в лоб! Если вы хороший стрелок, то цельтесь во врагов. Если же впервые держите оружие, то постарайтесь хотя бы застрелиться. Это все равно будет лучше той участи, которая вас ожидает. — Голос диджея стал печальным, но вскоре заметно приободрился. — Сейчас я поставлю пластинку с песнями знаменитой Свити Белль, а по ее завершению вас ожидает очередной выпуск «Хлюпающих историй»! Оставайтесь на нашей волне!»

Из динамика полились звуки чарующей музыки и прекрасный голос запел о дружбе, однако неизвестную исполнительницу никто не слушал. Все пони напряженно обдумывали последние новости своего нового мира.

Лайт стиснула зубы. Ее застывший взгляд оказался направлен в пустоту. Единорожка вообще выглядела до крайности взволнованной этим выпуском новостей. От самых первых слов до самых последних.

— Еще одно Стойло.

Пегас положил копыто на спину пони и успокаивающе погладил. Сказать ему было нечего.

— Грей, а мы можем им помочь? — Кобылка с надеждой подняла голову.

Разведчик вздохнул и сочувствующе посмотрел на волшебницу.

— Нас мало. Крыло только начало срабатываться, и мы не можем до бесконечности забирать из Стойла все новых и новых роботов. Они нам самим еще ой как пригодятся.

— Ты прав… — Лайт сжала губы, опустив голову. — И все же... нам нужно хотя бы предупредить пони в том Стойле.

— Если оно вообще еще существует, — вздохнула Роза. — Лайт, дорогая, как ты себе это представляешь? Нам придется пройти сквозь всех этих рейдеров и каким-то образом предупредить пони, которые прячутся за огромной бронедверью!

— Но не просто же так они собираются. Вряд ли рейдеры хотят выкурить какого-нибудь дракона и забрать его сокровища. — Волшебница опустила глаза. — Но вообще Стойло не настолько наглухо закрыто от мира. Со Смотрительницей вполне возможно связаться извне.

— Лайт, у нас нет на это времени. — Грей тяжело вздохнул и покачал головой. — Мы должны каким-то образом проникнуть на территорию Солар Армс, чтобы избежать вендетты со Стальными Рейнджерами. У нас нет возможности просто лететь Дискорд знает куда и предупреждать неизвестных пони об опасности. Благополучие нашего Стойла для меня важнее.

— Я понимаю. Отлично понимаю. — Волшебница чуть приободрилась. — А давайте после? Вдруг еще не будет поздно?

— Вот после и посмотрим. — Роза ласково потрепала единорожку за гриву. — А сейчас нам лучше ложиться спать – скоро полночь настанет, а вставать рано.

— Да. — Лайт натянуто улыбнулась. — Тогда я... пойду. Доброй ночи.

Единорожка в крайней задумчивости побрела к выходу.

Когда пегасы остались вдвоем, они одновременно вздохнули и покачали головами. Никому не хотелось расстраивать волшебницу, ведь шансы на успешное выживание того Стойла с каждым днем становились все меньше.

***

Лайт даже не заметила, как окутанный в золотистое свечение будильник слегка помялся и затих. Сама единорожка поглубже уткнулась носом в подушку, продолжив довольно сопеть.

Правда, другая проблема никуда не делась. Над спящей нависло двое гостей.

Роза хитро посмотрела в глаза Грея. Из ее рта послышался шепот, сдобренный игривыми нотками.

— Вот же соня!

— Нехорошо так долго спать. — Грей хитро подмигнул Розе. — Это ведь очень опасно – вдруг прилетит какой-нибудь враг, а ты спишь. Надо преподать ей урок!

Пегасы важно кивнули, после чего вытянули передние ноги и принялись усиленно щекотать белую единорожку.

Лайт хрюкнула в подушку, на секунду еще сильнее вжимая в нее голову и затем дернулась в попытке подняться или хотя бы вывернуться из-под щекотальщиков. Уже через секунду она заливалась смехом на несколько высоких тонах.

— А-а! А-ах... Ч-что та-хакое-е?! Кхе-кхе...

— Давай, соня, подъем! — весело воскликнула Роза, не прекращая своего занятия. — Нам пора в дорогу!

— Мы успели купить у докторов неплохую карту окрестностей и теперь знаем, куда идти. Ждем только тебя! — Тем временем копыта Грея перешли на круп волшебницы. Когда он коснулся кьютимарки пони, единорожка на секунду взвилась в воздух, издав громкий стон.

Лайт уселась посреди кровати, поджимая к животу задние ноги и обнимая их передними. Довершали образ ярко горящие щеки кобылки.

— Вас не учили, что так будить пони невежливо! Я испугалась! Вдруг меня схватили! И... делают... непотребства!

Возмущающаяся Лайт внезапно оказалась в двойных объятиях, да еще и с крыльями. Пони попыталась сказать что-то еще, но слова застряли в горле. Единорожка прижалась к Грею и тихонько попросила.

— Пожалуйста, не надо так делать. Пока... — она запнулась, но все же закончила. — Пока я сама не попрошу.

— Конечно. — Роза нежно погладила кобылку по спине. — Прости нас. А этот жеребец у меня еще получит! — Она незаметно погрозила копытцем Грею.

— Хорошо! — Единорожка показала пегасу язык. — Тогда я сменю гнев на милость!

Когда объятия разомкнулись, кобылка с некоторым сожалением поочередно посмотрела на своих спутников и указала копытом на сложенные в углу седельные сумки.

— Я почти готова. Все уже внутри!

— Тогда одевайся и пошли, — кивнул заметно смущенный Грей. — Нам еще нужно встретиться со Скратч и передать ей крышки.

Лайт с нескрываемым удовольствием применила магию для того, чтобы одеться в свою нехитрую, но зато чистую одежку. С ее же помощью она накинула на спину сумки.

— Время здесь прошло не так уж и плохо. Под конец. — Она с интересом посмотрела в лицо пегасу. — Ты все же решил воспользоваться услугами наемницы? Не пожалеем?

— Да, здесь было очень даже неплохо. И нет, мы не пожалеем. — Грей покачал головой и вышел в коридор. Дождавшись своих спутниц, он продолжил. — Вряд ли все здесь дружно сговорились, чтобы нагреть нас на несколько сотен крышек. Да и в бою она себя хорошо вела. Можно рискнуть.

— А если все же она нас пошлет? — продолжала Лайт, все еще чувствующая себя немного неуверенно.

— Это будет некритично. В крайнем случае я сам слетаю к нашему Стойлу. Потеря одного дня не слишком удобна, но далеко не фатальна.

Троица вышла во двор института. Грей с наслаждением втянул в себя сырой воздух и подставил голову освежающему ветерку. Пегасу никогда не нравилось сидеть в четырех стенах.

— Оружие и последнего робота нам отдадут на внешнем посту. — Роза поправила очки и с наслаждением расправила крылья. — Пример Плейнхува заставила их стать до неприличия осторожными. А вон и наша грифина.

Скратч обнаружилась около статуи Флаттершай. Наемница вновь облачилась в металлическую броню и задумчиво разглядывала изваяние пони прошлого.

Увидев грифину, единорожка не сильно удивилась. Грей не говорил бы о ней, не будь он уверен в наличии самого предмета разговора. И все же это не спасло Лайт от чувства неловкости по отношению к Скратч.

Зато у волшебницы появился отличный объект, на котором можно сосредоточить внимание. Кобылка подбежала к статуе, встав перед изваянием Флаттершай.

Скратч в свою очередь направилась навстречу пегасам.

— Принял решение? — без обиняков спросила наемница.

— Принял, — не стал спорить Грей и протянул грифине несколько мешочков. — Держи. Здесь семь сотен крышек, указания, как найти нужное тебе место, и диктофон для Фемиды. Это фиолетовая пегаска с холодным взглядом, не ошибешься.

— Шайвиль?! — изумилась наемница. — Эта дыра с гулями и ядовитым газом?!

— Тише, не надо кричать об этом на всю округу. — Разведчик поморщился и потер лоб передней ногой. — Нет там больше никаких гулей. Да и газа тоже, не волнуйся. Главное, будь осторожней и не спеши доставать оружие, если увидишь пегасов в серой или синей броне.

Скратч внимательно посмотрела в глаза разведчику, после чего медленно кивнула и вытянула крыло.

— Хорошо, пернатый. Мы заключили месячный контракт. Вылечу сразу после обеда.

— Надеюсь, мы еще встретимся. — Грей легонько стукнул своим крылом по крылу грифины.

Скратч еще долго оставалась во дворе, смотря вслед уходящей троице пони. В ее взгляде отражались смешанные чувства, которые не могла понять даже сама грифина. Наконец, она изогнула клюв в улыбке и проговорила в пустоту.

— Обязательно встретимся.