S03E05

Сегодня в Понивилле выдался необычно теплый осенний денек. Солнце приятно грело затылок, под копытами шелестели опавшие листья. Свежий ветерок приносил из Сахарного уголка аппетитные ароматы свежей выпечки. Трикси с наслаждением сделала глубоких вдох и закрыла глаза. Никогда раньше этот городок не казался ей настолько уютным. И, наверное, впервые в ее Великой и Могущественной жизни, кочевой фокуснице не хотелось никуда идти. А хотелось просто стоять на этом самом месте, греться на солнышке и вдыхать запах пирожных и преющей листвы.

– А ну-ка, уважаемая, посторонитесь немного! – раздался грубоватый голос, заставивший левое ухо Трикси дернуться.

– Великая и Могущественная Трикси не желает двигаться, – мурлыкнула пони. – Вам придется ее обойти.

– Да вы прямо перед дверьми стоите, как вас обойдешь!

– Простите, – вдруг вмешался другой голос, и Трикси почувствовала, как какая-то неведомая сила настойчиво потащила ее в сторону.

– Старлайт! Можно было бы и поделикатнее как-то, – с деланной обидой в голосе крикнула Трикси. Ее подруга, однако, не спешила извиняться.

– В следующий раз за ухо оттащу, – нахмурилась Старлайт, погасив рог.

Два единорога некоторое время буравили друг друга взглядом, а после как по команде синхронно рассмеялись. Улыбнулся и земной пони с комодом на спине, который стоял рядом.

– Премного благодарен, – шутливо отсалютовал он и скрылся за дверью небольшого двухэтажного дома.

Взгляд Старлайт Глиммер скользнул по крупу уходящего пони, поднялся выше и остановился бордовых оконных ставнях, резко выделяющихся на кремового цвета стене. А Трикси, конечно же, не могла не заметить, что ее подруга «зависла» и пялится в одну точку. Ровно, как и оставить такое поведение без комментария.

– Знаешь, ты иногда напоминаешь Твайлайт.

Старлайт Глиммер вздрогнула и посмотрела на Трикси, чуть приподняв бровь.

– Да я не осуждаю, – наморщила лоб фокусница. – У всех свои недостатки. Я храплю, например.

– Нет, причем тут Твайлайт? – спросила Глиммер.

– А! Так она тоже, бывает, застынет в одной позе и стоит, будто в недобрый час с кокатриксом повстречалась, – Трикси скорчила дурашливую физиономию, встала на задние ноги и замерла. А потом терпеливо дождалась, когда  Старлайт захихикает над ее шуткой, и только после этого перестала изображать статую. – Ну а ты чего рассматривала?

– А вон, окошко видишь? – указала копытом вверх Глиммер. – Бордовое, рама делит его натрое, хотя у остальных окон только две половинки и ставни…

– С вырезанными отверстиями, изображающими твою кьютимарку, – кивнула Трикси. – Неплохо, ты похоже наконец начала брать с меня пример.

– Да нет, тут дело не в моем эго, – вкрадчивым тоном доложила Старлайт. – Точно такое же окно было в доме моих родителей. Когда я получила кьютимарку, папа, чтобы увековечить это событие, вырезал ее на ставнях моего окна. Не сказать, правда, что мне это слишком сильно понравилось… в те годы… – пони покачала головой, опустив веки. – Неважно. В любом случае, немножко индивидуальности моей комнате не повредит. Ну, а ты, Трикс? Готова к переезду?

– А что мне переезжать? – хохотнула Трикси. – Вон он вагончик, вон он дом. Вон они грузчики, которые туда сюда с моими… так, вам что? Опять подвинуться надо?... С моими вещами туда-сюда бегают. Ты не думай, я не совсем дикая, мне частенько доводилось зимовать под крышей. Но... – голос бродячей фокуснице чуть изменился. Старлайт в этот момент готова была поклясться, что ее подруга смущена. – Но никогда вместе с лучшей подругой.

– Согласна, – кивнула Глиммер. – Это будет здорово! Я сильно засиделась в гостях у Твайлайт. Пора уже обзавестись собственным жилищем. И я не могу представить лучшую кандидатуру на роль моей соседки, чем Великая и Могущественная Трикси.

***

Так Понивилль пополнился еще парой молодых кобылок, живущих под одной крышей. И не то, что бы подобное добрососедство выглядело необычно для остальной Эквестрии, но именно здесь культура сожительства расцвела во всем многообразии. От тихого и мягкого быта Лиры и Бон-Бон, до яркого и эксцентричного сосуществования таких разных Винил Скрэтч и Октавии. Нашим же героиням еще только предстояло занять свое место в этом пестром ряду. Одно было ясно точно, скучать вместе им не придется.

– Три-икс! – позвала Старлайт.  

– Я в душе! – донесся в ответ приглушенный голос.

– Почему у нас в раковине стоит чашка? Сегодня твоя очередь мыть посуду. Нет, я не спорю, она конечно чистая, но ее наверное стоит убрать на полку.

– Это не чашка!

– Что значит, это не чашка?

– То и значит. Это губка для мытья посуды.

– Чего-о? – Старлайт нахмурилась и еще раз осмотрела изящную розовую чашечку, лежащую точно в центре раковины. Ни формой, ни на ощупь, чашка совершенно не походила на губку для мытья посуды. Зато очень сильно напоминала чашку. Старлайт подумалось, что либо Трикси одурманили ароматы мыла и шампуней, либо она сама после бессонной ночи начала ловить галлюцинации. Хотя был и третий вариант.

– Трикси, ты что, опять баловалась с превращениями?

– Нет.

Шум душа за стенкой прекратился, а спустя еще минуту в коридоре раздался бодрый стук копыт. Трикси зашла на кухню. Она была одета в розовый пушистый халат и две пары таких же тапочек. На голову фокусница намотала белое полотенце. Пройдя мимо Старлайт, Трикси распахнула холодильник, вынула из него тарелку с бутербродами и села за стол.

– Нет, – повторила она с набитым ртом. – Великая и Могущественная Трикси умеет учиться на своих ошибках. Я не превращала предметы в чашки после того случая, когда мы потеряли стол Твайлайт. Ну, разве что вечером того же дня, у себя в вагончике немножко расслабилась.

Трикси наконец прожевала первый бутерброд и принялась за следующий, бросив между делом:

– Губка, кстати, моя, из вагончика.

– Подытожим, – выдохнула Старлайт, усевшись за стол напротив Трикси. – Ты положила в нашу раковину чашку, которая раньше была губкой для мытья посуды.

– А-га, – кивнула та.

– И ты хочешь оставить ее там?

– Это губка. Где же ей еще быть? – Трикси откусила кусочек бутерброда, зажала его в зубах и чуть подалась вперед. При этом из под ее халата в районе груди вывалился и повис на цепочке черный медальон с красным камнем. – Можешь мне не верить, Старлайт, но я помню каждую вещь, которую я превратила в чашку. Каждую. В мельчайших деталях. Когда мы въезжали сюда, я решила что это будет хорошим дизайнерским ходом, увековечить тот день, разложив чашечки по тем местам, где они стояли в их прошлых жизнях. Глядя на бывшую губку в раковине, или бывшее мыло на полочке ванной, я будто вновь переживаю восторг, который ощущала, когда превращала его в чашку. Сразу настроение поднимается. Кстати, я ведь тогда нечаянно хватанула нашу фотографию, ну ту, которая висела у меня над кроватью. Я бы хотела подарить ее тебе, на новоселье. Если вбить в стенку гвоздь, ее можно будет повесить за ручку, по-моему, будет замечательно смотреться.

Пока Трикси говорила, она не отрывала глаз от кухонной люстры. То ли в своих мечтаниях фокусница машинально подняла взгляд в небо, то ли, где-то в вагончике ее дожидалась еще одна чашка, которая раньше была плафоном, и теперь Трикси раздумывала как бы половчее замостить ее на законное место. Старлайт же уже давно не слушала. Все ее внимание поглотил покачивающийся на шее подруги медальон.

– Я, конечно, могу ошибаться, но это не тот самый «амулет аликорна», о котором рассказывали мне вы с Твайлайт?

– Что? – вздрогнула Трикси. – А это. Нет конечно, как ты могла такое подумать? Это точная копия. Я сделала его на память и ношу иногда… когда я одна. Можешь считать это знаком моего доверия и уважения.

– Копия, – деревянным голосом повторила Старлайт. – Копия амулета, с помощью которого ты захватила Понивилль и издевалась над его жителями?

– Слышу в твоем голосе укор, – скривила губы Трикси. – А ведь, между нами говоря, моя диктатура может и была где-то жестковата, но продолжалась не более суток. В отличие от…

– Да я как раз об этом! – выкрикнула Старлайт, хлопнув копытом по столу. – То, что мы творили в прошлом, было… я даже не могу подобрать подходящего слова! Неправильно, по меньшей мере. Неужели ты не сожалеешь?

– Ну конечно же сожалею! Трикси осознает насколько эгоистичной и жестокой она была, и скорее всего никогда больше не станет так себя вести.

– Скорее всего, – Глиммер приложила копыто ко лбу и зажмурилась. – Три-и-икс!

– Все что я хочу сказать: независимо от того насколько сильно я раскаиваюсь за то, что произошло тогда в Понивилле, я помню насколько приятно было носить этот амулет. Чувствовать всю силу, что текла через меня, ощущать ее могущество. Такое не забывается.

– И это стоило страданий, которые ты причинила другим? – прошипела Старлайт.

– Нет, – чуть дрогнувшим голсом отозвалась Трикси. – И тем не менее, это произошло. Все уже в прошлом, но я не вижу смысла вычеркивать из памяти одно из самых приятных ощущений, которые я когда-либо испытывала. Никому лучше от этого не станет. Тебе тоже следовало бы принять себя такой, какая ты есть. Признай, править железным копытом было приятно. Это доставляло тебе удовольствие.

Старлайт только тяжело вздохнула и потянулась к заварному чайнику с намерением налить себе чаю.

– Я давно уже приняла себя такой, какая я есть, Трикси, – устало проговорила она. – Но одно дело примириться со своим прошлым, а другое восторгаться им.

– Э-э, Старлайт?

– Что?

– Ты наливаешь чай в солонку.

Глиммер издала звериный рык и с силой опустила чашку на стол, так что из нее выплеснулся почти весь напиток. Бурча под нос что-то нелицеприятное, кобыла, не глядя на соседку, вышла из кухни и скрылась в своей комнате.

– А что я такого сказала? – крикнула Трикси.

И только резкий хлопок дверью о косяк был ей ответом.

***

Разумеется, Старлайт не стала дуться на соседку слишком долго. В конце концов, Трикси всегда оставалась Трикси, и не Глиммер ее перевоспитывать. И все же, в последующие дни у двоих соседок произошло еще несколько неприятных разговоров о чайных чашечках, которые все чаще стали попадаться в неожиданных местах. Старлайт вскоре уже начало казаться, что их куда больше, чем на самом деле. Находясь в общей гостиной, на кухне или в ванной она испытывала немалый стресс. Частично из-за любви к организации, почерпнутой в числе прочих качеств, у принцессы Твайлайт. Частично из банального нежелания, задумавшись, неудачным движением сбить попавшуюся под копыто посуду и разбить ее. Хоть и говорит кто-то, что «на счастье», а все равно неприятно. Не говоря уже о том, что можно и порезаться в процессе. Трикси на жалобы соседки только отмахивалась словами вроде «Это тряпка, как она может разбиться?». Между тем, фокусница продолжила обставлять домик по собственному вкусу. Так на кухне, в непосредственной близости от плиты образовался большой сундук с фейерверками. На немой вопрос Трикси ответила, что любит смотреть на него во время еды и это помогает ее пищеварению. На очевидную опасность такого расположения, не говоря уже о том, что сундук частично загораживал проход к раковине она не обратила слишком много внимания. «Незначительные неудобства за улучшенные втрое завтраки».

Еще Трикси обклеила все стены в гостиной плакатами с рекламой своих прошлых выступлений в разных городах. Но на общем фоне, эта добавка смотрелась столь мелкой и безобидной, что Старлайт восприняла ее со спокойствием слона обложенного отпугивателями мышей. Кажется, она даже заметила плакаты не сразу, а на второй, а то и третий день.

Старлайт могла на многое закрыть глаза. Она прекрасно знала, кого приглашает в соседки, и любила Трикси такой, какая она есть, со всеми ее чудачествами. Чаще всего, запираясь в своей комнате с любимым окном, кристальной книжной полкой, зеркалом, подаренным Твайлайт на выпуск, и кристальной книжной полкой, подаренной Спайком на новоселье, Старлайт сразу успокаивалась. Какой бы болезненной ни была очередная стычка с Трикс, здесь все казалось таким мелочным и неважным. Старлайт сразу становилось стыдно, и она первой шла мириться. Все можно было пережить. Сделать каким-нибудь заклинанием сундук с фейерверками огнеупорным и просто привыкнуть к его существованию, ровно как и к плакатам в гостиной. Даже вездесущие чашки вполне можно было бы сделать неразбиваемыми, хотя подсознательно Старлайт и понимала, что меньше бесить от этого они ее не перестанут.

В какой-то момент, Глиммер даже раздумывала, не взять ли пример с Винил и Октавии, и не разделить дом точно пополам, но быстро отказалась от этой идеи. Она не чувствовала себя обделенной личным пространством. А даже получив в свое полное распоряжение половинную гостиной, и избавив ее от ненавистных чашечек, Старлайт все равно будет прекрасно видеть их все на половине Трикси. Особенно неуютно она чувствовала себя, когда ей на глаза попадались одновременно и чашки и медальон Трикси, который та стала носить все чаще. Фокусница не переставала заявлять, что эти вещи приносят ей отдых и хорошее настроение, а на все возражения отвечала, что кое-кому стоило бы перестать переживать об ошибках прошлого. Но Глиммер так не могла. Чашки напоминали ей отнюдь не о походе в спа после того случаях, когда они потеряли стол-карту Твайлайт. Нет, они напоминали об ужасном поведении Трикси и о неверных решениях, которые принимала сама Старлайт. Об амулете и говорить нечего. Глядя на него, она всегда боялась перевести взгляд на собственный круп. Боялась увидеть там вместо привычной кьютимарки знак равенства. Нет, можно смириться с совершенными ошибками и перестать о них переживать, но все равно, в воспоминаниях о них не может быть ничего хорошего и приятного.

Как-то раз, после очередной мелкой стычки, сидя у себя в комнате Старлайт поймала себя на мысли, что Трикси нравится ей все меньше и меньше. Она все еще восхищалась ею и любила ее как одну из самых близких своих подруг, но узнав свою соседку с новой стороны, она поняла, что есть в Трикси такие черты, смириться с которыми Глиммер просто не может. Не сталкиваясь с ними ежедневно, по крайней мере.

«Интересно», – думала Старлайт, разглядывая Понивилль через любимое окно.  – «А реагировала бы я так остро на чашки и амулет, если бы видела их пару раз в месяц, когда забредала бы в вагончик Трикси на чай? Наверное, нет. Ну и что, гнать ее теперь? Хороша из меня получится подруга. Куда она пойдет? Уже и зима скоро, Дэш говорила, что на днях пегасы запустят фабрику погоды на производство снега».

Старлайт представила, как на ее внешнем подоконнике, на котором она уже подумывала по весне высадить цветы, образуется маленький сугроб снега, ярко выделяющийся на красном фоне, и почувствовала приятную теплоту в груди.

«Нет, гнать Трикси ни в коем случае нельзя. Но, что же с ней делать, если слов она не понимает?»

Взгляд Глиммер не спеша проскользил по комнате, и вдруг уцепился за розовую чайную чашку. Чашка висела на гвоздике над кроватью. Вся теплота, которую ощущала Старлайт ушла куда-то вниз, в подпол, оставив за собой только пустоту. Трикси все-таки решила подарить соседке ту фотографию. И даже сама повесила ее, без спроса. План созрел в ту же секунду.

***

Старлайт Глиммер вернулась домой уже ближе к полуночи. Трикси уже спала, об этом можно было судить по храпу, прекрасно слышимому даже в гостиной. Что ж, тем лучше. Тщательно подготовив все к завтрашнему дню, Старлайт зашла к себе и повалившись на кровать, моментально уснула.

На утро, бывшая ученица Твайлайт, сразу почувствовала себя не в своей тарелке. Даже не поднимаясь с кровати, она заранее знала, что день будет неудачным. Что-то не сходилось, что-то было неправильным. Будто бы даже следы от солнца, проникающие сквозь запертые ставни, складывались не в ту форму и само по себе солнце светило не в пример ярче чем обычно. Это сильно раздражало. «Совесть», – подумала Старлайт. – «Что ж, неудивительно. Не стоило мне затевать эту проделку, Трикси наверняка сильно обидится. Надеюсь, она еще спит, нужно успеть все исправить».

Глиммер присела на кровати, машинально уперлась взглядом в свое окно и от неожиданности вскрикнула. Нет, не совесть осветила ее комнату ярче, чем обычно и не сожаление рисовало на потолке новые формы из солнечных лучей. Во всем были виноваты сами окна. И закрытые ставни, вырезанные отверстия в которых уже не выглядели ее, Старлайт, кьютимаркой. Теперь на их месте стояли четыре толстых щели, идеальной геометрической формы. Сквозь них пробивался свет, но вместо того, чтобы мягко и тепло будить по утрам, как это было раньше, этот свет будто вытягивал душу. Всего лишь четыре прямоугольника. По два на каждой ставне, расположенный точно один над другим.

– Три-и-и-икси!!! – завопила Старлайт, вскочив на ноги.

– Сюрприз! – донеслось из-за двери, и в ту же секунду в комнату забежала Трикси, сияющая ярче, чем замок Твайлайт в солнечный день.

– Увидела уже? – кивнула фокусница на окно. – Я сделала это специально для тебя. Давно уже хотела, но ты постоянно сидела здесь, сюрприза бы не получилось. А тут ты вчера так удачно ушла на весь день, но я и решила не терять момента.

– С-с-сюрприза? – переспросила Старлайт, чувствуя, как ее нижнее веко начинает подрагивать.

– Ну да. Мы в последние дни живем как кошка с собакой, и я решила что надо что-то с этим делать. Так что вот, небольшой подарок тебе от меня.

– Трикси…

– Нет-нет, молчи. Просто полюбуйся на эти знаки равенства на твоем окне. Разве они не вызывают в тебе куда больше приятных воспоминаний, чем кьютимарка?

Трикси приблизилась и с нежностью коснулась копытом щеки Старлайт.

– Эй, ты же сама говорила, когда в твоем детстве папа вырезал на ставнях твою кьютимарку, тебе это не понравилось. И я прекрасно понимаю почему. Тогда ты ненавидела кьютимарки. Они лишили тебя друга, и когда у тебя появилась собственная, о, держу пари, ты прокляла этот день! А тут еще такое напоминание от любого папы. Каждое утро, изо дня в день. Не-ет, тебе это совсем не нравилось. Ты должна была чувствовать себя как в клетке. И ты бы очень многое отдала бы в те годы, чтобы на твоем окне было вот это. Символ твоего освобождения. Так что вот он, радуйся. Забота твоего отца, помноженная на сбывшуюся детскую мечту об отказе от кьютимарок. Что может быть более удовлетворяющим.

– Ты ничему не учишься, – прошептала Старлайт, положив на копыто Трикси собственное.

– Вовсе нет. Как ты не понимаешь: твое окно, мой амулет. Это все не символ того, что мы снова хотим властвовать и унижать других пони, это символ сбывшихся мечт, и только этого. Пускай это были мечты других нас, которыми мы уже никогда не станем. И не хотим стать! Но они все еще существуют в нашей памяти. И они тоже заслуживают своего безобидного кусочка счастья.

– Нет, – сказала Старлайт, резко отведя от своего лица копыто подруги. – Не заслуживают.

Мощный магический импульс бирюзового цвета вырвался сквозь закрытое окно, снеся его вместе со ставнями и солидным куском стены.

– Подумать только! – воскликнула Старлайт, шагая туда-сюда перед Трикси. Ни то, что ее комната, которую она с такой заботой обживала, превратилась в хаос, ни то, что ее подруга застыла перед ней в неподдельном ужасе, ничуть не занимали Глиммер. Слишком сильно она сердилась. – Подумать только! А я ведь еще стыдилась, что поменяла все твои чашки…

– Что сделала? – моргнула Трикси.

В следующую секунду фокусница пулей вылетела в гостиную. Старлайт неторопливо, будто бы растягивая удовольствие, пошла следом. В гостиной Трикси от чашки к чашке, внимательно оглядывала кажду после чего аккуратно ставила на место.

– Нет-нет-нет, ты врешь, – причитала фокусница, нервно хихикая. – Решила меня разыграть, смешная Старлайт. Я же помню их, помню каждую. Вот это был мой коврик на входе в вагончик. А вот это чайник из замка Твайлайт. Его я ни с чем не спутаю. А вот в уголку половая тряпка валяется. Изначально она и вовсе была куском моей кулисной шторы, потом она превратилась в тряпку, и только после этого в чашку. Такой жизненный путь не каждому дан.

– Все эти чашки сделаны вчера, мастерами Понивилля, – спокойно проговорила Старлайт Глиммер. – А все твои во-он в том шкафу.

Трикси, подобно затравленному животному, кинулась к шкафу и распахнула его. Так и есть, шкаф был полон одинаковых розовых чашечек. Ровно такие же, какие были расставлены по дому.

– Как видишь, я их не портила. А если ты так прекрасно отличаешь одну от другой, тебе не составит труда расставить их по местам, правда?

– Разумеется! – рявкнула Трикси и схватила одну из шашек магией. – Вот это, например… это…

– Ты не знаешь, – мягко и ласково сказала Глиммер, приблизившись. – И никогда не знала. Тебе только так казалось. Чашечки совершенно одинаковые. Спорю, они уже не один раз перемешались во время твоих путешествий.

– Неправда, – шмыгнул носом Трикси. – Я за ними очень тщательно следила.

– Не потому ли, что не могла их различить? И вообще, – Старлайт тоже потянулась магией и взяла одну из чашек. – Как по мне, это все не напоминание о хорошо проведенном времени, а напоминание о твоей безалаберности и нежелании думать, прежде чем делать. Напоминание, конечно, хорошее, с недостатками надо бороться, но не пихать же его повсюду!

– Тут я с тобой не соглашусь, – почти что шепотом проговорила Трикси и присела на пол. Старлайт опустилась рядом. – Да, не соглашусь.

– Я тоже с тобой кое в чем не согласна, – сказала Глиммер, глядя в одну точку. – Но, может быть, это и нормально. Мы ведь не обязаны быть одинаковыми, чтобы оставаться друзьями. Хотя нам и придется идти на некоторые компромиссы, если мы хотим жить под одной крышей.

– А стоит ли оно того? – спросила Трикси, дотронувшись до амулета на груди.

– Что?

– Ну, знаешь, как говорят. Любить лучше на расстоянии. Я думаю в чем-то, для дружбы это еще более актуально, – в голосе Трикси не осталось былого напряжения, напротив говорила она почти что весело. – Мы вполне можем жить отдельно, так нам не придется идти на компромиссы с собственным Я, и мы все еще сможем отлично проводить время вместе! Ты не подумай, я вполне могла бы измениться ради дружбы с тобой, но, по-моему, сейчас этого и не нужно.

– Ты это серьезно? А как же зима?

– Да брось. То, что я бродяжничаю, еще не значит, что я бедная. Не знаю как насчет покупки, но снять на зиму домик где-нибудь на этой улице я вполне могу.

– Не хотелось бы тебя прогонять…

– Ты и не прогоняешь, я сама ухожу. Но не от обиды. Просто не хочу усложнять тебе жизнь. Теперь я вижу, насколько тяжело тебе было со мной. Прости, что пыталась навязать тебе свое видение прошлого.

– И ты прости, что я отнеслась к твоим вещам… без должного уважения, – Старлайт оглядела шкаф. – Ты знаешь, а я ведь могу превратить все эти чашки обратно в вещи, которыми они были. А потом мы их превратим обратно, ну и может быть подпишем, чтобы они больше не перепутались.

– Здорово, так и сделай. А я в это время займусь твоей стеной. Есть у меня пара местных строителей на примете, за пару часов все сделают как было. А потом мы с тобой пообедаем и пойдем смотреть для меня новый дом. Как тебе такой план?

– Звучит чудесно!

На Понивилль мягко падали первые снежинки. Уже скоро должен был наступить День Согревающего Очага. Трикси и Старлайт точно знали, что проведут его вместе, но пока оставалось загадкой под чьей крышей это произойдет.

Комментарии (4)

+3

Это круто. Словно посмотрел оригинальную серию, хороший посыл. Мне нравиться.

Kobza #1
+3

Очень понравилось! Действительно, на серию оригинального сериала похоже.

tea_rose #2
+2

Блин. То самое чувство, когда прочитал этот фик, а через пару недель вышла серия (кмк, лучшая в сезоне) с сюжетом считай что слизанным отсюда...

breanky #3
+1

Дык, идея то очевидная.

Nox #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...