Автор рисунка: aJVL
Дополнительные материалы проекта "Стардаст" (Ч. 5) Гангпланк

Прорыв

((ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ АВТОРА: Эта глава содержит крайне нецензурные и оскорбительные высказывания))

МНОЖЕСТВО ОБВИНЕНИЙ В ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДОБЫТЫХ У ПРИШЕЛЬЦЕВ ОБРАЗЦОВ ТКАНЕЙ В ИХ РЕВОЛЮЦИОННОЙ МЕТОДИКЕ ПО ИЗЛЕЧЕНИЮ БОЛЕЗНИ АЛЬЦГЕЙМЕРА ОБРУШИЛОСЬ НА ИЗРАИЛЬСКИХ ВРАЧЕЙ. "ЕСЛИ ДАННАЯ МЕТОДИКА СПОСОБНА ИСЦЕЛИТЬ ЭТУ БОЛЕЗНЬ – ТО КАКАЯ РАЗНИЦА, КАК МЫ К НЕЙ ПРИШЛИ?"

МЕЖДУНАРОДНОЕ СООБЩЕСТВО ОХВАЧЕНО БЕСПОКОЙСТВОМ; ИНФОРМАЦИОННЫЕ АГЕНТСТВА СООБЩАЮТ, ЧТО ИСЧЕЗНОВЕНИЯ В ЮЖНОЙ АМЕРИКЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ УНИКАЛЬНЫМИ ДЛЯ ТОГО РЕГИОНА. ДЕСЯТКИ СПЕЦИАЛИСТОВ В СФЕРАХ ИНЖЕНЕРНОГО ДЕЛА, МАШИНОСТРОЕНИЯ И НАУКИ СХОЖИМ ОБРАЗОМ ПРОПАЛИ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ, ЕВРОПЕ И АЗИИ.

------

8:20, 02.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

– "…искренне твоя, Пинки Пай!" – завершила Твайлайт читать последнее письмо и склонила голову набок, не отрывая взгляда от незнакомого слова, к которому и сводилось его содержание. – Эээ-лии-рии-ум… Ааа-лаа-рии-ум? Хм, с чего бы это Пинки Пай писать подобную белиберду? Я думала, она расскажет про близнецов Кейк или… – Она прервала свою мысль, увидев откровенный шок на лице Ким. – Что?

– Элериум? Там так и написано? Элериум? – начала было Ким, однако прежде чем единорожка успела бы ответить, дверь в жилище распахнулась, явив взору Вален, взбудораженную несколько более чем обычно.

– Это невозможно, – твердо заявила она, словно ее слова заставили бы это стать правдой. – Ким, ты раньше хоть раз упоминала элериум? – обратилась она к ней с немного лихорадочным блеском в глазах, и Ким не смогла не поежиться от этого взгляда.

– Нет, ни разу. Оборудование для перевода закончило работу над фонетикой этого слова, и, судя по всему, оно звучит именно как "элериум", – быстро ответила Ким, и повернула свой планшет к Мойре. – Не знаю, как эта "Пинки Пай" провернула подобное, но факт есть факт.

Лицо Вален заметно помрачнело, когда она проглядела данные на планшете.

– "Как" – далеко не единственный возникающий вопрос. Что вообще это письмо означает?

– Эм… что такое элериум? – на робкий вопрос Твайлайт никто не обратил ни малейшего внимания.

– Н-ну, я слышала от доктора Шоу, что сегодня начинается тестирование образцов элериума, добытых в ходе прошлой операции. Возможно, письмо ссылается на это? – без особой надежды спросила сидящая женщина, изо всех сил пытаясь съежиться еще сильнее и спрятаться от взгляда своей собеседницы.

– Откуда ей может быть известно о тестировании элериума, если мы к нему еще даже не приступали? Или о том, что мы вообще им обладаем? Твайлайт данной информации не имела, и я нахожу крайне маловероятным, что эта "Пинки Пай" знает больше нее, – Вален отвела взгляд в сторону. – Откуда?

– И откуда ей было известно точное число закусок для нас? – добавила Ким, задержав голодный взгляд на тыквенном кексике с белой глазировкой. – Или наши предпочтения? Я не уверена, как это вообще возможно.

Выражение лица Мойры в достаточной степени сообщило Твайлайт о том, к чему идет этот разговор, и потому она решила сделать все от нее зависящее, чтобы предотвратить это.

– Пинки Пай обладает множеством невероятных способностей. Я чуть с ума не сошла, пытаясь доказать отсутствие у нее этих умений, но в итоге мне пришлось лишь принять их как данность, – Ким пожала плечами, но не оторвала своих глаз от кексика. Мойра чуть-чуть успокоилась, но было очевидно, что вопросы все так же продолжают грызть ее изнутри. – Так что такое элериум?

Мойра и Ким переглянулись, но прежде чем они смогли бы ответить, дверь открылась вновь, впустив Джоэла. Так же как и у двух своих коллег, на его лице была заметна усталость, однако выглядел он гораздо лучше благодаря наполовину съеденному пончику в руке.

– Это самый лучший пончик из всех, что я когда-либо ел! – провозгласил он с набитым ртом.

– Я дала тебе четкие инструкции не есть их до завершения полного тестирования! – вскипела Мойра, однако ее ярость сошла на нет, когда мужчина передал ей планшет.

– Насколько машины могут нам сказать, здесь лишь натуральные ингредиенты и никаких токсинов, химикатов или еще каких-либо потенциально опасных веществ, – когда он начал объяснять, крошки полетели в сторону Мойры, вызвав у нее еще один осуждающий взгляд. – Плюс, мой бензобак пуст. Никто из нас еще не имел возможности нормально позавтракать, а поскольку Ка О Эф Е в этой лаборатории под запретом, мне приходится компенсировать это сахарным энергетиком. Похмелье будет просто адовым, но прямо сейчас я чувствую себя великолепно.

– Эм… Ты ведь понимаешь, что я знаю английский алфавит, верно? Почему кофе запрещен? – спросила Твайлайт, приподняв бровь, и Джоэл подавился своим пончиком. – Неважно, мы отклонились от темы. Еще раз, что такое элериум?

От нового вопроса Джоэл закашлялся еще сильнее, однако никто не обратил на это внимание, и Мойра, прочистив горло, начала:

– Элериум – это кристаллический металл, воспроизводящий особые явления, будучи подверженным бомбардировке определенными частицами. В нашем мире он не встречается, – глаза Твайлайт стали размером с блюдце, когда она осознала весь смысл прозвучавших только что слов. – Изучая машины и экипировку пришельцев, мы обнаружили, что элериум присутствует практически в каждом образце их технологий.

– Полагаю, в данном контексте письмо Пинки действительно начинает выглядеть несколько зловещим, – пробормотала Твайлайт, взглянув на злополучный лист бумаги. – Однако это не отвечает на вопрос, зачем ей вообще писать о нем?

– Возможно, она имела в виду не изучение элериума, а тестирования "арканита", проводимые нами совместно с Твайлайт? – рассеяно предположила Ким. – Серьезно, это практически единственное вещество, которое мы еще не проверяли и которое не представляет опасности для окружающих.

Мойра повернулась к ней, быстро кивнула в ответ на предложение и затем направилась к двери.

– Я возьму образец на складе. Ким, приготовь все наблюдательное и записывающее оборудование в тестовой зоне. Если твоя теория окажется верна, я хочу, чтобы это было надлежащим образом задокументировано; у нас не так много элериума, чтобы тратить его на повторные эксперименты, – она шагнула прочь из помещения, но затем, поколебавшись, вернулась к столу. Одним быстрым движением она схватила пончик, посмотрела на обоих ученых испепеляющим взглядом, буквально кричавшим "Никому ни слова", после чего, наконец, покинула комнату.

------

Транскрипция видеозаписи, Лаборатории "Стардаст", Штаб XCOM

ВНИМАНИЕ: Доступ к данному файлу предоставляется только персоналу с уровнем допуска "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО" или выше. Попытка несанкционированного доступа будет являться основанием для ЛИШЕНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ И/ИЛИ ОБВИНЕНИЯ В ИЗМЕНЕ. Распространение данного файла может быть авторизовано только коммандером Дэвидом Брэдфордом, невозможность подтвердить авторизацию повлечет за собой ЛИШЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ И/ИЛИ ОБВИНЕНИЕ В ИЗМЕНЕ.

Идентифицированный на записи персонал:

Доктор Мойра Вален (В) – Главный исследователь

Доктор Ким Нго (Н) – Исследователь-ассистент, бихевиористика

Субъект "Твайлайт Спаркл" (ТС)

ВРЕМЕННАЯ ОТМЕТКА: 8:45, 02.05.2015

*Видеозапись начинается в тестовой зоне Лабораторий "Стардаст". (В) стоит слева от приподнятой платформы площадью в два квадратных фута в центре комнаты. (ТС) находится с противоположной стороны от платформы, (Н) стоит слева у стены. Небольшой кусок оранжевого материала находится посреди стола.*

(В) – Сегодняшние тесты были вызваны экстраординарными обстоятельствами, произошедшими этим утром, и, вследствие этого, несколько отходят от стандартной процедуры. Предыдущие тестирования материалов представляли собой простую телекинетическую манипуляцию, целью которой было определить вероятность соответствия рассматриваемого вещества описанному ранее "арканиту", о котором говорила Твайлайт Спаркл.

– "Арканит" описывается как элемент, вступающий во взаимодействие с особенными способностями, которыми обладают представители народа Твайлайт, и мы надеемся, что если нам удастся открыть его земной эквивалент, то мы сможем получить лучшее понимание механизмов работы ее сил.

– Предыдущие тесты покрыли более девяноста процентов земных элементов, которые не несли угрозу для окружающих, и на текущий момент не принесли плодотворных результатов.

– В этот раз мы проводим тестирование элериума, E-115. Этот элемент не встречается на Земле, однако активно используется пришельцами в силовых установках и для генерации энергии, а также был обнаружен в некоторых имплантах.

– Мисс Спаркл, не могли бы вы объяснить, что именно ожидается в ходе этого тестирования?

(ТС) – Отрывочные сведения об арканите описывают его способность генерировать свет в присутствии заклинания, иными словами – магической энергии, сконцентрированной и сформированной для определенной задачи, а не пассивного фона, который можно встретить повсюду.

– Тем не менее, арканит тысячелетиями не был доступен для исследователей, так что записи Кловер Умного являются единственным источником информации о нем.

(В) – Очень хорошо. Генерация света является ожидаемым результатом, тем не менее, были подготовлены несколько наборов записывающего и измерительного оборудования с целью задокументировать любое возможное излучение. Мисс Спаркл, я начинаю обратный отчет, по его истечению, пожалуйста, приступайте к тестированию.

**(ТС) Кивает и закрывает глаза, чтобы сконцентрироваться.

(В) – Через пять, четыре, три, два, один…

------

8:40, 02.05.2015, СТОЛОВАЯ

Шаоджи Чжан отошел вместе со своей булкой к одному из самых дальних столов и сел с несколько большей поспешностью, чем он проявлял обычно. Однако любые надежды на спокойный завтрак были потеряны, когда рядом с ним приземлились Лана с Мэттом.

– Хей, Чжан… давненько не виделись. Я также слышала, что ты не посещал лаборатории "Стардаст" с момента того визита, – произнесла Лана с немного натянутой улыбкой. – Не знай я тебя лучше, мне бы показалось, что ты нас избегаешь.

– Лана пытается сказать, что мы беспокоимся, – добавил через секунду Мэтт, и выражение озабоченности на его лице было гораздо более искренним, и затем уже тише продолжил: – Как ты после прошлого визита? Я знаю, переварить столь многое за раз непросто…

– Я в порядке, – кратко ответил Чжан, отрывая первый кусок от своей булки.

Тишина воцарилась за их столом на пару секунд, после чего выражение лица Мэтта стало жестче:

– Да, я вполне уверен, что так и есть. Однако у тебя множество вопросов. Думаю, это бы заметил и слепой. Так что просто задай их. Никто тебя осуждать за них не будет.

Чжан прожевал второй кусок, прежде чем тихо спросить:

– Я нахожу довольно странным для себя, что такой "гость" содержится живым в этом месте. Разве нашей миссией не является защита Земли от подобных… существ? И я едва ли могу понять расслабленность научного персонала рядом с ним.

– Весьма логичная обеспокоенность, и я соглашусь, это немного шокирует, – кивнул Мэтт. – То, что она не похожа на нас, не вызывает никаких сомнений. Однако я также гарантирую, что она не заодно с нашими противниками. Насколько мы можем сказать на текущий момент, она является представителем абсолютно нейтральной третьей стороны, и оказалась посреди всего этого бардака в результате несчастного случая. На самом деле она довольно дружелюбна, если ты узнаешь ее поближе.

– Ты говоришь так, словно она личность…

– Потому что она и есть личность, – перебил его Мэтт. И его глаза сузились при виде холодного взгляда Чжана. – Можешь мне не верить, но она – такая же личность, как и ты или я. Она читает книги, любит музыку и ей нравится играть в карты. И мне нет нужды напоминать тебе о неприятной привычке придавать разное значение этому термину, которая есть у нас, людей. Я также уверен, что мне не стоит упоминать войну в Америке, разразившуюся из-за этого полтора столетия назад.

– Мне не очень нравится, что мое заявление приравнивается к изречениям рабовладельцев, – ответил Чжан ровным тоном, отведя, однако, взгляд в сторону. – Тем не менее, меня все еще сбивает с толку то, что основной задачей этой организации является уничтожение нелюдей, в то время как вы вдвоем проводите свое свободное время, спокойно общаясь с одним из них.

– Здесь есть небольшое недопонимание: мы убиваем пришельцев не потому, что они не являются людьми. Мы убиваем их потому, что они пытаются убить нас первыми. Если бы народ нашей низкорослой подруги связался с нами ранее, я очень сомневаюсь, что XCOM был бы таким, каков он есть сейчас, – добавила Лана, и оба мужчины на миг замолки от весьма проницательного комментария.

Когда Шаоджи не стал отвечать сразу, Мэтт произнес:

– Итак, какие у тебя планы сейчас? Ты можешь присоединиться к нам в ходе сегодняшнего визита… или нет. Я говорил это раньше, и я скажу это вновь: если тебе кажется, что это не по тебе – то никаких обид.

Прежде чем Чжан успел бы ответить, трое солдат едва не выпрыгнули со своих мест, когда доктор Миллс с громким БАМ поставил металлический кейс на стол.

– Доброе утро, детишки. У меня тут подарки! – радостно провозгласил он, откровенно игнорируя царившее до этого над столом тяжелое настроение. Его руки разобрались с замками зловещего кейса, на котором, помимо всего прочего, также были знаки биологической угрозы и "совершенно секретно". Трое бойцов слегка отшатнулись, когда Джоэл открыл боковую панель и вытащил… еду. Три маленьких блюда расположились на краю стола.

– Подарки от "Стардаст". Насколько я слышал, вы сами должны знать, что кому, – произнес Джоэл, пододвигая стул. – Мне достался пончик с глазировкой.

– Ох, во имя бога, мне кажется, я только что получила диабет, просто посмотрев на это, – глаза Ланы оказались прикованы к чему-то, выглядевшему как цельный блок шоколада на центральной тарелке, и она подтащила ее к себе.

В реакции Мэтта было меньше энтузиазма, однако он также был чрезвычайно доволен:

– Я словно вернулся в прошлое. Последний раз я ел их, когда мне было восемь лет, – сказал он с ностальгией в голосе, потянувшись к печенью с шоколадной крошкой и ванильной глазировкой.

Чжан же лишь скептично посмотрел на последнюю тарелку, на которой находилась простая булка:

– Похоже, вам прекрасно известны наши вкусы, доктор Миллс. Могу я поинтересоваться, что за повод? – спросил он, оторвав кусочек от булки и отправив его в рот. Его глаза немедленно расширились, когда он осознал как вкус, так и текстуру этого куска         и позволил себе миг слабости, просто наслаждаясь им, прежде чем проглотить.

– И судя по твоему выражению лица, в этом случае повар также на все сто попала в точку. Интересно, как ей это удалось? – произнес Джоэл, подперев подбородок рукой и наблюдая за солдатами, уплетавшими свои угощения. – Отвечая на вопрос Чжана: насколько мне известно, никакого особого повода не было, помимо того, что наша низкорослая коллега получила письма со своей родины.

Бойцам потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что именно Джоэл только что сказал, прежде чем они осознали лежащий за словами смысл. На удивление, первой отреагировала Лана:

– Письма? Серьезно? Как это произошло?

– Я не уверен, что это – лучшее место для обсуждения деталей данного события. Почему бы вам втроем не направиться вниз, в лабораторию, где мы все и объясним? – ученый улыбнулся, закрыл свой кейс, встал из-за стола и направился к выходу.

– Что ж, это было весьма мило с его стороны, – пожала Лана плечами. – Однако его слова о поваре заставляют меня заду…

БАХ

Стул, на котором всего несколько секунд назад сидел Джоэл, взлетел к потолку и взорвался на куски, и секундой позже воздух пронзил рев сирен. Лана и Чжан вскочили со своих мест с достаточной силой, чтобы отшвырнуть свои стулья далеко назад. Мэтт попытался сделать то же самое, однако его сидение отказалось идти ему навстречу, и в итоге он полетел кувырком через упрямый стул.

– Твоюжмать, что это сейчас была за херь?! – крикнул он, поднявшись и подойдя поближе, чтобы увидеть, что произошло. Остальные находившиеся в столовой люди также были уже на ногах и обступили место происшествия. При всем шуме и жестокости уничтожения стула, единственным, что выглядело не так, была рваная дыра в полу, где он стоял, и точно такая же в потолке над ней.

Минутный шок быстро сошел на нет, и все в столовой начали расходиться по своим боевым постам. Лишь один человек продолжал стоять на месте, и взгляд Мэтта тут же наткнулся на него.

Джоэл с пустым выражением лица замер возле выхода, словно марионетка с обрубленными нитями и, судя по всему, продолжал бормотать одну и ту же фразу.

Ох дерьмо.

------

09:00, 02.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

– К-к-кажется, я неправильно поняла з-записи Кловера Умного о его открытии арканита, – заикалась Твайлайт на английском. Стакан воды дрожал у нее в копытах, в то время как она пыталась сделать глоток. Ким сидела возле дрожащей единорожки и держала одну руку так, чтобы успеть перехватить стакан, если он упадет.

А по ту сторону одностороннего зеркала коммандер Брэдфорд стоял, скрестив руки, и смотрел, как Твайлайт постепенно приходит в себя после приступа паники. Вален и Джоэл молча находились рядом с ним, также наблюдая за разворачивающейся сценой.

– Кловер писал, что арканит засветился, когда он сотворил заклинание света. Однако я д-думаю, что вместо простой генерации света арканит вступил во взаимодействие с его чарами и усилил их, – Твайлайт сделала очередной глоток, прежде чем продолжить: – Когда я применила телекинез, чтобы приподнять элериум, он отреагировал на заклинание и на порядок усилил его эффект. Мне так жаль, я никак не думала, что подобное может произойти. Могу ли я чем-нибудь…

Брэдфорд нажал на кнопку и заглушил звук, после чего развернулся к Вален.

– Это верно? – его знаменитый взгляд упал на исследователя.

– Верно, – твердо ответила Мойра, и на краткий миг ему показалось, что его взгляд начал терять свой эффект, однако затем он узнал этот блеск в ее глазах. Она сделала прорыв.

Доктор Вален подошла к стоявшему рядом с Брэдфордом компьютеру, открыла несколько файлов и затем повернулась обратно к коммандеру:

– Около семи часов назад Твайлайт неизвестным способом получила письменную корреспонденцию от своего народа. Несмотря на то, что метод доставки сам по себе поднимает множество вопросов, одно определенное письмо указывало на то, что элериум является веществом, который Твайлайт назвала "арканит". Я выдала распоряжение начать тестирование над образцом элериума, которое повлекло за собой… непредвиденные последствия. Результаты необычны, однако весьма многообещающи.

– Весьма многообещающи, доктор? – нахмурился Брэдфорд, и его бровь дернулась. – Ваше маленькое тестирование всего лишь сообщило куску элериума размером с кулак достаточную скорость, чтобы пробить несколько этажей укрепленного бетона и стали и выйти на околоземную орбиту. Я только что получил доклад от Центра управления о том, что один из североамериканских спутников зарегистрировал падение микрометеорита, однако траектория его полета исходила из нашего местоположения.

Вален побледнела, и Брэдфорд вернул свой взгляд обратно к маленькой единорожке. Закрыв лицо одной рукой, он помассировал глаза.

– Повезло, что никто не пострадал. Быть может, наша удача этим не ограничится, и этот кусок элериума пробьет дыру в скрывающемся в космосе НЛО.

Брэдфорд вновь повернулся к Вален:

– До тех пор, пока Шэнь и его команда инженеров не завершат ремонтные работы, я рекомендую отложить проведение дальнейших тестов. Я также хочу получить отчет         обо всех возможных практических применениях результатов этих тестирований.

– Будет сделано, коммандер, – ответила Вален, и Брэдфорд, пройдя мимо нее, направился к выходу.

------

9:05, 02.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

– Черт, это ж какая нужна была скорость, чтобы получить такую бронепробиваемость? – произнесла Лана, глядя на новое вентиляционное отверстие в лаборатории. – Это же… настоящее противобункерное оружие!

– Я не уверен, что все дело лишь в скорости. А с учетом ее магии, я вовсе не уверен, что наши стандарты здесь применимы, – скрестил Мэтт руки, обозревая причиненный помещению ущерб. Чжан молча застыл у двери, однако он, несомненно, был столь же шокирован, как и остальные.

– Держу пари, Твайлайт сейчас не в лучшем состоянии. Ты ведь тоже была здесь во время того происшествия с пауком, – пробормотал Мэтт, взглянув в сторону двери в жилую зону.

– О да, я была, равно как и ты. Быть может, тебе стоит отправиться туда и утешить ее? – невинно спросила Лана, и была вознаграждена прожигающим насквозь взглядом. – Серьезно, нам стоит проведать ее, пара-тройка дружеских лиц может пойти ей на пользу.

– Я слышал, была объявлена тревога… ничего себе, – прозвучали слова Шэня, когда тот вошел в лабораторию и увидел дыру в потолке. Секунда тишины прошла, и он приступил к работе. Инженер достал небольшую камеру и начал делать фотографии причиненного ущерба. – Что ж, похоже, этим утром нам везет. Я не вижу повреждений электросети или водопроводной системы, однако мне также надо будет проверить остальные этажи и удостовериться, что там картина схожа. Вам же, детишки, возможно стоит проведать Твайлайт.

– Я… думаю, что останусь здесь и окажу посильную помощь доктору Шэню, – сказал Чжан, и Мэтт с Ланой переглянусь, прежде чем направиться в жилую зону.

Ким и Твайлайт сидели на кровати и тихо переговаривались, но когда бойцы вошли внутрь, обе прервали свой разговор и улыбнулись им.

– Рада, что вы сумели так быстро прийти, – встала и быстро произнесла Ким. – Как вы, несомненно, слышали, тестирование прошло не совсем так, как планировалось. Пожалуйста, скажи, что ты принесла с собой карты.

Лана улыбнулась и вытащила колоду из одного из своих карманов.

– Никогда не выхожу из дома без них. Итак, что думаешь, Твайли? Я не против расслабляющей партейки в "Лживые карты". Ким, ты в деле?

– Конечно, звучит весело, – кивнула исследователь, присаживаясь за гостевой стол.

Лана приземлилась в стоящий рядом с ней стул и загадочно ухмыльнулась Твайлайт и Мэтту. Единорожка начала сверлить ее взглядом в ответ, а Мэтту не оставалось ничего другого, кроме как занять последнее оставшееся место. Хотел бы я знать, к чему все это… – подумал он, в то время как Лана начала раздавать карты.

– Итак, с чего сегодня начнем беседу? – спросила она, оглядев сидящих за столом. – В прошлые разы тему выбирала я, так что мне кажется, будет справедливо, если сейчас начнет кто-нибудь из вас.

– Мы уже немного говорили о своих семьях, но я не думаю, что слышала что-нибудь о ваших родителях. Если никто не против, мне бы хотелось побольше узнать о них, – попросила с улыбкой Твайлайт. Мэтт и Ким тут же одновременно кивнули, и Лана после секундного промедления последовала их примеру.

– Отлично, Твайлайт выбрала тему, а значит ей и начинать.

– Ну, мои мама и папа тяжело трудились, и потому мне не удавалось проводить с ними столько времени, сколько хотелось бы. Папа обеспечивал работу фонарных столбов по ночам, так что днем он обычно спал. Мама – писатель, поэтому то, как часто я с ней виделась, зависело от ее дедлайнов. Один туз.

– А, так вот откуда все пошло, – с понимающей улыбкой произнесла Лана. – Мама пишет книги – ребенок становится начитанным. Одна двойка, – ее улыбка стала еще шире, когда она увидела, что Твайлайт нахмурилась.

– Мои родители были… консервативны, – прозвучал голос Ким, в то время как она сортировала свои карты. – Они были владельцами супермаркета и, я уверена, хотели, чтобы семейный бизнес отошел мне, когда они выйдут на пенсию. Они были крайне недовольны моим выбором карьеры, но мое предложение купить им на старость сельский домик в Монтане они все же не отвергли. О, и две тройки.

– Папа был в армии, но вышел на гражданку, чтобы помогать растить меня и сестру. До этого он отслужил десять лет. Мама была ресторанным менеджером, и потому я подрабатывал в том же заведении до тех пор, пока не окончил школу и не пошел на военную службу, – рассказал Мэтт, после чего выбрал шестерку и подбросил в стопку: – Одна четверка.

– Лжец! – немедленно заявила Лана, и Мэтт шепотом разразился яростной тирадой.

– Похоже, родители каждого из вас были очень заняты работой… но, кажется, ты не говорила о своих, Лана? – Твайлайт положила пару своих карт на стол и повернулась к ней.

– Ну… – начала Лана с несколько болезненным выражением на лице, подкидывая свою карту в стопку, и умоляюще посмотрела на Мэтта.

К счастью, он был спасен от необходимости сменить тему, когда шестеренки в голове у Твайлайт повернулись:

– Ох… эм, ты же упоминала, что у тебя была только мама. Мне очень жаль; я не хотела поднимать тему, которая заставила бы тебя чувствовать себя неловко.

– Тебе не за что извиняться, Твайлайт. Мой папа какое-то время был с нами, но я не помню, что с ним случилось. Затем остались только мы с мамой, вытягивающие всю остальную семью. Она много кем работала, чтобы свести концы с концами, до тех пор, пока я не стала достаточно взрослой, чтобы пойти в армию. Все вырученные мной деньги сразу идут домой, чтобы помочь маме и братьям.

– Это очень преданно с твоей стороны, – искренне произнесла Ким, в свою очередь кладя карту на стол. – Я очень надеюсь, что твое текущее положение позволяет тебе получать достаточно для помощи.

Взгляд Ланы уперся в Ким, ища любые признаки жалости или снисходительности, но так ничего и не обнаружил, и потому она просто улыбнулась:

– Спасибо.

– К слову, некоторые из твоих братьев скоро уже будут выпускниками, верно? – Мэтт выбрал две карты и подбросил их в середину стола, а на его лице было точно такое же сочувствующее выражение, как и у Ким. – Моя сестра на последнем году обучения в школе и никак не может определиться с будущим. У нее нет ни малейшего понятия, чем она хочет заниматься в жизни.

– Она все еще не нашла свой талант? Скажи ей не отчаиваться! Я знаю трех кобылок, которые точно могут посочувствовать ей, – улыбнулась Твайлайт и, подкинув две карты, потянулась копытами к стакану с водой.  

– …почему ты не применяешь магию для этого? Использование копыт выглядит неудобным. В конце концов, карты-то ты держишь телекинезом, – спросила Лана, с сомнением поглядев на ее усилия.

– Ну… знаю, это звучит глупо, но каждый раз, когда я думаю об этом, у меня возникает ужасное чувство, что стакан сейчас пробьет дыру в стене или навредит кому-нибудь, – Твайлайт сделала глоток, прежде чем продолжить: – И я не думаю, что поранить кого-то картами возможно.

– Полагаю, это верно… если только ты не Гамбит, – женщина провела по подбородку свободной рукой, а затем внезапно вскрикнула и едва не согнулась пополам, после чего бросила в сторону Мэтта испепеляющий взор.

– Будь осторожней, размахивая ногами, Лана: у тебя есть привычка ударяться ими о ножки стола, – объяснил Мэтт ее реакцию на его пинок. Меньше всего нам надо, чтобы Твайлайт начала бояться, что она может убить человека любым маленьким предметом. Это сведет ее с ума, – подумал Мэтт, молясь, чтобы его ответный взгляд смог донести его мысли.

– Хей, Мэтт, почему бы тебе не быть другом и не долить Твайлайт воды? Она у нее почти закончилась, – сквозь зубы предложила Лана, посмотрев на единорожку.

Твайлайт перевела взгляд с Ланы на Мэтта и затем обратно с такой скоростью, что он немного забеспокоился о ее шее.

– Ох, эм, в этом нет необходимости, правда! Эм… спасибо, – наконец, передала она ему стакан и отвела взгляд в сторону. Такое поведение заставило Мэтта приподнять бровь, прежде чем он взял его и направился к раковине.

Эти подколки, похоже, очень досаждают Твайлайт, подумал Мэтт, в то время как стакан медленно наполнялся холодной водой. Такое непрекращающееся приставание каждый раз, когда мы проводим время вместе, очевидно, чертовски ее смущает. Надо будет поговорить с Ланой и убедить ее перестать быть такой надоедливой.

Мэтт вернулся к столу и поставил стакан возле Твайлайт. На долю секунды их глаза встретились, но миг спустя она отвела взгляд в сторону и заерзала на стуле.

Ох.

О нет.

Улыбка Ланы превратилась в оскал Чеширского кота.

– …Лана, мы можем отойти на минуту и поговорить? Снаружи? Сейчас? – Мэтт не столько спрашивал, сколько утверждал, и женщина вслед за ним покинула жилище единорожки и вошла в зону тестирований. Чжан уже ушел, однако Чарльз все еще изучал причиненный потолку ущерб.

– Лана, что происходит с Твайлайт? – прямо спросил он, что заставило Шэня бросить взгляд в их сторону.

– О, она просто переживает болезненные моменты юности, – мечтательным тоном ответила Лана, но, увидев выражение лица Мэтта, прекратила, – …ты не знал? Серьезно? Старик, я знала, что недогадлив, но мне не удается поверить, что до тебя только сейчас дошло.

– Боже, – пробормотал Мэтт, отвернувшись и закрыв лицо рукой. – Боже, и как мне теперь разбираться с этим?

В этот раз Шэнь явно уловил настрой беседы и, подойдя поближе, присоединился к двум солдатам:

– Что случилось? Ты выглядишь весьма обеспокоенным, Мэтт.

Тот обернулся к нему и попытался ответить, но правильные слова отказывались приходить на ум.

– Мэтт просто немного шокирован, узнав что Твайлайт немнооого влюблена в него, – объяснила Лана и, усмехнувшись, отвела взгляд в сторону.

– Что? – ровным голосом произнес Шэнь. – Ты серьезно? Ох, это может плохо обернуться… Как именно это произошло? Кто-нибудь из вас знает?

– О, ну знаешь, девочка встречает мальчика, и затем происходит нечто волшеб…

– Брехня! – перебил Мэтт. – Ты что-то сделала, не так ли? Ты ей что-то сказала, или провернула какой-то розыгрыш, или привела в действие какой-то очередной проклятый план. Я знаю этот взгляд, Лана. Что ты сделала? Что. Ты. Сделала.

– Это правда, Дженкинс? – спросил Шэнь, и обычное веселье в его голосе испарилось. Его злость была не столь явной, как у Мэтта; не было никаких признаков, помимо сжатых зубов и слегка прищуренных глаз. – Ты вот так использовала Твайлайт?

Остатки хорошего настроения Ланы увяли и умерли, и она отвела взгляд в сторону.

– Помните, как себя чувствовала Твайлайт после дня тестирований с Вален? Как она была напугана? Она была всего лишь в дюйме от того, чтобы сделать что-то необдуманное. В дюйме. Все, что я сделала – это дала ей возможность на что-то надеяться.

В этот момент Шэнь помрачнел еще сильнее, а Мэтт отвернулся в сторону.

– У нее не было надежды! Вообще! Когда же я ей дала эту возможность, все стало меняться к лучшему; каждый из вас это заметил! – быстро объясняла Лана, и не будь Мэтт столь зол, он мог бы заметить нотки отчаяния в ее голосе. – Я думала, что дам ей этот маленький лучик надежды, а затем она сама найдет, за что еще можно держаться. Но потом Мэтт начал вести себя так, словно знал, что происходит, и это подбросило топлива в огонь. Я честно считала, что ты все знал и что тебя все устраивало.

– С КАКОГО ХРЕНА, ВО ИМЯ ГОСПОДА, МЕНЯ БЫ ВСЕ УСТРАИВАЛО?! – резко развернувшись, закричал Мэтт. – Боже правый, Лана! Ты вообще представляешь, как паршиво все это может обернуться? – дальнейшая тирада превратилась в неразборчивое ворчание, в то время как он отвернулся и, с силой ударив рукой по воздуху, вновь развернулся к ним.

– Я очень разочарован, Лана, – спокойно произнес Шэнь. – Это переходит все пределы дозволенного для розыгрыша. Ложная надежда для Твайлайт в ее ситуации может привести только к беде.

– … ложная надежда лучше, чем отсутствие надежды, – тихо сказала Лана, опустив голову и сжав зубы.

Это стало последней каплей для Мэтта:

– Я не могу поверить, что ты все еще пытаешься оправдать это! Серьезно, неужели у тебя в голове все настолько ебануто, что ты считаешь это правильным поступком?

– Да, считаю, – прорычала Лана сквозь зубы. – Я была на ее месте. Знаю, ты считаешь, что меня ничто не ебет, но, честно говоря, меня это уже не волнует. Я была на ее месте. Там, где оказывается каждый потерявший всю надежду. Я знаю, каково это – лишиться своего маленького счастливого мирка из-за монстра, обладающего над тобой абсолютной властью. Я знаю, каково это – быть на волоске от смерти и не иметь ни малейшей возможности хоть что-то изменить. Так что, если хочешь, можешь сохранять свой раж и продолжать свою проповедь. Особенно учитывая, что ты не жаловался, когда я вытаскивала твою жалкую задницу из такого же болота, Харрис.

– О чем ты говоришь?

– Помнишь Страйк-1? Изначальный Страйк-1? – ухмылка Ланы стала мстительной, когда Мэтт отшатнулся назад, словно пропустил удар. – Да, теперь ты начал понимать. Ты, единственный выживший из всего отряда, раздавленный и разбитый. Кто не давал тебе зациклиться на этом? Кто? Правильно. Прежде чем ты завершишь свою священную миссию и сожжешь меня на костре, я хочу, чтобы ты знал: я делала это не ради развлечения. Теперь иди и делай то, что считаешь нужным, но знай: последствия будут именно на твоей чертовой совести.

Мэтт переглянулся с Шэнем, а, обернувшись обратно, обнаружил, что Дженкинс исчезла, а дверь в "Стардаст" уже закрывалась.

------

10:30, 02.05.2015, ТРЕНАЖЕРНЫЙ ЗАЛ

Лана почти час бродила по базе, прежде чем направиться в тренажерный зал. Для большей части остальных сотрудников XCOM она выглядела как обычно: жизнерадостной и веселой. Никому и в голову не пришло начать расспрашивать ее, когда она вошла в раздевалку и через пару минут вышла в спортивном костюме, надевая перчатки и направляясь к боксерским грушам.

Она, однако, приостановилась, обнаружив группу солдат возле матов, и направилась к ним, желая узнать, из-за чего весь шум.

Причиной шума оказались шесть с половиной футов русских мышц, которые явно демонстрировали свое превосходство над гораздо менее впечатляющим рядовым из Страйк-2. Тому не хватало добрых шести дюймов и по меньшей мере пятидесяти фунтов до своего оппонента, так что вскоре рядовой с болезненным выражением лица покинул ринг.

– БА! Только не говорите мне, что ни один из вас, элитных солдат, не сможет одолеть меня? У маленького Холидея хотя бы хватило яиц попробовать! – проревел русский монстр, и солдаты с разочарованными вздохами начали расходиться… так что Лана сделала шаг вперед.

– О, ты выглядишь интересным. Я бы хотела попробовать, – крикнула Лана, продвигаясь сквозь толпу к матам.

– Неужели? Маленькая девочка хочет испытания? – русский монстр захохотал, однако его веселье быстро стихло, когда он обнаружил, что среди зрителей воцарилась абсолютная тишина. – Что ж, в таком случае я постараюсь быть с тобой полегче. Будет неприятно, если я поломаю тебя слишком сильно для участия в бою, верно? – монстр усмехнулся, обнаружив, что в толпе начали делать ставки, но его улыбка сошла на нет, когда он услышал, что большая часть из них была на то, как долго он сможет продержаться.

Лана улыбнулась еще шире:

– О, это очень щедро с твоей стороны. Пожалуйста, будь полегче со мной, хорошо? – и с до ядовитого милой улыбкой подошла к полке со снаряжением, выбрала себе шлем и встала напротив монстра.

– Дженкинс, Дженкинс… – раздался из толпы голос и недавно получивший звание лейтенанта Павел Друзимский подошел к ней. – Дженкинс, что не так? Я знаю этот взгляд.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Лана в ответ, и Павел побледнел, когда она повернулась к нему.

Вместо того, чтобы продолжать развивать тему, он сделал шаг назад и обратился к монстру:

– Do svidaniya, –просто произнёс он, похлопал того по плечу и сделал шаг из ринга.

– Итак, малыши, все знают правила: никаких сломанных костей и ранений, не дающих участвовать в операциях. Всем все ясно? – произнесла судья, лейтенант Фуджикава, переведя взгляд с монстра на Лану.

– Да, сэр! – сказала Лана и начала слегка подпрыгивать вверх и вниз. Меньший почти на фут рост, в сочетании с этой глуповатой улыбкой заставлял ее выглядеть почти ребенком по сравнению со своим оппонентом. Это-то мне и нужно…

Фуджикава смерила женщину-солдата внимательным взглядом, после чего коротко свистнула через свой свисток. Двумя секундами позже русский монстр оказался вне ринга и с трудом пытался сделать вдох, а Лана все также подпрыгивала и улыбалась.

Эти подпрыгивания, разумеется, были видимостью. Монстр ожидал удар в голову или шею, но Лана подсчитала момент так, что когда прозвучал свисток, она как раз приземлилась, а ее ноги были слегка согнуты, и распрямилась прямо вперед. Правый кулак провел идеальный удар по диафрагме, а удар левой ладони в грудь заставил его сделать шаг назад. Левая нога оказалась позади правой ноги монстра, заставив его потерять равновесие. Он сумел не упасть, однако теперь находился вне матов.

Очко в пользу Ланы.

– Ебанная лесбиянка, – прохрипел монстр, возвращаясь на ринг.

Улыбка испарилась.

Рука размером почти с голову Ланы ударила ее и сбила с ног.

– ЕБАННАЯ ЛЕСБИЯНКА! КАК ПОСМЕЛА ТЫ СДЕЛАТЬ ПОДОБНОЕ СО МНОЙ? – орал на нее монстр. Она пыталась встать, однако монстр вновь ударил ее, на этот раз тыльной стороной руки. Взрыв боли охватил ее глаз, и Лана вновь рухнула на пол.

– П-пап, я пошутил. Это была шутка! – пытался объяснить все юный голос.

"Тихо, Билл, это не твоя ошибка. Дай старшей сестре Лане разобраться с этим" – молча молила она, и поморщилась, услышав звук удара и вскрик брата.

– Не смей лгать мне, мальчишка!– прорычал монстр. – Держу пари, ты нахватался этого у своей матери. Она испортила тебя. Ты вернулся домой и начал рассказывать о том, как эта тварь гонялась за другими девчонками и теперь пытаешься пойти на попятную? Ебанная лесбиянка зашла слишком далеко, но больше она не навлечет позор на эту семью,

Ботинок врезался в ее бок, и Лана почувствовала, как внутри у нее что-то хрустнуло. Боль была слишком сильной… все, что она могла сделать – это свернуться клубком и молить, чтобы это прекратилось.

– Дэнни, остановись, ты убьешь ее! – кричала мать, но монстр заглушил и ее голос.

– Я ДАВАЛ ТЕБЕ ПРАВО ГОВОРИТЬ? – проревел он, и затем пугающее спокойствие воцарилось в комнате: – Держу пари, вы вместе это придумали, верно? Сложно представить лучший способ разрушить мою жизнь, чем превратить маленькую Лану в лесбиянку, верно? Но я не потерплю подобного в этом доме, – голос монстра приблизился к Лане, и она заранее сжалась, зная, что очередной удар неминуем.

– ДЭННИ, ОСТАНОВИСЬ.

Звук удара, следом за ним грохот, звон разбитого стекла и тихие всхлипывания.

– Это мой дом, сука! Меня достало то, что ты ставишь под сомнение мой авторитет и портишь моих сыновей! – удаляющиеся тяжелые шаги, звон ключей и звук открывающегося замка. Скрипучая дверь жалобно застонала, когда ее распахнули настежь. Лишь одна дверь во всем доме издает такой звук. Комната с оружием.

– Суки и лесбиянки, – снова и снова бормотал монстр, заряжая два заряда в дробовик. – Пришло время преподать мальчикам наглядный урок. Отклонения недопустимы. Разговоры за спиной недопустимы, – щелчок затвора эхом разнесся по комнате.

– Дэнни, не надо!

– Папа, стой!

Завязалась борьба, и Лана попыталась подняться и сделать свой ход. У нее был лишь один шанс.

– ПРОКЛЯТЬЕ, МАЛЬЧИШКА! Проваливай у меня с пути или, клянусь Господом, я пристрелю вас обоих! – глаз Ланы заплыл до такой степени, что она не могла видеть происходящее сбоку, но она все равно сочувствующе поморщилась, услышав глухой звук приклада, снова и снова врезающегося в живую плоть.

– Дэнни… Дэнни, ты не обязан делать этого, – молила мать. – Просто положи дробовик, и мы сможем поговорить об э…

– Поговорить? ПОГОВОРИТЬ? Ты только это и делаешь! – заорал монстр. – Говоришь, говоришь, говоришь – день и ночь напролет. Уверен, именно разговорами ты ввергла Лану в тот грех, в котором она теперь пребывает, а сейчас ты пытаешься уговорить меня простить ее. Разве ты не слышала хороших новостей, милая? БОГ ПРОЩАЕТ, НО Я ТОЧНО НЕТ!

БАХ

Спина монстра, некогда могучая и мускулистая, исчезла в облаке крови и мяса. Он молча рухнул вперед; мертвый еще до того, как упал на пол.

– Очко в пользу Дженкинс, состязание окончено!

Лана обнаружила, что ее оттаскивают назад, а зрение вновь обрело четкость. Монстр… русский монстр лежал на матах перед ней, пытаясь прикрыть руками уже и так залитое кровью лицо. Множество ранений было отчетливо видно на его руках, груди и животе, однако самым ярким зрелищем было его лицо.

Его губа была разодрана и кровоточила, здоровенный синяк наливался кровью на левой стороне лица… но самой яркой переменой был страх в его глазах. Он боялся не боли… Он боялся ее.

– Боже, Дженкинс. Ты выглядела так, точно собиралась убить его голыми руками, – прошептал Павел, как только Лана вновь встала на ноги. – Серьезно, что с тобой не так?

– Он.

Новый боец вступил на ринг, закрепляя шлем, надевая перчатки и встретив взгляд Ланы своим.

– Я должен был сразу догадаться, что найду тебя здесь, – мрачно произнес Мэтт.

Лана отошла от лейтенанта и вернулась на маты, с улыбкой, которая была не столько милой и доброй, сколько холодной и жестокой.

– И я рада, что ты нашел меня. Честно говоря, я уже давно об этом мечтала.

– А я в последние дни мечтаю ударить тебя каждый раз, когда ты открываешь свой рот, – сказал Мэтт, даже не пытаясь улыбнуться в ответ.

Лана начала слегка подпрыгивать:

– Что ж, один из нас будет весьма разочарован к концу этого состязания.

– Единственным разочарованным будет тот, кто остался в лаборатории "Стардаст".

Улыбка вновь исчезла.

– Я была права. Ничто из того, что ты сделаешь или скажешь, не сможет изменить этого, – Лана прекратила подпрыгивать, встала в более широкую стойку и прищурилась. Мэтт повторил ее действия, и каждый зритель задержал свое дыхание…

– СТРАЙК-1, ПРИГОТОВИТЬСЯ К БОЮ. СТРАЙК-2, ПРИГОТОВИТЬСЯ К БОЮ. СТРАЙК-3…

Система общественных оповещений вызвала стон разочарования у собравшихся, но никто не стал мешкать, направляясь к арсеналу.

Павел посмотрел на Лану и Мэтта, но недостаточно жестко, чтобы его взор можно было бы назвать сверлящим.

– В арсенал, оба. Немедленно. Что бы у вас не произошло, это может подождать.

Ни один солдат не подтвердил получение приказа, но оба сделали шаг друг от друга и пошли вслед за лейтенантом.

------

10:35, 02.05.2015, ИНЖЕНЕРНЫЙ ОТДЕЛ

Вкалывающие в мастерской инженеры и рабочие достаточно хорошо знали Чарльза Шэня, чтобы понимать: если он не улыбается, значит стоит держаться подальше. Именно поэтому когда Чарльз ворвался в мастерскую, его обычно дружелюбные сотрудники и подчиненные тут же съежились и попытались казаться как можно менее заметными, стараясь не навлечь на себя его гнев.

– Кроули, Хамилл! Тестирования в одной из лабораторий привели к ее повреждению, и мы должны немедленно разобраться с этим! Бросайте то, чем занимались до этого и следуйте за мной, – пролаял Шэнь, даже не бросив взгляд в сторону тех, чьи фамилии только что назвал. Невезучие инженеры буквально побросали свои инструменты и побежали, пытаясь догнать идущего быстрым шагом руководителя отдела. – Где Чжан?

– Я здесь, сэр, – доложил тот откуда-то из-за спины Шэня, точно появившись из воздуха.

– Отлично, – заявил Шэнь, направляясь в сторону складских помещений. – Тест не нанес ущерб комплексным компонентам, таким как электросеть; нам предстоит разобраться с чисто структурными повреждениями. Я ожидаю, что ремонтные работы будут завершены в течение…

Шэнь резко прервал свою мысль, когда его взгляд наткнулся на хранилище инопланетных материалов. Сквозь смотровое окно сочилось мягкое сияние. Инженер направился прямо к этой двери, провел своей картой доступа по замку и открыл ее.

Десятки ящиков, заполненных разнообразными предметами – от добытых с полевых операций фрагментов оружия и до целых навигационных систем сбитых НЛО – рядами стояли на полках, а на центральном столе располагалось небольшое похожее на коробку устройство, покрытое инопланетными письменами, которые сияли достаточно ярко, чтобы осветить этот участок помещения. Не отрывая взгляда от этого устройства, Шэнь подошел к нему, а затем развернулся и заорал:

– КТО ИЗ ВАС, ИМБЕЦИЛЫ, ДОДУМАЛСЯ ОСТАВИТЬ АКТИВИРОВАННОЕ УСТРОЙСТВО ПРИШЕЛЬЦЕВ НА СКЛАДЕ?

– …это тот маяк, что я передал вам в Гонконге… – едва слышно пробормотал Чжан.

– Эм… сэр? – робко произнес Хамилл и тем самым привлек к себе гнев обычно жизнерадостного инженера. – Обнаруженный н-нами переключатель находится в положении "выключено".

Шэнь развернулся обратно к устройству, и, в полном соответствии со словами его подчиненного, переключатель питания был отключен. Никаких кабелей к устройству подведено не было… элериумная батарея также оказалась отсоединена, но, тем не менее, оно было включено.

– Новый план. Вы двое, приготовьте маяк к транспортировке. Мне нужно поговорить с Брэдфордом сейч…

– Шэнь, это Брэдфорд, – донесся голос из свисающей с шеи Чарльза гарнитуры, и он с озадаченным выражением лица надел ее.

– Эм… это Шэнь…

------

10:45, 02.05.2015, ПОМЕЩЕНИЕ ДЛЯ ИНСТРУКТАЖА

Шесть ударных отрядов в полном составе и снаряжении уже столпились в помещении для инструктажа, когда вошел Брэдфорд. Болтовня мгновенно смолкла, и, без лишних слов, брифинг начался:

– Примерно пятнадцать минут назад спутниковое наблюдение обнаружило летательные аппараты пришельцев, входящие в нашу атмосферу. Четыре тарелки класса "Скаут" и пятый корабль, который по размерам превосходит все виденное нами прежде. Их текущий курс – местоположение этой базы, – говорил Брэдфорд, то время как за его спиной множество изображений сменяло друг друга. Когда он закончил свою первую фразу, каждый боец в помещении задержал свое дыхание.

– Доктор Шэнь сообщает, что артефакт, который мы до этого считали маяком, внезапно активировался приблизительно в это же время. Основное предположение на данный момент – он указывает пришельцам наше местоположение, так что у этой операции будет две задачи. Первую будет выполнять Страйк-1. Их целью будет доставить активировавшийся маяк на грузовой поезд, ждущий в депо возле городского центра и затем увести формацию пришельцев как от этой базы, так и от населенных пунктов. Сержант Харрис, рядовая Дженкинс – вы двое будете ответственны за перенос и размещение маяка. Я даю добро на использование экипировки "Изгой" для этого задания, так что будьте добры получить ее. Маяк будет вас ждать.

Мэтт и Лана без слов отделились от толпы и направились к выходу.

– Детали второй части операции вы получите в скайрейнджерах на пути к первой. По машинам.

------

10:55, 02.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Игра Твайлайт в "Солитер" протекала ужасно. Когда Лана и Мэтт ушли, Ким научила Твайлайт игре, в которую та может играть одна. По ее словам, с "Солитером" можно убить время между тестами или посещениями, когда нечего делать.

Эта игра… – Твайлайт сверлила взглядом то положение, в котором оказалась, и ей приходилось сопротивляться порывам перевернуть стол от досады. В третий раз она обнаружила, что не может ни добавить карты в уже существующие стопки, ни открыть новых. То есть, она проиграла.

Вдох… выдох.

Твайлайт как раз собиралась перетасовать колоду и начать заново, когда дверь в ее жилище открылась, и внутрь вошли довольно нервно выглядевшие Мэтт с Ланой. На обоих были одеты громоздкие сегментированные жилеты с множеством инструментов и устройств на поясе, в том числе с серебристым молотком с зубьями, заставившим ее почувствовать себя неуютно. Также в их руках находились полнолицевые шлемы, а на спине у Мэтта был большой рюкзак.

Еще у обоих ее друзей на одежде были английские надписи: Х-А-Р-Р-И-С и Д-Ж-Е-Н-К-И-Н-С. Эти слова показались ей смутно знакомыми…

– Твайли, мне адски неприятно, что мы просто вваливаемся к тебе и начинаем выдвигать требования… – торопясь, произнесла Лана, – …но нам очень нужна от тебя большущая услуга. Можешь применить к нам "Изгоя"?

– Что? Зачем? Я-я думала, что мне больше нельзя его использовать. И я не хочу, чтобы вы попали в неприятности… – начала было говорить Твайлайт, но нетерпеливые взгляды собеседников заставили ее прерваться. – Происходит что-то ужасное, верно?

– Я… боюсь, что да, Твайлайт. Мы должны отправиться наверх и остановить это, но для этого нам нужен "Изгой", – быстро объяснил Мэтт. – И нужен он нам сейчас же, у нас очень мало времени.

– Хорошо… – пробормотала Твайлайт и сотворила заклинание. – Готово. Удачи!

– Спасибо! – воскликнула Лана.

– Спасибо, Твайлайт, – присоединился к ней Мэтт, и они оба направились к выходу и надели свои шлемы. – Это Харрис. Мы с Дженкинс выдвигаемся в ангар. Будем через пять минут.

Твайлайт могла бы попрощаться с ними, но она была слишком отвлечена, когда кусочки мозаики сложились вместе.

"Твайлайт направилась было вслед за ним, но заколебалась, обнаружив, что они теперь не одни. Еще два человека находились в коридоре. На них одеты сегментированные бронежилеты и несколько пугающие полнолицевые шлемы, а на их поясе и ногах было впечатляющее количество карманов и мешочков. В лапах у одного из них находилось большое приспособление, выглядевшее как металлическая коробка с двумя исходящими из ее конца трубками. Другой держал два меньших инструмента, первый из которых выглядел точь-в-точь как тот, что был у Чарльза, когда они познакомились, а второй был похож на серебристый молоток с выступающими из его вершины ответвлениями. Второе приспособление выглядело знакомо, но Твайлайт никак не могла понять почему, и поэтому, вместо того, чтобы и дальше стоять в нерешительности, она сделала шаг вперед и остановилась возле Чарльза.

– Это тоже твои друзья? – нерешительно спросила она, и ее друг кивнул в ответ."

– Полагаю, да. Это – капрал Харрис… – указал он на человека с двумя инструментами, – …а это – рядовая Дженкинс. Они будут сопровождать нас на коротком пути к жилищу, которое мы для тебя приготовили"

"Когда мы впервые нашли тебя, Твайлайт, ты защищала себя от неминуемой смерти, и эта штука, с которой ты покончила, убила бы после себя еще много людей"

"Строения вокруг нее в огне

Три мертвых человека на той стороне площадки.

Раздавленный жук прямо перед ней.

Упавшая на нее тень.

Она обернулась через плечо и обнаружила человека в броне, направившего в ее сторону серебристый инструмент.

Вспышка боли, затем темнота.

Она очнулась в гигантской стеклянной банке, окруженная людьми с недружелюбными лицами.

Стены банки отворились, и к ней потянулись металлические конечности…"

Твайлайт сглотнула и изо всех сил попыталась вспомнить, как дышать, осознав, что Мэтт, ее друг, был тем, кто привел ее в это место.

...