Автор рисунка: MurDareik
Глава 8 — Стойло Глава 10 — Откровения

Глава 9 — Роза

Первые преграды загадочного Стойла Сто Семьдесят Четыре остались позади, и у пони появилась возможность перевести дыхание и как следует осмотреться. Не станет ли это решение ошибкой?

— Итак, — произнесла Уайт после минутного молчания. — Судя по всему, это камера анабиоза, причем не пустая. Кто в ней?

— Это Лилия Сандерс. Именно ее воспоминания привели нас сюда. — Бывшая Смотрительница все еще не могла поверить своим глазам. — Прошло больше сотни лет, как она могла уцелеть?

— Великолепно, все же у этого Стойла есть житель. Вот только состояние у него немного недееспособное, — пробормотал пегас, подключив штекер хвоста к терминалу на капсуле. — Вот Дискорд, еще один шифр! Такой же сложности, только универсальный пароль не подходит. — Жеребец хлопнул себя копытом по шлему. Простояв так несколько минут, он повернулся к кобылкам.

— Голова болит все сильнее, да и наше исследование явно затянулось. Предлагаю немного отдохнуть. Возражения не принимаются. — Грей не дал кобылкам даже раскрыть рот.

Отключившись от терминала, разведчик быстро повернулся спиной к действующей Смотрительнице и вышел из помещения. В последние минуты ему казалось, будто на его ноги нацепили свинцовые грузы, голова соображала с превеликим трудом, а показания датчиков расплывались перед глазами. Ненадолго задержавшись у терминала Смотрительницы, Грей быстро отдал команду через интерфейс костюма. Где-то далеко, за пределами слышимости пони, огромная бронедверь Стойла Сто Семьдесят Четыре медленно встала на место и перекрыла выход, обеспечив им относительную безопасность. Удовлетворенно кивнув самому себе, Грей направился к жилому отсеку, где его ждала уютная чистая постель. Но дойти ему было не суждено.

***

Лайт проводила пегаса задумчивым взглядом, мысленно с ним согласившись. Сон казался здравой идеей, но ей хотелось сделать еще одну вещь.

— Да, после такого нам и вправду не помешает небольшой отдых. — Единорожка неловко поскребла копытом пол. — Но я хочу еще немного осмотреться. Просто интересно, чем это Стойло отличается от моего бывшего.

Естественно, к моменту завершения монолога Грей уже благополучно покинул помещение. Уайт молча кивнула волшебнице и последовала за ним.

— Ну и ладно, зато я смогу все посмотреть в спокойной обстановке, — немного обиженно проговорила Лайт, возвращаясь к терминалу.

В разблокированном состоянии он оказался в полном распоряжении непоседливой волшебницы.

— Сколько воспоминаний...

Кобылка перетащила к себе кресло Смотрительницы и забралась в него, уютненько устроившись на мягком сидении – точно так же, как делала это в своей прошлой жизни. Ей предстояла долгая работа с базами данных.

Лайт принялась переключать вкладки и смотреть отчеты автоматических систем. При общей схожести устройства и даже размеров это Стойло все же было несколько более компактным в плане обитаемых и доступных пони помещений. Зато под автоматические линии и ангары роботов было отведено едва ли не вдвое большее пространство, не говоря уже о складах продовольствия. На глаза попалось уведомление о списании и замене стражей в «комнате праздника дураков».

Лайт поежилась, быстро переключившись дальше и пролистывая пустые сводки технической информации о состоянии анабиозной капсулы. Они были не столь стабильны – при быстром пролистывании глаз зацепился за краткие уведомления о выключении, отсутствии работы и новом включении капсулы. При детальном просмотре обнаружились изменения, возникающие в эти моменты в сводках общей информации.

— То есть Лилия периодически покидает свое лежбище и управляет Стойлом. Это забавно… — Единорожка положила голову на передние копыта. — Нужно будет потом сказать об этом Грею и Уайт. Кстати, как они там?

Чуть подумав, волшебница перешла на систему слежения. Пони Стойла знали о камерах в общественных местах, коридорах и рабочих помещениях. Но они даже не догадывались, что за ними следят практически везде, даже в ванных. Скрытые объективы окутывали Стойло одной большой сетью, практически не оставляя безопасных уголков. При должном старании Смотрительница могла следить за каким-то пони все двадцать четыре часа в сутки, но на всех ее внимания, само собой, не хватало никогда. В этом плане Стойло Сто Семьдесят Четыре ничем не отличалось от бывшего дома Лайт. И сейчас кобылка решила этим воспользоваться.

После краткой команды на экране терминала всплыл огромный список названий камер в виде «сектор плюс порядковый номер по помещению или сетке».

Конечно, Лайт не знала, в какие именно комнаты пошли ее странные спутники, но их можно было найти обыкновенным перебором. Устроившись поудобнее и обвив копыта хвостом, любопытная пони принялась за свое темное дело.

Уайт нашлась первой. Перед этим единорожке пришлось посмотреть на пустые комнаты примерно полудюжины жилых отсеков.

Лайт улыбнулась и запомнила номер помещения, уже было собравшись переключать дальше. Внезапно до волшебницы дошло, за каким именно занятием она застала Стального Рейнджера... Целая куча фрагментов брони в углу отсека оказалась весьма красноречива – Уайт разоблачалась!

Лайт не смогла удержаться от того, чтобы посмотреть на эту «железную» пони без скорлупы.

Рог любопытной пони погас, оставив переключатель в покое, а сама она привстала на кресле, нетерпеливо перебирая копытами и всматриваясь в экран, в центре которого постепенно разоблачалась белая кобылка. Рыцарь предстала перед волшебницей в своем настоящем виде, не скрытом прочной броней.

Она оказалась изящной красивой единорожкой, чем-то похожей на саму Лайт. В основном сходство заключалось в форме мордочки, рога и глаз, а также комплекции и длины шерсти, но грива с хвостом отличались своей абсолютной белизной. На их фоне алые глаза и кьютимарка в виде прицела смотрелись довольно жутковато. Эти красные пятна будто напоминали, что волшебница подглядывает не за своей сестрой, а за совсем другой пони.

— Странно, но в ее мрачной броне все это совершенно не бросается в глаза. — Лайт хихикнула и взмахнула копытцем. — А теперь я вижу ее шкурку. Честно говоря, она довольно милая.

Правда, помятая. Хвост и грива пребывали в беспорядке и несли четкие следы долгого времени пребывания в костюме Стального Рейнджера.

— Наверняка она хочет привести себя в порядок после столь долгого времени во всей этой тяжести!

Лайт улыбнулась и жадно посмотрела на кобылку, которая с явным удовольствием разминалась и выгибалась в разные стороны. Внезапно Уайт взглянула на настенное зеркало, за которым и находилась скрытая камера. По движению губ было похоже, будто единорожка что-то напевает.

А затем кобылка-альбинос оправдала ожидания волшебницы и направилась к двери ванной.

Рыцарь скрылась из виду камеры в комнате, и Лайт быстренько переключилась на установленную в ванной. Картинка выглядела немного хуже прежней, ведь подглядывающее устройство следовало спрятать в довольно таки пустом помещении, где любой посторонний предмет тут же бросался в глаза. Но Лайт хватило и этого.

Уайт посмотрела в большое зеркало и попыталась привести в порядок слежавшуюся под шлемом гриву. Естественно, у неё ничего не вышло, отчего волшебница ехидно фыркнула и прикоснулась к собственным волосам.

— Поэтому я и не ношу ничего серьезнее диадемы! — важно произнесла единорожка, поворачиваясь в кресле.

Когда кобылка вновь сфокусировалась на экране, Уайт уже оставила свои попытки привести гриву в порядок обычными средствами и включила воду. Лайт даже испытала некую зависть, ведь ей самой пришлось мыться второпях. Единорожке следовало переключиться на другую камеру, чтобы поискать Грея, но волшебница не торопилась.

Она внимательно смотрела на то, как белоснежная единорожка медленно забирается под воду. Кобылка на экране явно вздохнула и зажмурилась, подставляя мордочку ласковым струям. Затем Уайт медленно легла на живот, позволив воде разбиваться о шкурку и массировать усталые мышцы. Точно так же мылась и сама волшебница, но рыцарь не стала долго лежать на одном месте, наслаждаясь чистой водой.

Уайт плавно перевернулась на спинку, развернувшись точно к зеркалу и подставив воде мягкий живот. Взгляд Лайт непроизвольно скользнул вниз по телу белой...

— Она там розовая... — Волшебница стремительно покраснела. — Такая красивая...

Через мгновение широко распахнутые глаза Лайт выхватили новое движение – передняя нога моющейся пони уже опускалась к основанию живота, пробираясь меж двух изящных задних ног...

Встрепенувшись и сдавленно выдохнув, единорожка поспешно переключилась на пустую комнату с погашенным светом. На потемневшем экране терминала Лайт видела свою смущенную мордочку с ярко горящими щеками.

— Какая я... плохая пони... — Волшебница сделала глубокий вдох, пытаясь унять сердцебиение. — Очень плохая. Но… это было интересно.

Кобылке потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться и вернуться к своему делу. Теперь она уже немного ерзала на кресле, с каким-то предвкушением вглядываясь в экран. Единорожка хотела поискать пегаса, но как-то сама собой нажалась кнопка возврата. На экране вновь появилась белая единорожка, выгибающаяся под струями воды. Лайт издала приглушенный вздох и невольно провела копытом меж своих задних ног.

***

Цокот металлических копыт о металлический же пол эхом разносился по пустующему Стойлу. Интерфейс костюма проецировал на экран переливающуюся стрелку, меняющую свое направление вслед за шагами пегаса. То и дело раздавался тихий равнодушный голос.

— Тридцать метров прямо, после чего поверните налево.

Функция голосового навигатора была скорее излишеством, чем настоящей необходимостью, зато Грей мог спокойно дойти до места назначения, не заплутав в многочисленных коридорах. А еще, что было очень важно, она позволяла идти с закрытыми глазами.

Весьма кстати пришлась скачанная со «взломанного» терминала Смотрительницы карта Стойла. За прошедшие часы поисков, исследований и сражений на пегаса навалилась безмерная усталость. Хотелось просто завалиться на одну из нераспечатанных кроватей и забыться мертвым сном. Но до вожделенного отдыха следовало сделать последнее (как он очень надеялся) дело. Цель разведчика находилась едва ли не на расстоянии вытянутого копыта.

— Десять шагов прямо. Поворот направо. Пятнадцать шагов прямо. Поворот налево. Тридцать пять шагов прямо.

«Интересно, а каким образом тяжелораненый пони должен добраться до медпункта, если его запрятали в таком крупе?»

— Семь шагов прямо. Цель достигнута.

С неохотой открыв глаза, Грей уставился на изящную розовую бабочку, украшавшую огромную металлическую дверь. Стукнув копытом по боковой панели, жеребец проследил взглядом за отъезжающей створкой. Ярко вспыхнули потолочные лампы, заливая все вокруг мертвенно-белым светом и не оставляя даже мельчайших теней. Бросив взгляд на застывших около операционных столов роботов, разведчик невольно вздрогнул. Десятки механических конечностей с крюками, пилами и разнообразными манипуляторами внушали настоящий ужас.

«Судя по внешнему виду, они отлично подойдут для пыток несогласных с правящим режимом пони».

Обойдя застывших дроидов по широкой дуге, Грей подошел к внушительному желтому шкафу. Необычный цвет делал его довольно милым. Распахнув металлические дверцы, пегас удовлетворенно хмыкнул, обозрев длинные ряды ампул, бинтов и пузырьков. Интерфейс тут же подсветил зеленым пробирки, подходящие для медблока его костюма. Сгрузив в сумки нужные лекарства, жеребец сладко зевнул и направился к выходу. Загрузкой костюма медикаментами и перестройкой хвоста под усиленное жало он займется позже. После длительного, сладкого, ничем не прерываемого сна в удобной постели.

— Проложить маршрут до ближайшего спального отсека.

— Выполняю. Поворот направо. Двадцать четыре шага прямо. Поворот налево.

Вновь закрыв глаза, Грей послушно последовал за указаниями бесплотного голоса, тем самым совершив чудовищную ошибку. О ней ему сообщил звук активированных лазерных винтовок.

— Пожалуйста, замри. — До боли знакомый голос алогривой пегаски.

Разведчик вздрогнул и застыл на месте. Она не могла быть здесь, под толщей земли, в Принцессами забытом Стойле!

— Повернись, медленно. И сними шлем. — Кобылка заметно нервничала, но старалась держаться уверенно и твердо.

Грей безропотно выполнил приказ и развернулся на месте. Пони, стоявшая перед жеребцом, носила схожую броню и энергомагическое оружие. Вот только ее стандартная экипировка не обладала способностью поглощать плазменные заряды, а жало исполняло совсем другую функцию. Грей не понаслышке знал, что под декоративным клинком скрыты разнообразные разъемы для подключения ко всевозможным видам терминалов и роботов. Стандартная экипировка хакера разведывательного крыла.

— Роза… — Грей поднял копыто, выказывая свое миролюбие.

— Сними шлем, — твердо повторила пегаса. — Я хочу быть уверена в своей безопасности.

«Для этого мне нужно лишить тебя связи с костюмом и винтовками», – мысленно закончил жеребец.

Грей так же безропотно подчинился новому приказу. Пегас нажал на неприметное место в броне и отсоединил шлем, вдохнув холодный воздух с легким запахом озона. В покрасневшие от лопнувших сосудов глаза ударил яркий свет. За спиной у пегаски стояли боевые роботы, выглядевшие точной копией встреченных ими ранее.

— Вот, значит, как. — Грей невесело улыбнулся. — Ты в своем репертуаре.

— Мне нужно было подстраховаться. — Смущение пегаски можно было разглядеть невооруженным взглядом. — Вдруг ты занервничаешь и выстрелишь прежде, чем мы сможем поговорить.

— Ладно, поздравляю, ты меня подловила. — Разведчик уселся крупом на пол и сладко зевнул. После разговора с Тистлом нервничать не было никакого смысла. — Что будешь делать дальше? Пристрелишь?

— Я хочу узнать, почему ты ушел. Бросил меня после всего случившегося! — В голосе Розы слышались нотки плохо скрываемой обиды. — Это из-за нашей встречи?

— Не только. — Грей медленно покачал головой, не спуская взгляда с двух наставивших на него пулеметы AJ-17.

«Если резко прыгнуть в сторону и успеть метнуть импульсную гранату, обездвижу всех троих».

— На самом деле я давно планировал побег, со времен, когда сам подчинялся чужим приказам. Вы все еще неопытные жеребята и не понимаете, где живете. А я уже успел насмотреться грязи на небесах и сравнить с Эквестрийской Пустошью. Можешь не верить, но здесь чище. — Пегас запнулся и немного покраснел. — А относительно нашего пикника…. После него я понял, что если не сбегу прямо сейчас, то останусь там навсегда. С тобой...

Минутная тишина, прерываемая лишь легким треском спарк-батарей одного из боевых роботов.

— Но почему ты ничего не сказал? — В голосе пегаски сквозила обида пополам с надеждой. — Я бы помогла.

— Не хотел подставлять. Не думал, что в погоню пошлют именно вас. — Грей тяжело вздохнул и неопределенно повел крыльями. — Я вообще не ждал преследования. Дашитом больше, дашитом меньше, кому какая разница.

— Если бы. — Роза невесело усмехнулась и опустила оружие. — Устроенный тобой переполох совпал с внезапной проверкой. Полетели головы. В срочном порядке мобилизовали все разведывательные крылья. Прочесывать руины предложил Саммер. Честно говоря, мы и не рассчитывали наткнуться на тебя, скорее просто изображали деятельность. Кто же знал, что нам так не повезет...

Внезапно пегаска опустила голову и громко всхлипнула.

— Ты убил их! — Кобылка обвиняюще ткнула в него копытом.

— Я защищался! — Возмущению Грея не было предела. Сначала Лайт незаслуженно обвиняет его в нападении роботов, после чего появляется Роза и его опять обвиняют! — Мне нужно было смотреть, как Саммер убивает меня ради звания лейтенанта?!

— Да, но ведь… — Кобылка подняла цифровые очки и вытерла слезы согнутой ногой. — Мы через столько прошли вместе, и ты так внезапно исчез... — Пегаска всхлипнула громче прежнего и деактивировала винтовки. Разведчик заворожено следил за затухающими огоньками. Следом за пегаской оружие опустили и боевые роботы. — Грей, пожалуйста, не оставляй меня. Позволь пойти с тобой!

— Ты уверена? Ведь у тебя наверху осталась семья. — В груди пегаса разгоралась надежда, которая грозила перерасти в настоящее счастье.

— Они прекрасно проживут без меня, как и я без них. — Роза старалась казаться сильной, но бывший командир видел правду. Пегаска пережила несколько не самых приятных дней в ее жизни, прошла сквозь огонь и воду, чтобы только найти его. Бросила все, чтобы остаться вместе. Грей подошел к Розе и крепко обнял дрожащую кобылку.

— Сейчас я собираюсь поискать ближайшую кровать. Составишь мне компанию?

***

Яркий свет озарял огромную площадь, раскинувшуюся среди многочисленных строений летной академии Анклава. Глаза юной пегаски слезились от солнца, вызывая отчетливое желание включить в шлеме режим затемнения. К сожалению, это запрещалось правилами, а Роза не желала споткнуться, оказавшись на финишной прямой.

У начала облачной площади стояла не менее внушительная трибуна с выступом для оратора и небольшими сидячими облаками для двух десятков пегасов. Взгляд Розы неотрывно блуждал по расположившимся там пони. Ректор Академии и командиры нуждающихся в новых бойцах отрядов.

«Спокойно-спокойно, я шла к этому несколько лет, осталось недолго».

Перед стоявшим за трибуной старым жеребцом (редкостным садистом) выстроились ровные шеренги облаченных в черную броню пегасов. Вскоре каждому участнику идеальной с геометрической точки зрения фигуры предстояло пополнить собой ряды разведчиков, пограничников и войск особого назначения. Они станут полноправными членами Анклава, его главной опорой. Но это в недалеком будущем, а сейчас они все не более чем желторотые курсанты. Роза тихо фыркнула под нос.

«По крайней мере, они нас такими считают, но после всей этой муштры мы вполне можем сойти и за ветеранов!»

— Приветствую вас, выпускники! — Ректор постучал по микрофону, тем самым вызвав прокатившийся по площади пронзительный звук. Курсанты дружно поморщились от боли в ушах.

Голос оратора разносился по всей академии, достигая самых дальних ее уголков. Строй пегасов ответил синхронным вскидыванием крыльев. Роза мысленно закатила глаза.

«Ведь специально же сделал, круп!»

— Сегодня вы собрались здесь, чтобы получить назначения в свои первые отряды! Лучшие выпускники по своей специальности получают особую привилегию – они сами выбирают, куда им идти!

«Да будь твоя воля, ты бы разрешил это лишь своим круполизам и детям поганых дружков, а нормальных пони отправил бы на границу в роли крыловых».

— Кадеты, которых я сейчас вызову, должны подлететь к трибуне и сообщить имя командира и название отряда, в котором они намерены нести службу.

Строй курсантов ответил гробовым молчанием. Негласным уставом академии запрещалось перебивать ректора во время выступлений. Тем более за этим следовала вполне осязаемая кара. Такая, что у тех, кому не посчастливилось хотя бы просто перекинуться парой слов шепотом, месяцами бы болели иссеченные плетями спины, а по остаточным ощущениям и еще больше. Собственный бок согласно заныл. Роза постаралась отвлечься от своих мыслей и сосредоточилась на именах – нельзя проворонить момент!

— Снайпер. Вингитвич.

Строй покинул субтильный жеребец, совсем недавно бывший подростком. Отличный стрелок, способный попасть в цель во время сильного ветра на расстоянии двухсот метров. Подлетев к трибуне, пегас выкрикнул неожиданно звонким голосом:

— Джет Бриз, отряд «Голубая луна»!

По ровным рядам курсантов пробежала волна смеха. Не миновала она и самих командиров. Даже ректор позволил себе улыбку. О вольных нравах кобыл, царивших в этом пограничном отряде, знали все. Роза же совсем не была удивлена: несмотря на свои великолепные боевые навыки, Вингитвич оставался подростком, у которого на уме лишь озабоченность чужими крупами.

«Надеюсь, они смогут успокоить этого малолетнего извращенца, а то уже помыться спокойно нельзя».

Подождав, пока стихнут последние смешки, ректор продолжил:

— Хвостопашный и крыльевой бой. Мунлансер.

Вторым лучшим выпускником оказался совершенно обыкновенный на вид пегас. По крайней мере, так казалось на первый взгляд. Потом любопытный пони начинал замечать два крыльевых клинка странной формы, необычное зазубренное хвостовое жало и некую плавность в движениях. Идеальная машина смерти. Окинув взглядом лидеров отрядов, он безошибочно указал копытом на своего будущего командира.

— Клаудскейт. — Ровный голос без какого-либо намека на волнение. — «Ночные тени».

На этот раз не прозвучало никаких смешков. За этим отрядом спецназа тянулся кровавый шлейф из обезглавленных мятежников и уничтоженных политиков.

«Единственный адекватный жеребец идет к самым жестоким убийцам Анклава. Ну и ладно, мое сердце он не разобьет».

— Специалист по взлому электронных систем. Розали Винтер. — Ректор совсем не обратил внимания на зловещую тишину. Единственным его желанием было поскорее закончить и уединиться с симпатичной первокурсницей из последнего набора, которая ждала его в личном кабинете. Не то чтобы он сомневался в прочности цепей, просто ему не терпелось попробовать новый узкий круп.

«Наконец-то!»

Внезапно Роза осознала, что едва заметно дрожит от нетерпения. Пегаска глубоко вдохнула и смело покинула строй с безбашенной улыбкой на лице. Напоследок она окинула взглядом своих бывших сокурсников и подметила скривившиеся от зависти физиономии. Ничего, это все уже не важно.

Кобылка повернула голову к трибунам, сразу найдя взглядом неприметного серого пегаса. Да, теперь она уже не могла оторвать от него глаз.

Он командовал единственным отрядом, не понесшим боевые потери. После загадочной гибели двух старших братьев младший сын внезапно оказался наследником и резко ушел на повышение в штаб. Таким образом, у них появилось место.

— Грей Стиллнесс! — звонко выкрикнула кобылка. — «Крылья тишины».

***

Раскрасневшаяся и слегка растрепанная Лайт заходила уже на второй круг при просмотре жилых помещений Стойла. Пегас упорно отказывался появляться на экране, вызывая некоторое беспокойство.

— Странно, ведь Грей очень устал – это было заметно по его виду, — пробормотала единорожка. — Наверное, я просто проглядела. Проверю еще раз.

На этот раз волшебница сразу перескочила через отсек Уайт, не желая вводить себя в еще большее искушение. Да и она наверняка уже легла спать.

Но отстраненные мысли быстро завершились в тот момент, когда терминал переключился на коридор, показав волшебнице двух крылатых пони.

Лайт растерянно заморгала и на всякий случай протерла глаза согнутыми передними ногами, но наваждение не пропало. Сейчас они оба стояли там без шлемов и о чем-то разговаривали.

«Нет, у меня точно не двоится в глазах, просто у них схожая броня. Да и это ведь кобылка! Как она могла здесь оказаться?!»

От того, чтобы сразу броситься к тому коридору или направить туда боевых роботов (функция была расположена там же и так же, где и сигнал службе охраны в родном Стойле), волшебницу удержало лишь новое действие – жеребец неожиданно обнял разрыдавшуюся кобылку.

Единорожка возмущенно выдохнула и быстро включила микрофон.

— Грей! — Лайт никак не удавалось сдержать эмоции. — Не хочешь познакомить меня со своей новой подругой?!

Разведчик чуть не поперхнулся, услышав голос из динамиков. Лайт обнаружила ретрансляционную систему, и сейчас ее полный обиды голос разносился по всему Стойлу. Закатив глаза и не отпуская Розу, жеребец посмотрел в потолок. Никаких микрофонов он поблизости не увидел, поэтому просто ткнул копытом в сторону столовой.

— Хорошо, встретимся там, — отчеканила волшебница.

Нахальная морда на экране приводила кобылку в бешенство, и волшебница поспешила отключиться. Лайт отдала команду открыть двери и быстрой рысью покинула кабинет Смотрительницы, прижимая уши. Она не понимала, откуда возникло столько раздражения.

— Пойдем знакомиться? — Тяжело вздохнув, Грей осторожно отпустил Розу и ласково улыбнулся.

— Конечно, почему бы и нет. — Пегаска хихикнула и вытерла слезы. — Я так понимаю, это кобылка без брони?

— Ну да, — согласился Грей. — Ты за нами следила?

— Издалека, — не стала отрицать Роза. — Режим Тени – полезная штука, если не подходить слишком близко.

Разведчик еще раз вздохнул и медленно надел шлем. Желанная постель отодвигалась все дальше и дальше. Следом за пегасами двинулись дроиды, сторожившие двери. К стуку копыт добавилось потрескивание спарк-батарей.

Лайт быстро добралась до столовой и сейчас расхаживала взад-вперед около окошка выдачи пищи. Механический раздатчик выжидающе пялился на нее красным окуляром, терпеливо ожидая заказа или подставленного подноса для выдачи пайка.

Единорожка здорово злилась, причем она не могла понять причины столь иррационального раздражения. К нервному ожиданию прибавились попытки разобраться в себе и докопаться до первопричины, что привело к далеко не лучшему сочетанию эмоций.

— Почему это со мной происходит?! — Кобылка бросила быстрый взгляд на входную дверь. — Да, я тоже устала, но, в конце концов, какое мне дело до еще одного страшного пегаса? Точнее… пегаски. — Кобылка издала протяжный вздох и оперлась крупом о край стойки. — Может, мне и вправду нужно просто прийти в себя и расслабиться?

Какое-то время они просто шагали в тишине. В груди у Розы щемило странное чувство, не поддающееся описанию. Грею же банально хотелось спать. Глядя на его исцарапанную броню и подметив рану на крыле, пегаска покачала головой. В последнее время ее командиру выпало немало испытаний, из которых он умудрился выбраться живым, вдобавок отхватив хороший куш.

«Ничего не изменилось. А ведь мы можем вернуться, если сообщим координаты этого Стойла».

Внутренне кобылка уже вновь причисляла себя к отряду Грея, на чьей бы стороне он ни воевал.

— Нет смысла спрашивать, как ты смогла миновать мои ловушки и обмануть детекторы. Все же звание лучшей выпускницы не дают просто так. Скажи лучше, зачем ты вернулась к предателю? — неожиданно напряженным тоном спросил разведчик. — Ведь ты могла спокойно улететь вместе с Тистлом.

— Это невозможно, Грей, — тихо ответила Роза, уставившись в потолок. — С такими потерями и проваленным заданием нас в лучшем случае ждет позорное увольнение со службы. Даже представить страшно выражение лиц моих родных. Да меня запрут в далеком особняке до глубокой старости, навсегда стерев из истории! Если вообще не закопают на семейном кладбище.

Пегас нахмурился. В голосе пони слышалась тщательно скрываемая грусть. Остановившись около подруги, он осторожно обнял ее крылом и подержал в объятиях несколько секунд.

— Все хорошо. Ты больше не одна. — Слова казались разведчику слишком неестественными, но ничего другого в голову не приходило. — Мы прорвемся, как и всегда.

Простояв минуту, Роза молча кивнула и пошла впереди, негромко щелкнув хвостом. Приняв команду, дроиды застыли у входа в столовую. Сами двери были открыты, явив пегасам зрелище не находившей себе места взбудораженной единорожки.

Лайт замерла прямо там, где стояла, внимательно рассматривая гостей. Вблизи различия в конструкции костюмов бросались гораздо сильнее.

«И где он ее только откопал? Оставила ведь всего на час!»

Выдав слабую сконфуженную улыбку, Лайт указала копытцем на ближайший столик, по бокам от которого были расположены стандартные мягкие места – некое подобие увесистых диванных подушек, на которые можно было присесть для трапезы.

— Проходите. — Волшебница скрипнула зубами.

Грей сильно удивился такой перемене в обычно позитивно настроенной Лайт. Разведчик кивнул волшебнице и устроился на ближайшей подушке, издав вздох облегчения. Большую часть суток пегас провел на ногах, что явилось не слишком приятным испытанием для пони, привыкшего больше полагаться на крылья.

— Привет! — Пегаска дружелюбно улыбнулась, быстро подошла к Лайт и протянула копытце. — Меня зовут Роза!

Единорожка проводила Грея долгим неотрывным взглядом, поэтому столь резкая инициатива пегаски застала ее врасплох. Волшебница на автомате коснулась копыта незнакомки и, слегка клопнув по нему, качнула ногой вверх-вниз.

— Здравствуй, Роза. — Тон единорожки стал значительно дружелюбнее. — А меня Лайт Санрайз, можно еще Ваше... То есть просто Лайт.

На мордочке волшебницы появилась смущенная улыбка. Пегаска ей определенно нравилась – по еще более непонятной причине, чем та, из-за которой Грей вызывал у нее раздражение. Но ей следовало узнать еще одну вещь.

— Как ты сюда попала? — При этом единорожка повернула мордочку к развалившемуся на подушке жеребцу.

Грей в ответ легко улыбнулся и подмигнул волшебнице, посмотревшей на него. Сейчас он явно предпочитал отдать инициативу в копыта Розы.

— Ну... Это сложно объяснить в двух словах… — Пегаска немного смутилась, но быстро вскинула голову и искренне улыбнулась. — В крыле разведки моей основной задачей было тихо красться мимо роботов или монстров и отключать охранные системы. А систему расположения ловушек Грея в свое время я изучила просто досконально, так что ничего особенно сложного в этом не было.

— Поня-я-ятно... — задумчиво протянула Лайт. — Значит, вы были знакомы прежде.

— Хакер? Она нам совсем не помешает, учитывая, сколько мы провозились с терминалом Смотрительницы. — От зазвучавшего у дверей голоса Уайт обе кобылки дружно вскочили на ноги, лишь Грей спокойно помахал ей крылом. — Да, кстати, почему эти роботы не дают мне пройти?

И впрямь, AJ-17 преградили путь Стальному Рейнджеру, не предпринимая попыток атаковать, поэтому рыцарь терпеливо стояла и ждала объяснений.

— О, прости. — Пегаска картинно щелкнула хвостом, и роботы покинули позицию в проходе. — Привет! Меня зовут Роза!

Внимание волшебницы плавно перешло на Уайт, голос которой донесся от входа. Щеки единорожки стремительно наливались краской. Наверняка кобылка-альбинос ничего не знает об устроенном просмотре, но все же...

— Приятно познакомиться. — Уайт довольно официально кивнула и направилась к свободной подушке. Проходя мимо волшебницы, она невзначай заметила. — Знаешь, твое обращение к Грею разносилось на все Стойло. В первую секунду мне показалось, что поднялась тревога.

— Этих роботов я нашла в какой-то раскрашенной столовой. — Пегаска на секунду задумалась. — Вы там наверняка были, если судить по следам от пуль. Подключить и настроить эти железки заново оказалось делом двух секунд.

— Эм… Прости. — Лайт покраснела еще сильнее и опустила голову. Желание устраивать разборки исчезло окончательно. — Я немного ошиблась в выборе динамиков.

— Да ты настоящий спец, это очень хорошо. — Уайт устроилась на подушке рядом с Лайт и наклонилась к ушку волшебницы, тихонько прошептав: — Я всегда чувствую чужой взгляд. Мы еще поговорим об увиденном тобой через камеры.

Тихое обращение Уайт полностью вывело волшебницу из равновесия. Единорожка замерла с широко распахнутыми глазами и приоткрытым ртом. Наконец, волшебница отвела уши назад и с трудом сглотнула, мысленно желая себе провалиться прямо на этом месте.

«Только не смотреть на Уайт, только не смотреть...»

Посмеявшись из-за реакции волшебницы, Стальной Рейнджер повернулась к Розе. Шлем скрывал красные глаза альбиноса, но от ее взгляда пегаске все равно стало не по себе.

— Относительно недавно я решила поверить одному пегасу. Удивительно, но это принесло свои плоды. — Она обвела бронированным копытом окружающее пространство. — Не вижу причин не доверять тебе. Добро пожаловать в нашу компашку.

— Спасибо! — Роза озадаченно переводила взгляд с покрасневшей Лайт на непонятную Уайт. — Вот только я здесь...

— Раз уж мой сон отложился на неопределенное время, давайте лучше обсудим, что делать с обнаруженной капсулой. — Перебил Грей пегаску, дабы она не ляпнула лишнего. — Я предлагаю...

Пони так и не услышали предложения разведчика. По всему Стойлу прокатился лязг смыкающихся створок, отрезавших друг от друга помещения и коридоры. Пони оказались в неожиданной изоляции. Повисшую тишину нарушил робкий голос покрасневшей волшебницы.

— Роза, это сейчас была ты? — с плохо скрываемой надеждой спросила Лайт.