Автор рисунка: aJVL
Глава 22: Диссонанс Глава 24: Приказ

Глава 23: Падение Кантерлота

Золотые доспехи больше не сковывали движения Свифа, и он быстро смог оторваться от стражников, пробегая по длинным коридорам и скрываясь в многочисленных комнатах от мала до велика. Всё реже мимо него, забившегося за угол, пробегали встревоженные охранники, и всё спокойнее стучало в его груди сердце. Но в какой-то момент стражники вдруг перестали пробегать мимо него, и шаги хоть и продолжали стучать по ушам слаженными ритмами, но уже где-то вдалеке. Это не могло не настораживать. Выйдя из мелкой комнатки в широкий дворцовый коридор, Свиф прислушался.

Сердце в его груди ёкнуло, когда послышались быстрые шаги позади. Спрятаться обратно в комнатку возможности уже не было – коридор был длинный, и стражник в латах, появившийся на другом его конце, мог не видеть белого жеребца только в том случае, если он был слепой.

— Свиф? – озадаченно спросил подбежавший жеребец. – Ты почему без доспехов? Бегом в казармы, у нас мобилизация!
Молодой стражник даже воздух выдохнуть не успел – ухватив его за копыто, жеребец потащил его к очередному перекрёстку и, затолкнув в очередной дверной проём, помчался дальше.

Комнат отдельно для стражи было всего несколько на весь дворец, пост у главного входа, казармы и ещё пара-тройка. Казармы из них были самой просторной комнатой, и вид у них был поскромнее, нежели у самого дворца. От входа протягивались два ряда коек, застеленных синими одеялами, на которых был изображён знаменитый герб Эквестрии – две принцессы, круживших вокруг солнца и луны. Справа же на невысокой деревянной тумбочке лежали сваленные в кучу золотые латы, с которой Свиф быстро схватил броню и шлем и оперативно надел их на себя. Слева на каком-то подобии вешалок для одежды висели несколько десятков знакомых ему деревянных брусков, раскладывающихся в переносные арбалеты. Своё оружие молодой стражник отдал Рэкшену вместе с доспехами, поэтому пришлось взять новое и прицепить его в сложенном виде к боку. Доспехи всё-таки были не его, но стандартное для стражника телосложение Свифа позволило ему быстро привыкнуть к новым латам. Обмундировавшись, жеребец выскочил обратно в коридор.

Он не знал, куда нужно было бежать, но вскоре смог уцепиться в погоню за ещё одним пони, спешившим к месту назначения. Бежать за ним пришлось недолго – вскоре оба стражника оказались в самом первом коридоре здания, дубовые двери которого выводили на улицу. Именно здесь выстроились несколько шеренг стражников, в которые поспешили встать примчавшиеся жеребцы.

Перед строем медленно расхаживал капитан стражи. От остальных стражников он не отличался практически ничем, шерсть его была такая же белая, грива такая же синяя. Из основной массы он выделялся лишь благодаря золотистой кайме вокруг голубой звезды на груди и, возможно, более пронзительному взгляду голубых глаз.

— …Такие существа ещё не нападали на Кантерлот, — чеканил капитан, смотря чётко вперёд, расхаживая по идеально ровной воображаемой линии перед строем. – Наша задача – выбить их за пределы города и сдержать их натиск до того момента, пока принцессы не дадут нам иного прямого указания.

— Принцессы не дали никаких указаний? – прошептал кто-то из задних шеренг.

— Отставить разговоры! — выпалил капитан, резко переведя хмурый взгляд в сторону говорящего. – На кону жизни многих простых жеребцов и кобылок, а так же, возможно, наших принцесс, чья задача сейчас – поднять наше светило в небо. Этот обряд должен пройти во что бы то ни стало, а пока он в процессе, жизни невинных – в наших копытах. Первая половина стражи уже была экстренно направлена в центр города, и сами они без нашей стрелковой части не смогут справиться с угрозой.

Он остановился и повернулся в сторону строя. Брови его сдвинулись, глаза прищурились.

— Подумайте о жеребятах и об их матерях, — проговорил он спокойнее и тише. – Подумайте о дневном свете, который осветит Кантерлот. Подумайте о тех товарищах, которые сейчас сражаются за страну. Защитить город – это наш долг…

— Капитан!

Одна из дубовых дверь отворилась, и внутрь заглянул ещё один жеребец, на груди которого блестела синяя звезда и золотые латы, но шлема не было, и взлохмоченная грива падала на лоб, на котором растянулась свежая кровавая царапина.

— Прибыл с докладом о ситуации в Кантерлоте! – с этими словами жеребец полностью вошёл внутрь и встал по стойке смирно перед капитаном, поднявшим бровь. – Юго-восточная часть города полностью заполнена толпой враждебных существ! Жители бегут в сторону дворца, их эвакуацией занимается Принцесса Твайлайт Спаркл и Принцесса Каденс!

— Они добрались до центрального фонтана? – осведомился капитан.

— Никак нет! – выпалил стражник с побитыми латами. – На самом коротком пути до фонтана с юго-запада их сдерживает отряд из пяти кобыл.

— Приближённые Принцессы Твайлайт Спаркл?

— Так точно!

— Значит, мы не одни, — проговорил более ровным голосом жеребец с золотистой каймой на звезде и повернулся к строю. – Если магии Принцесс Твайлайт и Каденс не хватает для того, чтобы одновременно помогать проведению эвакуации и отбиваться от существ, значит, их действительно много. Мы ударим по ним в юго-восточном направлении и, они либо отступят, либо попытаются обойти нас с восточной границы – у скалы. Эвакуация должна до того времени пройти, но даже если этого не произойдёт, придавить их будет легче. Первая половина стражи была отправлена на восток, так что сейчас наше направление – юго-восток города. Находите жителя – отделяетесь от основного строя и доставляете пони до безопасного места. Всем всё ясно?

— Так точно! – разом рявкнул строй.

Капитан громко вдохнул ноздрями воздух.

— Копья на изготовку! – выпалил он.

Из передней шеренги к потолку взмылись острые лезвия. Через полсекунды они описали четверть окружности, направившись вперёд.

— Поверить арбалеты! – дал капитан вторую команду.

Свиф словно бы на инстинкте поднял вверх копыто, в котором после определённого нажатия уже растягивалась тетива арбалета. Вверх смотрели уже раскрывшиеся ружья. И через секунду стражники их опустили и копытом придавили к полу в нужном месте, от чего арбалет сложился обратно в деревянный брусок.

— По команде готовьсь! – крикнул капитан, разворачиваясь крупом к строю и лицом к дубовым воротам.

Двое из стражников, уперевшись плечами, толкнули двери. Жеребцам в глаза врезался алый солнечный свет едва выглянувшего дневного светила.

— Вперёд!

Жёстким ритмом по ушам Свифа забили удары копыт по земле. Голову полностью покинули мысли, осталась лишь одна-единственная – сражаться во имя Принцесс за Кантерлот.

Четкий слаженный строй из сотни стражников разрезал дворцовую территорию напополам от самого дворца до навесного моста. По крепким доскам застучали мощные ноги жеребцов. Впереди раскрылся погибающий Кантерлот.

Плавная граница разделяла Кантерлот на две части, ухватывая пока что кажущийся небольшим центральный фонтан в тот кусок, который был ближе к замку. Дома этой части были чисты. Здания же по ту сторону границы чернели, дымились и разрушались. Кантерлот пылал.

Над всё ещё живой частью города метались летающие существа. Среди них проглядывались пегасы, хватающие тела земнопони и единорогов и перетаскивающие их ближе к дворцу, и среди них замечались яркие сиреневая и розовая фигура – фигуры принцесс. Силуэты пегасов и аликорнов сильно выделялись на фоне стремительно темнеющих домов.

Не все силуэты были яркими. Чёрные тучи мелких бестий метались едва ли не быстрее пегасов. Всё ближе стражники приближались к кантерлотским домам, и всё четче они видели то, что творят летающие существа. Они поднимали тела живых пони, облупливая их со всех сторон, и замирали в воздухе, страшно подрагивая. Всякий раз облупленные тела, висящие высоко в воздухе, охватывала магия принцесс – и бестий разносило в стороны, а расцарапанного, но всё ещё живого пони принцесса телекинезом старалась как можно быстрее доставить к светлым домам, подальше от тёмных, подальше от опасности.

Но не всегда принцессы успевали на помощь. Из раза в раз прямо на глазах стражников вдалеке бестии разлетались сами, и тело, полностью изуродованное, падало вниз, на землю. Жеребцы не могли видеть, куда именно, но в том, что это падал уже труп, сомневаться не мог никто.

В голове Свифа всё ещё было пусто. Всё ещё не было место каким-то мыслям. Латы почему-то стали сдавливать его в области живота. По щекам тёк пот. Строй мчался по кантерлотским улочкам.

Фонтан. Скульптура молодой кобылки, поднявшейся на дыбы и смотрящей в сторону кантерлотского дворца. Она осталась позади. А через секунду в нос ударил запах гари. Дома почернели. Строй пересёк границу между чистым и пылающим Кантерлотом.

Эти существа впереди с черепами вместо голов. Он их знал, он их уже видел несколько раз.

— Цель прямо по курсу! – прозвучала где-то далеко команда капитана. – Копейщики – в одну шеренгу! Стрелки – в два ряда, расстояние в три дома!

На широкой улице перегруппировывались стражники. Стрелки прижимались ближе к домам по бокам мостовой, передние же с копьями из двух шеренг совместились в одну, уплотнив ряды и удвоив выбивающиеся вперёд лезвия. Толпа черепоголовых сгрудилась прямо на перекрёстке и даже не обращала внимания на несущихся в их сторону стражников. Но одна тварь заинтересованно подняла голову и уставила свои чёрненькие глазки на мчащуюся толпу стражи.

— Во имя Принцесс! – заорал капитан.

— Во имя Принцесс! – вторили ему стражники.

Копейщики забыли обо всём. Остались только эти существа, которых нужно было уничтожить. Стрелки отделились от них, затормозив у домов и быстро раскрыв свои арбалеты. Самый дальний из арбалетчиков оказался возле третьего от перекрёстка дома, самый ближний – прямо возле угла первого.

Ещё несколько голов уставилось на стражников. Они едва-едва успели сдвинуться с места. На перекрёстке было светло, лучи рассвета падали на желтоватые головы.

В солнечных лучах блеснули копья.

Земля дрогнула.

Удар стражников, казалось, можно было услышать по всему городу. Отряд буквально смял черепоголовых, размазав их по земле. Зажавшиеся в тени домов стрелки даже не успели что-то предпринять, копейщики с десятком черпамусклов разобрались сами. За полминуты от существ осталось только противное месиво из костей и внутренностей.

Копыта пары стражников подкосились, они упали. Остальные кинулись их поднимать. И в этот момент один из стрелков выглянул из тени за угол дома, стоящего прямо на углу перекрёстка, и выпалил.

— Капитан, они бегут с юго-запада!

По улице мчалась новая свора. Их было больше, они жаждали крови. Стражники по числу уступали им. Самим просто так уже нельзя было справиться.

— Назад! – рыкнул капитан. – Отходим назад! На один дом!

Копейщики сгруппировались. Направив копья вперёд и выстроившись в шеренгу, они замерли каменными статуями. Справа от них в тени прятались стрелки, направившие вперёд арбалеты.

Существа мчались со всех ног. У стрелков будет только доля секунды на то, чтобы дать залп – иначе свора кинется на копейщиков без какого-либо ущерба от стрел.

Стражники стояли крепко. Но где-то внутри рядов кто-то начинал дрожать. Впереди неслась волна. Стрелки могли не попасть.

Перед Свифом выбежали на перекрёсток с широко распахнутыми челюстями бешеные черепоголовые.

Доля секунды была поймана. Стрелы засвистели.

Кучу существ туча стрел напрочь скосила, словно пшеницу. Половине черепоголовых даже стрелы не помешали добежать до копейщиков. Но с ними, помятыми и подбитыми, стражники смогли сцепиться в борьбе. Стрелки дали второй залп, подбив ещё кучу врагов. Копейщики рубили и кромсали врага за врагом.

Свиф понимал, что попал в свои цели. Но, в отличие от копейщиков, рубивших направо и налево и позабывших обо всём, он снова мог думать, и ему казалось, что что-то не так, что они о чём-то забыли.

Летающие бестии. Они могут напасть в любую минуту сверху. Молодой стражник поднял голову. Он не успел даже подумать, губы сами раскрылись.

— Капитан! – заорал он что есть мочи. – Они сверху!

Головы подняли все.

Страшная туча летающих чёрных точек с красными горящими глазами. Они прилетели за ними. Те черепоголовые наверняка сгрудились вокруг очередного трупа, упавшего именно после того, как его объели вот эти бестии. Их куча. Никакое копьё, никакой арбалет их сбить не сможет.

— Щит! – рявкнул капитан, подняв копыто.

Четверть стражников, стиснув зубы, устремили в пасмурное небо свои рога, угрожающе сверкавшие магическими искрами.

Капитан дал команду за полсекунды до того, как чёрные пушистые зверьки, вылупив на жеребцов свои ярко-красные глаза, врассыпную спикировали вниз. Оставалось ещё меньше времени до того, как чёрный слой покроет копейщиков.

Голубоватый магический купол накрыл отряд. Половина существ, превратившись в пушистые блинчики, растянулись на щите, вторая же половина в последний момент вышла из пике и, кое-как поднявшись опять вверх, развернулась в сторону незащищённой части стражи – стрелков. Те инстинктивно дали ещё залп из арбалетов, но тщетно – едва ли десяток из оставшейся сотни существ свалился вниз от шальной стрелы.

Но Капитан снова поднял копыто и резко указал под острым углом к горизонту вверх, в место между стаей чёрных бестий и стрелками. Щит пропал. А в следующую секунду свой магический залп дали единороги, как раз в тот момент, когда твари метнулись в сторону беззащитных арбалетчиков.

Тельца заполыхали прямо в полёте. Громкий писк ударил по ушам стражников, а в глазах засверкали падающие на землю горящие шарики, отчаянные дёргания которых потихоньку затухали, а прозрачные крылья обугливались вместе с тельцами.

Но огни стали быстро потухать, оголяя подгоревшие тельца существ. Свиф не сразу понял, из-за чего это происходит.

Потом он всё-таки почувствовал, как сквозь латы ему на шерсть стекают мелкие капли. Пошёл дождь. Уши заложило, ещё когда отряд стражи пробегал мимо фонтана. Сейчас же молодой жеребец слышал, как по камням мостовой отстукивает свой ритм прохладная вода. Вместо ожидаемого противного запаха палёной животины чувствовался приятный свежий воздух. На секунду Свиф прикрыл глаза и отдался в умиротворении. Но его что-то отвлекло.

— Эй! – раздавалось откуда-то спереди, с юго-восточного направления перекрёстка.

Свиф раскрыл глаза и настороженно посмотрел в ту сторону. И не он один, весь отряд перевёл взгляд в ту сторону, в сторону темнеющих домов.

— Спасайтесь! – орал пони. – Бегите!

Стражники не двигались с места. Они удивлённо наблюдали за страшно хромающим жеребцом. Золотистые латы, наполовину отстёгнутые и свисающие на боку, выдавали в нём стражника, морда его была полностью покрыта царапинами, а одним копытом он держался за неприкрытую латами шею, по которой тянулась струйка крови.

— Капитан, разрешите… — начал было кто-то из копейщиков, дёрнувшись вперёд.

— Оставить, — отрезал жеребец с золотистой каймой на голубой звезде.

Часть стражников ошарашенно уставилась на Капитана, часть – на всё того же хромающего жеребца в латах, поскальзывающегося на гладких камнях и едва-едва не падающего на мостовую.

— Ребят, спасайтесь! – орал он. – Братцы! Спа…

Он не успел договорить.

Справа, из-за одного из чёрных домов прямо на него бросилась очередная черепоголовая тварь и сбила его с копыт. Истошный вопль заглушил топот подбегающих пятерых таких же существ. Жеребцы успели увидеть только, как одна из них жадно впивается кривыми зубами в горло пони – твари загородили свою добычу спинами.

А их загородила новая толпа тварей с жёлтыми головами, выбежавших из-за домов прямо на улицу и устремившись в сторону отряда. Часть из них свалил залп стрел, но их было даже больше, чем тех, из первой волны. Они были злее и неслись со страшной скоростью на маленькую кучку жеребцов, бешено махая головами и разрывая тишину истошными хриплыми воплями. От них до копейщиков оставался какой-то десяток метров. И какие-то полсекунды до гибели.

— В стороны! – скомандовал Капитан, первый дёрнувшийся с места.

Копейщики разбежались. Волна ринулась мимо них – на стрелков, давших новый залп, втрое больший, ибо теперь обзор арбалетчикам не закрывали спины собратьев. Стрелы повалили черепоголовых… Но далеко не всех.

Стрелы уже не было времени доставать. Черепоголовые, вот они, сейчас сметут к принцессам милостивым. Их тьма.

— В атаку-у! – яростно выпалил Капитан.

Копейщики, оказавшись за спинами толпы тварей, ринулись в тыл врага. Но стрелки на секунду остались без защиты, без приказа. Или же нет?

Свиф уже имел дело с ними. Он знал их поведение. В голове сложился план действий ещё до крика Капитана. Ещё до того, как черпамусклы только-только пробежали мимо перекрёстка. За миг до этого.
Приказ. Он был дан ему. Свиф побежал вперёд. В зубах был зажат арбалет, от которого толк был лишь как от мощной дубинки.

За ним ринулись вперёд остальные. Капитан только начал кричать – стрелки уже неслись вперёд за Свифом, чувствуя, что иного выхода нет.

Словно закрывающаяся пасть медведя, стражники вонзились в ряды врага.

В ушах стоял звон. Сбивая черепоголовых, нанося удары направо и налево, Свиф крушил и молотил, перестав думать обо всём. Всё превратилось в один миг, тянущийся целую вечность, его арбалет разламывал черепушки врагов, словно орехи. Оскалившись, прищурившись от надоедливых капель дождя, пробивающихся в шлем через лицевую прорезь, он наносил удары, забыв про всё. Каждый удар означал жизнь на ещё полсекунды, любая остановка предвещала смерть в страшных муках. Крики и вопли заполнили уши Свифа вместе со звоном, перекрывали его, заставляли кровь стынуть в жилах, но зубы всё так же крепко стискивали древко арбалета, мощные удары сбивали набегающих тварей.

Арбалет уже лежал на земле, весь переломанный и потрескавшийся, лишь древко, колкое, словно копьё, Свиф продолжал сжимать, нанося уже удары только вперёд. О боли в копытах нельзя было думать – иначе он остановится и падёт под ними. Только удары.

Древко превратилось в щепки, Свиф махал уже только копытами. Стальные подковы спасали конечности от той участи, что постигла его арбалет, движения лишь ускорялись. Дышать было больно, а длинная царапина, появившаяся неизвестно каким образом, начинала жечься.

Всё кончилось, когда очередная тварь, бросившись на него с фланга, сбила его с копыт. Упав, Свиф стукнулся головой об камень. Невыносимый звон уже не мог стать громче, а тело отключилось – молодой стражник впал в неизвестность.

Прошло бесконечно много или же ничтожно мало времени. Голова гудела, копыта с трудом передвигались, латы потяжелели – их ещё никто не сорвал, ещё никто не впился в его живот тупыми зубами. Дышать было трудно – на нём лежала чьи-то тела. Сцепившиеся стражник с окровавленной шеей и черепоголовый с торчащей в груди стрелой. Свиф, крепко сжав челюсти, сдвинул их с себя. Дышать стало легче, онемевшие копыта более-менее стали двигаться, но встать пока он не мог.

На него никто не обращал внимания. Дождь больно бил по морде, но даже сквозь капли молодой стражник, приподняв голову, мог видеть поле боя. Кучки перемешанных трупов обеих сторон валялись повсюду, и среди них дрались ещё живые стражники и черепоголовые. В одном месте существо с жёлтой головой с противным чавканьем разрывал на части стражника, смотрящего неподвижным взором на небо. В другом жеребец, крупом сидящий на замеревшем враге, с яростными криками молотил черепоголового по жёлтой морде, превращая голову в непонятную кашу каждым мощным ударом. Свиф не мог даже толком пошевелиться – его сковал ужас.

Трое черепоголовых окружало одного стражника недалеко от молодого жеребца, валяющегося на мостовой. Звезда с золотистой каймой – это Капитан. Шлем давно слетел с него, и на лоб падала мокрая голубая грива. Мастерски орудуя копьём, он держал на расстоянии сразу троих врагов, при этом тратя силы лишь на отражение атак и на редкие удары по головам существ. Но когда к трём тварям присоединилась четвёртая, опытному воину стало сложнее сдерживать их нападения.

Лёжа на боку, Свиф задрал голову, попытавшись не обращать внимания на страшно ноющую шею. В поле зрения попал труп стражника с распоротой щекой, до сих пор сжимающего арбалет. В колчане Свифа всё ещё было несколько стрел. В уши прокралось тяжёлое дыхание капитана. Вытянувшись в струнку, молодой стражник протянул копыто, пытаясь достать оружие, но роста не хватило. Тогда жеребец ухватился за камни мостовой, по которой текла кровь, смешивающаяся с дождевой водой, и подтянулся вперёд. Он подполз ближе и на этот раз смог обоими передними ухватиться за арбалет, но мёртвая хватка холодных копыт не дала ему так просто забрать то, что ему было нужно. Он подполз ещё ближе и, уткнувшись головой в мокрые латы на груди трупа, смог-таки вырвать оружие. Развернувшись на спину, Свиф закинул стрелу в арбалет и, прицелившись, сделал точный выстрел.

Капитан будто бы почувствовал, что подоспела подмога. Его движения снова обрели невообразимую скорость. Ещё одной стрелой Свиф ранил очередную тварь в ногу, замедлил её, и через секунду она с плеском шмякнулась на скользкие камни, поверженная очередным колким ударом копья Капитана. С третей твари в следующую секунду слетела голова с широко распахнутыми чёрными глазками, а последнее существо воин сбил с ног и, задрав копьё, с силой вонзил его точно в грудь. Черепоголовый, отчаянно забарахтавшись, издало предсмертный писк и замерло без движений.

Теперь Капитан принялся за новых врагов. Многих стражников сваливали с ног бешеные существа – Капитан кидался на них, нанося удары копьём, копытом или впиваясь зубами в их тело, голое от кожи. Один за другим на глазах Свифа поднимались жеребцы, спасённые Капитаном, и мчались за ним в бой с двойным ожесточением и желанием отомстить за сотоварищей. Свиф же, ещё не имея возможности подняться на копыта, боком уткнулся в скрюченный труп стражника и продолжал поливать врагов стрелами, то и дело сбивая с ног тварь, подбирающуюся к Капитану из-за спины. Ряды черепоголовых на какой-то момент стали редеть быстрее рядов стражников. Когда отряд по количеству перевалил за дюжину, Капитан, разделив его на две части, направил на новые цели, а сам повернулся в сторону Свифа.

— Берегись! – заорал жеребец.

С трудом развернувшись, молодой стражник оказался морда к морде с черепоголовым, вылупившим на него свои чёрненькие глазки. В ужасе откинувшись назад и больно ударившись спиной об мостовую, Свиф кое-как стал пытаться отползать назад, хватаясь передними копытами за скользкие камни. А черепоголовый медленно надвигался в его сторону, будто бы издеваясь над своей раненой добычей.

Но в какой-то момент тварь подняла тупой взгляд над Свифом, и в следующую секунду её повалил на землю Капитан. Мощным ударом копыта он проломил череп существа, а затем, выхватив из своих зубов копьё, вонзил его в грудь. Оставив тварь дёргаться в агонии, жеребец бросился в сторону Свифа.

— Живой, стражник? – взволнованно осведомился он у молодого жеребца. – Идти можешь?

— Не могу, — пробубнил Свиф, покачав головой. – Копыт не чувствую, онемели.

— Отставить отговорки! – рявкнул Капитан и, обхватив потерянного жеребца, рыком поднял его на копыта. – Продолжать бой и не давать им времени даже подумать о смерти, ясно?

— Так точно! – на автомате выпалил Свиф.

В следующую секунду Капитан, обхватив мощным копытом острое копьё, снова кинулся в бой.

Свиф же почувствовал, как природное чувство долга держит его на копытах и не даёт упасть. Он снова схватил арбалет, но теперь уже он смог охватить взглядом всё поле боя и при необходимости как следует врезать оружием по голове очередного врага.

Продолжалось это не долго.

С неба в одного из черепоголовых вонзилась магическая игла, оставив в его лбу дырочку идеальной окружности и тем самым в миг его умертвив. Затем на землю с той же необычной раной упала ещё одна тварь, а затем ещё две, три, десять. А потом иглы стали лететь не только с небес, но и откуда-то сбоку. И вскоре выжившие стражники остались стоять в окружении огромной кучи трупов, большую часть которой составляли тела черепоголовых.

С небес на мокрую мостовую спустилась Принцесса Твайлайт Спаркл. Её хмурый взгляд быстро окинул всё поле брани. Стражники моментально пали ниц, и Капитан, уткнувшись взглядом в мокрые камни, быстро заговорил:

— Ваше Величество Принцесса Твайлайт! Наши отряды для защиты Кантерлота на место прибыли! Приступили к зачистке улиц от неприятеля!

— Поднимитесь, — скорее попросила, чем приказала Принцесса Твайлайт и, когда все стояли с прямыми спинами, обратилась к Капитану: — Насколько поредели ваши ряды?

Жеребец быстро окинул кое-как стоящих на копытах уставших воинов.

— Каждый третий жеребец отдал свою жизнь во имя Принцесс, — заключил он крепким голосом, посмотрев опять на Принцессу Твайлайт.

Мордашка Принцессы дрогнула при этих словах. А может быть, так показалось Свифу?

Рарити была той единорожкой, которая помогала Принцессе Твайлайт добивать черепоголовых своей магией. Над её головой висел зонтик из магии телекинеза, сохраняющий её гриву чистой и сухой. Удивительно, но она не падала в обморок, не пугалась крови, текущей по мостовой. Будто бы не обращая внимания, она подскакала к Принцессе Твайлайт и тихо что-то ей нашептала в ушко. Услышав это, аликорн встряхнула головой и гривой, мокрой от дождевой воды, и обратилась к Капитану:

— Вам нужно спешить. Берите в путь столько стражников, сколько вам нужно, и возвращайтесь во дворец. Вы должны как можно скорее прибыть к Принцессе Луне и Принцессе Селестии и рассказать, что здесь происходит. Я, мои подруги, Принцесса Каденс… Мы должны эвакуировать пони, много кто сейчас закрылся в доме и ничего не может сделать. Принцессы уже должны были что-то предпринять, но ничего до сих пор не меняется… Я боюсь, что что-то могло произойти, и вы должны узнать, произошло ли что-то, и если произошло – дать знать мне или Принцессе Каденс.

Принцесса Твайлайт встревоженно посмотрела на Рарити. Та спокойно кивнула.

— Рарити пойдет с вами, — снова заговорила Принцесса Твайлайт своим тревожным голосом. – Она отправит мне магическую весточку, если что-то случилось с Принцессами Луной и Селестией. Как только определитесь, кто пойдет с вами, отправляйте остальных на юг – там мы ведём эвакуацию. Мы только что погасили основную волну этих существ, и теперь основная наша цель – это спасение жизней Кантерлотцев. Я… Вы поняли? – спросила аликорн чуть более уверенным голосом.

— Будет исполнено, Принцесса Твайлайт! – тут же выкрикнул Капитан.

Сиреневая принцесса оглядела ряды жеребцов и пересеклась взглядом со взглядом Свифа. Её брови слегка дёрнулись – она узнала его даже через шлем.

— Кого бы вы ни выбрали, вам следует взять с собой Свифа, — наконец вымолвила Принцесса Твайлайт. – Он уже имел дело с этими существами…

— Так точно! – тут же отчеканил Капитан.

Кобылка кротко кивнула и, взмахнув широкими крыльями, взлетела в воздух. Стражники медленно провожали её заворожёнными взглядами. Капитан медленно вздохнул, глубоко задумавшись. Стражники вместе с Рарити пристально наблюдали за движением его бровей, за тем, как он сжимает губы, как медленно дышит.

Наконец он поднял взгляд на остальных. Выпрямившись, он объявил:

— Солдат Свиф идёт со мной. Остальные – к Принцессе Твайлайт. Марш!

Никто не решился перечить – все, развернувшись, слаженным строем поскакали по скользкой мостовой в направлении, куда полетела сиреневая аликорн. На окровавленных камнях остались стоять только Капитан, Свиф и Рарити. Последняя всё-таки решилась спросить:

— Но ведь нам тоже нужен какой-то отряд или… Какая-то защита?

— Невинные пони сейчас важнее, — покачал головой Капитан. – А нам большее количество бойцов в отряде будет только мешать бежать по коротким путям города. Так мы будем двигаться быстрее. Вперёд же! У нас мало времени!

Ударив подковами по камням, три пони ринулись вперёд, оставив место бойни позади.

...