Автор рисунка: Stinkehund
IV VI

V

Если кто-то думал, что Старлайт Глиммер после этого сдастся, то этот кто-то очень плохо знал Старлайт Глиммер. Твайлайт Спаркл хорошо знала свою ученицу, поэтому ни сколь не удивилась, когда та спустя пару дней ворвалась в библиотеку с криком «Твайлайт, мы ее сейчас прижмем, как следует!». В голубых глазах опять горело это пламя охоты, как будто не было впустую потрачено пары недель, как будто она и не начинала сначала.

— Кого прижмем? – Спросила Свити Белль.

Старлайт осмотрелась. Вокруг столика в центре библиотеки сидели Твайлайт Спаркл и Свити Белль, сестра Рэрити. Белая единорожка, как и ее старшая сестра. Но в остальном сходства между ними не так уж и много. Порой возникало ощущение, что Свити Белль росла с оглядкой на старшую сестру и мыслью «вот бы мне такой не стать». Хладнокровие и доля скептицизма при любых начинаниях отличала ее от сестры сильнее всего. Вместе с Эппл Блум и Скуталу они были главными пони по кьютимаркам, помогая другим пони с их поисками и трактовкой. Похоже, как раз о кьютимарках и шла речь, когда Старлайт к ним вломилась.

— Я вам помешала? Вы обсуждали что-то важное?

Свити Белль задумчиво ответила:

— Да, мы обсуждали. Правда, где-то минут за пять до твоего прихода Твайлайт начала рассказывать о каких-то гигантских обезьянах.

Не кьютимарки? Обезьяны? Гигантские? Опять? Видя некоторое недоумение, принцесса поспешила пояснить:

— Просто поделилась впечатлением от свежепрочитанного. Я начала читать книжки Лиры, что ты принесла. Первая часть местами так себе. Сильно так себе. Особенно бесит любовная линия с моим участием. Не потому, что с моим участием, а потому что глупая и клишированная. Но вот вторая часть, которая про сирен, очень даже ничего. Вообще, интересно тот мир описан. Быт людей, отличия их мира от нашего. Те места, где описано, как пони приспосабливается к тому, чтобы быть человеком – там вообще всё отлично. Честно скажу, это не лучшее, что я читала, но и просто так лежать в столе эти книги не заслужили.

Свити Белль красноречиво посмотрела на Старлайт, мол, видишь какую ерунду она тут несла, пока ты не пришла.

— Ну, раз речь зашла о чтиве, почитайте-ка вот это!

На столик легко с десяток листов бумаги. Некоторая часть бумаги была испещрена странными значками, в которых принцесса сразу же узнала нотацию Хувс. Единорожки дружно погрузились в их изучение.

— Так, это научная статья? – На всякий случай уточнила Твайлайт Спаркл.

— Нет, это черновик научной статьи! – Выпалила в ответ ее ученица.

Свити Белль же задумчиво изучала громоздкую запись заклинания в нотации Хувс на одном из листов. Принцесса начала уточнять:

— Зачем тебе научная статья?

— Чтобы хорошенько проехаться по дорогим Дёрпи Хувс идеям.

— Зачем тебе проезжаться по этим идеям?

— Потому что они ей дороги, и она встанет на их защиту.

— И что это тебе даст?

— А для этого ей придется отправить письмо.

— И что тебе с того письма?

— На почте будет дежурить Маффинс. И она увидит, кто отправит письмо. Я бы и сама последила, но, боюсь, Лира предупредила Дёрпи. Ох, надо будет попросить Маффинс, чтобы она посидела в отделении за прилавком в те дни, когда статья выйдет.

Свити Белль и Твайлайт Спаркл задумчиво изучали листы бумаги. Особенно Свити Белль заинтересовал листок с примерами записи заклинаний в нотации Хувс.

— Это заклинания? Что это за значок?

Где-то в голове Старлайт зазвучала сирена. Код красный: вопрос по интересующей Твайлайт теме! Код красный: вопрос по интересующей Твайлайт теме! Код красный: вопрос по интересующей Твайлайт теме! Всем приготовиться к долгим-долгим разъяснением. Искры пламени познания в глазах фиолетового аликорна сияют слишком ярко, всем приготовится к эвакуации!

И принцесса не подвела, сразу рванув во весь опор разносить знание:

— Это большой ключ! Именно с большого ключа начинается запись каждого заклинания. Средние ключи имеют в себе не семь кружочков, как большие, а пять, они делят запись на части для большего удобства. Есть еще малые ключи из трёх кружочков, но в них необходимость возникает не часто.

Свити Белль было не привыкать к долгим эмоциональным речам. Спокойно, действуя на опыте, она нашла микроскопическую паузу и вставила свою реплику:

— Просто если средние ключи рисуются по-разному и наобум, то большой ключ всегда один и тот же. Семь кружочков расположены одинаково относительно друг друга.

Старлайт поспешила пояснить:

— Дёрпи Хувс рисует большой ключ именно так всегда. Я не знаю почему. Именно поэтому тебя этот значок так привлек?

— Честно говоря, нет. Просто у меня такое чувство, что я видела этот знак до этого, но не могу вспомнить, где именно.

Бывшая злодейка решила воспользоваться своим навыком из прошлого, а именно «построить» пони, чтобы дискуссия не затянулась до полуночи.

— Отлично. Тогда Свити Белль думает, где она видела этот знак. Принцесса Твайлайт Спаркл дочитывает мой скромный вклад в науку. А я...

— Дочитала. – Объявила принцесса.

На следующие секунды три беседа вошла в состояние «удивленная пауза». Выждав, когда все окончательно навпечатляются её навыками скорочтения, Твайлайт огласила вердикт:

— Неуклюжая критика, на которую я влёгкую готова ответить хоть сейчас.

— Верю, но можно, пожалуйста, это сделает сама Дёрпи Хувс?

— Ладно. Но это все равно проверку не пройдет. Придется обработать напильником. Местами ты слишком жёстко для научной статьи выражаешься. Эмоциональные оценки вообще в таком тексте недопустимы.

— Так ты согласна мне помочь?

Принцессе оставалось только тяжело вздохнуть:

— Куда ж я от тебя денусь.

Отлично, план стал еще ближе к тому, чтобы сработать. Старлайт расплылась в улыбке и радостно приобняла свою подругу.

***

Иронично, но статью пришлось выпускать под псевдонимом. Принцесса Твайлайт Спаркл малость увлеклась и статья разрослась в два раза, так что ей пришлось бы числиться соавтором. А имя Старлайт Глиммер могло отпугнуть Дёрпи Хувс. К счастью редакцию «Науки и магии» удалось «войти в положение». На этот раз хватило магии имени Твайлайт Спаркл, и идти к Селестии за очередной бумагой не пришлось.

В день выхода журнала оставалось сделать только одно: поставить ловушку на почте. Молодая единорожка была полна решимости закончить начатое. Оставалось только убедить Маффинс сидеть на почте и смотреть в оба. Пытаясь не растерять ни малейшей капли решимости, Старлайт Глиммер зашла на почту, немного опустив голову, чтобы не задеть рогом дверной косяк. Нет, серьезно, кто это строил?

— Старлайт, я думала, ты обо мне забыла! – С порога закричала серая пегаска. – Как же я рада тебя видеть!

— Да нет, что ты, что ты. Я тоже очень рада тебя видеть. – Радостно запричитала единорожка, горя от стыда на месте. Она действительно забыла о своей новой подруге, и ни разу её не навестила. Хуже всего, что она не вспомнила бы о ней, пока она не пригодилась. Она так рада видеть ее, Старлайт Глиммер, а для Старлайт Глиммер эта пегаска осталась по большому счету инструментом. – Давай поговорим снаружи, как закончишь. Тебе долго еще?

— Не очень. Подожди меня немного снаружи, я скоро выйду.

Единорожка покорно прождала минут десять на скамеечке перед почтовым отделением. И тут, когда, казалось, исполнение плана стало таким близким, ей стало почему-то жутко. Прямо сейчас она поговорит с Маффинс, попросит её последить, не отправляет ли кто писем в магические журналы, и потом будет абсолютное ничего. Она ничего не сможет сделать и все выйдет из-под её контроля. Именно от Маффинс, и только от Маффинс будет зависеть, удастся ли ей поймать Дёрпи Хувс. Только от Маффинс. Эта мысль почему-то показалась ей очень жуткой. И дело было не в косоглазой пегаске. Сам факт того, что удачное завершение дела Старлайт от неё не зависит, внушал ей ужас. Она вспомнила времена, когда контролировала целую деревню вплоть до мелочей, регламентировала их жизнь. Да, ей часто приходилось поручать какие-то дела другим пони. Но там она всегда могла на все повлиять, изменив или отменив всё, что угодно. Тут же она подошла к самой точке невозврата, после которой она лишалась самой возможности повлиять на что-либо. Не другие пони теперь зависели от неё. Она сама зависела от Маффинс.

— О чем ты хотела поговорить, Старлайт? – Спросила её Маффинс, заставив немного вздрогнуть.

С тяжелым сердцем Старлайт подробно объяснила ей свой план, и то, какую роль Маффинс должна была в нем сыграть.

— Так ты только поэтому пришла ко мне?

Желая прямо сейчас провалиться под землю, единорожка кивнула. Маффинс выглядела немного расстроенной, но виду старалась не подавать. Это было куда хуже явного упрека. Немного опустив голову, она грустно спросила:

— Ты все это время ловила Дёрпи Хувс?

Старлайт в ответ только кивнула.

— Расскажи, пожалуйста.

Дальше последовал подробный рассказ о книжной эпопее, за исключением имени Лиры. Ее назвали просто «единорог, что покупал книги для Дёрпи». Пегаска внимательно слушала.

— Ладно, но сегодня вечером мы займемся чем-нибудь? Я просто боялась, что ты не хочешь со мной дружить.

Старлайт просияла. В ее голове возник даже не план, а выход из этой неловкой ситуации.

— Конечно, займемся! Но сначала я должна тебе признаться. Мне было неловко просить незнакомую пони о помощи. Я только потому тебе тогда дружить и предложила. К сожалению, оно не всегда так работает.

Крылья и лицо пегаски опустились вниз. Видеть, как она грустит было невыносимо. Пока она совсем не пала духом, Старлайт продолжила:

— Слушай, давай сделаем так. После того, как все это закончится, если мы вдруг не подружимся, то я помогу найти тебе еще друзей.

— Ты и правда поможешь?

— Ну, не получится у меня, припашем Принцессу дружбы. Но сначала надо поймать Дёрпи Хувс. Маффинс, дальше я ничего сделать не смогу. Тут уже все от тебя зависит. Ты понимаешь это? Я на тебя рассчитываю.

Маффинс заволновалась. Глаза ее разошлись чуть дальше, а голос наполнился тревогой.

— Старлайт, а если я не справлюсь?

— Мне тогда придется придумать что-то другое, но мне бы очень этого не хотелось. Я и так уже слишком сильно с этим затянула. Удивляюсь, как я еще не получила письма от Селестии с просьбой отчитаться.

— Сидеть на почте и смотреть за единорогами, которые отправляют письма в редакции научных журналов. Если там будет «Дёрпи Хувс», то обязательно сказать тебе. Так?

Как ни странно, именно тревога Маффинс вернула уверенность Старлайт. Она уже не в первый раз за собой такое замечала. Когда другие пони чувствовали себя не в своей тарелке, к ней возвращалась уверенность, которой она делилась с остальными. Как будто что-то внутри неё подпитывалось неуверенностью других.

— Да, все правильно. Это не так уж и сложно. Не бойся, ты справишься.

— Ты уверена?

— Я понимаю, что другие пони считают тебя глупой, но я прекрасно понимаю, что это лишь на первый взгляд. Ты умная и у тебя все получится. – Простые, как три бита, слова, но Старлайт чувствовала, что именно они сейчас нужны её напарнице.

Маффинс расплылась в улыбке. Простые слова все же сработали.

— Спасибо. И да, не бойся, мы обязательно подружимся. – Сказала она, положив копыта на плечи Старлайт.

Та улыбнулась про себя, ведь не смогла не заметить, что с ней проделали тот же самый трюк.

После этого они ушли подальше от почтового отделения, чтобы больше ни разу за сегодняшний день не вспомнить о Дёрпи Хувс.

***

Первые дни после выхода статьи были весьма и весьма нервными. Целый день ожидания, пока не кончится рабочий день Маффинс. Потом короткий, но емкий вопрос «ну?». Отрицательный кивок головой и разочарование. И так каждый будний день.

Радовало только то, что её новообретенная подруга всегда была готова скрасить вечер. Как-то незаметно для себя Старлайт привязалась к этой пегаске с душою ребенка. Причем у её ребячества было одно проявление, которое привлекало Старлайт особенно сильно: любопытство. Если была хоть малейшая возможность поковыряться внутри чего-нибудь, и попытаться понять, как оно устроено, Маффинс никогда эту возможность не упускала. Тут главными были два момента: не спугнуть, потому что она все же была стеснительной особой, и не дать ей сломать изучаемый предмет, потому что она была вдобавок ко всему особой увлекающейся. Но странным образом необходимость быть при ней нянькой не напрягала. Да и к тому же у этого «дитя» был на удивление живой ум, готовый поддержать любую беседу, пусть и в несколько детской манере.

Где-то через неделю волнение ушло. Тогда же Старлайт заметила, что ждет окончания рабочего дня Маффинс только для того, чтобы поскорее увидеться с ней. Постепенно, к их вечерним посиделкам стали присоединяться и другие пони. Мод Пай и Пинки Пай приняли ее на ура, хоть и по разным причинам. Пинки Пай была рада любому, кто был готов разделить с ней дух вечного детства, а Мод Пай была покорена интересом Маффинс к камням (она интересовалась всем подряд, но уточнять этот момент никто не стал). Разве что с Трикси они поладили чуть хуже. Необходимая таинственность на ее выступлениях никак не вязалась с вечным желанием Маффинс выяснить «а что там внутри». Дошло до того, что Трикси договорилась с ней, что будет пускать её на свои представления, только если она будет сидеть молча, и где-нибудь на заднем ряду.

Понемногу Старлайт начала думать о том, что Твайлайт Спаркл была права. Поручение хоть и было важно и его надо было выполнить, но всё же это прекрасная возможность подружиться с кем-нибудь ещё, которая понемногу всё перевесила. Она была благодарна судьбе, что свела её с, пожалуй, одной из самых необычных пони с которой она встречалась.

Но ничто не длится вечно. На четвертую неделю ожидания Старлайт начали снова одолевать сомнения по поводу ее плана и того, что Маффинс справится. Но эти сомнения так и не успели вырасти в недоверие. Штормом, в один момент развеявшим эту идиллию, стала статья в ежемесячном журнале «Наука кристальной империи», озаглавленная «Ответ на критику, касающуюся нотации для упрощения понимания сложной магии, известную так же, как нотация Хувс». Авторами статьи числились Санбёрст и Дёрпи Хувс.

***

Большинство жителей Кристальной Империи искренне полагало себя частью Эквестрии. Они были без ума от Спайка, которых их спас от короля Сомбры, без ума от принцессы Кэйденс, назначенной Селестией, от принцесс Селестии, Луны и Твайлайт Спаркл. Они были до одури рады провести у себя Эквестрийские игры, которые до этого проводились только в Эквестрии. Сразу же, как Кристальная Империя возникла буквально из ниоткуда, кристальные пони дружно рванули в Эквестрию в качестве туристов. Позже появились совместные семьи. Не прошло и нескольких лет, с тех пор как вернулась из другого измерения Кристальная империя, а кристальные пони уже и помыслить не могли себя отдельно от Эквестрии. Но все же это были два разных государства. Со своими границами, судами, войсками и, что в данной ситуации самое главное, научными журналами и комиссиями по проверкам научных текстов. До которых скандалы кантерлотских журналов еще не докатились.

Красоту данного хода нельзя было не оценить. Пока шум по поводу «призраков» держался внутри кантерлотского научного сообщества, в Кристальной империи можно было тиснуть пару статеек. Например, статья «Ответ на критику, касающуюся нотации для упрощения понимания сложной магии, известную так же, как нотация Хувс». Авторы Дёрпи Хувс и Санбёрст.

Одно оставалось непонятным. Как эта Дёрпи Хувс вышла на Санбёрста? И что ей, Старлайт Глиммер, делать со своим другом, который решил стать сообщником главного «призрака»? Почему он решил помочь Дёрпи Хувс? Что ж, если он не захочет рассказывать, можно будет поднять список единорожек, регулярно ездивших в Кристальную империю последние недели три. Но сначала хотя бы попытаться поговорить с ним.

К черту поезд! Несмотря на сложности, которые представляла собой телепортация на столь дальнее расстояние, Старлайт как следует настроилась и прямо с журналом перенеслась на окраину Кристальной империи, которая представляла собой город-государство. Почему его назвали империей, Старлайт даже близко не представляла. Да и сейчас ей было попросту не до этого. Единорожья мигрень, перенапряжение мага, перегруз – это чудное состояние имело множество имен. Головная боль – надежный барьер для тех, кто решил откусить больше, чем способен проглотить. Говорят, что если зайти за этот барьер, можно было получить симптомы и похуже. Но силы Старлайт было достаточно, чтобы после такой телепортации просто посидеть на месте минут пятнадцать, чтобы её перестало мутить. Чтобы не терять времени, посидеть она решила в такси. Через десять минут она уже была на пороге у своего давнего друга и молотила копытом по двери.

Дверь открылась и там показалась рыжая бородатая мордочка Санбёрста.

— Селестия мудрейшая! Ты прямо из Понивилля сюда телепортировалась?!

— Что, по мне заметно? Нам нужно поговорить. Сейчас же.

— Никаких разговоров, пока ты не примешь средство от перегруза! Что за срочность? Ты не могла взять билет на поезд? Заходи-заходи.

Старлайт уныло поплелась внутрь, осознавая, что немного лекарства будет не лишним.

— Я сейчас тебе приготовлю раствор, а ты мне подробно всё расскажешь.

Как бы голова Старлайт не болела, а ум ее зацепился за необычную деталь. Чтобы получить перегруз нужно хотя бы попытаться сотворить серьезное заклинание. То есть, перегруз – болячка магов уровня выше среднего. Откуда тогда у Санбёрста лекарство? Неужто Дёрпи Хувс? Но у той тоже были проблемы с практикой, если судить по содержимому её статей.

— Откуда у тебя лекарство от перегруза? Не помню, чтобы тебе оно было нужно.

— Экспериментирую. – Не моргнув глазом ответил ее рыжий друг. – Я и надеяться не смел, что оно мне понадобится, но, похоже кое-что нашлось. Ты читала мою статью в «Науке Кристальной империи»?

— Нет. Кстати, как раз я о ней и хотела поговорить.

Санбёрст посмотрел на свою давнюю подругу, пытаясь уловить смысл сказанного.

— Ладно, объясню, в чем суть. Ты же в курсе о нотации Хувс?

— О, ещё как!

— Кто-то неуклюже её раскритиковал. Я решил, что это нельзя оставлять. Большую часть претензий мне легко удалось отбрить. Но при этом была поднята важная проблема. А именно, потеря концентрации при чтении действительно длинных заклинаний. Так что я воспользовался трансом, немного...

— Ты спятил?!!! – Заорала Старлайт, расплевав по столу раствор.

Её волнение можно было понять. Транс это было простое, как три бита заклинание, которое давало магу возможность сосредоточиться исключительно на заклинании. Проблема была в том, что сосредотачиваясь исключительно на заклинании, маг вкладывал все свои силы в него. «Все свои силы» — это как минимум до состояния, когда ты больше в жизни ничего сотворить не сможешь. Да, заклинание получалось мощнее, но идиоту, который решился на то, чтобы ввести себя в транс светила в лучшем случае инвалидность. Особо везучим отказывало сердце.

— Дослушай, ладно. Проблема неограниченного транса в том, что он просто выдирает из тебя всю твою магию с мясом. Но в то же время это заклинание на удивление простое. Настолько простое, что мне удалось разобрать его на части.

— Ура! Санбёрст узнал всё, о том, как любому уважающему себя магу можно совершить суицид или лишить себя магии на всю жизнь. Порадуемся же за него!

— Ты понимаешь, что заклинание в нотации Хувс, разобранное на самые элементарные частицы магии, невероятно легко модифицировать? Просто выкинь ненужные знаки, и замени их, например, на соединение с другим заклинанием. Или самописную элементарщину. В моем же случае после разбора и записи транса все оказалось проще простого. Просто выкинь оттуда тот кусок, что тянет из тебя все жилы, и оставь ту часть, что дает тебе концентрацию.

— Стоп, ты создал свое заклинание на основе транса?! – Старлайт порадовалась, что не набрала еще раствора в рот. Скомбинировать несколько заклинаний — это ещё куда ни шло, она сама постоянно такое практиковала. Но вот создать свое заклинание, пусть и на основе чужого – это было ОЧЕНЬ серьезным достижением, требующим огромной практической базы. Для пони, которому с трудом давалась даже сценическая магия, такое могло быть только в разделе «несбыточные мечты».

— Тут ничего особенного. Просто если ты умеешь читать, то при небольших умственных затратах ты можешь научиться писать. – Скромно подтвердил Сан Берст. – Собственно, потому нотация Хувс и имеет перспективы, что позволяет вытворять такие вещи.

Залив в себя залпом остатки горького лекарственного раствора, Старлайт спросила:

— Так, твой транс безвреден и просто позволяет дочитать тебе свиток с нотацией, ни разу не сбившись, я поняла. Но лекарство тогда зачем?

— Просто нашел в место, где маг должен выходить из транса и вставил туда парочку медицинских диагностических заклинаний. Чтобы выводить из транса, когда тебе станет нехорошо, а не тогда, когда ты близок к тому, чтобы отбросить копыта. Экспериментировал.

— Отлично, то есть, перед возможностью угробить себя ты все же не устоял. Замечательно, прелестно просто!

Сан Берст залепетал:

— Прости, но я не мог удержаться. У меня впервые начало получаться что-то связанное с серьёзной магией. Я смог своим рогом сотворить что-то действительно серьёзное! Та же трансфигурация. При иных обстоятельствах она бы мне точно не далась! Плюс к тому, прочувствовав сложное заклинание в первый раз, в следующий раз оно у тебя лучше получится. Такие тренировки изнуряют, но я чувствую, что даже простая бытовая магия у меня получается значительно легче! Как знать, возможно мне удастся благодаря своим теоретическим познаниям узнать что-нибудь новое, сделать вновь что-нибудь эдакое.

— Зачем тебе опять делать что-нибудь эдакое?

— К тому времени, как ты вернулась, я уже вконец отчаялся и думал, что уже ничего толком в этой жизни не добьюсь. Но во время кристаллин Фларри Харт стало ясно, что чисто теория тоже для чего-то да годится. А у меня появился смысл заниматься тем, что мне нравится. А тут я натыкаюсь на нотацию Хувс. Ты не представляешь, каков её потенциал! Твайлайт оценила сразу же! – Сразу же после этого Санберст начал говорить тише, будто боялся, что их ещё кто-то услышит. — И, только никому не говори, но я все ещё надеюсь сделать что-нибудь такое, что вновь впечатлит саму принцессу Селестию. То, что она мне тогда сказала – действительно очень сильно меня вдохновило.

— Ладно, я поняла. Душа учёного требует эксперимента и все такое. Но впредь, чтобы такие эксперименты проводил под присмотром. Санбёрст, я абсолютно серьезно! Чтобы никаких вводов себя в транс, если никого нет рядом. Если ты сделаешь себя инвалидом или убьёшь себя ради того, чтобы впечатлит принцесс, ты очень сильно расстроишь и меня, и принцессу Селестию. Ты понял?

Рыжий единорог виновато кивнул головой. Его подруга, как только беседа прервалась, вспомнила о цели своего визита.

— Я вот по какому поводу. Ты говоришь об этой статье так, будто это твоя работа. Но что там делает имя Дёрпи Хувс? Уж не ты ли часом тот хитрец, что первым догадался притвориться принцессой Селестией?

— Что ты, нет! Просто я пообщался с ней насчет трактовки знаков. И уточнил некоторые моменты по поводу перспектив её нотации. Её замечания были малы по объему, но крайне важны для понимания того, что нотация Хувс из себя представляет. Поэтому я её имя на обложку статьи и поместил.

— Уточнил? У Дёрпи Хувс?

— Да. Занятная беседа вышла. Она говорила, что ее идеи – это глупости, а ей не стоит больше о них писать, чтобы не было неприятностей. Переубедить мне её так и не удалось, но уточнения по поводу своей статьи я с неё стребовал.

Беседа становилась все страньше и страньше.

— Сан! Ты ведь знаешь о том, что мне поручила принцесса Селестия?

Санбёрст вздрогнул. Когда его подруга обращалась к нему коротким именем «Сан» этим пробирающим до дрожи голосом, ему хотелось бежать без оглядки.

— Сан. – Обратилась Старлайт ледяным голосом. – Кто такая Дёрпи Хувс?

Подавляя дрожь, он выкрикнул:

— Понятия не имею, я думал, ты мне скажешь! Мы с ней через письма общались. Вот они!

С помощью телекинеза Старлайт были предъявлены несколько конвертов. Конверты были пустыми. Никаких марок и обратных адресов.

— Как ты на неё вышел?

— Просто услышал краем уха от Кейденс, что ты ищешь её в Понивилле и наудачу отправил письмо «до востребования». Честно, я и не надеялся, что она ответит! Ты не представляешь, как я был рад, когда мне её секретарша принесла ответное письмо.

— Погоди, кто?

— Ну, эта пегаска явно была не похожа на почтальона. Плюс к тому, письма она приносила по выходным. На конвертах никаких марок.

— Что за секретарша?

— Прости, я должен был сразу тебе рассказать. Все-таки, у тебя наверняка серьезная причина, чтобы озадачиться ее поисками.

— Да, более чем, выкладывай всё! – Закричала Старлайт больше не в силах сдерживать свою радость.

Сердце светло-лиловой единорожки забилось в предвкушении. Неужели это тот самый момент, которого она так ждала? Да, это ещё не имя. Но разыскав эту пегаску, она наверняка станет ближе к тому, чтобы узнать тайну этой Дёрпи Хувс.

— Сразу скажу, что пообщаться с ней мне не удалось. Она оставляла письма и сразу же улетала, как пуля. Я её заметил только два раза. Могу сказать со всей уверенностью, что она самый худший почтальон во всей Эквестрии. Она умудрилась два раза подряд сломать мой почтовый ящик!

Сердцебиение Старлайт резко замедлилось. В ее душе разлилось что-то липкое и страшное. Как тогда, когда она ждала, пока Твайлайт и ее друзья решали ее судьбу. Это томительное ожидание ужасной новости, несущей тебе вместо надежды лишь беды. Только тут было хуже, тут надежда исчезла практически сразу же. Она знала всего одну пегаску, которая могла сломать почтовый ящик два раза подряд.

— Итак, соломенная грива, серая, ростом средняя. Желтые глаза. Ах да. Она косоглазая. Кьютимарку, правда, так и не смог рассмотреть. Уж больно у нее взгляд отвлекающий. Хотя нет, там было несколько мыльных пузырей. Пока опомнился, её уже и след простыл.

Нет-нет-нет. Только не это. Только не она. Она попросту неспособна на такое.

— Старлайт, что с тобой, ты плачешь?

Санбёрст не успел обнять и утешить свою подругу. Меньше, чем через секунду бирюзовая вспышка осветила дом Санбёрста, и он остался один.

Читать дальше

...