Автор рисунка: Devinian
Дополнительные материалы проекта "Стардаст" (Ч. 6) Решимость

Избегание

ВЛАСТИ НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ ВВЕЛИ ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОСЛЕ УЛИЧНЫХ БУНТОВ, ВОЗНИКШИХ В ХОДЕ ЭВАКУАЦИИ ОКЛЕНДА. СОГЛАСНО РЕЗУЛЬТАТАМ РАССЛЕДОВАНИЯ, ИХ ПРИЧИНОЙ ПОСЛУЖИЛ РЯД ЛОЖНЫХ СООБЩЕНИЙ О СКРЫВАЮЩИХСЯ СРЕДИ БЕЖЕНЦЕВ ПРИШЕЛЬЦАХ, ЧТО ПРИВЕЛО К НЕСКОЛЬКИМ СМЕРТЯМ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВОЕННЫЕ И ПОЛИЦИЯ ВМЕШАЛИСЬ В ПРОИСХОДЯЩЕЕ.

ПРЕССА СВЯЗЫВАЕТ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПРЕСТАРЕЛОГО ПЕНСИОНЕРА С ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМ ЗАГОВОРОМ. ИСТОЧНИКИ ПРИВОДЯТ СЛОВА САМОГО ПЕНСИОНЕРА О СВОЕМ ПРОШЛОМ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ СПЕЦСЛУЖБАХ И ЕГО МНОГОЧИСЛЕННЫЕ УПОМИНАНИЯ "ЭФИРИАЛОВ" И "АУТСАЙДЕРОВ", ОДНАКО КРУПНЫЕ НОВОСТНЫЕ АГЕНТСТВА НЕ СТАЛИ УДЕЛЯТЬ БОЛЬШОГО ВНИМАНИЯ "СТАРЧЕСКИМ БРЕДНЯМ".

------

09:02, 06.05.2015, КАЗАРМЫ

– Они опаздывают, – услышал Мэтт тихое ворчание лейтенанта Друзимского, пока вместе с остальными наиболее опытными бойцами дожидался прибытия новобранцев.

– Они могут быть избраны из лучших воинских частей в мире, но здесь они все будут новичками, – мрачно произнес он, изо всех сил стараясь, чтобы его взгляд не уступал взору лейтенанта. – Кроме того, они из различных стран и подразделений, так что поначалу я предвижу некоторое замешательство с их стороны.

Во взгляде Павла постепенно проявилась такая усталость, какую Мэтту ни разу не доводилось видеть на его лице.

– Ты прав, разумеется. К слову, я должен поблагодарить тебя. После того, как остальные… ушли, вы с Чжаном делали все возможное и невозможное. Ты будешь вторым по старшинству во взводе, и я полагаюсь на твою помощь в поддержании порядка среди новичков, как на поле боя, так и вне его.   

– Это был мой долг, сэр, – кивнул Мэтт, принимая похвалу и новые обязанности, однако на его лице была видна боль. – Мне лишь хотелось бы, чтобы…

– Можешь не продолжать, – перебил его Павел и с усталым видом похлопал по плечу. – Я знаю, о чем ты. Мне удалось поговорить с докторами этим утром, и они сказали, что Лана, вероятно, будет сегодня в достаточно хорошем состоянии, чтобы принять посетителей. Сможешь забежать к ней после того, как мы разберемся с новичками?

– Не уверен, что я бы оставил группу приспосабливаться к базе без одного из нас, сэр, – произнес Мэтт, приподняв бровь.

Но ответ Павла был неожиданным:

– Именно поэтому я и спрашиваю, сможешь ли ты забежать к ней. Уверен, мы с Чжаном сумеем присмотреть за детишками, пока ты будешь навещать ее. Я… не стану спрашивать, что произошло между вами двумя перед операцией, но вы должны разобраться с этим, пока есть возможность. При нашей работе зачастую бывает так, что оставляешь что-то на потом – а затем обнаруживаешь, что никакого "потом" уже нет.

– …ясно, сэр.

Мэтт должен был признать его правоту, особенно после того, как весть о состоянии Ланы дошла до уцелевших бойцов Страйк-1. Несмотря ни на что ей удалось выжить, однако теперь из-за своего ранения она не может быть частью Страйк-1. Мы не знаем, что с ней будет и когда она вновь сумеет передвигаться самостоятельно… но в любом случае ее переместят туда, где она сможет восстановиться. Подальше отсюда.

Рад это слышать, – произнес Павел, и на его лице появилось что-то напоминающее ухмылку. – И если верить докторам, первое, что она спросила, вернувшись в сознание – выдали ли ей повышение. Представь себе ее разочарование, когда она узнает, что ее посмертное повышение было сокращено с двух до одного ранга из-за того, что она не сумела остаться мертвой.

Мэтт не мог не хохотнуть.

– Я бы сказал, что мы ужасные люди, раз шутим о подобном, но что-то мне подсказывает, что она бы одобрила. Черт, да она наверняка сама сказала тебе упомянуть это, не так ли?

– Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это заявление.

– Ну, зато ей наконец удалось уйти от ранга рядового. Если бы не ее проклятые розыгрыши – она бы уже была сержантом. Полагаю, кому-то из заключавших пари теперь немало выдадут. Я уверен, остальные… – Они мертвы, – … остальные были бы рады за нее.

На лице Павла на миг проявилось сопереживание, но затем его сменило более озабоченное выражение.

– При всех неприятностях, которые она нам учиняла, ее будет не хватать. Я также… хотел бы еще кое о чем поговорить, прежде чем прибудут новобранцы. Мы с другими командирами взводов получили новые приказы от Брэдфорда, и мне хотелось бы узнать твое мнение о них.

– Без проблем. Что именно в них говорилось? – спросил Мэтт, и крохотный уголек тревоги затлел у него внутри, когда Павлу потребовалась пара секунд, чтобы собраться с мыслями.

– Новые приказы касались изменений в Стандартной Оперативной Процедуре в отношении пришельцев, выходящих за рамки существующей классификации, – начал объяснять Павел настолько тихо, что его голос был практически не слышен за гулом казарм. – Читая между строк, можно предположить, что существуют пришельцы, не являющиеся союзниками агрессоров… и что они могут быть невраждебны по отношению к нам.

Будь проклято твое любопытство, Павел, яростно подумал Мэтт, изо всех сил пытаясь сохранить каменное выражение лица. Будь оно проклято.

– Во время прошлого разговора с тобой и Чжаном после операции, я всего лишь высказывал вслух то, что было на уме, но теперь я начинаю по-настоящему интересоваться, – Павел скрестил руки и прислонился к стене, демонстративно не смотря на своего подчиненного. – Это… существо в "Стардаст". Оно не из агрессоров, верно? Оно нейтрально, либо даже сотрудничает. И у него есть друзья, которые могут прийти за ним, верно?

– Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть…

Sookin sin, – выругался Павел и потер переносицу. – Это все осложняет, не так ли? Да и банальная неудача. Появиться посреди войны между нами и ужасами из пустоты – это просто гениально. Думаю, нам чертовски повезло, что ты использовал дуговой излучатель вместо винтовки, верно?

С каждым новым словом, произносимым лейтенантом, Мэтту становилось все труднее и труднее поддерживать отсутствие эмоций на лице. Черт побери, старик, смени уже тему!

– Просто… ответь хотя бы на один вопрос, хорошо? – произнес Павел через несколько долгих секунд. – Это правда? Оно действительно никак не связано с агрессорами? Я бы не стал так давить на тебя беспричинно, Мэтт, и ничто сказанное тобой не покинет пределов этого помещения. Я так пытаюсь докопаться до сути потому, что остальные командиры отрядов высказали озабоченность из-за риска, которому подвергаются их бойцы из-за новых приказов. Мы все здесь для того, чтобы исполнить свой долг или погибнуть, пытаясь, но ты же был с нами, когда Вален пришла со своим безумным планом использовать эти знаменитые тазеры для захвата пришельцев. И ты видел реакцию людей.

– Верно. И я вызвался добровольцем, если помнишь.

– Вызвался, и за это тебе полагается настоящая медаль. Но ты видел, как отреагировали остальные, когда поступили приказы. Ни один командир не хотел заставлять кого-то из своих подчиненных брать на себя этот риск, – лейтенант вздохнул и вновь потер переносицу. – Я не прошу тебя разглашать секреты лаборатории. Мне лишь надо знать, что эти приказы не подвергают Страйк-1 дополнительной опасности без хорошей на то причины.

Мэтт поймал себя на том, что копировал позу Павла, пока обдумывал свои дальнейшие слова. То, сколь много он произнес, уже само по себе является доказательством того, что это его сильно беспокоит. Что отец говорил о сержантах? Лейтенант, может, и ведет машину, но карта находится у сержанта. Без поддержки и руководства весь взвод потерян.

Я не могу распространяться о природе плененных существ, которые могут находиться в настоящее время на попечении XCOM, – медленно произнес Мэтт, выделяя каждое слово. – Я также не имею права рассуждать о вероятности существования третьей стороны, не вовлеченной в текущий конфликт и пытающейся вернуть указанное существо сомнительного происхождения. И, наконец, сотрудничающие пленники находятся в ведомстве доктора Мойры Вален, и все соответствующие запросы должны быть отправляться к ней на рассмотрение.

Павел впервые с начала беседы перевел глаза на Мэтта и пару секунд просто продолжал смотреть на него, после чего вернул себе изначальную позу:

– Спасибо, – кратко произнес он, обдумывая прозвучавший ответ.

Мэтт едва заметно кивнул, однако дальнейший разговор был прерван отворившимися массивными двойными дверьми, и внутрь общей площади казарм зашла довольно большая группа солдат.

– Окей, всем внимание! – рявкнула Фуджикава и запрыгнула на скамью, чтобы быть видной для всех собравшихся в помещении бойцов.

При всех ее лидерских качествах, она всего лишь пять футов ростом даже с учетом берцев, подумал Мэтт, осматривая толпу новобранцев. Средний рост новичков больше пяти десяти… ей потребуется идти на любые ухищрения.

– Уверена, вам всем не терпится войти в курс местной жизни, однако сперва вы должны быть назначены в соответствующие ударные отряды. Лейтенант Павел Друзимский является командиром Страйк-1. Если услышали свое имя – то вы под его началом, – Павел сделал шаг вперед, а капитан достала планшет и начала быстро тараторить имена: – Нима Бапела! Холли Блейк! Клара Бёрнс! Патрик Карлок! Джек Финч! Роберт Санс! Каори Судзуки! Кайто Ямазаки! Со Страйк-1 на этом все, далее…

Мэтт перестал вслушиваться в слова капитана и переключил свое внимание на приближающихся рекрутов. Три пары шли вместе, а двое оставшихся бойцов – чуть в стороне. Вероятно, различные национальные принадлежности или воинские подразделения. Черт, да они по пути сюда даже могли попросту с кем-то подружиться.

– Итак, леди и джентльмены, следуйте за мной, – Павел махнул и развернулся к одному из выходов из центральной зоны казарм. Только после того, как последний из новобранцев пошел мимо, Мэтт направился вслед за ним. Группа солдат миновала несколько поворотов и, наконец, остановилась в спальном помещении, которое обычно использовали Страйк-1 и -2.

– Присаживайтесь, – произнес Павел, и бойцы разместились на кроватях, скамьях и паре стульев. Мэтт же, однако, лишь прислонился к стене и продолжил стоять.

– Итак, я уверен, что вам уже закатывали речь о спасении мира от ужасов с далеких звезд, так что я не буду заставлять вас выслушивать это вновь, – обратился к группе Павел, развернувшись к ним лицом. – Вы являетесь лучшими бойцами своих подразделений, и каждый из вас проявил себя в достаточной степени, чтобы привлечь внимание этой организации. На вас возложено большое доверие, и я ожидаю от вас исключительного профессионализма. Иными словами – превосходного участия в бою и идеального поведения на базе. Всем все ясно?

– Да, сэр! – прозвучал нестройный хор голосов, и Мэтт заметил, что Павлу жутко хотелось заставить их повторить.

– Теперь пришло время представлений. Будьте добры, назовите свое имя, предыдущее подразделение и как вы здесь оказались. Я – лейтенант Павел Друзимский, командир Страйк-1. Бывший боец спецназа, был частью отряда, предпринявшего попытку захвата инопланетного летательного аппарата, приземлившегося в руинах Чернобыля. Мы сумели захватить его, а затем и я, и этот аппарат оказались в этой организации, – Павел приостановился и указал на одного из новобранцев, тридцатилетнего мужчину с загорелой кожей, коричневыми волосами и карими глазами. – Ты следующий.

– Патрик Карлок, сэр. Отставной инженер армии США. Был инженером по проектированию трубопроводов в 697-м перед тем, как подать в отставку. Меня завербовали после того, как я обнаружил ряд попыток саботажа коммунально-бытового водоснабжения в континентальных Соединенных Штатах. Меня должны были увести на допрос о природе моих находок, когда пришельцы решили, что не хотят, чтобы я отвечал на эти вопросы, – мужчина самокритично усмехнулся и затем продолжил: – Я не хотел быть мертвым грузом и поэтому вызвался добровольцем.          

Улыбка Павла была искренней.

– Возможно, ты этого не помнишь, но я был частью того отряда, что вытащил тебя. Ты будешь ценным дополнением во взводе, – взгляд лейтенанта упал на следующего человека, на этот раз чернокожую женщину с бритой головой. – Ты следующая.

Представления шли один за другим. Эта женщина по имени Нима Бапела была солдатом, пережившим акцию устрашения пришельцев, направленную против военной базы ее страны, на которой она служила. Кайто Ямазаки и Каори Судзуки привлекли к себе внимание XCOM, перебив значительное количество пришельцев, предпринимавших попытку похищения гражданских в сельской местности в Японии. Джек Финч и Клара Бёрнс были завербованы из британской Специальной Авиационной Службы после того, как обезвредили бомбу пришельцев, которая должна была сжечь дотла большую часть Кардиффа. Холли Блейк попала к ним после того, как была объявлена пропавшей без вести в результате атаки пришельцев, сровнявшей с землей американскую базу в Ираке, и дала о себе знать только когда у нее начали подходить к концу боеприпасы для снайперской винтовки, из которой она отстреливала одного чужого за другим.

– И, наконец, вы, сэр, – повернулся Павел к последнему новобранцу. Он был слишком стар для солдата, а выглядящая дубленой кожа и множество шрамов на лице выставляли его достойным конкурентом Чжану.

– Роберт Сакс, бывший боец Австралийской Тактической Штурмовой Группы, – прозвучал скрипучий голос мужчины, ставший таковым либо из-за длительного пристрастия к сигаретам, либо из-за ранения, оставившего после себя эти шрамы на шее и подбородке. – И лично мне кажется, что меня завербовали из-за того, что я разобрался с одним из этих жутких жуков по-австралийски.

Выждав пару секунд, он пояснил:

– При помощи ножа.

– Как по мне, брехня. Зачем тебе вообще идти на одну из этих тварей с ножом? – вырвалось у Кайто, и точно такое же недоверие было заметно на лицах остальных собравшихся

Роберт ответил без промедления:

– У меня закончились патроны, и я чертовски не хотел пускать в ход зубы.

– И часто вы, австралийцы, этим занимаетесь? Убиваете при помощи одного лишь ножа демонических пауков, обрушившихся с небес? Уверен, так ты и получил свои шрамы, верно? – спросил Карлок, и на его лице начала появляться ухмылка.

И вновь ответ прозвучал мгновенно:

– Тебе давно доводилось бывать в Австралии? Демонические пауки уже давно стали обыденностью. Что же до шрамов – нет, дело не в этом, – прошло несколько долгих секунд тишины, прежде чем австралиец медленно улыбнулся и начал хохотать.

– Я перезаряжался, когда проклятый жук прыгнул на меня. Едва не отхватил мне челюсть одной клешней. Я едва успел вытащить нож и вонзить ему в брюхо, прежде чем он прикончил бы меня. Думаю, он как раз пытался превратить меня в одного из них, и поэтому потерял бдительность. Я воспользовался моментом и не прекращал наносить удары ножом до тех пор, пока он не прекратил двигаться.

Павел разделил улыбку с покрытым шрамами мужчиной.

– Ну, до тех пор, пока ты готов использовать пушки вместе с нами вместо того, чтобы закалывать пришельцев до смерти, меня такое объяснение устраивает, – взгляд лейтенанта упал на Мэтта, и тот понял, что пришел его черед.

– Я сержант Мэтт Харрис, бывший…

– Мясник, – перебил Джек Финч. – О, я узнал тебя. Ты был частью той халтурной боевой группы армии Соединенных Штатов, отправленной ликвидировать Аль-Массани в Ираке. Убил какого-то ребенка и спровоцировал гражданскую войну. Насколько я слышал, они все еще жгут твои изображения в той части света.

Глаза Мэтта превратились в узкие щелки, и он практически пригвоздил взглядом британца к месту.

– У этого ребенка было оружие и намерение использовать его. Я должен был защитить себя и свой взвод.

– М-да. Я слышал по новостям, как ты прикрывался этим оправданием. Что забавно, твой взвод все равно практически поголовно погиб и без тво…

– Мистер Финч, – зашипел Павел, вклинившись в разговор со всей деликатностью боевого тарана. – Сержант Харрис – второй по старшинству во взводе, и я доверяю его суждению и решениям как своим. Если он говорит, что его действия были оправданы – значит они были. Кроме того, я с большей готовностью поверю словам того, кто на самом деле там был, а не мнению какой-то тыловой крысы или очередной телевизионной знаменитости. И от товарища-солдата я ожидаю того же.

Чувство превосходства Джека и его уверенность в своих словах дали трещину, когда до него дошла логика слов Павла, однако Мэтт был слишком сильно погружен в свои мысли, чтобы заметить это.

– И это относится к вам всем, – произнес Павел, по очереди обведя каждого бойца своим взглядом, чтобы подчеркнуть серьезность своих слов. – Каждый из вас считает себя сорвиголовой, и вы были таковыми до того, как попали сюда. Но сами по себе вы ничто. Пришельцы коварны и скоординированы до такой степени, что мы не можем противостоять им, не создавая своих спаянных групп. Наша сила и наше выживание зависит от возможности стать спаянной группой. С этого момента я не потерплю ничего, что ставит эту цель под угрозу. Всем понятно?

– Да, сэр, – прозвучал неровный хор голосов.

Бровь Павла дернулась.

– Я не слышу.

– Да, сэр!

– Очень хорошо. Теперь, когда мы покончили с этой неприятной частью, нас ожидает еще одно представление, – Павел посмотрел куда-то за Мэтта и кивнул.

Харрис обернулся и обнаружил Чжана, который словно материализовался из воздуха правее и позади, и сержант едва не подпрыгнул, увидев его.

– Меня зовут Шаоджи Чжан. Мое прошлое связано с PLASOF, однако внимание этой организации привлекла моя гражданская работа. Я был завербован вскоре после этого.

– Какая именно гражданская работа? – спросил один из новобранцев, и в его голосе явно чувствовалось желание поскорее забыть прозвучавшие минуту назад слова.

– Доставка, – пояснил Чжан с холодной усмешкой. – В ходе своей работы я обнаружил у себя в руках устройство пришельцев, и я предпочел доставить его не своему нанимателю, а XCOM. Оказавшись после этого безработным, я предложил свои услуги этой организации – и вот я здесь.

– Спасибо, Чжан, – кивнул Павел и затем вновь повернулся к рекрутам. – Вы все уже слышали это во время вербовки, однако мне кажется, что будет не лишним повторить. До тех пор, пока этот конфликт продолжается, мы не имеем связи с внешним миром. Оперативная секретность является наивысшим приоритетом, однако это также означает, что мы находимся в неведении касательно происходящего снаружи. Так что прежде чем мы закончим, мне бы хотелось узнать, что происходит на планете.

Неуютная тишина воцарилась в помещении, прежде чем прозвучал голос Сакса:

– Там форменный бардак. Пока я возвращался в строй, мне доводилось слышать, что Новая Зеландия полностью замолкла, и Австралию наводнили беженцы с нее. Согласно их словам, вся страна просто сошла с ума. Новости пытаются скрыть это, но как только ситуация прояснится – полетят головы.

– Я… боюсь, я вынужден согласиться, – произнес Карлок. – До паники на улицах еще не дошло, но уже была по меньшей мере дюжина диверсий на крупных объектах по всем Соединенным Штатам. Попытка саботажа системы водоснабжения, которую я не без помощи XCOM смог предотвратить, уничтожила бы значительную часть наших водяных запасов к востоку от Миссисипи. С учетом "подозрительных" обрушений мостов, случившихся в феврале, не так уж и тяжело предположить, что это систематическая атака на нашу инфраструктуру, и мы едва выдерживаем ее.

Кайто и Каори обменялись взглядом, и затем последний поделился известным ему:

– Мне страшно это признавать, но Японию от анархии отделяет всего одна катастрофа. Все вежливы и ведут себя так, словно ничего не происходит, но это видно в их глазах. Они напуганы.

– Моя семья в продолжительном отпуске в Окинаве, поскольку они боятся еще одной атаки на столицу, – с беспокойством добавила Кайто и затем пояснила: – Насколько я слышала, все, кто может себе это позволить, переезжают из городов в сельскую местность. Если люди не чувствуют себя в безопасности в городах, то это лишь вопрос времени, пока вся экономика не встанет мертвым ходом.

– Звучит как подход британцев к любой проблеме, – произнес Финч, вернув себе дар речи после выговора Павла. – Вторжение пришельцев? Не беспокойся и пей чай, пока все не устаканится, – он самокритично усмехнулся и затем вновь посмотрел на остальных бойцов. – Люди боятся покидать свои дома. Члены королевской семьи периодически появляются на публике с призывами к спокойствию и хладнокровию, однако все знают, что Парламент и премьер-министр зарылись где-то в бункере, предоставив остальную страну своей участи.

– Проклятые политики, – прорычал Сакс, превосходно резюмировав слова Финча.

С каждой новой фразой выражение лица Мэтта становилось все мрачнее и мрачнее, и он не мог не заметить, что на Павла новости оказывают такой же эффект. Все хуже, чем я думал. Надеюсь, мои родные в порядке.

– Эм, всем спасибо за ответы на мой вопрос, пусть они и были не столь обнадеживающими, как я надеялся, – произнес лейтенант через несколько долгих секунд. – Вы все можете внести свой вклад в этот конфликт. Возможно, вы уже принимали участие в оборонительных операциях в своих предыдущих подразделениях, но здесь у вас есть шанс нанести пришельцам ответный удар. Пока вы распределяете койки между собой, я поведаю вам историю о том, как мы взяли на абордаж и захватили судно пришельцев прямо посреди боя, – Павел поймал взгляд Мэтта и указал глазами на дверь.

Что ж, пришла пора проглотить пилюлю.

------

10:30, 06.05.2015, МЕДОТДЕЛ

Получив разрешение         от докторов, Мэтт зашел в отдел восстановления так тихо, как только мог. Помимо хора попискиваний и других издаваемых медицинскими машинами шумов, в помещении было абсолютно тихо. Шесть кроватей с пациентами выстроились рядом вдоль стен, а врачи периодически сверялись с показаниями и затем вновь покидали комнату.

Мэтт прошел мимо нескольких кроватей, прежде чем остановиться возле последней в ряду и поднять глаза на занимавшую ее женщину. Лана безмятежно спала, и следы суровых испытаний, через которые она прошла несколько дней назад, были отчетливо видны на ее лице. Ее кожа была мертвенно-бледной, а волосы разметались по подушке словно черное облако. Но самой значительной переменой было пустое пространство там, где должна была быть ее рука и закрытый бинтами обрубок чуть ниже левого плеча.

Как Мэтт ни пытался, ему не удавалось оторвать взгляда от этого зрелища, и он инстинктивно продолжал сжимать и разжимать свою левую руку, удостоверяясь, что она все еще на месте. Почти целую минуту сержант продолжал стоять на месте, наблюдая за спящей Ланой, и затем развернулся к выходу. Однако не успел он пройти и пяти шагов, как его окликнул слабый голос:

– О, хей, наконец-то ты появился.

Поняв, что тихое отступление больше не было возможным, Мэтт вернулся к кровати Ланы и присел на один из расположенных рядом с ней стульев.

– Павел говорил, что ты достаточно хорошо себя чувствовала, чтобы принять сегодня посетителей. Я слышал, ты весьма неплохо восстанавливаешься с учетом… твоего ранения.

– Болит как сука, пусть ее и теперь нет. Хотя доктора говорят, что это нормально, – ответила Лана, поморщившись. – Они кстати довольно неплохи. Согласно их словам, с физиотерапией я буду на ногах всего через пару дней. Не знаю, сколько с таким ранением я бы провалялась в обычном госпитале, но это звучит довольно быстро, не находишь?

– Я… склонен согласиться с тобой. Они не говорили, куда тебя отправят после этого? – спросил Мэтт с сочувствующим взглядом и наклонился вперед. Его локти уперлись в колени, и он сцепил руки перед собой и подпер подбородок большими пальцами.

Лана сумела выдавить из себя слабую улыбку и скованно пожать плечами, после чего снова поморщилась.

– Ну, пока ничего конкретного. Я спросила, могу ли я остаться и помогать с проектом "Стардаст" и любым другим заданием, которое у них найдется, и они сказали, что мы вернемся к этому вопросу позже. В любом случае это лучше, чем если бы они сразу сказали мне "нет".

– Я… думаю, что да. Нам с Павлом очень тебя не хватало, пока мы помогали новичкам приспособиться к здешней жизни. Если тебя все-таки оставят на базе, то я надеюсь, что ты сможешь поговорить с Павлом и протянуть ему… – и в этот момент Мэтт понял, что именно он сейчас скажет. Судя по усмешке Ланы, она тоже, – …руку помощи.

– Если вам требуется помощь с подручной работой, я сделаю все, до чего у меня дотянутся руки.

Мэтт зажмурился и закрыл лицо руками, но это не могло спасти его от грядущего.

– Черт, у меня даже найдется неплохое подержанное снаряжение, при условии, что детишки не будут иметь ничего против экипировки из вторых рук.

Мэтт с трудом подавил желание застонать.

– Передай Павлу, что ему достаточно сказать одно лишь слово – и я тут же стану его правой рукой. В конце концов, в работе с новичками всегда требуется твердая рука, иначе они попросту начнут игнорировать тебя.

– Я хотел было извиниться за свои слова, но затем я вспомнил, до чего ты ужасный человек, – пробормотал Мэтт, буквально чувствуя улыбку в голосе Ланы.

– Ты приходишь и вручаешь мне свои двусмысленные комментарии, а затем объявляешь меня ужасным человеком? Неужели мне надо напомнить, что я и так уже задолжала тебе одно надирание задницы, а это я могу сделать одной левой. И кроме того… я… ох, больше у меня ничего нет.

– Ты все эти дни придумывала свои ужасные шутки, верно?

– О нет, лишь последнюю пару часов, – ответила Лана с призраком своей обычной улыбки.

– Я рад, что ты ни капли не изменилась, – признал наконец Мэтт, и они оба усмехнулись. Однако хорошее настроение недолго царило в помещении.

Лана понизила голос и спросила:

– Ты к ней уже заходил? После операции, я имею в виду.

– Нет, не заходил, – произнес Мэтт, вновь принимая свою позу с локтями на коленях. – Павел назначил меня вторым по старшинству в Страйк-1. С учетом подготовлений к приему новобранцев, у меня попросту не оставалось времени…

– Ты избегаешь ее.

– …да, верно, – за виноватым признанием последовало несколько секунд тишины, и Мэтт с раздражением вздохнул, прежде чем продолжить: – У меня нет ни малейшего понятия, как я должен разобраться с этой ситуацией. Думаю, я бы с большим желанием вышел против криссалида с одним лишь ножом, чем попытался бы обезвредить эту бомбу в лаборатории, только и ждущую момента, чтобы взорваться. К слову, один из новичков утверждает, что уже делал это. Убивал криссалида одним лишь ножом, я имею в виду.

– Да ты пиздишь, – она еще раз поморщилась, что охладило ее оживленный ответ. – Дальше ты заявишь, что он сделал это, не имея выше пояса из одежды ничего кроме ковбойской шляпы и усов… Стоп, не меняй тему!

– Я серьезно, у меня нет ни одной идеи, как все это уладить, – Мэтт начал переходить на крик, но быстро оборвал себя, увидев неодобрительные взгляды докторов. – Как именно я должен развенчать ее предположения обо мне, причем так, чтобы она во вспышке гнева не снесла всю базу?

– А почему ты меня спрашиваешь об этом? – с сомнением спросила Лана, и в этот раз был ее через тяжело вздыхать, когда она поймала взор Мэтта. – Лично я вижу три варианта действий. Первый самый лучший, второй рискован в долгосрочной перспективе, третий – в краткосрочной.

– И в чем именно эти варианты заключаются?

– Ну, первым вариантом будет подыгрывание ей до тех пор, пока она не попадет домой или мы все не погибнем, – бойко начала объяснять Лана, но ее веселый голос сошел на нет, когда взгляд Мэтта вновь стал испепеляющим. – Вторым – найти какой-нибудь оправдание и никогда не появляться в "Стардаст", надеясь, что она не разнесет полбазы, пытаясь выяснить, куда ты подевался. Ну а в третьих ты можешь просто прийти и выложить все карты на стол, рискуя тем самым вызвать непредсказуемую реакцию.

– Я ведь не шутил до этого… сценарий с ножом и криссалидом мне все еще кажется предпочтительней.

– Да ладно тебе, что в худшем случае может произойти? Помимо "превращу тебя в красный туман, если расстроюсь"?

Мэтт лишь застонал.

– Ты не помогаешь. И я даже не знаю, как поднять эту тему, – он посмотрел на Лану, и на его лице появилась злая улыбка: – Мне просто надо прикатить твою задницу в "Стардаст" и заставить тебя саму ей все объяснять. Уверен, если ее собеседник уже будет ранен, вероятность агрессивной реакции будет значительно ниже. Ну а если это не так – то по крайней мере справедливость восторжествует.

– Ну и ну, какими коварными планами ты заручился.

– Даже не думай начинать снова, – поспешно приказал Мэтт, и затем снова уронил голову на свои руки. – У меня попросту нет обширного опыта в подобной сфере. Обычно разрывали именно со мной, и это редко хорошо заканчивалось.

– Термин "разорвать" подразумевает, что вы уже являетесь парой, – лукаво подметила Лана, но быстро пошла на попятный, когда Мэтт резко поднялся и схватился за ограждение в ногах ее кровати. – Окей-окей-окей, хорошо. Честность является твоим лучшим выходом, ну и небольшая творческая ложь, если ты сможешь не усложнять ее.

– Дженкинс, именно "небольшая творческая ложь" и втянула нас в этот бардак.

– Технически, нет, я всего лишь не говорила всей правды, но это тонкости. Просто… я не знаю. Скажи ей, что долг превыше всего или что-нибудь еще в том же духе. Или что ты уже обвенчан, и ваши отношения никак не сработают. Эй, не надо на меня так смотреть, я пытаюсь помочь, – Лана опять попыталась пожать плечами и поморщилась в результате. – Честно, я не знаю, что еще можно сделать.

– Мне просто не хочется ранить ее чувства. Я все еще помню письма моей младшей сестры, когда ей отказал первый парень, который ей нравился. Она месяцами приходила в себя, а мне пришлось выследить малолетнего засранца и "сурово поговорить" с ним о его поведении.

– И теперь ты боишься, что ее брат сделает то же самое с тобой? Не говоря уже о том, что ее родственники являются частью королевской семьи. Она личная ученица бога, а у тебя за плечами никого нет.

Очередной стон Мэтта прозвучал глухо, поскольку он вновь закрыл лицо руками.

– Ты и правда не помогаешь.

– Я понимаю, что ты хотел сказать, честно. У нее внутри есть эта маленькая искра, которая говорит ей, что при достаточно упорной работе и целеустремленности можно исправить все проблемы мира, и она уверена, что в конце концов все будет хорошо. Она до ужаса наивна, но ты не хочешь быть тем, кто отнимет у нее этот кусочек надежды, – после того, как Мэтт не произнеся ни слова кивнул, Лана закрыла глаза и глубоко вздохнула. – Хорошо. Если ты не хочешь этого делать, то все улажу я, как только смогу подняться с этой койки. Просто попытайся не выходить из себя, когда увидишь ее в следующий раз, ладно? Именно когда, а не если. Я хочу, чтобы ты зашел к ней сразу после того, как уйдешь отсюда.

– Хорошо, хорошо. Что мне стоит сказать о тебе? – спросил Мэтт с искренним беспокойством в голосе.

– Правду, – быстро ответила Лана. – Я поранилась в ходе операции. Но ни слова о том как. Пусть уж лучше она считает, что я сделала что-то глупое и что это не была ее ошибка. Лично мне кажется, что она из тех, кого каждая неудача преследует месяцами.

Мэтт опять с опаской поглядел на ранения Ланы.

– А когда она узнает, что ты не просто "поранилась"?

– Я перейду этот мост, когда дойду до него. А теперь иди, она и так достаточно долго ждала, – махнула женщина оставшейся рукой в сторону выхода, прогоняя Мэтта прочь.

Когда он покинул Медотдел, Мэтт увидел знакомое, но не слишком приятное лицо. Джек Финч подпирал стену коридора напротив выхода, скрестив руки и в раздумьях опустив голову. Прежде чем он успел бы попросту развернуться и пройти мимо него, англичанин встрепенулся и поднял одну руку в приветствии.

– А, сержант Харрис, я надеялся поговорить с вами, – произнес тот, подстраиваясь под его темп.

– Я занятой человек, мистер Финч. Я слышал, что на третьем этаже есть одна невинная девочка, а она не разобьет себе сердце сама, верно? – безэмоционально произнес Мэтт, продолжая маршировать по коридору в сторону главного лифта.

– Эм, да, к слову об этом. Боюсь, у меня есть тенденция начинать нести чушь, если я не слежу за собой. Спросите Клару, если не верите. Я просто начинаю говорить, и… – Джек начал переходить на бормотание, прежде чем Мэтт перебил его:

– Вы уже превысили лимит своих слов на день, мистер Финч, – заявил Мэтт тем же безэмоциональным тоном, достигнув лифта и начав спускаться вниз. Он заметил, как англичанин тихо вздохнул и затем запустил руку в волосы – скорее по привычке, чем в результате осмысленного движения.

– Я извиняюсь, окей? Я не хотел очернить вашу репутацию. Поднимать подобную тему, не зная всех фактов, было весьма глупо с моей стороны. Как я могу загладить свою вину? – искренне завершил Джек свое извинение, продолжая ожидать от Харриса ответа.

До неуютного долгая тишина воцарилась в лифте, пока они спускались вниз. Когда его створки распахнулись, Мэтт повернулся к Джеку и быстро произнес:
– Я принимаю извинение на временной основе, но ты должен согласиться на мои требования. В будущем я могу попросить тебя кое-что сделать. Это может не иметь смысла в тот момент или даже быть тем, что ты и так собирался сделать, но когда это произойдет – ты не будешь иметь права отказаться. Все ясно? Хорошо.

– Но что… – начал произносить Джек, но его слова оборвались, когда Мэтт покинул лифт, и створки захлопнулись, разделив их двоих.

 Не знаю, буду ли я вообще это использовать, но по крайней мере будет неплохо заставить его некоторое время пожить в страхе, подумал Мэтт про себя, направляясь к лабораториям "Стардаст".

------

11:27, 06.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Дверь в жилище Твайлайт с шипением отворилась, явив взору единорожку и доктора Вален, обложившихся чертежами и схемами. Обе весьма оживленно что-то обсуждали, указывая на разнообразные изображения, прежде чем заметить солдата.

Когда это успело произойти? – подумал Мэтт, пока его глаза перескакивали с исследователя на Твайлайт. В прошлый раз Вален даже близко не была такой полной энтузиазма…

– А, сержант, Твайлайт только что спрашивала о вас, – произнесла женщина, подняв взгляд, и Мэтт не мог не заметить испепеляющий взгляд единорожки, о котором добрый доктор так и не узнала. – Мы как раз собирались сделать перерыв.

– Значит, я выбрал удачный момент, чтобы зайти, – ответил Мэтт, пытаясь нацепить на лицо улыбку.

– Действительно, – согласилась Вален, и затем повернулась к Твайлайт: – Я отправлю результаты на рассмотрение доктору Шэню и узнаю, можем ли мы получить рабочий прототип в течение ближайших двух дней, хорошо? Нам может потребоваться твоя помощь, когда строительство будет завершено.

– Я с готовностью помогу, когда все будет готово, – произнесла Твайлайт с улыбкой и кивком, который Вален ей вернула.

Разуму Мэтта потребовалось несколько секунд, чтобы обработать поведение исследователя, и он с трудом подавил желание распахнуть рот, пока она направлялась к выходу. Что только что произошло? Прежде чем сержант успел бы прийти в себя, Вален прошла мимо него и покинула помещение.

Оставив его наедине с Твайлайт.

– Итак, Твайлайт… – начал Мэтт, но остановился посреди предложения, поймав на себе ее раздраженный взгляд.

– Где ты пропадал? Вы с Ланой появились и затем так внезапно исчезли после просьбы получить "Изгой", а потом я несколько дней не видела ни одного из вас. И все старались сменить тему, когда я спрашивала о том, где вы двое. Я до ужаса беспокоилась! – пылала гневом единорожка. – А еще у всех возникало это странное выражение лица, когда я задавала вопросы. Я знаю, что они что-то от меня скрывают. Почему ты не зашел ко мне, как только вернулся?

Мэтт с трудом подавил порыв сделать шаг назад при виде подобной отповеди.

– Мы все были очень заняты, и у меня попросту не было времени…

– Не было времени? У тебя не было пяти минут, чтобы зайти и сказать "привет, Твайлайт, я в порядке"? И где Лана? Ее я тоже не видела! – ее тирада все еще не дошла до крика, но была близка к этому.

– Лана… была ранена, Твайлайт. Она в Медотделе с тех пор, как мы вернулись. Она… она была по-настоящему сильно ранена, – торопливо начал отвечать мужчина, направляясь к одному из стульев за столом Твайлайт. – Множество людей были ранены. Прости, что не зашел раньше, но поскольку столь многие были… ранены, каждый здоровый человек был на счету, чтобы делать то, что они не могли.

Праведное негодование Твайлайт с каждым новым словом все сильнее сменялось беспокойством и виной.

– Прости, мне не следовало делать поспешных выводов… Я просто… – раскаяние в ее голосе превратилось в панику всего от одного слова. – Лана была ранена? Как? "Изгой" должен был не дать никому увидеть вас! Заклинание не сработало? – и еще один вопрос так и не был озвучен. "Это моя вина?"

Боюсь, я не знаю подробностей, – солгал Мэтт, отведя взгляд в сторону. – Я сюда пришел прямиком из Медотдела, и Лана сказала, что это был ее просчет. В поле "Изгой" работал так же безукоризненно, как и ожидалось. Можешь сама ее спросить, когда она зайдет.

В помещении воцарилась долгая и все более и более неловкая тишина, пока Мэтт ее не нарушил:

– Так над чем вы с доктором Вален работали?

– Телепорты, я думаю, – произнесла единорожка и затем указала копытом на кипу изображений. – Эти рисунки показывают внутреннее устройство приспособления, которое, согласно ее описаниям, работает как телепорт. Элериумная схема полностью не завершена: в ней отсутствует несколько переменных, таких как местоположение и дистанция, но Вален очень сильно обрадовалась и произнесла "информацию о цели предоставят компьютеры" или что-то в том же духе.

– Ага, ясно, – кивнул Мэтт. Вероятно, она нашла способ использовать это в качестве оружия. Она ведь говорила, что отправит что-то Шэню. – То есть, последнее время она была более дружелюбна? Когда эта перемена успела произойти?

– Ну, некоторое время назад мы немного поговорили и пришли к взаимопониманию, – загадочно сказала Твайлайт и затем продолжила: – Но теперь мы сумели преодолеть наши отличия. Мне кажется, она полна энтузиазма из-за тестирования элериума, а я просто рада помочь.

– Что именно вы делаете с элериумом? – спросил Мэтт, приподняв бровь.

– Судя по всему, она использует его для воспроизводства некоторых чар, – ответила Твайлайт и сделала глубокий вдох, который становился ему все более и более хорошо знаком. – Элериум обладает способностью притягивать, направлять и аккумулировать энергию Поля тем же образом, что и мой рог, и при соблюдении определенных условий он может использоваться для создания некоторых из моих заклинаний. Я уже помогла Мойре сделать небольшую коробочку, которая позволяет ей обнаруживать мою магию, и я также помогла сделать чертежи, при помощи которых мы сможем воспроизвести эффект заклинания "Изгой" при помощи схожего устройства.

– И чем все закончилось? – вновь задал вопрос Мэтт, пытаясь не дать заинтересованности поглотить себя с головой. Искусственное воспроизводство "Изгоя"? Если они смогут сделать это и найдут способ…

Они потеряли прототип.

– Они потеряли… – раздумья Мэтта резко прервались, пока он пытался осознать заявление Твайлайт, а затем с ужасом перевел взгляд на нее и обнаружил едва сдерживаемую самодовольную улыбку. Мэтт не мог не усмехнуться, и единорожка прекратила скрывать свое веселье. – Ох, это было весьма забавно. Думаю, Лана плохо на тебя влияет. Только не говори ей об этом изобретении. Она ужасная любительница розыгрышей, и мне бы чертовски не хотелось, чтобы у нее появилась возможность претворять их в жизнь, будучи практически невидимой.

Когда тема их разговора коснулась Ланы, неловкая тишина вернулась вновь.

Проклятие, старина, сейчас или никогда! Ты зарабатываешь на жизнь тем, что сражаешься с тварями, пришедшими из-за небес. Неудобная беседа – ничто по сравнению с этим! – мысленно кричал на себя Мэтт, собираясь с духом.

Вот только если все пойдет под откос, то она превратит тебя в гамбургер, прошептал мрачный голос где-то в глубине его рассудка, и он потратил еще одну секунду, представляя, как душит его обладателя.

– Твайлайт, я уже давно хотел кое о чем поговорить с тобой. Когда Лана была здесь в последние пару раз, она тебя дразнила определенной темой, и мне кажется, что нам надо обсудить э… – нерешительно начал Мэтт, но был перебит посреди предложения:

– Это слишком быстро! – взвизгнула Твайлайт.

– Что…

– Мне очень жаль, но это слишком быстро для меня! Я знаю, что являюсь "поздним цветком" и я первой признаю, что по большей степени пытаюсь избегать любых отношений, и до недавнего времени у меня даже не было настоящих друзей! К тому же мама отправляет мне эти книги, а Кейденс продолжает спрашивать, не нашла ли я своего особенного пони, но у меня всегда так много работы, а подобное всегда может подождать! Мэтт, я считаю тебя восхитительным человеком, но я просто не готова к отношениям со всем этим стрессом и я по-настоящему дорожу нашей дружбой и мы ведь можем остаться друзьями? Это может измениться в будущем, но пока мне нужно время…

– Эм, именно об этом я и думал, Твайлайт, – медленно произнес Мэтт. – Нам всем стоит оглядываться на будущее, а с учетом того, что сейчас происходит в мире, пока нам, возможно, стоит отложить подобные стремления на потом, верно?

– Я очень рада, что ты согласен, – Твайлайт, наконец, с облегчением выдохнула. – …но мы все еще можем оставаться друзьями? Хотя бы пока?

– Я только "за", Твайлайт, – кивнул солдат и поднялся со своего сидения. – Боюсь, теперь мне уже надо уходить. Я не преувеличивал, говоря, что со столь большим количеством выбывших из строя людей у оставшихся появилось много работы.

– Понимаю. И… спасибо тебе за понимание.

------

Мэтт вышел из жилой зоны и обнаружил Шэня и Миллса, слоняющихся без дела под недавно отремонтированным потолком зоны тестирований, в то время как Вален нигде не было видно.

– Итак… как все прошло? – мягко спросил Шэнь?

Мэтт с облегчением выдохнул и, наконец, ответил:

– Кажется, меня отправили во френдзону.

Все трое мужчин кратко усмехнулись и направились к выходу, однако Мэтт никак не мог перестать думать, почему эти слова так сильно его беспокоили.

...