Автор рисунка: aJVL
Глава 23: Падение Кантерлота Глава 25: Зал

Глава 24: Приказ

Дождь не переставал хлестать голые камни мостовой. Тёмные тучи окружали Кантерлот практически со всех сторон, и лишь ближе к горизонту с трудом проступали солнечные лучи пока ещё не поднявшегося солнца. Дома сливались в кашу из различных цветов вокруг трёх пони, стрелой мчащихся в сторону замка.

Страшные существа периодически встречались на пути. Капитан с закрепленным на боку копьём сшибал ошарашенных черепоголовых с дороги, словно стог сена. Порой он замирал подобно статуе, поворачивался в сторону и кричал – и Сфив стрелял из своего арбалета вперёд, в такое же существо, которое либо зажало в угол невинного жителя города, либо лезло по выступающим кирпичикам к окну, из которого со страхом на него уставился маленький жеребёнок. Тела падали, и жеребцы снова продолжали бежать, а вскоре их догоняла Рарити, тратившая долю секунды на какое-то простенькое заклинание, дабы убрать или скрыть труп врага.

Сердце Свифа билось о металлические латы, но голова работала ясно. Мысль о приказе следовать за капитаном быстро сменялась на беспокойство о том, что же происходит там, внутри. По каменной морде молодого стражника нельзя было даже предположить, что его как-то беспокоит, например, то, что сейчас с Рэкшеном. Добрался ли он до Принцессы Селестии, смог ли он что-то ей сказать, и вообще жив ли он? Ведь приказ был дан выдвинуться на помощь горожанам практически всей страже, и лишь мизерная доля жеребцов осталась охранять  неприкосновенность белоснежного аликорна, занятого подъёмом дневного светила. Напади сейчас та свора, которую он вместе со своими сотоварищами встретил в городе, на дворец – и вряд ли бы кто-то из пони внутри остался живой. Единственной, на что приходилось уповать – это на то, что Принцесса Луна осталась там. Ведь до сих пор Свиф не видел аликорна тёмного окраса, парящего над городом и спасающего невинных от неминуемой гибели. Но не будет ли она для Рэкшена даже опаснее этих существ?

На этом моменте мысли затуплялись и переходили в другое русло – Капитан периодически наводил его на новые цели, и один за другим на скользкую мостовую падали черепоголовые, подбитые молодым стражником.

Однако же появление врагов заметно уменьшилось – маленький отряд приближался к фонтану. После серии различных поворотов Капитан внезапно юркнул в очередной просвет между домами и с громким выдохом затормозил на месте. Выбежавшие за ним Свиф с Рарити так же остановились, жадно глотая воздух. Они оказались на центральной площади, по всей территории которой были разбросаны различные чёрные от огня, но уже насквозь промокшие от дождя мебель, одежда и другие вещи, вывалившиеся из полуразрушенных домов. Перед ними, встав на дыбы, изгибалась статуя молодой кобылки, устремившей свой радостный взгляд в сторону кантерлотского дворца. На её голову капал всё ещё не прекращающийся дождь, и капли, собравшись в два тоненьких ручейка, стекали по её серым щекам. Свиф как-то инстинктивно фыркнул.

— Фонтан… — прошептала Рарити, кое-как переводя дух. – Нам осталось… Ещё немножко, ведь так?

— В укрытие, — бросил Капитан.

Свиф на рефлексе юркнул за перевёрнутый красный диван и, оперевшись об него спиной, покосился в сторону спутников. Стражник более высокого ранга, едва только выбросив приказ, обхватил одним копытом за пояс ошарашенную модельершу и спрятался за обугленный буфет, лежащий на боку. Оба жеребца, устроившись на своих позициях, аккуратно выглянули за укрытия в противоположный конец площади.

Это существо больших размеров, нескладного телосложения с короткими ножками и огромными ручищами – Свиф его видел совсем недавно, в Вечнодиком Лесу. Рэкшен называл его големом. И ничего хорошего от того, что он здесь, Свиф подумать не мог – это существо было раза в полтора больше прошлого. И занималось оно отнюдь не прогулками по городу.

Один за другим огромные булыжники от стен домов поднимались огромными лапами голема и запускались в уже пошатывающиеся дома. Визг и вопль давали понять, что дома были не пустые – там прятались живые пони.

— Какая неприятная особь, — брезгливо бросила Рарити, наверняка рассматривая непропорционально огромную нижнюю челюсть существа и его огромные кривоватые ручища.

— Я уже видел подобное существо, — заметил Свиф. – Если мне не изменяет память, на севере его называют големом…

— На севере? – удивлённо отозвалась модельерша. – А что оно здесь имеет честь делать?

— Прошу прощения, но я не имею ни малейшего понятия, — учтиво ответил стражник, не отводя взгляда от существа, поднимающего для нового броска солидных размеров шкаф. – Мы, то есть я и Принцесса Твайлайт вместе с Мистером Скаутом и вашей подругой Рэйнбоу, встретили его в Вечнодиком Лесу, когда вы заходили к себе домой, чтобы оставить свой багаж. Это очень сильное существо, и из-за его каменной брони ему будет трудно нанести какой бы то ни было урон.

Пока Рарити смущённо тупила взгляд от слов про багаж, Капитан решил уточнить детали:

— Какие тогда у него слабые стороны?

— Пусть у него и мощная защита, — поспешил ответить Свиф, – но если мы её пробьём и ударим по незащищённому месту, то сможем победить его.

— Зачем нам знать его слабые стороны? – опомнилась модельерша. – Нам нужно его обойти и побыстрее добраться до принцесс!

— Мисс Рарити, прошу вас присмотреться внимательнее к домам и к их окнам, — попросил Капитан.

После этих слов кобылка, аккуратно выглянув сбоку от поваленного буфета, прищурилась. В некоторых окнах можно было проглядеть мелькающие мордашки испуганных пони. В один из домов с такими окнами влетел кусок красной крыши, и строение покосилось.

— Почти во всех домах прячутся невинные пони, — медленно проговорил Капитан, наблюдая уже за размашистыми движениями голема. – Наш долг – спасти их.

— Но Капитан, нам был дан приказ добраться до принцесс, — выпалил Свиф, отрывая свой взгляд от беснующегося существа.

— А ещё нам был дан приказ спасать невинных пони любой ценой, — отозвался Капитан, так же отрывая взгляд от существа. – И ты отлично знаешь, страж, что в моменты парадокса приказов наш кодекс приписывает при прочих равных решающую роль слову самого подчинённого.

— Да… — проговорил Свиф, переводя взгляд на голема. – Знаю.

— Его броски тяжёлых предметов – это единственное, на что он способен?

— Насколько я знаю – да.

— Постойте, — вмешалась Рарити. – Я так не думаю. Я чувствую магическую ауру на этой площади, и она заметно выше, чем когда я была здесь раньше. Господа, я думаю, что это существо как-то связано с чарами…

Очередной кусок стены, не долетев до пока что целого дома, упал на землю и раскололся напополам. Но через секунду одна из частей медленно поднялась в воздух. Всё ещё солидных размеров снаряд подлетел к протянутой в его сторону огромной лапе голема, словно к магниту. А затем, обхватив его уже двумя конечностям, он со страшным хрипящим рёвом запустил кусок стены в тот же дом. Булыжник с грохотом проломил стену дома, и крыша разрушилась практически на треть. Изнутри послышались крики.

-… Очень тесно связано, — пролепетала Рарити.

— Смею заметить, раньше оно так не умело, — буркнул Свиф, вытаращивший глаза на существо.

— Полагаю, раньше тебе в принципе не были знакомы повадки данного существа, — попытался подбодрить его Капитан.

— Не уверен, что и сейчас разбираюсь в них, — отстранённо ответил стражник.

— Тогда скажи, хватит ли вот такого оружия, — жеребец подкинул в воздух копьё, — чтобы свалить его, если его броня будет прорвана.

Свиф отвёл взгляд от существа и покосился на толстое древко копья, которое за соседним укрытием ему показывал Капитан.

— Полагаю, если попасть несколько раз ему в грудь… Может быть. В первой моей встрече с големом его свалила стрела из моего арбалета, но она была наделена чарами Принцессы Твайлайт…

— Что нам мешает наделить моё копьё вашими чарами, мисс? – поинтересовался Капитан у Рарити.

— Я попытаюсь сделать всё, что в моих силах, — кивнула единорожка. – Но мои чары не смогут сравниться с чарами Твайлайт.

— Мощь этого копья, тем временем, не сравнится с мощью тонкой стрелы, — рассудительно заметил Свиф. – Тем не менее, у мистера Скаута было с собой огнестрельное оружие, которым он разбил защиту на груди голема. Что будем делать мы?

— Не проще ли отвлечь голема и тем временем вывести пони из домов? – поинтересовалась Рарити.

Капитан не успел ответить. По ушам ударил грохот камней – половина одного из домов рассыпалась, словно карточный домик, оголив внутренности всех комнат. В пока что целые углы забились жильцы, таращащие свои глаза в сторону голема, медленно идущего в сторону накренившейся постройки.

— Вы правы, мисс Рарити, — отчеканил Капитан, подрываясь с места. – Сначала – пострадавшие.

— Мы должны будем устранить его, иначе он бросится искать новую жертву, — поспешил заметить Свиф, вспомнив рассуждения Рэкшена.

— Оставить разговоры! – рявкнул Капитан. – Мисс Рарити, на вас эвакуация пони. Страж, во имя Принцесс, стреляй в него!

Стражник моментально, вскочив, закинул свой уже разложенный арбалет на опрокинутый диван и нацелил мушку в сторону груди махины. Тетива свистнула – и в следующую секунду древко торчало из широкой груди существа.

Голем даже не дёрнулся от вонзившейся в его толстую броню стрелы. Но она его заинтересовала. Удивлённо существо перевело взгляд в сторону, откуда летела стрела. Оттуда на него бежал Капитан с закреплённым на боку копьём.

Рарити уже мчалась по левому краю площади в сторону наполовину разрушенного дома, чтобы помочь выбраться его жильцам. Свиф же закинул новую стрелу для выстрела – голем медленно поднял над кривоватой головой огромные каменные лопаты с очередной глыбой.

Стрела Свифа чиркнула ему по голове, и бросок вышел кривой – Капитан, запрыгнув на валяющийся на земле шкаф, оттолкнулся что есть мочи с занесённым копьём. Миг – и копьё уже торчало в груди существа.

В этот момент в голове стражника ясно вырисовалась картина из недавнего прошлого, когда точно так же Рэкшен вонзил своё менее увесистое копьё в грудь менее объёмного голема. Тогда после этого произошёл какой-то взрыв – копьё было магическое. Но сейчас-то что? Неужели у Капитана есть идеи?

— Страж! – орал Капитан, повиснув на копье. — Стреляй!

Свиф опомнился. Новая стрела влетела точно в лоб голема, опустившего взгляд на повисшего на нём жеребца.

Едва только голем покачнулся назад, как Капитан раскачался на копье, и оно, до этого намертво застрявшее в броне, стало подрагивать. Неужели Капитан смог сделать брешь копьём прямо по центру?

Копьё выскользнуло, и Капитан юркнул за спину голема. Он заметался вокруг него словно угорелый, и существо с трудом могло за ним уследить. Но и Свиф теперь не понимал, что делать. Он продолжал стрелять в его голову, а Капитан продолжал бегать вокруг него, и эта махина даже не уставала. Уставал Капитан – его тело всё ещё сковывали доспехи.

Краем глаза Свиф замечал, что жильцы покосившегося дома вылезают из углов – Рарити, бегающая вокруг постройки, там и сям подкрепляла порушившуюся лестницу вниз различными подручными материалами. Дрожащие, плачущие, но живые пони окружили модельершу, а через несколько секунд они уже бежали в сторону дворца. Единорожка же неслась в сторону следующего дома.

Движения же Капитана становились даже менее резкими, чем суетливая беготня белоснежной кобылки. Кое-как царапая копьём едва-едва повреждённую каменную броню на груди, он всё заметнее замедлялся. Копьё периодически втыкалось в грудь, расшатывалось цепким ухватом жеребца и снова вынималось, и пока пони с синей гривой это делал, он каким-то чудом не попадал под широкие взмахи огромных рук голема. Но долго это продолжаться не могло – в конце концов огромная ладонь обхватила Капитана за талию и медленно подняла его в воздух.

Яростно рыча, жеребец пытался как-то извиться, вылезти, улизнуть – бесполезно, голем держал крепко, а доспехи больно врезались в тело. Тонкие стрелы Свифа уже даже не отвлекали его – жеребец, бегавший вокруг него, полностью занял его внимание.

Рарити в этот момент уже была у очередного покосившегося дома и, охватив магией его часть, собирала несколько развалившихся частей стены воедино. Постройка трещала по швам вместе с той частью, которую охватывал бледновато-голубой телекинез, но зажавшиеся на самом чердаке два жеребёнка и пожилая кобылка смогли аккуратно начать спуск вниз. Рарити крепко сжала губы, стараясь удержать каждый кусочек стены на месте, чтобы дом не развалился полностью. Когда семья спустилась с чердака на пол третьего этажа, кобылка услышала громкий крик Свифа:

— На помощь!

Рарити тут же развернулась и с ужасом заметила сжатого в мощной руке Капитана, чьи вытаращенные глаза с мольбой смотрели на неё. Ошарашенная модельерша тут же распустила стену здания и закрыла глаза. Ручищу голема охватил голубоватый телекинез, и толстые пальцы разжались – Капитан выскользнул из лапы врага и откатился в сторону. С трудом дыша, он поднялся на копыта и поднял взгляд.

Дом позади наклонился вбок, готовясь упасть. Наверху запищали маленькие жеребята, захрипела старушка, обнявшая обоих детишек и готовясь укрыть их от обломков своим телом. В панике Рарити снова повернулась к дому и опять охватила столько кусочков от дома и креплений, сколько позволяла ей её магия. Строение, казалось, стало немного ниже, чем раньше, но устояло. Даже сквозь грохот дождя модельерша услышала, как быстро шепчет пожилая пони наверху молитвы принцессам.

Голем посмотрел немного на Капитана, с трудом стоящего на копытах. В какой-то момент они оба перевели взгляд на шатающийся трёхэтажный дом. А затем существо, беспечно дёрнув головой, развернулось в сторону хлипкого строения, которое пыталась удержать от падения Рарити, и, наблюдаемое ошарашенными взглядами двух жеребцов, удивительно быстро для себя пошагало в его сторону.

Стало понятно: ни Рарити не сможет делать сразу несколько дел одновременно, ни старушка с жеребятами не успеют медленной и аккуратной поступью спуститься и выбраться из разваливающегося дома. Голема попросту некому останавливать. Стрелы, кажущиеся уже смешными, всё ещё влетали в каменную голову существа, но оно всё так же упёрто шло в сторону дома, чтобы сначала свалить беззащитную модельершу, а затем – разрушить остатки строения. Капитан выдохся, а Свиф был слишком далеко. И когда Свиф уже готовился отбросить свой арбалет и кинуться вперёд, Капитан сжал зубы на ремнях лат. Золотистые доспехи упали в прозрачные лужи, оголив широкую шею, мускулистое белое тело и мощные ноги жеребца, по которым потекли блестящие дождевые капли. Он снова выпрямился, а грудь расправилась в глубоком вдохе. Копьё уже было обхвачено передней ногой.

— Принцессы, – прошептал Капитан, вставая на дыбы. – Благословите меня.

— Капитан! – взмолился Свиф, в ужасе смотря на отчаявшегося жеребца.

Голема будто бы заинтересовал крик молодого стражника. Он снова посмотрел туда, где секунду назад стоял белоснежный жеребец.

Копьё снова вонзилось ему в грудь. Броня на груди затрещала. Выдернув его, Капитан заметался вокруг врага с ещё большим ожесточением, яростно крича и нанося удары один за другим. Теперь уже его оружие не просто царапало его броню – оно откалывало один за другим кусочки камня, потихоньку оголяя красную грудь врага, а затем било существо по затылку, когда белоснежный стражник оказывался за спиной существа. Когда он разворачивался в сторону своего соперника, того уже там не было – вместо этого в его уже заметные разрезы в броне врезались стрелы Свифа, и по древкам стекала бурая кровь. Потом туда врезалось копьё Капитана, потом опять стрелы Свифа. Голем перестал успевать за движениями сильного жеребца, а его каменная броня уже не так хорошо спасала от точных выстрелов стрелка на окраине площади.

В очередной раз Капитан оказался за спиной голема – и здесь существо, доселе, похоже, хранившее всю свою скорость, в миг развернулось. Мелкий камень размером с яблоко с силой влетел прямо в лоб жеребца, от чего копыта того подкосились, и тело грохнулось на землю.

— Нет! – прокричал Свиф.

Семья была только на втором этаже. Рарити услышала крик стражника. И снова она покосилась назад. Она увидела в нескольких десятках метров, как ладонь голема отделяется от него самого, как сама по себе подлетает к белому жеребцу и охватывает его, а затем медленно поднимает в воздух. Глаза его едва-едва открылись, и хмурый взор встретился с испуганной мордашкой модельерши, а окровавленная голова едва заметно отрицательно покачалась из стороны в сторону. Рарити всё поняла. Стиснув губы и зажмурившись, она отвернулась. И только тогда Свиф выбежал из-за своего укрытия, понёсся вперёд в надежде что-то сделать, спасти, уберечь. Но было поздно. С силой ладонь голема, сжавшая навесу тело Капитана, грохнулась вниз.

Свиф упал. Копыта его подкосились сами собой, будто бы поехавшие на скользких от дождя камнях, и он плюхнулся на круп, едва удержавшись от того, чтобы мордой не влететь в мостовую. Рот его раскрылся в беззвучном крике. Каменная ладонь снова поднялась и вернулась обратно к голему, прилипнув к его ручище на своё законное место. Тело Капитана осталось лежать на земле. Одно из копыт было согнуто под неестественным углом, а по вискам и груди текла кровь. Дышал он или нет, Свиф не мог разобрать – в глазах было мутно. Капли дождя стали холодными, но по щекам они текли такими горячими, живыми.

Струйка крови текла от уголка рта Капитана, копьё лежало возле него. Голем шагал в сторону Рарити, будто бы оттягивая своё удовольствие. В голове всё перепуталось, а лицо скривилось – жеребец зарыдал. Капитан лежал без движений, сжимая копьё. Рарити всё ещё сдерживала дом от падения, а голем вот-вот собирался этим воспользоваться. По щекам Свифа текли не капли дождя, а слёзы, такие тёплые и живые. В доме, бормоча молитвы, спускалась старушка, одного жеребёнка ведя за копытце, второй, помладше, лежал у неё на спине. Голем направлялся в сторону дома, собираясь его разрушить, чтобы погибли Рарити, старушка, жеребята. В луже крови лежал Капитан, державший своё копьё. Свиф со слезами на глазах смотрел, как голем идёт в сторону Рарити.

Он перестал плакать. Он поднялся на копыта. Голем не должен был дойти до Рарити. Его надо было остановить во что бы то ни стало, любой ценой. Свиф пошагал вперёд, копыта перестали дёргаться. Он только сначала шёл медленно – потом он пошёл быстрее, а потом – побежал.

Может быть, голем и собирался снова запустить свою ладонь вперёд, чтобы поймать Рарити, а может быть, он собирался играючи спокойно пройти оставшуюся дистанцию, но он не успел сделать ничего – его по животу ударило толстое копьё. Свиф был менее мощного телосложения, но его должно хватить на то, чтобы отвлечь на себя голема и продержаться хотя бы пару минут.

Теперь он знал про эту летающую правую ладонь голема и держался левой стороны врага, пытаясь при этом достать его грудь, броня на которой была заметно потрёпана. Он прыгал из стороны в сторону, не обращая внимания на латы, царапающие его болеющее тело, и наносил удар за ударом, выводя голема из себя.

В какой-то момент он полетел в сторону – голем задел его мощной рукой и сбил, словно плюшевую игрушку. Он полетел назад. Голова его ударилась об камни мостовой, но его спас шлем. И всё же корпус его погнулся, прорезь впереди сузилась до едва заметной щели. Упираясь копытом в него, он смог его снять, отбросить — и давление в висках моментально спало, а видимость стала чуточку яснее. Вокруг стало свободнее, прохладные капли потекли по шее и по носу. Когда он побежал на голема с копьём, его движения обрели уверенность и упругость. Снова и снова копьё врезалось и цеплялось за броню на груди голема.

Позади послышался звук, будто бы где-то рассыпали кучу камней. Неужели Рарити не удержала дом? А дом ли это вообще?

В отчаянии Свиф покосился в сторону звука. От дома осталась только гора из камней и мебели. У белоснежной модельерши подкосились копытца, и она села на мостовой. Её грива, насквозь промокшая, свисала прямо перед мордашкой. Из-за горы щебня и дерева выбежали старушка с жеребятами. Они бежали в сторону дворца. Рарити удержала строение. Они были живы.

Голем это тоже заметил. И голова его стала подрагивать. Его только что лишили удовольствия самолично разрушить этот дом и добраться до его жителей. И поэтому он решился взять за ту кобылку, которая лишила его этого удовольствия. Он моментально выпрямил правую лапу – и ладонь, устремившись к кобылке, с хлопком сомкнулась вокруг хрупкого тельца Рарити. В следующую секунду, окружённая камнями и потерявшая дар речи, она поднялась в воздух и подлетела к голему. Ладонь прицепилась к основной руке существа, а кривая голова повернулась в сторону Рарити. Где-то в глубине каменной брони она заметила маленькие чёрные глаза.

— Рарити! – прокричал Свиф. – Копьё!

Своей ручищей голем приблизил мордашку кобылки поближе, и его чёрные глаза стали заметнее. Рарити застыла, вытаращил свой взор на него. Она не слышала Свифа.

В отчаянии Свиф посмотрел на грудь голема. Он стоял на месте, смотря глубоко в глаза застывшей Рарити, на мордашке которой читался ужас. Копыта вытянулись в прыжке, и стражник занёс древко для удара.

Стало тихо. И тогда он закричал.

Копьё вонзилось глубоко в грудь. Голем отвёл взгляд от Рарити и посмотрел на торчащее из своего тела оружие.

— Рарити, очнись! – выпалил жеребец.

Взгляд кобылки прояснился. Она была здесь. Она лишь только перевела взгляд с головы голема на копьё – и его охватила магия. Древко засветилось магическим огнём. Короткие ноги существа подкосились. Ладонь разомкнулась, и Рарити скатилась на землю. Свиф, отпустив древко копья, обхватил Рарити и потащил её назад, за укрытие.

Голем заревел. Его ручища поднялись, а голова запрокинулась. В груди что-то щёлкнуло и вспыхнуло. Грянул взрыв.

Броня голема разлетелась вместе с мясом на груди и одной из ручищ. С грохотом его тело упало на скользкие камни. Кровь тёмно-бурого цвета потекла по его груди, по голому телу и кое-где сохранившейся каменной броне. От копья не осталось вообще ничего. Перед Свифом с Рарити распласталось бездыханное тело поверженного голема.

— Мы… Мы сделали это… — пролепетала Рарити. – Мы сделали это! Свиф, слышишь? – она в миг повернулась к застывшему в одной позе стражнику, уставившемуся на мёртвое тело голема, и попыталась его растрясти, периодически отводя назад мокрую фиолетовую гриву. – Мы победили его! Слышишь меня, Свиф?

Она перестала его трясти. Стражник посмотрел на неё стеклянным взглядом.

— Капитан, — прошептал он.

В следующую секунду он уже бежал в ту сторону, где был повергнут его командир.

— Капитан! – кричал он.

Мощное тело лежало на мокрой мостовой. Одно из копыт было сломано в страшном переломе, но можно было заметить, как почти незаметно дёргается его грудь – слабые остатки жизни всё ещё теплились где-то внутри. Свиф упал возле командира и упёрся взглядом в его окровавленную морду.

— Вы живы, Капитан! – прошептал стражник. – Принцессы милостивые, вы живы!

— Не надол… — прохрипел Капитан с трудом. – Немного времени… Мы победили его? Мы спасли их?

— Мы… Мы… Да… Да! – поспешил ответить Свиф. – Мы спасли их.

— Это… Это хорошо, страж, — прошептал жеребец, и струйка крови на уголке рта стала чуть заметнее. – Нам был дан приказ… Доберись до принцесс… Доложи обстановку и убедись… В их безопасности…

— А ка… А как же вы? – ошарашенно пролепетал стражник, в котором не осталось и тени от той холодной прагматики и спокойствия, которые всегда сохраняли в нём чувство долга и стремление к четкому выполнению приказов. Здесь остался только взволнованный и озабоченный молодой пони, который тоже чувствует и боится.

— Со мной уже всё решено… Принцессы позаботятся обо мне… Там… — Капитан кашлянул. – Я даю тебе… Предо… Предоставляю свои полномочия… И свой приказ. Доберись до принцесс и доложи обстановку.

— Но я не могу вас так… — начал было Свиф.

— Выполнять.

— Но Капитан!

— Отставить! – рявкнул жеребец наперекор боли, слегка дёрнув головой. – Капитан Свиф! Во что бы то ни стало… Доберитесь до принцесс! И доложите обстановку и убедитесь, что они в безопасности. Меня оставить. Здесь. Выполнять!

Свиф ошарашенно смотрел на тело Капитана. Копыта сковывали узы приказа, он стал пятиться назад. Рарити наблюдала за тем, как внутри жеребца идёт борьба, как дёргаются зрачки на его глазах. Молодой стражник сейчас выбирал не то, в какое место на теле врага нужно стрелять, чтобы свалить его. Он выбирал нечто более важное.

Наконец он перестал дрожать. Зубы сжались, а взор стал яснее. Брови нахмурились.

— Мисс Рарити, — буркнул стражник. – Телекинезом расположите Капитана у меня на спине. В процессе передвижения поддерживайте его как можно более бережно. Приказ ясен?

— Д… Да, конечно… — ошарашенно прошептала кобылка, не смея перечить.

Не сразу Капитан понял, что происходит. Лишь когда Рарити устроила его на спине Свифа, когда тело заболело от малейшего прикосновения к какой-то поверхности, он понял, что лежит уже не на земле.

— Капитан Свиф, — проговорил он с трудом. – Я дал… приказ.

— Я исполняю приказ, — монотонно пробубнил стражник. – Я направляюсь к принцессам, чтобы доложить обстановку и убедиться в их безопасности.

— Капитан Свиф… — прохрипел жеребец.

— Я направляюсь к принцессам, чтобы доложить обстановку…

— Я дал приказ…

— Убедиться в их безопасности…

— Свиф… — взмолилась Рарити.

— Капитан Свиф, приказ был оставить…

— Я направляюсь к принцессам…

— Капитан Свиф, приказ…

— Я дезертирую.

— Что?

— Я не буду выполнять ваш приказ!

— Капитан Свиф, вы…

— Страну предам! – рычал стражник. – Против принцесс пойду! Уничтожьте меня, в темницу посадите! Но я доставлю вас к принцессам. Вы отдадите отчёт об обстановке, вас поднимут на копыта. Вы убедитесь в их безопасности, посадите меня в темницу, сделаете что угодно! Но я довезу вас к принцессам. Я запрещаю вам умирать, Капитан. Я запрещаю вам умирать…

— Свиф… — снова прошептала Рарити.

Копыта держали Свифа сами. Он даже не заметил, как побежал. Рарити телекинезом поддерживала тело Капитана. Мимо проносились дома. Приближался дворец.

Они перебежали через мост. Пробежали мимо бегущих к дворцу горожан. Побежали по бесконечным коридорам. Свиф четко знал, куда бежать. Один за другим сменялись коридоры. Он не замечал никого и ничего. На спине лежало всё ещё тёплое тело. Он нёсся к Большому Залу, к тем самым дверям, где он разминулся с Рэкшеном.

Огромные дубовые двери. Они не поддавались.

— Рарити! – проскулил Свиф.

Магия перестала охватывать тело Капитана, и оно повисло всем весом на спине стражника. Послышался тихий стон, потихоньку затухший. Модельерша, закрыв глаза, телекинезом сбила засов с той стороны. Снова магия охватила тело на спине Свифа, и снова бежать стало немного легче…

— Держитесь, Капитан, — пробубнил Свиф себе под нос. – Принцессы помогут вам…

Он толкнул дубовые двери, и ему в глаза ударил яркий свет…

...