Автор рисунка: Stinkehund
II IV

III

— «Дорогая Старлайт Глиммер, найди не знаю кого, неизвестно где. Это поручение столь важно, что я даже Твайлайт его поручать не буду, хватит и тебя». – Сказала Трикси, приторно-мягким, передразнивающим принцессу Селестию голосом. — Ну, и стоило тебе лезть в это дело?

— Я поняла, что ты настроена скептично. Но дело достаточно важное.

— О, я знаю это место. Что мы здесь забыли?

— Ты же вроде бы не местная.

— Да, но этот дом выглядит, как торт, который пекла Пинки Пай, предварительно поставив рекорд по скорости питья сидра, а помог ей не менее пьяный Дискорд. Спорим, когда она переехала в Понивилль, она просто сказала «мне плевать, что тут магазин – я буду жить здесь»? Нет, увидев это один раз, больше не забудешь.

Старлайт только хмыкнула. Сахарный уголок, или, как его называли некоторые, Сахарный дворец, был описан Трикси достаточно точно, пусть и не без доли преувеличения. Одноэтажное здание, которое было декорировано изображениями всяческих сладостей, с черепицей в виде шоколадной глазури. И прямо в центре была воткнута небольшая башенка, где и жила Пинки Пай.

— Так, чем она нам поможет?

— Пони, у которой в друзьях весь Понивилль и которая изучила вкусы и привычки всех пони. Да лучшей стартовой точки и придумать нельзя.

Трикси озадаченно замолчала, задумавшись о чем-то своем. Парочка единорогов зашла в магазин сладостей, рассчитывая на то, что Пинки Пай будет дома.

— Нет, мы не торгуем посудой, и мы не будем покупать ваши чашки. Извините. – Сразу с порога заявила им с порога мисс Кейк, хозяйка данного магазина.

— Ты что, пыталась продать им свои чашки? – Спросила Старлайт с легким удивлением.

— Да, пыталась. И у меня еще осталось сто тридцать пять чашек, которые надо куда-то девать. Они хрупкие, занимают много места. – Надулась Трикси. – О, Пинки Пай, ты не хочешь организовать чаепитие с участием ста тридцати пяти пони.

Пинки Пай, которая начала было спускаться на звук знакомых голосов, среагировала на упоминание массового чаепития инстинктивно, мгновенно, молниеносно. Никто не успел даже моргнуть, а Пинки Пай в два-три прыжка оказалась между двумя единорожками, крепко обняла их и радостно закричала:

— Сто тридцать пять пони? Чаепитие? Больше похоже на вечеринку. Это чаепитие-вечеринка? Вечеринка-чаепитие? Или это больше-вечеринка-но-чуть-чуть-чаепития? Больше-чаепития-но-чуть-чуть-вечеринки? Нет-нет-нет, Трикси, наверное, организовала магическую вечеринку-чаепитие! Магическое-чаепитие-вечеринка! Магическое-больше-чаепития-но-чуть-чуть-вечеринки-или-магическая-вечеринка-но-чуть-чуть-больше-чаепития-или-магическое-вечеринко-чаепитие-выступление!

— Все, что угодно, если ты купишь у меня сто тридцать пять чашек. – Сдавленно прохрипела Трикси.

— А, ты опять чашки впариваешь. – Разочарованно и отрывисто ответила Пинки Пай, резко разжав объятия.

Трикси и Старлайт едва не упали. Когда они оправились от объятий, Пинки уже не было.

— Где она? – Спросила Старлайт.

— Я тут. И чашки покупать не буду.

Парочка единорожек вздрогнула и обернулась. Пинки Пай опять была на лестнице в свою комнату.

— Ну, я здесь совсем по иному поводу. Пинки, мне нужно найти одну пони.

— Слушаю тебя внимательно, Старлайт. Но учти, не все пони хотят, чтобы их находили. Я познала это на своей шкуре когда-то. Там, правда, был не пони, но сути это не меняет.

— Да, похоже, это тот случай. Но просила сама принцесса Селестия, так что...

Пинки Пай скорчила очень задумчивую рожу, почесала подборок и бросила отрывисто-воодушевленно:

— Валяй! Кого ищем?

— Единорог.

Пинки Пай с улыбкой кивнула.

— Много читает, но плохо управляется с магией.

Пинки Пай кивнула чуть размашистее.

— Живет в Понивилле.

Пинки Пай начала кивать с удвоенным энтузиазмом.

— Известна или известен под псевдонимом Дёрпи Хувс.

Пинки Пай начала кивать часто-часто и широко, так, что ее кудрявая грива начала развеваться.

— Знаешь, кто бы это мог быть?

— Не имею ни малейшего понятия! – Радостно закричала Пинки Пай.

— Вообще никаких идей?

— Ну, я точно тебе могу сказать, что в Понивилле точно нет единорожки по прозвищу Дёрпи Хувс. Может, ты чего напутала?

— К сожалению, нет. О, кстати, а почему ты поселилась именно здесь, когда переехала в Понивилль?

Пинки Пай засмеялась, но все же ответила:

— Потому что мисс Кейк предложила мне остановиться здесь. Взамен я сделала это место не таким скучным, как оно было до этого, украсила его немножко и, ты знаешь, со временем полюбила его. Если бы я прямо сейчас переехала в Понивилль, я бы сказала «мне плевать, что тут магазин – я буду жить здесь», и никуда бы отсюда не ушла. Удачи в поисках.

Итак, самый простой способ выполнить поручение Селестии не сработал и только что ускакал к себе в комнату. Что дальше? Старлайт задумалась еще раз. Единственная связь между Дёрпи Хувс и Понивиллем – это почта. Как говорила Селестия, марки с ее писем продаются только здесь. А где продаются марки? Старлайт просияла и даже начала легонько бить копытом. Марки продаются на почте. Откуда и отправляются письма. Шансов мало, но можно порасспрашивать же!

— У тебя есть план, да? У тебя должен быть план. Ты сейчас сотворишь какое-нибудь заклинание, которое разоблачит загадочную Дёрпи Хувс. – С явной надеждой прошептала Трикси.

— Да, у меня есть план. Мы пойдем на почту и поговорим с почтальонами.

Трикси зыркнула исподлобья и немного озадаченно спросила:

— А моя помощь нужна?

— Нет. Ты хочешь уйти?

— Когда ты сказала «принцесса Селестия мне кое-что поручила» я сразу же подумала об эпичном приключении. Беседы с почтальонами – это не то, чего я ожидала.

Старлайт аккуратно приобняла свою подругу и спокойно уточнила:

— Все в порядке, Трикси. Я, по сути, сама на это напросилась, так что задание все же на мне. Если скучно, уходи.

Трикси уткнула взгляд в пол, ее явно глодали сомнения:

— Но ты же меня, чуть что, позовешь? Если надо будет?

— Обязательно.

Единорожки разошлись каждая в свою сторону. Старлайт Глиммер взяла курс на почтовое отделение Понивилля.

***

Лучше всего внутреннее убранство почтового отделения Понивилля описывалось словами «маленькое и пыльное». Оно казалось каким-то совсем миниатюрным. Вот стойка, чтобы письма отправить, вот рядом можно посылку принять, а тут торгуют мелочевкой. И только за этой стойкой есть пони.

— Маффин, может быть?

— А?

Старлайт была несколько смущена, когда серая пегаска с гривой соломенного цвета смотрела ей одновременно в глаза и разные стороны. В копытах она держала корзинку с маффинами. Она слышала, что бывают косоглазые пони, но впервые видела такое. Хотя лицо это серой пегаски казалось очень знакомым. Старлайт мельком глянула на кьютимарку, надеясь, что это поможет вспомнить, кто это. Семь мыльных пузырей. Нет, кьютимарка ей точно была незнакома.

— Маффинс.

— Нет, спасибо.

— Вы не поняли, Старлайт. Это мое имя. Но если вы хотите маффин, то вот!

Глаза у Маффинс разошлись в разные стороны еще сильнее, когда она протянула Старлайт маффин. Ее лицо так и сияло улыбкой.

— Нет, спасибо. Ты откуда меня знаешь? И да, давай на «ты». Я вижу, что общаться со мной на вы тебе неудобно. Так, откуда ты меня знаешь? – Повторила Старлайт вопрос еще дружелюбней, видя, что ее собеседнице неловко.

Маффинс сначала немного смутилась, но видя дружелюбный настрой единорожки, начала понемногу «оттаивать» и говорить с меньшим смущением:

— Ой, принцесса Твайлайт Спаркл хотела, чтобы ты со мной подружилась. Я хорошо тот день запомнила, у меня был тогда ужин с принцессой Селестией. Жалею, мне о многом хотелось ее спросить, но я не осмелилась. Она – Селестия, а я – я. Я тебе еще письмо, помнится, доставила. Прямо перед этим переполохом с Чейнджлингами. Мне не всегда доверяют доставлять письма, но тут мне так хотелось посмотреть на замок и на принцессу еще раз!

Голос у Маффинс казался странным. Каким-то невообразимым образом, ее ласковый говор сочетал в себе взрослые и детские черты, и было абсолютно невозможно понять по голосу даже приблизительно ее возраст. То ли это был голос взрослой пони с интонациями дитя, то ли детский голосок с примесью взрослой грубоватости.

— А, кажется, припоминаю. Извини, что сразу не вспомнила. Принцесса Твайлайт Спаркл пыталась насильно меня подружить с кем-нибудь, лишь бы я не завела неправильных друзей, что меня бесило. Потому мне с тобой тогда дружить не хотелось. Но сейчас мне нужно уладить одно дело, и мне нужна помощь кого-нибудь из работников почты.

Маффинс вытянулась вперед так, что едва не завалилась на прилавок, а ее крылья едва не коснулись ее ушей. Старлайт мысленно сосредоточилась. К счастью, она отлично помнила, где лежат оригинальные письма Дёрпи Хувс, поэтому то, что она не взяла их с собой, проблемой не было. С ее навыком, телепортация кучи бумаги из известного местоположения была сущей ерундой. Окутанные бирюзовым сиянием, на прилавке возникли письма Дёрпи Хувс. Маффинс осматривала их с немалым удивлением на лице.

— Что-то не так?

— Как ты их перенесла сюда? – Прошептала она с каким-то боязливым восхищением.

У Старлайт малость отвисла челюсть. Нет, она слышала, что в далеких селах, где живут обычные пони, представления о магии чуточку далеки от реальности. Но это же, Найтмер Мун его раздери, Понивилль! Отсюда до столицы меньше часа на поезде!

— Да во имя Селестии, телепортация, конечно, требует некоторой сноровки и не каждому доступна, но ничего сверхъестественного в ней нет! Маффинс, ты можешь мне сказать, кто отправлял эти письма?

Маффинс продолжала смотреть на связку писем.

— Ой, а ты не знаешь? – Спросила она с искренним изумлением.

— Нет, не знаю. Потому я их сюда и телепортировала, чтоб у тебя спросить. Ты можешь мне сказать, кто их отправлял в Кантерлот?

— Нет.

Лицо Маффинс поникло, в косых глазах появилось столько грусти, будто это ее принцесса Селестия попросила найти Дёрпи Хувс и она не справилась. Старлайт стало даже как-то неловко.

— У вас разве нет никаких записей?

— Нет. Старлайт, прости, что я не могу тебе помочь.

Маффинс и вправду не могла ей помочь, но очень хотела. Старлайт совсем смутилась. Ситуация подобная этой уже возникала в прошлом. Пони, ищущая смысл жизни в чьей-то чужой прихоти. Когда-то Старлайт Глиммер собрала за собой целый табун поняшек точно так же ищущих смысл жизни в ее прихоти. Ни ей, ни им счастья это не принесло, хоть Старлайт и старалась изо всех сил. Но если она хочет перехватить еще несколько писем этой Дёрпи Хувс, ей нужна помощь. И кто ей поможет больше, чем эта Маффинс?

— Ладно, не расстраивайся. Еще не все потеряно. Эта Дерпи Хувс еще будет отправлять письма. Ты просто наблюдай за единорожками, что покупают марки и отправляют письма. Если на их письма стоит имя Дёрпи Хувс – дай мне знать. Так мы ее и поймаем. И да, ни в коем случае не лезь в письма, мне надо просто выяснить кто это, и рассказать принцессе Селестии.

— Тебя попросила сама принцесса Селестия?

— Ну, в общем да. Но это важно не потому, что попросила принцесса Селестия. Для блага науки Эквестрии надо найти эту Дёрпи Хувс.

— Хорошо! Если единорожка напишет письмо от имени Дёрпи Хувс, я сразу дам тебе знать, обещаю!!!

Старлайт вздрогнула. Такой энтузиазм в исполнении чужих просьб ее несколько смутил. Прошлый раз, когда ее окружали пони, во всем ее слушающиеся все закончилось не так уж и плохо. Но вот позапрошлый... Старлайт задумалась. В прошлый раз, когда она спасла Эквестрию, с ней были ее друзья. В позапрошлый, когда она создала секту, заставляющую пони скрывать их природные таланты, ее окружали потерянные пони, у которых не было смысла жизни. А каков смысл ее жизни? Неужели в этой дурацкой просьбе? Нет, так нельзя!

— Маффинс, извини, но я не могу так просто взять и заставить тебя мне помогать. Это неправильно. – Решительно заявила Старлайт.

Пегаска аж оторопела.

— Но я хочу помочь!

— Только при одном условии.

Глаза Маффинс разъехались еще больше.

— Что еще за условие?

Старлайт Глиммер улыбнулась, протянула косоглазой пегаске свое копыто и радостно предложила:

— Давай дружить.

Маффинс от удивления аж села. Какую-то пару секунд она и слова не могла вымолвить, только глядела на протянутое копыто Старлайт, будто ей нужно было убедиться, что это взаправду. Но потом она дернулась, как будто бы ей нужно было усилие, чтобы выдернуть себя из задумчивости, перевела взгляд с копыта на лицо единорожки и протянула свое копыто в ответ.

— Давай!

***

Несмотря на то, что сама Принцесса дружбы сказала «поздравляю, я научила тебя всему, что знала» у Старлайт Глиммер постоянно возникали сомнения, особенно когда дела касались новых друзей. В случае с Маффинс все было еще тяжелее. Начало этой дружбы казалось таким неестественным. По факту, дружба была предложена в обмен на помощь. Но дружбу ведь нельзя обменять на что-то! Но какова альтернатива? «Привет, мне нужен шпион на почте для разоблачения ученого-мошенника, так что давай вперед, я в тебя верю» — так себе вариант. Нет, осуществить это было легко, Старлайт умела принуждать других, когда прижмет. Даже без помощи магии, кстати говоря. Сказывался соответствующий опыт. Но с этической точки зрения это никуда не годилось. А если они все-таки не подружатся?

С тяжелым сердцем единорожка предлагала своей новообретенной подруге позапускать воздушных змеев летним вечерком. А если Маффинс откажется? Но все было куда хуже. Косоглазая пегаска едва не запрыгала на месте от радости, когда ей предложили позапускать воздушных змеев. При попытке осторожно выяснить степень ее любви к воздушным змеям, она ответила, что понятия не имеет, что это такое. Серая пегаска просто была рада возможности побыть с кем-нибудь.

И теперь они шагали вместе к окраине Понивилля с подходящей опушкой. Ну, как шагали... Маффинс восторженно нарезала круги по воздуху вокруг крайне задумчивой Старлайт, которая неловко молчала, наблюдала за будущей собеседницей и пыталась подобрать нужные для начала беседы слова. Маффинс же была так взбудоражена, что едва-едва не врезалась в вывеску ювелирного магазина. Буквально за миг до столкновения Старлайт схватила телекинезом пегаску и дернула ее в сторону.

— Маффинс, ты совсем по сторонам не смотришь?! Ты же могла покалечиться!

Маффинс все еще висела в воздухе, охваченная бирюзовым сиянием, несмотря на то, что ее крылья были сложены. В воздухе косоглазую пони удерживала магия Старлайт.

— Ой, а ты можешь еще раз так сделать?!

— Как именно? Вот так?

Старлайт подвинула телекинезом на метр влево зависшую в воздухе пони. Та радостно кивнула. Старлайт подвинула телекинезом на метр вправо радостную пони. Та расплылась в улыбке, а ее глаза раскатились в стороны сильнее обычного. Но еще через секунду она смутилась, и ее глаза сдвинулись чуть ближе к нормальному положению. Как-то странно она реагирует на магию.

— Маффинс, прости мне мою прямоту, но у тебя есть крылья. Мой телекинез тебе, как зайцу стоп-сигнал.

— Да, но это немного другое. – Мягко сказала пегаска, продолжая улыбаться. – Наблюдать за магией интересно.

— Так, отпускаю. – Предупредила единорожка за секунду до того, как магическое сияние вокруг Маффинс исчезло. – И раз уж ты так заинтересовалась магией...

Бирюзовое сияние окутало саму Старлайт. Насквозь пропитанная любопытством Маффинс, продолжая лениво взмахивать крыльями, чтобы держаться в воздухе, вытянулась в сторону единорожки. Та задорно улыбнулась и взмыла в воздух, зависнув в трёх метрах над землей. Пегаска аккуратно облетела несколько раз вокруг висящей в воздухе единорожки.

— Ты долго так можешь?

— Несколько часов спокойно выдерживала. Но это результат долгой магической практики. Неподготовленной единорожке будет очень тяжело поднять себя в воздух, я уж молчу о том, чтобы продержаться там хотя бы несколько минут.

— Селестия попросила тебя найти Дёрпи Хувс, потому что ты могучая волшебница, да?

Старлайт довольно усмехнулась, но все же сочла нужным пояснить:

— Моя магия весьма сильна, отрицать не буду. Но на поиски Дёрпи Хувс меня отправили не поэтому. Просто она меня взбесила. Спрятавшись за псевдонимом, как обычно делает только принцесса Селестия, она дала своим странным идеям не вполне честное преимущество. Я обратила внимание на эту несправедливость в письме принцессе Селестии. Короче говоря, она самую капельку расстроилась и поручила мне найти «нулевого пациента».

— Погоди, погоди, погоди. Принцесса Селестия расстроена, что плохие идеи Дёрпи приняли за ее идеи?

Маффинс явно была увлекающейся персоной. Короткий рассказ Старлайт явно ее захватил.

— Ну да. Правда, идеи Дёрпи Хувс не плохие, а странные.

— Странные?

— Как бы тебе объяснить... Она предложила разделять по особым правилам на маленькие «кубики» заклинания, чтобы с ними удобнее было работать. Но это попросту неудобно, и с серьезными заклинаниями так не справится! Даже относительно простые заклинания становятся громоздкими.

— Это потому что «кубиков» слишком много, да?

— Да-да-да, ты верно меня поняла.

Старлайт уже начинала наслаждаться этим разговором. Все-таки искреннее любопытство пегаски подкупало. В этом отношении она напомнила Старлайт ее наставника, принцессу Твайлайт Спаркл. Малейшая искра интереса у принцессы всегда становилась пламенем столь ослепляющим, что ты или убегала без оглядки, или погружалась в этот интерес вместе с ней. Возможно, именно поэтому принцесса Селестия в свое время уделила ей столько внимания.

— А если взять «кубики» побольше?

— Хм... Как-то так заклинания и составляют нормальные маги. В качестве «кубиков» используют целые заклинания. А еще есть элементарные заклинания, которые находят с помощью интуиции в основном. Только большие «кубики» трудно соединить между собой. Я знаю, потому что сама так парочку заклинаний составила.

— А что, если брать «кубики» разного размера?

Все наслаждение от этой беседы внезапно улетучилось. В первую секунду Старлайт Глиммер растерялась, так как не могла больше назвать себя однозначно самой умной и понимающей в этой беседе. Но взамен в ее душе возникло что-то иное, куда более глубокое и приятное. Ей до этого было прекрасно знакомо ощущение, когда тебя слушают, открыв рот, но здесь было уже что-то на абсолютно ином уровне. Пегаска не просто ее слушала, она понимала, не просто потребляя знание, но создавая новое. Смущенно улыбаясь, сраженная наповал этим новым чувством единорожка все-таки нашла в себе силы ответить:

— Да, над этим можно подумать. А вообще, откуда такой интерес к магии?

Глаза серой пегаски разъехались в разные стороны чуть дальше обычного, и она как-то сразу очень сильно погрустнела:

— Ну, просто ты объясняешь понятно. Ты вообще пытаешься объяснить. Обычно никто не пытается объяснять магию тем, у кого нет рога. А если вдобавок всем кажется, что тебя никто не слушает...

— Из-за глаз?

— Да, у меня с ними с рождения что-то. Я могу свести их прямо, но тогда они начинают болеть. А если я не слежу за ними, они расходятся куда дальше обычного. Кстати, скоро стемнеет, надо идти, можем не успеть.

Старлайт улыбнулась. Она прекрасно знала, где это поле.

— Успеем. Так, взлети-ка вверх на пару метров, пожалуйста.

Через секунду парочка пони исчезла с улицы в бирюзовой вспышке, и появилась на поляне за городом.

— Класс! А сильно сложнее, если ты делаешь левитацию и телепортацию одновременно?

— Ну, приходится напрячься. – Немного погодя, единорожка спросила: — Ты часом не была на магическом шоу великой и могучей Трикси?

— Была. Там совсем не то, но тоже интересно. Что там у тебя, воздушный змей? Ты его запустишь.

— Ага. Но только без магии.

— Но ты же ведь держишь катушку с нитью с помощью телекинеза.

— Ну, не считая телекинеза.

Следующие минут пять они сидели рядом и наблюдали за воздушным змеем. Небольшое, ромбовидное полотнище плескалось в воздухе. Хороший ветер, солнце и ярко-зеленое пятнышко воздушного змея привели Старлайт в некое подобие транса. В какой-то момент ее сознание практически выключилось. Все, что имело значение – это воздушный змей и легкий ветерок. Поэтому, когда Маффинс спросила «а можно посмотреть на эту штуку поближе?», единорожка только кивнула, даже не расслышав вопроса. Дальнейшие события как-то вышли из-под контроля. Когда Старлайт позже пыталась вспомнить этот момент, она сумела восстановить события: Маффинс подлетает к воздушному змею, смотрит завороженно на воздушного змея, задевает крылом нить воздушного змея, задевает нить воздушного змея вторым крылом, начинает падать, умудряется задеть нить еще раз десять по дороге, влетает в крону ближайшего дерева, и падает оттуда с растопыренными крыльями, утыканными ветками и перетянутыми ниткой. Но непосредственно сам инцидент выглядел так: крылатая тень заслоняет солнце, коротенький писк «ой», змей исчезает, крик «а-а-а-а-а-а», серый шар влетает в крону дерева. К тому моменту, когда мозг опомнился, ни змея, ни пегаски в воздухе уже не было.

— Ты в порядке?

— А, только зап-п-п-ш-шуталась неога. – Маффинс говорила так, будто у нее во рту что-то было.

Когда Старлайт сняла незадачливую экспериментаторшу с дерева, у нее едва не отвисла челюсть. Казалось, вокруг каждого пера был завязан витиеватый узел. Нить была повсюду. Правое крыло нависало над лицом. Рот был открыт, так как крыло было примотано к верхней челюсти в двух местах, а нить проходила между зубов. Левое крыло было зажато между намертво связанных между собой задних копыт. Рядом с левым передним копытом болтался полотняный ромб. Такое даже специально повторить было невозможно.

— Ты зачем полетела прямо на змея?! – Строго и с возмущением спросила Старлайт. – Это же опасно! Любой дуновение ветерка, и... Ну, ты сама видишь.

— А-ак ы ше мне аш-ш-шешила. Я у е-е-е-я-я ш-ш-раш-ш-ива-а.

Аккуратно, с помощью телекинеза, единорожка сняла нитки с зубов.

— Я у тебя спросила, можно ли, а ты мне в ответ только кивнула.

— Да? – Спросила Старлайт.

— Да. – Обиженно протянула Маффинс, виновато выглядывая левым глазом из-под всё ещё зацепленного ниткой за верхнюю губу правого крыла.

— Ой. Тогда извини. Надо было тебя остановить. Именно поэтому, кстати, воздушных змеев нельзя запускать в пределах городов. Так, погоди, я тебя сейчас распутаю.

Где там! После нескольких попыток стало только хуже. Старлайт вертела косоглазую пони в воздухе, как диковинную головоломку, минут десять, но просвета и близко не наблюдалось. В связи с тем, что число узлов в перьях Маффинс только увеличивалось, а число нервных клеток Старлайт не очень, вспомнилось чье-то мудрое изречение: «когда все уже сломано, самое время наконец-то почитать инструкцию». Или же, в данном случае, обратиться за помощью.

— Так, напомни мне, где мы можем найти доктора?

— Карамельная, 23.

Волшебница тяжко вздохнула и потянула с помощью телекинеза этот диковинный клубок из ниток, перьев и детской непосредственности по улицам Понивилля в сторону карамельной улицы. Самое интересное, что никто из пони даже не удивился. Если же кто-то удивленно и вскидывал бровь, то удивление длилось ровно до той поры, пока в запутанной пони не узнавали Маффинс.

— Маффинс...

— Ась?

— Насколько я помню, все врачи живут в другой части города.

— Ну, ты просила доктора...

Отлично, она еще и просьбу найти доктора умудрилась истолковать по-своему. А ведь вакансия «друг, создающий максимум неприятностей на ровном месте» была уже намертво занята великой и могучей Трикси.

— Старлайт, не бойся, доктор Хувс очень умный, он обязательно что-нибудь придумает!

На какую-то долю секунды Старлайт Глиммер передернуло и в ее животе разлилось какое-то крайней неприятное ощущение. Что еще за Хувс?

— Как ты сказала, уточни, пожалуйста. – Пробормотала Старлайт весьма и весьма настороженно.

По озадаченной гримасе своей новой подруги Маффинс поняла, что ляпнула что-то не то и уже чуть взволнованнее повторила:

— Он очень умный, он обязательно что-нибудь придумает.

— Кто? – Спросила единорожка резко и отрывисто.

— Доктор Хувс. Нет, не Дёрпи Хувс, доктор Хувс!

— Слава Селестии, мне на секунду показалось, что ты сказала Дёрпи Хувс.

Маффинс раздосадовано пожала плечами, насколько могла, и они продолжили это странное шествие в сторону карамельной улицы.

***

— О Селестия! Да у вас, Маффинс, большой талант по части влипания в неприятности. Но где же мои манеры! С Маффинс, вы, я вижу, уже знакомы. Мое же имя, доктор Хувс. А вы?

На пороге дома номер двадцать три их встречает весьма и весьма импозантный коричневый земной пони с торчащей вверх, но весьма красивой, темной гривой. Что-то в этих голубых глазах выдает недюжинный ум. Такой пони не затерялся бы среди ученого сообщества. Кьютимарка в виде песочных часов вполне может выдавать его принадлежность к ученой братии. Но рога у него нет. Минус одна версия. Может, ей начать тупо опрашивать всех единорогов в Понивилле по порядку? «Извините, не вы ли первой додумались притвориться принцессой Селестией в научных журналах?» — да, однозначно должно сработать. Так, не отвлекаться, обратно к беседе!

— Старлайт Глиммер. Маффинс сказала, что я могу обратиться к вам. И да, змей не самая дешевая игрушка, так что без ножниц, пожалуйста!

— Конечно-конечно. Сейчас я позову врача, и мы ее вызволим. Заносите ее.

После этой реплики захотелось удариться головой об стол. Но вместо этого Старлайт отлевитировала несчастную исследовательницу воздушных змеев в дом.

— Вы с ней знакомы?

— Конечно! Редко у кого встретишь такой живой и любопытный ум. Да, Маффинс обычно не производит такого впечатления, но она намного умнее чем кажется.

— Я слишком много думаю об умных вещах, поэтому постоянно во что-нибудь врезаюсь, а потом все пони считают меня глупой. – Грустно констатировал серый клубок из перьев, веток, копыт и ниток. – Порой обидно до жути!

— Так оно и есть. Не дайте первому впечатлению обмануть вас. Так, например, она догадалась, как запустить те беспламенные фейерверки. Все решили, что это случайность, но я уверен – она знала, что делает! – Бросился доктор Хувс на защиту своей подруги.

— Просто некоторые штуки, особенно связанные с магией, реагируют на чувства. А те беспламенные фейерверки, они начали как-то перемигиваться, когда я ими искренне от всей души восхитилась. Ну, и я решила, что на свадьбе Матильды они раскроют весь свой потенциал. Кто ж знал, что они на самом деле очень даже пламенные.

— Так, я переехала сюда после свадьбы Матильды, поэтому не в курсе. – Прервала внезапную ученую беседу Старлайт. – Доктор Хувс, вы мне вот что лучше расскажите: не известно ли вам ничего о единороге под псевдонимом Дёрпи Хувс?

— Как-как?

— Дёрпи Хувс. – Как можно отчетливее повторила Старлайт.

— Хм-м-м-м-м... Похоже на мое имя, но нет, и близко даже не представляю, кто бы это мог быть. Ладно, я побегу за врачом. А вы располагайтесь здесь. – Прокричал доктор Хувс уже из-за порога.

Повисла какая-то совсем уж неловкая тишина. Где-то в вышине судьба так и шептала «вот и позапускали воздушных змеев».

— Старлайт, мне так жаль, что я не могу помочь найти тебе Дёрпи Хувс.

— Все нормально, успокойся, ради Селестии. Мы ее обязательно найдем.

Но серая пони все равно выглядела какой-то потухшей. Просто чтобы отвлечь Маффинс от самопоедания Старлайт решила ее спросить:

— Как ты думаешь, какая она?

— Кто? – Удивленно уточнила серая пегаска.

— Дёрпи Хувс. Какая она, по-твоему? Просто любую догадку.

Глаза Маффинс разошлись чуть дальше. Она бы даже почесала в затылке, но ее копыта все еще были связаны, поэтому она ограничилась тем, что пожала плечами.

— Я не знаю. Наверное, она боится, что над ней будут смеяться.

После этого она замолчала. Чувствуя, что эта единорожка так просто не отстанет, Маффинс задумалась еще сильнее.

— Наверное, у нее очень много книг, потому что ей постоянно надо что-то уточнять. Почему ты улыбаешься?

Книги. Как же Старлайт сама об этом не подумала?! У этой Дерпи должна собраться весьма и весьма специфическая библиотека. Если в книжных магазинах знали, как свою, Твайлайт Спаркл задолго до того как она стала принцессой, то единорожку, закупающуюся книгами по земным наукам и по магии должны были запомнить! Да, сначала придется с помощью принцессы Твайлайт составить список книг, но потом достаточно будет обойти все книжные магазины.

— Старлайт, я тебе помогла?

— Маффинс, я тебя обниму! Но позже! Да, ты очень сильно мне помогла.

Маффинс попыталась похлопать в копыта, но у нее ничего не вышло.

Читать дальше

...