Автор рисунка: Noben
Глава 29 — Миг до полуночи Эпилог – Калейдоскоп хаоса

Глава 30 – Его звали Арчер

Напряжение в Западном Секторе достигло своего пика. Смогут ли его обитатели пережить развязку очередной войны?

Далеко в небесах, среди расступающейся ночной тьмы, парил крайне редкий для этих мест спрайтбот. Западный Сектор был единственным местом, где наигрывающие заунывные марши летающие машинки не стали неотъемлемой частью пейзажа Эквестрийской Пустоши. Количество внезапных технических неисправностей и абсурдных поломок на его территории просто зашкаливало. Стоило очередному маленькому роботу пересечь незримую границу, как у него начинали отваливаться крылья, сенсоры заволакивало пеленой помех, а из динамиков доносились неприличные звуки. Ботов словно выкашивало незримое поле, которое так и не смогли обнаружить интересующиеся этим феноменом немногочисленные ученые. Однако с недавних пор вся эта мистика внезапно сошла на нет, и маленькие надоедливые механизмы постепенно заполняли пустующие ранее земли.

Спрайтбот завис над небольшой группой промышленных построек, с трех сторон обнесенных высокой бетонной стеной. Так называемый задний двор примыкал прямо к склону горы, в котором выдолбили гигантский вход в подземные шахты. В далекие времена там велась добыча руды для нужд завода, однако теперь они выполняли роль складов и жилья.

Благодаря разгрому ЛТС на востоке и армии Мастеров на западе, к основной базе Тандерлейна хлынул огромный поток беженцев. Фермеры, мусорщики, бродяги и неудачливые рейдеры искали защиты в одном из немногих сохранившихся уголков цивилизации, но их ждало разочарование. Опасаясь диверсантов и шпионов, принимавшее поначалу беженцев ополчение закрыло ворота перед всеми. В результате под стенами возник импровизированный палаточный городок, в значительной мере разбавленный хибарами из кусков прогнившего дерева. Сотни пони не трогались с места в надежде на обеспечение собственной безопасности вопреки здравому смыслу и гневным окрикам охранников.

Разрушение железнодорожного моста не сильно спутало планы работорговцев. Оправившись от первого шока, Гэйр вызвал к себе подкрепление. Два дня упорного труда позволили восстановить перекрытия (пусть на место бетона и встало дерево) и перевести войска на другую сторону берега. Ошеломленные нападением, ополченцы никак не мешали ходу работ. Тандерлейн приказал им отступать и укреплять оборону, но далекий дашит не смог воодушевить своих подчиненных. Образы скорых на расправу работорговцев и кровожадных рейдеров приводили защитников в ужас, а раскинувшийся под стенами лагерь беженцев лишь усугубил ситуацию. В итоге они не раскинули новые минные поля, не вывели из спячки боевых роботов и даже не потрудились организовать мало-мальски приличные запасы пищи и воды.

Отстранено следя за паникой ополченцев, командующий отрядом Братьев Ветра сдавленно матерился себе под нос и уже всерьез раздумывал над нарушением клятвы и бегством с поля боя. Мистическое наказание далеко, а Мастера вот они, под боком. Шансы на выживание с такими союзниками находились где-то на уровне копыт грязного тяглового брамина. От отступничества его удерживал только приказ из центра.

Смерть от банановой кожуры еще находилась под вопросом, но вот снятие скальпа лидером клана за ослушание было гарантированно. Приходилось выжидать и надеяться на своих подчиненных и неприступность стен.

«У нас всегда остаются крылья».

Мастера пришли на рассвете.

Когда ночная тьма окончательно уступила место серой утренней дымке, а на жухлой траве и голых ветвях кустарника появились капли росы, на горизонте показалась орда. Здесь рейдерские банды перемешались с рабами, оборванные пони с железными ошейниками соседствовали с мускулистыми жеребцами в шипованной броне, грязные земнопони с палками в зубах расходились перед левитирующими блестящие винтовки единорогами. Над собравшейся ордой парили десятки грифонов в черной броне, поодаль расположился последний уцелевший танк. На пригорке неподалеку рабы-техники споро разворачивали трофейный миномет, о котором Гэйр банально забыл в прошлом сражении.

Мастера поставили на шахматную доску практически все свои силы, сделав сражение за завод решающим в своей авантюрной кампании. И это очень не нравилось противостоящей им стороне.

— Вы еще попляшете у меня на горящих углях, мрази! — Гэйр исходил злостью. Устроенная хозяевами Цитадели взбучка и обещание скорой расправы приводили не привыкшего оправдываться и бояться грифона в ярость. Ему дали последний шанс. — Никакой пощады! Никому!

— Неразумно кричать об этом так громко. Кто-то из них может захотеть сдаться.

— Не раскрывай свое хлебало! Войска готовы?

— Да, мастер.

— Тогда вперед! Начать подготовку!

Гэйр решил не повторять ошибок прошлого и провести предварительный обстрел. Точнее, ему это «настоятельно рекомендовали».

Техники-рабы из Левандерского Торгового Союза навели ствол пехотного миномета на ближайшую стену и нажали на скобу. Глухой хлопок – и снаряд со свистом устремился к своей цели. Эффект превзошел все ожидания.

Мина ударила в верхнюю часть стены, осыпав находящихся внизу пони небольшим количеством осколков и пыли. До этого момента беженцы в основной своей массе следили за разворачивающимися порядками армии Мастеров в некотором оцепенении, однако взрыв мгновенно свел это состояние на нет, ввергнув их в животную панику.

Над лагерем разнесся многоголосый вопль ужаса и страха. Все пони ломанулись в разные стороны, сталкиваясь друг с другом, снося палатки и котелки, втаптывая в землю слабых и неудачливых товарищей по несчастью. Перед воротами моментально образовалась толпа, в массивные створки забарабанили десятки копыт. Беженцы умоляли немедленно впустить их внутрь. Новый взрыв лишь усугубил панику.

Деморализованные защитники растерянно наблюдали за беснующимся под ними живым морем, некоторые малодушно бросили оружие и прикрыли уши ногами. Как уже говорилось раньше – Тандерлейн забрал с собой лучших бойцов.

Первыми сориентировались грифоны Братьев Ветра. Их командиру пришлось дважды прокричать приказ, прежде чем его услышали. Из-за стен высунулось несколько наемников и направило вниз стволы штурмовых винтовок. Спустя секунду они нажали на спусковые крючки.

Выстрелы заставили беженцев в ужасе отхлынуть от стены. Спасаясь от пуль, бедные пони совершили роковую ошибку – большая часть повернула в сторону армии Мастеров.

При виде бегущей прямо в копыта добычи рейдеры радостно заулюлюкали и бросились навстречу, моментально сломав строй и положив болт на приказы Гэйра. В конце концов, они никогда не отличались дисциплиной.

Когда беженцы осознали свою ошибку, стало слишком поздно. Две волны пони встретились друг с другом между крепостью и осаждающими ее войсками, чтобы положить начало страшной бойне.

— А, плевать. — Гэйр беззаботно махнул лапой. Раздираемые на куски беженцы не представляли для его армии никакой опасности. — Скольких успели снять?

— Снайперы смогли подбить двоих! Расчет пристрелялся, обрабатывает пулеметные гнезда.

— Когда закончатся мины, сбейте это стадо в кучу и гоните на убой. Остальным действовать по плану, вражеские грифоны первоочередная цель, не рисковать.

— Да, Мастер.

Главный минус трофейного оружия – малое количество боеприпасов. Сделав около тридцати выстрелов, единственное артиллерийское орудие армии Мастеров замолчало навсегда, а наводчики смогли выдохнуть с облегчением. Они уничтожили три пулеметных гнезда, этого вполне хватало для обещанной ночи с трофейными кобылками и ящиком рома. Ради этого определенно стоило как следует постараться.

— Вперед! В атаку! За Цитадель!

— Ар-р-р-р-р-р-р-р-р!

Попробовавшие крови рейдеры и накачанные наркотиками рабы единой волной бросились на стены, неся на себе веревки с крюками и самодельный таран. Боевой экстаз и зебринские вещества затуманили разум пони, оставив им лишь одно всеобъемлющее желание – жажду убивать. Они бежали вперед несокрушимой волной, сминая под своими копытами тела недавно убитых ими беглецов.

Над атакующей армией пони взмыли вверх четкие порядки грифоньих Звеньев. Они держались на небольшом расстоянии друг от друга, готовые обрушить на врагов настоящий шквал из огня и металла. Казалось, они могут уничтожить любую угрозу. Ровно до момента, пока свой ход не сделали защитники.

Они приоткрыли ворота.

Грифоны Мастеров предпочли зависнуть перед стенами, давая рабам и бесполезным налетчикам первыми испробовать ловушку ополчения.

Не встретив никакого сопротивления, кровожадная толпа начала забегать вовнутрь. У частично приоткрытых створок моментально возникла давка, среди криков ярости появились вопли боли и страха попавших под ноги товарищей неудачников. Постепенно рейдеры все больше наполняли внутренний двор, петляя среди разбросанных кусков мусора и разломанных телег. Они искали врага и не находили его.

Когда большая часть орды оказалась внутри, ополчение сделало новый ход.

— Активировать мины!

Из-под земли ударили столбы пламени. Укрывшиеся в башнях защитники спешно забрасывали атакующих дымовыми гранатами, скрывая их друг от друга. Наиболее отчаянные бросились в толпу, стреляя во все стороны и грязно оскорбляя налетчиков.

Задумка командующего обороной сработала на все сто – затуманенные мозги рейдеров оказались не в силах отличить своих от чужих среди творящейся вокруг хаотичной пляски огня, железа и дыма. Они стали сражаться друг с другом, моментально забыв про ополченцев.

Но радость защитников оказалась недолгой. Рейдеры и рабы выступали разменной монетой, основой армии Мастеров оставались хорошо вооруженные и мотивированные грифоны. Воспользовавшись поднятой суматохой, они без промедления атаковали ополченцев Тандерлейна в спину. Лучшие силы Сумеречных Крыльев схлестнулись с Братьями Ветра.

На стороне грифонов Мастеров было более чем двукратное численное превосходство, но наемники Тандерлейна оказались лучше вооружены и обучены, к тому же их поддерживали более адекватные ополченцы. Крылатые гибриды схлестнулись в небе, раздирая друг друга на части когтями с металлическими насадками и короткими кривыми клинками. Пулеметы и штурмовые винтовки с обеих сторон разрывали воздух потоками раскаленного свинца, пони же вдобавок забрасывали связками гранат. Вскоре выжившие ополченцы предпочли отступить, оставив грифоньи кланы разбираться между собой. У них были и другие проблемы.

Беспорядочное сражение рейдеров захватывало все большую площадь. Отдельные личности уже успели добраться до построек, где укрылись гражданские. Охрана их прикончила, но рано или поздно банды прекратят сражаться между собой и вспомнят о настоящих врагах. Следовало перебить как можно большее число этих тварей, прежде чем рассеется дым. Лидер ополченцев приказал перевести огонь уцелевших пулеметов в постройках на толпу внизу. Стрелять со стен было уже некому.

Братья Ветра отчаянно сражались за свои жизни, но их давили числом. Командующий забыл свои мысли о побеге, полностью отдавшись экстазу битвы. Правая лапа крепко сжимала изогнутый клинок, успевший отхватить крыло какого-то молокососа, в левой же дымился верный револьвер. Несмотря на свои размеры и боль старых ран, он танцевал, уклоняясь от атак и щедро одаривая врагов блаженством смерти. Старый грифон не следил за ходом битвы – его подчиненные прошли вместе десятки сражений и действовали как единый организм. Сейчас обе стороны поставили на кон все свои фишки, и судьбе предстояло выбрать победителя. Они лишь могут отдаться ее воле и забрать с собой как можно больше врагов.

Внезапно перед глазами командующего появился грифон с заметным животом, державшийся в стороне от сражения. Он явно не хотел рисковать, бросив товарищей на смерть вместо себя.

«Жалкий трус!»

Мощно ударив крыльями по воздуху, командующий взмыл вверх над основным сражением, чтобы затем спикировать на трусливого противника. В ярости битвы он не видел молодого грифона в черной броне, прикрывающего лидера армии Мастеров со стороны.

Заметив приближающегося врага, Гэйр грязно выругался и бросился в сторону, давая своему телохранителю время разобраться с угрозой. Но тот почему-то не спешил стрелять, а этот перемазанный кровью старик становился все ближе. Ярость в его глазах вгоняла в ужас.

— Да какого хера ты медлишь! — Посмотрев на своего телохранителя, Гэйр оцепенел. Молодой грифон в черной броне ядовито улыбался в предвкушении кровавой расправы, держа оружие стволом вниз.

— Как я могу лишить вас чести лично расправиться с врагом, повелитель! Это против нашего кодекса!

— Какого?! Да ты охренел? Я тебя раз...кхр-р-р-р... — Старый грифон одним точным ударом клинка пробил горло Гэйра. Не успел он порадоваться очередной зарубке на рукояти, как его тело прошила очередь от моментально вскинувшего оружие бывшего телохранителя. Два лидера своих отрядов полетели вниз, соединенные старинным клинком.

Выживший грифон медленно спикировал вниз. Преследуя жертву, командующий Братьями Ветра оказался слишком далеко от своих, и сейчас они не представляли для него угрозы.

— Докладывает пятый, наниматель мертв, платы не будет. — Молодой грифон взял рацию с тела Гэйра. — Нам больше незачем здесь оставаться.

— Говорит первый! Приказываю подобрать раненых и отступить. Нечего нам тратить силы на добивание белых ублюдков, пусть дальше разбираются грязепони. Выполнять!

— Так точно! — Выключив рацию, молодой грифон наставительно обратился к мертвому Гэйру. — Вот это настоящий лидер, не то что ты, сраное посмешище.

Немного подумав, он забрал себе оружие командующего Братьев Ветра и закрыл ему глаза, оказав последнюю почесть достойному врагу. Используя собственные дымовые шашки, Сумеречные Крылья организованно вышли из боя и покинули стены завода.

Туррет Хатч провел все это время в башне последнего танка Мастеров, со все большим изумлением наблюдая за разворачивающейся бойней. После штурма моста у них осталось меньше десяти снарядов, поэтому Гэйр решил использовать боевую машину для устрашения врагов внешним видом, чему сейчас очень радовался один единорог. Надсмотрщик куда-то исчез, поэтому они оказались полностью представлены самим себе.

«А ведь до штабного шатра копытом подать, всего-то чуть-чуть повернуть башню и выстрелить снарядом в стволе».

Он невольно положил ногу на рычаг управления.

— О чем думаешь, гниль? — Развалившийся в кресле водителя Стейл подозрительно посмотрел на раба. — Бунтовать вздумал?

— Нет, разумеется нет! — Единорог скрипнул зубами. От этой рейдерской мрази ничего не скроешь.

— Не вздумай распускать свои грязные копыта, раз Великих нет рядом! А ну, замер, пока я тебе все зубы не выбил!

— Слушаюсь и повинуюсь! — Туррет держал голову низко опущенной, пока Стейл вновь не отвлекся на сражение перед ними. Дела у Мастеров становились все хуже.

«Соберись, тряпка, никого нет рядом! Это твой шанс! Ты маг, просто задуши этого ублюдка и взорви этот сраный шатер! Ты сможешь! Я смогу! Никто не оторвет мне голову!»

На середине мотивирующей речи к самому себе в башню люка просунулась голова кобылки. От удивления глаза единорога резко расширились – пришелица оказалась зеброй.

Приложив копыто к губам, она неслышно проскользнула вовнутрь, ни единым шорохом не выдав себя Стейлу. Туррет замер, боясь даже вдохнуть.

— Эй, гниль, ты шевелишься! А ну, быст… — Речь жеребца оборвали две сильные полосатые ноги, обвившиеся вокруг шеи и свернувшие ее одним резким движением. Бросив равнодушный взгляд на другого раба, она удовлетворенно кивнула.

— Теперь ваша повозка принадлежит мне.

— Это танк, а не какая-то телега! Ты еще кто?!

— Тебя должна волновать эта вещь, а не мое имя. — Зебра достала из заменявших ей одежду лохмотьев небольшое устройство. Единорог моментально опознал пульт от своего ошейника.

— Ты убила надсмотрщика?! — В голосе жеребца перемешалось множество эмоций, от страха до надежды.

— Это оказалось несложно. Заводи свою… — Зебра поморщилась. — Свой танк, и уводи нас отсюда. Мы направляемся в пустыню.

— Как я это сделаю? Ты грохнула водителя!

— Замени его.

— Я вообще-то наводчик! У меня нет необходимых навыков!

Пришелица несколько мгновений буравила единорога изучающим взглядом, после чего потянулась к пульту.

— Тогда ты мне не нужен.

— Стой! — Третий член экипажа Проджи Тул наконец-то подал голос. — Этот пульт и от моего ошейника! Я могу быть водителем, у меня двойная специальность!

— Вот и хорошо, садись. — Зебра одним мощным тычком сбросила тело Стейла с кресла, не забыв прибрать себе его пистолет. — Я сейчас.

Она споро вытащила труп через башенный люк, приказав Туррету поддерживать его снизу. Снаружи послышался глухой стук тела о землю – пришелица просто сбросила его с брони. Затем на голову единорогу едва не упал длинный сверток, из которого торчал вороненый ствол снайперской винтовки, следом полетели снятые с убитого надсмотрщика сумки, последней приземлилась сама зебра.

— Едем в пустыню. — Она удобно расположилась на месте заряжающего, невзначай положив копыто на пульт управления ошейниками.

— Да, повелительница. — Проджи привычно склонил голову и начал колдовать над панелью управления.

— Я не одна из них! — Зебра внезапно сильно разозлилась, вздернув уши строго вверх. Единорог только сейчас заметил шрамы на ее шкуре. — Когда доберемся до племени, я отдам вам ключи от ошейников.

От такого заявления оба жеребца замерли, не веря своим ушам. Какое-то время висела тишина, пока на Туррета не снизошло озарение.

— Я тебя вспомнил! Ты та зебра-снайпер, которая ушла с другой армией больше недели назад! Прикованная в отдельной клетке!

Она какое-то время изучала единорога тяжелым взглядом, затем медленно и неохотно кивнула.

— Да.

— Как ты смогла бежать и снять ошейник?

— Мне… помогли. — Уклончиво ответила зебра. — Той армии больше нет.

В этот раз тишина продержалась дольше.

— К-к-как эт-то не-ет? — От неожиданности Проджи стал заикаться. — Их-х ве-ведь уш-шло бо-бо-больше с-с-сотни!

— Эта тоже доживает свои последние минуты. Мастера оказались не такими хорошими военачальниками, какими они себя мнили. — Зебра задумчива закусила губу, но тут же резко ударила копытом по броне. — Заводи уже свою телегу! Они могут нас хватиться!

Ее слова живо отрезвили жеребцов. Проджи заколдовал над панелью управления с удвоенной энергией, пока в один прекрасный момент двигатель не взревел во всю свою мощь.

— Да-а-а! — Земнопони радостно заржал. Близкая свобода пьянила его. — Куда ехать?!

— Ты глухой? Я ведь уже сказала, на юг, в пустыню! — Зебра начинала раздражаться. — Мы направляемся в мое родное племя.

— Подожди! — Турретом завладел азарт. — Отдам старый должок!

Не слушая своих товарищей, он окутал золотистым сиянием рычаги управления. Танковая башня медленно и неотвратимо повернулась в сторону штабного шатра, где в этот самый момент единорог Органайз и уцелевшие грифоны из клана Мастеров пытались восстановить контроль над армией. Мстительно улыбнувшись, бывший раб утопил в пол нужную педаль. Спустя миг его бывших хозяев окутало пламя.

Южная армия Мастеров лишилась всех, кто мог ею управлять.

***

Грей лежал и смотрел в потолок. Лайт тихо сопела рядом, зарывшись носом в серую шерсть жеребца. Как только Спектр перестал накачивать тело пегаса транквилизаторами, с его разума словно спала пелена. Последний бой все никак не выходил из головы. Разведчик долго злился на себя за поспешно принятые решения и недостаточно грамотное командование, но затем пришел покой.

Переживания ничем не помогут, прошлое уже не изменить. Он не залетевшая от случайного кадета кобылка, поэтому ему следовало обдумать совершенные ошибки и исправить их.

«Рано или поздно Мастера повторят попытку. Дискорд знает, сколько их еще осталось. Нужно не терять времени и подготовиться, оно теперь на вес золота. Или, вернее сказать, жизней пони».

От варианта оставить Форпост пегас отмахнулся, как от назойливого блотспрайта. За него отдано слишком много жизней и крови. Сдачу и последующие налеты на караваны снабжения никто не поймет, ведь получится, что Крыло полегло зря.

Внезапно вспомнились офицерские курсы разведчиков. Их готовили к подобным ситуациям – когда мертвые количеством превосходят живых, а пополнение прибудет еще нескоро. Общая идея проста как копыто – не превратить поражение в разгром. Необходимо сохранить остатки сил и дождаться подкреплений, при этом как можно сильнее досаждая противнику.

Звучит расплывчато, но единой формулы успеха им почему-то не давали. Командир должен найти решение сам, исходя из своих сил, опыта и знания местности.

Форпост дает им преимущество в обороне. Мастера не могут приблизиться скрытно, по крайней мере крупными силами. Если заминировать основные дороги, то им придется тратить время и рейдеров на создание безопасных проходов. Небольшие летучие отряды с хорошим оружием увеличат эффективность тактики сдерживания, позволив застопорить даже крупную армию.

Единственным минусом этой доктрины были летающие противники – грифонам мины нипочем. Их не так уж много, но это никак не умаляет их опасности. Какие средства можно применить в качестве ответа? Однозначно боевых роботов с пулеметами – шквальный огонь сразу из нескольких стволов позволит создать достаточную плотность огня, чтобы перехватить даже самого прыткого летуна. Добавить на стены найденные в Солар Армс турели – и получится вполне неплохая воздушная завеса, особенно если защитить их мешками с землей. Роза сможет перепрограммировать часть для постоянного осмотра неба.

На этой мысли у Грея екнуло сердце. Перед глазами предстал образ алогривой пегаски. Прикрыть глаза, сделать несколько вдохов, уловить аромат лежавшей рядом Лайт. Кажется, отпустило. Ничего, они вскоре встретятся.

От автоматизированных средств защиты разведчик перешел к живой силе.

«Пора собирать нормальную армию или хотя бы ополчение. В Шайвиле хватит пони, чтобы наскрести роту, а если повезет, то и две. Фемида или Уайт вполне подойдут на роли военных инструкторов. Но это на будущее, сейчас нужно следовать настоящему.

Кто остается в активе? Отважные неопытные грифоны, измученные Стальные Рейнджеры без брони и около двух взводов фестралов. Не так уж и много, но выбирать не приходится.

Гибридов однозначно доверить Арчеру – повидавший жизнь наемник моментально завоевал себе авторитет среди неопытных птенцов. Он вполне мог бы претендовать на лидерство в клане, если бы сам того хотел. Хотя у него метки изгоев...»

Пегас помотал головой, очищая разум. Политика грифонов всегда была для него темным облаком.

«Фестралы вроде бы обучены, но, судя по недавнему сражению, им больше подходит роль диверсантов, а не воинов. Опыта никакого, зато преданности Луне хоть отбавляй. Они пришли сюда даже после первых потерь, а это о многом говорит. Пока наши Стойла в союзе, они послужат хорошую службу.

Остаются бывшие рейнджеры. Пока они зависят от нашей помощи, но уже в недалеком будущем могут потребовать освободить Форпост. Конфликт нужно задавить в корне, а также узнать, на чьей они стороне. Главное, не забыть. И еще разобраться с теми наемниками...»

Веки Грея постепенно начали смыкаться. Мозг вновь начала покрывать пелена, но в этот раз ее вызвали не мощные лекарства, а банальная усталость. Покрепче обняв белую единорожку, серый пегас погрузился в спокойный мирный сон.

***

После активных обхаживаний Лайт Грей немного пришел в себя. Следующим утром он принял на себя управление Форпостом с согласия Гильды и Шэд. Первым приказом временного коменданта стала организация торжественных похорон погибших, благо их тела еще не успели сжечь или закопать. Пегаса внезапно поддержали и Арчер, и Фервент – для бывалых наемников подобные ритуалы значили столько же, сколько и для военных.

Накрапывающий долгое время дождь резко сошел на нет, словно осознав важность момента. В расчищенном дворе бывшего укрепления Стальных Рейнджеров собрался практически весь его пестрый гарнизон: грифоны, земнопони, единороги, пегасы и фестралы. Отсутствовали лишь оставшиеся в лазарете тяжелораненые. Стражу на стенах несли бдительные роботы.

В одежде собравшихся преобладали черные цвета, а лица хранили торжественно-мрачные выражения. Вдоль стен выстроился почетный караул, состоявший из всех представленных в Форпосте рас. На их плечах расположились старые винтовки или кривые грифоньи сабли.

В самом центре двора собрали огромный костер из старых досок и сломанных телег, облитых смазкой для механизмов. Лайт высушила древесину с помощью заклинания для ухода за шерстью, а грифоны аккуратно перетащили павших в бою.

Тела осторожно укладывали в основание древесной горы. Грифоны и пони словно боялись причинить вред усопшим товарищам, ставших не более чем ровными рядами затянутых в мешковину тел. Их обезличили, чтобы в памяти товарищей они остались живыми лицами, а не застывшими обезображенными масками.

Внимательно наблюдавший за процессом со стороны Грей уже узнал своих подопечных. В конце концов, среди защитников не было пони, помимо их небольшого отряда. Сейчас часть членов Крыла лежала рядом, бок к боку, копыто к копыту. Они готовились в последний раз вознестись в небо и, отдавшись на милость ветру, улететь далеко-далеко. Туда, где рождаются рассветы.

Он посмотрел на стену.

Братская могила предназначалась лишь для павших защитников Форпоста. Нападавших захоронили несколько ранее, просто свалив обобранные тела и туши в большую яму далеко за стенами. Ее даже толком не закапывали. Пришедшие убивать враги не заслуживали почестей.

Мелкая незначительная месть наемникам и рейдерам, простым, пусть и жестоким пешкам, не приносила облегчения. В большинстве своем они не удостаивались даже такого погребения.

Оторвавшись от раздумий, пегас тихо вздохнул. Если забыть о всей этой мишуре, его товарищи нашли такой же грустный конец. Единственное, что отличало их от перебитых головорезов – сторона баррикад.

«Их будут помнить».

Облаченный в силовую броню Грей (в связи с ситуацией Спектр выключил свою подсветку) медленно поднялся на небольшой выступ около стены. Когда-то Старейшина использовала его для бесконечных скучных планерок, теперь же ее место занял серый пегас. Стоило ему оказаться у всех на виду, как немногочисленные разговоры тут же смолкли, уступив место удушающей тишине. Разведчик сглотнул предательский комок.

— Я… Кхм… Я не умею произносить долгих и красивых речей, поэтому буду краток. — Грей явно нервничал под многочисленными взглядами. — Кхм… Сегодня мы отдаем последние почести павшим в бою товарищам. Они сражались за наше будущее – и делали это храбро и достойно. Пустошь – опасное, гиблое место, и на ней никто не защищен от шальной пули. — Разведчик пытался подражать своим бывшим командирам, но получалось это плохо. Раньше ему не приходилось участвовать в похоронах своих подчиненных. — Вряд ли это наше последнее сражение, и, скорее всего, будут и другие жертвы, но, по крайней мере, мы все знаем – выжившие позаботятся о павших.

По рядам собравшихся прошел короткий ропот. Глубоко внутри все считали себя бессмертными и такие слова не слишком-то поднимали моральный дух.

— Караул, на изготовку! — Выбранные для церемонии солдаты так слаженно вздернули оружие, будто репетировали это тысячи раз. — Огонь!

После трехкратного залпа в воздух представители каждой расы поднесли к сложенным дровам зажженные факелы. Пропитанное маслом дерево моментально вспыхнуло, в небо устремился огромный огненный столб. Вокруг костра замерцала магическая завеса – специальное заклинание не давало распространяться запахам. В такой торжественный момент очень некстати почувствовать аромат жареного мяса.

Грей еще несколько минут задумчиво смотрел на яростно бушующее пламя; рядом с ним стояла Лайт, готовая в любой момент поддержать жеребца. Вскоре к ним присоединился Арчер.

— Самое время вспомнить о живых, крылатик. — В голосе грифона не слышалось обычного ехидства.

— Ты прав. — Грей медленно кивнул и повернулся к лестнице.

Многие восприняли уход пегаса как дозволение разойтись. Некоторые думали о скоротечности жизни, утекающей сквозь копыта или лапы, подобно песку, большинство же скорее интересовал приближающийся обед. Среди посланцев Лилии оказался один из поваров Стойла, пришедший к ним вместе с переселенцами из земель ЛТС. Зеленогривая кобылка привычно разожгла пламя под огромным походным котлом и начала гонять кухонных служек, чтобы приготовить сытную овсяную кашу для гарнизона. Привыкшие к мясной диете грифоны занимались своей едой отдельно.

***

На затянутом пеленой облаков небе не проглядывало ни единой искры звезд; густую чернильную тьму разгонял лишь свет десятков костров, уютно расположившихся в укромной лощине. Яркое пламя выделяло множество темных силуэтов в ржавой шипастой броне. Среди них преобладали массивные земнопони, но встречались и субтильные единороги в безобразных лохмотьях.

На первый взгляд, они занимались обычными делами – грелись у огня, меланхолично жевали сушеную траву, чистили и проверяли оружие (в основном зазубренные клинки и копья).

Издали их можно было принять за вышедшую на охоту крупную банду рейдеров, но стоило бы только невесть как попавшему сюда путнику подойти поближе, как в глаза сразу начали бы бросаться странности. Тишину над лагерем нарушало только потрескивание костров. Отсутствовали ругань и звуки ударов, пьяный гогот и душераздирающие крики очередной пойманной ими добычи. Не хватало вездесущей вони от давно не мытой, свалявшейся шерсти, резкого запаха сгоревшего пороха, металлического привкуса недавно пролитой крови и прочих элементов, неизменно сопровождавших рейдеров в их странствиях по Эквестрийской Пустоши. Более всего они походили на бездушных марионеток.

Размеренная и в какой-то мере пугающая активность в лагере оказалась нарушена – границу света и тьмы пересекли рейдеры, волокущие отчаянно сопротивляющихся пони. В один момент на них скрестились сотни взглядов, однако, убедившись в отсутствии опасности, обитатели лагеря моментально потеряли интерес к пришельцам.

Новые рейдеры споро притащили пленников в середину лагеря, где их встретил единорог в расшитом рисунками созвездий плаще. На его иссиня-черной шерсти светились узоры из белых линий и точек.

— Кто у нас здесь? — единорог бросил равнодушный взгляд на поваленную на землю добычу, успокоенную несколькими профессиональными ударами. Три земнопони и один единорог, все измазаны в грязи, из-под которой проглядывает стандартная кожаная броня.

— Мастер, они следили за нами! — От лица рейдеров говорил мощный жеребец коричневой масти. В его глазах плясало звездное пламя, щедро смешанное с безумием и страстью, а морду и передние ноги покрывали многочисленные, едва затянувшиеся кривые порезы.

— Ты? Мастер?! — Лежавший в грязи единорог попытался вскинуться, но мощный удар копытом по хребту пригвоздил его к земле. — Ты не смеешь называть себя именем наших хозяев!

— Мне не нужно чье-либо дозволение. — Главный жеребец равнодушно следил за яростью пленника. — Сколько вас?

— Тебе не сосчитать! — Единорог яростно оскалился. — Нашу пропажу заметят, нас будут искать! Вам всем конец!

— Это хорошо. Мне понадобится как можно больше рабов.

— Што-а-а-а-а?! Как ты смеешь?! — Гневный крик наемника захлебнулся в его вопле.

Глаза жеребца вспыхнули огнем. Он не так слаб, как погибший сородич, ему не нужны никакие атрибуты вроде чаши и древнего алхимического зелья. Алое пламя Вечности окутало тела пленников, причиняя им немыслимые страдания. Через минуту все было кончено.

— Встаньте.

Четверо нарушителей медленно утвердились на дрожащих ногах. В этот раз им не мешали.

— Отныне вы мои слуги. Завтра утром мы встретимся с вашими бывшими товарищами, чтобы они пополнили наши ряды.

— Да, Мастер. — Бывшие наемники почтительно склонили головы. Отныне в их глазах плясало безумие. — Что нам делать сейчас?

— Мне плевать. — Единорог потерял к новичкам всяческий интерес, резко развернувшись и направившись к своему шатру.

***

Любую армию сопровождает масса неповторимых звуков: перебранки, стычки, строевые песни, мечты вслух о скором привале, обсуждение крупов блудливых кобыл и прочий информационный шум. К ним примешиваются изысканные ароматы навоза, свалявшейся шерсти или сбившихся перьев, подгоревшей каши и давно не мытых хвостов, создавая неповторимую атмосферу, характерную для кучи путешествующих совместно пони.

Но эта армия отличалась от других. По разбитой дороге маршировали ровные шеренги по пять пони в разнообразных нарядах, от грязных лохмотьев до вполне приличной кожаной брони. Дети и старики, кобылки и жеребцы, их всех объединяло одно – кровавые отметины на шерсти и пляшущий в глазах огонек безумия.

Культисты четко чеканили шаги, не обращая внимания на грязь под копытами и назойливый моросящий дождик. Они спокойно переносили все невзгоды путешествия, не роптали на скудные порции промокшего овса, стоически терпели поселившихся в их шкурах вшей и вообще не доставляли никаких проблем своему командиру. Идеальные марионетки, для которых существует лишь одна цель – служить до самой смерти.

Покрытый звездными письменами единорог равнодушно осматривал свое войско из покачивающегося паланкина, который несли четверо наиболее сильных земнопони. За эти недели они утроили свою численность за счет ловчих отрядов Мастеров и их добычи из местных деревень – жалкие работорговцы возомнили себя хозяевами Пустоши, значительно распылив свои силы.

Постепенно безжизненные равнины уступили место разрушенным постройкам и разбитым машинам. Передовые отряды пересекли границу погибшего города, безмолвно растворившись среди древних руин. Они подступали к своей главной цели – железнодорожной развязке в центре, превращенной в неприступную крепость. За все существование Форпоста его ни разу не брали штурмом, однако лидер культистов планировал исправить эту досадную оплошность в ближайшее время. Вскоре он достигнет своей цели.

***

Спустя почти три недели после неудачной атаки Мастеров на Форпост в его стенах многое изменилось. Разгромленные остатки клана Небесного Ока, изгои Стальных Рейнджеров и наемники Фервент Басс (взявшие себе звучное название Регуляторов) заключили соглашение с гвардейцами и охранниками двух Стойл. Представители трех отрядов понимали – в одиночку они не смогут удержать крепость. У убежищ же вполне хватало ресурсов и сил, зато с опытом возникли определенные трудности. Формально признав над собой главенство Лилии и Сильвер, пони и грифоны принялись за восстановление крепости.

В начале Фервент весьма скептически отнеслась к затее – собрать по одной крышей столь разных представителей пяти рас означало скорые неприятности, однако время шло, а конфликтов не возникало. Шэд и Арчер оказались хорошими управленцами, не давая развиваться недовольству, а Грей в своей светящейся силовой броне вскоре обзавелся ореолом славы, быстро обрастая слухами и домыслами. Это помогало гасить искры недовольства, не позволяя им перерасти в полноценные пожары.

Постепенно они смогли наладить быт и привели Форпост в относительный порядок. Коллективные усилия всех грифонов и единорогов позволили снять поврежденную створку, а земнопони-кузнецы выправили повреждения. Гигантские ворота вновь стали целыми, позволив поверить в завтрашний день.

По радио приходили противоречивые вести. Икающий от очередной бутылки своего любимого пойла DJ Pon3 вещал о разгроме Мастеров под стенами завода Тандерлейна и ответном генеральном сражении на подступах к Плейнхуву. Таинственный голос рассказывал про многочисленные стычки грифоньих кланов, взмывших в небо драконах, восстание городов Левандерского Торгового Союза против своих хозяев и продвижение культистов на восток. Все это щедро перемежалось пьяной похвальбой, мутными предостережениями и невнятными угрозами всем подряд, из-за чего слушателям оказалось чрезвычайно сложно вычленить полезную информацию.

Поначалу Грей принял доклад разведчиков о приближении отряда Культистов к Форпосту за очередной розыгрыш. Лишь когда вместо перепуганных насмерть бэтпони эти слова произнесла Фемида, пегас осознал всю сложность ситуации.

Эквестрийская Пустошь редко видела большие армии. Любой мог взять под командование несколько десятков грамотных вояк и стать силой, с которой все начнут считаться.

Предводителю фанатиков из Даймонд Шафта удалось собрать тысячу.

В армии культистов встречались откровенные задохлики, дряхлые старики и совсем еще жеребята, но основная ее масса состояла из бывших рейдеров, наемников и ловчих Мастеров, имевших несчастье встать у них на пути.

Он мог выстроить под стенами Форпоста гору из трупов и спокойно взойти по ней на вершину. Сопротивление мало заботило единорога: пули, ракеты, гранаты – все это было бесполезно перед его мощью. Какую-то опасность представляла только магия, но последние настоящие аликорны погибли больше века назад, а ошибку своего собрата с зебринским некромантом он не повторит.

Впереди идущие культисты подрывались на заботливо уложенных минах, проваливались в ямы с шипами и гибли от выстреливающих из-под обломков ядовитых дротиков, следующие за ними равнодушно перешагивали через тела. Вскоре ловушки закончились, и они начали собираться перед главными воротами крепости.

Защитники столпились на стенах, со все возрастающим страхом рассматривая колышущееся живое море. На каждого из них приходилось как минимум пятеро врагов. Арчер высказал за всех витавшую в воздухе мысль.

— Нам пиздец.

Зрители продолжали пребывать. Ополчение Стойла Сто Семьдесят Четыре и гвардия Сорок Пятого, рейнджеры-изгои и Регуляторы, грифоны и пегасы-дашиты – все сбивались в отдельные кучи, группируясь вокруг своих лидеров.

— Он наверняка пришел за ней! — Уайт без обиняков ткнула в сторону Гармонии. — Явился за своим сородичем!

После слов Стального Рейнджера многие сначала уставились на единорожку, а затем на лидера культистов, подмечая их схожесть. Гармония стояла в отдалении от всех, сбросив надоевший капюшон. Звездная грива колыхалась на несуществующем ветру, взгляд как обычно ничего не выражал. Она излучала легкое любопытство в связи со сложившейся ситуацией.

— Отдадим ее!

— Скорей хватай!

— Авось, отстанет!

Тихий ропот среди бывших фермеров постепенно нарастал. Дисциплинированные наемники и изгои предпочли промолчать.

— Тот, кто прикоснется ко мне – умрет. — От слов Гармонии повеяло силой, моментально оборвавшей все разговоры. — Это бесполезно, Орион не уйдет, не перебив всех вас. Он обидчивый.

— Орион? — Лайт удивленно подняла брови.

— Это его имя. — Гармония пожала плечами, словно говорила об очевиднейшей вещи.

— Вы знакомы?

— Конечно, нас не так уж много.

— Зачем он здесь? — вмешался в разговор Арчер.

— Хочет вернуть меня домой. — Единорожка отвернулась, показывая, что разговор ей наскучил. — Но это противоречит моим желаниям.

— Ты нам поможешь? — осторожно поинтересовался Грей. — Если эта тварь такая же, как и в Плейнхуве…

— Зебра совершила ту же ошибку. Вы не можете понять простой вещи – я не буду драться против своих. По ее замыслу, оказавшись здесь, я должна была передумать, но этого не случилось. — Гармония оборвала разговор, поцокав вниз по лестнице. Никто не осмелился встать у нее на пути.

Культисты продолжали стоять и выжидать. Постепенно осознав неизбежность битвы, пони и грифоны заняли свои позиции. Последние три недели не прошли даром – они залатали бреши в обороне и усилили периметр турелями из Солар Армс. Перед воротами выстроили небольшое укрепление из листов жести, вбив перед ним несколько рядов металлических кольев и снарядив пулеметами (оно так и не пригодилось, поскольку бойцов эвакуировали вовнутрь). Широкий внутренний двор заминировали на случай прорыва, а из валявшегося повсюду мусора соорудили несколько насыпей со скрытыми огневыми точками.

— Значит, следуем основному плану. Идем, Лайт. — Светло-серая единорожка с кьютимаркой в виде черного стилета приобняла волшебницу и повела ее вслед за упавшей звездой. — Навестим Принцесс.

Защитников на стенах вооружили пулеметами и штурмовыми винтовками, лучшим среди Стальных Рейнджеров выдали немногочисленные боевые седла с реактивными гранатометами. Их арсенал внушал уважение, но не шел ни в какое сравнение с численностью культистов.

«Врагов слишком много».

У них оставались козыри. Роза так и не смогла перепрограммировать ZB-3 (а ведь это разом могло решить все проблемы, его огневой мощи хватало для уничтожения целого города), зато Лунар Призм под управлением Тви-икс парил позади копытотворных насыпей. При должной толике удачи его энергомагическое орудие сможет пробить щит Ориона.

Грифоны под не очень чутким руководством Арчера вешали на себя излюбленное оружие летающих вояк – связки с гранатами. Грей насчитал в армии противника не больше пяти пегасов, а значит, небо оставалось за ними. Эффективная бомбардировка позволит собрать урожай из десятков, если не сотен тел врагов.

Сильвер и Лайт спрятались в одной из башен под защитой гвардейцев Шэд. Когда падут ворота, они водрузят на свои головы диадемы и преобразятся в Принцесс, получив толику их силы. Магия Луны должна смести первую волну прорвавшихся, а солнечный луч Селестии – обратить их предводителя в прах.

Хороший план, он вполне мог сработать, но судьба очень забавная штука. Она никогда не позволяет событиям идти по пути чьей-то задумке.

***

Орион равнодушно следил за приготовлениями защитников Форпоста. Он сравнивал их с тараканами, решившими дать бой занесенной над ними ноге. Все их усилия бесполезны. Ночью его силы достигнут зенита, позволив смести жалких букашек одним концентрированным ударом. Затем он найдет Гармонию и вернет ее домой, наплевав на недовольство непослушной исследовательницы чужеродных форм жизни.

Внезапно вспыхнула окружавшая его сфера защиты. По ее поверхности напротив головы прошла рябь – след от пули снайпера. Затем еще и еще. Вскоре вражеская стрельба начала напоминать стук капель дождя по водяной глади. Орион почувствовал раздражение. Он ненавидел дождь во всех его проявлениях.

Взгляд жеребца упал на армию перед ним. Секундное раздумье – и он принял решение. Пожертвовать всеми, чтобы закончить все быстро. При необходимости он всегда может собрать новое мясо.

Глаза и татуировки единорога засветились. С каждой секундой сияние нарастало, постепенно разлившись по всему телу. На секунду он стал сгустком ярчайшего алого пламени, выжигающим сетчатку глаз неосторожных пони и грифонов. На одно мгновение он обратился всемогущим божеством. Этого хватило, чтобы почувствовать настоящего врага.

Сгусток звездного огня едва не сорвался к воротам, чтобы обратить их в прах вместе с прилегающими стенами и всеми их защитниками. Даже днем Орион был способен сравнять эту дыру с землей, пусть и не с первого раза. Но он успел остановиться.

Так и не отделившись от тела, звездное пламя постепенно впиталось в татуировки жеребца. Единорог вернулся в прежнюю форму и применил другое заклинание, взметнув во все стороны ударную волну. Она протянулось на несколько миль, сбивая с ног культистов, вздымая вверх мусор, мелкие камни и обломки, накрыв собой все руины, овраги и холмы. Достаточно далеко, чтобы сорвать стелс-плащи с истинных врагов. Впервые за все время пребывания в Эквестрийской Пустоши на лице жеребца появилась растерянность.

Примерно в нескольких сотнях метров вставали на ноги лишившиеся маскировки зебринские пехотинцы. Они оставили позади дома и близких, прошли огромное расстояние и скрытно пересекли весь Западный Сектор, чтобы оказаться перед своим врагом. Солдаты с энергомагическими копьями встали в две шеренги, позади выстроились стрелки с зачарованными винтовками. Перед ними стояла всего одна задача – защита некроманта.

Зекранта пробурчала под нос древнее проклятье. Ее план не сработал. Если бы культисты атаковали Форпост, это привело бы к сотням убитых и раненых. Энергии смерти хватило бы на уничтожение звездного отродья. Но он ее почувствовал. Некроманту оставалось только одно – создать нужные смерти самой.

— Атакуйте их! — Отдав приказ, Зекранта подобрала с земли чей-то стелс-плащ и исчезла из поля зрения.

Легат проводил ее мрачным взглядом, но, как обычно, не решился возражать. Вместо этого он взялся за собственную винтовку и занял место среди солдат.

— Не двигаться, молчать! — Грей старался говорить тихо, передавая свои приказы по рации. — Всем залечь, и чтобы ни единого писка. Того, кто выстрелит в зебр или культистов, я лично утоплю в сточной канаве.

«Только бы они о нас забыли, только бы они о нас забыли».

— СОКРУШИТЬ ИХ! — По городским руинам разнесся многократно усиленный голос Ориона. — ПРИНЕСТИ МНЕ ГОЛОВУ НЕКРОМАНТА!

— Йа-йа-йа-а-а-а! — От исторгнутого из тысячи глоток рева застывала кровь. Впавшие в фанатичную ярость культисты в едином порыве бросились в атаку на зебринский легион.

«Пф-т, пф-т, пф-т». — Зачарованные пули легионеров превратили первых фанатиков в сгустки огня. Крики умирающих мгновенно оборвались – их затоптали собственные собратья. Впереди всех бежали десятки бывших рейдеров, сжимавшие в зубах разнообразные приспособления для умерщвления себе подобных в ближнем бою, тем самым лишив своих стрелков возможности ведения ответного огня.

— Пауков в бой! — Легат успевал командовать в коротких промежутках перезарядок.

Позади легионеров стояли крытые телеги, принятые Греем за обоз. К ним подскочило несколько молодых зебр в комбинезонах техников с пультами в карманах. В следующее мгновение во все стороны брызнули щепки и обрывки полотна – груз пришел в движение. Огромные металлические сферы ощетинились множеством зазубренных лап, на месте жвал зебринских роботов-пауков поблескивали стволы огнеметов и плазменных орудий.

Вышколенные бесконечными тренировками легионеры привычно разомкнули ряды шеренг, позволяя машинам для убийств пройти вперед. Проанализировав ситуацию, боевые машины бесстрашно пошли в атаку, встретив культистов потоками огня.

Шаловливый ветерок донес до защитников Форпоста страшный запах жженой шерсти и сгоревшего мяса. Культисты облепили дроидов со всех сторон; не ведающие страха роботы насаживали врагов на свои лапы-крючья, сжигали их напалмом и обращали в жижу плазмой, переламывали хребты и отсекали головы. Со стороны они выглядели неприступными утесами, на которые нахлынула огромная живая волна. Спустя несколько мгновений фанатики столкнулись с Легионом зебр в ближнем бою.

Все перемешалось в хаосе битвы.

Бывший рейдер со впечатляющим ирокезом и одним глазом поднырнул под зебринского дроида, лапы которого завязли в телах менее удачливых культистов. Несший на себе мины юркий земнопони с безумной улыбкой приложился спиной к днищу боевой машины. Мощный взрыв приподнял тушу робота над поверхностью, на землю посыпались перемешанные с плотью металлические фрагменты.

Зебринские легионеры встретили культистов зачарованными копьями. Вдоль строя прокатились магические вспышки, на землю посыпались струи пепла, в которые обратились погибшие. Со всех сторон раздавались выстрелы – задние ряды взошли на специальные подставки и щедро одаривали наступающих зачарованными пулями; фанатики отвечали им огнем из всевозможных видов огнестрельного оружия.

Раздался еще один мощный взрыв – земнопони-смертник смог вклиниться между двумя копейщиками и активировать привязанные к телу мины. В образовавшуюся брешь хлынула волна мускулистых жеребцов. Энергомагические копья встретились с шипастыми дубинами, водопроводными трубами и зазубренными клинками.

Бывший наемник подскочил к зазевавшемуся роботу. Дроид обдал его волной пламени, но слишком поздно – единорог успел выстрелить из гранатомета в упор. Реактивный снаряд попал в сочленение на брюхе, лишив паука половины его лап.

Всюду слышались взрывы гранат – бреши в зебринском строю разрастались. На землю падало все больше полосатых тел в цветастой броне – фанатики-земнопони добивали их со звериной жестокостью, совершенно не боясь смерти и увечий. Единороги подняли свое оружие над сражающимися армиями, вслепую поливая огнем легионеров и неудачливых культистов.

Стиснувшие зубы легионеры отступили назад, оставив несколько десятков смертников для задержки врагов. Они перегруппировались и ударили вновь.

Потери обеих сторон ужасали. На землю упал последний дроид – фанатики расстреляли его камеры и датчики, программа управления заставила ослепшую и оглохшую машину свернуться в металлический кокон. Культисты потеряли к роботу всякий интерес, бросившись в атаку на полосатых врагов мимо поверженного дроида. Через несколько секунд программа самоуничтожения инициировала мощный взрыв, обративший в пепел с десяток солдат.

Зекранта медленно скользила сквозь развернувшийся вокруг хаос, надежно укрытая стелс-плащом и чарами отвода. Она отлично себя чувствовала – широкие ноздри возбужденно трепетали, по полосатой шкуре то и дело пробегала дрожь. Вокруг разлилось огромное количество энергии смерти, и с каждым убитым ее становилось все больше. Потомка некромантов погибшей империи переполняла сила.

Звездное отродье не видно, но это и не удивительно в такой суматохе. Первоначальный план не сработал; плевать, еще немного, и она сможет убить всех в радиусе нескольких миль. В этот момент она считала себя всемогущей богиней.

Несложно представить себе ее удивление, когда вокруг вспыхнуло кольцо звездного огня.

— Думала скрыться от меня, полосатое отродье? — В круг ступил Орион, его глаза ярко светились, а лицо перекосила презрительная гримаса.

Зрачки некроманта расширились. Она еще не успела собрать достаточно сил.

— Ты...

Орион предпочитал не вступать в долгие диалоги. Его противница становилась сильнее с каждой секундой. Татуировки жеребца ярко засветились, в сторону зебры устремились два изгибающихся потока звездного огня. Зекранта едва успела выстроить вокруг себя завесу из множества изломанных граней. Не сумев преодолеть защиту, пламя устремилось вверх, скрыв собой зебр.

«Мой шанс»

В землю от копыт некроманта ушла едва заметная ледяная дымка. Она неслышно растеклась по полю боя, оставив внутри каждого павшего крохотную частичку себя.

Неподалеку от места схватки лежала молодая кобылка, обращенная Мастерами в рабство, а затем перешедшая к культистам в качестве трофея. Боевой робот одним мощным ударом сломал ей шею, едва не отделив голову от тела. Глаза земнопони едва заметно засветились белым. Она медленно утвердилась на всех четырех ногах, с хрустом поставила голову на место и подхватила с земли ржавую охотничью винтовку. Мертвец так же неторопливо навела ее на Ориона и нажала на спусковой крючок языком.

В начале единорог даже не заметил огненных всполохов бессильно разбивавшихся о его щит пуль. Он отвлекся от упорно удерживающей завесу отчуждения Зекранты только на четвертом десятке.

Вокруг поднимались мертвецы. Поскольку зебры предпочитали обращать своих врагов в прах (непременно с великими мучениями в процессе), основную их массу составляли легионеры. Подобно воскресшей кобылке, они хватали первое попавшееся под ноги оружие и атаковали предводителя культистов. Некромант надеялась выгадать себе несколько драгоценных минут, навязав своему врагу дополнительные мишени, однако этот ее план провалился еще быстрее предыдущего.

Татуировки Ориона засветились ярче (при этом одно из небольших созвездий внезапно потухло), а припавший было к земле круг звездного огня вспыхнул с двойной силой, стремительно расширяясь. Все попавшие в него моментально исчезали, будь то гули, культисты или легионеры. От них не оставалось даже праха.

— Эштрайхобраззе! — выругалась Зекранта. Звездное отродье даже не замечало ее жалких усилий. Заклинание остановки сердца, вытягивание души, клинки из крови – все разбивалось о защиту единорога. Для главного же оружия у нее банально не хватало сил, они таяли с каждой секундой поддержания защиты. Еще немного, и она падет.

Короткий вдох. Миг – и к легату устремилась белая бабочка. Несмотря на горячку боя, он заметит заклинание, которое обратится в лист бумаги с единственным приказом – отступать.

Они проиграли.

«Смерть – это не конец пути».

Прорычав еще более грязное ругательство, некромант выхватила из седельной сумки кривой ритуальный кинжал и вонзила его себе в грудь.

Вспышка ярчайшего холодного света затмила собой все, смешавшись со звездным огнем. На мгновение две противоположенные стихии слились друг с другом, чтобы войти в резонанс и обратиться в мощнейший взрыв.

***

Со смертью Зекранты окрестности Форпоста накрыл густой туман холодного белого цвета. Порожденный магией смерти, он играючи преодолевал защиту одежды и брони, пробирая до самых костей.

Грей напряженно смотрел вперед, пытаясь разглядеть хоть что-то в плотной завесе, игнорировавшей поднявшийся ветер.

«Проклятье».

Около разведчика бесшумно приземлилась крылатая тень. Любые звуки тонули в молочной пелене, безжалостно поглощенные магическим образованием.

— Она протянулась примерно на километр! Ни Дискорда не видно! – Бэтпони невольно перенимала манеру речи пегаса. — Я едва нашла дорогу назад!

— Встретила кого-нибудь на земле?! — Приходилось напрягать голосовые связки, чтобы быть услышанным.

— Только мертвецов!

Принеся в жертву саму себя, Зекранта выпустила энергию всех скопленных ею душ. Волна белого огня в мгновение ока поглотила большую часть армии культистов, остановившись лишь у барьера Ориона. Результатом столкновения двух противоборствующих стихий стал проклятый туман.

— Есть хоть какие-то идеи, когда он исчезнет?! — Грей повернулся к Лайт в облике Селестии. Присутствие Принцессы, пусть и ненастоящей, здорово успокаивало бойцов.

— Не уверена…

— Крылатик, в сторону! — Еще мгновение назад Арчер спокойно сидел на краю парапета и болтал задними лапами, чтобы через секунду обратиться в стремительную тень, сбившую пегаса с ног.

По туманной завесе струились потоки звездного пламени, с шипением пожирая белое полотно. В стремительно увеличивающемся разрыве сверкнула вспышка, в ворота ударил поток концентрированного звездного огня. Он с легкостью проплавил в них внушительное отверстие, чтобы затем уйти вверх, испепелив нерасторопных защитников. Грей грязно выругался от чувства беспомощности и стрельнувшей в отсутствующем крыле боли. Их сражение только началось, а они уже несли потери.

К проплавленному проему медленно шагал Орион. Единорог выглядел немного потрепанным, на теле погасло несколько рисунков созвездий. За его спиной показалась изрядно прореженная армия Культистов. В сражении с зебринским легионом погибло больше половины собранной армии.

— Чего ты ждешь?! — Злобно зашипел откатившийся в сторону Арчер. — Командуй, или вам кранты!

«Он прав».

Грей бесстрашно вскочил на чудом уцелевший парапет. Получивший ментальную команду Спектр активировал все встроенные в броню лампочки – пегас светился не хуже ели в Ночь Согревающего Очага.

— Занять позиции! — Разведчик очень старался, чтобы его голос не дрожал. — Не пустим врага в свой дом!

Отпрянувшие было защитники начали возвращаться.

На теле Ориона погасло еще одно созвездие. Вперед рванула огромная огненная волна, чтобы испепелить непокорных надоедливых букашек. В последнюю секунду перед укреплениями Форпоста возник двойной барьер. Внешне он казался сплетенным из лучей солнечного и лунного света — возникшие на вершинах воротных башен Принцессы направили рога на ревущую угрозу, а их диадемы сияли ярче звезд.

Вскоре заклинание Ориона потеряло силу. Обуглив нижнюю половину стен, звездное пламя бесследно исчезло. Лайт и Сильвер смогли перевести дыхание.

«Уф-ф-ф, я не выдержу еще одной такой бяки!» — пронеслось в голове белой единорожки.

— ВПЕРЕД, МОИ ВЕРНЫЕ ПОДДАННЫЕ! — Королевский кантерлотский голос лунной Принцессы разнесся по Форпосту. — УНИЧТОЖЬТЕ УГРОЗУ!

Верные Сильвер бэтпони поднялись первыми. В небо взметнулись черные тени, послышались хлопки игольчатых винтовок. Несколько культистов рухнули замертво, остальные открыли ответный огонь.

— Какого Дискорда вы стоите! Стреляйте! — не своим голосом закричал Грей.

Почти одновременно «заговорили» тяжелые пулеметы и реактивные гранатометы бывших Стальных Рейнджеров. Ориона и ближайших к нему солдат накрыло волной взрывов. Щит вокруг Звезды не успевал гаснуть, поглощая все новые и новые попадания.

К взмывшим в небо бэтпони присоединились грифоны. Они сосредоточенно забрасывали врагов осколочными и плазменными гранатами, сея хаос среди рядов противника. Культисты успели сбить ответным огнем нескольких летунов, но за каждого своего убитого гибриды забирали пятерых.

Орион упорно продолжал идти вперед. Когда он пересек незримую черту, на него обратили внимание автоматические турели.

Сфера звездного щита скрылась под вспышками попадания лазерных лучей. Бронебойные и зажигательные пули бессильно разбивались о неразрушимую преграду, каждым своим попадания отнимая у жеребца частичку его сил.

Плотный огонь не давал культистам прийти на помощь своему вожаку, который как заведенный шагал вперед. Сработали мины – тщетно. К турелям и Стальным Рейнджерам присоединились боевые дроиды. Как они могли различать цель среди всех этих взрывов, оставалось загадкой.

Грей заскрипел зубами. Проклятую тварь ничего не брало.

Первыми замолчали гранатометы Стальных Рейнджеров – их запас реактивных гранат подошел к концу. Вслед за ними опустились турели, заряженные на минуту интенсивной стрельбы (при таком количестве орудий возник определенный дефицит патронов). Один за другим защитники опускали свое оружие, на землю летели опустошенные магазины и подсумки. Лишь не ведающие страха и обладающие фантастическими арсеналом дроиды продолжали свой бой.

— Всем атаковать культистов, не дать им прорваться. Лайт, Сильвер, применяем план «Б»!

Подчиняясь приказу, защитники перевели огонь на армию безумных фанатиков. Они вернулись в стихию привычного им боя, где враг умирал от попадания пули.

Орион продолжал идти вперед. Его не интересовали жалкие букашки. Подгнившее яблоко на завтрак могло доставить больше неприятностей, чем взрывы осколочных мин под ногами.

Когда единорог пересек линию ворот, он увидел «план “Б”» – левитирующий над перекопанной землей экспериментальный танк эквестрийской армии «Лунар Призм». По сторонам от него две Принцессы угрожающе склонили головы.

Они ударили одновременно.

Лунар Призм использовал мощнейшее из уцелевших энергомагических орудий. Внушительный заряд плазмы окутал защитную сферу звезды, зеленое пламя смешалось с алым. Селестия атаковала сконцентрированным солнечным лучом, Луна предпочла свой вариант всепожирающего тумана. Их заклинания переплелись друг с другом, смешавшись с плазменным облаком.

Защита Ориона дрогнула, впервые в своей жизни он ощутил боль. Из небольшой ранки на его груди потекла струйка серебристой крови. Но он успел ударить в ответ.

Столб пламени подбросил Лунар Призм высоко в воздух. Броня выдержала удар, левитирующее устройство позволило ИИ замедлить падение, но из-за быстрого вращения он приземлился набок, зарывшись в размокшую от дождя грязь.

Сильвер успела отразить удар, но ее силы иссякли. Свечение диадемы угасло, иллюзия лунной принцессы растаяла в дымке, открыв перепачканную в грязи единорожку.

Лайт пришлось хуже – ударная волна оглушила кобылку, отбросив в сторону. Белое тельце пропахало глубокую борозду, остановившись неподалеку от Ориона. Диадема улетела куда-то в сторону, оставив волшебницу полностью беззащитной.

Глаза Ориона засветились. Он готовился вызвать тысячи огненных птиц. Каждая найдет смертную душу и сожжет ее дотла.

«Но вначале...»

Взгляд Звезды упал на бессознательную единорожку. Около нее уже приземлились пегас в силовой броне и массивный грифон. Орион решил не отказывать себе в удовольствии лично раздавить посмевшую ранить его букашку. Он уже представлял хруст ее черепа под массивным копытом.

Серый пегас встал на задние ноги. Из его передних копыт выстрелили сдвоенные энергомагические лучи, бессильно растекшись по восстановившейся защитной сфере единорога.

— Прочь! — В грудь разведчика ударил незримый молот, заставив его сложиться пополам и отлететь в сторону изломанной куклой.

Орион сделал шаг вперед и растерянно замер. Между ним и поверженными пони встал грифон. Его глаза светились розовым, а лицо исказила гримаса безумия и превосходства. Звезда почувствовал угрозу.

— Спасибо, ты досыта накормил меня всей этой неразберихой. — Арчер отвесил издевательский поклон. — Уже несколько веков не чувствовал себя настолько хорошо.

— Кто ты такой?! — Этот тип определенно не был грифоном. Орион пытался пробиться сквозь мастерскую иллюзию, но не видел ничего, кроме бурлящего хаоса.

— О, можешь называть меня великим кукловодом. Я… Ай. — Грифон картинно махнул когтистой лапой. — Мне еще перед крылатиком объясняться, когда он придет в сознание, не хочу повторять дважды. Прощай.

И он щелкнул пальцами.

Ориона окружило концентрированное облако розового тумана. Отчаянные бродяги и слушатели центрального канала вещания DJ Pon3 могли опознать в нем поразившее Кантерлот мегазаклинание.

Он моментально накрыл Звезду, гася любые его попытки прорваться. На коже единорога раз за разом вспыхивали и сгорали татуировки созвездий, но заклинания вязли в безграничном море розового тумана.

Окажись Орион на пике своих сил, он вполне смог бы одолеть своего врага, но его слишком сильно потрепали зебры и защитники Форпоста – половина татуировок успела погаснуть до решающего сражения. Он мог сбежать, но это означало несмываемый позор – быть побежденным отбросом нижнего мира.

Миллиметр за миллиметром розовый туман прогрызал защиту Звезды. Когда на его теле осталось всего две татуировки, Орион принял решение. Единорог обратился в свою истинную форму, переметнувшись в ревущий шар звездного огня. Здесь, внизу, он мог существовать в таком облике не более минуты, но этого хватит, чтобы свести счет к ничьей.

Преодолев завесу розового тумана, он устремился к хохочущему грифону. В своей ярости Орион слишком поздно заметил открывшийся перед ним портал. Он переместился в другой мир. Силы Звезды угасали с каждым мгновением, и вскоре он взорвался, не причинив никакого вреда царству хаоса и безумия.

Пропустивший все веселье Грей медленно поднялся. Он здорово приложился затылком о какой-то валун, ребра чудовищно болели, а в небе сверкали странные розовые молнии. На землю упали первые капли дождя из шоколадного молока.

— Какого Дискорда… — начал было пегас, но грифон со светящимися розовым глазами с усмешкой приложил когтистый палец к его губам.

— Крылатик, ты не мог бы перестать поминать мое прежнее имя? Видят Принцессы, оно у меня в печенках сидит.

***

На краю уцелевшей башни Форпоста расположились два силуэта, принадлежавшие пегасу и грифону. Молочный туман медленно отступал, открывая грандиозную картину смерти и разрушений. С исчезновением Ориона культисты превратились в пустые оболочки, словно лишенные завода куклы. Немногочисленные уцелевшие зебры игнорировали бывших врагов, собирая тела своих павших. В отдельную кучу складывались зазубренные клинки, полосатые винтовки и цветастые доспехи – на счету у лишенного снабжения Легиона был каждый ствол.

— Значит… великий кукловод? — Пегас иронично посмотрел на своего собеседника. Почему-то он совершенно не боялся сущности, с такой легкостью уничтожившей Звезду.

— Просто этот титул отлично подошёл к моменту. — Грифон пожал плечами. — Зови меня Арчер.

— Есть и другие? — Разведчик приподнял бровь.

— Ха! Да сколько угодно: дух хаоса, повелитель Эквестрии, властелин безумцев, владелец бездны, покровитель лицедеев, бог…

— Складывается ощущение, будто они все придуманы тобой.

— Так и есть! — Грифон ухмыльнулся. — Чего только не приходит в голову во время сотен лет заточения в камне.

— Сотен лет заточения? — удивился Грей.

— Это уже ставшее неактуальным далекое прошлое. Гораздо больше меня интересует будущее. — Щелчок пальцев – в лапе Арчера появилась покрытая инеем бутылка спаркл-колы. Довольный произведенным эффектом, он протянул ее Грею. — Освежись.

— Есть смысл спрашивать, откуда ты ее взял? — Разведчик с благодарностью принял бутылку и сделал долгий глоток.

— В Кантерлоте сохранилось много интересного. Розовый туман для меня больше не опасен, поэтому практически все склады Министерств в моем распоряжении, нужно только вовремя отгонять любопытных гулей. Хи-хи-хи.

— Так значит, ты и есть тот самый Дискорд? — без обиняков спросил разведчик.

— Я же просил называть меня Арчером! — Грифон состроил обиженную гримасу. — Ты не представляешь, как надоедает, когда тебя постоянно поминают во всех уголках Пустоши.

— Удивительно… о тебе не известно ничего, кроме противоречивых слухов.

— У меня нет настроения рассказывать автобиографию. — Арчер сотворил бутылку с чем-то значительно крепче колы и осушил ее одним махом. — Был в Кантерлоте во время его гибели. Мегазаклинания освободили меня и… изменили. Бла-бла-бла, не хочу об этом вспоминать, сменим тему.

Он не просил. Открыв свою настоящую суть, Арчер вышел из подчинения Грея и покинул Крыло, освободив от клятвы самого себя. Проводив взглядом прошедшую неподалеку зебру, пегас внезапно вспомнил свой давний разговор с некромантом.

— Погоди, так это ты меня проклял?!

— Наконец-то до тебя дошло! — Грифон радостно расхохотался. — Иногда ты слишком долго врубаешься в очевидные вещи.

— Но зачем?! — Грей вскочил на ноги, не обращая внимания на мгновенно вспыхнувшую боль и тревожные сообщения Спектра.

— Ты был частью моего Великолепного Плана. — Грифон насмешливо посмотрел на пегаса.

— Какого еще плана?

— Великолепного! — Он важно поднял вверх когтистый палец. — Это я развязал новую Великую Войну!

— Да ладно, тебе это не по силам!

— Крылатик, ты меня разочаровываешь. Кто, по-твоему, подбросил юной зебре старую книгу духов? Указал единорожке-идеалистке на уникальный звуковой бластер и привел ее к верным товарищам? Помог глупому бизону выжить после погружения в Порчу и получить дополнительные силы? Присылал все эти письма, шары памяти и ром алкоголичке, возомнившей себя Голосом Пустоши, чтобы направлять события в нужное русло? Рассказал пегасу-дашиту о заброшенном заводе и показал, как управлять цехами. — Арчер не на шутку распалился. — Кто подсказал грифонам Четырнадцатого Стойла, как ломать психику других и делать их верными рабами? А нашептывание Старейшине Стальных Рейнджеров во снах о великом успехе с импульсной пукалкой? В конце концов, кто вел тебя с помощью крышек с розовыми бабочками все это время и подбрасывал тебе деньги? Думаешь, это Селестия и Луна спустились с небес, чтобы накрыть вас всех своими крыльями? Держи карман шире! Множество обликов, личностей и десятки просранных лет! Параллельно приходилось мотаться как белке в колесе и следить за исполнением всех данных на моей территории клятв!

Повисла гробовая тишина. Грей стоял с открытым ртом, пытаясь переварить услышанное. Арчер сотворил очередную бутылку с «Веселым Роджером» и осушил ее еще быстрее первой.

— Закрой рот, блотспрайт залетит, — усмехнулся грифон.

— Я все еще не понимаю, зачем тебе это все понадобилось. — Пегас обессиленно рухнул на прежнее место.

— О, это был мой эксперимент по возрождению Эквестрии. — Арчер принял горделивую позу. — Я искал нестандартные личности и помогал им найти себя. Привел все местные фракции к процветанию, чтобы затем стравить их друг с другом. Победители должны были унаследовать новую Эквестрию.

— Но какой в этом смысл?! — воскликнул Грей. — Возрождение невозможно через новую войну!

— Ученые зануды называли это естественным отбором! Побеждает всегда сильнейший! Жаль, вмешался этот звездный хрен и испортил мне все уравнение.

— Да ладно! — саркастично ответил пегас. — Оно и без него нежизнеспособно.

— Крылатик, я все просчитал! Тандерлейн и зебры совместно выносят Мастеров и подчиняют себе Даймонд Шафт, вы в свою очередь с помощью роботов из Стойл и мощи Солар Армс забираете себе бывшие земли левандерцев. Затем бум-бах, финальная битва, и победитель получает все! — Грифон злобно ощерился. — К сожалению, я не знал, что по нашей земле ходит столько звездных отбросов, думал, в Плейнхуве погиб последний, они хорошо скрываются. Зебры ожидаемо переключились на них, и вот результат – Мастера выстоят, Тандерлейн будет отброшен в свои земли. Вас же теперь слишком мало, чтобы дать им обоим бой. Это ничья.

— И что теперь? — саркастично поинтересовался разведчик.

— Абсолютно ничего. Я устал, все же быть великим кукловодом слишком обременительно. Плюс – у меня кончились марионетки. — Арчер протяжно зевнул и сонно похлопал глазами. — Теперь здесь станет слишком скучно, наведаюсь в другую часть Пустоши или впаду в спячку лет на пятьдесят, как раз подрастут новые поколения. Остается только уладить пару дел.

— Это же безумие!

— Крылатик, ты разговариваешь с духом хаоса! Я безумен по определению! — Грифон довольно расхохотался, распушив перья.

— Звучит как полный бред. — Пегас недоверчиво посмотрел на своего собеседника. — Ты путешествовал со всеми, кого… направлял?

— Не-а, только с тобой. — Ухмыляющийся Арчер нажал на нос удивленного жеребца. Откуда-то послышался громкий «бип». — Ты у нас выиграл в лотерею мое особое покровительство.

— Каким образом? — Пегас недоверчиво нахмурился.

— Я знакомился с каждой марионеткой, давал им шанс спасти абсолютно бесполезную и аморальную единицу. Поздравляю! Ты единственный, кто решил вытащить меня из той клетки в Плейнхуве или какой-то похожей ситуации.

Из воздуха на голову пегаса посыпались конфетти под звуки фанфар.

— Но… как…

— Не, крылатик, хватит. — Арчер жестом остановил Грея. — Этот разговор можно продолжать бесконечно, а времени у нас немного. Молчи и слушай.

Щелчок пальцами – и на обсыпанного конфетти жеребца упала толстая книга в кожаной обложке.

— Здесь коды управления Солар Армс, прямиком из филиала Министерства Военных Технологий в Кантерлоте, твоей рыжей подружке не придется годами обходить защиту. В ней же инструкция по эксплуатации основных сборочных линий и указания на необходимые месторождения. Механизмы на заводе вполне нормальные, проработают лет сто.

— Это очень щедро с твоей стороны… — Грей потирал место на голове, куда приземлилась книга.

— Да брось, я ведь должен довести дело до конца. — Арчер вновь щелкнул пальцами, пегас вовремя увернулся от целой кипы перевязанных бечевкой книг. — Не поверишь, сколько хлама хранится в кантерлотской библиотеке. Это учебники для ваших будущих рабочих.

Теперь вместо щелчка пальцами Арчер взмахнул лапой; перед пегасом раскрылась огромная карта, испещренная сотнями схематичных значков и обозначений.

— Пока Мастера и Тандерлейн зализывают раны, вы вполне можете захватить поселения Мусорщиков и остатки территорий ЛТС. Когда все устаканится, с помощью подземных садов Стойл и производства Солар Армс наладите торговлю с другими землями и фракциями. Политику, отношение к работорговле и прочую моральную муть оставляю на тебя.

— Ты с ума сошел! Как мы захватим столько городов?!

— Легко! В этом вам поможет ZB-3, махина мощная, но боезапас у нее ограничен, так что лучше применяйте для устрашения. Коды управления в первой книге. На карте указаны тайники с различным оружием, включая тайное хранилище Министерства Военных Технологий с пятьюдесятью комплектами брони Стальных Рейнджеров. Плюс я оставлю послания Фервент и Гильде, они тебя поддержат в обмен на место под солнцем и пару тайников. — Арчер ехидно усмехнулся. — Еще вы можете показать горожанам своих Принцесс, так и сражаться не придется. Все же поклонение монархам у пони в крови.

— Звучит поразительно разумно для духа хаоса.

— Я предаюсь безумию исключительно по понедельниками, а сегодня среда! — Грифон показал язык и несколько раз щелкнул пальцами. — Ну и напоследок подарок лично для тебя, чтобы не терзаться выбором между потерянным крылом и мужскими причиндалами.

Грея мгновенно окутала не поддающаяся описанию хаотичная энергия, по поверхности которой проходили тысячи крохотных багровых разрядов. Через несколько секунд оно исчезло, открыв ошеломленного пегаса с красивым металлическим крылом на месте культи.

— Тоже прототип из подвалов Министерства Крутости. — Арчер явно наслаждался изумлением разведчика. — Как выяснилось во время войны, подстреленные пегасы очень плохо переносили невозможность подняться в воздух, вот и начали придумывать себе протезы. Настоящего не заменит, но летать сможешь.

— Э-э-э... — глубокомысленно протянул Грей. — Спасибо...

— Потом осознаешь, — усмехнулся грифон, через мгновение впав в задумчивость. — Так, карту тебе отдал, учебники, коды доступа, запасное крыло. Как с ними поступить, решай сам. Вроде все. Давай прощаться!

— Как прощаться? Подожди! Ты не можешь уйти! — Грей снова подскочил и сделал шаг к Арчеру. — У меня тысячи вопросов! Как ты выжил после удара бомб? Кто такие Звезды и нахера мы им сдались? На что была похожа довоенная Эквестрия?! В чем...

— Не, крылатик, погоди, мы так не договаривались. Имей совесть! — Грифон укоризненно покачал головой. — Я вам сильно помог, прямо-таки неоценимо! Поверь, некоторым вопросам лучше остаться без ответов. К тому же мне стало слишком скучно, пора искать новые сюжеты!

Арчер подошел к Грею и крепко прижал к себе. Растерянный разведчик обнял наемника в ответ, они простояли так какое-то время.

— Вот и все. Моей истории конец, как и этому персонажу. — Неожиданно грустно произнес грифон. — Даже немного жаль, я успел к вам привязаться.

— Так не уходи!

— В любой истории главное вовремя поставить точку! — Арчер принял важную позу. — Если я останусь с вами, то привяжусь еще сильнее. Я ж бессмертный, когда вы умрете от старости, буду рыдать, горевать и в конце концов сойду с ума. Оно мне надо? Вот уж дудки!

Грифон протяжно рассмеялся. Эмоции на его лице менялись со скоростью света.

— И последнее, крылатик. — Арчер заговорщицки наклонился к Грею. — Прежде чем я уйду, у меня будет пожелание.

— Да?

— Я хочу себе статую. Вон там! — Он ткнул лапой в сторону остатков зебринского легиона, вновь безумно расхохотался и исчез в облаке розового тумана. Это был последний раз, когда кто-либо видел грифона-наемника по имени Арчер.