Автор рисунка: Siansaar
17: Книжное послевкусие 19: Не разлей вода ч1

18: Плюшевая любовь

— Я рада, что могу наконец-то остановиться у тебя, Биг Мак, — с волнением в голосе пролепетала Шугар Белль, как бы невзначай касаясь боком большого красного жеребца.

— Агась, — покраснев, кивнул тот, поправляя несколько сумок на спине. Парочка как раз закончила подниматься по лестнице на второй этаж дома Эпплов и остановилась у двери с изображением большого зеленого яблока.

— Наконец-то я увижу твою комнату, — закусив губу, хитро прищурилась кобылка, нажимая на ручку двери. Биг Мак нервно сглотнул, с содроганием вспоминая, не забыл ли убрать что-нибудь компрометирующее.

Комната умиляла своей простотой. Посреди стояла массивная крепкая кровать, способная выдержать вес большого мускулистого жеребца. На ней всё еще видны были разводы от массивных копыт, ранее старательно разгладивших шерстяное покрывало. Остальное убранство тоже не впечатляло изяществом: простенький комод для вещей, приземистая тумбочка у кровати да крюк в стене с характерным округлым следом от ярма. В комнате витала та неописуемо уютная атмосфера, что появляется только в том доме, где тебе рады. И кровать выглядит привлекательно мягкой, вызывая острое желание плюхнуться на неё прямо сейчас, и простота убранства кажется милой и незатейливой, наполняя комнату простором, свежестью и запахом яблок, несмотря на скромные размеры. Торчащие из-под подушки ноги плюшевой игрушки вносили последний штрих в эту идиллическую картину.

— Какая прелесть! — умиленно прошептала Шугар Белль, извлекая серый комочек на свет. Им оказалась маленькая кудрявая лошадка с глазками-пуговками, в милом голубом  комбинезончике в горошек. — Как её зовут?

— С-смарти Пэнтс, — стыдливо опустив голову пробормотал Биг Мак. — Мне она… досталась.

— Вот оно как, — игриво улыбнулась единорожка, сажая плюшевую игрушку на комод. — Думаю, она не будет нам мешать.

— Ох, я в этом даже не сомневаюсь, — внезапно раздался сзади скрипучий голос. Обернувшись, парочка увидела стоящую в дверях Бабулю Смит. — И потому сегодня и завтра этот юный прохиндей будет спать в амбаре. А как только твой домик в Понивиле доведут до ума, там уж не моего ума дело. Но пока вы под моей крышей, извольте соблюдать порядок и приличие.

Старая кобыла подалась вперед, обдав единорожку запахом сушеных яблок. Не смотря на то, что Бабуля была ниже, создавалось стойкое впечатление, что она нависла над кобылкой. Грозно выдержав паузу, Бабуля Смит потребовала ответа:

— Тебе всё понятно, юная мисс?

— Так точно! — невольно отрапортовала Шугар Белль, разве что не приложив копыто к виску.

— Отличненько, — тут же мило улыбнулась старушка. Черты ее мордочки сразу разгладились и приобрели добродушный вид. Теперь она лучилась доброжелательностью и благодушием. Ловко вытолкав сбивчиво извиняющегося и вяло упирающегося жеребца прочь, Бабуля пожелала гостье спокойной ночи и закрыла за собой дверь. Шугар Белль осталась одна.

День выдался долгий и утомительный, вещи разбирать желания у единорожки не было никакого, поэтому она ограничилась лишь стаканом воды на прикроватной тумбочке да любимым уютным пледом, так по домашнему пахнущем выпечкой. Смешиваясь с терпким яблочным ароматом комнаты, он порождал удивительную смесь, заставляющую кобылку глупо хихикать. Донельзя счастливая, она расстелила кровать, едва слышно похрустывающую свеженакрахмаленным бельем и, укутавшись с головой, нырнула в это царство мягкого блаженства с намерением хорошенько выспаться.

Но что-то пошло не так. Поняла это Шугар Белль проснувшись посреди ночи. Деревенский мрак особенно славится своей непроглядностью и насыщенностью какими-то потусторонними звуками. Вот и кобылка, неясно чем разбуженная тихонько лежала, прислушиваясь. За окном едва слышно шелестел ветками яблоневый сад, слегка поскрипывал деревянный дом, жук древоточец монотонно творил своё жучье дело, нимало не заботясь о сне кобылки. Всё тихо и спокойно.

Шугар Белль пожала плечами. “Это всё переживания и новое место,” — решила она для себя и повернулась к стакану воды. Стекло окутало магическое сияние, слегка осветив комнату. Тени и разводы заплясали по стенам и потолку, красивыми и чарующими узорами. Единорожка сделала пару глотков и уже левитировала стакан обратно на тумбочку, когда заметила что-то странное. Смарти Пэнтс не было на месте. Внутри у кобылки похолодело.

Подсвечивая себе левитируемым стаканом, она в панике осмотрелась по сторонам. “Может она упала на пол?” Нет, её там не оказалось. “Может за тумбочку?” Нет, он стоял вплотную. Глупая мелочь всерьез взволновала Шугар Белль. Она бы встала с кровати и принялась досконально осматривать комнату, если бы не услышала странный, неестественно неприятный звук в ногах кровати. Словно два куска ткани с силой трут друг об друга. Направив туда стакан, единорожка не смогла сдержать испуганного вскрика: там стояла Смарти Пэнтс. Именно стояла, как самая настоящая пони. Глаза-пуговицы словно буравили кобылку взглядом. Там, где у настоящих пони рот, пролегла глубокая складка, едва заметно шевелящаяся в неровном магическом свете. Плюшевая голова чуть дернулась и повернулась.

В панике, Шугар Белль не придумала ничего лучше кроме как метнуть стакан в плюшевую игрушку. Звук бьющегося стекла кобыла услышала уже из-под пледа, которым укуталась с головой. Сердце её лихорадочно колотилось, в голове проносились мысли одна за другой. “Что это? Как такое возможно? Чего она хочет?” Единорожка навострила уши, услышав новые звуки. Что-то быстро пробежалось по комнате, топоча, словно большая крыса, обутая в мягкие носочки. Послышался лязг осколков стекла и вновь шуршаще-шипящие звуки ткани. С ужасом для себя, Шугар Белль начала узнавать в них смех. Мерзенькое хихиканье и почти неразборчивые слова. Плед мешал слышать лучше, да и воздуха становилось всё меньше. Ранее приятный запах яблочной выпечки стал почти тошнотворным.

Чувствуя, что больше не может терпеть, единорожка высунула мордочку из-под одеяла. Неожиданно для себя она ткнулась во что-то мягкое и прежде чем она успела подсветить себе рогом, что-то острое впилось ей в щеку. Встрепенувшись, кобылка отбросила плюшевую игрушку прочь, зажимая небольшую рану. Смех возобновился, перемещаясь по комнате. В свете рога то и дело мелькая маленькая фигурка. Но если раньше она перебирала ногами почти беззвучно топоча по деревянному полу, но теперь этот звук напоминал цокание крохотной лошадки. Ощутив, как что-то твердое колет щеку, Шугар Белль с удивлением извлекла из раны крошечный осколок стекла.

— Ну хватит! — совсем не веря в свою храбрость заявила кобылка. — Немедленно покажись?

— А то что? — выглядывая из-за комода, прошуршала кукла, шкрябая по деревянному полу новообретённым стеклянным когтем. Под светом рога в темном провале рта блеснула россыпь зубов-осколков. — Что ты сделаешь, а?

— Я тебя разорву! — неуверенно пригрозила единорожка, глубже кутаясь в плед. Дребезжащий смех был ей ответом. Прежде чем она успела среагировать, кукла метнулась через всю комнату и попыталась вцепиться ей в ногу. Взвизгнув, Шугар Белль отбросила прочь мелкую куклу, но та ловко вскочила на ноги и вновь бросилась в атаку. Паникуя, кобылка рванула к двери, но, не рассчитав, запуталась ногами в пледе и упала на пол. От удара она потеряла концентрацию и свет на ей роге погас.

В тот же миг на голову ей накинулся плед, а сверху уселась Смарти Пэнтс, нещадно колотя своими маленькими копытами, усеянными острыми стеклянными осколками, стараясь добраться до глаз. Мотая головой из стороны в сторону и брыкаясь, единорожка отчаянно жмурилась и отмахивалась, чувствуя всё новые и новые порезы. В один особо размашистый прыжок она со всего размаху врезалась в угол тумбочки, едва не потеряв сознание от боли под скрежещущий хохот куклы.

Наконец сорвав с себя плед, Шугар Белль смахнула алую влагу, застилающую ей глаза и вновь зажгла свет. Медленно пятясь к двери, она внимательно осматривалась вокруг, готовясь отразить нападение мерзкого маленького чудовища.

— Что тебе нужно? — спросила кобылка, надеясь, что тварь выдаст себя ответом. Однако раздавшийся казалось отовсюду сразу смех лишь ещё больше напугал.

— Он мой, — прошипело откуда-то, — только мой и ничей больше! Я не отдам его тебе! Если ты исчезнешь, он всегда будет моим!

Шугар Белль спиной уперлась в дверь и, облегченно вздохнув, попыталась её открыть. Словно только того и ждав, кукла упала сверху на её загривок. Острые зубы впились в холку кобылки, заставив её взвизгнуть от боли. Не имея решительно никаких шансов дотянуться до коварной твари, единорожка упала навзничь и принялась кататься по полу в тщетной надежде придавить тварь. Но плюшевой игрушке было всё нипочем. Боль становилась всё невыносимее, пелена застилала глаза кобылке, движения становились всё более вялыми и неуверенными. Сквозь полузабытье она услышала возню за дверью и, преисполнившись решимости и надежды, собрав всю волю воедино одним кратким магическим жестом повернула ручку.

Смарти Пэнтс замерла, словно прикидываясь куклой. Шум за дверью стих. С протяжным скрипом, словно тысячи маленьких волков продирают глотку на тысячу маленьких лун, дверь открылась и с порога на Шугар Бэлль воззрилась пара жеребят, освещенных пламенем свечи.

— Яблочки-цветочки, ты в порядке? — подскочила к единорожке Эпплблум, помогая подняться. Обернувшись ко второй ночной гостье, она гневно прорычала: — Ты же сказала это только напугает её! Какого сена, Коузи!?

— С-следи… за языком, — едва слышно выдавила единорожка, с помощью младшей из семейства Эпплов добираясь до кровати. Сил бороться больше не было и забытье накатывало на неё тяжелой мутной тенью.

— Простите меня, пожалуйста, — испуганно пролепетала второй жеребенок, встряхнув кудряшками. Тень от свечи скользнула по её мордочке. — Я взяла артефакт вдохновения жизни у Твайлайт, думая, что получится забавный розыгрыш. Мне и в голову не могло прийти что всё так обернётся.

— Извинениями тут делу не поможешь, нужна помощь! — огрызнулась Эппблум, хлопоча над отключившейся Шугар Белль.

— Я пойду позову кого-нибудь, — решила Кози Глоу, и, затрепетав крылышками, умчалась прочь.

К счастью, единорожка выздоровела достаточно быстро, чему немало поспособствовал денно и нощно дежуривший у её постели Биг Мак, наплевавший на все запреты Бабули. Кроме милого, едва заметного шрамика на щеке и некоторой боязни кукол, в целом первая ночевка в его спальне прошла без последствий. Разве что куклу так и не смогли найти...

Читать дальше

...