Автор рисунка: MurDareik

Меня зовут Хайвз

В лекционном зале было шумно. Юные врачи были взволнованы — лекцию сегодня должен был читать известный диагностик. Доктор Хайвз работал в клинике Понивилля уже давно, и не особо любил большие сборища народа, но, раз уж так приказала начальница, ему пришлось прийти в зал. Слушатели, состоящие в основном из студентов медицинской академии, сидели за партами, готовые записывать все, что он скажет.
Сказать, что своей вступительной речью он удивил всех присутствующих — просто промолчать. Ничто, начиная с его внешнего вида и заканчивая манерой речи, не говорило о том, что он врач. Больше всего доктор Хайвз походил на простого, не самого молодого пони, которого не особенно волнует то, как он выглядит. Не было на нем и классического медицинского халата, что обычно носился всеми врачами. Растрепанная же грива говорила о том, что даже зеркало использовалось не слишком часто, хотя сами волосы были тщательно вымыты. Наверняка сказывалась медицинская практика — когда имеешь дело с больными, личную гигиену следует соблюдать в два раза тщательнее. И все же, самым шокирующим была его вступительная речь.
-Добрый день, — голос его был слегка хрипловатым, словно бы от частого курения, — Я рад, что вы пришли. Вы тоже?
Вопрос был задан с немалой долей ехидства.
-Ладно, думаю, скоро многие из вас передумают и уйдут. Я знаю, сам так делал.
Слушатели переглянулись, по залу пошел гул.
-Но, думаю, начинать стоило не с этого. Меня зовут Хайвз, я терапевт в этой клинике, которая, как думаю вы знаете, находится в Понивилле.
Минуя письменный стол лектора, пони просто уселся на пол, объяснив это тем, что ему так удобнее.
-Вы, возможно слышали обо мне. Скорее всего то, что я лжец, подлец, изрядная сволочь и, возможно, слишком циничен. Это все правда, вам не наврали, я гарантирую это.
Врачи беспокойно заерзали на своих местах. Хайвз тем временем продолжал.
-Но, как бы то ни было, меня все еще не уволили, и, почему то, считают, что я способен вас чему-то научить. Поэтому, прошу набраться терпения, всего через пару часов все это закончится.
Хайвз снял со стопки листов, что он недавно положил рядом, самый верхний, и внимательно прочитал его. Видимо, слегка удивленный его содержимым, доктор приподнял бровь, а затем выбросил лист прочь.
-К черту темы, я не преподаватель. Поскольку я диагностик, мы сегодня проведем полу-практический урок. Для этого мне понадобится кое-чья помощь. И, если вы подождете, я этого кое-кого приведу.
Не дожидаясь ответа, он вышел из зала. Строго говоря, это помещение вообще не было лекционной. На самом деле оно являлось залом для совещаний, когда требовался абсолютно весь персонал клиники. А в обычное время в нем преподавали специалисты в различных областях медицины. На этот раз — диагностической медицины, ветви, используемой, прежде всего, когда поступает пациент. Ведь без какого-то заключения невозможно назначить лечение, а значит, невозможно и вылечить.
Наконец, после почти десятиминутного отсутствия, Хайвз вернулся. Перед собой он толкал упирающегося единорога, судя по пропуску, кого-то с офтальмологического отделения. Симпатичная пони в белом халате отчаяно упиралась всеми конечностями, но в конце концов оказалась внутри зала. Там она оглядела всех слушателей, после чего обратилась к доктору:
-Ладно, Хайвз, что тебе нужно?
-Преврати эту комнату в несколько смотровых до конца лекции.
-Что? Я не умею!
-А я не умею пони лечить, — саркастично подметил Хайвз, — Ты поняла, что мне нужно — иллюзия. Давай, давай, шевели своим симпатичным рогом.
Единорог устало вздохнула.
-С тебя коктейль и свежий яблочный пирог, Хайвз, — предупредила она, взмахивая рогом, — Сразу же после работы. Но, разумеется, у тебя найдутся неотложные дела...
-Естественно! — подтвердил догадку доктор, — А ты думала иначе?
Передняя часть зала уже превратилась в некоторое подобие огромной смотровой комнаты, разделенной ширмами, поэтому врач с офтальмологического отделения поспешила уйти. Не забыв, однако, прокомментировать фразу коллеги:
-Я надеялась, что хотя бы раз ты не будешь убегать от обязанностей.
-Хммм... — протянул Хайвз, — Да, так вот. У нас есть три больных... Эээ...
Он задумался, а затем высунул голову в коридор.
-Глэсси, а ты ничего не забыла? — послышался оттуда крик. Тут же в смотровых появились три полупрозрачных пони.
-Да, — продолжил Хайвз, — Так вот. Три пони, поступивших с переломами: обычный земной жеребец, слегка легкомысленная пегас и спортивная единорог. Одного из пациентов мы отпустим через час, один перенесет операцию, а третьего... спасти невозможно. Наша задача — определить всех троих. Итак, идеи?
Первым копыто подняла пони из первого ряда. Волосы у нее на голове были схвачены в тугой хвост, торчавший вверх. Рукава халата закатаны, по всему ее виду было заметно, что подобная униформа лишь мешает ей, чем сразу же заработала лишний балл от Хайвза..
-Сперва стоит осмотреть место перелома, — предположила она.
-Отлично! — Хайвз подошел к первому пациенту. Только сейчас он заметил, что у него нет никаких переломов, и обратился к слушателям:
-Эээ... кто-нибудь из вас умеет ломать конечности другим пони? Нет? Значит, снова придется подождать.
Доктор в очередной раз вышел из зала, и вернулся с уже знакомым врачом единорогом.
-Кхм. Итак, позвольте представить вам доктора Глэсси с нашего офтальмологического отделения. Она была так любезна, что отменила следующий прием, чтобы помочь нам с лекцией.
-Хайвз, — угрюмо произнесла единорог, — Два больших пунша из «Сахарного уголка». Сегодня же.
-Всенепременно, — ответил пони, — Но сейчас сделай-ка вот так.
Он принялся шептать ей на ухо все нужные данные.
-Все остальное будем делать по ходу лекции.
Покачав головой, Глэсси глубоко вздохнула, а затем махнула рогом. После яркой вспышки пациенты оказались на кроватях с переломанными конечностями, а их мордочки искривились в беззвучных криках. Начав обследование, Хайвз пригласил слушателей подойти поближе, и принялся осматривать конечность первого пациента.
Это был обычный перелом, ничего особенного: распухшая нога, боль от касания, слегка вывернутая под углом конечность.
-Что же мы сделаем первым делом? — поинтересовался лектор.
-Мы сделаем рентген, — выкрикнул кто-то из толпы.
-Блестяще! Конечно, первым делом мы сделаем рентген. А что дальше?
-Мы передадим дело хирургу!
-Нет, не передадим. Просто потому что мы вредные, и нам все равно придется делать обследование.
Хайвз подошел к столу лектора, открыл один из ящиков, и обнаружил там слегка подсохший кекс. Пожав плечами, он, не забыв захватить кекс, уселся на одну из кроватей пациентов, и принялся жевать. Закончив, он оглянул аудиторию.
-Что, ни у кого нет вариантов?
-Сделать общее обследование.
-Бип! — доктор сымитировал гудение, прямо как на викторинах, когда неправильный ответ сопровождается подобный гудком, — Ответ неправильный! Первым делом стоит вправить кость, если есть смещение, загипсовать конечность, и задать вопросы самому пациенту. Обследование может подождать, но вот если все серьезно, и пострадавший не сможет говорить... ну, как минимум гроб придется заказывать вам.
Слушатели начали переглядываться. Сегодняшняя лекция настолько отличалась от всех других, что они не знали, что и думать. С одной стороны она была интересной, с другой стороны Хайвз никак не вписывался в рамки хорошего врача. Настолько неоднозначные ощущения держали аудиторию в некотором замешательстве, но одновременно с этим и не давали уйти. К великому сожалению самого Хайвза.
-Хм... никто до сих пор не ушел. Странно... Ну да ладно. Итак, пока первого пациента мучают в перевязочной, перейдем ко второму.
Доктор шепнул что-то на ухо Глэсси, а затем зашагал ко второй больничной койке.
Простыня уже пропиталась кровью — перелом был открытый, а значит, медлить нельзя было ни минуты. Пациентом была пегас, и судя по всему, боль ее уже не волновала. Это называлось шоком, когда мозг специально отключает все болевые рецепторы с целью облегчить страдания и продержать своего хозяина в сознании. Ведь если пони находится в сознании, то он способен решить проблему со здоровьем. Столь примитивная логика была своего рода спасителем, но в то же самое время и наказанием. Никому неохота смотреть на собственную разорванную плоть. И тут в дело вступает вторая реакция мозга — при сильных стрессовых ситуациях и виде шокирующего изображения мозг начинает отключать мыслительные процессы, чтобы не дать приносящей вред информации поступать в него. Таким образом, получается, что пони не может потерять сознание, но и при этом не может полностью осознавать ситуацию. Иными словами, сейчас это был «овощ», как говорят врачи — пустая оболочка от живого существа, содержащая лишь условные рефлексы.
-Перед нами спаржа, — констатировал факт Хайвз.
-Почему спаржа? — спросила студентка с хвостиком на голове.
-А Вам больше нравятся баклажаны? Морковка, салат, капуста, да хоть леденец на палочке. Это, — пони указал на пациентку, — бессознательное нечто. Очевидно, что первым делом нужно привести ее в сознание, я даже спрашивать об этом не буду. А делается это, естественно, тем же вправлением кости, зашиванием тканей, гипсованием, и простыми препаратами для восстановления работы мозга. Пока ничего интересного, идем дальше.
Хайвз подошел к третьему пациенту. Единорог не лежала на койке, а сидела на полу, прислонившись спиной к борту кровати. У нее была сломана передняя нога, здоровой она поддерживала поврежденную конечность. Судя по всему, особой боли она ей не причиняла, потому что обе ноги то и дело разгибались, словно бы единорог уставала держать их навесу, но ее мордочка была абсолютно спокойной.
-А вот это уже интереснее, — Хайвз сел рядом с пациенткой, — Спортсменка, тренируется для участия в соревнованиях. Во время тренировки поскользнулась и сломала ногу. Но вот что странно, она даже не кричит. Полная блокировка боли. Обычно мозг блокирует боль неполностью, оставляя лишь самую сильную, либо же очень сильно притупляет ее.
-Также возможно привыкание к боли, — не выдержал один из слушателей, — Ой... Извините.
-Точно, возможно привыкание, — Хайвз согласно кивнул, — Но здесь у нас полная блокировка. Кто может сказать почему?
-Нарушение работы мозга?
-Возможно, но тогда были бы другие симптомы.
-Повреждение нервных тканей? Боль просто не доходит до мозга, пациент может не чувствовать вообще всю конечность.
-Хороший вариант, но тогда она бы не сидела так спокойно.
-Обезболивающее?
-Точно! — доктор махнул копытом, — Сильное обезболивающее. Оно полностью заблокировало ту часть мозга, что отвечает за боль. Даже оторви мы ей сейчас другую ногу, она не почувствует. Кстати, попробовать не хотите?
-Но это значит, что ее мозг не работает правильно! — снова выкрикнула врач с хвостиком.
-Верно. Неизвестно, где она взяла такое обезболивающее, скорее всего купила уже давно, незадолго после начала тренировок, просто на случай боли в ногах. Но это стало ее смертным приговором. Транквилизатор фактически пристрелил ей кусок мозга. После такого жить уже невозможно, она умрет в течении пары часов. Туше, кладем тело на носилки, уносим в морг, и даже не нужно тратить гипс.
Призрачная пациентка, с негромким забавным чпоком, исчезла.
-То есть, именно этот пациент должен был умереть? — опять подала голос пони с хвостиком.
-Поправка, это вы дали ей умереть.
-Но Вы же сказали...
-Что я сказал? Что она умрет? И почему же вы не стали спорить?
Наступило молчание. Махнув копытом, Хайвз дал сигнал Глэсси, и пациентка, все с тем же чпокающим звуком, появилась вновь. Она все так же сидела на полу, придерживая здоровой ногой сломаную.
-Что мы упускаем из виду?
Слушатели внимательно присмотрелись, пытаясь разглядеть аномалии, но, к сожалению доктора, ни один не высказал предположение. Наконец, через пару минут из задних рядов послышался робкий голос:
-Она постоянно роняет сломаную ногу?
-Блестяще! О чем это говорит?
-Мышечная болезнь?
-Вероятно, но глупо — она спортсменка, у нее хорошо натренированы ноги. Для такого результата болезнь должна была начать развиваться еще неделю назад.
-Она быстро устает?
-Глупо, по той же причине. Ну, давайте, третий раз — волшебный. Отчего мы решили, что она умрет?
-Обезболивающее? — кажется, самой разговорчивой здесь была врач с хвостиком. Хайвз мысленно дал ей еще один балл.
-Обезболивающее, — подтвердил доктор, — Замечательное изобретение. Забирает боль, блокируя участок мозга, отвечающий за нее. Примитивно, но настолько эффективно, что порой оно становится личной панацеей.
Доктор Хайвз подошел к сидящей с безразличным видом пациентке. Когда та обратила на него внимание, он показал ей копыто и поводил из стороны в сторону, призывая единорога следить за ним. Ее глаза сильно дергаясь все же проследили за движением копыта, и , удовлетворенный результатом, Хайвз опустил свою конечность.
-Вот вам и второй симптом. В принципе, любого нормального врача это лишь убедит в правоте первой теории. Но не нас! Почему?
Врачи начали совещаться, поднялся гул. Все чаще возникали новые, совершенно безумные идеи, слышались названия болезней, которые совсем никак не могли появиться у пациентки. Решив, что здесь можно поставить запятую, Хайвз постучал копытом по полу.
-Думаю, — сказал он, когда все внимание было приковано к нему, — Здесь можно сделать перерыв. Скажем, минут на тридцать, у вас же нет никаких других занятий?
Получив утвердительный ответ, он удовлетворенно кивнул, а затем, потянув за собой Глэсси, вышел из лекционного зала.
Буквально тут же на него набросилась медсестра.
-Доктор Хайвз, к вам пациент.
-Извините, у меня лекция, я на перерыве, пусть приходит завтра, пропустите без очереди, — без остановки выпалил доктор, все еще держа в зубах рукав халата Глэсси. Лишь когда они оказались на улице он соизволил отпустить его.
-Ладно, Хайвз, выкладывай, — потребовала офтальмолог.
-Что выкладывать?
-Зачем ты меня потащил? Я вполне могла подождать в зале.
-Хмм... Я даже не знаю... Если совру, ты узнаешь и обидишься. Скажу правду — ты обидишься. В обоих случаях я в проигрыше, так что ничего не скажу.
Он снова схватил Глэсси за рукав.
-Пошли, соку выпьем. Я угощаю.
***
В больничном кафе было почти пусто, очевидно, все врачи занимались пациентами. В общем-то, ничего удивительного, учитывая, что приемные часы заканчивались лишь через час.
-Ну, — сказала Глэсси, ставя стакан на стол, — Ты уже решил, кто это будет?
-Пока нет, — Хайвз пожал плечами, — Но некоторые предположения уже есть.
-Как тебе вообще удалось выбить из Хилхуфс разрешение на помощника?
-Я не выбивал его. Она сама предложила.
Единорог непонимающе уставилась на друга.
-Сама?
-Ну, она вроде как собирается открыть целое отделение диагностики. Видимо, чтобы мне скучно не было. Для этого нужно набрать еще врачей, которые могут быть мне полезны. И эту работу она скинула на меня, хотя, должна бы заниматься этим сама.
Глэсси, недоверчиво смотря на собеседника, куснула кекс. Она хотела найти себе помощника уже давно, но директор клиники, единорог по имени Хилхуфс, не давала разрешение, мотивируя это тем, что пока в этом нет никакого смысла. Если смотреть объективным взглядом, конечно, она была права — Глэсси отлично справлялась одна, но если взглянуть взглядом субъективным... Офтальмолог слишком сильно уставала от нагрузки и помощник или помощница очень сильно помогли бы ей. Но, раз уж разрешения не было, все, что оставалось делать — терпеть и ждать. А затем попробовать еще раз. Лишь для того, чтобы в очередной раз получить отказ.
-И, ты решил найти кого-то, кто подходит под твои критерии?
-А ты бы так не поступила? Если уж мне дали возможность выбирать, то я выберу того, кто лично мне понравится. А то Хилхуфс выберет кого-нибудь некрасивого, в толстенных очках и зубами в разные стороны.
-Не всем же быть красивыми, Хайвз, — укоризненно прокомментировала Глэсси, — Но, пожалуй, ты прав. Если бы я выбирала помощника, то только того, с которым хотела бы работать.
Хайвз только фыркнул.
-Ну да. Какого-нибудь красивого, стройного и сильного жеребца.
-Доктор Хайвз, а не слишком ли много вы себе позволяете? — единорог ткнула пони в бок.
Тот победно взглянул на Глэсси, словно бы говоря этим «Значит, я был прав». К этому моменту он и думать забыл о лекции, поэтому, когда единорог отошла от стола, он не двинулся с места. И лишь спустя несколько секунд ему в голову пришла идея, что неплохо бы проверить время.
-Эх, — проворчал Хайвз, кладя часы обратно в карман, — Ну почему именно лекция? Я точно убью Хилхуфс за это.
***
-Итак, — произнес доктор, когда все уселись на свои места, — Пока оставим нашу спортсменку в покое, и вернемся к другим пациентам. К пегасу, например.
Он подошел к кровати второго пациента, на которой тот лежал уже с гипсом на ноге.
-Что мы делаем теперь?
-Проводим осмотр?
-Да, можно и осмотреть. Но, думаю, сперва стоит просто опросить пациентку, — Хайвз обратился к пегасу, — Вас ничего не беспокоит?
-Нет, — на этот раз пациентке дали голос, для чего минутой назад Глэсси использовала еще одно заклинание, — Разве что нога побаливает.
Доктор посмотрел на слушателей, ожидая их реакции. Лишь через пару минут они сообразили, что он ждет предположений по поводу самочувствия пациентки.
-Нога не должна болеть, — в очередной раз выделилась пони с хвостиком, — Она все еще должна быть под наркозом.
-Блестяще! Еще один плюсик!
-Что?
-Эээ... неважно. Итак, у нас есть симптом — очень сильная боль в ноге. Сильная настолько, что даже наркоз не помогает. О чем это может говорить?
-Организм быстро избавился от анестезии?
-Возможно, — кивнул Хайвз, — Но маловероятно. Анализ крови не выявил ничего подобного, никаких паталогий.
-Боль распространилась на ту часть ноги, что не была заморожена?
-Нет, после местного был дан общий наркоз. Только под местным наркозом было бы сложно вставлять кость на место.
-Плацебо!
Услышав последний вариант доктор задумался. Приподняв бровь, он почесал в затылке, а затем медленно ответил:
-Это... интересно. И, может оказаться правдой. Пациентка действительно могла внушить себе, что у нее болит нога, и та на самом деле могла заболеть.
Хайвз, все это время записывавший теории на небольшой доске, подчеркнул все написанное, а затем отложил мелок в сторону.
-Итак, у нас есть теории. Однако, пока мы их выдвигали, с пациенткой начало происходить нечто странное.
Пегас, до сих пор лежащая как обычно, внезапно начала трястись. Ее мышцы начали сводить судороги, голова закинулась назад, а затем, так же внезапно, как и началось, все прекратилось. Широко открытые глаза так и не закрылись, продолжая глядеть в потолок испуганным взглядом. Хайвз подошел к ней и внимательно прислушался.
-Мертва, — констатировал он.
По залу прошел взволнованный шепот.
-Шучу, у нее просто остановилось сердце. Запомните — остановку сердца можно вылечить, смерть нельзя. На моей памяти это удалось лишь одной пони, и сейчас она придворный маг, так что сомневаюсь, что ей удастся прийти по первому вызову.
Вокруг пегаса уже суетились такие же полупрозрачные, как и она, медики. То и дело слышалось гудение дефибриллятора, а затем негромкий «взрыв», означавший, что по электродам был пущен разряд. В конце концов, кардиограф вместо непрерывного писка начал ритмично издавать писки через равные промежутки времени. А это значило, что сердце пациентки вновь бьется.
-Пациентка была на грани смерти, — продолжил Хайвз, когда призрачные медики исчезли, — Но это дало нам еще два симптома: судороги и остановку сердца. В этом суть диагностики — уметь извлекать пользу даже из неудач. Ваши теории?
Доктор оглядел молчавших слушателей. Так продолжалось на протяжении пяти минут, пока, наконец, он не воскликнул:
-Ой, да ладно вам! Среди вас что, всего один студент может давать хоть какие-то ответы? — он красноречиво посмотрел на приглянувшуюся ему уже пони с хвостиком на голове. Оглядевшись по сторонам, та съежилась, словно бы пытаясь стать меньше, а то и вообще исчезнуть.
Он выждал еще пару минут.
-Инфекция? — послышался робкий ответ из конца зала.
-Хороший вариант, — одобрил Хайвз, добавив его на доску, — Еще?
-Аллергия на анестезию?
-Кровь уже проверили, родственников опросили, аллергии нет.
-Плацебо! — снова раздался крик.
-Если вы сможете вызвать у себя остановку сердца одной только силой мысли, я вам памятник отгрохаю. Посмертно.
-Нарушение работы мозга?
-Тоже неплохо.
Так на доске набралось около пяти вариантов. Почти сразу же Хайвз исключил три из них, оставив лишь два — самых первых, что были приняты: инфекцию и нарушение работы мозга. После этого он решил оставить пегаса и перейти к первому пациенту — обычному земному жеребцу.
Как оказалось, это дело было самым скучным. Перелом был без каких либо осложнений устранен, нога загипсована, а сам пони пребывал в полном порядке. Всего пара дней в клинике, и он сможет использовать свою ногу на все сто процентов, так же, как и раньше.
-Так, — сказал
доктор, когда пациент все с таким же чпокающим звуком исчез, — Возвращаемся к нашим пегасам. У нас есть две теории: инфекция и нарушение работы мозга. Первое, что мы сделаем это проверим их, не так ли?
-ЭКГ мозга и расширенный анализ крови? — предположила вездесущая пони с хвостиком.
-Милая, как Вас зовут? — поинтересовался Хайвз.
-Флора...
-Замечательно. С этого момента Вы будете стоять рядом со мной и высказывать предположения.
Не дожидаясь ответа студентки, пони схватил ее зубами за рукав, и потащил к белой доске. Там он вручил ей появившиеся секундой ранее листы с результатами анализов.
-Вот результаты. Ваше мнение?
Пони быстро прошлась взглядом по отчетам.
-Хммм... — она задумалась, — ЭКГ показало нарушения, но и анализ крови положителен, — студентка отложила листы, — Мы все еще не можем сделать однозначного вывода.
Хайвз довольно закивал в ответ.
-Не можем. Зато, можем сделать предположение, что это болезнь, вызывающая и заражение крови и нарушение работы мозга. И при этом способной остановить сердце. Что забыл? Ах да, и спазмы.
Флора, кажется, и думать забыла о том, что она на лекции. Для нее данный случай стал не менее реален, чем десятки осмотров, что ей довелось провести в качестве практики. Не обращающая внимания на все вокруг, пони вновь принялась перечитывать отчеты об анализах и ЭКГ.
-Спазмы могли произойти от чего угодно, наконец, ответила она, — Надо сделать Томографию головного мозга, возможно, это рак.
Услышав это, Хайвз кивнул Глэсси, и та протянула ему два снимка, которые он не замедлил повесить на доску.
-Нет, это не рак, — произнес он, — Но патология определенно имеется.
-Вот здесь, — Флора ткнула в одно из мест на снимке.
-Кто знает, что это такое?
В зале в очередной раз повисла тишина.
-Тромб? — раздался знакомый уже робкий голос.
-Верно, — доктор довольно кивнул, — И от чего он мог образоваться?
-От... Чего угодно?
-Опять верно. И это лишь дает нам точную причину судорог, но не дает причину остановки сердца.
-Сделать рентгеноскопию грудной клетки, возможно, рак там.
-Неплохой вариант.
Еще один кивок, еще один рентгеновский снимок, появившийся во вспышке света.
-Итак, поздравляю, вы подошли к разгадке этого дела. Простым тычком в небо, но подошли. А это важнее, чем способ.
Снимок показывал ребра пегаса. Абсолютно здоровые ребра, если не считать небольшой области у основания одного из них. По ней расползлось черное пятно, означавшее, что ткани костей там умерли.
-Некроз костных тканей, — констатировал Хайвз, — Видимо, когда-то давно пациентка сломала ребро, а к врачу пойти поленилась. Ребро срослось, но инфекция уже успела попасть внутрь. Возможно, заражение крови началось еще тогда, возможно, оно было следствием, но, так или иначе, ребро начало гнить. Клетки крови начали отмирать, в мозг ее стало поступать меньше, и, в один из моментов, сосуд в мозгу закупорился. Вот вам и спазмы.
Хайвз сделал передышку, чтобы дать слушателям осознать все сказанное.
-Однако, это еще не все. Зараженная кровь, естественно, перекачивалась сердцем. Оно не смогло бороться с зараженными клетками, и сдалось, просто прекратив биться.
Доктор подошел к пациентке, что смотрела на него слегка испуганным взглядом. Сочувственно положив копыто ей на плечо, он произнес:
-Вы умрете.
Первые пару секунд пегас была шокирована, но затем лишь слабо улыбнулась. Она хотела что-то сказать, но затем передумала и просто опустила голову. Флора, стоявшая рядом с доктором, докоснулась до ее копыта, словно бы пытаясь утешить ее.
-Да шучу, — Хайвз отошел к доске и стер с нее надписи, — Будете жить. Очистка крови, удаление умерших тканей, и будете как новенькая.
-У вас идиотские шутки! — не выдержала Флора, — Нельзя же так!
-Можно, спокойно ответил доктор, — Просто не все так делают. С этим пациентом закончили, остальное — дело хирургов.
Пациентка, также как и фермер до нее, исчезла.
-Осталась лишь наша спортсменка, — Хайвз перешел к последнему пациенту, — Что вы надумали?
-Это ослабление мышц. Не постоянное, а периодическое.
-Холодно.
-Нарушение работы мозга?
-Теплее.
-Плацебо!
-Слушайте, — доктор скептично взглянул в ту сторону зала, откуда шел голос, — Почему вас на плацебо так тянет? Неужто, оно вас в детстве укусило?
Ответом на комментарий Хайвза было всеобщее тихое подсмеивание.
-Это определенно что-то с мозгом, — сказала Флора, — Надо сделать магнитно-резонансную томографию.
-Точно, МРТ, — согласился пони, — Тогда и узнаем точнее.
Он в очередной раз кивнул Глэсси. Уже знавшая, что нужно делать, она, прямо из воздуха, создала призрачный прибор для МРТ. Выглядел он как половинка шлема, из которой торчали проводки.
-Подключайте, — сказал Хайвз.
Флора не заставила себя ждать, и подключила прибор к небольшому экранчику. Пока лучевая трубка разогревалась, пони положила «шлем» на голову пациентке, что сейчас лежала на кровати без сознания.
-Ого, — удивленно воскликнула Флора, увидев изображение коры головного мозга единорога.
-Как мы видим, — невозмутимо продолжил доктор, — Кора головного мозга покрыта кучей опухолей. А значит, умрет пациентка не от передозировки обезболивающего, а от повреждения мозга. Однако, что вызвало появление этих опухолей?
-Инфекция? — поднял копыто один из студентов в первом ряду, — Некоторые инфекционные заболевания могут обосноваться в мозгу и вызвать появление опухолей.
-Возможно, — Хайвз записал на доске эту теорию, предварительно стерев все предыдущие записи.
-Синдром Майлы? Опухоли могли быть там с самого рождения, но иммунитет успешно подавлял их развитие.
-Синдром Майлы обычно распространяется на печень, но... Вполне вероятно, — еще одна запись на доске.
Хайвз повернулся к слушателям и, прежде, чем кто-то успел сказать еще одно предположение, воскликнул:
-Если кто-нибудь из вас скажет, что это плацебо, то я его лично в морг отвезу!
Следующей теорию высказала Флора.
-Опухоли могут быть следствием другой опухоли. Некоторые болезни могут вызывать опухоли в мозгу, хотя изначальный очаг находится в совершенно другом месте. И их всего две.
-Какие же?
-Болезнь Апы

и СРО.
-Ах да, СРО. Как давно я не слышал этого названия, доктор обратился к студентам, — Тому, кто расскажет, что это такое, пять в журнал.
Хотя предложение и было заманчивым, копыто поднял лишь один. А значит, он был единственным врачом-вирусологом в зале.
-Синдром Распространения Опухолей. Заболевание, при котором опухоль появляется в одном месте, и начинает размножаться путем отделения от себя части ткани. Частицы попадают в кровоток, и так переносятся в другое место.
-Абсолютно верно. Вы вирусолог?
-Нет, я просто читал как-то.
-Ладно. Ваше имя?
-Кеми Лёрн.
Хайвз отыскал нужное имя в журнале, а затем поставил в столбце с сегодняшним числом цифру пять.
-Итак, у нас есть четыре теории. Проверить можно все, но по очереди. Какую первую?
-Можно сделать два теста одновременно, — заметила Флора, все это время изучавшая карточку пациентки, — болезнь Апы проверяется по тесту крови на реакцию с пыльцой бабочки Дилану, а синдром Майлы тестом с кексиком.
Хайвз улыбнулся. Тест с кексиком был одним из его любимых тестов. Все, что было нужно сделать, это накормить пациента кексами. Они добавляли много углеводов, но очень мало жира, и некоторые болезни ярко реагировали на подобное. В частности, синдром Майлы должен был сильно сгустить кровь единорога.
К счастью, ни один из тестов по-настоящему делать не требовалось, поскольку, это была лишь имитация. Глэсси уже протягивала Хайвзу листы с ответами анализов, когда тот подошел к ней.
-Итак, это не Майлы и не Апы, — заключил он, — Остается СРО и инфекция. Если это последнее, то можно ставить крест — пока мы проверим все варианты, пациентка помрет. Остается надеяться, что это СРО. Нужен общий рентген.
И снова Глэсси передала Хайвзу ответы, вместо того, чтобы наколдовать рентгеновскую трубу.
-Ну, в этот раз повезло, это точно СРО. У желудка есть опухоль. Видимо, отдыхая в другом городе, наша спортсменка съела что-то не то, ибо в Понивилле разносчики болезни не растут. Обычно ими становятся брокколи и соя, но в редких случаях споры могут жить и в огурцах. Опухоль была маленькая, но пациентка ела много белковой пищи, идеальные условия для развития. Вырежем ее, дадим нужный препарат, и наша единорог выкарабкается.
Последняя пациентка исчезла, а вместе с ней и палата, вернув залу его первоначальный вид.
-Ну вот, думаю, на сегодня все. Надеюсь, сегодня вы узнали что-то новое. Запомните главное — нельзя сдаваться. Даже если вы поставили такой диагноз, при котором шансов на спасение нет, это не значит, что вы не ошиблись. Никто не совершенен.
-Но вы сказали, что кто-то из пациентов умрет!
-Сказал, — согласился доктор, — Я солгал. Или ошибся — как уже было сказано, никто не совершенен.
Оставив студентов раздумывать над этими словами, он вышел из зала, и направился к выходу. Вслед за ним вышла и Глэсси, кивнув Флоре на прощание, и бросая ей белый кусок пластика. Заинтересованная, пони внимательно осмотрела его со обеих сторон, и едва не потеряла сознание от счастья. На лицевой стороне было написано «Флора. Отделение диагностической медицины», а на оборотной поблескивал черный диск, предназначеный для открывания магнитного замка. Это было удостоверение сотрудника клиники Понивилля, одной из лучших клиник Эквестрии.
***
-И что ты в ней нашел? — спросила Глэсси у друга.
-Она знает свое дело. К тому же, она симпатичная.
-Да, это, конечно, самое важное.
Единорог покачала головой.
-Кстати, я думала, ты не любишь использовать примеры из жизни, — заметила она, выходя из клиники вслед за Хайвзом.
-А я использовал примеры из жизни?
-Случай с единорогом-спортсменкой произошел сегодня днем, за полчаса до лекции.
-Правда? Какое совпадение! — искренне изумился доктор.
-Ты там был, Хайвз!
-Удивительное совпадение!
Два врача зашагали по дороге к дому. Они не жили вместе, но их дома находились на одной и той же улице, так что все привыкли видеть их вместе. Добавить к этому то, что их знакомство началось еще в медицинской академии, и получатся слухи о романе. Хотя, это, разумеется, были лишь слухи. Хайвз и Глэсси были просто хорошими друзьями. Насколько это, конечно, было возможно в случае с Хайвзом. Офтальмолог и сама не понимала, каким образом все еще терпит его, но каждый раз с удивлением находила себя отвечающей на его ехидные комментарии.
Единорог не сразу заметила, что они идут не к дому. Ни с того ни с сего Хайвз изменил обычный маршрут и направлялся в сторону центральной площади.
-Хайвз, куда мы идем?
-В Сахарный уголок. Решил хоть раз выполнить свои обязанности.
-Да сегодня должен дождь из лягушек пойти!
-Эй, — диагностик приподнял бровь, — Ехидные комментарии это моя работа. И я ее люблю.
Не успела Глэсси ответить, как к ним подбежала запыхавшаяся медсестра.
-Доктор Хайвз, — она слегка перевела дух, а потом продолжила, — Вашему пациенту плохо!
-Какому пациенту?
-Ну, единорогу спортсменке.
-Удивительное совпадение... Глэсси, порадуй своим присутствием и мою порцию пунша, — пони кинул подруге горсть монеток, — Работа, сама понимаешь.
-Конечно, — слегка разочарованно пробормотала единорог, глядя на убегающего Хайвза, — Спасай уж своего пациента, а я... а я, пожалуй, убью своих — двух больших стаканов пунша.

Комментарии (12)

0

Отличный рассказ и не переписан слово в слово, но судя по всему меняется сюжет доктора Хауса.

Ответ автора: Точно. Взята идея предпоследней серии первого сезона. Рад что понравилось.

Disconected #1
0

"гудение, как на виккторинах" — не стоит до такой степени копировать нашу реальность. Мб, лучше "иронически заржал, как в комедийных сериалах"?.. ;)
"не работает правильно"?.. — мб "работает неправильно"?
"убью за это" — не жестковато ли для этого мира, даже с учётом ГГоя? мб, "она мне за это будет должна десяток приёмных часов сократить"?
Замена мужчины (уилсона) на женщину (Глэсси) — потенциальный роман? ;))

а вообще, рассказ хорош, автор явно смотрел сериал... ну, уж серию про сбор новой команды (13я и Ко) точно.
Если бы САМ выдумал подобную ситуацию — было бы круче... но и так неплохо. Но не забывай — этот сериал ценится не только за медзагадки, там ещё и герои запоминающиеся, да и сюжет не отстаёт... Справишься с самостоятельным продумыванием? или будешь и дальше серии передирать?

Ответ автора: 1)Электронные вундервафли у них есть, почему бы и этого не иметь? А вообще, надо подумать.
2)Вообще и так и так правильно, насколько я знаю.
3)Это больше экспрессия, не несущая за собой цели. Точно такая же, как и у Рэрити в серии про желтую прессу.
4)Нуу... кто знает =)
5)Нет, в голове уже есть другие сюжеты. Героев надо развивать, в одной пилотной серии это сделать достаточно трудно. По крайней мере мне.

xvc23847 #2
0

Хороший рассказ, но на Эквестрию мало похоже.

Никус #3
0

Интересно пишешь и если немного поработаешь над характерами героев, то цены рассказу не будет:)

Gambit #4
0

Соглашусь с предыдущим оратором)

NonName #5
0

Замечательно!

Kasyan666 #6
0

Хауса не смотрела, считаю ниже своего достоинства Врача смотреть подобное мыло.
Вы врач??? Стооолько ошибок, местами полная бредятина.
Опухоли — это следствие другой опухоли? Про метастазы, видимо, никто не слышал.
8/10

Ответ автора: Господи, естественно, я не врач! Я программист! И я честно написал в самом начале, что ни одна из болезней не соответствует действительности, равно, как и методы их лечения.

Eva #7
0

Лично меня порадовало. Я только за если будут продолжения.

Elidar #8
0

Автор, запили продолжение же.

Ответ автора: Возможно. Сюжетные наброски есть, времени пока нет =С

WAT #9
0

Внезапно, доставило. Не ожидал, что что-то подобное может меня порадовать. Превосходная работа.

Str1ker878 #10
0

Мне искренне понравилось. Начиная от диалогов, и заканчивая передачей эмоций — всё просто на высоте. Придумайте свои сюжеты, чтобы с сериалом не повторяться, и цены рассказу не будет.

Flogger #11
0

Напишу свое мнение. Идея не плохая, даже сам подумывал о чем-то подобном (как раз сейчас пересматриваю хауса). Однако, если уж взялся за эту тему, то нужно подучить медицину и термины. Например понятие "общий наркоз" неправильно, а "местный наркоз" — вообще вынос мозга. Наркоз может быть только общим, а местное обезбаливающее — это анестезия. Так же хотелось бы чтобы поиск диагноза не сводился к перечислению несуществующих болезней, и лечению несуществующими лекарствами. Хотелось чтобы все было приближено к местным реалиям. Например с переломом ребра было не плохо. Есть пара задумок по поводу болезний, которые можно обсудить. И еще "Все врут."
ЗЫ: и да я тоже программист, частично

whitewing #12
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...