Автор рисунка: aJVL

За Горизонтом

День I: Знакомство

История. Любая история должна с чего-то начинаться. С чего же начать мою историю? Пожалуй, стоит рассказать, кто же я, собственно, такой. Ну что ж, меня зовут Солар Блейд и я понятия не имею, какую судьбу хотели для меня родители, выбрав такое имя. Рога посередь головы природа мне не дала, так что всякие там «солнечные» перспективы были не для меня. А  в Королевскую Гвардию или Ночную Стражу путь мне был заказан, ибо не было в списке моих достоинств тех дисциплинарных качеств, что были необходимы для службы близ царственных особ. Ну, по крайней мере, разочаровывать своими карьерными неудачами мне вот уже четыре года больше некого…

Ну а пока я углублялся в факты прошлого, мои ноги наконец дотащили моё же небрежное туловище, закутанное в чёрное подобие балахона, до того самого строения, которое я имею возможность называть домом. Небольшая одноэтажная хибарка на окраине Понивилля оказалась для моей мохнатой личины отличным жилищем. Небольшая, недорогая, в меру уютная, с четырьмя комнатами на двух пони. Ах да, есть у меня и сосед... Самый неугомонный и беспокойный единорог из всех, что я знал. Понятия не имею, что значит стрела на его кьютимарке, но вместо неё определённо должно было быть шило в крупе. Ронгсайд вечно ищет, в какие бы ещё неприятности запихнуть свою серошкурую тушку. Довольно быстро мне надоело выяснять, где он прозябает, и я избрал самый разумный вариант — игнорировать все его причуды, пока он оплачивает жильё и порой бывает хорошим другом. Если удастся застать его дома, само собой...

—Ну и ну. Мне казалось, у тебя были другие предпочтения в интерьере, — донеслось из правой комнаты. Я бы может и посчитал, что Ронгсайду решила скрасить день какая-нибудь не отвратительной наружности кобылка, но мне было слишком хорошо известно, что этот чудесный бархатный голосок принадлежал другой кобылке не отвратительной наружности.

—Ты зашла не в ту комнату, Фи. Моя была слева по коридо...

Договорить мне не удалось. Серебристый шторм моментально сбил меня с ног и укутал в копытно-перьевые объятия. Да, в этом вся Фьюри, крылатая бестия, помимо всего прочего являющаяся моей старшей сестрой. И в отличие от меня, ей имечко подходило идеально. Агрессивная, резвая, прямолинейная и порой наглая, эта пегаска могла кого угодно довести до нужной кондиции взаимной ненависти. И мне безумно повезло, ведь единственный пони, который ей нравился и с кем она превращалась в совершенно другую кобылку, был я. Неважно, что мы с сестрой видимся от силы раз в три-четыре месяца, она всё ещё любит своего младшего братишку.

—Солаааар!

—Уггх... Вижу, сохранять спокойствие ты так и не выучилась...

—И не надейся! Ууу, а кто тут накачал наконец мышцы!?

—Скорее уж растолстел, — как ни крути, а что-либо накачать, периодически ползая в магазин и обратно — довольно трудоёмкое занятие.

—Да брось ты, под этой синей шкурой наверняка кроется могучий жеребец, который и того красного бугая свалил бы одним ударом, — весело огрызнулась Фи и принялась щекотать меня с целью поднять в целом нейтральное настроение. Стоило отдать ей должное, сестрица почти всегда могла вывести меня из депрессии и хандры какой-нибудь придурковатой выходкой, — Кхем, — приняв серьёзный вид, продолжила она, — ну раз я так и не увидела твоей комнаты, то не изволишь ли ты препроводить меня в свои покои?

—Всенепременно, моя милая гостья, — тем же спокойным и уравновешенным голосом, который бы подошёл какому-нибудь кантерлотскому аристократу, произнёс я и предложил ей пройтись, элегантно протянув копыто. Не имея опыта светских дам, Фи кое-как схватила меня за вытянутую конечность, сложила крылья и вытянула хвост, видимо, пытаясь изобразить им некое изящное платье. Надменно задрав голову и сузив глаза до миллиметровых щелей, я принялся мерно, старательно высчитывая идеальную идентичность шагов, продвигаться в сторону своих комнат, ведя под копыто свою спутницу.

—Пф. Пфхахаха! — ну вот, стоило мне чуть-чуть подыграть, как неугомонная пегаска перестала сдерживаться и мгновенно вывалилась из роли утончённой особы, — Может тебе и вправду стоит поехать в Кантерлот и влиться в это общество напыщенных идиотов, а? — не дав мне возразить, Фьюри молнией пронеслась по коридору и влетела в на этот раз нужную комнату.

Включив свет, я попал в свою привычную берлогу. А вот Фи явно попала в место, до сей поры ей незнакомое и непонятное. Был бы я творческим пони, назвал бы это творческим беспорядком. Но правильнее было бы назвать этот метис из разбросанных всюду элементов одежды и аккуратно заставленных полок с книгами упорядоченным хаосом. Да, всё лежало без какой-либо систематики, но оно лежало там всегда — копыта уже на подсознательном уровне привыкли бросать и брать нужные вещи из одних и тех же позиций на те же самые позиции.  Но, как мне думается, Фьюри скорее интересовали просевший и изодранный диван, периодически барахлящий осветительный кристалл и хлебные крошки, затвердевшие настолько, что их можно было бы использовать вместо ловушки-чеснока.

—Солар, лягать тебя в затылок! Я же была тут всего полгода назад, как...

—Четыре с половиной месяца, если быть точнее.

—Как, Солар?! Как ты умудрился превратить это место в такую помойку?

—Вот тебе ли не всё равно? Ты даже не запомнила, что моя комната слева по коридору и опять, уже в который раз, полезла в правые, — слегка огрызнулся я.

—Ну само собой, я полезла их осмотреть, ведь они теперь такие… Обжитые. И Солар... — а вот эта интонация явно говорила, что я сделал что-то не так.

—Эм... Да?

—Мне не всё равно. Не смей больше так говорить, — вперив в меня серьёзный взгляд зелёных глаз, приказала она.

—Но... Эм... Да, точно. Прости, Фи. Не знаю, чего это я тут...

—Тшш... — приложив мне копыто к губам, Фи закончила мои неловкие извинения. — Всё хорошо.

—Да, извини... — поняв, что повторяюсь, я заткнулся и закрепил мир безмолвным обнимашками.

—Ну так, эм, и кто же твой сосед? Ах, или соседка? — ну конечно же, этот извечный «у моего братца появилась подружка»-взгляд. — Ну давай, не томи, как её зовут? Она пегаска? Сколько вы встречаетесь? Когда мне ждать племянников?

—Не обольщайся, его зовут Ронгсайд, — с лёгкой ухмылкой сообщил я, — и я надеюсь, что вы с ним не свидитесь.

—Нипоняла! — взвизгнула она и, скорее играючи, обиделась. — Неужели я так ужасна? Или он так ужасен?

—Да и да. Взбалмошная пегаска, которую я вижу несколько раз в год и взбалмошный единорог, которого я вижу несколько раз в неделю. Да вы друг друга стоите.

—Солар, ты же знаешь, у меня жёсткий график и я прилетаю, когда могу.

—Да, я понимаю, — понимающе сдался я, — гонки, соревнования, служба в этом твоём, как там его... А, Клаудшифте. Прости, опять.

Вот так почти всегда и строится наше общение. Я постоянно умудряюсь найти что-нибудь обидное и постоянно извиняюсь за свои же просчёты, а Фи всё сводит к перемирию и всем своим видом будто говорит: «Эй, братишка, я твоя единственная родня, может не стоит расшатывать эти отношения?».

Диалог мог бы пойти и дальше, если бы не прогремевший грохот в соседней комнате. Наши разговоры с Фи часто заканчивались неловким молчанием и я был благодарен Селестии за этот шум, мгновенно отвлёкший наше с сестрой внимание.

—Хей, Блейд!

«Нет, Богиня, забери мою благодарность назад! Я передумал!»

—Блейд, Блейд, Блейд, у меня есть шикарная идея... — затараторило рогатое недоразумение и тут же заткнулось, узрев наконец, что в комнате помимо нас есть кое-кто ещё. — Уоу, а что это за очаровательная госпожа, с которой я имею несчастье не быть знакомым?

В этом плане спорить с Ронгсайдом я даже и не собирался. Фи действительно была красавицей. Светлый серебристый окрас придавал её облику какую-то труднообъяснимую нежность и ласковость. Грива и хвост того же цвета, только чуть светлее, делали её образ несколько монотонным, что было весьма экзотично для пони, у которых почти все представители щеголяли пёстрым разнообразием в окрасе. Ну а регулярные тренировки, участия в соревнованиях и спортивный образ жизни подарили ей весьма и весьма привлекательную фигуру, которую, не стыдясь, вот уже с минуту пожирал глазами мой непостоянный сосед.

—Наверное, стоит вас всё же познакомить. Вот это алеющее существо, неспособное заходить в дом не через окно — мой друг и сосед Ронгсайд, — сказал я и указующе протянул в сторону единорога копыто, спровоцировав с его стороны приветственный кивок сражённого красотой идиота. — А эта обворожительная пернатая прелесть — Фьюри Рейзор, спортсменка, победительница многих соревнований и почётный член Патруля Клаудшифта. Но что намного важнее для меня — моя старшая сестра, — после чего сестрица поприветствовала нового знакомого абсолютно нейтральным «мне плевать, кто ты»-кивком.

—ШТООО?!, — возопил явно чем-то недовольный товарищ, — у тебя есть сестра?! И я, Я первый раз об этом слышу? Блейд, серьёзно! Почему ты мне не говорил?

—Ну ты же мне не говорил, почему пару месяцев назад ввалился в дом с обожжённым хвостом? Не говорил, вот и я решил утаить некоторые факты своей жизни, — и я решил разбавить и смягчить атмосферу тем, что в этом доме любили все и каждый, — Пожалуй, приготовлю я всем нам чайку́. Фи, тебе как всегда?

—Да. Спасибо, Солар, — мгновенно смягчившись в лице, ответила она.

Ну что ж. Значит, судьба вела меня на кухню. Общая для нас с Ронгсайдом, кухня была самой серой и неприметной комнатой в нашей халупе. Ни моё «мусорное», ни его «высокохудожественное» влияние так и не коснулось нашей кормушки. Так как чаепитие в этом доме было крайне частым событием, то мы с Ронгом не поскупились купить самый качественный разогревающий кристалл с регулировкой. Как итог, мы получали чай нужной температуры в кратчайшие сроки. Так что приготовить чай на всех троих заняло у моих неуклюжих копыт не более полутора минут. «Особый» рецепт для Фи был на самом деле предельно прост — минус один кубик сахара, плюс немного молока. И вот, в считанные минуты три кружки вкусного, в меру горячего напитка расположились на подносе, который я, схватив зубами, аккуратно, стараясь не расплескать, нёс в сторону комнаты, впрочем, довольно чётко представляя, что меня там ждёт.

И ожидания не были разрушены. Пока я отсутствовал, морду Ронгсайда кто-то успел украсить уже налившимся, пусть и не сильно, фингалом. Медленно поставив поднос на запылившийся стол, я присел на скрипящее нечто, похожее на диван и с лёгкой ухмылкой глядел то на друга, то на сестру. Долго я не сдержался и решил спровоцировать единорожью морду на возмущения.

—Ты назвал её «Фи», да? — сохраняя относительно спокойное выражение морды, спросил я.

—Ты знал? Кого я обманываю, ты знал. Конечно знал и ждал, когда моё прекрасное лицо станет изуродованным.

—Ну так, Фи, более банального вопроса у меня в арсенале попросту нет, но как твои дела? — я решил не провоцировать Ронгсайда на дальнейшую обиду и перевёл тему. К тому же, меня это и вправду волновало.

—Отлично, — наблюдать за сменой её облика с готовой сорваться с цепи яростной фурии на милое и невинное воплощение нежности было сплошным удовольствием, — мой не менее банальный ответ. Даже лучше, так как с собой я привезла одну очень хорошую новость.

—Я весь внимание, — если бы не чрезмерная лохматость и не потрёпанная одёжка, то, думаю, мой заинтригованный вид наверняка делал бы меня похожим на какого-нибудь частного детектива.

Пока Фи выдерживала паузу, я перебирал возможные варианты того, чем же моя крылатая родственница могла меня порадовать. И результатом моих кратковременных размышлений стало абсолютное ничего. Я просто ничего не хотел в своей жизни и уже был готов испытывать стыд от того, что новость Фьюри меня никак не порадует.

—Солар, мне выделили полновесный отпуск и я пробуду в Понивилле почти целый месяц! — разродилась наконец сестра. Надо признать, я рад, что данный вариант я не успел обдумать во время нагнетания парой секунд раньше, а всё потому, что...

—Это же здорово! Просто отличная новость, я смогу всё тебе показать. Ну и сам хоть из дома выползу.

Несмотря на то, что Фьюри родилась в Понивилле, она его почти не знала. Ни сам городок, ни его пони. А всё потому, что в раннем детстве её отправили в этот дискордов Клаудшифт. А я к тому моменту ещё даже не родился, поэтому для меня встречи с сестрой всегда были эпизодическим событием. До сих пор не понимаю, что могло заставить отправить маленькую семилетнюю кобылку куда-то в далёкие северные дебри в облаках. Родители всегда отмалчивались, а сама Фи попросту не знала и за все эти годы уже привыкла. Все её прошлые визиты были от силы на полутора суток. Так что город, если это маленькое селение можно так обозвать, был для неё целым кладезем новых лиц, характеров и кьютимарок.

—Эм, Фьюри... — подал голос всё это время тихо сидящий в стороне Ронгсайд, явно не желающий портить всю эту семейную идиллию. — Раз уж ты тут на месяц, то... В общем, предлагаю замять эту ссору, что произошла между нами, — каким-то непривычно приглушённым для него голосом проблеял он и вытянул копыто в целях примирения.

Фи медленно протопала в его сторону, шумно цокая копытами по скрипучим доскам, и остановилась в считанных сантиметрах от его морды, заставив запутавшегося в мыслях единорога слегка попятиться прочь и, возможно, пожалеть о своём предложении. Дружище наверняка планировал план побега из сложившейся ситуации, но пегаска уже схватила его сложившуюся от недопонимания конечность и, видимо, приняла его «мир».

—Никакой ссоры не было, Ронгсайд. Просто никогда не называй меня «Фи». Только одному пони это дозволено, — пусть вопроса задано не было, инициатор перемирия энергично закивал головой, нацепив на себя слегка придурковатую улыбку. — Если Солар тебе доверяет и считает тебя другом, то я думаю, что мы споёмся.

—Ну что ж, я рад, что мы поладили, — проговорил Ронг и достаточно фальшиво зевнул. — Наверное, пора уже и на боковую, как вы считаете?

—Ну в целом, почему бы и нет.

Время потихоньку ползло к отметке в половину одиннадцатого и примерно в это же время я обычно и отрубался, но вот для Ронгсайда всё было сложнее. Неугомонное создание имело самый нестабильный и идиотский график сна, засыпая каждый раз в совершенно разные периоды дня. Мог грохнуться в кровать только под четвёртый час утра, мог выключиться в районе семи часов вечера. Вполне мог вообще не спать. Для меня всё это мракобесие было непонятным, я-то выдрессировал свой организм спать примерно в одно и то же время, так что природа делала всё за меня безо всяких там «ну, ещё часок и спать». Ронгсайд почему-то мирно сидел и чего-то ждал. Видимо, встреча с Фи поставила его на место, хотя никто его с этого самого места и не сдвигал. Я пока не понимал, что стряслось с вечно энергичным единорогом и решил подтолкнуть его к им же предложенному действу.

—Да, твоя правда, Ронг. Давайте-ка спать.

Похоже, желтоволосый балбес ждал от меня… команды? «Ха-ха, у меня есть власть!» В любом случае, стоило мне произнести последние слова, как он тут же со свистом вылетел из нашей комнаты, сопроводив своё отступление невнятным «Спкнйнч!» и скрылся где-то в ванной.

—Он всегда такой? — спросила меня сестра.

—На самом деле нет. Могу предположить, что он в тебя втрескался. Или он тебя боится. Или оба варианта сразу. Обычно он более неуравновешенный и активный. Но вообще он нормальный пони.

—Да ладно, проехали. Ну так, где ты меня расположишь?

—Выбирай любую относительно мягкую, относительное просторную, относительно ровную и относительно уютную поверхность, которую найдёшь. Одеяла сейчас притащу.

Назвал бы я это шуткой, но ситуация была далека от юмора. В моей комнате было по сути всего два места, где можно провалиться в царство снов, не рискуя проснуться с отмороженными или затёкшими частями тела. И если первая беда нам не грозила по причине тёплой поздней весны на улице, то вторая вполне могла настигнуть неаккуратных к выбору «дремлища» пони. Скрипучий диван да габаритное кресло, где можно было уютно втиснуться калачиком — вот и все эти варианты. По моему возвращении я увидел, что Фи избрала себе второй вариант. И факты были фактами — сестрица была меньше меня в габаритах и потому гораздо легче упаковалась в кресло, приняв миловидную кошачью позу. С её монотонным окрасом я не сдержался и впустил в свою бестолковку ассоциацию с облаком и не сдержался от небольшого смешка, когда накинул на неё причину моего недавнего похода в чулан. С одеялом на тельце Фьюри стала выглядеть столь юно и невинно, что я даже успел почувствовать себя старшим братом, хотя был младше сестры на семь зим.

—Спасибо, Солар, — сказала Фи тем самым еле слышным шёпотом, который толком и не расслышишь, но мозг самостоятельно достраивает сказанное, после чего пегаска с ухухухающими звуками сжалась в максимально маленький и тёплый комочек, готовясь ко сну.

Я же перед сном решил навестить некоторых моих сантехнических друзей, а потому направился в ванную комнату, где к своему удивлению на пару с сантехническими нашёл вполне себе органического друга. Ронгсайд сидел на холодному полу и бездумным взглядом буравил какую-то крайне интересную точку в нижнем правом углу зеркала. Настолько интересную, что единорог даже не заметил, как я вошёл, хотя в зеркале моя отнюдь не вампирская морда была отчётливо видна. Не припомню, чтобы когда-либо видел Ронгсайда таким подавленным. Он выглядел словно зомби, почти не двигаясь и не моргая. Лишь характерное покачивание при дыхании выдавало в нём живого пони. Что могло так зажать вечно неугомонного товарища, что он даже не заметил, как я присел рядом с ним.

—Роонг...  — шёпотом произнёс я, чтоб ненароком не довести друга до икоты внезапным появлением своей фигуры. Слова оказались безрезультатной попыткой вывести друга из стазиса, поэтому пришлось призвать на помощь самого популярного пробудителя. Тычок копытом сработал как надо и Ронгсайд с прытью бешеной белки отпружинил от меня на добрых четыре фута.

—Ааа! Что!? Кто!? — завопил он, но вовремя вспомнил о пытающейся заснуть в соседней комнате пегаске и заткнул себе рот своими же манипуляторами. — Пвсти, — добавил он уже тихо и не особо внятно. — Эм, привет.

—Эээ, ну привет, давненько не виделись, — надо ж было намекнуть новоявленному ревенанту, что его «привет» спустя несколько минут после недавнего расставания звучит мягко говоря странно. Но пора было прекращать и выведать уже, в чём же была причина всех этих предсонных посиделок. — Ронг, в чём проблема? Сидел тут, как кокатриксом сражённый. Это из-за Фи, да?

—Не, не, не, не, не! Блейд... Эм, Солар, всё в порядке, я просто, ну, задумался, — ну да, очень убедительно. Я прям даже поверил, особенно глядя на его медленную «уползающую» походку прочь из ванной.

—Ронгсайд, что случилось? — я решил прибавить серьёзности в голосе и это сработало. Единорог остановился и опустил плечи. Либо он собирался наконец рассказать мне что-то, либо...

—Извини, я пока, эм, не хочу об этом говорить, прости. Эм, спокойной ночи, Б.., эм, Солар, — поставил он точку в разговоре и медленно побрёл в свою комнату.

—Да, спокойной ночи, Ронгсайд, — спешно добавил я, пока единорог ещё не скрылся за дверью, но из-за некоего недоумения из-за всей этой ситуации я произнёс это настолько тихо, что моё пожелание могли принять на свою душу лишь тараканы под ближайшим плинтусом.

В молчании завершив приготовления ко сну, я побрёл в комнату и, войдя, обнаружил, что Фи уже мирно спит и негромко посапывает. За всё время жилья в этой хибаре я уже вызубрил все точки, наступая на которые можно было призвать раздражающий скрип досок. Аккуратно и бесшумно пропрыгав по не скрипучим участкам пола, я добрался до дивана и с желанием промотать уже время до завтра увалился спать, слегка прикрывшись одеялом. Всё равно я спал в одежде, а потому «жарить» себя дополнительным слоем чего-либо даже и думать не хотел. Волна сна, как и каждый день до этого, накатила довольно быстро.

Уж не знаю, то ли её Лунное Величество решила надо мной посмеяться, то ли меня в её сегодняшнем списке не было и за всё отдувалось моё подсознание, но снилась мне такая грибно-цветастая наркомания, что я уже был готов помянуть одного небезызвестного драконикууса. Гигантский шмель, облизывающий топор. Саблезубый кролик, играющий в шахматы с выдрой в доспехах. Её Величество Селестия, вооружённая какой-то деревянно-металлической полой палкой с дымящимся окончанием. Но не успела эта картина отпечататься в памяти, как меня уже успело выкинуть из всего этого непонятного, хотя и забавного бреда.

После незапланированного пробуждения я всегда автоматом направлял взор своих моргал на циферблат часов. И сейчас на них красовалось близящееся к часу ночи значение. Но довольно скоро выяснилось, что пробудился я из-за такой труднообъяснимой штуки как интуиция. Наверняка многие порой чувствовали шестым чувством, что кто-то на них откуда смотрит и это таинственное ощущение с похвальной точностью даже определяло направление чужого взгляда. Порой интуиция позволяла даже «почуять», кто же конкретно глядит на твой затылок с другого конца площади. Вот и сейчас я вывалился из сна с чётким ощущением, что кто-то или что-то с непонятными пока что целями меня разглядывает. Повернув свою обросшую солидным слоем волосяного утеплителя голову, я увидел, кто же решил пугнуть меня в ночное время. Причина пробуждения сидела прямо напротив меня, закутавшись в одеяло, и сверлила меня жалобным взглядом, который так и кричал «Не заставляй меня просить». Я решил не испытывать судьбу и приветственно приподнял свой покров, хотя и оттопырил морду в сторону, сделав максимально незаинтересованный вид. Серебристая пегаска радостно запрыгнула на скрипучий диван, прижалась ко мне и по-кошачьи заёрзала, занимая удобную позицию.

День II: Обещание

Утро. Светило Её Величества в очередной раз выползло на небосвод и метким лучом в лицо напоминало мне о совершённой ошибке — незашторенном должным образом окне. И первой эмоцией спросонья у меня было сожаление. Сожаление о жаркой ночи. Сожаление о притеревшейся пегаске, закутанной в своё одеяло и сожаление о накинутом в приступе заботы своём одеяле. Вкупе с надетым балахоном и весенней жарой всё это привело к самому «потному» пробуждению за последнее время. А потому безо всяких мыслей и размышлений ринулся в ванную с целями стабилизации своего тела с окружающей температурой. Однако, пернатая родственница отсутствовала.

По возвращении я наконец собрался с мыслями и мгновенно понял, хотя лучше сказать вспомнил, где же пропадала Фи. С сестрой у нас была одна занятная общая особенность. Что я, что она стабильно просыпались в одно и то же время с минимальными минутными погрешностями. Но если я вскакивал в семь утра, то крылатое чудо вставало на получасье раньше и каждое утро занималось одним и тем же.

Пернатая кровиночка не подвела мои ожидания и действительно обнаружилась на улице, увлечённая спортивной разминкой. Стремительной молнией, проносясь в воздухе, Фи заделала резкий поворот, после которого тут же пошла в высокоскоростное пике, которое завершила труднообъяснимым сальто перед приземлением, прокопав двухфутовую траншею, после чего ещё одним сальто перешла в нужную позу и принялась за отжимания, чередуя копыта и крылья. После чего последовали какие-то гимнастические штуки-дрюки, названия которых я попросту не знал, а потому решил отправить своё тело на кухню, дабы слепить всей нашей троице примитивный завтрак.

—Доброе, Солар! Я в душ! — донеслось мне куда-то в левое ухо от промелькнувшей на огромной скорости серебристой мглы, укрывшейся в ванной.

Ну раз с Фьюри всё стало ясно, то пора бы узнать, как там поживает поведший себя вчера нетипичным образом единорог. Какие-никакие, а нормы этикета я себе в голову вбил, так что упорно пытался дозваться до Ронгсайда «вежливым» стуком в дверь. В течение нескольких минут ответа не было и меня начала грызть паранойя. Перед глазами начали крутиться картинки с самыми худшими вариантами, от сотрясения мозга до отсечения головы кухонным ножом. В организме начала расти паника и ужас. С колотящимся сердцем я приоткрыл дверь и обнаружил, что она пуста. Моё перенедоразвитое воображение продолжило строить картинки захороненного и расчленённого друга, пожираемого чер...

—Эм, Блейд? — донеслось что-то из-за пределов подсознания. — Кхм, Солар. Солар!

—Аа! Что?! — при виде целого и живого друга я слегка успокоился, но не успел остановить себя от удивлённого вскрика.

—Солар! Хейоо! Ты меня вообще слышишь? — пока Ронгсайд добивался моего внимания, я уже окончательно успокоился и унял свою паранойю.

—Эм, прости, я просто, нуууу, переволновался.

—Переволновался? Из-за чего?

—Ну, в общем, из-за тебя... — и сел бы я крупом в лужу неловкого разговора, если бы не спасительный щелчок двери ванной, символизирующий возвращение Фи. — Что ж, пора завтракать!

Не то чтобы я стеснялся своей паранойи относительно благополучия друзей, скорее просто не любил об этом говорить. Если бы Её Солнечное Благородство знало о моём существовании, то наверняка бы гордилось мною, благо её пропаганда дружбомагии в моём отношении работала безотказно. Друзья, пусть их было и немного, но значили для меня всё. Ради них я был готов буквально на всё, а из-за этого и волновался за их здоровье и настроение гораздо больше, чем за своё. Где мой персональный комплект из шести ожерелий? Я как-то упомянул, что мне совершенно плевать, где Ронгсайд пребывает во времена своего отсутствия дома... Нууу, нет, я тщательно пытался не обращать на это внимание, но получалось редко. Я боюсь, что мой друг как-нибудь может не прийти домой. Я боюсь, что Фи однажды не прилетит меня проведать. Я боюсь, что все те пони, с которыми я периодически вижусь, когда-нибудь не выйдут на работу по трагическим причинам. Я боюсь. «Селестия, заберите те шесть и дайте мне Элемент Страха». Или Элемент Боязни? Надо бы спросить того краснорогого варлока из Империи, он бы смог прорычать мне правильный ответ. В любом случае, я был довольно безразличен к себе, из-за чего, наверное, и работал в шахте, пока меня не выгнали.

Довольно быстро я вспомнил, что не только не люблю об этом говорить, но иногда и размышлять бывает вредно. А потому, помотав черепушкой и попытавшись выгнать депрессивные мысли, я сконцентрировался на завтраке. Спасибо чудо-кристаллу, чай не вышел ни слишком горячим, ни прохладным. Ну и настал торжественный момент! Пора бы выяснить планы своих со-едоков.

—Вниманию почётных членов нашего собрания, — решил я нагнать неуместного юмора, чтобы разбавить атмосферу, — здесь нам велено обсудить планы всех и каждого из присутствующих на сегодняшний день. Готов выслушать ваши идеи, господа.

—У меня там намечена некоторая халтурка, так что ждите к концу дня, — похоже, жёлтогривый рогач закутался в оковы серьёзности и решил не обогащать мою шутку.

—А я с превеликим желанием окунусь в рутину подспудной нам территории, уважаемый член собрания, — ну хотя бы сестрюня меня не подвела и активно улыбалась над созданной мною ситуацией. А тот факт, что она с трудом сдерживала смех и боялась пить чай, опасаясь в треморе хохота его разлить, только дополнял эту ситуацию весельем и радостью. Столько позитива было в этой краткой сценке... Ради таких моментов я и жил.

—Так тому и быть, сестра, отправимся сразу после опорожнения чаш наших от напитка Богинь, — решил я играть дальше, ибо это было забавно, да и Фи вроде нравилось.

Остальные единогласно-безмолвно решили бросить трёп и докончить трапезу. Добив чайно-бутербродные кушанья, мы все сгруппировались на выходе из дома. Ронгсайд упаковался одной сумкой и, судя по взгляду, уже был готов слинять подальше. Я не собирался мучить товарища и...

—Ну, мы с Фи пойдём, покажу ей город.

—Да-да, хорошо. Эм, до встречи, Солар, — и серый приключенец быстрым шагом удалился.

Так, пора бы уже и пустить эту мысль себе в голову. Ронгсайд всегда называл меня Блейдом, но за последнее время переключился на Солара. И тяжело было не заметить, что он... Ну, привыкает что ли. А теперь Ронг ещё и попрощался, чего не делал вообще никогда. Что-то с этим парнем явно есть не в порядке.

—Ну так что, куда пойдём? Что хочешь посетить?

—Ха, это ты мне скажи, Солар. Ты тут живёшь и всё и вся знаешь, так что сам веди.

—Ты же прекрасно видела Понивилль с высоты. Он миниатюрный, тут даже толком достопримечательностей нет. Могу показать школу, но разве тебе будет интересно глазеть на жеребят на перемене? Или на дом с разными половинками? Главная прелесть этого города не в домах и статуях. Она в пони, что здесь живут. Она в поступках, которые они совершают. Она в отношении к другим. Почти все понивилльцы, посещавшие Кантерлот, возвращаются недовольными и чуть ли землю не целуют.

—Воу-воу, братец. Сколько пафоса-то нагнал.

—Зато теперь ты точно знаешь, почему я люблю этот городок.

—Раньше ты так не говорил.

—Не всё понятно с первого взгляда, Фи.

Даже не знаю, может я, сказав последнюю фразу, состроил очень кислую мину, но пегаска как-то приуныла и отвела взгляд. Я успел испытать стыд не пойми за что, но прежде, чем я успел гавкнуть что-нибудь утешающее, как...

—Тогда расскажи мне об этих пони, — грустным тоном произнесла она и я забеспокоился сильнее.

—Фи, — я приземлился перед ней и с максимальной заинтересованностью вгляделся ей в глаза, держа её голову копытами, надеясь на честный ответ, — что случилось? Что-то не так?

—Солар, с чего ты взял, что что-то...

—Потому что я вижу, Фи. Понимаешь? Вижу, что с тобой что-то не так, — среброшкурая попыталась сморгнуть начавшие накатывать слёзы, но я успел-таки уловить этот блеск в глазах, заставивший меня мигом забыть, что цветочница Лили уже несколько секунд буравила нас взглядом, а шумный диалог Си, которая Свирл, с кем-то мне неизвестным заглушился для меня окончательно. — Расскажи, в чём проблема, пожалуйста.

Эмоциональный толчок в виде акцента на последнем слове сработал и по её взгляду я понял, что она согласна обсудить «нечто».

—Хорошо, Солар, уболтал, но, кхм, — пегаска поводила головой по сторонам, выискивая любопытствующие взгляды и, найдя их с полдесятка, продолжила, — может поищем более, мм, закрытое место?

—Да, конечно, —я прикинул наше текущее местоположение и нужный вариант тут же всплыл в памяти. — Тут недалеко есть забегаловка, там почти всегда есть свободный столик.

Фи лишь помялась, молча кивнула и двинулась в случайном направлении, тем самым намекая, что дорогу показывать должно мне. Всю дорогу она молчала и периодически спотыкалась, что явно говорило об уходе в глубокое раздумье.

—Поприветствуй «Сахарный Уголок» — главное место для всех любителей умять пару-тройку кексиков или пирожек.

—Приве-е-ет, — уныло сказала Фьюри.

—Оо, как всё серьёзно. Буду надеяться, что этот розовый шторм сможет натянуть на тебя улыбку.

—Розовый что?

Кудрявая непоседа не подвела мои ожидания и появилась так, чтобы удивить непривычную к Понивиллю пегаску, свесившись с верхнего косяка дверного проёма, схватив своей не от мира сего чёлкой лист для заказов и элегантно, насколько это могла делать розовая земнопони, держала ручку.

—Пинки, это моя сестра, Фьюри Рейзор. Фи, это Пинки Пай. Пинки, не называй её «Фи». Фи, о Пинки я тебе ещё расскажу. Пинки, у вас есть свободный столик, желательно в углу? — я решил применить против Пай её же оружие. Быстрый говор и плотное вливание информации. Результат оказался удовлетворительным и кобыла спрыгнула с косяка и с пружинящим звуком приняла указывающую стойку охотничьей собаки.

—Конееечно, Мрачное Личико! Могу...

—Нам два больших кекса и два стакана чая! — с Пинки можно было общаться только так, прерывая её фразы и выливать информацию в максимально сжатые сроки, из-за чего я даже прикрикнул.

—Оки-доки-локи!

Мы прошли в означенный угол и я вновь подивился парадоксу — в «Сахарном Уголке», несмотря на обилие посетителей, почти все столики были пусты. Я всегда любил сидеть в самом углу, чтобы меня никто не трогал, но и я мог видеть всё помещение кафе и иметь хороший вид на улицу, но я решил сесть на противоположный диван, дабы предоставить самое «вкусное» место сестре, а сам притулился в упор к окошку. Но Фи, уж не знаю даже, по каким таким причинам, села на ту же лавочку.

—Мрачное Личико? Серьёзно? — разрушила молчание Фьюри.

—Ага, Пинки любит давать пони забавные имена.

—Это понятно, но почему Мрачное Личико?

—Ну, я всё же не самый приветливый пони, в конце-то концов.

—Ты? Не лги мне, братец. Как тебя не вижу, ты само дружелюбие.

—Ну, просто ты рядом, вот я и в приподнятом настроении, — ой, вы гляньте, кто тут у нас покраснел.

В этот момент к столу подъехала Пинки и автоматом швырнула на столик тарелки с кексами по «стандартной» схеме, но потом приметила, что заказчики сидят с одной стороны и пнула столик снизу. Подлетевшая тарелка уже пробудила в моей голове грядущую картинку моей измазанной в креме морды, но приземлилась идеально передо мной. После чего несносная кобыла скинула два стакана с чаем и со свистом дематериализовалась прочь.

Но завалились мы сюда не ради поглощения вкусняшек, они были лишь аккомпанементом. Главной причиной нашего здесь пребывания был разговор. Разговор о... чём-то. Чём-то, чего я пока не понимал, но очень хотел распознать. Уж больно меня разволновала резкая смена настроя Фьюри. У меня в голове уже крутилось чёртово колесо с вариантами, как же начать разговор, но Фи решила сама стартовать это обсуждение.

—Солар, я так понимаю, ты хочешь знать, почему я так расклеилась? — сестра, видимо, решила начать с риторических вопросов, отмечая очевидные вещи. Знакомая манера, позволяющая говорить «что-нибудь», но не наделять диалог продуктивной информацией.

—Фи, я хочу, чтобы единственной причиной для слёз у тебя было что-нибудь приятное и прекрасное, а не что-то там, пока что мне непонятное. Если это поможет, то я хочу тебя выслушать, — я тоже решил сказать «что-нибудь», немного лишённое смысла, но наделённое чувствами.

—Эх, понимаешь, не то чтобы это являлось основной причиной этой хандры, но... В общем, я...  Я... — я не прерывал, потому что знал, что это легко могло «закрыть» откровения на долгое время. — Я завидую, — шёпотом произнесла пегаска и спешно отвернулась, пытаясь скрыть себя от моего непонимающего взора за серебристой чёлкой.

—Завидуешь? Но... Кому? — некоторая ошарашенность привела меня к задаванию самого банального вопроса в данной ситуации.

—Я начинаю думать, что зря я всё это начала, — судя по звучанию голоса, она произнесла это, сжав зубы. Я знал, что давление в данной ситуации может всё разрушить. Поэтому просто в попытке утешения положил её копыто на плечо. Приём сработал. Фи вздрогнула, неловко повернулась, набрала воздуха в грудь и приготовилась сказать истину. — Солар, серьёзно. О ком я ещё могу говорить по-твоему? Неужто у тебя нет вариантов?

—Откель мне знать? Может какой-нибудь офицер из Клаудшифта? Может это радужногривая бестолочь, что летает здесь порой? Сомнительно, но... Ронгсайд? Вряд ли. У меня вертится вариант в лице Солара Блейда, но это же бред, — тем не менее, с произнесением моего имени Фи приподняла голову и взглянула мне прямо в глаза своими изумрудными очами, при этом безмолвно говоря «Придурок, ты угадал!».

Увидев, что до меня наконец дошло, она вновь отвернулась и повесила нос. Я же впал в ступор, пытаясь понять, ЧЕМ я мог вызвать у сестры зависть. Причинение кому-то душевной боли мгновенно заполняло чашу моей ненависти к самому себе. А причинение её столь близкому мне пони заполняло её в десятки раз быстрее. Я начал растерянно перебирать варианты того, как же продолжить диалог, но в голову не лезло ничего, кроме банального...

—Но почему, Фи?

—Почему? Ты живёшь в городке с самыми дружелюбными пони, которых я когда-либо видела. Ты общаешься с пони и они тебя узнают. Ты любишь этот город. А чем могу похвастаться я? Среди других патрульных у меня друзей нет. Клаудшифт мне уже осточертел. Меня никто не помнит. Да даже мисс Уотервинг каждый раз спрашивает моё имя, хотя я помогала ей уже четырежды... — с каждой фразой Фи всё сильнее срывалась и повышала голос.

Я начинал нервничать всё сильнее, теряясь и не понимая, что же сделать, чтобы утешить пегаску. А потому решил перестать искать решение у себя в мыслях и нашёл его у себя в сердце...

Приняв мои объятия, сестра перестала сдерживаться и громко разрыдалась, топя слёзы в моём чёрном балахоне. Из моей тушки получился хороший шумоизолятор и плач Фьюри не был особо слышен. Пока мы вцепились друг в друга, а сцепка со стороны Фи была чертовски крепкой, я размышлял. Не пытался делать выводы или строить теории, а просто размышлял, рисуя перед собой картины бредущей по пустынным облачным улицам Клаудшифта грустной пегаски в чёрно-жёлтой униформе. Череду моих мыслей прервала выехавшая со стороны Пинки Пай, явно озабоченная тем, что тут, собственно, происходит. Увидев рыдающую пони, Пинки изменилась в лице, натянув на себя грустную гримасу и взглянула мне в глаза. Я слегка помотал головой из стороны в стороны, надеясь, что бывший Элемент поймёт, что дела тут личные. Пинки кивнула, молча дала свою бессменную Пинки-клятву и налила Фи в стакан немного молока. Откуда она... А, впрочем, это же Пинки. Вырванный из мыслей, я заметил, что Фьюри обхватила меня ещё и крыльями. Чудесные мягкие перья с ещё более мягким пухом немного отвлекли меня от сложившейся ситуации, отчего мне стало немного стыдно за себя. Минут через пять плач стал утихать и я внезапно осознал, что впервые застал свою сестру в слезах.

—Вот именно поэтому я не хотела заводить этот разговор... — грустным и очень тихим голосом произнесла она. — Эм, кто долил мне молока в чай?

—Пинки подлила, — честно признался я, так как презирал любую форму лжи.

—Пинки? Стоп! Она меня видела?! Но я же тут...

—Успокойся. Она никому не скажет.

—Откуда такая уверенность?!

—Поверь, точно не скажет. Никому и ни за что, даже если Королевским Указом будет велено.

Фи заглянула за край нашего дивана и довольно резко дёрнулась обратно. Отдам хвост на отсечение, что она увидела подмигивающую ей Пинки.

—Ну так, эм, расскажи о ней. Судя по всему, она довольно интересная пони, — эта просьба окончательно убедила меня, что продолжать тревожить душевную проблему пегаски не стоит, раз она так настойчиво уводит тему. — Как ты к ней относишься, например?

—О, Пинки я люблю, — без задней мысли ляпнул я и лишь по хитрому «попался»-прищуру сестры понял, как это звучало. — Ну в смысле она мне нравится, — ставший ещё более хитрым прищур намекнул, что я опять выбрал не ту формулировку. — Эх, похоже, сказать подобную фразу, не заработав от тебя вот этот вот взгляд, просто невозможно, да? В любом случае, я считаю, что Пинки — одна из лучших пони, что я когда-либо встречал.

—Оу, довольно высокая оценка с твоей стороны. Обоснуешь?

—А чего тут обосновывать? Вот у тебя есть цель в жизни? Такая, знаешь ли, глобальная?

—Ну, если так посмотреть, то нет.

—Вот, а угадай, в чём смысл жизни Пинки.

—Умять все кексики в кондитерской? — решила отшутиться моя сеструня, мигом заработав от меня неодобрительный взгляд.

—Пинки живёт лишь одним — радовать других пони. Отдаёт всю себя, не жалея ни сил, ни времени.

—Воу, у тебя довольно воодушевлённый голос, когда ты говоришь о... ней, — с некоторым удивлением произнесла она. Видимо, начала осознавать, что я тут абсолютно серьёзно выговариваюсь.

—Всё просто. Я ею восхищаюсь. Ставить настроение других, порою даже незнакомых пони, выше своих собственных интересов — это вызывает уважение.

Наступило молчание. Я ожидал, что Фи начнёт либо возмущаться, либо подшучивать, либо ещё что-нибудь, но она просто задумалась. Я опять начал нервничать, надеясь, чтоб в её голове не поселилась какая-нибудь грустная мысль.

—Если всё, что ты говоришь — правда, то...

—То? — я всандалил себе ментальный подзатыльник за то, что поторопил мысли собеседника.

—То я понимаю, почему ты любишь этот городок, — мысль была изложена и крылатая негодяйка принялась хрумкать давно принесённым кексом.

Я решил не разрушать создавшуюся атмосферу, быстро улыбнулся и сам атаковал свою порцию. Прикончив кексы, затопив их чаем и оставив на столе под салфеткой десять битов, что было почти в два раза больше стоимости нашего заказа, мы отправились прочь из «Сахарного Уголка», не имея понятия, куда пойдём дальше. Уже на выходе я услышал характерный для шпионов «Пссст», незаметно для сестры сбавил ход и, не оглядываясь, попытался поговорить с «незнакомкой».

—Да, Пинки?

—Мрачное Личико... То, что ты там сказал, было правдой?

—Абсолютной.

—Точно-точно-точно?

—Абсолютно точно. Могу дать Клятву.

—Не-не, тебе я верю, — откуда, интересно знать, такой кредит доверия. — Спасибо, Солар, — неожиданно спокойным голосом добавила она. — Помнишь, что за тобой должочек?

—Конечно, давай на выходных, вечером, м?

—Пррррррринято! — громыхнуло из, видимо, почтового ящика.

Не знаю, как и почему, но Фи не особо оторвалась вперёд и не беспокоилась, что я задушевно общаюсь с воздухом, так что вся эта неловкая ситуация осталась инкогнито. Уже скоро я её нагнал и мы медленным шагом продвигались в никуда, размышляя, куда же заглянуть ещё. Через некоторое время я передал эту ношу раздумий на плечи сестры, а сам погряз в воспоминаниях о том самом обещании Пинки.

Всё началось с того момента, когда розовая оторва внезапно обнаружила в Понивилле нового пони. Да-да, меня. И так уж получилось, что я не помню, сколько мне тогда было лет. Да, я не мог похвастаться тем, что прожил уже тысячи лет, но мой точный возраст начисто выветрился из моей головы. Будем проще, воспользуемся формулировкой «несколько лет назад». Несколько лет назад произошло моё знакомство с Пинки и, думается мне, я был не первым пони, с кем Пинки «познакомилась» резким, сбивающим с ног, рывком, последующим кувырком и полной потерей ориентации в пространстве. После всего я обнаружил себя лежащим на земле, прижатым сверху незнакомой мне кобылой. Я, конечно, знал, как её зовут, но никогда с ней не говорил, не знал её характера и особенностей коммуникации, так что справедливо считал, что я её по сути совсем не знаю. Прошло достаточно медленно текущего времени в такой специфичной позе, а кобыла всё никак не решалась что-либо сказать, лишь пучеглазым взором буравила меня, беспричинно улыбалась и щекотала мой лоб своей пружиноподобной гривой. В общем, всем своим видом показывала, что первое слово должно быть за мной.

—Эм... Привет?

—Привет, незнакомец! Я-тут-шла-в-магазин-купить-новых-фейерверков-как-вдруг-увидела-пони-присмотрелась-и-поняла-что-никогда-его-не-видела-и-решила-что-должна-тут-познакоми-ммммммммм-мммм-ммм-ммммм-мммм-мм, — серьёзно? Я заткнул ей рот копытом в попытке объясниться, но она продолжала невнятно бубнеть, будто вообще не заметила моей конечности. Смутившись ситуации, я вынул ногу, — ммм-ммм-и-поэтому-я-тут-сижу, — серьёзно? Она даже не запыхалась!

—Эм... Ты... Пинки Пай, верно?

—У! У! У! Ты знаешь моё имя! Теперь моя очередь! Тебя зовут... Зовуууут... Мхм... Грим Фейс? Нет? Ладно! Мм, Дарк Коат? Блекмейн? Анхорн Сорс? Нет, это было грубо.

—Кхем, — я вежливо оттолкнул её с себя, встал, отряхнулся и протянул копыто для приветствия. — Я Солар. Солар Блейд.

Пинки радостно потрепала мою ногу, после чего испарилась и материализовалась рядом со мной, не пойми откуда взяв шпионский костюм из чёрного пальто и такой же чёрной шляпы с полями, хитро оглянулась и «незаметно» передала мне конверт. В наспех открытом конверте обнаружилось приглашение на некую вечеринку по поводу приезда в город некоего... Стоп! Солар Блейда?! Когда она успела?

—Когда проведём приветственную вечеринку, мистер Блейд? Наше агентство готово исполнить протокол «Добро пожаловать в Понивилль» в любое время, — пародируя полицейских детективов пробормотала она.

—Эм, Пинки. Во-первых, меня незачем «встречать» в Понивилле и знакомить с ним. Я коренной понивиллец, живу тут с рождения...

—ЧТОООООО?! — не дав мне продолжить возопила она, отпрыгнув от меня и мигом растеряв весь свой шпионский реквизит, который моментально испарился, едва коснувшись травы. — Но я в городе знаю всех-всех-всех, а тебя вижу в первый раз. Не может же быть, чтобы я кого-то пропустила!

—Ну, бывает, не переживай. И да, во-вторых, мне не нужна никакая вечеринка, — произнёс я и неловко предложил забрать приглашение обратно. Но кобыла в ответ замерла, уменьшив размер зрачков до пуговиц, истинного кошмара любого не-единорога, и лишь спустя некоторое время я заметил лёгкую дрожь. — Эм, с тобой всё в порядке, Пи? — я немного заволновался, из-за чего даже назвал Пинки в той же манере, что называю свою сестру.

—Но... Но у всех должна быть приветственная вечеринка! Без этого нельзя!

—Шу-шу-шу, Пинки. Правда, я не хочу никаких вечеринок. Не надо, мне и без них хорошо. Я, эм, рад знакомству, правда. Но я, эм, пойду, если, эм, ты не против, хорошо?

Я не дождался ответа, увидел, как Пинки начала семенить из стороны в стороны, словно потерявшаяся собачонка, и спокойно побрёл в <забыл, куда шёл>.

Следующий день примерно до полудня был для меня самым обычным, какой только можно представить. Однако в означенный полдень я заработал себе лёгкую контузию от врезавшейся в висок пригоршни конфетти. Как я спустя несколько очень увлекательных минут дезориентации узнал, Пинки активно использовала свою пушку, регулярно орошая знакомых и незнакомых пони разноцветным мусором. Когда я наконец пришёл в себя и перестал видеть вместо четырёх кобыл одну, я понял, что картина-то повторяется. Опять розовая морда, улыбаясь, глазела на меня и ждала любого моего слова. Лишь бы подтвердить, что я жив-цел-пони и готов поговорить по душам.

—Эм... Привет, Пинки, — я решил комичности ради даже диалог начать похожим образом.

—Привет-привет, Мрачное Личико!

—Не потрудишься объяснить, что это за расстрел средь бела дня? Между прочим, довольно болезненно. Ты или заряд уменьши, или не стреляй пони в голову, — после моих слов Пинки слегка встревожилась.

—Оу, прости-прости-прости, я не хотела сделать тебе больно. Прости пожалулулуйста! — она начала бродить из стороны в сторону, что заставило меня помотать головой и узреть, что я прислонён к стене какого-то амбара.

—Ладно, нет проблем, — сказал я и Пинки тут же появилась возле меня, ткнув своим носом в мой, что меня несколько смутило. — Эм, Пинки? Я... Я тебя прощаю, не беспокойся.

—Уиии! Спасибо-спасибо! Спасибо за советы, я что-нибудь сделаю со своей пушкой!

—Эм, так зачем ты меня подстре..., эм, искала?

—О, тут всё просто! Ты вчера был весь такой угрюмый и мрачный, потом отказался от вечеринки и я решила, что ты просто был в плохом настроении. Потом подумала, что сегодня у тебя уже хорошее настроение и ты согласишься на вечеринку! Точно-точно согласишься! Ведь так?

—Эээ, нет. Вечеринка мне не нужна. И дело не в настроении, Пинки. Просто... Просто не хочу. Таков уж я.

—Глупышка, нельзя отказываться от вечеринок! Просто нужно подходящее настроение! Я просто буду ждать, пока оно у тебя проявится и в миг устрою тебе вечеринку, Мрачное Личико! — сказала она и исчезла в неизвестном направлении.

И Пинки явно была настроена серьёзно. Каждый день она ловила меня в разных местах и выясняла, подходящее ли у меня настроение. Раз за разом я старался объяснить наконец несносной кобыле, что мне это не надо и всё дело не в настроении. И раз за разом все мои слова будто не доходили до её ушей. Попытка за попыткой. Стрельба из пушки за стрельбой из пушки.

Постепенно я начал к этому привыкать. Писклявый голос Пинки стал для меня привычным и ничуть не раздражал, а даже веселил. Её необъяснимые выходки стали забавлять, а не удивлять. А все возможности меня покалечить я изучил и стал легко уклоняться от любых угроз. Это продолжалось долго. Вспоминая об этом сейчас, даже слишком долго. Почти два года розовое чудо носилось за мной, выжидая хорошего настроения. Пинки лишь сильнее удивлялась, когда я похожим образом игнорировал поздравления со всякими там праздниками. И это лишь сильнее укрепляло её желание наконец раскачать мою натуру. Я же не получал удовольствия от того, что постоянно отказывал ей, но и согласиться с её условиями я не хотел, так как всё сказанное мной было чистой правдой — я просто не хотел никаких празднеств и вечеринок.

Но вечно всё это безобразие не могло твориться. В один осенний день вместо привычной встречи с Пинки я нашёл лишь маленький конвертик на пороге. Заинтригованный и встревоженный, я побрёл в комнату, чтобы в спокойной обстановке прочесть. Полного текста я уже не помню, да и не особо его много было. Лишь кратко, одним абзацем, высказанная просьба прийти в «Сахарный Уголок», чтобы поговорить. Я несколько удивился ровному почерку и отсутствию всяких «забавных» деталей. Пинки обычно писала быстро, из-за чего почерк получался хоть и читабельный, но уж больно размашистый, а также рисовала на свободных местах всякие конфетти, фейерверки и серпантин. Но боле остального меня насторожило время. Она предлагала прийти в кафе... в девять вечера? «Сахарный Уголок» стабильно закрывался в половину восьмого.

До самого вечера я пытался разыскать Пинки, но нигде её не было. Как выяснилось, семья у неё жила не в Понивилле, а на ферме за его пределами. На её работе мне заявили, что она взяла отгул на пару дней, моля о том, чтобы они не выясняли причин. Семейство Кейков было довольно дружелюбной составляющей нашего городка, так что не было сомнений, что они не стали расспрашивать Пинки о причине отгула. Ну и, собственно, всё. Я больше не знал, какие зацепки можно подёргать, чтобы найти её. Пинки знали многие, но сказать, где она, не смог никто. А значит, мне оставалось лишь ждать.

Так как я ненавидел опаздывать, то вышел пораньше и прибыл к месту встречи почти на десять минут раньше. Её Высочество уже закатила Солнце за горизонт, так что мою тёмную тушку в тёмном балахоне в тёмное время суток вряд ли кто вообще мог увидеть. Да и не было тут почти никого. За упомянутые десять минут я обтопал кафе со всех сторон, позаглядывал во все окна и на каждом круге предпринимал попытки достучаться до... Ну, наверное, до Пинки. Спустя некоторое время замок на двери щёлкнул, что слегка припугнуло меня, ведь щёлкнуть он решил именно в тот момент, когда я пристально его разглядывал. Войдя внутрь, я испугался повторно, когда замок защёлкнулся обратно. Свет по понятным причинам был выключен, никакого шума, на который можно было бы пойти я не слышал. Побродив ещё немного, я решил пройти в подсобные помещения и попутно решил позвать зачинщицу всего этого триллера.

—Пинки? Пинкиии, — я старался не повышать голос, а то всякое может быть.

—Я здесь, — донеслось с дальнего столика, но голос мне напомнил скорее ту симпатичную агрессивно-ответственную медсестру из больницы, нежели Пинки.

—Пинки, я, эм... — начал было я и тут же захлопнул пасть от удивления. Обычно яркая и пушисто-кудрявая пони теперь сидела в углу, превратившись в мрачное нечто с идеально прямыми что гривой, что хвостом. Неловко это признавать, но в таком виде она была чертовски привлекательной, но меня больше тревожило другое. Что могло послужить причиной такого ребрендинга?

—Садись, — а вот этот грубый говор только подтвердил мои опасения, что что-то есть не в порядке. Я направился к противоположной скамье, но на полпути получил обновлённый приказ. — Нет. Сюда, — сказала она и похлопала хвостом по своей скамье, не отводя взгляда от окна. Дабы не шатать вероятно расшатанное состояние Пинки, я решил без лишних слов подчиниться.

—Что ж... Ты, эм, хотела меня видеть? Что-то стряслось?

—Почему? — сказала она с такой интонацией, будто вообще не слышала моих вопросов и скорее вела монолог. — Почему, Солар? Почему так долго? Почему так долго ничего не происходит?! Я хотела помочь тебе! Я хотела, чтобы у тебя было хорошее настроение! Я просто хочу дарить пони радость, а они не хотят её принимать!

Слёзы. Ярость. Гнев. Крик. Слёзы и гнев. Крик и ярость. За все годы знакомства я впервые увидел эти стороны розовой подруги. Разъярённые глаза, злобный оскал и сбитое дыхание — я не мог узнать свою знакомую. Она была настолько напряжена, что вцепилась в столик с такой силой, что, будь она грифоном, оставила бы сантиметровой глубины царапины.

Я потихоньку начал приходить в себя и, анализируя сказанное ею, пытался понять, как же выстроить диалог так, чтоб не наткнуться ни на один подводный камень. Пинки в это время, видимо, ждала от меня ЛЮБЫХ слов, чтобы снова завести старую шарманку, а потому я выбрал, на мой взгляд, самое лучшее слово для начала такого разговора.

—Пинки... — сказал я тихим, спокойным, даже немного отрешённым голосом.

—Никому этого не надо! Никому не нужны мои старания! — как я и предположил, она продолжила.

—Пинки, — продолжил я гнуть палку, на этот раз произнеся её имя несколько твёрже.

—Всем плевать! Никого не волнует! Все мои старания впустую!

—Пинки! — я уже приблизился к несильному крику.

—Нет никакой помощи! Нет никакой пользы! Я бесполезна!

—Пинки!! Заткнись и слушай сюда! — приём сработал. От проявленной с моей стороны агрессии она немного опешила. Последнее ею сказанное только подкрепило мою готовность наорать на неё. Пинки немного смягчилась в лице и теперь внимательно смотрела мне в глаза. Я немного собрался с мыслями и, слава Богиням, она в это время не принялась бузить дальше.

—Начнём с меня. С чего ты решила, что ты обязана мне в чём-то помочь? Мне не нужна помощь, у меня всё нормально. Ты бесишься с того, что я игнорирую все эти вечеринки. Но пора уже закончить эту бесконечную беготню. Тебе просто попался не тот пони. Понимаешь? Таков я! Хватит ходить вокруг да около, пора бы уже уяснить, что меня не переделаешь.

—Но...

—Тихо, я не закончил. Ты хотела, чтобы у меня было хорошее настроение? А с чего ты взяла, что оно у меня плохое. Это лишь форма речи, Пинки! Если смотреть на всё с такой стороны, то во всём оказываюсь виноват я.

—Не смей так говор...

—А вот и посмею. Едем дальше. С чего ты взяла, что никому не нужна радость? Радость, смех, счастье... Это нужно всем. Правда, не каждый в этом признается.

—Солар, ты...

—Солар, я! Пришли к самому важному. Если я не отвечаю на твою доброту, это моя проблема. Если кто-то не отвечает на твою доброту, это его проблема! Если кто-то не принимает радость, даруемую тобой, это его проблема! Но знаешь что?

—Что? — растерянно и одновременно испуганно спросила она.

—Неважно, что думают и решают они, важно, что делаешь ты! Ты продолжаешь стараться, не глядя на их отказы. Ты продолжаешь трепетать над их состоянием, продолжаешь истязать себя раз за разом. Жертвуешь собой, чтобы порадовать тех, кого ты даже не знаешь! Пинки, ты, чёрт тебя подери, молодец и я горжусь, что живу в одном городе с такой пони, как ты!

Пинки резко рванулась в мою сторону и за это долю секунды успел поразрываться между вариантами удара в морду и обнимашек. Но итог оказался несколько непривычным...

Поцелуй. Пинки меня поцеловала. Почему? Зачем? Экстравагантный способ сказать «Заткнись!»? Или за эти годы у неё действительно возникли ко мне чувства? Или у неё сейчас крайне нестабильное состояние, что казалось мне наиболее вероятным. Бездейственно принимать лобызания губ с её стороны было не очень приятно, а потому я ответил на этот поцелуй. Горячий, страстный, пробуждающий, желанный... Нет, этот поцелуй был, эм, обычным. Я предпочитал быть честным сам с собой и потому не строил иллюзий — в этом поцелуе я не почувствовал ни любви, ни тяги, ни желания. Со своей стороны. Конечно, не скажу, что это было неприятно, но какого-то «импульса» я не почувствовал и я от этого испытывал крайне специфичную форму стыда.

Спустя несколько секунд Пинки прервала поцелуй, вжалась мне в плечо и тихо заплакала, но слегка успокоилась, когда я её приобнял.

—Почему, Солар? — спросила она весьма и весьма сдавленный голоском.

—Ты мне ответь, — я не очень понял, о чём именно она спрашивала и решил, что вопрос касался поцелуя.

—Почему ты такой? — Пинки, кажется, опять игнорировала мои слова, судя по интонации. — Почему ты так относишься к этому? Почему я не могу на тебя разозлиться? Почему ты такой... такой... правильный? Такой... хороший?

Кобыла «ушла» на успокоительный перерыв, а я в это время подыскивал слова. Перекопав все свои подсознательные тезаурусы и справочники по психологии я понял, что сказать мне в общем-то нечего.

—Солар... — вяло позвала меня Пинки. — Как ты это делаешь? — спросила она и намеренно молчала, чтобы я подал голос.

—О, всё просто. Для начала кипятим воду... — решил я немного разбавить атмосферу какой-никакой шуткой и это сработало — прямоволосое чудо пусть несильно, но искренне хохотнула.

—А если серьёзно... Как ты умудряешь любить этот город? Любить этих пони? Всем им плевать, а ты их прощаешь... Как?

—А за что их прощать? Прощения просят виноватые, они же ни в чём не виноваты.

—Но ты же сам говорил...

—Я говорил, что у них есть проблемы. Если у какого-то пони проблема, разве он в этом виноват? Разве должно прощать такого пони?

—Ну, наверное, нет. Или да?

—Ну а ты как думаешь?

—Я запуталась.

—Я тоже.

Смех. Беззаботность. Веселье. Плевать, что свои мудрёные попытки успокоить Пинки я свёл к тому, что запутал что её, что себя. Зато мы посмеялись и, надеюсь, поняли весь тайный смысл всего того бреда, что я нёс. Не знаю, какая хрень из Вечносвободного меня укусила, но я решил докончить свою мысль.

—Пинки... — спокойным голосом начал я, подняв её голову и направив свой взгляд на её синие глаза. — Я хочу упростить сказанное. Пинки — ты чудо. Настоящее чудо. Не сдавайся в своём стремлении и у Понивилля будет шанс... — и только я задумался, какой же шанс получит городок, как Пинки решила спасти моё положение и прервать мой монолог. Вот только способ прерывания она выбрала не самый удачный.

Поцелуй. Ну почему снова поцелуй? За счёт приданного скачком импульса Пинки сначала столкнула меня на пол, а уже потом впилась в меня жадным поцелуем. С моей стороны ничего не изменилось... Я всё также не воспылал никакими чувствами и лишь думал, сильно я шмякнулся о пол. Когда Пинки «отсосалась» от меня, она уселась в точности так же, как и тогда, пару лет назад, когда только знакомилась со мной.

—Дааа... Насчёт этого...

—Что-то не так, Солар? — с поразительной наивностью в голосе спросила она.

—Да, Пинки, что-то определённо не так, — честно признался я и кобыла мгновенно погрустнела.

—Но ты же сказал... — начала она, но не закончила свою мысль.

—Да, я тобой восхищаюсь и ты мне очень нравишься, но... Не в этом плане, понимаешь? Я знаю, что сейчас приложил все свои силы, чтобы поднять тебе настроение и рискую сейчас все свои достижения в этом направление утопить, но... В общем, я не хочу врать и строить лживые иллюзии, но, Пинки, нам не стоит быть вместе.

—П-п-п-почему ты так считаешь? — сдерживая очередной всплеск эмоций, спросила она.

—Можно я скажу кратко и быстро?

—Угу.

—Я не уверен, что люблю тебя и не хочу отягощать твою жизнь своим присутствием! — как и хотел, в быстром темпе, проговорил я, слегка повысив голос.

—Солар, я тобой восхищаюсь и ты мне очень нравишься... В этом плане, — мои же слова вернулись ко мне рикошетом. — Ты... Ты готов отвергнуть эту, эмм, любовь?

Вот оно. Вот это слово. Слово, которое большинство пони не понимает. Не знаю, как там обстоят дела у грифонов, минотавров, бризи и драконов, но среди пони подавляющий кусок населения определяет любовь как "ну эт када два пони нравяцца друг другу". Любовь подразумевает желание всегда быть рядом друг с другом. Любовь подразумевает прощение даже самых серьёзных проступков. Любовь подразумевает смирение с любыми недостатками. Любовь подразумевает жертвование своего удовольствия в угоду другого пони. А ещё любовь вечна. Она не может кончиться. Если кто-то говорит, что «любовь закончилась», то это была явно не она. Это было нечто другое. И я постоянно пытался видеть чёткую разницу между двумя этими понятиями...

—Пинки, это не любовь... Это влюблённость.

Пинки сжалась в явном желании расплакаться и я почувствовал, как что-то кольнуло в сердце. Да, Солар, молодец, ничего не добавишь. Осталось только совершить очередную ошибку и начать оправдываться...

—Пинки, пойми, я не хочу тебе навредить, ну, собой.

—А вдруг... А вдруг это оно?

—Нет, Пинки, — смотреть прямо в глаза стало невыносимо и я в пол-оборота отвернулся. — Мы видимся вот уже почти два года и я... Прости, я не чувствую этого.

Пока я боялся повернуться и посмотреть на неё, она медленно и ласково приобняла меня со спины.

—Прости, Пинки... Я не хотел расстраивать тебя пуще прежнего.

—Ты считаешь, что с тобой я буду несчастна? — вот негодяйка, рубит самую суть.

—Да.

—Солар... Даже в такой ситуации ты пытаешься как-то угодить мне. Это... Это очень похвально.

А вот тут я подвис. Шестерни в моей башке отчаянно искали смысл последнего сказанного. Но поиски результатами так и не обзавелись. А потому я решил разбавить атмосферу, закинув немного юмора, копируя часть недавнего разговора.

—Я запутался.

—Я тоже.

И этого вновь хватило. Опять мы вдвоём рассмеялись. Поначалу неуверенно, но постепенно «разогнались» до мощных оборотов. За что мне и нравилась Пинки, вся серьёзность ситуации мгновенно развалилась. Когда я уже разлепил сжавшиеся от хохота глаза, то узрел, что Пинки уже вернулась к... Пинки. Всё та же ярко-розовая шёрстка вкупе с кудрявой гривой снова радовали мой взор.

—Оки-доки, Мрачное Личико! Но с тебя должок!

—Не вопрос, какого рода долг? — не ожидая от Пинки подлянки, согласился я.

—Как-нибудь-когда-нибудь-где-нибудь ТЫ устроишь мне вечеринку, Мрачное Личико!

—Айе, сэр! Эм, мэм! Только могу я снизить масштаб? Ну, относительно твоих развлекух?

—Можешь, но ты должен дать Пинки-клятву, что сделаешь это! — за это время я уже успел привыкнуть к понятию Пинки-клятвы, но её текст даже не пытался запоминать.

—Я дам Солар-клятву, если ты не против, — не дождавшись согласия, я преклонил одно переднее колено, вытянув вторую ногу вперёд и, пародируя голос яков, продолжил. — Достопочтенная госпожа. В сей момент клянусь кровью, телом и душою своею, обязуясь как-нибудь-когда-нибудь-где-нибудь устроить вам увеселительный приём, натуре моей непривычный, но и масштабами не затруднённый. Сим клятву сию закрепляю и только смертью может быть она порушена.

—Хи-хи, последняя фраза мне не очень нравится, но в целом принято!

И мы без лишнего трёпа слиняли из кафе. Я остался, наверное, доволен результатом сложившейся ситуации. По дороге домой мне оставалось лишь провалиться в раздумьях касательно того, как же сдержать обещание.

Но в течение нескольких месяцев я так ничего и не придумал. Были разные варианты, но каждый из них мне казался неподходящим. Пинки ничего не требовала, ни разу меня не поторопила и лишь однажды вспомнила о моём должке. Постепенно я и сам стал забывать об этом уговоре, за что мне быстро стало стыдно. Поймав Пинки во время работы и расспросив её об этом, я узнал, что она не против задержек и смиренно ждёт. Так и получилось, что мой долг перерос в «дружеский долг». Да, тот самый, который вроде и долг, и все про него помнят, и отдать готовы в любой момент, но так и завис на стадии «мне не к спеху».

Пока я доказывал высказывание о том, что быстрее мыслей на свете ничего нет, буквально за пару минут прокрутив в голове всю эту не для каждого интересную историю, Фи тихой сапой протащила меня... куда-то. На вопрос, куда мы вообще притопали, я даже не знал, что сказать. Вкратце оглядев окрестности и прикинув, что тут есть интересного, я решил отвести пегаску к ещё одной своей знакомой из уже бывших Элементов.

—Солар, куда ты нас тащишь? — попыталась осведомиться сеструня, увидев, что мы проходим через заборчик, негласно олицетворяющий границу городка.

—Если уж показывать тебе Понивилль, то нельзя обойтись без посещения фермы Эпплов.

—Когоплов?

—Обширное и не поддающееся восприятию семейство Эпплов. Со всеми знакомиться не будем, но вот кое-кому я тебя всё же покажу.

И главная представительница семейства как раз была прямо по курсу. Эпплджек сгружала какие-то плоды с тележки и уже заметила нас.

—Хей, Солар, как дела? — в привычном дружелюбном стиле поприветствовала она меня.

—Привет, ЭйДжей. Терпимо. Позволь познакомить тебя с моей сестрой, Фьюри Рейзор, — сказал я и отошёл, предоставив девчонками возможность самим перезнакомиться.

—Фьюри, — без энтузиазма поздоровалась Фи и протянула копыто.

—Эпплджек, — гораздо более приветливо отозвалась фермерша и пожала протянутое копыто.

Я же догадывался, что сейчас будет твориться. В глазах оранжевой пони мелькнула искра, почувствовав сильное копытопожатие Фи. Бросив на меня быстрый взгляд и получив одобрительный кивок, ЭйДжей перетащила сестру к пеньку и устроилась поудобнее, готовясь к лёгкому соревновательному отвлечению от работы. Фи не была против. С её прекрасной физической формой она вполне могла бороться с ЭйДжей на равных, хотя присущая всем пегасам лёгкость костей относительно земных пони всё же имела свою роль. Кобылы уже приготовились к хуфреслингу.

—Солар, разбей, — окликнула меня Фи. Не знаю, почему она сказала «разбей», ведь дело было не в споре. Может, какой-нибудь профессиональный сленг?

—Разбил! — не желая отпритуливаться от забора, к которому я притулился, крикнул я спортсменкам, начиная шоу.

Они тут же напрягли все необходимые группы мышц, желая придавить копыто соперницы к пеньку. И если ЭйДжей боролась довольно привычно, то за поведением Фи было забавно наблюдать. Чуть ли не с каждым движением её крылья слегка двигались, то раскрываясь, то складываясь. Видимо, так она регулировала свой вес, ведь один неаккуратный взмах мог привести к резкому перевесу в сторону оранжевой ковпоньши. Весь этот процесс изрядно затянулся и я успел не раз зевнуть и прокопать небольшую ямку от скуки. Победителем из этого сражения вышла Фьюри, хоть и изрядно запыхавшаяся. ЭйДжей, как и всегда, честно признала поражение.

—Фьюх! Не знала, что у тебя такая бойкая сестра, — заметно взбодрившись, сказала она. — Ну так, шо-то хотел, Солар? Как обычно?

—Нет-нет, я просто показываю Фи Понивилль, вот и решил показать, ну, сама знаешь. В общем, мы побродим тут, не имеешь ничего против? — я был в полной уверенности, что ЭйДжей всё поняла, пока Фьюри с недопониманием переводила взгляда то на меня, то на оранжевую кобылу.

—Конешн! Нет проблем. Увидите Биг Мака, помахайте ему, а то ещё примет вас за воров. Ах да, отложить тебе ящичек? — говорить, ящичек чего у Эпплов было не принято, благо у них и так вся семья поголовно носит это слово в имени. Да и отвечать не потребовалось.

—Ну и что ты от меня тут скрываешь? — едва отойдя от жилой части фермы и зайдя в аллеи яблонь, Фи разрушила тишину.

—Ну нетушки, ниччо тебе не расскажу, пока не прибудем. Надо ж хранить интригу! Но тебе понравится, я уверен.

—Хм, значит, ты всё же не ведёшь меня в глубь леса, чтобы закопать. Это... обнадёживает, — сказала она и быстро поняла, что шутка не хочет шутиться, а потому перевела тему. — Так, а кто такой Биг Мак?

—Биг Макинтош, старший брат ЭйДжей. Ты его уже видела.

—Не помню такого.

—Ты меня с ним сравнивала вчера. Того красного бугая, помнишь?

—Этот кабан — её брат? — я не понял, что её так удивляло, Биг Мак был, конечно, массивным жеребцом, но габаритами был далёк до Бицепса.

—Эм, да, брат ЭйДжей, а что?

—Ничего, просто ты так мило её называешь, — ага, вот к чему она вела, сооружая этот нелепый диалог. Опять этот взгляд, требующий от меня побыстрее подарить сестре племянничков.

—Ты меня со всеми моими знакомыми пересватать хочешь?! — без особой агрессии прикрикнул я.

—Ну надо ж тебе половинку найти, в конце-то концов, — о, а вот тут у меня был аргумент.

—Может и тебе надо себе уже кого-нибудь найти?

Фи замолчала, закатила глаза и сделала вид, что ей вообще сейчас ничего не интересно. После чего по-дружески ткнула копытом в плечо и добавила: «Квиты». Правда, без особого энтузиазма.

Заметно приунывшая, Фьюри молчала следующие, наверное, минут пятнадцать, пока мы брели в ведомое только мне место. По дороге нам встретился недавно обсуждаемый жеребец, который при первом же взгляде на нас принял весьма серьёзный вид, но быстро расслабился и продолжил заниматься своими делами, когда мы подали ему знак.

Прогуливаться с пони, которую не видел долгое время, и всё время молчать для меня было сродни пытке. Я не хотел идти куда-то с кем-то. Я хотел идти туда с сестрой.

—Не хочешь мне ничего сказать? — сказал я, намеренно выбрав несколько не те слова, что хотелось бы.

—Эмм, нет. Хе-хе... А что? — Фи заметно начала нервничать, не пойми от чего. Неужели мой вопрос всё же напомнил её о чём-то, о чём она вряд ли захочет рассказать просто так?

—Воу-воу, спокойнее. Я просто хочу поболтать. Нуу, к примеру, ты видела минотавров? — задал я первый же вопрос, нашедшийся в моей голове.

—Ага, видела одного. Бладфистом звали. Нарыл где-то на чёрном рынке несколько зелий, дарующих возможность ходить по облакам и на воздушном шаре забрёл в Клаудшифт, грабежей и вымогательств ради»

—Оу, серьёзный парень.

—Ага, его задержали и депортировали домой, в Громовые Горы. Обидно...

—Обидно? За что? Он же был преступником.

—Да, был. Это и обидно. Это был первый минотавр, с которым повидался Клаудшифт за долгое время и вот такое у наших пегасов теперь мнение об их расе. Ну а ты что? Я так поняла, ты уже не работаешь в шахте?

—Да, меня оттуда выгнали.

—Стоп, выгнали?! На каком основании?

—Я пытался вынести гагат.

—Эт шо за зверь такой?

—Камушек такой симпатичный. Может слышала, их иногда чёрным янтарём называют.

—Нуу, что-то такое припоминаю. И тебя выгнали за то, что ты свистнул один камушек? Он же вроде не очень дорогой.

—Ага, довольно дешёвенький по сравнению с остальными, но красивый. И да, выгнали из-за одного камушка. Другие таскают их едва ли не каждый заход, а меня замели на первом же маленьком камне размером не более копыта, — вот теперь я заинтересовал Фи, ибо она пристально смотрела на меня и внимательно слушала, не обращая внимания на то, что идёт вслепую. — Мне дали две недели до конца тогдашнего месяца. И я потратил их с пользой, хе-хе. Нечаянно сломал им две кирки, случайно разбил фонарь и всё же свитснул себе гагат.

—Ах ты хитрый засранец! — с весёлой гордостью орнула Фи. — И как же ты его умыкнул?

—Да легко! — настроение заметно поднялось, видя, как сестрицу начал интересовать мой рассказ. — Вынес его во рту. Немного дома потренировался, держа во рту один из наших световых кристалов.

—Хех, чему там тренироваться-то?

—Во, сразу видно дилетанта! Держа предмет во рту, ты невольно меняешь форму лица, что выглядит очень подозрительно. Пару дней тренировок и на следующий день я успешно вынес гагат.

—И где же он сейчас? — задала она резонный вопрос.

—Всегда со мной, — сказал я, остановился и вытянул из воротника неприметный серебряный амулетик с красивым чёрным камнем, искусно огранённым.

—Вау! Он... Он и вправду красивый! — и это было так. Светлая серебряная подвеска и тёмный камень очень изящно контрастировали друг с другом, создавая весьма приятную композицию. Фи приняла его в копыта и начала неподвижно смотреть на него.

—Поверти слегка, — и Фи послушалась, слегка покрутив амулет, после чего увидела элегантно вырезанные на лицевой стороне самого камня немного перекрещенные буквы S и B. Вырезаны они были столь мелкими и аккуратными канавками, что заметить их можно было только за счёт подобной круговерти на солнце.

—О, твоя личная вещь, братец, — довольная демонстрацией, она аккуратно прижала амулет к моей груди, после чего я запрятал его обратно. — Дорого, небось, обошлось?

—Нет, я обратился к Рэрити.

—Иии? Это должно мне что-то говорить?

—А, точно. Это ещё одна их бывших Элементов.

—Стоп-стоп. Ещё одна?

—Хе-хе, Пинки и ЭйДжей тоже бывшие Элементы, — о да, это выражение лица надо было видеть.

—То есть бывшие Элементы Гармонии, герои Эквестрии, победители Найтмер Мун работают официанткой, фермершей и... Кто у нас там Рэрити?

—Ну, во-первых, Пинки не только официантка, она ещё и активно готовит и у неё очень вкусно получается. Во-вторых, Рэрити в первую очередь дизайнер одежды. И в-третьих, Элементами ещё являются погодный летун, местное подобие ветеринара и библиотекарь.

—Нож в спину просто. Я думала, они все тут уважаемые пони и ведут какую-нибудь политическую карьеру, а они...

—А они просто живут так же, как и жили раньше. И это не мешает им быть уважаемыми и любимыми народом. Ну и возвращаясь к нашему разговору, Рэрити всегда славилась своей щедростью, поэтому амулет она сделала мне за сущий бесценок. Жалкие двадцать пять битов, а мою просьбу вырезать инициалы она вообще выполнила бесплатно. Пусть местами Рэрити мне не нравится, но её щедрую черту я считаю очень самоотверженной.

—Чем же она тебе не нравится? Я слышала, Элемент Щедрости весьма хороша собой.

—Да, она красивая, но... Как бы это сказать, уж больно, эм, манерная что ли. Часто ведёт себя истерично и очень часто любит резко менять тональность, из-за чего её приятный голос ощущается как пенопластом по стеклу.

—Ууу, какие мы злёбные.

—«Ну, я не злюсь на неё. Просто стараюсь сводить наши контакты к минимуму. Учитывая, что мне не нужна вычурная одежда, пока получается.

—Солар, если ты планировал показать мне закат, то как-то рано мы сюда ползём, — после пары минут молчания сказала она, явно озадаченная тем, что мы стали взбираться по всё более и более крутой поверхности.

—Там, куда мы направляемся, закат не нужен.

Кряхтящая Фи всё же дотащила своё туловище до означенного места. С её-то физическим развитием она могла бы ещё трижды повторить подобный восход, так что всё это кряхтение было лишь для виду.

Спустя весь этот долгий путь мы добрались до холмика, который я так и называл: Холм. Я слегка рванулся вперёд, остановившись на самом краю, отчего Фи немного опешила и остановилась. Настолько нежно, насколько позволяла моя непривлекательная морда, улыбнувшись, я подозвал её к себе, слегка мотнув головой.

Стоило лишь пегаске подойти к краю, как её безразличное выражение мордашки быстренько сменилось широко открытыми глазами и ртом. Огромная территория, заполненная яблонями, каждая из которых была почти одинакового роста, поставленными аккуратными рядами. Всё вместе, освещаемое лучами светила Селестии, создавало образ огромного красного покрывала с прекрасными бликами. Поначалу всё это великолепие просто радует глаз, но потом приходит понимание, что всё это было посажено и выращено собственнокопытно, что вызывает подлинный восторг. Отсюда также было прекрасно видно Кантерлот, если развернуться.

Я внезапно ощутил тяжесть на шее, не заметив как Фи рванулась меня обнять. По сравнению с прошлыми обнимашками в кафе, что были все в слезах и искали успокоения, эти были полны радости и ничего не искали, просто хотели навеситься на чью-нибудь шею.

—Ладно, что бы я там не записала в список твоих грешков, всё искуплено, — отцепив от меня свою голову, но не разжимая копыт, сказала она.

—Будем считать это за «спасибо», — с лёгкой улыбкой сказал я, наблюдая как Фи безотрывно смотрит мне в глаза. — Что? У меня что-то в глаз попало?

Фи не ответила сразу, вместо этого ещё раз обняв меня, но на этот раз сделав это необычайно чутко и нежно, после чего растопырила крылья и, неловко дёргая ими, дополнила объятия ещё и пернато-пуховым аккомпанементом.

—Я рада, что у меня есть такой брат, — нежно и любяще произнесла Фьюри.

Я не знал, что ответить, да и не хотел, а потому просто приобнял её в ответ, поцеловал в лоб и любя потёрся щекой.

Эта идиллия настолько меня расслабила, что я совершенно не понял, сколько времени мы так просидели, но когда я приоткрыл глаза, то увидел, что день уже тянется к закату.

—Эй, гляди.

—Крааасиво... — с полудрёмной интонацией сказала она, после чего резко дёрнула головой и круглыми глазами смотрела на закатное солнце. — Уже?! Сколько ж мы тут просидели?

—Сожалеешь?

—Хе, неет, — расслабленно ответила она, применив это.

Да, это. Секретное оружие любой кобылки. Прижатые ушки. Они позволяли мгновенно получить запредельный уровень красноречия, убеждая любого и доказывая правоту кобылки, даже если ни убеждения, ни доказательств не требовалось. Можно было спорить с кобылой. Можно было ругать кобылу. Можно было не верить кобыле. Но стоит ей прижать ушки, как сразу ты с ней во всём согласен, она ни в чём не виновата и ей можно доверить самое дорогое.

—Пойдём? — не желая более тянуть время, затягивая до тёмного вечера, спросил я.

—Ага, пошли, — ответила она и отлепилась от меня, отчего мы мгновенно ощутили лёгкий озноб от дунувшего ветерка, коснувшегося наших нагретых тел.

По пути домой мы почти не говорили. Большей частью из-за того, что оба были больше озадачены необходимостью побыстрее заползти домой. ЭйДжей всё же, несмотря на наши отказы, втюхала нам небольшой пакет с яблоками, в очередной раз заработав моё подлинное уважение к их семье.

Забредя домой, по неосторожности хлопнув дверью и проклянув одну радужную заразу за слишком холодный ветер, я получил несказанное удовольствие, наконец попав в тепло.

—Слушай, за что ты всё время ругаешь некую радужную? — внезапно спросила меня Фи. Так внезапно, что я даже не сразу въехал, в чём суть.

—Что? Аа, ты про Рейнбоу...

—Какое... неожиданное имя для радужной...

—Это Рейнбоу Дэш, один из наших главных погодных летунов и одна из бывших Элементов.

—Да у вас тут, я погляжу, все подряд бывшие Элементы. Так а чего у вас тёрки?

—Тёрки?

—Ты уже дважды при мне назвал её радужной бестолочью.

—О, не удивляйся, я ж по-дружески.

—Назвать друга бестолочью это... Хм, довольно странно.

—Да брось. Друга можно обзывать почти как угодно, если делать это с подходящей интонацией и аккуратно подбирая слова. Давай, попробуй.

—Ты дурак, — сказала она с совершенно выключенной интонацией, из-за чего напомнила мне одну из сестёр Пинки.

—Хех. Ладно, я покажу. Вот сравни, — я сделал паузу, прочистив горло. — Фи, ты дура. Некрасиво звучит? Некрасиво. Грубо? Грубо. Приятно ли тебе? Сомневаюсь.

—Да, как-то не очень.

—Вот, пробуй второй вариант, — я вновь прочистил горло для пущей эффективности. — Ну иди сюда, дурында моя, — попробовал я подтвердить свои слова, произнеся это с лёгкой весёлостью в голосе. Фи мгновенно среагировала и, улыбаясь, прыгнула в мою сторону, сбивая меня с ног. — Что, опять не то?

—Всё то, балбес! — пародируя (или нет) ту же весёлость в голосе, гавкнула она.

—Воот о чём я говорил!

—Можно я тут спать буду? — как-то совершенно внезапно перевела тему сестра.

—Да можешь спать, где тебе угодно. Ну, только не в комнате Ронгсайда.

Вспомнив друга, я выполз из-под Фи и побрёл проверить, на месте он или нет. После пары стуков и осторожного заглядывания в комнату выяснилось, что единорога дома нет. И почему я не удивлён? В любом случае я взял мешок яблок от ЭйДжей, взял нам с Фьюри две штуки, а оставшиеся пять-шесть положил возле двери.

Вечер у нас традиционно был посвящён чтению книг. Домашнюю библиотеку я себе отгрохал знатную. Ну, настолько знатную, насколько позволяло использование этого термина для нашей неприметной халупы. Но в этот раз я что-то напрочь забыл о пернатом чуде, сидящем в комнате. По привычке взяв недавно начатую книгу, я уселся под осветительный кристалл и принялся бегать по странице глазам, ища место, на котором остановился, пока у меня не сработала интуиция. Не успев найти нужную строку, я ощутил сверлящий меня своим недопониманием взгляд Фи. И довольно быстро недопонимание сменилось осознанием.

—Оу, прости, Солар. Я-я-я забыла, что я здесь немного мешаю твоей привычной жизни, — считала ли она так в действительности или же просто меня провоцировала, но я такого терпеть не мог.

—Ещё раз скажешь что-нибудь подобное, получишь книжкой по носу, — пригрозил я той самой родительской сердито-весёлой интонацией.

—Прости.

—Ладно, проехали. Тут скорее ты меня прости, я совсем забыл, что у меня такой почётный гость. Давай вместе порыскаем по квартире в поисках чего-нибудь интересного, как тебе идея?

—Звучит довольно бесперспективно

—Засчитаем как «да».

И мы принялись ползать по всей комнате, разыскивая хоть что-нибудь интересное. Я лично думал, что эти поиски будут долгими, но уже спустя три минуты я отрыл где-то под тряпками шахматную доску. Фи среагировала на специфичный шорох фигур внутри сложенной пополам доски и неспешно подошла.

—Ну, почему бы и нет, — ответила она на мой незаданный вопрос.

Я был привычен к шахматам и довольно быстро расставил фигуры на своей стороне, отдав выбор стороны госпоже Удаче. Её выбор пал на чёрных. Фи же к этому моменту только-только закончила размещать свои пешки. Я терпеливо ждал, пока она расставит единорогов, земных и пегасов, после чего настала весёлая пора вспоминать, где стоит аликорн, а где размещать кристалл. Но, поглядывая на моё верное расположение фигур, сестра всё же докончила подготовку. И мы начали неторопливо играть, обдумывая ходы и не дёргая друг друга. Уже на третьем ходу Фи стало скучно просто играть и она решила разбавить обстановку.

—Я смотрю, ты профессионал.

—Почему все думают, что если игрок сосредоточенно глядит в доску и быстро расставил фигуры, то он сразу спец? Нет, я не очень хорошо играю, но играть люблю.

—И с кем же ты играл? В смысле, ты же домоседствуешь... Без обид.

—Эй, меня это не обижает, не бойся. А так, с Пинки сыграл несколько партий, с Ронгсайдом пару раз, один разок с ЭйДжей и довольно часто с Биг Маком.

—Биг Мак? Вот уж не ожидала от него.

—Из всех мне понравилось играть именно с ним. Пинки довольно шустро играет, почти не думая. ЭйДжей тогда проиграла, но очень хорошо держала оборону, после чего признала, что это не её и больше со мной не играла. Ронгсайд оказался очень сильным игроком. Он в лёгкую завершал партии очень хитрыми тактиками. А вот Биг Мак в целом подходит под мой уровень. С ним я чувствую игру на равных.

—И где в этом списке я могу попу погреть?

—Где-то между Пинки и Ронгсайдом.

—Эээй, а не большой ли разброс?

—Для твоей попы никакого места не жалко, выбирай любое.

—Ох, какая забота, — сказала она и задумалась, пристально вглядываясь в свои фигуры. — А ты никогда не думал, почему ключевой фигурой является какой-то булыжник?

—Когда-то думал, а потом почитал и перестал думать, а стал знать.

—Не стесняйся, можешь рассказать.

—Дело в том, что аликорны на нашей доске, по одному у каждой стороны, это не сами Принцессы, как думают очень и очень многие. Эти аликорны являются аватарами Принцесс ещё в те далёкие времена, когда Луна только-только стала Найтмер Мун. Потому эти аватары и являются в игре сильнейшей фигурой. А вот кристалл... Он как раз и является чем-то вроде души Принцессы. Его нельзя уничтожить, лишь сломить волю и лишить охраны.

—Я... Я не знала... У того пони, что это придумал, наверняка была очень хорошая фантазия, ведь, помнится мне, тот конфликт Принцессы Селестии и Найтмер Мун был довольно скоротечен. Кстати, а как сами Принцессы относятся к этой игре? Небось терпеть её не могут.

—Отнюдь, Селестия не раз признавалась, что ей крайне не нравится источник создания шахмат, но сама игра ей очень и очень приглянулась. В каком-то интервью кантерлотским репортёрам она хвасталась, что почти весь её почётный караул уже по два раза ей же и проиграл. А уж когда Луна вернулась и обвыкла с течением дел, то они часто играют на стыке дня и ночи.

—Как-то неожиданно много точной информации.

—Её Солнечное Величество очень любит на всяких интервью и опросах уводить разговор подальше от политики, — довершил я свой спич и зевнул, инстинктивно прикрыв рот копытом. Фи к этому моменту выстроила довольно странную ситуацию, пытаясь задавить меня земными пони, но в углу доски я уже схватил её кристалл в «вилку» и этот ход был для неё по сути последним — уже следующим своим ходом я поставлю мат. Фи отчаянно взяла одного из моих единорогов и с полуобиженным взглядом ждала, когда я произнесу заветное слово из трёх букв. Я решил хоть немного порадовать сестрёнку, взял свой кристалл и положил его на доску горизонтально, обозначая сдачу. Фи без лишних слов улыбнулась, подошла ко мне, легонько обняла, а затем вышла из комнаты, судя по звуку, отправившись в ванную.

Я глянул на время, которое шустро ползло к одиннадцати часам и начал сворачивать игру и вновь разыскивать по комнате одеяла. Потом я вспомнил, что Фи этой ночью дрыхла у меня под боком, а потому и её одеяло обнаружилось аккурат под моим. Я не знал, где пегаска решит спать сегодня, поэтому просто отделил один покров от другого, а после пошёл на кухню промочить горло стаканчиком воды. По возвращении я лицезрел Фи, забавно укутавшуюся в своё одеяло. Я выключил свет, прикрыл дверь и беззаботно плюхнулся на кровать, полностью забив на необходимость чем-то себя укрыть.

—Фи, пожалуйста, не укрывай меня. Слишком жарко спать, — предупредил её я, почувствовав шорох подползающей термоугрозы.

—Уф, ну и ладно, — и судя по звуку, плюхнулась она в обратную сторону. — Солар, а у тебя есть кто-нибудь, кого ты любишь?

—Конечно, у меня есть сестра, помнишь такую? — без заминки ответил я.

—Ну, ты понял, что я имею ввиду, Солар.

—Почему тебя так волнует, на чей круп я глазею?

—Потому что я твоя сестра, почему же ещё. Так, не отлынивай! Есть?

—Аргх, ну да, есть одна. Всё, довольна? — вот уж обсуждать объект своих обожаний перед сном я точно не хотел.

—Ага! Так и знала! Ну так что, чей там круп ты регулярно сверлишь взглядом? Ту миловидную цветочницу? Или ту единорожку-музыкантку необычного цвета? Я даже не пойму, что это за цвет...

—Это аквамарин. И нет, это не они.

—Ну же, скажи, кого ты там любишь?

—Фи, это не любовь, это влюблённость, — вновь я сказал это вслух и демонстративно заворочался, чтобы дать понять сестре, что пора уже и спать. Она, судя по всему, глубоко задумалась и тихонько легла рядом. — Спокойной ночи, Фи.

—Спокойной ночи, Солар.

День III: Её Величество

Утро. В этот раз пробуждение вышло намного лучше. Сказалось то, что этой ночью я не валялся под грудой теплых одеял. На часах вновь красовалось привычное мне зрелище в лице семи часов утра, а значит сестра уже как полчаса упражняется на дворе. Ну, бесхозный кусок улицы же можно назвать своим двором, пока никто не против, верно?

Умывшись и поставив воду кипятиться на приличный промежуток времени, я направился на улицу, проведать сестру и позвать её на завтрак. На выходе серебристая родня решила первой со мной «подоброутриться». И опять решила сделать это таранным методом.

—Ох, и почему кобылы так любят сбивать с ног, — проворчал я из-под развалившейся на мне пегаски.

—Доброе утро, братец!

—Да-да, привет. Не встанешь с меня?

—Ой, какие мы с утра хмурые.

—Эй, без обид, я просто не до конца проснулся. Пошли питаться.

Спустя n-ное количество времени, пока Фи принимала душ, а я делал вид, что заправляю кровать, мы всё-таки уселись за стол хлебать чаёк с бутербродами. Ронгсайд ночью так и не вернулся. Я, конечно, немного переживал, но всё же привык к подобным картинам. После того, как мы догрызли вчерашние яблоки, сестра вновь вынудила меня выползти из дома, дабы поглазеть на что-то «интересное».

Мы размеренно цокали по Понивиллю, пока я уныло и без азарта тыкал копытом в разные здания и говорил, кто там живёт или что там делается. Спа-салон, магазин со странным ассортиментом товаров, школа и прочая сомнительной примечательности инфраструктура. Вся эта навевающая зевоту скукотища прервалась лишь тогда, когда мы пришли к бывшей библиотеке. Некогда величественное древо было сейчас заменено на небольшой кратер с парой не до конца выкорчеванных корней.

—Воу, что здесь произошло?

—Тирек произошёл, — с печалью сказал я.

—Стоп! Лорд Тирек? Тот гигантский кентавр из Тартара?

—Ага. Он, — с явным неудовольствием отозвался я, легонько пиная какой-то камушек. — Я думал, что все в курсе.

—Я слышала новости о том, что Тирек творил, но в них ни разу не упоминали, что это было так близко к Понивиллю. О Богини, с тобой всё было в порядке в тот день?

—Какая запоздалая забота, — с лёгкой весёлостью в голосе сказал я. — Не волнуйся, я спал.

—Спал?!

—Ну да, я лишился жизненных сил, стало очень плохо и я упал на кровать. Не понимая, что происходит, я заснул. Сейчас, на самом деле, ничуть не жалею о таком исходе.

—Я понимаю, наверное. До Клаудшифта Тирек не добрался. Так, а что здесь было? Ты... Ты выглядишь довольно грустным, когда смотришь на... Это.

—Тут была библиотека.

—Оу. Я... сочувствую, наверное.

—Что ж, пойдём, я тогда покажу тебе новую, — не дождавшись согласия, я медленно побрёл в сторону местного замка. Ну и начал немного ныть по дороге. — Хотя «Золотой Дуб» она не заменит.  В старой библиотеке был какой-то, скажем так, своеобразный антураж. Приятный запах дерева, уют, цветовая гамма, — продолжил нытьё я, пока не заметил выжидающий взгляд сестры. — Что? Да, я скучаю по дереву. Бывает и такое.

Пока мы медленно продвигались по улице, приближаясь к Замку, Фи всё чаще и чаще ворочала головой.

—Что ты разыскиваешь?

—Ну так, библиотеку же.

—Ну так, вот же она, — сказал я и характерным кивком указал на Замок. Фи мгновенно остановилась. — Что? Что-то не так? — со спокойным выражением лица спросил я, хотя внутренне уже вовсю угорал с неосведомлённости пегаски.

—П-п-погоди! Ты же не хочешь мне сказать, что Принцесса Дружбы — библиотекарь? Ведь так? Так?

—Мда, тяжёлый случай. Ничего, я вас познакомлю.

—Эй-эй-эй, знакомство с Принцессой это не то, на что я сегодня надеялась. Я-я-я не готова.

—Эй, успокойся, — смягчив голос и слегка коснувшись её плеча, я стал самую малость красноречивее. — Это же Твайлайт. Из всех Принцесс она самая, эм, социальная.

—Ладно-ладно, не напоминай мне о моей неспособности общаться с высшими чинами.

Спустя ещё несколько метров, я уже перестал понимать, то ли моя сестра успокоилась, то ли тщательно сдерживает нервозность. Наконец, дойдя до Замка, я без лишних запинок приоткрыл дверь и вошёл. Фи замерла снаружи.

—Эй! Вход свободный, это же библиотека. Частично.

—Хе-хе, да, точно.

Мы прошли чуть вглубь. Фи со скукой оглядывала полки с книгами, пока я выискивал на корочках интересные названия. Наш глазастый конвой остановил первый ассистент Принцессы, что мгновенно оживило притомившуюся пегаску.

—Хей, привет, эм... Тебе нужно что-нибудь посоветовать или сам найдешь? — поприветствовал меня Спайк, не очень искусно скрывая, что опять забыл моё имя. Неудивительно, ведь после четырёх попыток напомнить ему эти два простых слова он так ничего и не усвоил. Так что в конце концов я перестал напоминать ему, кто ж такой мрачный заполз в библиотеку.

—Привет, Спайк. На самое деле, я не за книгами. Я просто показываю... — начал я и с округлыми глазами уставился на притаившуюся возле моего хвоста среброшкурую. Увидев недопонимание, она выпрямилась и попыталась выглядеть естественно. — Кхм. Так вот. Я просто показываю сестре город. Ну и сам понимаешь, что ж это за показ, если не покрасоваться Замком Твайлайт, да?

—Ага, точно. Эм, я Спайк, — сказал юный дракон и протянул лапу. Интересно, насколько необычным ощущалось такое лапокопытопожатие. Тем временем, сестра, видимо, зависла.

—Экхем, а вот это потерявшее дар речи создание — моя сестра Ф... — я осёкся. Хватит давать Фи повод грызться со всеми подряд. Пусть никто не будет знать её как Фи. — Фьюри Рейзор.

—Эм, да, рад познакомиться. Нуу, я пойду, пожалуй. Если нужна Твайлайт, она дальше по коридору, — устало произнёс Спайк и быстро пропал из виду.

—Фи, в чём дело? — спросил я сразу же, как драконыш скрылся за углом. — Что-то случилось?

—Да, — ответила она и замолчала, но я не собирался её торопить. Так она может закрыться ещё сильнее. — В Клаудшифте. К нам залетел какой-то дракон и учинил самый подлинный кошмар, с которым сталкивался город. Жёг, ну, испарял, дома, калечил жителей. В основном, патрульных. Гражданских эвакуировали. Двое тогда особенно сильно пострадали. Тандер Скаю этот зелёный ублюдок оторвал крыло. Не знаю, представляешь ли ты себе, что для пегаса значит потеря крыла...

—Я... не хочу представлять

—Его долго восстанавливали. Единороги в больницах и даже зебринские шаманы помогали. В итоге крыло ему отрастили, но за это время он от него отвык. Из-за этого его окончательно выгнали из патруля.

—А второй пострадавший?

—Мне стыдно, что я не помню его имени. Его сильно обдало огнём и он получил сильный ожог почти всей передней части тела. Он самовольно ушёл из Клаудшифта. Спустя месяцы прислал письмо, что всё в порядке, ожоги ему залечили, но в город он больше не вернётся. В общем, я немного опасаюсь драконов.

—Бладфист.

—Что?

—Бладфист. Минотавр, о котором ты говорила. Тебе было жалко, что из-за его ужасного поведения он омрачил представление о своей расе.

—Да, но...

—Но что? За исключением пары отличий ситуации весьма схожи. Не надо бояться Спайка, ведь не он искалечил тех ребят.

—Ну... Наверное, ты прав. Я... Я подумаю над этим.

Через пару комнат мы всё-таки встретили хозяйку сего заведения, с интересом собирающую с полок книги. Видимо, готовила очередной отчёт или же просто проводила каталогизацию. Дружелюбная и улыбчивая, Твайлайт мгновенно оторвалась от дел, увидев в дверном проёме парочку будущих собеседников.

—О! Приветствую-приветствую. Привет, Солар. Привет, эм, мы, кажется, не знакомы.

—Да, позвольте мне вас познакомить. Кхм. Бывший Элемент Магии, победительница Найтмер Мун, короля Сомбры и Лорда Тирека, Принцесса Дружбы, главный политический деятель Понивилля, ближайшая приближённая Принцессы Селестии, наставник могущественной единорожки по имени Старлайт, почётный библиотекарь и просто прекрасная пони. Твайлайт Спаркл, — сам удивляюсь, как я смог всё это выговорить, ни разу не запнувшись. Но труды стоили того, благо юная Принцесса смущённо отвела взгляд, весьма заметно покраснев.

—Ну, Сомбру одолел всё же Спайк, а не я, — попыталась она хоть что-то опровергнуть.

—Ой, не принижай свой вклад. Кхем. Почтенный сержант патруля далёкого от нас города Клаудшифта, великолепный летун и верный товарищ. Но что самое важное для меня — моя единокровная сестра. Фьюри Рейзор, — представил я свою кровиночку, а сам медленно отполз назад, чтобы вдоволь полюбоваться грядущим карнавалом эмоций на мордашке Фи.

—О, приятно познакомиться, Фьюри. Надеюсь, мы с тобой подружимся. Я даже не знала, что у Солара есть сестра.

—О, эм, да, я тоже рада, Принцесса.

—Я тебя умоляю. Прошу, просто Твайлайт. Терпеть не могу весь этот официоз.

—Эм, да, конечно, Т... Твайлайт. А, кхм, откуда вы знаете Солара? — видно, Фи хотела всячески отвести неловкую ситуацию от себя и перекинуть её на меня.

—Солара? О, Солар, как мне кажется, самый читающий пони в Понивилле, так что что в старой библиотеке, что в новой он очень частый гость. И мне приятно, что кто-то разделяет мою скорбь по «Золотому Дубу», — проговорила Твайлайт и повернула голову ко мне. — Ну а ты почему умалчивал, что у тебя есть сестра?

—Это была государственная тайна, — нелепо отшутился я, но Твай всё равно опешила на пару секунду, а затем миловидным вздохом дала понять, что поняла шутку.

—Что ж, вам нужно что-нибудь конкретное или сами поищете? Не поймите меня неправильно, просто я кое-чем занята.

—Не-не-не, Твайлайт, всё в порядке. Мы просто побродим и поглазеем на Замок, ты ведь не против?

—Нет-нет, конечно не против!

—Чудно, спасибо. А за книгами я позже зайду.

Твайлайт поочерёдно кивнула сначала мне, затем Фи, после чего медленным шагом вернулась к своим делам. И в этот момент я совершил ужасную ошибку, супротив своей воли заглядевшись на уходящую от меня прелесть. Отвернув взгляд обратно, я встретил им с Фи, что могло значить лишь, что ближайшее время будут либо расспросы, либо подтрунивания. Как только мы переместились в следующий коридор, возмездие тут же обрушилось на меня.

—Так вооот кто радует твои глаза, сердце и некоторые другие места, — вот сейчас у неё просто идеально получалось интонацией и говором пародировать змеиное шипение.

—Ну да, спалился, но только давай без пошлостей, а?

—Я внезапно узнаю, что мой брат, у которого за двадцать два года так и не появилось особенной кобылки, втрескался в ни много ни мало Принцессу Эквестрии. При этом он регулярно с ней общается и посещает её личное жилище. Ну и как тут обойтись без пошлостей, м?

—Я влюбился в неё задолго до того, как она стала Принцессой.

—Ну и часто ты представлял её у себя в постели?

—Ох, мне иногда кажется, что это я тут старший, — и ничего с ней не поделаешь. Порой она будто возвращалась в десятилетний возраст. Порой это было мило, порой раздражало.

—Ну ладно-ладно, я успокоилась. Она-то хоть знает? А то она довольно приветливо общалась с тобой.

—Нет, не думаю. Она со всеми старается быть приветливой.

—Ну так и как же это произошло? Судя по всему, довольно давно это было. Ну и я, конечно же, первый раз об этом слышу.

И пока мы бродили, я решил вкратце рассказать Фи всю эту историю, умалчивая многие мелочи, но невольно вспоминая их по ходу повествования.

А началось всё с того самого дня, когда избранная ученица Принцессы Селестии её же указом была отправлена в Понивилль с необычным поручением. Но ни об указе, ни о самом прибытии хмурый пони в моём лице тогда ничего не знал и спокойно сидел дома, честно отлёживаясь в свой выходной. Под вечер полусонное чтение прервал громкий стук в дверь. Как сейчас помню, читал «Драконологию» Ноувойда и прервали меня на двадцать шестой странице. Шум вызвал брошенный в дверь футлярчик, внутри которого после негромкого хлопка, разбросавшего конфетти во все стороны, обнаружилось письмо. Ну, хотя бы Пинки приняла мою просьбу и перестала стрелять мне в морду.

В письме было упомянуто о готовящейся вечеринке в библиотеке. Я сначала было подумал, что вечеринка в честь Принцессы Селестии, но потом Пи уточнила, что в городе появилась новенькая и надо её поприветствовать. В конце письма другим шрифтом было дописано «Не придёшь — тресну», так что я решил порадовать розовую кобылу. Никак по-особому мне готовится не нужно было, да и не хотелось, так что я продолжил читать, спокойно ожидая указанного в письме времени.

На саму вечеринку я пришёл одним из первых, но мне жуть как не хотелось вливаться в небольшую толпу. Так что я решил подождать на улице и уже минут через пятнадцать в библиотеке набралось достаточно копытного народу, чтобы я мог затеряться. Да, так и бывает, когда хочешь порадовать кого-то — приходится делать то, что тебе не очень-то и нравится. Доказательство того, что я припёрся не зря, мощным захватом обняло меня со спины.

—Спасибо, что пришёл, Мрачное Личико! — привычным сопранным голосом сказала Пинки.

—Ага, угроза подействовала, — неловко отшутился я в ответ, стесняясь мгновенно обратившихся на нашу обнимающуюся парочку взглядов из толпы. — Слушай, Пи, а почему вечеринка проводится здесь?

—А тут есть приятные новости для тебя, так как новенькая будет работать здесь библиотекарем.

—Да ну? Ты серьёзно?

—Ну ладно, я не до конца уверена, но моё чутьё подсказывает мне, что так и будет, — что ж, это бы аргумент. Пинки обладала просто фантастической интуицией и к ней действительно стоило почаще прислушиваться.

А потом зашла она... До сих пор меня веселит, что впервые она предстала предо мной уставшей, возмущённой и раздражённой. Но ничего из этого не помешало мне вцепиться в неё взглядом и не отпускать до той самой поры, когда она ушла в свою личную комнату. Несмотря на то, что я обглядел незнакомку со всех сторон, мне всё равно было грустно от того, что она скрылась. Когда я наконец пришёл в себя, возле меня смирно сидела Пинки с чем-то непонятным, читающимся в её глазах. Спустя пару мгновений я понял, что это была ревность. Да, мы с Пинки тогда всё разрулили, но, видимо,  ничего не проходит бесследно...

—Прости, Пи, — сказал я и, будучи не в силах больше выносить этот взор, опустил голову.

—Она что, правда тебе понравилась? — необычайно тихо для сегодняшнего вечера спросила Пинки.

—Ну, видимо, да, — мне было стыдно перед Пинки, но не хотел и не собирался отнекиваться и искажать правду.

—Её зовут Твайлайт Спаркл. Она — ближайшая подчинённая Принцессы Селестии, — Пинки говорила с такой простой интонацией, что без визуального контакта я не мог понять её настроения.

Ну а сказанное ею, наверное, и послужило моим первым стоп-краном. Я успел многое нафантазировать, но всё это мигом развалилось, как только я узнал, что у Твайлайт был столь высокий чин. Я мгновенно стал считать себя недостойным, а потому и любые попытки пресекались мной самолично. Надо признаться, тогда я даже думал, что буду рад, если Пинки ошиблась и Твайлайт уедет обратно в Кантерлот. Так я буду меньше беспокоиться по этому поводу.

После вечеринки я пошёл напрямую домой, не желая идти и любоваться Солнечной Принцессой. Дальнейшие события известны, наверное, всем. Возвращение Найтмер Мун, вечная ночь, а потом и возвращение Принцессы Луны. Многие пони в панике носились по улочкам Понивилля, а я решил просто мирно поваляться дома.

Лишь на следующий день в кафе Пинки всё мне рассказала. Я слушал с интересом, ведь подобных событий не происходило уже очень и очень давно. Ну, нет худа без добра, начальник выдал всем ещё один выходной, так что я был свободен не только сегодня, но и завтра. Пинки сразу после озвучения этой информации от меня предложила познакомить меня с Элементами Гармонии. Я поспешно отказался. С Пинки и ЭйДжей я уже был тогда знаком, чему они немного удивились. Рэрити, Рейнбоу и Флаттершай мне, уж простят они меня, были не очень интересны. Ну а в случае с Твайлайт я получил ещё один стоп-кран. Мало того, что она ближайший адепт Селестии, так теперь была ещё и героиней Понивилля. И Пинки оказалась права, мисс Спаркл, как я пытался её тогда называть, действительно остаётся в Понивилле на постоянное жильё.

Поболтав, допив чай и оставив Пинки примерно сорок процентов чаевых я вернулся домой, завалившись на кровать и продолжив читать... Минутку, книги не было на месте. Я довольно хорошо помнил, где разместил её в прошлый раз, но на всякий случай проверил книжную полку. На месте пропавшей книги оказалась записка со словами «Вернула в библиотеку. P.S.: Не глупи».

Я решил не идти на поводу розовой интриганки и пошёл сначала к ней.

—Пинки, что за фигня? — без особого гнева в голосе сказал я и ткнул в её сторону оставленную записку. Пинки внимательно вперила взор в записку.

—Я подозреваю, что это бумага.

—Пинки, я серьёзно.

—Глупыш, ты же сам ничего не сделаешь, вот кто-то неизвестный и решил тебе помочь, — попыталась она анонизироваться, но вышло не очень. — «Давай-давай, иди и верни себе свою книгу. Или ты уже боишься библиотек?.

—Берегись, Пинки, я тебе ещё отомщу за это.

—Буду ждать! Удачи, Мрачное Личико.

Ну что ж, благодаря розовой бестолочи я направлялся прямо туда, где мне хотелось находиться как можно реже. Спустя несколько секунд после стука в дверь, её открыл небольшой дракончик. Пинки успела мне рассказать о нём, но встретить лично всё равно было необычно.

—Да, вы что-то хотели?

—Эм, да, я бы хотел взять одну книгу. Одну конкретную книгу, моя подруга зачем-то её сдала, — я понадеялся, что может так случиться, что я вообще не встречу Твайлайт и во всём мне поможет Спайк.

—Конечно, заходи. На самом деле даже хорошо, что ты ищешь что-то конкретное. За последнее время я успел навести тут какой-никакой порядок. Но не обессудьте, местами работы ещё по горло. Так что там вам найти нужно?

—Прозвучит иронично, но мне нужна «Драконология» Ноувойда.

—Понял, должно быть где-то здесь, — с этими словами Спайк схватил лестницу, пододвинул ко второй полке и принялся рыться в верхней полке. — Слушай, кажется, нет такой.

—Но, Пинки сказала, что сдала её.

—О, так ты друг Пинки! Хотя, тут у неё все в друзьях, — он соскочил с лестницы на пол. — В любом случае, я не так выразился. Просто книга, скорее всего, не на полках, — я уже начинал догадываться, где же её искать. — Эй, Твайлайт! — ну конечно же.

—Да? — донёсся приятный голосок из соседней комнаты.

—«Тут пришёл один пони и разыскивает «Драконологию», говорит, что Пинки по ошибке сдала её»

—Оу, кхм, неловкая ситуация, — чувствовалась какая-то горечь в её голосе. — Пройдите сюда, — слегка повысив голос, подозвала она. Я уже начинал жалеть, что вообще пришёл сюда.

Комната была двухэтажного типа и сама Твайлайт сидела на кровати на втором ярусе. Она восседала там так, что с моей позиции выглядела как Принцесса. Сейчас забавно вспоминать ту ассоциацию.

—Здравствуйте, меня зовут Твайлайт Спаркл. Я извиняюсь, эта книга и вправду была возвращена по ошибке?

—Солар Блейд, мисс Спаркл, — представился я, стараясь скрывать нервотрёпку, вызываемую сложившейся ситуацией. — Дело в том, что эта книга — моя собственность. Я приобрёл её за пятнадцать битов в книжном магазине в Эпплузе. Там на обложке в углу есть мои инициалы. Но наша общая знакомая, видимо, решила подшутить надо мной, — я говорил чётко и внятно, боясь остаться непонятым.

Твайлайт прикрыла книгу и взглянула на обложку.

—Хм, действительно. И вы нашли это чудо в Эпплузе? Я вообще не знала, что там можно хоть что-то откопать.

—У них там был какой-то бродячий торговец. Видимо, очень отчаявшийся, раз продал мне это сокровище за столь оскорбительно малую сумму.

—О да, такие творения должны храниться под стеклом и оберегаться целым отрядом Королевской Стражи, хи-хи», — мило и наивно посмеялась она. После чего спустилась ко мне, держа книгу в телезахвате. — Вот, держите, мистер Блейд.

—Солар, — на автомате поправил я её, о чём быстро пожалел, ибо уж очень это неловко прозвучало.

—Кхм, да, вот, — я принял книгу, сделал лёгкий поклон и направился к выходу. — Послушайте, — остановила она мой побег, отчего я слегка запнулся о лежащую на полу, эм, «Дистрофию при единорожьем истощении» Доккоата. — мне очень неловко, но... В общем…

—Вы хотите дочитать, так? — догадался я, проследив за направлением её взгляда.

—Да. Вы спасли меня от объяснений. Ну... так что? Может, мы как-нибудь договоримся? Просто это очень редкая книга и я себе не прощу, если пропущу столь приметное чтиво, — промямлила она и убеждения ради прижала ушки, что мгновенно меня сразило.

—«Конечно-конечно, нет проблем. Давайте сделаем так, я занесу её вам завтра вечером и заберу послезавтра. Так вас устраивает, мисс Спаркл? — я попытался подстроиться под своё рабочее расписание.

—О, это будет чудесно! Тогда жду вас здесь завтра, мистер... Кхм. Солар, — с непривычкой произнесла она и я вспомнил, как Пинки рассказывала, что Твайлайт довольно антисоциальная пони и ей тяжеловато общаться с другими.

—До завтра, мисс Спаркл.

—Эм, Твайлайт, — на этот раз она поправила меня.

—До завтра, мисс Твайлайт Спаркл.

Придя домой, я ощутил странное приятное ощущение. Должно быть, даже такая мелочная помощь, как дать почитать книгу на сутки, могла поднять настроение. Пока я отыскивал свою двадцать шестую страницу, я заметил на двадцать второй закладку с красивым ночным видом Кантерлота. Примяв закладку понадёжнее, чтоб не дай Богини не вывалилась, я продолжил читать в приподнятом настроении.

На следующий день, в целом протёкший без каких-либо приметных деталей, я пошёл отдавать Твайлайт книгу, которую я успешно умял за весь день. Внутри Твайлайт не обнаружилась и я даже этому немного обрадовался. Поэтому я просто отдал «Драконологию» Спайку, а сам с чистой душой ушёл домой, дабы провалиться в сонное царство. Принцесса Луна пока ещё недостаточно реабилитировалась и поэтому за сны никто не отвечал и в них могла твориться любая чушь.

После очередного скучного, не запомнившегося ничем интересным, рабочего дня я мирно валялся дома, когда вдруг ко мне в дверь постучали. Я было подумал, что Пинки снова что-то учудила, но на пороге оказалась Твайлайт.

—Ох, слава Селестии, я не ошиблась. Пинки описала путь на словах и довольно быстро, так что я боялась, что ошиблась. Фух. В общем, вот, — сказала она и протянула мне книгу. — Спасибо.

—О, да не стоило. Я б сам зашёл, — сказал я, но, видя, что Твайлайт не спешит отвечать, решил что-нибудь добавить. — Ну так и как вам, мисс Спаркл?

—О, просто чудесно! — единорожка мгновенно оживилась. — Я очень рада, что эта работа попала ко мне. Особенно его исследования костей и роговых отростков удивляют. Никогда бы не подумала, что скелет чёрных драконов дарует им крайне высокую сопротивляемость магии.

—Да, его работы я особо ценю. Ноувойд у меня почти целую полку занимает.

—А могу я посмотреть? — сказала она, а неловко съежились мы оба. — В смысле, могу я осмотреть вашу коллекцию. Мне...

—Да, конечно, — быстро прервал её я, прекрасно зная, что выговаривать длинные предложения в нервном состоянии очень и очень неприятно. — Простите за беспорядок.

Твайлайт молча кивнула и вошла в дом, заметно принюхиваясь. Неужто у меня в хате так заметно пахло? Мы прошли в мою комнату и я, не желая надолго растягивать всю эту сцену, просто ткнул в полку с означенным трудами Ноувойда. Книги были разделены пустым местом так, что слева стояли прочтённые, а справа незаконченные или попросту не начатые книги. Сам же я тихо встал в сторонке, стараясь не привлекать внимания и лишь дожидаясь, пока Твай закончит осмотр. Но, чтобы окончательно домучить мою влюблённую натуру, она решила порасспрашивать меня.

—Подумать только, а я ведь даже не слышала раньше о Ноувойде. А что тебе больше всего из этого понравилось?

—Его работы по исследованию минотавров и пещерных мурен мне очень понравились. Чем меньше я знаю о каком-то существе, тем более интересна мне книга.

—Пещерные мурены!? —взвизгнула она и мигом начала перебирать книги в левой части полки. Видимо, сходу поняла мою систему. — Поразительно! О, можно мне...

—Да, можешь взять любую из тех, что я уже прочёл, — я пытался говорить настолько монотонно, насколько вообще у меня могло получаться, чтобы убавить интерес протеже Принцессы. — Вернёшь в любое удобное время, мне не к спеху.

—О, очень щедро с твоей стороны! Я... Я возьму это... это... ииии это, — с этими словами она сняла с полки вышеназванные труды о минотаврах и муренах, а также труд о кокактриксах. — Хотя, хватит пока этих, — с этими словами она поставила книгу о кокатриксах обратно. Кто ж тогда знал, что в обозримом будущем Твайлайт будет обращена в камень одним из этих монстров.

—Хорошо, я запишу, чтоб не забыть, — я подошёл к полке и черкнул на прикреплённом сбоку листе пару точек напротив взятых книг. Я, конечно, никогда не был библиотекарем, но книжный порядок ценил очень и очень высоко.

—О, вижу, что ты тоже любитель вести всему учёт.

—Хех, да. Видимо, это общая черта для ценителей книг, — после этой фразы нависла очередная неловкость в виде долгого молчания, что будило в моём воображении самые разные сцены. — Я провожу, — но реализовывать их я не хотел. Уже на пороге я не знал, как деликатнее попрощаться. — Я... — собирался было сказать, что в ближайшее время собираюсь пойти в кафе, но было проще сделать иначе. — До встречи, мисс Спаркл, — и я ничего не мог с собой поделать. В то время мне ужасно нравилось называть её именно так.

—До встречи, Солар, — ну зачем было говорить эти слова с такой нежностью? Высоковероятно то, что я просто сам дорисовывал «бархат» в её голосе, но всё же...

Очутившись в кафе, я быстро понял, что спокойно посидеть и погрызть кексик не выйдет, ведь мордаха Пинки Пай мгновенно обросла широкой улыбкой, едва заметив меня за дальним столиком. Раскидав все сделанные заказы, они мигом очутилась напротив меня.

—Давай просто молча посидим, а? — наивно попытался я избежать разговора.

—Ты же знаешь, что не избежишь меня?

—Ну, попытаться стоило.

—Ну так что, как тебе Твайлайт?

—Заходишь издалека, задавая риторические вопросы, да? Твайлайт... Она чудесна. Я не могу найти хоть что-нибудь, что бы мне в ней не нравилось. У неё прекрасный голос, чарующий взгляд, самая миловидная улыбка, классная причёска и...

—И? — Пинки явно желала от меня максимальных откровений.

—И мне кажется, что мой любимый цвет теперь фиолетовый...

—Я не уверена до конца, но мне кажется, что Мрачное Личико влюбилось.

—Это достаточно очевидно. Как для меня, так и для тебя. Прости, — я всё ещё чувствовал себя крайне неуютно от того, что так и не смог ответить на влюблённость Пинки взаимностью. А теперь я втрескался в её подругу, да ещё и всё произошло на удивление быстро.

—Эй, не переживай, мы же во всём разобрались! — тем не менее, Пи продолжала радовать меня своим отношением к подобным серьёзным вещам. — И как же продвигается ваша любоффь?

—Пинки, это не любовь, это влюблённость.

Пинки резко ударила копытами по столу, что неплохо меня шугануло. Она резко подтянула меня к себе, схватив за воротник, и пристально вперила в меня злобный взгляд своих голубых глаз, на что я в ответ закрыл свои. Не зажмурил в ужасе, а просто закрыл, напоминая подруге таким несколько метафоричным образом, что не желаю видеть её погружённой в гнев и разочарование. Через несколько секунд хватка ослабла и я медленно разлепил глаза. Пинки сидела, разглядывая интересные места за окном. Я поискал в ближайшем окружении хоть какие-либо способы поднять её настроение. После поисков я медленно пододвинул свой еле начатый кекс поближе к Пинки. Она медленно перевела взгляд на кондитерское изделие, затем на меня и очень мягко улыбнулась.

—Почему ты остаёшься таким классным, Солар? — когда Пинки была не в настроении, она даже говорила иначе. Голос становился тише, слова рассудительнее, а меня она называла по имени.

—Я не могу видеть тебя подавленной, — после этих слов она снова мягко улыбнулась и выпрямилась, вновь смотря на меня.

—Спасибо. У меня не очень получается на тебя злиться, да? — отшутилась она, на что я в ответ улыбнулся, не желая портить сложившуюся атмосферу словами. — Значит, ты не будешь бороться за сердце Твайлайт? И опять с теми же идиотскими причинами?

—Ну, видимо, да.

—А что она? — а вот этот вопрос несколько ввёл меня в ступор.

—А что она?

—Ей ты нравишься? — с каким-то наставническим тоном спросила Пинки.

—Эм, я... Не думаю, не замечал за ней подобного. Так как-то даже проще.

—Ну, значит, мне будет, о чём с ней поговорить, — сказала она и нацепила на лицо хитрую улыбку, предвещающую мне определённый набор проблем...

Но за месяцы ничего страшного так и не произошло. Пинки не впадала в депрессию, Твайлайт стала для меня пусть не другом, но постоянным контактным лицом, так как заползать в библиотеку я стал ещё чаще, ведь с налаженной сортировкой всё стало в разы удобнее и приятнее для читателя. Тревожащие меня визиты Твайлайт прекратились. Она дочитала все труды Ноувойда, несколько раз благодарила меня, что познакомил с неведомым доселе автором, а все остальные мои книги она уже читала сама. Так что жизнь просто встала на рельсы, превратившись в рутину. Звучит, конечно, не слишком радостно, но именно такое положение вещей меня устраивало на сто процентов.

И всё бы так и продолжалось, если бы потом не случился Он. Дискорд, олицетворение хаоса и раздора, существо столь могущественное, что само не способно познать всю свою силу. Понивилль с его приходом превратился в самое настоящее мракобесие. Парящие кверху дном дома, дороги из мыла, мутировавшие животные, день и ночь, меняющие друг друга каждые одиннадцать минут. Я опасался выходить из дома, но открывшаяся картина меня всё равно очень веселила. Я откровенно не понимал, почему все остальные бегают в панике. В то время ко мне даже попросились несколько знакомых, чтобы переждать весь этот «ужас и кошмар», хотя никто из них не знал, сколько всё это продлится. В тот момент мне пришлось приютить у себя Лиру Хартстрингс, Роузлак, Кэррот Топ и того продавца из магазина «Перья и диваны», имя которого я не помнил тогда, не помню и сейчас. Все, кроме Лиры, дрожали и пребывали в каком-то непонятном мне ужасе. Лира же просто тихо сидела в углу. Я пытался с ней поболтать, как с единственной, кто сохраняет рассудок, но она так ничего путного мне и не ответила на банальные вопросы. Я не любил принимать гостей, но всё же угостил всю четвёрку чаем, а сам, раз уж никто не хотел со мной разговаривать, уселся читать.

Примерно через десять минут «ужасного хаоса», который не доставлял особых проблем и даже немного веселил, кто-то из приютившейся у меня группы подсел рядом. Сложив книгу, я увидел рядом с собой аквамариновую единорожку.

—Эм, привет, Лира, — вновь попытался я начать разговор.

—Оу, откуда ты знаешь моё имя? — почти всегда позитивная сейчас она была довольно грустной.

—Я называю это социальной внимательностью.

—Оу, мне... Мне как-то неловко, что...

—Солар. Я Солар Блейд, — сказал я, невольно улыбаясь. Какая-то подсознательная реакция для расположения к себе собеседника, наверное.

—Солар... А я... Ну, хех, ты вроде в курсе, — на мордочке единорожки начали появляться проблески положительных эмоций, что уже было для меня наградой.

—Хех, да, это точно. Прекрасная музыкантка, соседка Бон-Бон и подруга Твайлайт Спаркл, Мундэнсер, Лемон, эм, Хартс и... Прости, я забыл.

—Твинклшайн... Ты точно за мной не следил? — спросила она и скосила глаза так, что не увидеть в них подозрение не мог только слепой.

—Социальная внимательность. А ещё я знаком с Твайлайт, которая знакома с Пинки.

—Твайлайт... Я думала, что она обо мне забыла. Когда она приехала в Понивилль, то её друзья с Кантерлота будто исчезли для неё, — эмоции на лице Лиры сменялись чуть ли не с каждой фразой.

—Прости, я не хотел напоминать о чём-то плохом.

—Ничего страшного, — отозвалась она стандартной фразой, после чего замолчала на долгие секунд двадцать. Я не хотел прерывать. — Почему ты так спокоен, Солар?

—Что ты имеешь в виду?

—Ну, с Понивиллем творится не пойми что, буянит древнее божество, одна Принцесса будто пропала, вторая ещё не восстановилась после возвращения... Неужели всё это тебя не волнует?

—Ну смотри, — сказал я и посмотрел в окно, намекая Лире сделать то же самое. — Дискорд, аватар Хаоса, заключил ли он кого-нибудь в вечный плен? Сделал ли кого-нибудь своим рабом? Убил ли он кого-нибудь? — на каждый вопрос единорожка отрицательно мотала головой. — Вот о том я и говорю. Он, конечно, не добрый вестник Гармонии, но его поведение я бы не назвал кошмаром и ужасом, — говоря это, я понятия не имел, как на это реагируют Роузлак, Кэррот Топ и тот продавец.

—Ты...

—Странный? Идиот?

—Нет-нет. Ты... необычный.

Так мы и проболтали до окончания Хаоса. Трепались обо всём, до чего можно было дотянуться и не скатиться в личные вкусы. Когда Понивилль со вспышкой вернулся к обратному состоянию, остальная группа простыми «спасибо» поблагодарила за временное убежище, а мы с Лирой к моему удивлению проболтали ещё почти час. Когда она уходила, я решил немного порадовать аквамариновую кобылу.

—Кстати... — тихонько сказал я и единорожка растерянно обернулась. — Бон-Бон проболталась Пинки, а Пинки проболталась мне, что очень сильно, прямо до безумия обожает мандарины.

—О, с-спасибо, наверное... Но зачем мне эта информация?

—Затем же, зачем совершаются многие подобные поступки. Чтобы сделать приятно.

—О, спасибо ещё раз. Я... Я, пожалуй, попробую.

—До свидания, Лира.

—Свидимся, Солар! — весело крикнула она и направилась прочь от моего дома.

Так уж получилось, что в один из самых тяжёлых для Твайлайт дней меня не было рядом. Не то чтобы я мог чем-то помочь, но от озвучения этой мысли становилось грустно. Но я думаю, что нынешняя Твайлайт, Принцесса Дружбы, очень мною гордилась бы в тот день, ведь я нашёл себе ещё одного друга. С Лирой мы болтаем периодически, я брал у неё пару книг, которые без моего вмешательства так и пылились бы на её полках, а она просто радовала меня дружелюбной приветственной улыбкой, когда я тихонько подсаживался неподалёку во время её игры на любимом инструменте. Мой совет, данный ей тогда, пошёл на пользу её отношениям с Бон-Бон. Они стали намного более дружными и, если судить по словам самой Лиры, ежели и ругались по каким-то поводам, то мирились в мгновение ока. Вечно хмурая кремовая кобыла, с которой я так и не поговорил толком ни разу, стала гораздо чаще улыбаться и зачастую смеялась на всю улицу, ничуть не стесняясь обращённых на неё глаз. Я не знал, есть ли у Лиры и Бон-Бон отношения сексуального характера, да и в целом не хотел этого знать. Мне было плевать на это, я видел двух пони счастливыми и это было самое лучшее.

—Погоди-погоди! — возопила Фи, прерывая мой рассказ и параллельные воспоминания. — Ты мне тут не увиливай от темы! Я рада, что ты сдружился с какой-то там Хардстронг...

—Хартстрингс, — мгновенно поправил я её, так как не выносил ошибочного называния имён.

—Хартстрингс. Ты мне о Твайлайт Спаркл рассказывай, о ней же весь твой эпический рассказ.

—Да, Твайлайт в этой истории нет, но без неё и истории бы этой не было.

—В каком смысле?

—Хе, да в том, что не поговори я тогда с Твайлайт, я бы так и не решился говорить ни с кем иным.

—Это ещё почему? — сестра просто штурмовала меня банальными вопросами.

—Да потому, что до Твайлайт я был скомканным и твёрдо считал, что единственная пони, с которой я могу свободно общаться — Пинки, — Фи после этих слов ненадолго задумалась.

—Всё равно я считаю, что ты халтуришь и отходишь от темы! Давай дальше про ваши недоотношения.

Спустя не помню сколько времени Твайлайт с подругами собиралась отбыть в Кантерлот. И лишь в мелкой встрече с Пинки я был проинформирован, что у мисс Спаркл, как оказалось, есть старший брат. У которого скоро свадьба. А женится он на Принцессе Любви. Стоп... Принцесса Ми Аморе Каденца или просто Кейденс... Как я ни расспрашивал Пинки, она не могла мне объяснить, как я могу не знать вообще ничего о третьей Принцессе...

В любом случае, всё это привело к тому, что тогда висело на языках прессы несколько месяцев. Атака чейнджлингов на Кантерлот. Где там заурядная пони, которая назовёт меня идиотом? Потому что пока все боялись нападения и погружались в недоверие, я настойчиво разыскивал какие-нибудь книги по этой чудесной расе. Подумать только, целая раса существ, явно близких к артроподам, обладающая магическим полиморфизмом... Я настолько загорелся желанием их изучить, что собрался с силами и отправил письмо в столицу с просьбой Твайлайт собрать мне парочку книг по данной тематике, всей душой надеясь, что писулька дойдёт в срок.

Когда Твай наконец вернулась в Понивилль, я стоял на вокзале и зачем-то их ждал. Вышедшая с поезда шестёрка кобыл с дракончиком по-разному отреагировали на моё присутствие. ЭйДжей, с которой я тогда уже успел познакомиться, просто и без лишних слов приветственно помахала копытом, после чего приняла в свои объятия Эппл Блум и отвлеклась от меня. Спайк лениво поприветствовал меня, подняв лапу и всем своим видом показывал, что все его потребности сейчас начинаются и заканчиваются крепким долгим сном. Рейнбоу, Рэрити и Флаттершай, с которыми я так и не завёл ничего близкого к дружбе, не обратили на меня внимания. Пинки Пай, заметив меня, заулыбалась пуще прежнего и несколько раз подмигнула, дёргая голову куда-то в сторону. Я повернул свой бидон для мозга в указанном направлении и встретился взглядом с чарующими меня глазами фиолетовой единорожки. Сбросив с себя это лёгкое забытье, я увидел, что в телезахвате Твайлайт держала внушительную кипу книг.

—Привет, Твайлайт! — я определённо перегнул с громкостью приветствия, но задумываться об этом слишком долго было слишком скучно.

—Привет, Солар. Письмо дошло и ты не представляешь, как я обрадовалась, когда хоть кто-то за всю мою жизнь попросил у меня что-то такое. Целая раса существ, явно близких к артроподам, обладающая магическим полиморфизмом... — повторила она мои слова из письма. — Большинство моих друзей и знакомых плевать на это хотели, — добавила она шёпотом, чтобы не обидеть подруг, явно далёких от желания изучать дырявых псевдоаликорнов. — а те, кому не плевать, описали бы просто как «жуков-перевёртышей», — закончила она и передала мне книги.

—О, большущее спасибо, мисс Спаркл! — я принял кипу и собирался было продолжить говорить, но был прерван.

—Когда ты уже начнёшь называть меня по имени, Солар? — с наигранной обидой спросила она.

—Когда меня перестанет веселить называть тебя с официозом, — отшутился я и оказался очень рад, что таким образом ситуация разрулилась.

—Я ещё заставлю называть меня по нормальному, — звучало бы угрожающе, если бы не несдерживаемая улыбка и весёлая интонация. — В общем, тут «Исследование представителей иных рас» Голдэйра, «Бестиарий Эквестрии: Теории» Коллаута, «Неведомое» Скрюмайнда... До чего глупое название. Ну и самое лучшее, что я нашла — «Чейнджлинги: изучение» угадай чьего авторства.

—Быть не может...

—Именно! Ноувойда! Это единственный образец, что я нашла и... Стоп! — Твайлайт резко прервалась, ткнув в меня копытом. — Не смей отказываться!

—Ну, я хотел попытаться, — с лёгким смешком отозвался я. После чего принялся бесцельно разглядывать обложки книг. — Восхитительно! У меня что, день рождения сегодня? Просто шикарный подарок, Твайлайт, — я настолько был рад подарку, что даже забыл о своей «игре» и назвал её по нормальному, как она сама выразилась.

—Вот теперь я знаю, как тебя разговорить, хо-хо, — добавила она этот странный кокетливый смех, которому её явно научила Рэрити. — А когда у тебя вышеозначенный праздник, кстати?

—В конце весны!!! — внезапно крикнула с другой части перрона розовая кобыла. Нас разделяло не только солидное расстояние, но и куча разговаривающих пони, так что оставалось лишь гадать, как же она умудрялась нас подслушивать.

—Ну, в общем-то да.

—Ну ладненько, я пойду, хотела ещё с остальными повидаться. Да и Спайк уже готов лечь спать хоть прямо здесь.

—Конечно-конечно! Ещё раз спасибо! До встречи, мисс Спаркл, — последние слова я специально выделил интонацией, всем видом показывая Твай, что просто прикалываюсь.

—До встречи, Солар, — попрощалась она и пошла разыскивать в толпе выключающегося дракончика.

Первую половину пути до дома я провёл в мучениях. Как бы Её Солнечное Величество не пропагандировало равенство всех рас, в те моменты я чётко ощущал себя ущербным земным пони, не способным телесхватить книги или взять в копыта и спокойно допорхать до дома. Обычно в таких ситуациях я просто ставлю груз на землю и спокойно толкаю его то лбом, то грудью. Но сейчас я опасался забить страницы грязью, чего бы я себе никогда не простил. Подцепить под одно копыто и ковылять на оставшихся трёх мешал размер печатных изданий, уж больно габаритными были эти фолианты. И весь этот кошмар продолжался бы ещё минут сорок, если бы на половине пути до меня не снизошёл ангел. Один хорошо знакомый аквамариновый ангел. Книги внезапно взялись в золотистый телезахват, уже по которому я догадался, кто решил мне помочь.

—Огромное спасибо, Лира. Ты просто моя спасительница.

—Нет проблем, Солар! Я просто увидела, как ты тут мучаешься и не смогла стоять в стороне.

—Да, в такие моменты я ощущаю себя ошибкой природы.

—Эй, пони каждой расы имеет свои достоинства, — единорожка опять использовала ту самую подбадривающую интонацию, к которой я больше всего привык.

—Ну да, земные пони крепкие, сильные и выносливые. Но мне как-то не повезло, раз мне так нужна точность и мультизадачность, присущая единорогам.

—Не унывай, Солар. Будто не с тобой разговариваю. Ты же всегда находил что-то хорошее в любой ситуации. Ты точно не чейнджлинг? — опять мне задали вопрос, который звучал бы крайне оскорбительно, если его сказать не с такой дружелюбной интонацией.

—Ну... Знаешь, ты права. Я бестолковый пони сам по себе, но зато у меня есть друг, готовый мне помочь в беде.

—Воот это уже наш разговор! Если тебя это порадует, то эти книги действительно тяжёлые, — после этих слов я резко затормозил. Лира не стала спорить и покорно передала книги мне в копыта, пока её телекинез отдыхает.

—Насколько это тяжело? Я имею в виду, насколько тяжело использовать телекинез ради ношения тяжестей и ради игры на лире? — про единорожий телекинез, как про самое основное заклинание любого рогача, и без того было написано огромное множество трудов. Но послушать от практика было очень интересно.

—Тут всё дело в том, к чему каждый единорог предрасположен. Я хорошо орудую со струнами лиры, так что у меня скорее тонкий и детальный телекинез. Та же Рэрити прекрасно орудует с тканью и драгоценными камнями. Уверена, попробуй она покрутить в воздухе какой-нибудь простой ящик, устала бы очень быстро. А дай ей в захват манекен с платьем, она его может продержать часов так пятнадцать.

—Впечатляет.

—Самый интересный телекинез я встречала у, не поверишь, Винил.

—Та забавная диджей с прикольной гривой?

—Ага, та самая неразговорчивая. Откуда ты... А хотя стоп, я знаю, социальная внимательность, да? — я довольно кивнул, будто хвалил своего ученика. — Ну конечно. Так вот, Винил может хватать только мелкие объекты. Самое тяжёлое, что она поднимала это колонки. Но зато при телезахвате она окутывает предмет дополнительным полем, которое служит своего рода защитой. От пыли, грязи и даже небольшого физического воздействия. Практикуйся сейчас боевая магия, уверена, её бы взяли на примету.

—Интересно, а у Лемон и Твинклшайн?

—Я удивлена, что ты всё ещё помнишь их имена, ты ведь даже не виделся с ними ни разу.

—Это мешает мне интересоваться? К тому же я забыл Минуэт.

—Лемон обладала сногсшибательной мультизадачностью. Я ей даже завидовала. Уже в детстве она могла одновременно держать до восемнадцати объектов. В последний раз, когда мы виделись, счёт шёл уже за сорок объектов. Минуэт могла похвастаться менее крутой особенностью. Иными словами, я не завидовала, хе-хе. Она могла держать предмет в телезахвате очень долго. Просто до сумасшествия долго. По её словам, она так и не выяснила, как долго, потому что ей не хватало суток и она просто уходила спать. А Твинк? Твинклшайн имела необычную форму телекинеза. Она могла делать своё сияние необычайно ярким, так что ей даже не приходилось изучать заклинание-фонарь, — Лира явно почувствовала бодрость и вновь схватила мою ношу и мы продолжили путь.

—Это... Однозначно интересно.

—Ага. Ирония в том, что особо сильные единороги обычно таких талантов не раскрывают. У них они, скорее всего, есть, но они заняты изучением энергетических лучей, телепортации, трансформации и прочих страшных слов, и у них попросту не остаётся времени раскрыть потенциал самого базового своего навыка.

—Мда, этого я не читал.

—Не вся жизнь проходит в книгах. Хм, мне кажется, когда-то я эту фразу уже говорила...

Разговор на некоторое время застопорился, чего я очень не хотел, поэтому гавкнул первое, что пришло мне в голову.

—Как Бон-Бон?

—О, всё отлично. Собачимся иногда, но не проходит и дня, как мы уже помирились.

—Она заметно изменилась.

—Да? И как же?

—Она чаще улыбается, чаще смеётся, реже ругается и ходит с угрюмым видом.

—Я иногда просто поражаюсь, как ты умудряешься накапливать знания о чём-то или ком-то, никак с этим чем-то или кем-то не контактируя. Да, я помню, как ты это называешь, но всё равно это... Это круто.

—О, какая ненужная лесть, мисс Хартстрингс.

—Давай-давай, шути, мистер Блейд. Но я серьёзно. Я пыталась следить за Роузлак и не узнала ничего. Ну, кроме того, что она иногда глазеет на Тёрнера Хувза.

—А ещё она очень любит клубнику, очень застенчива, если не окружена подругами и держит дома редкие духи, уготованные для особого случая, когда сможет не только глазеть на Хувза.

—Вот! Вот об этом я и говорю! Может, ты отправишься в Кантерлот? Будешь почётным шпионом при дворе Её Ночного Величества?

—Нет, я не хочу терять то немногое, что смог обрести здесь, в Понивилле. Я слишком всё это ценю.

—Крайне изысканный комплимент получился.

На такой забавной ноте мы дошли. Я любил такие разговоры. Что с Пинки, что с Лирой. Когда одна тема сменяется другой, другая третьей. Такие хаотичные разговоры и были тем самым костяком дружбы, как мне кажется. Распрощавшись с Лирой и несколько раз её отблагодарив, пообещав вернуть должок, я принялся изучать вкратце подарок Твайлайт. Из первой же книги я вытащил листок, который украшал изящный почерк Элемента Магии. В целом в нём говорилось, что все книги рассказывают о чейнджлингах достаточно кратко и неточно. Однако, в работе Ноувойда собрана крайне точная и детальная информация, которую только можно выудить на текущий момент. Так что Твайлайт описала свой дар как «полезный лишь на двадцать пять процентов». Я был совершенно не против, ведь помимо практической пользы любой подарок несёт в себе ещё и моральную пользу. В конце письма стоял постскриптум, угрожающий мне тем, что Твайлайт будет брать «Изучение» почитать. А значит, меня ждали очередные встречи лицом к лицу с пони, к которой я всё ещё безнадёжно испытывал чересчур тёплые чувства...

Ситуация, однако, повернулась тем, что многие знают. Дала о себе знать молчавшая долгие годы Кристальная Империя, на которую ополчился какой-то варлок в титуле Короля. Как бы мне не хотелось об этом рассказать что-нибудь интересненькое, я бы не смог. Меня там не было, а Пинки не смогла рассказать ничего особенного. Твайлайт тоже отказалась рассказывать, мотивируя это тем, что ей не очень хочется вспоминать произошедшее. По её взгляду я понял, что всё серьёзно и тут же прекратил допытываться.

Ну а потом случилось одно из самых ключевых событий последних лет. Думаю, нет смысла нагнетать атмосферу и держать интригу, ведь все и без этого в курсе — Твайлайт Спаркл стала Принцессой Дружбы. Всё это не могло не изменить жизнь каждого из тех, чью историю я затрагивал. Меньше всего, как ни странно, изменилась сама Твайлайт. Конечно, Пинки иногда докладывала, что единорожка, стоп, юный аликорн иногда бывала грустной, так как не понимала своей новой цели и предназначения. И конечно же, розовогривая балда регулярно намекала мне, что я мог бы пойти и поднять Принцессе настроение, что довольно быстро выводило меня из себя. На самом же деле, становление Твайлайт аликорном для меня стало ещё одним стоп-краном. Теперь она была не только протеже Селестии и Элементом Магии, но ещё и будущим правителем нашей страны. Не представляю, как себя чувствовали мисс Вельвет и мистер Лайт.

Довольно быстро, однако, выяснилось, что спокойно Понивилль пожить не может и наш городок заполонили пландерсиды. Тёмные щупальцеобразные сорняки, обвитые кучей шипов. Я по сей день удивляюсь, как старина Ноувойд умудрился выпустить про них книгу. Пусть это была брошюрка на сорок три страницы, это всё равно был самый полный источник информации, что я знал. В любом случае ситуацию разрулил Дискорд, который за прошедшее время был освобождён от каменной тюрьмы и добровольно стал другом копытного народа. Вся эта непонятная история закончилась тем, что спасители Эквестрии пожертвовали ожерелья Гармонии и перестали быть Элементами. Некоторые верили, что Элементы навсегда слились с шестью кобылами, но нет — они просто остались лучшими подругами, а сама сила Элементов была уничтожена.

И только после этих событий всё более-менее устаканилось. Я снова регулярно трепался с Пинки в кафе, с Лирой в парке, да и Твайлайт иногда заходила ко мне, чтобы свистнуть что-нибудь новенькое. Но бороться с фактами было бессмысленно — я стал стесняться общества Твайлайт. Как бы она ни говорила, что осталась той же, я всё равно чувствовал сильный дискомфорт, общаясь с новоявленной Принцессой. Твайлайт даже начала оборачивать крылья какой-то фиолетовой плёнкой, когда приходила ко мне, но это не помогало. Высокий титул сам по себе сильно меня волновал, а влюблённость в носителя такого титула полностью разрушала меня как личность.

К счастью или нет. К моему ли или к чужому, но спустя некоторое время я всё же привык к Твайлайт. Она действительно осталась той же самой пони и моя шёрстка регулярно заливалась краской от осознания того, насколько некрасиво я себя вёл. Чуть ли не каждую нашу встречу я многократно извинялся за своё поведение, а Твай каждый раз пыталась убедить меня, что простила. В любом случае, этот эпизод моей жизни тоже не выделился ничем особенным. Но Эквестрия не давала спокойно пожить...

Да, из оков Тартара освободился он, Лорд Тирек. Единственный известный на данный момент кентавр, существо с чудовищной способностью поглощать магию других существ. Как потом мне объяснила Твайлайт, он сначала мог забирать магию лишь у единорогов, так как их магия не скрыта, в отличие от пегасов и земных пони. Постепенно он набрал достаточно силы, чтобы красть магию и у остальных рас. А потом настала последняя стадия, в которой Тиреку даже не требовался визуальный контакт с жертвой. В этой волне оказался и я. Да-да, про это уже было говорено. Про то, как во время нападения столь опасного монстра синешкурый балбес по имени Солар решил просто поспать в кровати. Так что все последствия я изучал уже после победы над Тиреком...

В те моменты я очень, очень, прямо до безумия сильно гордился Твайлайт. Зажатая, необщительная и почти всегда зарытая по самый хвост в книги единорожка дала бой огромному кентавру, накачанному магией почти всех живых существ Эквестрии... Хотя, Фи дала понять, что высасывание Тирека не сработало на дальних землях. Тот же Клаудшифт не пострадал вообще. Так или иначе, вся моя радость мигом выветрилась, как только я заметил, что стало с «Золотым Дубом». Я настолько был разочарован видов развороченного дерева с обожжёнными краями и пеплом сотен книг, что даже не обратил должного внимания внезапно выросшему огромному замку.

Твайлайт тихо подошла и присела рядом, пока я без эмоций глядел на пепелище. Я лишь краем глаза заметил знакомую фиолетовую шёрстку, но интуиция и без этой необходимости подсказала мне, кто подсел рядом.

—Привет, Солар... — произнесла она с такой грустью в голосе, что резало сердце даже сильнее сожжённого древа.

—Привет, Твайлайт — несмешно шутить про «мисс Спаркл» явно было не время, да и желания никакого не было.

Поздоровавшись, мы оба поняли, что нам не о чем говорить. Так мы и просидели почти пять минут, не проронив ни слова. Периодически Твай слегка шмыгала носом, явно сдерживая слёзы. Я же просто сверлил взглядом одну точку, пока глаза не начинали болеть от того, что мне не хотелось даже моргать.

—Вот и всё... Всё... Всё кончено, — очевидно, Твайлайт не могла больше сидеть молча.

—О чём ты? — её слова заставили меня повернуться и встретить поднятые на меня глаза, держащиеся из последних сил, чтобы плотина слёз и разочарований не прорвалась. — Твайлайт... — по дёрнувшимся глазам стало ясно, что сейчас для четвёртой Богини каждое слово было крайне важным и решающим. Сейчас передо мной сидела не могучий аликорн, недавно одолевший считавшееся непобедимым существо, а маленькая кобылка, раненая и побитая, оскорблённая до глубины души, лишившаяся чего-то очень и очень близкого и родного. Применив свои скромные знания по психологии, я повернулся к ней полностью так, чтобы её внимание сосредоточилось на мне, моём лице и моём голосе, а не отвлекалось на пылающие коренья Дуба. — Твайлайт, ты безусловно многое потеряла... — начало было плохое, но я так и планировал. Она попыталась посмотреть на горящий ствол древа, но лёгким движением копыта я не позволил ей это сделать. — Но всё это не значит, что всё кончено, — она постаралась проморгаться, после чего широко раскрыла глаза и глядела прямо мне в лицо. — У тебя ещё есть все шансы построить прекрасное будущее. Да, есть проблемы и трудности, но их можно... Нет, нужно преодолевать. А преодолеть их может только сильный пони, — Твайлайт начала опускать голову, но я вновь остановил её, коснувшись подбородка. — И если какая пони и заслуживает зваться сильной, то это ты. Держись своих друзей и никогда не сдавайся. И тогда ты преодолеешь любые трудности, — где-то посередине этой речи я перестал говорить, опираясь на технику психологии, а стал говорить от сердца. Мне была небезразлична, крайне небезразлична эта уже-не-единорожка и я не могу позволить себе видеть её утопившейся в собственных ошибочных образах касательно своего будущего.

Твайлайт ответила не словами, а объятиями. Не теми паровозными объятиями, которыми «здоровается» Пинки и не теми жёсткими и цепкими объятиями, которыми, как оказалось, пользуется Фи. Объятия Твайлайт были мягкими, медленными и чуткими, будто я был пугливой бабочкой, которую она очень опасалась спугнуть. Она прижалась ко мне, ничуть не давя и приложила голову так, чтобы не смотреть на догорающее дерево.

—Можно...? — начала она, но голос у неё так преломился, что мне стал видеться только один вариант того, на что она просила у меня разрешения.

—Можно, Твайлайт, — мне не требовалось спрашивать, что она хотела. Получив согласие, Принцесса Дружбы постепенно начала шмыгать и хныкать всё чаще, пока наконец не расплакалась окончательно, что вызвало у меня забавную ассоциацию, будто всеми этими шмыгами и хныками она разгонялась до полноценного слёзоизлияния. Пришлось сдерживаться от смеха.

Её можно было понять... На её долю выпала такая гора неприятностей, требующих решения, и вопросов, требующих ответов. Но в одном я был прав — она была сильной пони, она сможет всё это выдержать. Она ещё станет Великим Аликорном и её будут почитать так же, как Селестию с Луной. Ну а пока? Пока ей нужно верить в себя. Её сила может изменить Эквестрию к лучшему и она должна быть готова к этому. Через некоторое время всхлипывания стали тише и Твайлайт отодвинулась от меня и посмотрела на меня влажными глазами. Я не знал, что ещё сказать, поэтому просто улыбнулся настолько ободряюще, насколько мог.

—Спасибо, Солар... Наверное, ты прав. Нет-нет. Ты точно прав. Прости, что расклеилась.

—Тебе не нужно извиняться. Это... — я ткнул копытом на мокрое солёное пятно на своём левом плече — ...зачастую помогает.

—Хех, да, помогло, — и она улыбнулась, что было в данный момент просто лучшей наградой, которую я мог себе представить. — Я, наверное, пойду огляжу этот чёртов Замок... Мне... Мне тяжело здесь находиться.

—Нет проблем, Твайлайт. Я понимаю.

Она развернулась и пошла в сторону этого треклятого Замка, но пройдя пару шагов, развернулась опять и подошла ко мне.

—Солар, пообещай мне кое-что...

—Да?

—Пообещай, что будешь заходить периодически. Я думаю, что сломаюсь без посетителей.

—Конечно, я даже свою коллекцию пожертвую.

—Нет...

—Да, часть её мне всё равно не очень нужна, так что не спорь, — видно, спорить она не сильно хотела, так что просто вздохнула.

—Спасибо, Солар. Это... Спасибо, — она поклонилась и направилась к Замку.

Я попытался сделать всё, что мог, чтобы «починить» Твайлайт и искренне надеюсь, что у меня это получилось. Однако сам я остался сломлен разрушением «Золотого Дуба». Наш мир, столько лет существовавший в гармонии, будто из интереса и желания контраста подкидывает нам отвратительных тварей и монстров. Да, сейчас я, наверное, груб по отношению к Принцессе Луне и Дискорду, но что поделать...

—Спасибо тебе, — донёсся до меня тихий и умиротворяющий кобылий голос откуда-то сзади. Настолько умиротворяющий, что я даже не удосужился повернуть бестолковку и посмотреть на неизвестную кобылу.

—За что? — на каком-то автомате сказал я, даже не задумавшись, кто и за что может меня благодарить.

—Ты не дал ей усомниться в себе. Оказался рядом с ней в нужный момент. Возможно, только что простыми словами ты спас свою подругу.

—Подругу? Я не уверен, что мы друзья... — я наконец обернулся и увидел рядом с собой, наверное, самую известную кобылу во всей стране. Её Величество Принцесса Селестия сидела на газоне и так по-свойски общалась со мной. Я машинально поклонился, но нагнанное депрессивное настроение просто выбило весь мой почёт к правительнице. После первого же поклона я вновь уселся как обычно и скучающим взглядом уставился на Принцессу.

—Но если не друзья, то кто?

—Нечто меньшее.

—А я вижу, что нечто большее.

—С чего вы взяли... Вы ведь... Я... Эх, вы и так всё видите, да? — она медленно кивнула. — Я думал, только Принцееса Кейденс видит чувства других пони...

—Это так, она видит их как тонкие линии в нашей душе, по разному переплетённые и запутанные. Но чтобы увидеть твои чувства, не нужно никаких способностей. Достаточно увидеть твой взгляд, когда ты слышишь её имя. Да, как сейчас, — пока я боролся со смущением, Принцесса сделала небольшую паузу. — Но я не слепа, я вижу, что ты пытаешься это отрицать. Почему?

—Я не хочу ей навредить, — и после этих слов Селестия слегка хихикнула. В ответ я вопросительно на неё посмотрел.

—Ты правда считаешь, что этим навредишь ей? — задала она вопрос, в поднятии которого я был уверен.

—Я буду обузой и... А к чему вообще расширять понятие? Я буду обузой и всё тут.

—Мой маленький пони... — начала она в своей привычной манере, но мне пришлось её прервать.

—Не надо, Принцесса. Меня уже не переделаешь, не надо пытаться, — перебил её я, на что в ответ она лишь прикрыла глаза и еле заметно кивнула. Я лишь в этот момент вспомнил, что передо мной не только Богиня Солнца, но и любящий наставник, для которой Твайлайт была почти как дочь. — Простите, я не хотел вас обидеть.

—Ты тоже видишь чужие чувства, юный жеребец. Ещё раз спасибо, что не дал ей усомниться в себе... — она помотала головой из стороны в стороны, видимо, пытаясь найти что ещё сказать, но, судя по всему, так и не нашла. — Прощай, Солар, — и не дождавшись моего ответного прощания, Принцесса улетела.

Через несколько минут я уже брёл одинокой фигурой по улочкам Понивилля, направляясь домой.

—Хээээй, Солаааар! — кричал мне знакомый голос откуда-то издали. Из вежливости я замедлил свой и без того медленный ход. Через несколько секунд рядом с моей скучающей натурой топала Лира.

—Привет, Лира.

—Привет, ты... какой-то чересчур грустный.

—А ты не видела?

—Не заставляй чувствовать меня неловко. Что не видела? — в её глазах я увидел некоторую обеспокоенность, так что решил не темнить.

—Библиотека...

—Оу, точно. Прости-прости, я совсем не подумала. Ты же любишь читать, а библиотеку взорвали. Чёрт, это же так логично... Дура, дура, дура, — она принялась колотить себя копытом по лбу.

—Прекрати, пожалуйста, — мне пришлось остановить её самоизбиение. Но стоило отдать единорожке должное — эта сценка меня немного отвлекла и взбодрила.

—Да, прости.

—Нет, ты меня прости, так как я должен тебя покинуть. Извини, я хочу побыть один, если ты не против. Поболтаем завтра, хорошо?

—Конечно, нет проблем.

А ведь я даже не спросил, чего она хотела... Но в итоге этот короткий разговор ни о чём меня всё же отвлек от уныния и депрессии. Сам не знаю, как Лире это удалось. Может, в этом был её особый талант? В любом случае, следующий кексик за мой счёт.

—Прости, Солар, — внезапно прервала мой рассказ Фи.

—Что ты имеешь в виду?

—Я вспомнила то время, — с грустью добавила она.

—Всё ещё не улавливаю сути.

—Я тогда не понимала, почему ты был такой угрюмый и... И я тогда обиделась, посчитав, что ты ...

—Что я...?

—Что ты был мне не рад... — Фи стыдливо опустила голову.

—Ну вот что мне с тобой делать? — без негодования произнёс я, тихонько подняв её голову копытом.

—Обнять и простить? — элегантно избавилась она от долгих рассуждений. Мне оставалось лишь последовать её просьбе.

—Ну вот и как на тебя злиться?

Дальнейшие месяцы для понивилльцев были не очень примечательными. Да, у Твайлайт и Ко было много примечательных событий, но нам, обычным горожанам, за это время ничего не грозило. Подумать только, городок мог спокойно вздохнуть. У команды Твайлайт, конечно, были какие-то проблемы с некоей, на тот момент безызвестной, единорожкой по имени Старлайт. Впоследствии они подружились и Старлайт даже стала ученицей Твайлайт. На вопрос о том, как они познакомились и подружились, обе они почему-то отмалчивались. Я тоже пытался сдружиться с мисс Глиммер, но довольно быстро мы оба поняли, что я слишком тупой и болтать со мной столь могущественной чародейке было попросту скучно.

Что же касается Твайлайт, то своё слово я держал. Я иногда заходил в её Замок, радуя тем, что хоть кто-то в Понивилле такой книгочей, как и она. Ну и перетаскал несколько книг, которые мне оказались не нужны. Один раз пытался отдать ей один из трудов Ноувойда, про бризи, но Твай решительно дала отказ.

—Вот примерно такая история.

—Что? Стоп-стоп-стоп. Что?! Это же история о влюблённом жеребце, который регулярно видит обожаемую им кобылу. И вот такая история так спонтанно заканчивается? Ты точно надо мной издеваешься.

—Нет, я же говорил, что... Или не говорил... В общем, я никогда не развивал отношения с Твайлайт и не хочу этого.

—Солар, с твоей идеологией такими темпами ты никогда не порадуешь сестру племянничками, — видимо, у пегаски на уме только одно и было.

Я огляделся и заметил, что в своих «увлекательных» россказнях я сильно увлёкся и мы протопали в Замке несколько часов, раз уж на улице уже начало потихонечку темнеть.

—Прости.

—Солар, ты опять извиняешься не пойми за что и не пойми зачем?

—Ну может совсем немного. Прости, что получился такой непродуктивный день.

—Да не волнуйся ты так, зато я узнала родного брата чуть лучше.

Я просто улыбнулся в ответ и мы пошли на выход. По пути нам не попались ни Твайлайт, ни Спайк, поэтому прощаться мы не стали.

По пути домой опять же ничего интересного не происходило. Нас никто не встретил, а Фи всю дорогу молчала. Но при этом она была явно в приподнятом настроении, что очень меня радовало, вспоминания её вчерашний настрой. По пришествии домой нас встретил вернувшийся невесть когда, невесть откуда Ронгсайд.

—О, Солар, Фьюри, привет, — суховато поздоровался он и ушёл прочь.

—Погоди, Ронгсайд. Не будешь с нами ужинать?

—Эм, нет, спасибо. Ешьте без меня, я перекусил яблоками. Кстати, спасибо за них, — единорог стыдливо отводил взгляд.

—Всё в порядке, Ронг? Ты выглядишь немного нервным.

—Всё отлично, хотя, может быть ты и прав. Пойду отсыпаться, не скучайте, — в видимой спешке он заперся в своей комнате.

—Нууу ладненько... — сказал я в пустоту и обернулся к Фи. — Перекусим?

—Конечно, я бы легко умяла тройную порцию.

Через несколько минут Ронгсайд выполз из своего убежища и присел рядом с нами. Я пододвинул к нему сделанный заранее уже привычный чай с уже привычными бутербродами.

—Как ты узнал, что я присоединюсь?

—Я должен знать своих друзей.

После этого Ронгсайд замолк и весь ужин мы почти не говорили. Я предполагал, что это в первую очередь из-за того, что единорог с пегаской мало знакомы, а таким пони тяжело поддерживать содержательный диалог. В случае с Ронгсайдом появлялась ещё одна причина — он никогда не говорил, где он пропадал, так что самый очевидный вопрос, «Как прошёл день?», ни к чему не привёл. Так мы и просидели, не сказав ни слова и неловко глядя друг на друга. Ронгсайд после трапезы откланялся и вновь скрылся в своей комнате, а я же с Фи поплёл в комнату, не сильно понимая, чем ещё занять сегодняшний вечер. Из-за этого мы просидели до «сонного» времени, вспоминая мелкие, скучные и не особо примечательные байки из нашей жизни. В общем, коротали время как могли, а потому, когда искомое время наконец пришло, то мы радостные разбрелись, готовясь ко сну.

Вернувшись из душа, Фи без особых эмоций протаранила меня, попутно щёлкнув выключатель света и припечатала своей тушкой в кровати.

—Эй, ты чего творишь?

—Мне пофиг, сегодня сплю так. Вчера ты командовал, сегодня я у руля, — в ответ я начал тихонько ржать. — Чего ты угораешь?

—Мне нужно в туалет.

—...

День IV: Переломный момент

Утро... Нет, стоп, не утро. За окном было слишком темно для утра. С ленцой и прищуром вглядевшись в часы, я увидел, что что-то решило разбудить меня в четыре часа утра. Достаточно проморгавшись, я увидел, что проснулся не только я — Фи с опаской глядела куда-то в никуда. Спустя пару секунд наблюдений за ней я понял, что она не разглядывает что-то, а прислушивается. Я пытался вспомнить, что же именно меня разбудило, но, судя по всему, это был одиночный звук.

—Фи, в чём дело? — шёпотом произнёс я. Фи слегка повела ушами.

—Я слышала шум.

—Какой?

—Грохот. И разбитие стекла. У тебя окна открываются?

—Да, шлёпни по щеколде.

Фи вскочила с меня, быстро открыла окно и выползла. Я на автомате выполз за ней. Я догадывался, что делает пегаска. Она всё же патрульный Клаудшифта. Фи выдерживала чёткую линию, ориентируясь на том, с какой стороны некоторое время назад услышала шум. Не желая нарушать столь сосредоточенный процесс, я шёл молча и старался как можно тише шуршать травой. Продвигаясь всё дальше и дальше, я сначала стал удивляться, как Фи что-то расслышала на таком расстоянии, да ещё и в сонном состоянии. А затем я увидел, чей же дом пострадал от пока что неизвестных деяний.

Домик Тёрнера Хувза стоял в целом нетронутым. О каком-то инциденте свидетельствовали лишь слегка помятая дверь и выбитое окно. Аккуратно войдя внутрь, мы обнаружили, что особых следов борьбы кроме вышеозначенного окна по сути и не было. Хувза не было ни в гостиной, ни на кухне, ни в его подвальной лаборатории.  Я решил не мешать Фьюри заниматься тем, в чём она явно превосходила меня и медленно ползал за ней, как хвост.

—Чей это дом? — спросила Фи с видимой серьёзностью в голосе.

—Тёрнера Хувза.

—Он учёный? Видимо, да. Может для него такое нормально?

—Нет-нет, все эксперименты он проводит в подвале с утолщёнными стенами. В гостиной у него всегда был порядок.

—Он твой друг?

—Нет, просто...

—А, точно, социальная внимательность. Ясно.

Я не обращал внимание на некоторую грубость и наглость в её голосе. Видимо, сестра всегда была такой, когда у неё включался режим детектива. Через несколько минут ползанья мне это надоело и я смирно уселся на ковре в гостиной. Ещё через пару минут Фи вернулась, готовая сообщить мне что-то.

—В общем, судя по всему, его избили где-то здесь. В ходе побоев разбили окно и скомкали ковёр, на котором ты разместил свой круп.

Не дав мне сказать хоть что-нибудь, она выскочила на улицу. Словесных наводок не потребовалось — на земле были видны относительно чёткие следы, по которым легко было определить, что кто-то в здравии волок кого-то не очень в здравии. След проглядывался вплоть до опушки Вечносвободного Леса...

Дойдя до линии, с которой начинался пугающий всех и вся Лес, мы остановились и задумались. Следы чётко продолжались, уходя куда-то вглубь в темноту. Помятая кустарная траншея только помогала чётко видеть путь. Сестра посмотрела на меня с некоторой нерешительностью.

—Если мы уйдём сейчас, кусты со временем сдвинутся обратно. Таков этот лес, — попытался я предугадать её вопрос.

—Ты уверен, что это хорошая идея?

—Не уверен. Но если с Тёрнером случится что-то плохое, а я просто отойду в сторону, то вряд ли смогу простить себя. А вот тебе лучше остаться дома.

—Серьёзно? Ты будешь тут геройствовать? Ты-то? Ну уж нет, Солар. А если с тобой что-нибудь случится? Как ты предлагаешь мне после этого жить? Хоть немного обо мне подумай, братец, — голос Фи постепенно срывался и нетрудно было понять, что не стоит с ней сейчас спорить. Я приобнял её и посмотрел в глаза.

—Так и быть. Пойдём. Никто никого не ведёт, идём бок о бок.

Пегаска утвердительно кивнула и встала ко мне на расстояние не более дюйма. Мы медленно продвигались, не теряя след. Фи показывала хорошую строевую выучку, за всё время ни разу не уменьшив и не увеличив интервал между нашими боками. След порой заметно петлял, так что мы бы точно его потеряли, если бы дали кустам зарасти. Поначалу мы реагировали на всякий шум и шорох, но довольно быстро стало ясно, что в данных зарослях это более чем нормально и постоянно.

И всё это увлекательное странствие закончилось буквально через минут десять. Резкая вспышка яркого света мгновенно нас ослепила. Я тут же почувствовал, как меня обхватило крыло Фи, очевидно, не желающей потерять ориентацию в пространстве и видящей во мне единственный доступный ориентир. После этого я услышал два громких шлепка, после которых держащее меня крыло прекратило это делать. Моя башка, будучи башкой земного пони, оказалась прочнее и выдержала три шлепка по затылку. Но уже четвёртый удар привёл к отключке.

Кому-нибудь когда-нибудь было интересно, что происходит после пробуждения из обморока? Тупая боль. Много тупой боли. Голова болела, явно помня оздоровительные оплеухи. Ноги, спина и круп болели, т.к. пролежали непонятное количество времени на твёрдом полу. Ну а открытые глаза лишь казались открытыми. На деле я их еле-еле разлепил и видел всё в полутьме-полутумане. Спустя где-то минуту я смог разглядеть, где нахожусь. Вернее, смог бы. Разглядыванию мешала чья-то улыбающаяся мордаха, пристально смотрящая прямо на меня.

Проморгавшись ещё немного, я смог наконец чётко видеть перед собой улыбчивое создание. Им оказалась маленькая кобылка с фиолетовыми глазёнками, выглядывающими из-под черноватой чёлки. Увидев, что я наконец смог идентифицировать её, юная незнакомка заулыбалась ещё радостнее.

—Эм, привет? — устало сказал я.

—Солар! — стоило мне подать голос, откуда-то неподалёку донёсся выкрик сестры. Она неряшливо оттолкнула черногривую малышку и ласково-жёстко обняла. — Наконец ты очнулся.

—Ага, но можно я ещё тут посижу?

—Ну, не то чтобы у нас была возможность куда-то пойти. Мы в клетке, Солар.

И действительно, мы сидели в небольшой камере. Беглый взгляд по комнате позволил мне лучше рассмотреть нашу, как выяснилось, соседку по заключению. Малышка оказалась не совсем пони. Чёрные полосы поверх белой шёрстки и странный, непонятный мне символ на месте кьютимарки говорил чётче чёткого — кобылка была зеброй. И если большинство после знакомства с Зекорой представляли всех зебр себе строго чёрно-белыми, то наша спутница имела тоненькие, не сразу заметные, фиолетовые полоски вокруг каждой своей чёрной полосы на теле, что придавало её фигурке забавный эффект свечения. Однако веселье как-то улетучилось, когда я увидел на её ногах несколько шрамов, судя по виду, уже старых. В её-то возрасте.

—Тёрнер был с нами в камере, но буквально полчаса назад его забрал куда-то, — проинформировала меня пегаска.

—Ясно... А кто же наша «гостья»? — спросил я, больше обращаясь к зебре, чем к сестре, но ответить решилась именно она.

—Не знаю, она со мной не разговаривает.

—Эй, малышка. Ты кем будешь?

—Я... Я Ц'Карра, мистер... Солар, да? — робко уточнила она моё имя.

—Какое символичное имя... Кхем, да, я Солар. Солар Блейд. А вот эта крылатая бестия, которой ты не доверяешь — моя сестра, Фьюри Рейзор. Откуда ты, Ц'Карра? — я специально произнёс её имя, чтобы привыкнуть и, как и ожидалось, оно показалось мне несколько непривычным на слух.

—Из крупной зебринской деревни, Ратакк. С двумя «к». Вы, наверное, никогда и не слышали о таком, да? — у зеброчки был довольно милый голос. Напомнил мне голос сестры ЭйДжей, но полностью лишённый этого реднекского акцента.

—Ну да, прости, я довольно слабо знаком с зебринской культурой...

—А я вообще живу в облачном городе большую часть жизни, — решила встрять в диалог Фи.

Повисла неловкая тишина. Фи наверняка чувствовала себя крайне неловко, но не она послужила причиной повисшего молчания. Ц'Карра уловила направление наших взглядов и этого хватило, чтобы её спровоцировать.

—Хотите узнать про эти шрамы, да? — малышка отводила глаза. Фи просто с унылой мордой села, явно намекая, что отдуваться мне.

—Ц'Карра, это твоё личное. Если ты хочешь рассказать — расскажи, если не хочешь — не говори.

Кобылка наклонила голову и странно на меня посмотрела. Спустя секунду она бросилась на меня, заковав в объятия. После крепких, я бы даже сказал, натренированных обнимашек от Фи копытца Ц'Карры казались такими слабыми.

—Ты первый на моей памяти, кто так считает, спасибо! Все всегда начинали выпытывать у меня...

—Так ты не расскажешь? — вторглась Фи, разрушая сложившуюся атмосферу. Ц'Карра тут же грозно на неё посмотрела.

—Не злись на неё. Обычно она довольно милая, но сейчас почему-то включила грымзу.

—Лады-лады! Я извиняюсь! Но если никто не обратил внимания, то мы сейчас сидим в клетке! Нас вырубили в лесу, мы понятия не имеем, зачем нас схватили, где мы находимся и что вообще ждёт нас впереди.

Слова сработали и попали в нужное место. Я встал, проверяя, достаточно ли отошёл от недавнего обморока. Подойдя к решётчатой двери нашей комнатушки, я смог немного оглядеться. Наша троица сидела в каком-то крупном подземном комплексе. Видимо, основанном уже давно, если судить по тому, как сильно сухая и скучная в прошлом пещера была переделана под нужды и комфорт для пони.  Множество вколоченных в своды кристаллов света, огромное количество конструкций из дерева и камня и самое главное — пони. Их здесь было много и они здесь действительно жили. Мне тяжело было представить, как можно прожить всю жизнь без неба над головой... Фи и Ц'Карра стояли по бокам от меня и тоже с любопытством глазели на внутренности подземелья. Возникал вопрос, почему они не исследовали всё это, пока я валялся в отключке, но ладно. Возле дверцы обнаружился стражник. Он выглядел невероятно мускулистым для единорога, был одет в кожаную броню, а об его левый бок опиралось копьё, которое он, я уверен, мог бы выхватить телезахватом за долю секунды. Но при этом у него была такая спокойная морда, что я никак не мог увидеть в нём готового к убийству стража, а, скорее, скучающего работягу, все интересы которого начинались и заканчивались желанием сдать смену, заползти под тёплое одеяло и провалиться в сонное царство Лунной Принцессы.

—Эм, прошу прощения, можно спросить? — решил я вежливо обратиться к стражу.

Страж подёрнулся, схватил копьё телезахватом, но не для того, чтобы направить на непослушного заключённого, а лишь для того, чтоб оно не грохнулось при повороте массивного туловища. Получше рассмотрев морду стражника, я лишь утвердился в своих мыслях — скучающий, уставший и рассредоточенный взгляд, композирующий с ничуть не напрягшимся телом... Единорог слегка приободрился, когда увидел, что на него из клетки пялится три пары глаз.

—Ээээ, да?

—Можем мы узнать, где мы находимся?

Единорог оглядел пространство вокруг нас и с лёгкой улыбкой ответил.

—В камере, ребята. В камере, — шутка была не самой удачной, но для него даже такое развлечение наверняка было полным угаром.

—Яяяяясно. А что за поселение? Куда нас притащили?

—Могу вас порадовать, вы за Горизонтом.

—За... Где?

—Так у нас принято говорить. Все эти пещеры — это Горизонт.

—Ладно, понял. А зачем нас сюда привели? Неужели мы какие-то преступники?

—Нет, не преступники. Но больше я вам ничего сказать не могу — таковы правила. Все вопросы к вашему Надзирателю. Надзиратель сможет и на вопросы ответить, и устроить вас за Горизонтом. Он отвечает за ваше здоровье, но и тщательно следит, чтобы вы не устроили здесь ничего плохого. Эй, ты, милашка, — его взгляд был направлен на Фи. — Видишь тех пегасов? — вся наша группа посмотрела на означенных летунов. Там было несколько пегасов в лёгкой заострённой броне, с лезвиями на крыльях и жёлтыми визорами на мордах. Подняв взгляд, я увидел ещё несколько таких же ассасинов под потолком. Страж, удовлетворённый нашими изучающими мордами, продолжил. — Это Хранители. Они призваны ловить любых нарушителей порядка. В зависимости от тяжести нарушения, им могут разрешить использовать клинковые крылья. Так что, молодая леди, не советую пытаться устроить тут авиавыступление. Мы не хотим подрывать доверие новичков, обвязывая им крылья, так что просто имейте в виду. Я вас предупредил.

—Да, я поняла, — встряла Фи. — И кто же наш Надзиратель?

—Обычно Надзирателем становится тот, кто привёл новичков. Но у вашего какие-то проблемы были. Того земного у него забрали и дали вместо него тебя, — он ткнул носом в сторону Ц'Карры. Ну и понятно, что у нашего надзирателя забрали Тёрнера.

—И долго нам его ждать?

—Должен подойти скоро. Мистер Айвори его вызвал. Освободится — прибудет. Ну и так как вы не в курсе, то мистер Айвори здесь главный. Каждый из нас здесь жив и цел благодаря мистеру Айвори.

Увидев, что болтливые пленники перестали быть болтливыми, стражник отошёл обратно на свою позицию и вновь впал в «рабочий анабиоз».

Мы отошли в центр камеры и уселись треугольником. Я уже было открыл рот, чтобы что-нибудь сказала, как вдруг заговорила Фи.

—Давай договоримся, что не будем ныть и сожалеть о том, что попёрлись в тот дурацкий лес, хорошо?

—Конечно, нет проблем, — пришлось мне согласиться.

—А что мы будем делать? — голос Ц'Карры прозвучал даже немного неожиданно.

—Видимо, у нас нет другого выхода, кроме как дожидаться этого Надзирателя.

—А дальше что? — судя по голосу Фи, она явно хотела наконец избавиться от всех проблем и вновь вернуться к исследованию скучных достопримечательностей Понивилля.

—А что? У нас есть какой-то выход? Мы тут слабое звено. Хочешь сбежать? Не получится. А если получится, то куда мы сбежим? Мы не знаем, где находимся. Так что нам остаётся лишь дожидаться нашего Надзирателя и посмотреть, что будет дальше.

—Оу, а я только начала фантазировать, как эпично и круто мы отсюда свалим.

—Фи, Ц'Карра, нам нужно постараться не покидать друг друга. Цельной группой в незнакомом месте будет проще. Тут не Понивилль и не Ратакк всё же.

—Ты первый пони, который запомнил название моего города, — зебра смотрела на меня такими глазами, будто я не город запомнил, а пересказал по памяти глобальный справочник по географии.

—Ну лааааадненько... Может расскажем друг другу о себе?

—Давай я, как самая постоянная, начну тогда, — со скучающим видом начала Фи. — Я действующий сержант Патруля Клаудшифта, облачного города. Сейчас в отпуске. Решила навестить своего любимого братца и мы вместе встряли в неприятности. Увлекательная предыстория, да?

Ц'Карра прикрыла глаза от неловкости ситуации, а затем перевела глаза на меня.

—Я? Будто мало флэшбеков за последнее время было... Если вкратце, то я живу в унылом домике в Понивилле, без работы и особых хобби. Ну кроме чтения. Со мной в квартире живёт мой друг Ронгсайд и... Да, быстро предыстория отошла от моей личности. Извини, малышка, но тебя посадили к не самым интересным персонам.

—О, не переживайте. Я простая жительница Ратакка. Мы с семьёй жили на окраине. У меня тоже был брат, но он ушёл в армию. Он жив, но полностью разорвал все связи с родителями и со мной.

—Ты больше не считаешь его братом? — с сочувствием произнёс я.

—Эм, что?

—Просто ты сказала, что у тебя был брат...

—О... Да? Видимо, ты прав, я даже не заметила, — кобылка заметно приуныла, нужно было как-то её или подбодрить, или отвлечь.

—А что с родителями?

—Я не знаю... Когда меня похитили, они были на работе.

—То есть эти ублюдки не только украли тебя, но ещё и отобрали от семьи?!

—Солар, пожалуйста... — мягко намекнула Ц'Карра, что я делаю что-то не так.

—Извини... Так что дальше было?

—Ну... Ничего. Я проснулась здесь с тобой, Фьюри и тем Турнером.

—Тёрнером...

—Да, Тёрнером. Видите, я тоже не такая интересная...

—Да, потешная у нас компашка, — я даже не сдержался и немного посмеялся. — Официант! Принесите нам интересного пони, надо разбавить наш коктейль!

—Ваш Надзиратель прибыл, — доложил «официант».

—О как.

Мы все повернулись и увидели нашего контролёра.

—Ох ни черта себе разбавили...

За решётчатой дверью стоял он. Тот, с кем я прожил последние несколько месяцев в одной квартире. Тот, которого я считал другом. Тот, которого я буквально несколько часов назад поил чаем с бутербродами.

—Ронг?

—Солар. Фьюри. Ц'Карра, — с каждым именем он утвердительно кивал в стороны названного. Единорог был на удивление спокоен.

—Как ты... Что за... — я начал путаться в мыслях.

—Погоди... Давай сразу утвердим. Хочешь наорать на меня, отругать и возненавидеть — действуй. Я не хочу растягивать выяснения ситуации надолго. Так что выскажитесь сейчас, — Ронгсайд заметно изменился с последней встречи. Дёрганый и нервный тогда, сейчас он был очень сосредоточенным и тактичным.

—Мне нечего сказать, Ронгсайд, — так и было.

—А мне есть, — вышла вперёд Фи. — Можно на ушко?

Ронгсайд оттопырил ухо и слегка наклонил голову. Стражник возле двери поднял копьё в боевое положение, намекая пегаске о возможных последствиях. Она что-то ему прошептала и я не заметил ни капли агрессии в её мордочке.

—Не бойся, вы здесь не за этим.

—А у меня просьба, — подала голос зеброчка.

—Говори, не бойся.

—Можно я останусь с ними? — малышка дёрнула головой, показывая в нашу с Фи сторону.

—Конечно, если они не будут против. Зная Солара, не будут. Он никогда тебе не навредит.

Я не понимал, зачем Ронгсайд защищал меня. В любом случае нам оставалось лишь тупо следовать приказанием, ведь теперь он был нашим надзирателем. Он открыл дверцу, которая, как оказалось, была заперта на простейшую защёлку, которую любой из нас мог бы легко открыть изнутри комнаты.

Не успели мы выйти из камеры, как замеченные ранее Хранители тут же оживились и начали разглядывать нашу группу. Их устрашающий вид прямо-таки кричал, что спорить с этими ребятами лучше не стоит. В некоторых местах я даже увидел Хранителей-грифонов.

—Куда ты нас ведёшь, Ронг?

—К Айвори Лэнду.

—Что, прям к боссу?

—Он не совсем босс. Он, скорее, настоятель и духовный лидер. И говорит со всеми новичками. Вместе с вами будет ещё несколько пони, зебр и грифонов. Постарайтесь не общаться с Тёрнером Хувзом во время обращения Айвори. Это не очень вежливо.

—А воровать пони из их домов вежливо?! — вскрикнула Фи и на неё тут же нацелилось несколько Хранителей. — Что, убьёшь меня?! Только сделай одолжение, объясни происходящий трындец.

Ронгсайд сделал лёгкий взмах копытом, успокоив напрягшихся пегасов.

—Я могу объяснить вам всё происходящее, но именно для этого вас хочет видеть Айвори Лэнд. Незачем слушать одно и то же два раза. Идём дальше?

Он не дождался ответа и, развернувшись, побрёл дальше. Здесь действовали их законы и надо было им следовать. Хотя бы некоторое время. Ц'Карра, всю дорогу сохраняющая молчание, выглядела весьма взволнованной. Негромко псс-ыкнув, я привлёк её внимание и попытался ободрительно улыбнуться. Малышка подошла поближе, так что можно считать попытку успешной.

Пока мы пробирались к этому Айвори на «поболтушки», оставалось смотреть по сторонам и оценивать подземное убежище. Пещерная деревня выглядела... мило. Если не обращать внимания на пегасов с лезвиями на крыльях, то в глаза бросалась какая-то лёгкость в жизни каждого встречного. Они не были напуганы, они не были агрессивны, они просто... жили. С первоначальной ассоциацией жестокой подземной цивилизации убийц это немного не вязалось. И уверен на сотню процентов, это к лучшему. Магазины, лавки, простые жилища, местами стояли даже фонтанчики. Где-то даже бегали жеребята. Было очевидно, что в данный момент мы были единственными, кто боялся этого места. Видят Принцессы, мне срочно нужен этот Айвори Лэнд, чтобы прояснить ситуацию...

Дотопав до нужного места, которое выглядело, как простенькая круглая платформа ярко-белого света и оказалось очень мягким на ощупь, мы встретили наконец оставшихся. Здесь и вправду были и пони, и зебры, и грифон. Последних по одному. Среди пони я заметил Тёрнера. Поймав мой взгляд, он подал странный, бессловесный знак, явно намекающий, что пока нам рано говорить. Здесь же в группе я заметил какого-то неизвестного мне единорога. На его роге не было никакого блокиратора, так что они доверяли рогатым так же, как и крылатым. Надзиратели сели на отдельную кушетку неподалёку. Судя по нашему и их количеству, тут стабильно на одного приходилось по три новичка. Как и Ронгсайд, остальные тоже были единорогами.

И вот в помещение зашёл он, Айвори Лэнд, про которого нам уже прожужжали все уши. Им оказался обычный на вид черношкурый единорог с невзрачной серой гривой. Основываясь на том, как о нём отзывались здешние, я ожидал увидеть кого-то более, ну, впечатляющего что ли. Айвори же не казался лидером. Закинь его в толку других пони, он бы и не выделялся. Я ожидал, что для общения с новичками он взойдёт на огромный пьедестал, но он просто присёл напротив нас. Вся наша девятка разместилась так, чтобы каждый имел с Айвори визуальный контакт.

—Что ж... Полагаю, вы все уже знаете, кто я такой, но вежливости ради я всё же представлюсь. Меня зовут Айвори Лэнд, добро пожаловать за Горизонт, — заговорил лидер весьма чётким и красноречивым голосом. Наверняка он его натренировал, чтобы обаять новоприбывших было проще. — Полагаю, у каждого из вас сейчас есть ряд вопросов, которые вы хотите задать. Но позвольте мне взять инициативу на себя. Вы не первые здесь, так что я примерно знаю, что вы спросите. Для начала, давайте познакомимся. Моё имя вы знаете, я ваших — нет. Откуда я? Из Мейнхеттена. Откуда вы? Вы мне скажите.

—Дьюк. Из Грифонстоуна, — быстро отозвался грифон из нашей группки.

—Дивинити. Из Филлидельфии, — испуганно ответила пегасочка возле грифона.

—Ролли. Из Эпплузы, — у этого единорога, как и у Ц'Карры были заметны шрамы.

—Тёрнер Хувз. Понивилль.

—Кеца'Го. Маоро, — зебринские имена всё же сильно выделялись.

—Вайлд Файр, — отозвалась последняя перед нами, пегаска.

—Фьюри Рейзор. Клаудшифт-Понивилль.

В это время у меня в голове промелькнула мысль, что в Понивилле собрали аж трёх пони. Но, вспомнив, как мы сюда попали, всё встало на свои места. Наша парочка была не запланирована.

—Солар Блейд, сэр. Понивилльский.

—Ц'Карра. Я... Я из... — замешкалась малышка.

—Она из Ратакка, — докончил я за неё.

—Чудесно, — отозвался Айвори, терпеливо переждавший перекличку, приветственно кивая в ответ на каждое названное имя. — Вижу, некоторые из вас уже познакомились друг с другом. Это хорошо.

Айвори сделал небольшую паузу. Я предполагал, что он вспоминал заготовленную заранее речь.

—Принцесса Селестия. Принцесса Луна. Принцесса Кейденс. Принцесса Твайлайт. Принцесса Флёрри. Знакомые каждому имена, ведь так? — некоторые активно закивали. — Их многие любят, их многие ценят. Кто-то поклоняется им, как богиням. Кто-то просто почитает их, как умудрённых правителей, ведь так?

—Да...  Угу... Конечно... — отвечал кто-то из нашей группы, на кого я не обратил внимания. Наша троица сидела молча.

—Хорошо. А теперь ответьте мне на вопрос: Почему? — никто слова не сказал, но все нацепили на морды выражение недопонимания и активно ворочали головами, ища ответ в глазах соседей. — Скажу конкретнее. Почему их любят и ценят? Почему им поклоняются и почитают?

—Ну, потому что они принцессы, — неловко ответила пегаска из первой группы. Дивинити, кажется.

—Не аргумент, миледи, — Айвори сделал небольшую паузу и прокашлялся. — Не хочу показаться грубым, но мне кажется, что это не достаточный аргумент. У кого-нибудь есть что-нибудь более весомое?

—Они любят нас. Они поддерживают экономику и благополучие всех жителей Эквестрии! — высказалась Вайлд Файр, которую я мельком видел в Понивилле один раз. Под конец она даже немного прикрикнула на Лэнда, из-за чего после испуганно посмотрела на Надзирателей. Те продолжали сидеть со скучающим видом.

—В точку, мисс Файр. Принцессы за нами следят, любят нас и ценят, все согласны? —народ снова закивал. — Но позвольте задать ещё несколько вопросов. Разрешите? — в этот раз его взгляд остановился на мне.

—Конечно, сэр. Вы здесь главный.

—Что ж, ответьте, коль вам не сложно. Что сделала Принцесса Селестия, когда на нас напала Найтмер Мун?

—Она ведь спасла нас от Найтмер Мун. И Принцесса Луна снова с нами, — высказался Тёрнер.

—Она? Найтмер Мун одолели Твайлайт Спаркл и её друзья с помощью Элементов Гармонии. А что делала Селестия? — поймав наше молчание, Айвори продолжил. — Правильно, она просто отправила свою верную ученицу, которая относится к ней, как к матери, прямиком на смертельно опасный бой с тёмной Богиней, надеясь лишь на то, что мисс Спаркл найдёт себе пять подходящих друзей за чудовищно короткие сроки. Будем честны сами с собой: от гнева Найтмер Мун и вечной ночи нас спасла лишь удача. Удача в том, что одной единорожке повезло найти нужных пони. Принцесса сделала опасную ставку и всем нам лишь повезло, что ставка сыграла.

Все молчали. Никто не знал, что ответить. У всех на лице маячило выражение скорби. Скорби по разрушенным реалиям. Скорби по отсутствию контраргументов.

—Двигаемся дальше. Все понивилльцы здесь наверняка помнят, когда в город прилетели орды параспрайтов. Мелкие наглые твари с завидной прожорливостью и невероятной плодовитостью. Они были настоящим бедствием. И что сделала Принцесса?

—Их же прогнали.

—Да, прогнали. И это ключевое слово. Это опасные существа, способные серьёзно навредить как городу, так и его жителям. И их просто прогнали. Для столь опасных существ, живущих в столь опасной близости к городу, обязательные меры по регулированию численности. Но сделано ли это? По сей день нет.

Все снова молчали, не зная, что добавить.

—Вспомним серьёзное... Дискорд. Аватар Хаоса. Помните, как он вырвался на свободу? Легко и без проблем. Помните, что делала Принцесса Селестия, чтобы его остановить? Ничего. Абсолютно. Просто ждала, пока её бедная ученица разберётся со всем сама. Нам опять повезло, что мисс Спаркл справилась и не получила после этого психологическую травму. Да, сейчас Дискорд уже другой, но тогда он не знал конца распространению хаоса. Кто знает, к чему бы это привело спустя годы его «правления». А теперь вспомним о Принцессе Луне. Да, она привыкала к новым нормам жизни в Эквестрии, но мир терроризирует её древний враг, а она даже не появилась...

Все вновь молчали. Поняв, к чему ведёт Айвори, я заметил, что он не испытывает никакой радости от того, что оказывается прав. Или же попросту хорошо это скрывает.

—Кристальная Империя... Думаю, слова излишни. На них напал могущественный колдун и что сделала Селестия? Правильно, — ответил он на незаданный вопрос. — Опутавшие Понивилль щупальца? Лорд Тирек? Нашествие ящеров на Маоро? Убийца в Аркейн-Лайне? Бунтующий дракон в Клаудшифте? Её Величество хоть где-то себя показала?

Все задумчиво глядели друг на друга.

—Мистер Дьюк, после визита Принцессы в Грифонстоун бедственная ситуация в городе изменилась?

—Нет...

—Сколько раз вас избили и ограбили с момента визита Принцессы?

—Четыре.

Айвори молча кивнул.

—Мисс Дивинити, — робкая пегаска сжалась от личного обращения. — От действий бандитов вы потеряли весь свой бизнес, так?

—Да, мистер Айвори... Они также разнесли мой дом.

—И где же сейчас эти бандиты?

—Они всё ещё в городе. Ни одного не поймали... Я... Я поняла, сэр.

—Хорошо. Мистер Ролли? Из-за нападения Тирека вы лишились дома и фермы, полностью потеряв все средства на жизнь. Мне известно, что вы даже подавали прошение на выдачу кредита для восстановления убытков...

—Я вас понял. Да, я всё потерял и меня просто послали куда подальше, — прервал Лэнда побитыш из Эпплузы.

—Мистер Хувз. Какова стоимость всех ваших убытков из-за щупалец Древа и нападения Тирека. Можете не говорить, но...

—Нет-нет, я скажу. Я потерял оборудования, редких образцов и научных трудов на общую сумму в пятьсот сорок одну тысячу битов. Я лишился всех своих сбережений и всех денег, оставшихся мне от родителей на «чёрный день». Принцесса лично отправила распоряжение в банк выплатить мне некоторую сумму...

—И там вам выдали четыре тысячи битов, не так ли?

—Три тысячи девятьсот восемьдесят битов...

—Мисс Кеца'Го... Сколько уже месяцев ящеры нападают на Маоро?

—Одиннадцать.

—Сколько раз вы просили Принцессу помочь?

—Восемь, — зебра явно была из молчаливых. А может быть ей просто было страшно.

—И как у вас сейчас ситуация в Маоро?

—Похоже на войну.

—Мисс Файр. Чем закончилось вторжение чейнджлингов в Кантерлоте лично для вас?

—Мой муж до сих пор в госпитале... И... И...

—И у мистера Кловера нет динамики выздоровления, ему нужны дорогостоящие препараты и/или опытный единорог-лекарь... — пегаска в ответ почти плакала, явно держась из последних сил. — Не печальтесь, мы профинансировали лечение вашего супруга. Настолько, насколько могли позволить наши средства.

—Вы... Вы шутите? — в глазах Вайлд читалась надежда на отрицательный ответ.

—Нет, мисс Файр. Я продолжу?

—Д-д-да-да, конечно!

—Юная леди Ц'Карра, как...

—Не надо, сэр. Не надо, — перебил его я.

Айвори посмотрел на меня, затем на Ц'Карру и простым кивком принял мою просьбу.

—Я не только хотел показать, у кого какие беды. Это было не очень тактично, но, прошу прощенья, иначе нельзя. Всё дело в том, что среди нас есть те, кто попали сюда, не являясь пострадавшими от халатности Принцесс. Мистер Блейд и мисс Рейзор. Вы уже поняли, что мы забираем сюда лишь тех, кто стал мучеником под властью Королевских Сестёр.

—Да, я это уже понял... — мне нечего было сказать. По правую сторону от меня кроме сестры было множество страдальцев и защищать солнечную богиню в их присутствии было мягко говоря неприлично.

—В таком случае, если никто не против, то первые две группы и Ц'Карра свободны...

—Айвори... — внезапно для всех, даже для самого Айвори, прервал молчание Ронгсайд, провожая взглядом уходящих надзирателей. — Зебра не хочет отделяться от них. Я обещал, что так и будет.

Айвори пристально поглядел на Ронга и кивком дал согласие на что-то, явно идущее супротив его правил.

—Так и быть. Мистер Блейд, мисс Рейзор. Я ещё раз прошу прощения, что перед вами предстала подобная сцена. Скажите мне лишь одно — поняли ли вы, чем мы занимаемся здесь, за Горизонтом?

—Яростная пропаганда против Принцессы Селестии? — ответила Фи.

—Вы не первая, кто так говорит. Позвольте объяснить. Мы выслеживаем пони, зебр, грифонов и представителей других рас, которые пострадали от халатной власти Селестии. Их выслеживают наши агенты, одним из которых является ваш знакомый, Ронгсайд. После чего проводится операция по перехвату и пони доставляют сюда. Здесь они начинают новую жизнь, лишённую проблем. Наше общество заботится о своих жителях и защищает их любой ценой. Пока вы не начали критиковать меня, я задам вопрос: вы видели здесь кого-нибудь недовольного? Хоть кого-нибудь из тех, кто прожил здесь некоторое время?

Айвори намекающе замолчал, а Ронгсайд ожидающе всматривался нам в морды.

—Буду честен как с вами, так и с собой. Нет, я таких не видел.

—В таком случае, Ронгсайд окончательно закрепляется за вами как Надзиратель. По любым вопросам обращайтесь к нему.

Мы с Фи оглянулись друг на друга, очевидно, желая задать Лэнду один и тот же вопрос.

—Мы не можем вернуться? — хором гавкнули мы на Айвори.

—Увы, но нет. Наше общество должно оставаться тайным, а потому у вас есть только один выбор — остаться жить здесь.

—Жить здесь? А как же наш дом? — вопросил я.

—Наша работа? — дополнила меня Фи.

—Наши друзья? — дополнил уже я сам себя.

—Сожалею, но вам придётся отринуть всю свою прошлую жизнь. Впрочем, вы напомнили мне, что...

—Я отправил ликвидаторов, — ответил Ронгсайд раньше времени.

—Кого-кого?! — возмутился я. Неужели они и вправду кого-то убивали...

—Ликвидаторы призваны замести следы вашего перехвата. Они должны инсценировать ваш переезд или что-нибудь подобное. Настолько правдоподобно, насколько получится.

—А у самих пони вы спрашиваете? — задал я, наверное, последний из очевидных вопросов.

—Нет, — честно ответил Айвори, ничуть не скрываясь. — Мы не спрашиваем, потому что большинство из них наивно и глупо думают, что проблем либо нет, либо они решатся сами по себе. Ждут, что рано или поздно Селестия спохватится о своих подданных. И не только в Кантерлоте, но и по всей Эквестрии. Надеются, что сидение на месте изменит ситуацию. Но практика показала — нет. В жизни каждого пони, которого вы здесь видите, были беды и страдания. Если вам хочется услышать это слово, то их выкрали, чтобы затем доставить сюда и они могли начать тут новую жизнь, лишённую боли и разочарований.

Айвори говорил медленно и проникновенно, будто не старался меня убедить, а просто излагал свои мысли. И я не был уверен до конца, так это или не так.

—Так что я могу предложить вам с сестрой лишь один вариант — остаться здесь с нами. По любым вопросам обращайтесь к Ронгсайду, — повторился Лэнд, явно намекая, что разговор окончен. Я не мог поспорить, сказать ни нам, ни ему было нечего.

Всей четвёркой мы безмолвно покинули Айвори, который принялся читать какие-то бумаги.

—Я так понимаю, вас поселить в одно помещение? — с какой-то тоской в голосе спросил Ронгсайд.

—Да-да-да, — не дав нам с Фи даже подумать, затараторила Ц'Карра. В ответ Ронг поглядел на меня и слегка улыбнулся, после чего молча повёл нас.

По дороге к нашему, видимо, жилищу я в очередной раз расстроился. Расстроился от того, что в словах Айвори Лэнда было ужасно много правды. На улицах подземного города я так и не увидел недовольных жизнью пони.  Хранители больше не глазели на нас, ожидая предательства, что только смягчало атмосферу утопии в данном месте...

Придя на место, мы обнаружили, что нашим будущим жилищем на неопределённые сроки будет неброского вида одноэтажная хижинка с невзрачной верандой. Впустив нас внутрь, Ронгсайд собирался было уходить, как вдруг резко повернулся и положил на тумбочку какой-то кристалл.

—Поможет со мной связаться, если надо будет, Солар, — он опустил голову, очевидно, желая сказать что-нибудь ещё, но спустя пару секунд вышел из хижины.

Мы все переглянулись, поглядели друг на друга и единодушно решили осмотреться в домишке. Это было простенькое помещение с деревянными стенами, двумя комнатами и туалетом. В каждой комнате стояло по две кровати, возле каждой из них по тумбе с настольной лампой. Идентичность мест слегка напоминали казармы для солдат, но ситуацию исправляла маленькая бумажечка, на которой чётко было сказано, что можно устраивать «своё понимание порядка». Ну что ж, значит пора его устроить. Мы сдвинули кровати чуть поближе, после чего притащили третью из второй комнаты по настоянию Ц'Карры, желающей дрыхнуть с нами в одной комнате.

И как будто спасая нас от скуки после полного завершения перестановки, в дверь постучали. Открыв дверь, мы встретили Ронгсайда с каким-то мешком.

—Привет, эм, позволите?

—Да, конечно, а в чём дело?

Единорог втащил в дом небольшой мешок. Он почему-то тащил его копытами... Ронг, конечно, был не из самых могучих рогачей, но перенести небольшую поклажу телекинезом был более, чем в состоянии. В мешке обнаружилось две хорошо обмотанных скотчем коробки, одна с моими инициалами, другая — с оными Ц'Карры. Фи вопросительно посмотрела на Ронгсайда...

—Прости, Фьюри, но ты ведь приехала к Солару без вещей, так что я так и не нашёл ничего, что стоило бы сюда притащить.

—Ты принёс наши вещи? — вопросил я.

—Да, пока вы были в отключке, я собрал некоторые ваши вещи. Ну, скорее, вещи Солара...  Таким же образом поступил агент, приведший Ц'Карру.

—Ц'Карру воровал не ты? — презрительным тоном спросила Фи.

—Нет, агент, приведший новичка не обязательно будет его надзирателем. Поэтому с Ц'Каррой я знаком не очень хорошо...

—Ладненько, что у нас здесь... — я начал раскрывать коробку и обнаружил внутри то, что, буду честен, меня порадовало. Именно их я и ждал увидеть... Мои книги... Пусть далеко не все, но хотя бы часть моей коллекции всё равно грела душу. — Спасибо, Ронг.

—Спасибо? Спасибо?! — возмутилась сестра и не было понятно, кому она больше хочет проломить череп из двух жеребцов в комнате. — Он выкрал нас из дома, а ты говоришь ему спасибо?! Солар, что за хрень?!

Я мигом отпустил свою коробочную библиотеку и бросился к Фи. В таком её состоянии она могла учудить что угодно и её срочно нужно было успокоить. Приняв мои утешающие объятия, она сначала яростно отбивалась и даже зарядила мне копытом в основание челюсти... Довольно больно, надо отметить. Но под действием утешающих «шшш» и отсутствием разжимания обнимашек с моей стороны пегаска успокоилась и обняла меня в ответ.

—Надо быть вежливым, Фи. Особенно по отношению к другу.

—Я... Я пойду полежу. Продолжайте без меня, — сердите сказала она.

Ей никто не ответил, да и ответа она не дожидалась. Фи ушла в комнату и легла спиной к нам, слегка встопорщив крыло, чтобы даже боковым зрением нас не видеть.

—Солар? Ты... Ты всё ещё считаешь меня своим другом после... После всего? — в глазах единорога читалось какое-то вселенское непонимание.

—Я хочу считать тебя таковым.

—Я... Эм... В общем, я пойду. С вещами Ц'Карры разберёшься сам?

—Да, без проблем.

—Чудно, до встречи, Солар. И... Спасибо.

—За что, Ронг?

—За то, что не отвернулся от меня, — сказал он и, не желая разбираться в дружеских отношениях, быстро покинул хижину, не дав мне уточнить.

Мне оставалось лишь отбросить мысли и помочь юной зебре вскрыть свою коробку, которую она уже несколько минут тщетно грызла зубами, пытаясь содрать скотч. С таким рвением она бы легко могла прогрызть саму коробку, но там наверняка лежало что-нибудь ценное для неё, потому весь её зубастый натиск был сосредоточен только на надоедливой клейкой ленте. Я показал, в каком месте стоит поддеть скотч, чтобы легко его сорвать, что кобылка и сделала, управившись за считанные секунды, впав от скорости выполнения задания в ступор неловкости с лёгкой щепоткой стыда. Чтобы полосатая особа не впадала в депрессию по пустякам, я слегка приподнял один из краёв картонного сейфа, сделав это так, чтобы содержимое увидела она, но не смог я.

Пока Ц'Карра копалась в своей коробке, я вытащил всю свои передачку, приметив посреди процесса небольшой мешочек на дне. Книги можно было расставить лишь на одной полочке, которая, как в итоге выяснилось, была так мала, что три книги пришлось положить горизонтально сверху на поставленные вертикально. Вернувшись к коробке, я вытащил мешочек. Он оказался весьма плотным. Как я и предположил, внутри была плотная кожаная обивка. Так делают на случай, если внутри придётся носить что-нибудь хрупкое. «Добыча» такой и оказалась. Этих двух товарищей я видел, наверное, каждый день раза по два-три минимум. В мешочке лежало два кристалла. Нагревательный, столь регулярно помогающий мне готовить идеальный по температуре чай, и осветительный, долгое время освещавший мою комнату. Кто бы мог подумать, что такие мелочные на первый взгляд вещи стали для меня столь ценными. Не сильно засоряя мозг мыслями, я тут же пробежался по хижине и вставил кристаллы в нужные им места. Как таковой кухни здесь не было. Вместо неё была простенькая нагревательная платформа, куда я и всандалил кристалл. Я унёс платформу во вторую комнату, по пути выронив кристалл. Мог бы испугаться, если б точно не знал, что он крайне прочный. Я уже упоминал, что не пожалел на него битов? Кристалл был упрочнён дополнительной металлической окантовкой, так что раздробить его можно только огромным давлением.

Вернувшись, я обнаружил, что Ц'Карра уже разложила свои вещи. Фи перестала делать вид, что спит и активно следила за движением зебры. Пока меня, тихо наблюдающего за этим из-за угла, никто не тревожил, я задумался. Ц'Карра упоминала своих родителей и говорила, что её брат забросил общение с ними. Но украли только её. Айвори Лэнд говорил, что ликвидаторы должны обеспечить прикрытие для исчезнувшего. Так каким образом её украли, родителей нет и при всём при этом дело умудрились замять. Напрашивался не самый приятный вывод — малышка росла не с родителями. Может, с другими родственниками сомнительной компетентности, а может она из приюта. Вторая версия вязалась с идеей «ликвидации» следов. В любом случае, общаться с Ц'Каррой стоит поосторожнее. Захочет — расскажет. И чтобы я точно не погряз в размышлениях, кобылка заметила меня и подбежала.

—Солар, Солар, хочешь, покажу свои вещи?

—Как будто у меня есть возможность отказаться, — сказал я с заметной улыбкой, чтобы ненароком не расстроить малютку.

—Вот этот ножик мне подарил брат, — нехилый такой ножик. Это был полноценный кинжал. — Ну, пока он не... Ну вы поняли.

—Поняли, — оживилась Фи. — Неужели он тебя так нравится?

—Ага, он напоминает мне о том, каким был мой брат, а не каким он стал.

—А чего ножны на замке? — не успокаивалась пегаска.

—Брат сказал, что вытаскивать этот ножик можно только тогда, когда я смогу нормально сражаться им. А ещё он говорил, что он ужасненько острый, — зебра явно ждала каких-то комментариев или вопросов и, не дождавшись их, продолжила. — А вот это подарок на мой восьмой день рождения, — подарком оказался, как ни странно, набор шахмат. Странноватый выбор для восьмилетней кобылки. — Мне так и не сказали, кто мне их подарил. До сих пор чувствую себя странно от этого.

—Чудно, сегодня и сыграем. А это что за странная штука? — взбодрившимся голосом сказал я.

—Это шкатулка... И я не знаю, как её открыть.

Я взял коробочку в копыта, повертел туда и сюда, не обнаружив никаких рычажков. В корпусе были видны тоненькие сдвижные пластиночки. Для копыт они были чрезвычайно маленькими, так что я попросил Фи попробовать сдвинуть их крылом, но даже оно оказалось слишком большим. Вывод был прост — манипуляции со шкатулкой можно было проводить только либо телекинезом, либо крайне тонкими инструментами.

—А кто тебе её подарил?

—Никто, я её нашла. Я пыталась найти того, кто её потерял. Честно-честно пыталась!

—Нашла в Ратакке?

—Угу, — ответ был быстрый, но не слишком, а значит она не врала. Впрочем, зачем бы ей врать...

—Просто судя по всему, эту шкатулку может открыть только единорог. Да к тому же хорошо знающий её устройство. Я не уверен, но мне кажется, что для открытия нужно прокрутить что-нибудь не только снаружи, но и внутри. Чисто предположение.

Ц'Карра с прищуром посмотрела на меня.

—Ты мне не веришь, да?

—Скорее, стараюсь поверить. Просто странно видеть шкатулку, которую может открыть только единорог в городе зебр.

—Эй, тебе не кажется, что это немного грубо? — внезапно голосом разума попыталась стать Фи.

—Ну может быть немного, но зато честно. И-извини, Ц'Карра, я не хотел. Ты ведь не обижаешься?

—Не-а! — удивительно радостным голосом вскрикнула она. — Ты прикольный, на тебя не получается обижаться.

—Хм, знаешь, а она права, — поддакнула сестра, явно вместе со мной радуясь, что ситуация разрулилась без ссор и обид.

Посмеявшись, девчонки тихо расползлись по кроватям, пока я отошёл готовить чай. Ц'Карра запросила очень сладкий, ну а Фи сильно обрадовалась, когда на одной из полок мы обнаружили пакет молока. На той же полке я обнаружил пять кружек. Видимо, для четырёх новичков и одного регулярно заглядывающего надзирателя, чтобы показать ему, как подопытные щеночки научились гостеприимству. Наготовив чайку и принеся поднос в общую комнату, я обнаружил разочаровывающий факт — самки захватили боковые кровати, оставив мне среднюю, а я просто до зубного скрежета не любил спать НЕ у стены. Но расстраивать девочек, пытаясь отвоевать другое место, очень не хотелось. Сейчас они были моей единственной опорой в непонятной общине.

Завалившись на кровать, предварительно поставив кружку на тумбочку, я принялся ворочаться из стороны в стороны, из-за чего быстро понял ещё один деморализующий аспект моего лежания посередине. Куда ни повернись, на меня смотрели чью-то глаза. В один бок мне глядели изумрудные сестринские зыркалки, в другой целились фиолетовые хлопалки Ц'Карры. Всё это немного пугало.

Чаи мы гоняли молча. Видимо, у всех навалилось мыслей, которые надо было в тишине и спокойствии переварить. Я же помимо размышлений, решил ещё и закопаться мордой в подушку. И я быстро пожалел о содеянном. Нет, я не начал задыхаться, я начал вспомнить всё то, что могу уже никогда не увидеть...

—Солар! — орало мне что-то в левое ухо. — Солар! — второй крик, прозвучавший с той же тональностью, показал, что первый крик был столь громоподобен из-за... Из-за пробуждения ото сна... Я заснул? — Солар, придурок, не смей меня пугать!

—Что? Что стряслось? — голос оказался немного мятым из-за вязкости во рту. Гримаса жуткой паники на лице Фи не успела меня напугать, так как она тут же бросилась мне на шею.

—О, слава Богиням! Всё в порядке!

—Фи, теперь ты меня не пугай. Я не понимаю, что происходит, — я отодвинул её от себя, схватил за плечи и проникновенно взглянул в глаза и спокойным голосом продолжил. — Что произошло? Что вас так напугало? — Ц'Карра в это время заползла на кровать и уселась рядом. Мне хотелось повернуть башню и осмотреть малышку, но терять визуальный контакт с сестрой не стоило. — Мне что-то приснилось? Я кричал во сне? Звал кого-нибудь?

Пегаска перехватила мои копыта и положила свои таким же образом уже на мои плечи.

—Солар... Ты не спал».

—А вот с этой остановки поподробнее.

Девчонки переглянулись. Я наконец взглянул на зебру. Брови «домиком» показывали её отношение к данной ситуации.

—Мы немного повалялись, после чего увидели, что ты не пьёшь свой чай. Ц'Карра его выпила...

—Он был очень вкусный. Только холодный.

—Эм, да. В общем, она его выпила и мы отошли в другую комнату, чтобы ненароком тебя не разбудить.

—Фьюри рассказала мне о Клаудсвифте и своей работе.

—Клаудшифте... Но не суть. Чтобы скоротать время, я предложила сыграть в те шахматы.

—Я пошла сюда, чтобы их принести.

—А потом из комнаты донёсся её крик. Я вбежала в комнату и она смотрела тебе в лицо.

—Ты был пугающий...

—У тебя были открыты глаза, Солар. Ты не моргал и следовал взглядом за моим копытом. Как будто ты не спал, а был парализован.

—А ещё ты говорил чью-то имена. Очень тихо, а потому пугающе.

Девчонки тараторили так быстро и кидались фразами так попеременно, что я с трудом улавливал сказанное ими. Но всё же уловил. А пока я делал задумчивый вид, дверь открылась и вбежал Ронгсайд.

—Да, и я позвала его...

—Что случилось? — единорог явно нервничал. Оставалось выяснить, из-за наших невзгод или из-за того, как эти невзгоды могли повлиять на его карьеру. Если за Горизонтом вообще есть понятие карьерного роста...

—Он спал с открытыми глазами, но как будто видел и понимал всё происходящее. Как будто он... — Ронгсайд вскинул копыто и Фьюри замолчала.

—Ты не знала про это?

—Н-нет... Про что? В чём дело?

—Солар частенько засыпал в таком состоянии. Когда я пробирался в его комнату почитать, то первые пару раз тоже пугался. Но оказалось, что он просто так странно дрыхнет.

—Меня теперь больше пугает, что пока я спал, ты бродил где-то рядом... — среагировал я. — Ну и что же ты там выискивал?

—В основном искал что-нибудь о географии Понивилля и его окрестностей. Но ты и сам знаешь, что я ничего путного не нарыл.

—Да Дискорд с ними, с книгами! — вскрикнула сестра так резко, что я чуть не свалился с кровати. — Что с Соларом? Я поняла, что это не первый раз, но это ведь не нормально!

—Да, не нормально. И я знаю, кто может объяснить это. Стоп. Поправочка. Вероятно, он может объяснить это. Но сегодня он занят, так что я отведу к нему завтра.

Фи оглядела всех в комнате, устало вздохнула и, медленно отойдя к двери, продолжила.

—Так и быть. Прости за вызов, — её мордаха выдавала яростное желание выпнуть нежеланного единорога прочь.

—Не извиняйся, для этого я здесь и тусуюсь, — бросил он и быстренько свалил, не желая раздражать не умеющую скрывать свои эмоции пегаску.

Мы расползлись по комнатам, очевидно, не желая ничего обсуждать. Я предложил всем чай, но услышал от всех отказ, а потому лакал на нашей импровизированной кухне в одиночку. Спустя некоторое Ц'Карра начала болтать с Фи, очевидно, от скуки...

—А что за имена Солар называл?

...или нет.

—Не знаю, ты же их слышала.

Обе они говорили ощутимым шёпотом, не сильно представляя, насколько плохи стены этого строения в плане звукоизоляции. Прислушиваться, конечно, приходилось, но моей былой лачуге и в подмётки не годилась эта аудиостудия. Я мог бы посёрбать чаем, чтобы не создавать слишком тихую обстановку вокруг себя, но Фи слишком хорошо знала, насколько я ненавижу этот отвратительный, мерзкий звук… Ну, в общем, не нравится он мне.

—Какой-то Пинк Пайк, например.

—Пинки Пай. Немного с придурью розовая земнопони, но, судя по всему, очень дружелюбная. Солар очень тепло о ней отзывался, а уж брату я доверяю больше, чем кому-либо.

—Ясно... А что за Лайар? Какой-то обманщик? Негодяй? — я с трудом сдержал смех.

—Кто? А, ты опять попутала. Это Лира. Стыд мне на перья, я забыла её фамилию. Тоже хорошая подруга Солара, с которой он познакомился благодаря своей равнодушности к веселью Дискорда. Я с ней лично не встречалась не знакомилась, но, по словам Солара, она просто душка.

—Понятно, а что за Твай Ли?

—Вот ты так чётко говоришь, но опять попутала. Твайли... Так мило, на самом деле, — мне оставалось лишь закатить глаза. — Твайлайт Спаркл, четвёртая Принцесса Эквестрии... И да, мой братец в неё по уши втрескался.

—Солар любит Принцессу? — Ц'Карра даже немного повысила голос.

—Ну, он втюрился в неё задолго до её становления аликорном. Ах да, он называет это «влюблённостью», чётко отделяя это понятие от «любви». Это не совсем моё дело, но я думаю, что у них могло что-нибудь получиться.

—Я могла бы и догадаться...

—В смысле?

—Он очень часто её называл. Очень...

—Ну, не удивлена. Наверняка, братец уже давно мечтает ей... Кхм, — вовремя остановилась болтливая пошлячка.

—А что за ... — а вот тут звукоизоляция решила сработать как надо и имён я не расслышал. — Фьюри? Ты в порядке?

—Да-да, всё нормально. Просто это наши родители...

—Ты выглядишь грустной, может мне позвать Солара?

—Нет-нет, не надо. Мне грустно... — пегаска довольно громко сглотнула. — Мне грустно, так как Солар до сих пор считает, что подвёл родителей. Ему даже имя дали, скажем так, перспективное. На случай, что он станет офицером.

—Похоже, он по всем ним очень скучает...

—Это точно. Правда, моего имени в списке нет. Немного обидно.

—Эй! — вскрикнула Ц'Карра и было хорошо слышно, что она вскочила на копыта. — Ты же здесь, рядом с ним, так почему он должен по тебе скучать?

—Ну... Да, я что-то себе накручиваю.

—Фьюри... А расскажи ещё о своей работе.

Многократно слышанные мною ранее истории Фи быстро меня утомили. Чай давно был выпит и мой организм, явно не зная, чем ещё заняться, мирно заснул, несмотря на тот немаловажный факт, что я валялся в полусогнутом положении на твёрдом полу.

День V: С чистого листа

Утро. Очередное утро, которое я встретил, закутанный в комок родственного тепла. В этот раз меня подогревал ещё один комок, поменьше и полосатый, уткнувшийся с другого боку. К тому, что Фи приползала спать ко мне, я уже привык. В конце концов, засыпала она в таком случае почти мгновенно. Ц'Карра, видимо, очень не хотела спать в пустой комнате в незнакомом городе одна, когда за стенкой дрыхли двое пони, которым она, судя по моим наблюдениям, доверяла.

В этот раз я проснулся раньше сестры. То ли от того, что я вчера поспал посередь дня, то ли от того, что чьё-то серебристое крыло щекотало мне нос. Я аккуратно выкарабкался из пушистой клети и выполз на улицу.

Далеко ходить в незнакомом месте не хотелось, так что я присел на веранде. Судя по пустующим улицам и выключенному свету в других домах, мало кто любил вставать так же рано, как и я. Я не посмотрел на часы перед выходом, так что не знал, который сейчас час. Впрочем, я не помню, были ли в нашей хибарке часы вообще.

—Сегодня ты раньше, — донеслось откуда-то сбоку. Слегка шугнувшись, я со временем разобрал в соседней темноте Ронгсайда.

—Пугать меня было совершенно незачем. Необычно видеть тебя бодрым в такую рань.

—Извини, я не хотел. А насчёт бодрости — с моей работой я давно потерял понятие нормированного сна. Впрочем, ты и сам прекрасно знаешь.

—Это точно... Так а чего ты тут так копошишься?

—Я ж говорил, что должен следить за вашим состоянием. Так что вынужден заниматься этим даже в столь ранний час. Как видно, не зря. Вот, тебя словил, а то вдруг тебе взбрендило куда-нибудь убежать?

—У меня здесь сестра и подруга, какой резон мне бежать?

—Ну да, действительно, — устало сказал Ронг.

—Тебе не о чем говорить, да? — судя по взгляду единорога, я попал в точку.

—Прости, мне просто непривычно, что я хорошо знаю приведённых новичков. Айвори мне голову открутит, ведь это моя идея и была.

—М?

—Ну, поселиться с кем-нибудь, завести знакомство и получить таким образом прикрытие.

Я не знал, что сказать. Вроде я и мог оскорбиться таким отношением к себе, но я очень не хотел портить отношения с Ронгом, так что я решил просто промолчать, задумчиво отведя взгляд.

—Как они? — через пару секунд спросил он. Краем глаза я уловил, что кивнул в сторону входной двери.

—Нормально. Вроде даже сдружились. Пока не очень сильно, но уже не стреляют друг в друга злобными взглядами.

—А ты?

—А я давно с ними сдружился. С Ц'Каррой в первый час знакомства, с Фи двадцать два года назад.

—Прям с самого рождения?

—Да, она всегда радовалась, когда видела своего мелкого братика. А любая родня, которую ты рад видеть, автоматические возводится в ранг друзей, — я сделал небольшую паузу, дав единорогу осмыслить сказанное. — Так с кем ты там хотел нас познакомить?

—Тебя, а не их.

—Без них я не сдвинусь с места ни на фут.

Ронгсайд задумчиво повёл глазами, решая, как поступить.

—Ладно, пойдём вчетвером.

—Спасибо, — ответил я без тени недовольства.

—Я зайду за вами где-то в девять часов и принесу еды. Перекусите и отведу вас к Бастиону.

—Говорящее имя.

—Более чем. Увидишь его — поймёшь. Ну, до встречи.

—До встречи, Ронг.

Не желая пугать девчонок своим отсутствием, я вернулся обратно в дом. Усевшись на свою, будь она неладна, кровать, я, не поддерживаемый никем, начал проваливаться в депрессивные раздумья. Пинки, Лира и Твайлайт... При первом же мысленном произношении этих имён моё сердце сжалось. То, что я ценил в жизни больше всего, осталось в прошлом. Меня отобрали от тех, кто мне дорог и для кого я был готов практически на всё. Я так и не сдержал обещание Пинки. Я так и не отдал Лире заготовленный подарок на день рождения. Я так и не... Твайлайт... Я ничего не готовил для Твайлайт, но мне и без того хватает причин скучать по ней и по всем остальным. Многие говорят, что боль от утраты или расставания притупляется спустя пару месяцев... Я не хочу столько ждать... Стараясь отвлечься от близких мне пони, я начал вспоминать просто знакомых, которые большую часть моей жизни были для меня простым фоном, на который мало кто обращал внимание, а я же с интересом наблюдал и собирал информацию.

Время потихоньку дотекло до восьми часов и из соседней комнаты наконец начали доноситься звуки просыпающихся кобыл. Стоит отдать им должное — ни одна из них не храпела, а даже напротив, издавали довольно милые сопящие звуки.

—Солар! Ты где!? Какого Дискорда ты подтащил Ц'Карру мне под бок!? — в процессе своих возмущений сестра наконец столкнулась со мной взглядами.

—Доброе утро. В чём проблема?

—Доброе. А в том, что я трижды просыпалась, чувствовала, что ты рядом спишь и, не желая тебя будить, спала дальше.

—А это проблема?

—Солар, а как же мой режим? Ты же знаешь, что...

—«Каждое утро ты занимаешься, да-да. Но мы в не самом знакомом для нас месте. Уверена, что хочешь полетать здесь?

—Ну! Ну. Нууу... Да, действительно. Извини.

—Да не за что. Ведь я никого к тебе не пододвигал.

—Что?

—Я сама, — донёсся приятный спросонья голосок юной зебры.

—Эм, зачем?

—Ну, так теплее. А ещё у тебя очень мягкие крылья, — пегаска заметно покраснела. — Я даже немного завидую.

—Ну хватит-хватит, — с интонацией весёлого волшебника встрял я. — А то расхвалишь её так, что она станет настолько красной, что перестанет быть такой милой, — приём сработал и раскрасневшаяся пегаска уже не могла смотреть нам в глаза. — Сделаю чаю. Кстати, да, через где-то час нам принесут еды, а потом поведут к Бастиону.

—Что за Бастион? — спросили они дуэтом.

—Тот самый знаток, к которому нас поведёт Ронгсайд.

Девчонки не стали интересоваться, откуда мне стало известно имя этого Бастиона. Видимо, они обе уже изрядно хотели есть и с предвкушением ждали прибытия жратвы.

Примерно в девять часов, как и говорил Ронг, его рогатая морда посетила нашу хижинку, внеся за собой небольшую тележку с едой. Куча яблок, морковки, картофеля и немного бананов с апельсинами. Признаться честно, сгрызть бананы мне захотелось сразу же. Уж больно вкусны они были и уж больно редко они появлялись в Понивилле.

—Ну вот и я, разбирайте. Вам, как новичкам, дополнительные двадцать пять процентов каждому. У нас нормированная раздача еды, если что, — по его скучному тону я быстро понял, что подобные фразы у Ронгсайда давно выучены наизусть.

—Я, конечно, не любитель, но что насчёт сладостей? — спросил я, представив в голове годы жизни на одних только яблоках с морковью.

—О, они не входят в базовый набор, но их можно брать в лавках.

—Брать?

—Ага, валюты здесь нет, всё бесплатно, но каждый кондитер ведёт свой учёт с именами, взятой продукцией и бла-бла-бла, я в этом не особо разбираюсь.

—Любопытно. Ладненько, кто чем завтракать будет? Фи?

—Закушу морковкой.

—Ц'Карра?

—А можно мне апельсинов?

—Конечно. Ронг?

—Что?

—Ты что будешь?

—Солар... Эм, это ваша еда, вам её и есть. У меня своей в достатке.

—Как угодно. Идёмте за стол.

Пока я в спешке готовил всем нам чай, девчонкам вновь досталась роль организаторов. Мне они выделили место во главе стола, а сами расселись по бокам от гипотетического меня. Фи лениво перекатывала апельсин, пока Ц'Карра с опаской следила за вожделенным цитрусом, явно опасаясь, что пегаска уронит его на достаточно пыльный и грязный пол. Женская партия нашей хижины немного оскалилась, когда я притащил поднос с четырьмя кружками и уселся на своё место.

—Ронг. Не заставляй чай ждать.

С, как мне показалось, расстроенным видом единорог подошёл к столу и вопросительно уставился на меня.

—Ты серьёзно?

—Конечно.

Единорог сел, краем глаза отмечая тот факт, что ни с пегасьей, ни с зебринской стороны на него никто не смотрел.

—Я думал, меня должно ненавидеть с вашей стороны.

—За что? При всей неправильности нашего похищения, здесь ты пытаешься быть гостеприимным, на что я отвечаю тем же.

—У меня нет к тебе серьёзных претензий, — буркнула Фи.

—Я из-за тебя познакомилась с Соларом и Фи, — вот и зеброчка совершила эту ошибку.

—Малышка, никогда не зови меня Фи, — сердито сказала сестра.

—Не зови меня малышкой, — было непонятно: то ли зебра была столь храбра, то ли не понимала, что сестрица говорит серьёзно.

Означенная серебристая бестия медленно приподнялась на стуле, перекинувшись через стол и заглянула кобылке прямо в глаза. Затем медленно протянула к ней своё копыто. Так как пони не имели пальцев, то для угроз они просто угрожающе тыкали копытом, будучи не способными сложить кулак.

—Замётано?

Ц'Карра радостно шлёпнула Фи в копыто.

—Замётано!

Несмотря на такие тёплые договорённости, дальнейший завтрак прошёл в абсолютной тишине, прерываемой лишь хрумканьем морковки. Ц'Карра довольно потешно мутузила свой апельсин в попытке его раскрыть. Я предложил помочь, но она отказалась и со временем всё же расковыряла долгожданную вкусняшку. Чтобы чай после этого не казался ей несладким, я почти не насыпал туда сахара... Ронгсайд медленно и бесшумно пил свой чай, держа кружку копытами, что было нетипично для единорогов.

После завтрака мы задвинули еду за оставшуюся в одиночестве кровать и собрались выходить. Пора уже поздороваться с этим Бастионом.

Ронгсайд вёл нас по улочкам Горизонта достаточно неспешно. То ли не хотел привлекать внимание к группе новичков, то ли просто не было смысла никуда торопиться. По дороге мы встретили множество жителей этого подземного города. Большинство из них просто сидели и болтали о чём-то, что не доходило до моего слуха. Некоторые куда-то брели. Город снова выглядел весьма спокойным. Настолько, что я вновь не мог ассоциировать эту обитель с чем-то злобным и отвратительным.

Наша процессия медленно брела куда-то, судя по всему, прочь от основной части поселения, если учесть, что дома начинали редеть со временем. Со временем дома вообще прекратились, а с ними и жители. Остались только редкие пони, с интересом и кучей инструментов оглядывающие голые скалы. Ронгсайд объяснил, что это территория для расширения Горизонта. Учитывая огромные пространства, мистер Лэнд определённо имел весьма и весьма перспективные амбиции. Обойдя ещё пару колонн, мы наконец увидели что-то новенькое — огромная площадка, в центре которой находился голубоватый купол, хорошо освещающий всё помещение. Из купола вверх бил столп света того же голубоватого цвета.

За куполом виднелось два силуэта среднего роста пони, одетых, судя по очертаниям, во что-то вроде мантий. Ронгсайд подошёл поближе и я заметил небольшие кольца на полу. Ронг остановился ровно на одном из таких колец и постучал по полу копытом. Один из силуэтов медленно поднял голову и так же медленно повернулся в сторону нас, слегка шугнув ярко светящимися глазами, и медленно двинулся вперёд, пройдя через купол. Вышедший жёлтошкурый единорог с такой же голубой, как и свечение луча, гривой выглядел словно какой-то древний магистр тайных школ магии. Впрочем, меня не покидало ощущение, что это было весьма близко к истине. Вышедший из-под купола Бастион спокойным взглядом осмотрел всех прибывших, после чего медленно кивнул и уставился на Ронгсайда.

—Чем движимы вы и идущие вслед за вами, Надзиратель? — голос у Бастиона был пугающий. Он говорил почти без эмоций, сопровождая свои слова гнетущим эхом. Причём, если вспомнить отсутствие эха от стука копыта Ронгсайда, то это дополнительно пугало.

—Приветствую, Филгуд. У моего товарища есть...

—Товарища? — перебил его этот Филгуд. Вероятно, это должно было звучать удивлённо, но монотонный голос колдуна всё ещё не выказывал никаких эмоций.

—Эм, да. В общем, Солар Блейд, — представил меня Ронг и отошёл в сторону.

—Здравствуйте, мистер Филгуд. Я думал, что я буду говорить с неким Бастионом, но ладно.

—Мы и есть Бастион. Я и Скулл, — вот значит как оно было...

—У Солара есть странная проблема со сном, — встрял Ронгсайд. — Иногда вместо обычного сна он лежит с открытыми глазами и что-то бормочет. При этом продолжает следить глазами, если водить копытом или ещё что-нибудь подобное вытворять.

—Ясно, — сказал Филгуд своим жутким голосом. После чего он засветил свой рог и слегка наклонил голову. — Коснитесь рога, юноша.

Я подчинился и коснулся. В голове начало слегка покалывать, а перед глазами пронеслись многие события из моей жизни. Как серьёзные вроде выяснения отношений с Пинки или моей первой осознанной встречи с Фи, так и всякая мелочь вроде покупки кекса или поход на работу. События проносились так быстро, что я даже не успевал задуматься, когда и где происходило увиденное. И как только я успел увидеть что-то из совсем недавних событий, всё закончилось. Видимо, Филгуд только что просмотрел всю мою жизнь за столь краткий срок. Это... опустошало...

—Я увидел причину ваших невзгод.

—И в чём же? — впервые в присутствии колдуна проговорилась Фи.

—Очень сильные эмоциональные переживания тревожат твой разум, юноша. Потеря близких, расставание, неразрешённые ситуации. Всё это копится в тебе и не находит выхода.

—Как... Как вы это сделали? — я наконец смог сориентироваться настолько, чтобы суметь задать волновавший меня вопрос.

—У вас не осталось времени, чтобы услышать ответ на сей вопрос. При сильной потребности осведомиться, обратитесь к господину Надзирателю.

—Извини, Солар, но уже всё. Наши сорок минут вышли.

—Всё, но... Стоп, сорок минут?!

—Да, для тебя это длилось всего пару минут.

Филгуд, не попрощавшись, развернулся и вошёл под купол. Второй силуэт, которого, как мы поняли, звали Скуллом, зашевелился и два единорога коснулись рогами друг друга. Тонкая струйка магии, до этого сочившаяся из рога Скулла, теперь питала луч из рога Филгуда. Передав работу товарищу, освободившийся колдун прилёг и, как я понял, заснул. Ронгсайд подал знак, что нам пора уходить. Я попытался под конец разглядеть, куда уходит луч, но он входил в узкое отверстие в потолке и бил куда-то наружу. Куда точно? Я понять не смог.

—Ну так что ж получается, Солар... — вывел меня из задумчивости Ронг. — Тебе просто надо выговориться? Может, подраться, выпустить пар? А может, ты уж прости, поплакать?

—Может и надо, но я не хочу и не буду ничего из этого делать. Признаться честно, меня сейчас гораздо больше волнуют Филгуд со Скуллом. Кто они?

—Я так и знал, что до этого дойдёт... Они — Бастион. Филгуд и Скулл Крэшер.

—Жутковато, — пискнула Ц'Карра от жуткого имени последнего.

—Он родился в семье бандитов, да и сам не раз привлекался к ответственности за всеразличные проступки.

—Он преступник? И вы держите такого пони у себя под боком?

—Он был преступником. Теперь он — часть Бастиона.

—Так и кто же они? Что это за Бастион?

—Бастион оберегает Горизонт от чужих глаз. Видел луч? Вот он образует над всем Горизонтом купол, который формирует высококачественную иллюзию необжитого леса.

—Стоп, на поверхности что-то есть? Я думал, весь город под землёй.

—Конечно есть. Где ещё нам выращивать еду? Солнце и влага нам всё так же нужны.

—Разве вы не против Селестии и её Солнца?

—Мы не против самой Принцессы, Солар. Мы против её бездействия относительно граждан своей страны, за которых она должна быть ответственна.

—Ладно-ладно, я понял. Так что насчёт Бастиона? Почему они... такие?

—Бастионом всегда являются два единорога. Один опытный и умудрённый, оставшийся с прошлого Бастиона — это Скулл Крэшер. Второй, Филгуд, менее опытен, выступает одновременно как часть Бастиона, и как наставник.

—Менее опытный и при этом наставник? Для кого?

—Для единорога, готовящегося стать частью Бастиона. Рано или поздно Скулл отбудет в мир иной и его место займёт Филгуд, а уже его место займёт этот единорог»

—И этот единорог — ты, да? — встряла Фи.

—Нет, с чего ты взяла? Им будет Эмбер.

—Хороший пони? — вновь вмешался я.

—Уже не важно.

—Это как?

—Становясь частью Бастиона, единорог полностью опустошает свой разум от любых ненужных для их работы мыслей. В том числе полностью вычищается их характер, воспоминания о близких, радости и невзгоды. Остаётся только служение Горизонту в роли Бастиона. Помимо мощнейшей магии иллюзии очищенный единорог может быстро читать воспоминания других пони, как было с тобой недавно. И ещё некоторые заклинания, о которых знать не стоит.

Я остался шокирован влетевшей в мои уши информацией и застыл на месте.

—Это звучит... как убийство.

—По сути да, от единорога остаётся только имя и базовая память. Вроде того, как ходить, как двигать головой и прочее.

—То есть ты даже не отрицаешь, что вы убиваете этих единорогов?! — я начинал немного беситься.

—Я понимаю, как это звучит, но Эмбер, как и все остальные Адепты, вызвался добровольно. Что я, что Айвори, что все остальные никогда бы не позволили проделать подобное против воли.

Ронгсайд говорил всё это с таким спокойствием, что мне быстро стало понятно — это не первое его объяснение сути Бастиона. Я никак не мог привыкнуть, что всё то, что ново для меня, Фи и Ц'Карры, для него было обыденной рутиной. Даже сейчас он со скучающими глазами смотрел на меня, ожидая, когда я успокоюсь и смогу продолжать обычный разговор.

—Ладно... А как тогда Бастион учит новых единорогов?

—Помнишь те сорок минут, что были тебе даны? С простыми жителями Бастион может общаться только по вторникам, пятницам и воскресеньям. В остальные дни эта сорокаминутка посвящена обучению Адепта. Бастион сменяется каждые двенадцать часов. Собственно, в полдень и полночь. Наставник всегда пробуждается за сорок минут до смены ролей. Такие дела.

Последней фразой единорог поставил жирную точку и оставил нас в раздумьях, чтобы каждый решил, как к этому относиться. Такой молчаливой группой мы и вернулись в выделенную нам хижинку.

—Солар, маленький совет от меня. Найди здесь друзей. Хоть кого-нибудь из прижившихся. Так будет... проще, — наставнически бросил Ронг и быстро свалил, почувствовав себя неловко.

Я зашёл в дом первым и, не дойдя до любой из точек возможного интереса, был резко остановлен громким закрытием двери.

—Ну-ка стоять! — крикнул жуткий зверь позади меня, отдалённо похожий голосом на сестру. Я окончательно замер. — Достопочтенный братец, мне показалось или тебе попросту наплевать на своё состояние?

—Я медленно поворачиваюсь на доносящийся звук... — нашёптывал я себе, трансформируя всё в шутку. — Встречаюсь лицом к лицу с опасностью и пытаюсь ответить честно и максимально сдержанно, — я прочистил горло и продолжил обычным голосом. — Ну, можно считать, что да».

—Что?! Солар, ты понимаешь, что у тебя проблемы?!

—Выпало шесть.

—Сол! — вот это было что-то новенькое. Впервые меня кто-то назвал Солом.

—Ладно-ладно, просто, Фи, серьёзно? Проблема? В чём проблема? Проблема доставляет дискомфорт, а я чувствую себя нормально, — я перестал отшучиваться и набрался серьёзности. — Фи, мне приятно, что ты беспокоишься обо мне, но давай будем честны — со мной всё в порядке!

—Солар... — гораздо тише продолжила родственная пегаска. Я редко кричал на сестру, так что она смягчилась и начала потихоньку двигаться в мою сторону. — А что если всё серьёзно, а ты просто этого не ощущаешь? Или ощущаешь, но не обращаешь внимания? — к концу фразы она уже подошла и приобняла копытом.

Я коснулся обнявшего меня копыта и Фи, скорее всего, подумав, что я желаю его оттолкнуть, попыталась его убрать, но я не позволил, прижав его, отчего налетевшее на её мордаху выражение лёгкого испуга быстро сошло на улыбчивое.

—Фи, давай условимся?

После долгого ожидания серебристое чудо кивнуло.

—Я чувствую себя хорошо так?

—Угу, — я чуть не посмеялся над тем, как мило это звучало.

—Так. Так давай сделаем так... Чуть что станет плохо, любая невзгода поразит меня, я тут же тебе скажу и мы вместе начнём с этим разбираться, хорошо?

Фи очень долго размышляла над моим предложением. Она присела и неоднократно поглядела в разные стороны

—Хорошо. Но с моей стороны тоже условие.

—Слушаю.

—Ты проконсультируешься с доктором. И как можно скорее. И под моим присмотром, чтоб не отлынивал. И у какого-нибудь толкового, — выговорила свои условия пегаска, да так быстро, что я не успел оспорить ни одно из них.

Настала моя череда молча размышлять.

—Хорошо. Сегодня-завтра, ладно?

Фи не ответила, а просто тихо и нежно обняла, после чего аккуратным взглядом на мешок с едой намекнула, что было бы неплохо перекусить. Как только мы двинулись, Ц'Карра, всю эту сцену тихо и не встревая в разговор сидевшая в стороне, радостно побежала на нашу импровизированную кухню, чуть не сбив с ног меня с сестрой.

Юная зебра, судя по всему, довольно быстро привыкла к чаю, так как оказалась ну кухне и вооружилась кружкой с яблоком ещё до того, как мы с Фи дошли до двери, которую мы по традиции, сформировавшейся за время жития в собственных квартирах, оставили открытой.

Поставив воду и в очередной раз подумав, какой же я чайный наркоман, я заметил рядом с обогревателем маленькую записку с надписью «Вечером». Записка была очень маленькой и для неловких копыт земного пони открыть её было бы настоящей проблемой.

—Фи, не знаешь, что это такое? — сказал я и ненавязчиво помотал бумажкой для привлечения внимания.

—М? Ну, могу с уверенностью сказать, что это бумага, — отшутившись, пегаска пригляделась получше. — Судя по надписи, это либо очень странная и очень маленькая газета, либо любовная записка. Сооолар, может тебе всё-таки Твайлайт написала, а?

—Ага, кобыла моей мечты написала мне несвойственное её стилю письмо и отослала в неизвестное и хорошо законспирированное место.

—Может, ты ей и вправду нравишься.

—Да я уверен, что она даже не заметила, что мы пропали. Ну да ладно, не о том речь, — я сделал паузу, чтобы все уселись за стол. Я внимательно осмотрел записку и обнаружил, что открыть её было не так сложно. Просто прижав под определённым углом появлялся «язычок», дёрнув за который я выволок сам текст наружу. — Уважаемые, дальше списком, мистер Блейд, мисс Рейзор, мисс Ц'Карра, не будем ходить вокруг да около и сразу представимся, как бы комично это не звучало. Мы — сопротивление, — я сделал очередную паузу, на этот раз для того, чтобы каждый из нас осознал поступившую информацию.

—Сопротивление? — спросила зебра, видимо, желая услышать продолжение.

—Продолжаю. Вы наверняка уже наслышаны о мнении Айвори Лэнда касательно Принцессы Селестии и её правления. И пусть в его словах есть хоть и небольшая, но крупица истины, мы считаем выбранный им метод некорректным и намерены приложить максимум своих сил и возможностей, чтобы разрушить скрытность Горизонта и явить его королевским Сёстрам. Мы глубоко уверены, что Их Величества поймут и примут к сведению все претензии. Мистера Айвори Лэнда же мы критикуем за принятие решений заместо незнакомых ему пони, лишая их воли.

—Солар? — отвлекла меня Фи.

—М?

—Это всё написано на этой маленькой бумажке?

—Ага, почерк очень мелкий, но аккуратный, отчего легко читаемый, — ответил я и продемонстрировал. — Кхм. Дальше. Мы надеемся, что вы считаете так же, как и мы, и готовы присоединиться к нам. В случае, если вы согласны пополнить наши скромные ряды, то приходите сегодня вечером на любое относительно пустое место, которое сможете найти. Да, мы не даём вам ни конкретного места, ни конкретного времени. В данный момент мы активно за вами следим и легко вас обнаружим. В случае, если вы не согласны и вас полностью устраивает политика мистера Айвори Лэнда, то предлагаю просто проигнорировать это сообщение. Вы не первые и, думается нам, не последние, кто [предположительно] откажется и доложит своему Надзирателю или самому мистеру Лэнду, так что алгоритм действий в данном случае у нас выработан.

—Как думаешь, Лэнд знает об этом... сопротивлении? — решила разбавить моё монотонное чтение сестра.

—Я думаю, что да, раз они вот так об этом пишут. Наверняка кто-нибудь, получив такое письмо, тут же побежал к здешнему боссу и обо всём доложил. Ладно, уф, тут немного осталось. Кхем. Для нас крайне желательно было бы, если бы кто-нибудь из вас пришёл в одиночку, но наши наблюдения показали, что из вас уже сложилась сплочённая группа, чему способствуют родственные и тёплые дружеские отношения, так что можете прибывать на место полной группой. С собой рекомендуем взять небольшое количество пищи, т.к. наши запасы ограничены. Мы не забираем вас в своё убежище навечно, наутро вас отпустят. Мы выбрали именно сегодняшний день, т.к. в это время ваш Надзиратель, а по совместительству друг и бывший сожитель мистера Блейда, будет отсыпаться. Мы надеемся на ваше сотрудничество и понимание ситуации.

Дочитав наконец записку, которая на деле оказалась едва ли не газетой по объёму текста, мы все сидели и обдумывали всё сказанное. Ну, прочитанное. Первой, как ни странно, решила разговориться Ц'Карра.

—Мы пойдём?

—Да, Солар, мы пойдём? — мгновенно подхватила идею серебристая бестия.

—Эм, ну а почему бы и нет?

—Вот так вот просто?

—Да, а что?

—Нуууу... Это было как-то быстро.

—А у нас есть другие варианты, как провести здесь своё время?

—Звучит справедливо. Во сколько пойдём?

—Ну давайте часам к семи-восьми. Все согласны?

Девчонки почти синхронно кивнули и мы принялись ждать. Ожидание, надо признать, длилось томительно долго. Мы и наиграться в шахматы успели. Ц'Карра порадовала меня в той же степени, что и брат ЭйДжей — она оказалось для меня почти равным соперником. Но что я, что остальные, явно были в предвкушении грядущей вылазки в неизвестность и даже в целом интересные партии не очень увлекли.

И вот время подходило к запланированному. Я и Фи снарядились небольшими сумками, куда насыпали немного еды, как нам и рекомендовало Сопротивление, а юная зебра пошла налегке, ничем себя не обременяя.

Бродя по городу, если его можно так называть, мы спустя где-то минут пятнадцать напоролись на подходящее место. Достаточно затенённое и пустое местечко. И как только мы остановились, нас сразу же освистнул какой-то пони из тёмной подворотни. Я двинулся вперёд, копытом приказав девочкам чуть-чуть отстать от меня.

—Ну что решили? — спросил «тень».

—Пожалуй, мы согласны.

—Следуйте за мной и предупреждаю, я наложу на вас заклинание слепоты.

В голове тут же пролетел вариант, что это просто бандиты, которым охота получить дополнительную порцию еды, так что я инстинктивно остановился.

—А где гарантии, что вы нас не обманываете?

«Тень» остановился и медленно развернулся, пристально посмотрев мне в глаза.

—Гарантий нет. Вам остаётся лишь довериться. Но подумайте, стали бы разбойники столь тщательно собирать информацию о вас?

Я не знал, что ответить и безмолвным полуоборотом головы спросил у Фи и Ц'Карры. Они так же, как и я, ничего не говоря, посмотрели друг на друга и двинулись вперёд. Что ж, значит решено.

—Хорошо, накладывайте.

«Тень» применил заклинание. Во тьме я не мог увидеть, что он был единорогом. Но меня больше удивило, что я не увидел даже вспышки от использования магии. Может, его аура была чёрной, что весьма непривычно. Пелена мрака натянулась мне на глаза. Было видно, что нас ослепило не полностью, а, скажем так, процентов на девяносто восемь. Где-то я читал, что такая мера безопасности сделана для того, чтобы неопытный единорог не ослепил «жертву» навсегда.

—Следуйте за моим голосом. Не держитесь за хвосты, это будет подозрительно.

Я ощутил, что мой хвост отпустили чьи-то зубы, хотя я не почувствовал момент захвата.

По звукам было невозможно определить, куда и какими завитками мы шли. А уж определить это, не зная города, было вообще невозможно. Слепо топтали землю мы недолго, через некоторое время «тень» остановил меня, легонько ткнув в нос. Он открыл какой-то люк и аккуратно помог нам в него спуститься. Как только лючок захлопнулся, заклинание слепоты тут же рассеялось. «Тень» всё так же оставался в, эм, тени.

—Проходите вперёд.

Мы молча послушались и побрели. Перед нами открылась картина, которую я примерно и ожидал — небольшое подвальное помещение со средней высоты потолком, омрачённое тусклым светом и молчаливыми пони. Их здесь было немного. Беглым взглядом я насчитал не больше десятка. Ну, если считать «тень», то, наверное, ровно десяток и наберётся. Во главе стола с какой-то картой стоял пони, который своим сосредоточенным взглядом чётко давал понять, кто здесь главный.

—Мистер Блейд, мисс Рейзор и мисс Ц'Карра прибыли, — доложил «тень» и, получив отмашку от лидера, ушёл куда-то прочь.

Тот самый лидер, который оказался единорогом, вышел из-за стола и подошёл поближе к нам. Может я начитался всякого бреда, но я был готов увидеть перед собой побитого жизнью вояку, с кучей шрамов и/или травм, с зажатой в зубах сигарой, но сам командир Сопротивления оказался предельно просто выглядящим пони. Простая причёска серого цвета, простая шкура синего цвета, простые глаза жёлтого цвета. Передо мной стоял простой пони.

—Приветствую вас в нашем небольшой убежище. Кто вы такие, мы знаем. Позвольте представиться нам. Меня зовут Хейло Хэви и можете считать меня лидером Сопротивления, — сказал он и немного отошёл назад, давая понять, что остальные члены должны сами с нами поздороваться.

Первым решился боевого вида единорог в доспехах здешней стражи.

—Меня зовут Фоллен. Говорящее имя, не так ли? Я бывший солдат Королевской гвардии Принцессы Селестии. Считайте меня главным оружейником здесь.

—Я Шис, — резко сказала тёмно-жёлтая кобыла, закинувшая задние ноги на стол, а передние за голову. Она была слишком стройной для земной пони и мои сомнения окончательно рассеялись, когда в полумраке я всё же разглядел перья. — У меня особой роли нет, просто пытаюсь быть полезной.

—Ну а я Хант, — вперёд вышел пони, внешний вид которого я бы описал как «хитрец». Худощавый, с прищуренным взглядом и лёгкой, не сходящей с морды, ухмылкой. Как и Шис, он был пегасом. — У меня особой роли нет, просто пытаюсь быть... Блин, Шис, ты украла самую клёвую фразу...

Остальные продолжали сидеть молча и даже столь долгая неловкая пауза не побудила их представиться.

—Не обижайтесь, не каждый здесь до конца привык и не каждый здесь вам доверяет, — оправдал молчунов Хейло.

—Я их понимаю, я бы тоже не стал себе доверять, — продолжил я тему.

—Интересно. И почему же?

—Потому что я здесь новенький. Меня слишком резко познакомили с тем фактом, что в каком-то подвале обитает Сопротивление. Мне нет причин доверять, — ох, надеюсь, я не закапывал себя в могилу.

—Поверьте, мистер Блейд, поначалу я тоже так думал. Но потом осознал, что Айвори Лэнд со своими Надзирателям очень любят плавно и аккуратно убеждать пони в том, каким ужасным правителем является Принцесса Селестия. Так что чем меньше в ваши уши залито чрезмерной антипропаганды, тем больше мы верим в ваше стремление нам помочь.

Мне стало немного неловко...

—Что ж, раз так, то чем мы можем быть полезны?

—Хороший вопрос, который я и ждал от вас. Начну, пожалуй, с вас, мисс Рейзор. Изначально мы планировали, что вы внедритесь в отряд Хранителей. С вашей ловкостью, зоркостью и профессионализмом вы бы туда отлично вписались, но, боюсь, это будет чересчур долгий процесс. Так что задача у вас проще и сложнее одновременно. Вам нужно будет скрытно и аккуратно изучить определённое пространство.

—И всё? — резонно спросила Фи.

—Не всё так просто. Вам нужно ни в коем случае не обнаружить себя. В случае ошибки наш амбициозный план просто провалится и придётся искать другой подход. Шис научит тебя скрытности и тихому полёту.

—Раз она такая крутая, то почему бы сама этим не занялась.

Шис в ответ на такое перестала ковыряться в зубах и отвела взгляд.

—У неё нет правого крыла, — без тени эмоций сказал Хейло.

—Оу... П-прости, Шис, я... — попыталась оправдаться Фи.

—Ты не знала, проехали, — оживилась Шис. — Я научу тебя всему, что знаю сама. Насколько хорошо — зависит от тебя.

Фи стыдливо закивала.

—Разобрались... Мистер Солар, вам задача посложнее. Вам придётся собрать максимум возможных данных о Бастионе. Его уязвимости, его сильные стороны и прочее. Добывать знания будете из информации от других пони, от Надзирателей... Или даже на практике.

—На практике? — не понял я.

—Да, вас снарядят специальным устройством, способным формировать некоторые формы заклинаний единорогов. Заряд у него ограниченный, так что сильно разойтись не получится. Хант будет твоим наставником, — названный пегас ни слова не сказал, лишь хрустнул шеей.

—А что я? — с интонацией возмущённой школьницы влезла Ц'Карра.

—Признаюсь честно, юная леди, я не вижу в вас потенциала для нашего дела. Если мистер Блейд или мисс Рейзор смогут за вас поручиться и любая ваша ошибка будет на их совести, то я могу дать вам какую-нибудь работу, но не сразу.

Зебра после этих слов застряла своим выражением между смертельной обидой и праведным гневом, но ничего не говорила. Я аккуратно подошёл сбоку и слегка её приобнял.

—Я готов поручиться.

С другой стороны подошла Фи, молча обняла Ц'Карру крылом и утвердительно кивнула, отчего кобылка прямо таки расцвела на месте.

—Так и быть. В таком случае: как хорошо ты воруешь вещи?

—В-в-ворую?

—Да. Ты маленькая и шустрая, способна быстро и незаметно стащить что-нибудь и отнести в убежище.

—Ну, практики у меня почти не было...

—Почти?

—Один раз я украла у одного зебра кошель..., — малышка заметно пристыдилась.

—И он заметил тебя?

—Нет...

—Он узнал, что это была ты?

—Нет...

—Чудно, тогда Шис и Фоллен тебя поднатаскают.

Хейло откашлялся и отошёл в центр помещения, чтобы его было лучше видно всем.

—С крайней серьёзностью напоминаю вам... Под «вами» я понимаю всех находящихся в данном помещении. Так вот, напоминаю, что к мистеру Блейду, мисс Рейзор и мисс Ц'Карре пока нет должного доверия. — он уткнул взгляд на нас. — Каждый ждёт от вас предательства. Будут хоть какие-нибудь подозрения, что кто-либо из вас пойдёт против нас, мы скроемся и вы нас больше не увидите.

—У меня нет причин присоединяться к Айвори Лэнду и его «горизонтальному» движению. Я не хочу идти против Принцесс, я не хочу заниматься антипропагадной... Я просто хочу вернуться домой, мистер Хэви.

Хейло задумчиво отвёл взгляд и медленно кивнул.

—Сколько вам нужно часов сна?

—Я думаю, шесть-семь хватит, — по наглому ответил я за всех. Впрочем, никто не возразил.

—Ну тогда мы отправим вас обратно в полночь. А сейчас мисс Рейзор — к Шис, мистер Блейд — к Ханту, мисс Ц'Карра — к Фоллену, — сказал Хейло и тут же отвернулся и стал разглядывать карту, попутно тихо общаясь с каким-то не представившимся земнопони. — Наложи на них слепоту.

—Что? Опять? — не успел я закончить возмущаться, как «тень» уже наложил тёмный фильтр на мои глаза.

Хант, Шис и Фоллен подошли к нам и простыми «Следуй за мной» повели нас... куда-то. По пути я пытался прислушиваться, чтобы понять, куда отойдут Фи и Ц'Карра. Кто-то из них повернул налево и закрылся за дверью, а через пару минут послышался громкий стук. Меня Хант утащил где-то на середине пути. Фи повели куда-то дальше по коридору. Зайдя внутрь, я услышал ещё один громкий стук, но на этот раз это мой наставник треснул копытом по двери. Через несколько секунд в коридоре послышался глухой третий стук и ещё спустя секунду слепота развеялась. Значит, эти стуки были сигналом для «тени», что можно снимать колдунство. Только-только лишившись тьмы в своих глазах, я тут же решил спросить у пегаса то, что меня немного беспокоило.

—Можно вопрос? — Хант сделал ожидающее выражение лица. — Если вам нужно узнать больше о Бастионе и опробовать заклинания на его щите, то почему это не сделают Хейло или «тень»?

—«Тень»? Аа, ты про него. Забавно, буду теперь его так называть! — синегривый пегас просто сочился жизнерадостностью. — Ну а отвечая на твой вопрос, Хейло — наш лидер. Без него мы ничто. Если он попадётся, то прощай, Сопротивление. Ну а у нашего мрачного товарища причина печальнее — кто-то из Бастиона является его братом и он попросту боится того, во что его родственник превратился.

—А кто из них? Филгуд?

—Вероятно, что он. Но «тень» просто сказал, что Бастион — его брат, ничего не уточняя. Он вообще довольно неразговорчивый парень. На самом деле, не будь он таким зажатым по отношению к Бастиону, легко бы сделал всю твою работу.

—Он могущественный единорог?

—Да-да. Но мы здесь не за этим, мой ученик! Мы здесь, чтобы научить тебя двигаться тихо и аккуратно. Так, чтобы никто не обратил на тебя внимание. С этой магической игрушкой я тебя потом научу обращаться. Давай начнём с простого, мистер... А, в Тартар, давай я буду звать тебя по имени?

—Конечно, не вопрос, — этот пони явно к себе располагал. С ним было легко и приятно общаться. По крайней мере, пока что.

—Отлично, Солар! Ну тогда давай самое лёгкое. Я встану вон туда и буду смотреть на комнату. Ты начнёшь во-он оттуда и проползёшь во-он туда, — на точки старта и финиша пегас указывал крыльями. — Чем меньше раз я тебя замечу, тем лучше. Будет плохой результат — не унывай, улучшим.

Мы с Хантом заняли означенные позиции и он дал отмашку начинать. Я первым делом пригнулся за ящиком, возле которого начиналась моя полоса препятствий. Аккуратно выглянув из-за ящика, я заметил, что Хант водит взгляд туда-сюда. Подловив момент, я шустро переместился за соседний ящик. Подобной техникой пришлось воспользоваться не меньше десятка раз, пока я наконец не оказался в самом конце линии.

—Ну что?, — крикнул я из-за ящика.

—Ходь сюды. Ну, на самом деле очень даже неплохо. Некоторых я замечал на первой попытке около двадцати-тридцати раз.

—Не томи мою душу, сколько я набрал?

—Девять, Солар, девять. И повторюсь, для первого раза это очень даже неплохо. Но назову твои ошибки, — сказал он и подошёл к самой полосе. — Тут, тут и вон там, и ещё там. Ты потерял бдительность. Понадеялся, что хорошо запомнил, куда я смотрю и сделал перебежку без проверки? Это не пойдёт. Каждый шаг надо продумывать, каким бы простым он тебе не казался. Это я и называю профессионализмом.

—Понял, но это четыре ошибки.

—Верно, остальные пять — шум. Надо научиться двигаться тихо. Конечно, можем одеть тебя в пушистые носочки, у меня где-то были розовенькие, но лучше научиться не шуметь и при этом нормально ползать на своих родных копытах. Так что будет учить тебя правильно распределять вес, чтобы создавать меньше грохота, лады?

—Лады, не вопрос.

—Так-с, с первыми двумя пунктами разобрались. Третий и, вроде как, последний — вот эта хрень, — пегас вытащил тот самый прибор для передачи заклинаний и кинул мне. — Заряжать его могут только единороги, а вот использовать — кто угодно. Приглянись к этой бандуре.

Так я и сделал. Это было простенький цилиндрический кусок железа с тремя кнопками и стеклообразной шкалой с тремя делениям, на конце которого было что-то вроде клешни.

—Собственно, вот эта шкала показывает заряд заклинаний. Единорог может влить туда до трёх разных заклинаний. Впрочем, может и влить очень много заряда одного заклинания. Чем сильнее влит заряд, тем быстрее будет опустошаться шкала. Кнопки отвечают за соответствующую секцию этой шкалы. На самом деле заряда в ней немного. Например, то же заклинание слепоты, которое тебе уже знакомо, слишком сильное, из-за чего на него уйдёт два с половиной заряда.

Но попользоваться новой игрушкой у меня в эту ночь так и не получилось. Хант устраивал мне тест за тестом, с каждым разом улучшая мой результат. Ну ладно, не каждый раз я улучшал количество ошибок, но всё же. Изначальные девять я умудрился довести до четырёх, что, как ни крути, а меня всё же радовало. В голове эта радость была этакой дорожкой к моей былой жизни, которой я лишился всего пару дней назад...

Когда на часах было примерно полдвенадцатого, Хант предложил мне новый способ себя проявить...

—Так-с, Солар, теперь идём с точностью да наоборот. Я буду проходить полосу, а ты будешь меня выискивать. Я намеренно совершу некоторое количество ошибок. Твоя цель — назвать их все. Усёк, как я мотал башкой? Вот делай так же.

Хант уселся за всё тот же ящик, и стуком по нему дал начало новому испытанию. Я медленно, подобно фантастическим механизмам, двигал головой из стороны в сторону. Два раза за это время умудрился углядеть хвост пегаса и один раз увидел крыло. Ровно между этими ошибками он ещё и заметно шумел, из-за чего получилась удобная комбинация.

—Ну давай, я слушаю.

Я ткнул в первую точку, где засёк крылатого учителя и начал:

—Хвост, шум, хвост, шум, крыло, — выпалил я быстро, с каждым словом быстро указывая копытом на соответствующую точку.

—Вау. Просто... вау. Молодец, Солар! Пять из пяти, да ещё и всё точно. Я приятно удивлён. Где ты так научился?

—Я называю это социальной внимательностью. От нечего делать постоянно подмечал всякие мелочи в других пони.

—Полезный навык в нашем деле. Может Хейло даже сменит тебе задачу. Так, ну что, как тебе первый день?

—Отлично, пока у меня есть мотивация.

—Хочешь свалить отсюда?

—Да, хочу снова оказаться дома.

—Ладно, начинается душещипательный разговор, а я в них не силён. К тому же, ваше время закончилось. Скоро увидишься с сестрой и зеброй»

Мы с Хантом подошли к двери и тот с силой треснул её копытом. Примерно через секунду я снова ослеп и пегас повёл меня по уже протоптанному коридору. Вернувшись в основную комнату со столом, «тень» снова сделал меня зрячим.

—Ну всё, скоро твои прибудут.

Синегривый учитель не обманул. Почти синхронно откуда-то издалека донеслось два стука и «тень» снова навёл тьму. Буквально через пятнадцать секунд вся наша троица уже дружно стояла перед Хейло, Фолленом, Шис и Хантом.

—Что ж, как вам первый день? — начал лидер Сопротивления.

—Я доволен, — ответил я первым.

—Было интересно, но... я устала, — доложилась юная зебра.

—Было... нормально, — неоднозначно закончила наш отчёт Фи.

В образовавшуюся паузу Хейло с укором посмотрел на Шис, но та не подала виду, что её кто-то сверлит взглядом.

—Ладно, идите домой и отсыпайтесь. Постарайтесь поменьше говорить о сегодняшнем, вдруг вас кто будет подслушивать, — докончил единорог и кивком дал «тени» приказ вновь затмить всем взор.

Погрузившись в слепое состояние, мы вновь встали под управление поводыря и нас вывели наружу тем же путём, как и когда-то привели. По ощущениям путь занял едва ли не в два раза меньше времени, хотя слепота развеялась в той же самой подворотне, где всё началось. На улице... Ну, если подземелье можно так назвать... В общем, на улице было темно, все фонари и лампы, освещавшие подземку в дневное время, были выключены. В такой тьме «тень» был просто невидим. Я даже не был уверен, что он всё ещё стоит рядом, но он специально сделал шаркающий звук, чтобы дать понять: он ушёл.

До дома мы дошли в тишине и молчании. На улицах всё ещё бродили стражники, а под потолком всё ещё висели Хранители. Оказавшись дома, мы все буквально упали в кровати и почти мгновенно провалились в сон. Почти тут же меня что-то разбудило и мои догадки оказались верны: Фи вновь отказалась дрыхнуть в одиночку и притулилась к моему боку. Повторно заснуть получилось так же быстро, как и в первый раз.

День VI: Новая новая жизнь

Утро. Фи рядом не было и, судя по остывшему месту под моим боком, уже давно. Ц'Карра мирно сопела на своей кровати, забавно дёргая ушком. Встав с кровати, я принялся искать сестру. В доме её не было, но она быстро нашлась на крыльце. Фьюри мирно сидела на ступеньке и глядела вдаль, по-видимому, не заметив, что я подошёл сзади.

—Я бы сказал «Утро доброе», но спрошу — что-то случилось?

Сначала пегаска не ответила, а молча повернула голову и взглянула мне в глаза. После чего уткнулась взглядом в половицу рядом с собой. Я намёк понял и сел рядом. Только после этого Фи наконец ответила.

—Случилось, — сказала она кратко и просто.

—Фи, в чём дело? — ответа не последовало. — Можешь молчать, я не выпытываю, но кому ещё ты выговоришься, как не мне?

—Солар... Я симпатичная?

Я даже немного опешил от подобного вопроса.

—Конечно симпатичная. Откуда у тебя сомнения?

—Просто... Помнишь, ты спрашивал, есть ли у меня жеребец?

Я молча кивнул.

—Так вот, не то чтобы я хотела, но они просто не обращают на меня внимания. Погоди, — резко оборвала она меня, видя, как я пытаюсь что-то сказать. — Меня это в целом не волнует, но вчера... Вчера Шис ко мне приставала, — Фи сделала паузу. — Сильно приставала.

Я приобнял её за плечо.

—И? — с максимально сочувствующей интонацией произнёс я.

—Сначала попыталась по-хорошему ей сказать, что она мне не нравится...

—А потом?

—А потом попробовала по-своему... Вмазать по её наглой морде, но она оказалась быстрее и взяла меня в захват.

—Хочешь сказать, она тебя...

—Нет-нет-нет, я вырвалась из захвата и оттолкнула её. Она вроде успокоилась и мы даже нормально провели урок. Но каждый её взгляд и каждое касание теперь вызывают у меня... странную ненависть.

Фи замолчала и прилегла мне на плечо, пока я раздумывал над своими словами.

—Я мало узнал эту Шис за то время, что видел её...

—Но ты же...

—Тсс, не перебивай. Так вот, я заметил две вещи. Во-первых, она лишилась крыла. Это не в моём стиле, но ты можешь в агрессивной форме ей на это намекнуть. Если это сработает, то она начнёт защищаться и, быть может, раскроет свою предысторию.

—Нафига мне её предыстория? — с истинным недопониманием спросила Фи.

—Предыстория есть знание, а знание есть сила.

—Ну ладно, а что во-вторых?

—Во-вторых, я заметил, что Шис часто отводит глаза. Попробуй вести с ней разговор, глядя прямо в глаза. Особенно, если ты сломаешь её первым пунктом.

—Спасибо, Солар. Я... попробую.

—Не серчай, если не поможет. Я мало её узнал.

—Эй, я не могу на тебя сердиться, — она заметно взбодрилась и потёрлась лбом мне о шею.

Так мы и просидели некоторое время, пока к нам не вышла Ц'Карра и не потыкала в нас копытом, настаивая на завтраке. Мы покорно согласились и все вместе утолили голод процессом, подробное описание которого явно было бы слишком скучным. И да, без чая опять не обошлось.

Откушав, мы всей группой принялись играть в шахматы, чтобы хоть как-то себя занять. Молчаливая партия между мной и Фи закончилась быстро — она совершала просто сотни ошибок и буквально за пару минут лишилась почти всех фигур. Посыл был очевиден — это было скучно. Желая прекратить лицезреть унылые морды девчонок, я просто так задал простой, казалось бы, вопрос...

—Ну, Ц'Карра, чему тебя Фоллен научил?

Зебра резко вскочила, наполнившись энтузиазмом. Я прикрыл окна, намекнул, что говорить лучше потише и мы всей компашкой принялись делиться впечатлениями.

—Я научилась воровать. Фоллен назвал это ловкостью копыт. С семнадцатой попытки я смогла стащить у него ключ с пояса так, что он не заметил.

—Так-с, я пожалуй буду лучше прятать своё добро... — с чётко слышимым юморком сказал я.

—Хи-хи, даа, бойся меня! А ты?

—Ну, я учился скрытности. Ничего путного у меня в итоге не получилось, но я прогрессирую.

—А ты, Фи? — перевела Ц'Карра стрелку на пегаску.

Я с опаской посмотрел на Фи, помня о том, чем её запомнился урок Шис.

—Нормально. Я более-менее приучилась тихо взлетать. А то обычно я вздымаю вместе с собой всю траву поблизости. А то и стёкла выбиваю...

Все снова замерли с непонимающим выражением лица, что явно намекало, что всем нужно больше интересных событий. Что я, что девчонки ощутимо скучали. Впечатлений с того вечера тренировок было крайне мало и хотелось больше. Даже Ронг сегодня не заходил, так что всей нашей банде пришлось от скуки выползти на улицу и просто оглядеться.

Сытые и скучающие, мы тихой и унылой походкой брели по чему-то, что я привык называть площадью. Масштабная пустая местность, в оживлённое время становящаяся... оживлённой. Десятки пони бродили туда-сюда, общались друг с другом, обменивались предметами в, как я понял, здешних лавках. Не знаю, как девчонки, а я, увидев это, застрял меж двух огней. С одной стороны, глаза разбегались от возможных вариантов, чем заняться. С другой стороны, все варианты в перспективе казались скучными. Мимо нас прошёл какой-то серый земной пони, чуть не протаранив наши тушки.

—В шесть часов на том же месте, — прошептал незнакомец так, что услышал, наверное, только я.

—Эм, все слышали? — обратился я к девчонкам.

—Нет, но я догадываюсь, о чём был этот длительный разговор. Когда? — доказала свою проницательность Фи.

—Потом, — сильно не желая палиться, я решил оставить тему на потом. Фи сразу погрустнела.

Дальнейшая прогулка снова и снова, раз за разом напоминала о том, насколько скучно просто бродить и насколько было интересно тренироваться в подпольном бункере. Незнакомые морды, за которыми я, хоть и наблюдал, но так и не углядел ничего интересного или полезного. Некоторые приветливо махали копытом, провоцируя нас на ответный жест, который мы, не сильно уделяя этому внимания, демонстрировали. Единственным, кто привлёк наше общее внимание, был жеребец в забавной шапке за прилавком, от которого очень вкусно пахло чем-то кондитерским. Паренёк не самого бородатого возраста любезно выдал каждому по кексику и записал на наши имена, честно нами же и озвученные. Закусив вкусняшкой, мы пошли дальше искать хоть что-нибудь интересное. И в дополнение к утолению голода деликатесами мы встретили другого лавочника, вернее, лавочницу, с милой мордашкой, отдавшей нам по фляжке с вкусным яблочным соком.

Посреди площади нас приметил Ронгсайд, который либо был хорошим актёром, либо действительно удивился нашей встрече.

—Ну привет, не ожидал вас тут встретить.

—Привет, Ронг. Чего в нас такого неожиданного?

—Обычно новички по три-четыре дня домоседствуют... Но я рад, что вы выбрались наружу. Как вам наш, эм... Как вам?

—Неплохо, на мозги никто не давит.

—Нормально, — с явным ядом добавила Фи.

—Что ж, я пойду, пожалуй. Не скучайте, поболтайте с народом. Так быстрее привыкнете.

—Ну давай, до встречи, — кроме меня, никто с ним не попрощался.

Впрочем, как бы Ронг ни был рад увидеть нас снаружи, вся наша партия после этого по всестороннему согласию побрела домой неспешной походочкой. На обратном пути нам встретилась та робкая пегаска из Филлидельфии, Дивинити. На вид она была, как и тогда, при знакомстве с Айвори Лэндом, очень взволнована — у неё дёргались уши, а взгляд постоянно бросался из одной стороны в другую. За ней даже виднелось несколько выпавших перьев. Видимо, бедняжка была так сильно взвинчена, что просто не заметила нас и со всем отсутствием грации врезалась мне в грудь, во время падения больно ударив копытом мне по челюсти, но из-за некоторой внезапности я этого особо не ощутил. Проморгавшись после столкновения, она уставилась на наши морды и в её глазах мелькнула некая искра.

—Вы... Вы? Вы! Это же вы!

—Полагаю, что мы — действительно мы...

—О Богини, я... я забыла, как вас зовут, но... Но прошу, вы должны... Нет-нет, вы ничего не должны, но всё же... Помогите мне, — пегаска очень грустно и с великой надеждой глядела прямо мне в глаза.

Я обернулся поглядеть на лица Фи и Ц'Карры и с сожалением увидел полную неопределённость.

—Ну, не здесь, наверное. Пойдём, расскажешь, в чём дело.

Дивинити молча кивнула и скромно, стараясь не выделяться, пошла за нами. Дойдя спустя пару минут до дома, я открыл дверь и зашуганая пегаска мигом рванула внутрь, чуть не сбив всех нас с ног. Войдя внутрь, я увидел её дрожащей в углу, регулярно посылающую косой взгляд в сторону окон.

—Что ж, мисс Дивинити, — начал я, деликатно сев на приличном расстоянии... на пол. — Расскажешь теперь, в чём проблема?

—Д-да... В общем, я пришла к себе в дом, п-поздоровалась с К-кец...

—Кеца'Го?

—Д-да. В общем, я пошла к себе в комнату и т-там нашла вот это...

Дивинити протянула мне небольшую записку, которую явно не очень аккуратно открывали. Беглым ходом пробежавшись по тексту, я увидел много схожестей с нашей запиской, где нас звали в Сопротивление. На бумажке Дивинити, конечно, были отличия. Где -то Хейло обращался учтивей, где-то добавлял больше вежливости и даже мелькали комплименты, но в целом содержание письма было почти тем же. В общем, стоило ожидать, что Сопротивление будет стараться вербовать как можно больше кадров из новоприбывших.

—И что это по-вашему может значить? — спросил я Дивинити.

—Эм, вы так быстро прочитали?

—Нет, но в целом мысль письма уловил, — быстро я придумал какую-никакую отмазку своей осведомлённости.

—В общем, я думаю, что меня хотят сделать членом Сопротивления какого-то. Но ведь... Это ведь незаконно здесь, за Горизонтом, так? Что если я поступлю неправильно? То есть... Ну... В общем, мне хочется вернуться домой, но я не хочу становиться, эм, преступницей здесь... И я не знаю, что мне делать... Кому... Кхм, к кому обратиться... В общем, я выбежала из дома и, увидев вас, решила, что вы поможете мне... Пожалуйста... — испуганная пегаска бормотала, заикаясь и путаясь в словах.

Я погрузился в раздумья. С одной стороны, можно раскрыть ей, что с недавнего времени вся наша троица является частью Сопротивления и в итоге, может быть, придётся затащить её в наше подпольное общество. С другой стороны, любое раскрытие нашей связи с мятежниками подставит под угрозу не только нас, но и всех членов оппозиции. Да и к тому же пегаску могли подговорить, чтобы она вывела членов Сопротивления на чистую воду. Хорошо, что Фи с Ц’Каррой разделяли мои мысли и молчали в тряпочку. Варианты роились в голове и я решил использовать то, что показалось мне наилучшим...

—Чаю, мисс Дивинити?

Я уверен, что услышал смешок со стороны девчонок, хотя и не понял, от кого именно.  Дивинити же несколько секунд смотрела на мою застывшую в ожидании морду, что было довольно неловко, после чего кратко кивнула.

Пока чай готовился, зашуганная пегаска не издала ни единого звука. Лишь иногда она вытягивала шею с целью поглядеть на нашу импровизированную кухню. На Ц'Карру и Фи она так ни разу и не взглянула.

Я вернулся так быстро, как только мог, передал пегаске чай в своей кружке и терпеливо подождал, пока она сделает хотя бы пару глотков. Отпив немного, Дивинити «втянулась» и осушила почти всю кружку единым залпом. Решив, что бедняжка готова, я выдал ей в свободное копыто записку от Хейло Хеви, которую он недавно прислал нам. Кобыла отставила кружку в сторону и внимательно вчиталась в «наше» письмо. Если я её записку прочитал спешной диагональю, то она читала вдумчиво. Судя по глазам, она многое перечитывала по несколько раз. Дочитав до конца, обессилено опустила копыта и посмотрела на меня снизу вверх.

—В-вы тоже?

—Да, мисс Дивинити. И мы так же, как и вы, всё ещё решаем, что делать дальше.

Стоит отдать должное Фи и Ц'Карре. Они аккуратно сидели и не выдавали истины, несмотря на то, что я их никак не предупредил.

—И... — пегаска сделала паузу и допила чай. — И что вы р-решили?

—Ну, мы долго совещались и решили попробовать пойти с ними на контакт.

—А в-вы уверены? Это же может быть опасно. А если нас увидят Хранители?

—Я не думаю, что мистер Айвори Лэнд очень жесток к нарушителям. Ну и будем верить, что нас не поймают.

—А ч-что, если всё это прислал нам сам мистер Л-лэнд? Ну ч-чтобы проверить нашу л-л-лояльность...

Забавно, я ведь даже не подумал об этом, когда мы принимали решение о нашей записке.

—Ну что, мисс Дивинити? Признаться честно, с вами нам будет проще собраться с силами, как и, вы уж простите мне мою тягу к предположениям, вам будет проще с нами.

—Я-я... я согласна.

—Хорошо и... спасибо. Пойдём, ну к примеру... — я помотал копытом, делая вид, что от балды выбираем время. — В шесть вечера, хорошо?

Дивинити опять ответила молчаливым, но энергичным киванием.

—Чудно, можете пока посидеть у нас здесь. Мисс Кеца'Го не будет вас разыскивать?

—Ах! Точно, она же может меня заподозрить, если меня долго не будет дома!

—В таком случае, вернитесь домой и что-нибудь придумайте. Соврите ей, что будете у нас или, что лучше, где-нибудь ещё. Скажите, что подружились с кем-то и так далее, — пегаска таращилась в пол и явно перебирала в голове разные варианты. — Эй, — обратил я её внимание на себя, окликнув с каким-то чересчур нежным оттенком. — Главное — не нервничайте, и всё будет хорошо, хорошо?

—Д-д... Кхм, да! — сказала она наконец чётко и твёрдо. Я утвердительно улыбнулся и открыл ей дверь, провожая домой, в путь придумывания отмазки перед соседкой.

Закрыв дверь и обернувшись, я встретился с двумя вопросительно глядящими на меня мордами, которым не требовалось говорить, чтобы донести до меня мысль «Ну и какого чёрта сейчас произошло?».

—Эм, в общем, я решил, что она может быть шпионкой, да и нас могут отругать за раскрытие нашей причастности, а потому я сделал... так.

—Это... было достаточно умно. По крайней мере, по моим интеллектуальным меркам, — съязвила Фи. Или похвалила меня. Я не понял...

Примерно за полчаса до запланированного выхода в дверь постучали и, как оказалось, это была именно та, кого мы и ожидали. Дивинити выглядела пусть всё ещё напуганной, но уже более уверенной. Она бодро поприветствовала нас взмахом копыта, не сказав ни слова. Так же безмолвно я пропустил её вовнутрь.

—Я... я должна извиниться.

Я заметно встревожился.

—За что же?

—Я... не помню, как вас зовут, — призналась она и залилась краской. — И мне стыдно от этого. Особенно, если учесть, что моё имя вы запомнили.

—Солар Блейд, Фьюри Рейзор и Ц'Карра, — кратко я всех представил, попутно показывая копытом, кто есть кто.  Дивинити кивками нас запоминала. Позже узнаем, насколько удачно.

Мы дошли до той же площади, где «тень» провёл нас в подполье в первый раз. Я всей душой надеялся, что он догадается до моей идеи и проведёт нас всех, как новичков. В знакомой подворотне опять мелькнул мрачный силуэт и свистом подозвал нас к себе.

—Аж четверо... — отлично, он нам подыгрывает. — Ну что решили?

—Пожалуй, мы согласны, — сказал я.

—Следуйте за мной и предупреждаю, я наложу на вас заклинание слепоты.

Как и в прошлый раз, я решил воспротивиться, чтобы Дивинити приняла всё так, как надо.

—А где гарантии, что вы нас не обманываете?

«Тень» остановился и медленно развернулся, пристально посмотрев мне в глаза. Он не только фразы повторял, но даже движения были идентичны уже виденным.

—Гарантий нет. Вам остаётся лишь довериться. Но подумайте, стали бы разбойники столь тщательно собирать информацию о вас?

Я снова оглянулся на девчонок, стараясь не акцентировать всё внимание на новенькой пегаске в нашей команде.

—Хорошо, накладывайте.

На мои глаза вновь опустился уже знакомый мрак, но за один день я успел от него отвыкнуть.

—«Следуйте за моим голосом. Не держитесь за хвосты, это будет подозрительно.

Мы прошли уже знакомым путём, хотя я и подметил, что «тень» немного вилял, видимо, для того, чтобы путь не был одинаковым каждый раз. Вновь заползли внутрь и я с огромным облегчением принял на себя снятие слепоты.

—Мистер Блейд, мисс Рейзор, мисс Дивинити и мисс Ц'Карра прибыли.

Хейло Хэви вновь пафосно-простецки вышел из-за стола и...

—Мисс Дивинити.

—Эм, да, сэр?

—Должен вас проинформировать. Мистер Блейд с сестрой и подругой вас обманули. На момент показа вашего письма им, они уже состояли в Сопротивлении в течение одного дня. Однако тут же поправлюсь. Я не критикую действий мистера Блейда. Его решение меня более чем удовлетворило. А говорю я это для простого понимания: отныне от вашей лояльности зависит не только ваше членство в Сопротивлении, но и мистера Блейда, мисс Рейзор и мисс Ц'Карры. Говоря иными словами и без официоза, если напортачите вы, то всем вам четверым вход сюда будет заказан.

—Командный дух? — спросил я.

—Именно. Пусть некоторые из нас могут недолюбливать других из нас, но каждый должен стоять горой за всех остальных. Мы все — единый сплочённый организм, как бы глупо это не звучало. И да, правило работает и в обратную сторону. Ошибка мисс Рейзор, к примеру, также приведёт к вашему изгнанию. Это наш принцип. Он учит думать не только о себе.

Вперёд вышел Хант и обратился ко мне.

—Пойдём, здоровяк, сегодня будем учить тебя новым вкусняшкам, — с задором сказал он.

—Мисс Рейзор и мисс Ц'Карра сегодня тренируются у Шис.

—А как же Фоллен? — жалобно спросила зебра.

—Фоллен, вероятно, будет тренировать мисс Дивинити, а может сегодня отдохнёт, — подвёл итог Хейло.

«Тень», не дожидаясь указов, наложил на нашу троицу слепоту и повёл нас по уже знакомому коридору. Не знаю, как девчонок, а меня повели в какую-то другую комнату.

Освободившись от вуали тьмы, я обнаружил себя в примерно такой же комнате, как и в прошлый раз, но вместо кучи коробок были установлены мишени. Но больше меня удивил сидящий в углу... «тень»? Он же сейчас должен провожать Фи и Ц'Карру к Шис, как он так быстро здесь оказался?

—Шустрый парень, да? — прочёл мои мысли Хант.

—Эм, да, — признал я, всё ещё размышляя над его скоростью.

—Он будет заряжать этот аппарат заклинаниями, — сказал Хант и показал мне уже знакомый предмет. — Сейчас он заряжен тремя снарядами. Это простое и понятное боевое заклинание, выпускающее по цели сгусток энергии. Эти мишени достаточно прочные, чтобы ты не разломал их этой штукой. Наведи вот этой клешнёй в цель и нажми на кнопку.

Понимая, что штука в моих копытах шандарахнет чем-то мощным, я тщательно прицелился и только потом нажал на кнопку, стараясь как можно сильнее удержать конечность в неподвижном положении. Нажатие и в мишень полетел красный снаряд, размером с дыню. Врезавшись в мишень, он слегка хлопнул и исчез, оставив тусклое пятно. Не знаю, насколько метко я выстрелил, но как минимум попал.

—Неплохо, отстреляй оставшееся.

Я так и сделал. Остальные два снаряда я попробовал выпустить с меньшим временем на прицеливание. И пусть точность второго выстрела была низкой, третий попал почти в то же место, куда и первый. Хант молча забрал у меня устройство и передал «тени». Тот его чем-то зарядил и вернул обратно.

—Держи. Теперь это луч. Одного деления тебе хватит на десять секунд непрерывного сжигания. Для не-единорогов данное заклинание очень трудное.

—Почему?

—Потому что луч имеет отвратительную привычку к случайной отдаче. Тебя может таскать то влево, то вправо, назад и вперёд. В общем, просто попробуй на деле и поймёшь. У единорогов такого нет. Они ментально контролируют все эти мерзости.

Я аккуратно прицелился и нажал на кнопку. Обещанная отдача сильно меня удивила, так как была направлена... вперёд. Вырвавшийся луч был действительно лучом — идеально прямой кроваво-красной линией. Не успел я возрадоваться тому, что привык к отдаче, как она дала мне пинка под зад, сместившись в левую сторону. Прошло ещё секунд пять, как отдача сменилась на привычную — на себя. «Пропилив» все отведённые мне тридцать секунд я боролся с отдачей и в итоге ничего путного из этого не вышло.

—Попробуй ещё раз.

С этими словам Хант снова отдал устройство на подзарядку. Всё это не особо увлекательное действо повторялось шесть раз. Что уж говорить, луч, как и предупреждал пегас-наставник, оказался для меня сложным нововведением. Удовлетворившись моим результатом, Хант подготовил для меня новое заклинание.

—Ладненько, держи, это нечто другое. Мудрёные головы зовут это дестабилизацией. Говоря проще, эта штука разрушает структуру защитных заклинаний. Наводишь на щит и применяешь. Одно деление — один заряд. Ничего хитрого тут нет. Навёл и держишь секунду-другую.

Пока Хант трепался, «тень» уже бесшумно наложил щиты на три разные мишени. Щиты соответствовали самому заклинателю. Я привык видеть единорожью защиту жёлтой или красной, а непробиваемые пузыри мрачного колдуна были угольно-чёрными с лёгким белым отблеском. Из-за этого они также были гораздо менее прозрачными. Я направил устройство на крайний щит, прицелился и зажал кнопку. Никакого ожидаемого мною луча энергии не было. Клешня на устройстве просто слегка подсветилась и через пару секунд щит рассеялся. Со вторым произошло тоже самое. А вот третий остался целым, хотя по нему и пошла рябь. Я вопросительно посмотрел на Ханта.

—Вот так и бывает, когда в щит вложено намного больше силы, чем положено. Как правило, такой щит — признак дилетанта. Обычного щита хватает с лихвой, а на такой уходит слишком много сил. И пусть такой крутой щит фиг разломаешь, обычный щит гораздо проще восстановить, чем потом страдать от головных болей и истощения.

«Тень» тихо подошёл и зарядил аппарат новым заклинанием. Попутно он снял третий щит, так что в устройстве явно было что-то новенькое.

—Что там? — с удивлением спросил Хант.

—Шипы, — спокойно ответил мрачный единорог.

—О, а вот это зверская штука. По сути тот же снаряд, только в виде длинного штыря. Единорогу было бы проще, так как он может настраивать не только размер штыря, но и скорость, с которой он вылетает. Будь осторожен с этой штукой.

Я опробовал шипы и это было пугающе... Полутораметровый заточенный штырь со свистом полетел вперёд и пробил мишень насквозь. Будучи магической природы, шип испарился спустя пару секунд после «втыка».

—На сегодня хватит, практикуйся, пока каждое из них не будет для тебя удобным оружием.

На этой фразе весь интерес из меня выветрился. Это означало, что оставшееся время я буду просто из раза в раз повторять эти четыре колдовские штучки. И, увы, это оказалось так... До означенной полуночи я мучил одно за другим, другое за одним. Я пытался поныть Ханту, чтобы дал что-нибудь новенькое, но он отказал.

Вследствие этого скучного вечера, я брёл домой в состоянии скуки и уныния. Ни к одной из девчонок у меня не возникло никаких вопросов. Фи и Дивинити пытались у меня что-то выяснить, но быстро утихли, завидев мою физиономию. Кроме этой попытки пообщаться, мы шли молча. Дивинити вежливо попрощалась и пошла к себе, а мы так же тихо добрались до своей хаты. Внутри я молча приготовил всем чая, к которому на моё счастье ни у кого ненависти пока не возникло, после чего с угрюмым и недовольным лицом вмазал это самое лицо в подушку. Но нет, день не хотел меня щадить. Фи и Ц'Карра успели прийти, заснуть и только через несколько минут я наконец провалился в сонное царство.

День VII: Карты на стол

Утро. Сон любезно выветрил из меня весь негатив, попутно подарив мне хорошее настроение. Фи и Ц'Карры на кроватях не было. Впрочем, ничего удивительного, ведь на часах красовались ошеломляющие для моего раннепташного организма одиннадцать часов дня... За столом оказались обе проснувшиеся ранее меня соседки и тихо-мирно что-то грызли. Меня вроде не заметили, так что я некоторое время спокойно наблюдал за столь обыденной, но столь приятной картиной. И будто никто не воровал нас из наших домов, не лишал нас друзей и семьи, не отбирал из мест, которые любишь. Я попытался откинуть все эти грустные мысли, чтобы выглядеть жизнерадостнее. Взгляд Фи наконец упал на мою торчащую из-за косяка тушку и она позвала меня за стол, покачивая ложкой, зажатой в крыле.

—Доброе утро, мой сонный родственник, — с забавной ноткой в голосе сказала Фи, как только я уселся за стол.

—И вам доброго. У всех такие лица, будто я вчера взорвал дворец и верхом покатался на Айвори Лэнде.

Ц'Карра не сдержалась и в приступе смеха опустошила всё, что не успело до конца пережеваться и уйти в путешествие по пищеварительной системе. Я также не смог удержаться от данной картины и немного хохотнул. Я с прищуренным взглядом и шевелящимся носом придвинулся к нашему завтраку и обнаружил там нечто, что можно назвать салатом. Ну как, накрошенные в одну тарелку морковка, яблоки, неизвестные мне цветки, листья капусты и, собственно, обычного салата. Я вопросительно глянул на Фи.

—Рейзор-стиль в готовке?

—Что? Тебе не нравится? — испуганно, со слегка выпучившимися глазами, спросила она.

—Погоди обижаться, я ещё не попробовал.

—Не строй из себя крутого ресторанного критика, тут обычная жратва без заправки, нечего и пробовать.

—Тогда зачем ты так нервничаешь, если всё так просто?

Фи хотела что-то ответить, но быстро передумала и состроила недовольную мину.

—Ну-ну, не дуйся. Обычная жратва как знак внимания тоже может быть приятной.

Кажется, положение было спасено и сестра успокоилась.

—Так, какие у нас на сегодня планы? — спросила Ц'Карра, явно желая максимально отвлечь от себя тему разлетевшихся по всему столу элементов салата.

—Ну, вчерашняя схема всех устроила, наверное, так что пусть будет так же.

—Повторение — скучно...

—Да, но так безопаснее. Слушайте, я вчера ничего лишнего не наговорил случайно?

—Да нет, — ответила Фи. — Немного огрызнулся на меня и Дивинити, но мы не в обиде. Ничего серьёзного.

—Точно?

—Точно, Солар, не беспокойся.

Раздался стук в дверь.

—Думаю, я знаю, кто это, — озвучил я.

—Да мы тут все догадываемся, откроешь? — с лёгким раздражением гавкнула Фи.

Я ответил действием, встав из-за стола и встретив рогатого гостя. Ожидания были верными и перед нами стоял Ронгсайд.

—Привет, позволишь?

Я кивком поприветствовал его и впустил в дом.

—Ну как ваши дела? Как обживаетесь? С кем-нибудь познакомились?

—Ну, познакомились. Только она тоже из новичков, — не тая, ответил я.

—Ну, это нормально, почти со всеми так.

—Ты чего-то конкретного хотел или просто так зашёл, — я разбавил фразу медленной походкой в сторону стола, лёгкой улыбкой и соответствующей интонацией, чтобы она не звучала агрессивно.

—Да так, проведать. Я ж ваш Надзиратель, должен периодически заглядывать. Но так и быть, я вижу, что мне здесь мало кто рад, так что просто спрошу, всё ли в порядке. Всё в порядке?

—Всё отлично, Ронг. Еда есть, жильё есть, остальное всё само построится, я думаю...»

—Ну, я примерно так и... и... Апчхи! — прервал он свой месседж громким чихом.

Ох, давно мне никто так смачно не чихал прямо в лицо. Последней была Пинки. Даже такие мелочи заставляют меня скучать по Понивиллю.

—Ох чёрт, Солар, прости за это. Не успел рот прикрыть.

—Да ничего, мне это даже напомнило кое-что приятное.

—Эм, ну, это странно, но ладно. Я пойду?

—Да, никто никого не держит.

Как только Ронгсайд ушёл, ко мне подошла Ц'Карра.

—Солар, а мы сегодня пойдём? — спросила она шёпотом.

—Не знаю, нас пока не приглашали, а являться без приглашения есть моветон.

—Кто?

—Дурновкусие. Кстати, я вчера брыкался и ерепенился, так может сегодня расскажете, как у вас всё прошло? Я-то злобный был из-за того, что весь вечер повторял из раза в раз одно и то же. У вас, небось, чего позабавнее было, м?

—Ну, Шис учила нас скрытности. Мы в основном тоже просто пытались хорошо прятаться. То на месте, то в движении. Мне понравилось прятаться за Фьюри. Шис говорит, что так нужно путать взгляд кучей ног.

—Да, это было прикольно. Знаешь, Шис меня даже не бесила. Хотя, возможно, это из-за Ц'Карры. Но я помню твои советы.

—А я просто колдовал.

Все состроили удивлённые морды.

—Тебе так быстро доверили то магическое устройство?

—Ну да, а что? Я пострелял снарядами, лучом, шипами и поразбивал щиты. А потом ещё пострелял снарядами, лучом, шипами и поразбивал щиты. А потом ещё... Ещё... Ещё... Ну вы поняли...

Снова раздался стук в дверь. В этот раз очень частый и энергичный. Открыв дверь, я увидел Дивинити и не успел я её поприветствовать, как она со скоростью вчерашних заклинаний-шипов влетела внутрь.

—Что-то мне это напоминает...

—Простите-простите-простите, но у меня проблемы!

—Так, первым делом, спокойнее. И говори полушёпотом. Вторым делом, давай больше деталей.

—Хорошо, хорошо, — пегаска сделала глубокий вдох. — Моя соседка, она... Эм.

—Кеца'Го узнала, чем ты занимаешься?

—Нет-нет, она тоже получила письмо. И она... Она была против. Сильно против. Она донесла мистеру Лэнду и нашему Надзирателю. А потом она спросила у меня, не приходило ли мне такое же письмо. Я сказала, что нет, но я не уверена, что выглядела достаточно убедительно... Солар, мне страшно. Как я буду теперь с ней жить в одном доме?

—Тихо-тихо, спокойно. Вот, попей чаю пока что, — пришлось отдать её свой завтрак, но что поделать. — Первым делом, насколько сильно она тебя подозревает? С твоей точки зрения, само собой.

—Я н-не знаю, но мне кажется, что она не догадалась. Но я очень не уверена в этом.

—Хорошо. А что ты ей будешь говорить о своих уходах по вечерам?

—В прошлый раз я сказала, что нашла друзей и хочу провести время с ними. Ну, то есть с вами. Больше я не уточняла.

—Ага. То есть Кеца'Го не знает, с кем именно ты проводишь свободное время?

—Ну, выходит да.

Паузу в нашем диалоге я потратил не только на раздумья, но и на поиск ответа на просто вопрос: "Почему Фи и Ц'Карра всегда молчат во время сложных решений, оставляя меня за всё отдуваться?!»

—Ладно, давай не будет всё осложнять. Просто назови ей нас, напомни, что мы виделись при знакомстве с Айвори. Старайся не переигрывать, — она состроила недовольную мордаху. — Тихо-тихо, не обижайся. Я ж не знаю твоих актёрских способностей.

—Ну, я тоже не знаю...

—А может ей сбежать в подполье? — внезапно влезла в наше обсуждение сестра.

Все задумались. Я лично думал о последствиях. О чём думали остальные, мне было неизвестно. Может, об огурцах.

—Ну, с одной стороны, звучит логично. Но с другой стороны, во-первых, Хеви может просто отказаться, а во-вторых, это может вызвать кучу подозрений к нам. Ты же помнишь, что мы теперь все в одной связке.

Кажется, теперь уже все думали по-настоящему.

—Я... Я думаю, что это не самый лучший вариант, — решила Дивинити сама за себя.

Я кивнул, приняв её решение.

Внезапно в затылок мне прилетело что-то, явно брошенное с улицы через окно. Этим «чем-то» оказался небольшой свёрточек. Спешно его развернув, я увидел внутри несколько соломинок, а на самой бумажке было написано лишь «Всем».

—Солар, у тебя очень странные поклонницы, — с плохо сдерживаемым смехом отшутилась Фи.

—Ты прекрасно знаешь, что я никому, кроме тебя, к чёрту не сдался.

—Эээй! — обиделась Ц'Карра.

—Эм, да, прости. Я по привычке. В общем, вот, — я продемонстрировал остальным надпись на бумажке и её содержание.

—И что это всё значит? — недоумевающе спросила Дивинити.

—Ну, могу предположить, что всем сегодня нужно повторить известную нам процедуру в шесть часов. Дивинити, нужно что-то придумать прямо сейчас.

—А... А вы? Как вы думаете, как мне лучше поступить? — пегаска резко занервничала от столь же резко ограничившихся сроках.

—Прости, Дивинити, но это решать тебе. Я могу лишь дать совет...

—Давай! — поторопила меня пегаска.

—Попробуй использовать старый вариант. Ушла к друзьям, все дела. Если спросит наши имена, скажи. Это, конечно, не очень полезно для нас, но к тебе будет меньше подозрений.

—Х-хорошо, я п-попробую.

—Вот и отлично. И помни, больше уверенности, — я подмигнул ей и она довольно быстро воодушевилась. — Хорошо, в шесть часов ждём тебя.

Полуденные часы мы коротали на знакомых площадях, с глупыми мордами разыскивая хоть что-нибудь интересное. Со скуки я даже решил выполнить обещание Фи и сходить к какому-нибудь врачу. Толку, как оказалось, не было. Учёный ум почесал голову раз десять и решил, что случай не из его практического опыта. Снова подпитались соком и кексиками, даже сгрызли втроём небольшой тортик, который нам предоставила очень приветливая единорожка. Во время трапезы я увидел кое-кого, кто привлёк моё внимание, и я так и уставился на него с ложкой во рту.

Я не был до конца уверен, но, судя по всему, передо мной шёл Эмбер. Тот самый единорог, которому посчастливилось стать будущим Бастионом. Ну, частью Бастиона. А догадаться было легко, ведь Эмбер выглядел как полузомби. Бездушный взгляд в никуда, механически выверенная походка, полное игнорирование любых шумов поблизости. И я был не единственным, кого он пугал своим видом. По пути он даже задел один из столов, из-за чего с него чуть не упала кружка, но Эмбер схватил её телезахватом и поставил обратно, не оборачиваясь и в целом не обращая на это внимание.

Когда он ушёл, а я наконец доел давно растаявший во рту кусок торта, в мою голову влетела очередная мысль. Каким образом я должен был собирать устную информацию о Бастионе? Ходить у всех подряд и спрашивать о том, о чём многие хотели бы не знать вовсе? Или подходить к каждому Надзирателю или Хранителю и любезно поинтересоваться, как раздробить защиту Бастиона? Или, не особо парясь, напрямую обратиться к Айвори Лэнду? Чего Хейло Хэви хотел от такого, как я...

Из очередных раздумий о своей бесполезности меня вывела Фи, нежно и аккуратно ткнув в плечо.

—Пойдём? — о, эту интонацию я тоже знаю. Она называется «я вижу, что тебя что-то гложет, поэтому нужно тебя отвлечь».

—Да... — скучно ответил я. — Да, Фи, пойдём.

По дороге домой всё было скучно, но это было даже к лучшему. Потому что поразмышлять о том, как же мне собирать данные, всё же хотелось. Первый подкинувшийся вариант — воровать документы. И первым же делом этот вариант откинулся, т.к. мало где могла быть информация о Бастионе. Промелькнула мысль о поисках в каких-нибудь библиотеках, но это было бы слишком подозрительно. Убивать кого-либо точно не входило в мои планы.

Дойдя до дома, Фи снова привела меня в чувство, пощекотав мне нос перьями с крыла, дабы я в задумчивости не вмазался в парадную дверь. Внутри нас уже ждала Дивинити. Заползать в чужой дом, никого при этом не предупредив, было, конечно, немного некорректно, но я был готов простить ей подобное.

—Эм, здравствуйте. П-простите, что вот так вот вломилась, мне просто было очень жутко сидеть на крыльце. Остальные пони так смотрели на меня, что я... Ну, в общем, я здесь.

—Э, привет. Ну, не беспокойся. Мы ведь всё равно тебя впустили бы, — утешил я вторженку.

Я взглянул на часы. До выхода нам оставалось примерно полтора часа и я решил занять это время тем, что в теории могло меня заинтересовать.

—Дивинити, если ты не возражаешь, то как насчёт того, чтобы рассказать нам о себе. Ну там, кем работала, с кем дружила, кого ненавидела и прочее, а я пока нас покормлю. Я помню только что-то о том, что ты из Филлидельфии и у тебя были проблемы с какой-то бандой.

—Ну... Ну что ж, думаю, это будет честно. В общем, ты снова правильно помнишь — я действительно большую часть жизни жила в Филлидельфии. Родилась там, училась там, работала там. За всё время всего единожды мне пришлось ездить в, сейчас это жутко вспоминать, Клаудсдейл.

—Клаудсдейл? — удивилась моя укладывающая бутерброды морда. — В смысле, ты же пегас. Что там было жуткого для тебя?

—О, я просто привыкла жить и работать у себя в спокойной квартире или офисе. А в этом Клаудсдейле всё такое шумное и, как это говорится... А, хаотичное! Я побыла там всего пять дней, но как же я была рада вернуться домой, в Филлидельфию.

—Понимаю. Сам из родного Понивилля никуда не хотел уходить. И поэтому же занимаюсь сама знаешь чем. Так а что за работа? Я слышал про какой-то бизнес, — сказал я и наконец предоставил рассказчице её чашку чая.

—О, там всё просто и удобно. Мы просто организовали небольшое курьерское агенство. И да, мы — это я, мой брат и подруга со школы.

—Бизнес в три пони? И как были успехи?

—О, просто замечательно! Я всю жизнь была не самым выдающимся пегасом, но в планировке дел я оказалась прямо-таки на своём месте! В общем, я планировала наши расходы и все доставки. Темпест, мой брат, был главным курьером, а Вельвет Рейн, моя подруга, занималась набором кадров. Она, будучи единорогом, накладывала на наших курьеров специальное заклинание, которое делало что-то нехорошее, если работник хотел нас обмануть и украсть доставку»

—Звучит сурово, а что за наказание?

—Долгое время мы не знали, но когда на нас начали наседать те самые бандиты, то мы узнали.

—Сейчас будет грусть?

—Да... Всё шло просто замечательно, у нас не было ни одного недовольного клиента, а задержек было всего две или три. Но потом нашего курьера нашли эти ублюдки... Они избили его и забрали доставку. Очень быстро всё это начало учащаться. Мы начали терять постоянных клиентов, а новые курьеры к нам приходили всё реже и реже. А потом... Потом стало ещё хуже. Вельрейн... Ну, это я её так ещё со школьных годов называю... В общем, она попыталась наказать этих бандитов и наложила на них то же заклинание. Мы, кстати, так и не узнали, в чём была суть этого заклинания…

—Я догадываюсь, чем это всё закончилось.

—Да... Они нас выследили. Что было несложно, ведь мы вообще не прятались. Узнали, что это Вельрейн и сломали ей рог. Она извинилась и навсегда ушла из нашего дела. Как я могла её винить за это...

—Какой кошмар... — сочувственно произнесла Фи и приобняла Дивинити крылом.

—Да... Затем они начали нас шантажировать. Угрожали избить меня, изнасиловать и даже убить, если Темпест не будет перевозить вместе с обычными доставками партии какого-то наркотического дерьма. Я пыталась убедить его не помогать им, но это же мой брат... Как он мог им отказать после таких угроз. По крайней мере, они не солгали и меня не трогали. Такими темпами мы продолжали терять наших клиентов и работников, пока не остался один лишь Темпест, — она продолжала говорить, пытаясь не заплакать. Хотя глаза уже были на мокром месте. — Но потом его поймала полиция. Темпесту дали 3 года. Но эти засранцы не успокаивались. Они потребовали, чтобы я заплатила залог, чтобы брата освободили. Денег там требовалось куча. Они пригрозили, что если я не выкуплю свободу Темпеста, то они уничтожат мой бизнес. Я пообщалась с братом в тюрьме и он настоял, чтобы я ничего не платила. Даже накричал на меня, впервые в жизни.

—И они разнесли твой дом? — спросил я, вспомнив старую информацию. Спросил не столько из любопытства, сколько из желания немного отвлечь.

—Да, закидали его какими-то горящими бутылками через несколько месяцев, пока меня не было дома.  Мой брат до сих пор в тюрьме. Что он сейчас думает? Что он будет думать, когда выйдет, а меня так и не будет в Филлидельфии? Как мне вернуть мою жизнь в норму, Солар?! А Принцесса Селестия никак на это не отреагировала! Я хочу выбраться отсюда не потому, что против взглядов Айвори! Я хочу выбраться отсюда, потому что хочу снова к своей семье и своему городу... — вот Дивинити и прорвало. Слёзы, крики и вопросы к судьбе. И даже было обращение ко мне. Видимо, так пегаска искала поддержки.

Не сильно успев поразмыслить над всем происходящим, я обнаружил Дивинити за обниманием моей шеи и увлажнением моего балахона солёными слезами. Впору было начать вести блокнот тех, кому посчастливилось использовать меня в роли жилетки.

Минут через пять пегаска успокоилась. Фи понимающе смотрела на неё и не пыталась её прервать. Ц'Карра и вовсе всё это время молчала и у меня появились предположения, что её тяжёлая жизнь просто научила её помалкивать. Так безопаснее. Надеюсь, когда-нибудь она расскажет нам свою историю, ну а пока нам осталась какая-то пара минут до выхода. Я слегка дёрнулся и Дивинити поняла, что пора взять себя в копыта.

—О, п-прости, прости, Солар... Я...

—Тсс, всё нормально. Всем нужно иногда высказаться, — ох, хотелось бы мне в этот момент посмотреть на Ц'Карру. — Ладненько. Умойся и пойдём

Она спокойно кивнула и пошла умываться. Мы тем временем сгребли в сумки чуть-чуть еды. Собравшись полной компанией, мы наконец пошли на очередную встречу с Сопротивлением.

Всё было повторено почти в идеальной точности. Снова «тень» нас где-то и куда-то вёл. Для нас это дело уже стало привычным, да и Дивинити тоже обвыкла, судя по спокойствию. Внутри всё опять же было просто и привычно. Я даже не ощущал толком дискомфорта от заклинания ослепления. Внутри нас встретили всё те же Хейло, Шис, Фоллен и Хант, а также пять-шесть неизвестных мне пони, некоторые из которых выглядели для меня совершенно незнакомыми. К нам подошёл Хант и каким-то обычным голосом обратился. А обычный голос для него был необычен.

—Всем привет. Слушайте, придётся чуть-чуть подождать. Вдаваться в подробности не буду. Просто лучше посидите вон там.

Мы уселись на указанную Хантом скамью и всеми силами пытались расслышать, что же там произошло. Мелькало что-то про Надзирателей, розыск и выслеживание. Увидев, что мы пытаемся греть уши, Хейло попросил говорить остальных ещё тише.

Раздался стук в дверь-люк, что было для нас непривычно. Хотя, судя по насторожившимся лицам остальных, не только для нас. «Тень» прильнул к стене возле входа и создал огромный клинок, настолько чёрный, что после вспышки при создании его вообще не было видно на фоне тёмной стены. Хейло тем временем создал вокруг себя четыре острейших шипа и поднял перед собой щит, быстро сделав его невидимым. Остальные не делали ничего. Видимо, целиком верили, что у единорогов хватит сил отбить любую атаку. «Тень» открыл замки на люке, но саму крышку не стал трогать. Через несколько томительных минут в помещение зашёл он...

Ронгсайд не выглядел удивлённым или злым. Явно не собирался устраивать тут расстрел всех присутствующих, кидаться бомбами или брать заложников. Он прошёл на пару шагов вперёд и на его роге было видно какое-то кольцо. Лира как-то мне рассказывала о таких кольцах. Вопреки описаниям всяких фантастов и просто любителей омрачить историю нашей страны такие кольца не лишают возможности использовать заклинания. Они напрямую влияют на разум единорога и нарушают концентрацию. Какие-либо сложные заклинания сколдовать с таким набалдашником на роге вообще невозможно, но всяческие телекинезы и вспышки света можно было применять, что, впрочем, приводило к головным болям. Твайлайт как-то пыталась носить такое кольцо из научного интереса. И пусть у неё получилось поднять стол телекинезом, она зареклась цеплять эту штуку себе на рог ещё хоть раз.

—Приветствую всех, кто находится в этой комнате, — спокойно начал Ронгсайд.

—Надзиратель, — обратился к нему Хейло. — Крайне неожиданно вас здесь видеть.

—Да, должен поблагодарить моего друга, Солара, за то, что он не удосужился умыть своё лицо после того, как я неаккуратно на него чихнул.

В комнате повисла тишина и многие посмотрели на меня. Остальные, кто не смотрел, медленно поняли, куда глядят все остальные, и тоже принялись сверлить меня взглядом.

—Ронг, ты не мог бы объясниться? — с ноткой возмущения спросил я.

—«Очень просто. Когда я чихнул, у меня во рту был небольшой камушек, который я зачаровал на слежку. Он запутался в твоей шерсти и ты привёл меня сюда. Не бойся, Солар, твоей вины тут нет.

—Хитро, Надзиратель, но что же вам нужно? — спросил Хейло, не дав мне задать Ронгу пару вопросов.

—Всё очень просто. Я готов к вам присоединиться.

Все присутствующие снова включили тупые взгляды, только уже направленные не на меня. Часть следила за Ронгсайдом, часть за Хейло, но ни один из них не оторвал глаз друг от друга.

—Думаю, вы понимаете, что у нас нет причин верить, — прервал долгое молчание Хейло.

—В сумке, — просто ответил мой единорожий друг.

Хеви сделал кивок и «тень» телезахватом вытащил из сумки какую-то книгу, из которой торчала куча заметок и закладок. Он аккуратно её осмотрел и, удостоверившись в безопасности, передал её Хейло. Тот внимательно изучил несколько страниц, после чего уже вкратце осмотрел некоторые другие. Захлопнув книгу, он серьёзно осмотрел всех присутствующих.

—Мистер Блейд, вынужден сообщить, что в ваших услугах мы больше не нуждаемся.

—Что? Почему?

—Вашей единственной задачей был сбор данных о Бастионе. Благодаря мистеру Ронгсайду мы теперь обладаем достаточным запасом информации, так что можете забыть об этом, равно как и о тренировках.

—Нет, — высказался Ронгсайд. — Он останется. Только из-за него я здесь. Во всех хороших и плохих смыслах этого выражения. То же касается и его друзей.

—Надзиратель, вы сейчас не в самом лучшем положении, чтобы ставить условия.

—Да ну? Не думаю, что вы захотите, чтобы сюда прибыл Айвори Лэнд. Отец будет явно не в восторге, если моя жизнь будет в опасности.

Настало очередное молчание. Ронгсайд оказался сыном Айвори Лэнда. Потупившиеся взгляды теперь метались по всей комнате, но наши центральные герои всё так же сверлили друг друга взглядами.

—Мистер Блейд, — обратился ко мне Хейло. — вы можете подтвердить эту информацию?

Настал мой черёд говорить и желательно делать это убедительно, преодолевая желание дальше стоять с открытым ртом.

—Я видел их вместе совсем немного и не догадывался об их родственных связях. Но, имея на копытах текущую информацию, я могу сказать, что их общение было более чем похоже на разговор отца с сыном.

Ронгсайд тем временем, кажется, впервые отвернул взор от Хейло и сейчас смотрел на меня. Эмоции на его лице я так и не смог прочесть, как он уже отвернулся.

—Мистер Блейд, продолжайте тренироваться у Ханта. Мисс Рейзор — к Шис. Мисс Ц'Карра — к Фоллену. А нам с Надзирателем нужно поговорить. Надеюсь, вы не против, что мы не будем снимать с вас ограничитель?

—Я здесь для того, чтобы помочь. Если это поможет, то так тому и быть.

«Тень» уже собирался наложить на нас слепоту, как Хейло его остановил простым жестом. Видимо, мы теперь более-менее доверенные члены Сопротивления и нам можно без опаски показывать серые и унылые коридоры... Всех аккуратно распихали по своим комнатам. Впервые я услышал, что в какой-то комнате кто-то ещё тренируется, судя по звукам, фехтованию. Хант сходу дал мне какую-то странную штуку.

—Это дубинка. Раскладная. Нацепи на ногу и дёрни, слегка вывернув копыто вот так.

Я повторил сказанное и дубинка действительно выехала из устройства.

—Удобно, если тебя кто-нибудь заметил и надо сделать так, чтобы он немного позабыл о происходящем.

Я сам догадался, как её сложить. Достаточно было просто уткнуть её в пол и, повернув копыто под некоторым углом, надавить.

—Ну что ж, Солар, можешь начать рассказывать, как так получилось, что у тебя в друзьях оказался не только Надзиратель, не только предатель, но ещё и сын самого Лэнда?

—О, всё просто. Я просто не знал, что он Надзиратель, предатель и сын Айвори Лэнда, которого я, вот совпадение, тоже не знал. Ронгсайд был для меня просто другом, с которым мы делили один дом. Друг со своими странными повадками, но всё же друг.

—Мда, даже не буду пытаться представить, какого тебе сейчас.

—На самом деле, я отлично себя чувствую.

—В самом деле?

—Конечно. Ведь теперь я могу не видеть в нём злобного начальника.

Дверь открылась и к нам зашли Ронгсайд и Хейло. Простым кивком последний позвал Ханта и покинул помещение, оставив меня наедине с другом.

—Что ж, полагаю, у тебя есть ко мне некоторые вопросы? — начал Ронгсайд.

—Ну, первым делом, рад тебя видеть, Ронг. — сказал я и сбросил с ноги раскладную дубинку. — Как ты?

—Спасибо, нормально. Забавно, что в первую очередь ты интересуешься именно этим.

—Почему бы и нет? А вообще, есть у меня один вопрос к тебе.

—Внимаю, — сказал Ронгсайд и уселся в ожидании.

—Ты сказал, что здесь из-за меня. После чего добавил, что это было во всех смыслах. Что ты имел в виду?

—О, это не сложно. Видишь ли, Солар, у меня никогда не было друзей. Да, вот так вот грустно и печально. Даже в какой-то степени банально, но я научился с этим жить. Всем пони было на меня плевать, так что я сразу же согласился помогать отцу, даже не сильно заботясь о том, чем он вообще занимается. Так я стал Надзирателем, с которыми пони ещё меньше хотят общаться.

—И что потом? — поторопил я Ронга, видя, как он начал отвлекаться от сути.

—А потом меня послали в Понивилль. Там я поизучал народ и встретил тебя. И должен извиниться за мою честность, выбрал тебя, посчитав за ненужного и неприметного дурачка, который может стать хорошим прикрытием.

—Будем считать, что я понимаю.

—Так вот, долгое время всё было по изначальному плану. Я спокойно мотался куда мне надо и собирал информацию, которая была мне нужна. Мне было очень удобно, что ты так спокойно принимал моё постоянное отсутствие.

—Да, примерно через пару недель я привык

—Ну а потом я начал замечать за тобой кое-что важное, — Ронгсайд начал нервно топать туда-обратно. — Как-то неловко это говорить. В общем, у меня начались подозрения, что ты стал считать меня другом.

—Знаешь, звучит довольно осудительно.

—Э, ну неееет. В общем, я начал помимо прочего следить ещё и за тобой. И да, начал замечать кое-что.

—У меня крылья выросли?!

Ронгсайд любознательно оглядел мою спину и сделал задумчивое лицо.

—Не, пока не появились. Подожди ещё, может к зиме появятся. Ну ладно, я начал и... — и замолк.

—Я слушаю...

—Ладно, в общем, я стал замечать, что ты... как-то по-дружески ко мне относишься. И тогда я начал думать, что что-то надо менять. Начал строить свои масштабные планы о том, как бы мне изменить свою жизнь, но и не оказаться при этом в неприятной ситуации. Вот так вот шаг за шагом, не буду объяснять каждый пункт этой многоходовочки, я и сообразил попасть в стан Сопротивления через тебя. Но не подумай, что я тобой воспользовался. Хотя, технически это так...

—Так, стоп. Я всё понимаю, не надо оправдываться. И не буду темнить, меня это вполне устраивает. Мне намного проще болтать с другом, чем общаться с тюремщиком.

—Это отлично. Как минимум потому, что мне больше не придётся говорить нечто столь неловкое. Такое ощущение, будто весь мой имидж куда-то резко пропал.

—Не парься, я никому не расскажу.

—Чудно, значит, я всё ещё могу быть грозным.

—Кстати, хотел ещё кое-что спросить.

—Внимаю.

—Что было в той книге, что ты передал Хейло?

—Вся имеющаяся у меня информация о Бастионе.

—Это я понял. Но насколько много её там было и насколько точна она была, что Хейло так быстро принял тебя?

—Там была ВСЯ информация, что у меня есть. А больше меня о Бастионе знает только отец и сам Бастион.

—Это... дарит мне надежду. Я даже не пытаюсь убедить тебя вытащить меня отсюда.

—Почему же?

—Потому что вывести отсюда трёх пони и одну зебру скрытно и незаметно вряд ли получится.

—Вижу, ты их ни за что не бросишь. Вижу, понимаю и безмерно одобряю это.

Ронгсайд вновь принялся бродить по комнате, хотя и медленнее. Несколько раз он смотрел на меня, пытаясь что-то сказать, но каждый раз передумывал. Я специально его не перебивал. Наконец он решился.

—Солар, ты в курсе вообще, к чему всё это ведёт?

—К возвращению домой, — ответил я чуть более пафосно, чем стоило.

—Солар, я всецело тебя в этом поддерживаю и действительно хочу, чтобы ты с Фьюри попали домой... Но отец очень сурово относится к правилу «вы здесь навсегда». Боюсь, если что-то пойдёт поперёк его планов, то может пролиться кровь.

—Твой отец будет убивать неугодных?!

—Насколько я его знаю, да. Он может отдать приказы охране и Хранителям и любой пони по его указу просто исчезнет. А если мы устроим что-то масштабное.... Голов полетит много, если он примется за дело. Нам нужно быть скрытными и не лезть на рожон, Солар. Нанести им как можно больше ущерба до того, как они это поймут и начнут реагировать. В идеале они должны об этом узнать уже после уничтожения маскировочного поля Бастиона. Тогда Принцессы смогут обратить на нас внимание и ситуация станет проще. Но всё же, Солар, будь готов, что может начаться нечто страшное.

—Не бойся, я не пропаду. Сам-то как всё это предлагаешь пережить?

—Следовать плану. Буду слушаться Хейло. Если он будет не против, то и сам приму участие в планировании.

Ронгсайд нервно поцокал копытом по полу и с некоторой опаской посмотрел на меня.

—Тебя ещё что-то тревожит? — спросил я.

—Да. Дивинити.

—А что с ней? Довольно милая кобылка, хоть и пугливая.

—Не в этом дело. Она не мой подчинённый. Тебя, твою сестру и полосатую подругу я могу прикрыть, а вот с ней могут быть проблемы. Я ни на что не намекаю. Просто предупреждаю, что защитить её я не смогу в случае чего.

—Что ж, тогда защищать её придётся мне.

—Я знал, что ты так скажешь. Поэтому повторюсь, будь осторожен.

—Надо будет, костьми лягу, но будем надеяться, что до этого не дойдёт.

В дверь без стука вломился Хант с своим привычным скучающе-весёлым выражением морды.

—Эм, я всё понимаю, объединение друзей, обнимашки и друзяшки, все дела, но мне ещё надо сделать из Солара непобедимого диверсанта.

—Конечно, — отозвался Ронг. — удачи, Солар.

Ронгсайд ушёл, судя по мотанию головой, под действием слепоты. Хант молча намекнул, чтобы я надел «браслет» с дубинкой обратно.

—Так-с, ну раз я пообещал твоему другу, то давай делать из тебя профессионала. Вставай в стойку. Я буду бить медленно, чтобы ты успел среагировать. Запоминай не только мои движения, но и свои. Я буду говорить, если ты допустишь ошибку.

Как только он закончил, то кивнул и выдвинул дубинку. Я сделал то же самое и приготовился отбить его атаку. Тело обуяло лёгкое волнение, ведь я прежде никогда не дрался.

Хант нанёс удар с левой стороны. Я успел сообразить, что на такой удар ему потребовалось намного больше времени, чем на удар с правой стороны. Удар я успешно отбил, одновременно с этим отойдя на полшага назад. Хант промолчал, а это значило, что я всё сделал правильно. Наверное. Он ударил ещё раз, но уже с правой стороны. Отбить оказалось очень легко, повторив прошлый способ с небольшим отступлением. Хант ударил третий раз. На этот раз «колющим» ударом. Его отбить оказалось ещё легче. Просто отбил в сторону и снова сделал шаг назад.

—Ошибка. Если враг бьёт колющим ударом и промахивается, то он резко оказывается в невыгодном положении. Тут стоит не отступать, а атаковать.

Я понимающе кивнул. Хант кивнул в ответ и снова принял стойку. Он провёл серию из двух выпадов, после чего резко отошёл назад. Мне не хватило концентрации, чтобы отбить удары, поэтому я просто попытался от них увернуться и вроде как получилось. Далее он провёл несколько обычных ударов, уже привычных. Их я в целом легко отбивал и не испытывал проблем. Хотя стоит помнить о том, что Хант намеренно атаковал медленно.

—Ошибка. Слишком много отступаешь. Это чревато тем, что тебя можно легко зажать в угол и убить.

—Понял.

Хант начал действовать агрессивнее. Он всё ещё наносил удары достаточно медленно, чтобы я мог их отбить, но уже начал дополнять это ударами другим копытом, которые я уже стабильно начал пропускать. Подождав, пока я привыкну к темпу и перестану пропускать удары слишком часто, Хант перешёл на новый стиль. Он стал атаковать быстро и часто. И при этом не делал пауз. Первые три-четыре удара я успешно отбил, потом начал пропускать, а затем пропускал уже каждый удар.

—Ну ладно, не могу тебя сильно похвалить, но в целом неплохо. Чуть-чуть передохни, попей воды вон там и продолжим. Минут десять тебе даю, а то ты что-то запыхался.

Я хотел было возразить, но из-за отдышки не смог этого сделать. Что ж, его правда, я действительно запыхался. Слегка отдышавшись, я решил уточнить кое-что.

—Эй, Хант. Где ты научился драться?

—О, где только не учился. Но никогда это не происходило под руководством наставника. Всё изучал на собственном горьком опыте. Небось, уже заметил, что у меня кусочек уха оттяпан? Вот это меня натурально пытались убить какие-то головорезы. Жизненный урок я получил: или ты, или тебя, — последние слова Хант произнёс с некоторой мрачностью.

—И ты ни разу не проигрывал?

—Проигрывал. И много. И каждый проигрыш был мне новым уроком.

Тем временем Хант притащил откуда-то комплект доспехов. Простеньких, кожаных, но доспехов. И судя по тому, что он их не надевал, они предназначались мне...

—Да-да, ты правильно понял. Надевай.

Хант помог мне напялить неудобные с непривычки доспехи. В них было достаточно неуютно само по себе, а в движении стало ещё больше дискомфорта.

—Сейчас я буду бить уже с нормальной скоростью. Буду стараться бить по доспехам. Промахнусь — мой косяк, но постараюсь быть аккуратным. Будет что-нибудь сильно болеть — говори.

С мыслями о том, что я ещё пожалею в будущем, я приготовился отражать атаки. Хант начал проводить те же атаки, только намного быстрее. Часть мне удавалось отбивать, но по ощущениям больше половины ударов я пропустил. Хант бил в основном по плечам и через некоторое время они уже начали болеть. Я предупреждающе поднял копыта и Хант остановился.

—Кажется, бой это не моё...

—Цыц, ты только начал. Твои успехи вполне приемлемые, так что пока ничего страшного.

—Обнадёживает.

—Не боись, всё в целом неплохо для начинающего. Отдохни пока что.

Через пару минут внутрь зашёл какой-то незнакомый мне пони. За ним лениво плёлся Ронгсайд.

—Мистер Блейд, Хант. Снимайте доспехи и оружие и идите в главный зал.

—Хорошо, Спик. Скоро будем.

Избавившись от доспехов и дубинок, мы прошли в главный зал. Ронгсайд ни слова не сказал, как бы я не старался взглядом ему намекнуть, что побольше информации мне не навредит.

В главном зале были, кажется, все. Хант оставил меня возле Фи, Ц'Карры и Дивинити, а сам ушёл к Фоллену и Шис. В центре стоял Хейло, а неподалёку от него пристроился Ронгсайд.  Лидер Сопротивления спокойным взглядом осмотрел всех вокруг и наконец, когда все шумы утихли, заговорил.

—Что же, благодаря мистеру Ронгсайду, у нас есть очень много новых данных по Бастиону и тому, как вывести его из игры. К сожалению, информации всё ещё не хватает для полноценной попытки сломить систему Айвори Лэнда. А потому нам всё ещё требуется помощь каждого из здесь находящихся. Разделяемся на несколько групп. Первая группа будет тестировать заклинания на Бастионе с помощью специальных устройств.

Я поднял копыто.

—Да?

—А зачем нужны мы с этими штуками, если есть единороги?

—Правильный вопрос. Всё дело в том, что, как оказалось, Бастион запоминает всякого единорога, который применит на нём или просто поблизости какое-нибудь заклинание. При использовании устройства данный эффект отсутствует. Поэтому в первой группе будут наши единороги. Идти ли лично мне — пусть решают остальные.

—А почему так? — спросил кто-то их толпы.

—Потому что я считаю, что мне идти не стоит, но если кто-то сочтёт это за предательство или чрезмерную наглость, то я пойду. Вторая группа должна будет полностью осмотреть потолок. Территория там довольно обширная. Этим будут заниматься наши пегасы. Руководитель группы — Шис. Вам нужно будет найти идеальные точки, где можно разместить взрывные заряды»

—Простите, а что делать тем пегасам, которые не тренировались у Шис? — спросил какой-то пегас из толпы. Дивинити рядом со мной успокоилась. Видимо, её тоже интересовал этот вопрос.

—Тем, кто ни разу не тренировался у Шис, придётся пойти с третьей группой. К слову, о ней. Третья группа будет заниматься непосредственно городом. Наблюдать и сообщать о любых угрозах. Ей будет командовать Фоллен. Вопросы?

Толпа негромко зашушукалась, но спустя долго время к Хейло ни у кого вопросов не возникло.

—Чудно, проводиться операция будет завтра, примерно в это же время. Сейчас возвращайтесь к своим делам или тренировкам. Мои секретари пока составят более подробный план для вас.

Толпа чуть ли не синхронно кивнула и разошлась по своим делам.

Отойдя немного в сторону, мы по инициативе одной пегаски решили поболтать.

—Ну что, завтра крупное дело? — задала Фи классический вопрос, на который нужно не ответы давать, а делиться впечатлениями.

—Да, и нас всех раскидает по разным группам.

—Оу, а я хотела пойти с Соларом, — расстроилась Ц'Карра.

—Пойдёшь с Дивинити. Заодно и присмотрите друг за другом, — сказал я. Дивинити забавно смутилась от этого. После этого мой глаз уловил Ханта, машущего мне копытом. — Ну ладненько, мне уже пора, пойду дальше получать дубинкой по голове и учиться самозащите.

—Не вынуждай меня нервничать, — серьёзно предупредила меня Фи.

Хант справедливо рассудил, что мне лучше сосредоточиться на магическом устройстве, поэтому с нами также находился «тень». Я без особого энтузиазма повторил все уже знакомые заклинания по паре раз, но потом пошло что-то новенькое.

—Следующая штука зовётся поглощением. По вполне понятным причинам. Применяя это заклинание, ты выкачиваешь часть магической энергии и добавляешь её себе.

—Хм, я читал о таком. Там говорилось, что в древние времена их использовали боевые единороги, чтобы лишать силы вражеские щиты и подпитывать себя.

—Неплохо. Так действительно было. Единорогу за бой выдохнуться было раз плюнуть, вот и применяли такой метод.

Краем глаза я заметил, что всё время до этого мирно сидящий «тень» теперь внимательно слушал, хоть и пытался не подавать виду. Я тем временем опробовал новое заклинание. Оно занимало всего половину одной шкалы, но после применения на щите-мишени устройство зарядилось на полтора деления.

—Чем больше магической энергии уходит на создание щита, тем больше с него можно поглотить. Мы заодно протестируем, насколько силён барьер Бастиона. Хотя не сомневаюсь, что он полностью заполнит устройство.

Я попробовал ещё раз и.. ничего не произошло. Заряд просто потратился.

—А вот такое бывает, когда единорог достаточно хитрый и ставит магические ловушки.

—Ага, невидимые сгустки энергии, на которые, как я понимаю, реагирует поглощение.

—Хм, а ты и вправду начитанный. Довольно странно, если всмотреться в твой пустой лоб. Как видишь, ты лишь потратил собственный заряд, не получив ничего взамен. Ну как, процента два-три там может и наберётся, но на что-то путное этого не хватит.

«Тень» зарядил устройство новыми заклинаниями. Там оказалось 2 снаряда и шип. Ничего особенного, сложного и интересного.

—...ну пожалуйста, угрюмая ты морда, один разок! — о чём-то возбуждённо Хант просил у нашего единорога-зарядника.

—Ладно... — устало ответил тот.

—Отлично! Вот, не знаю, как тебе, а мне эта штука безумно нравится. Применяй на себя, — сказал Хант и тактично отошёл.

Я сделал, как он и сказал и меня начала обвивать ощутимая и чётко видимая энергия. Уже спустя пару секунд на мне красовалась изящная броня матово-чёрного цвета. По-видимому, цвет был такой из-за создателя. Это уже были не жалкие кожаные, а полноценные латные доспехи. Но при этом они не имели веса и ничуть не ограничивали движения. Подвигав копытами, я заметил, что части доспехов могут просто проходить друг сквозь друга. Мою мохнатую головень украсил изящный шлем. Ну, насколько я мог судить, не видя большей его части. Увидев мои потуги осмотреться, Хант быстро приволок откуда-то зеркало и дал мне себя осмотреть. Шлем, как и вся броня, был действительно красив. Минимум торчащих деталей, лишь защитный кожух для рога, которого у меня, как помнится, не было. В остальном доспех выглядел монолитным. Броня селестианских гвардейцев, горизонтовской охраны и даже лунных стражей была просто смехотворна по сравнению с этой крепостью на моих плечах. Если древние единороги действительно могли использовать в бою такие доспехи, то страшно представить, какой ужас они наводили на врагов. Я походил туда-сюда и убедился, что броня ничуть не стесняет движений.

—Ну как? — спросил Хант, явно предугадывая мою реакцию.

—Спрашиваешь ещё! Это же восхитительно. Насколько она прочная?

—Зависит от единорога, — внезапно влез в разговор «тень».

—О, ты живой? Не ожидал услышать от тебя ещё хоть слово за сегодня.

—Мне просто забавно наблюдать, как двое безрогих пони балуются с неведомым.

С тусклой вспышкой броня исчезла с меня. Что же, видимо, время также зависит от силы единорога.

—В общем-то, как раз вовремя. Увидимся завтра, Солар. Будь готов к серьёзному делу.

—Кстати, да. Хотел спросить... Почему мы так резко идём атаковать Бастион? Разве не надо было аккуратно подойти к этому вопросу?

Хант и «тень» переглянулись. Последний утвердительно кивнул и Хант начал объяснять.

—Ладно, почему бы и не рассказать. Во-первых, Хейло не говорит всех деталей плана. Он явно уверен в нашем успехе, раз вот так посылает так много пони на дело. За время нашего сотрудничества я привык ему доверять в подобных вопросах. Во-вторых, он утаил тот факт, что посылает намного меньше пони, чем многие думали. В каждой группе будет не более пятнадцати пони. И, кхм, да, есть вероятность, что твою крылатую подругу вообще не возьмут на дело»

—Дивинити? Ну, я с этим, наверное, даже согласен.

—Не доверяешь ей?

—Доверяю, просто не хочу подвергать её опасности.

—Между вами что-то есть что ли? Или будет? — с промелькнувшим озорством спросил Хант.

—Нет и нет. Я просто считаю, что от неё сейчас не стоит отворачиваться.

—Вот и как тебя понять... Ладно, пора уже расставаться.

Хант открыл дверь и вся наша троица замерла.

—Эм, никакой слепоты? — спросил я у «тени».

—Я достаточно тебе доверяю, чтобы не накладывать её. А вот твоим спутницам она пригодится, — мрачно ответил он.

С этими словами он ушёл из комнаты, а мы с Хантом остались стоять с недоумевающими лицами.

—Первый раз на моей памяти такое. Обычно за подобное отвечает Хейло...

—Эм, а мотив?

—А кто его знает...

В центральную комнату мне честно разрешили идти без ослепления, а вот девчонок позади меня всё ещё вели под действием заклинания. В самой комнате мы встретились в Ронгсайдом и Хейло. Единороги мирно повторили слова Ханта. Дескать, надо быть готовым к завтрашнему дню. Молча оценив внешний вид своих спутниц, я пришёл к выводу, что каждая из них отлично провела время и сейчас все их мысли были забиты исключительно желанием хорошенько выспаться. Перед окончательным уходом из подполья мне всё же отключили зрение.

Мы проводили Дивинити до угла её дома, чтобы Кеца'Го ничего недоброго не подумала, а сами сонной походкой побрели в свою хибарку. Ввалившись внутрь, всей троицей плюхнулись на соответствующие нашему выбору кровати и уже через несколько секунд заснули. По крайней мере, я.

День VIII: Проба пера

Утро. И спросонья я оказался в на удивление сосредоточенном настроении. А причина тому была проста — сегодня вечером меня ждало нечто серьёзное. Фи уже вскочила и, скорее всего, тренировалась неподалёку от крыльца, а Ц'Карра мирно дрыхла, одолев своё одеяло, свалившееся в ходе борьбы на пол. Выйдя в основную комнату, я увидел пустую кружку Фи и полную свою. Забота — это, конечно, приятно, но сестрица слишком сильно его разогрела и к моменту моего пробуждения он всё ещё не остыл. Рядом с кружками лежало распечатанное письмо.

«Солар, Фьюри и Ц'Карра. Сегодня вам большей частью придётся существовать без моего присмотра. Не делайте ничего необдуманного. Сами знаете почему. Солар, следи за своей крылатой подругой. Ты же помнишь, что я не могу её обезопасить. Всех вас четверых ждём сегодня на известном вам месте. Лично я буду занят важными делами с нашим новым знакомым и, скорее всего, это продлится до вечера. Письмо, как бы это комично не звучало, лучше сжечь. Ваш друг, сами знаете кто»

—Ясно...

С перерывами я допил чай и сгрыз какой-то невзрачный огрызок заботы от Фи, который вроде как был бутербродом. На крыльце я действительно увидел свою пернатую родню, которая уже потренировалась и сейчас, запыхавшаяся, сидела на крыльце и заслуженно отдыхала.

—Доброе, Фи.

—И тебе, Солар... — отозвалась она скучающим голосом и даже не обернулась на меня.

—Так-так, чего хандрим?

—Солар, ты ведь никогда не скрываешь правду?

—Начало интригующее... Но нет, это не так. Я стараюсь не скрывать правду.

—Ты даже сейчас излил мне всё как на блюдечке... — она продолжала не смотреть на меня.

—Так ладно, хватит вилять, что стряслось?

—Солар... В общем, я надеюсь, что тебя всё это предупредило...

—Да, предупредило, что ты хочешь мне в чём-то признаться.

—Хорошо. В общем, я не доверяю Ронгсайду, Солар. От слова «совсем». Когда он просто был нашим Надзирателем, мне было спокойнее.

—А сейчас?

—Сейчас? Сейчас он совершил второе предательство за неделю. Мне крайне трудно доверять такому пони. Тем более, с его-то роднёй и идущей за ней властью в конкретном этом месте.

—Я могу это понять, но...

—Солар, — оборвала меня Фи. — я не хочу, чтобы ты или, раз уж на то пошло, все мы шли на это дело сегодня.

—Фи, я понимаю, как это всё выглядит со стороны, но... Неужели ты не хочешь вернуться домой?

Сестра всерьёз задумалась и, хорошенько всё обдумав, наконец обернулась и посмотрела на меня.

—Хочу. Хочу! Я хочу вернуться домой... Но я боюсь. Боюсь, что что-то может пойти не так.

—Например? — спросил я спокойно.

—Я не хочу думать о вариантах, Солар. Я просто беспокоюсь. Сильно беспокоюсь.

—Я понял. И что ты предлагаешь, Фи?

—Я пойду. Но буду следить за Ронгсайдом. Пристально.

—Хорошо. Кто я такой, чтобы тебе запрещать...

—Идеальная фраза, Солар. Хочется дать тебе по морде за это «кто я такой?», но тебе и вправду лучше не останавливать меня.

—Какие мы грозные. Ну да ладно, пойду будить Ц'Карру. Кстати, спасибо за завтрак. Это было довольно мило.

Я обнял сестру, от чего она заметно оживилась, а сам ушёл внутрь.

Зебра, которую я так уверенно шёл будить, честно ждала вышеозначенного процесса, отпинав за это время ещё и подушку, сдвинув её на самый край кровати. Я с трудом поборол в себе соблазн дёрнуть подушку так, чтобы юная подруга шлёпнулась на пол, но это было бы слишком грубо. Я аккуратно встал напротив зебры и стал пристально смотреть в её закрытые глаза, иногда отвлекаясь на храпящий и слюнявый рот. Довольно давно мне хотелось проверить, можно ли разбудить кого-нибудь, провоцируя его или её интуицию. Я направил голову так, чтобы моё дыхание не попадало на Ц'Карру. И мой жутковатый эксперимент закончился успешно. Под безотрывным взором зебра проснулась и немного испугалась картине своего пробуждения.

—Полагаю, некорректно говорить сейчас о добром утре, да?

—Ага, это пугает...

—Хех, прости. Всего лишь хотел провести кое-какой эксперимент. Завтрак?

Ц'Карра тут же забыла о всех странностях и с готовностью понеслась за стол.

Позавтракав, мы все вместе уселись на крыльце и задумались, чем бы заняться. Ц'Карра предлагала всякую дичь вроде бросания риса или поисков саламандр. После нескольких таких предложений малышка поняла всю бредовость своих вариантов и умолкла. Фи и я же просто молчали и лишь иногда укоризненно смотрели на зебру.

—Эй, с вами всё в порядке? — донёсся до нас чей-то знакомый голос.

Отвлечённые тщетностью бытия, мы не сразу осознали, что к нам подошла Дивинити и что-то спросила.

—О, привет, Ди. Прости, мы тут коллегиально задумались.

—Привет. А над чем? — пегаска явно пока не понимала наших застрявших в трансе от безделья морд.

—Над тем, чем бы заняться, — скучающе ответила Фи.

—О, можно пойти в отдел развлечений.

Вся наша троица переглянулась.

—Что за он? — почти требовательное спросил я.

—Ну, это специальное здание, отведённое под разные развлечения. Там слишком много всякого, чтобы перечислять.

—А откуда ты знаешь? — без нотки подозрения спросила Фи.

—Наш Надзиратель нам в первый же день показал. Пойдём?

—Конечно! Эм, ты не голодна?

—Не, я перекусила, пойдём.

Добравшись до места, я увидел крупное здание, больше чем любое, виденное мной как в Понивилле, так и в Гор... простите, за Горизонтом, как любят выражаться местные. Крупные размеры строение компенсировало одноэтажной высотой, образуя своеобразный павильон. Внутри меня встретило множество отдельно стоящих аттракционов. Во многих местах висели плакаты, напоминающие, что всё здесь создано лишь для веселья. Никаких азартных соревнований и платы. Впрочем, мелким шрифтом было дописано, что за серьёзные повреждения можно было схлопотать нагоняй от Айвори Лэнда.

Народа внутри было не очень много, что меня радовало, ведь из-за этого почти все развлечения были свободны. Первым делом Дивинити повела нас к тем стендам, которые сама уже опробовала. Первым оказался простенький тир, где нужно было кидаться шариками по мишеням. Скрытая от глаз, хитроумная конструкция под полом подсчитывала количество очков в зависимости от того, куда попадает шарик. Ну и в зависимости от дистанции до мишени. Дивинити активировала стенд и на специальной таблице сбросились старые результаты и появились нули нашей свеженачавшей четвёрки. Первой вызвалась сама Дивинити, швырнув шарик с ближнюю мишень. Она попала в центр и хитроумная машина начислила ей пятнадцать очков. Второй вызвалась бросать Ц'Карра. Амбициозно бросив шарик в дальнюю мишень, она попала во внешнее поле и заработала двадцать пять очков. Дальше очередь продвинулась ко мне.

—А сколько всего бросков? — после половины сыгранного раунда решил спросить я.

—По три каждому игроку, то есть три раунда.

Я швырнул шарик в среднюю мишень и попал в центр. Механизм начислил мне двадцать пять очков и я вышел на конкуренцию с Ц'Каррой за первое место. Последний бросок в раунде должна была совершить Фи.

—Сколько мне дадут очков за супер-дальнюю мишень? — спросила она, а я тем временем увидел, что мишень, в которую бросала Ц'Карра, была не самой дальней.

—По той же схеме, что и за остальные. Внешнее — тридцать пять очков, внутреннее — сорок очков, а вот центр даст пятьдесят очков.

Фи тем временем решила выпендриться и бросила шарик, сделав сальто на месте, что для пегасов не было большой сложностью. И выпендрёж стоил того — Фи попала ровно в центр последней мишени и машина засчитала ей пятьдесят очков, а остальные девчонки одобряюще заохали.

Начался второй раунд. Дивинити аккуратно и женственно швырнула шарик в среднюю мишень и попала во внутреннее кольцо, заработав двадцать очков. Ц'Карра решила последовать её примеру и тоже кинула шарик в центр, но попала всего лишь во внешнее кольцо, получив пятнадцать очков, из-за чего потеряла лидерство над Дивинити. Я же тоже решил не отходить от тактики первого раунда и швырнул шарик в среднюю мишень. Попал во внутреннее кольцо и пополнил свой счёт на двадцать очков. Фи решил снова покрасоваться, повторив свой трюк, но в этот раз удача была не на её стороне и она вообще не попала. Механизм засчитал касание шариком пола и выдал пегаске ноль очков.

—Вот блин!

Дивинити решила рискнуть и швырнула шарик в самую даль и таки попала, зацепив внешнее кольцо, что принесло ей тридцать пять очков и в итоге удвоило результат. Ц'Карра тем временем постояла, посчитала в уме, сколько ей надо набить и пришла к выводу, что лучше швырнёт в дальнюю мишень, намереваясь попасть в центр. Но увы, не получилось. Шарик попал во внешнее кольцо и пополнил счёт на двадцать пять очков, из-за чего она проиграла Дивинити пять очков. Следующий бросок был за мной. Я снова решил бросить в среднюю мишень и попал ровно в центр, заработав двадцать пять очков, что поставило меня на одно место с Дивинити. Фи же здраво рассудила, что сейчас легко может проиграть и швырнула шарик в среднюю мишень, но попала всего лишь во внешнее поле, получила пятнадцать очков и проиграла нам с Ди те же пять очков, что и Ц'Карра.

Результаты были забавные. Фи с Ц'Каррой набрали по шестьдесят пять очков, а я и Дивинити получили по семьдесят очков.

—Это что же, я один из победителей? — решил я уточнить.

—Не-не-не, сейчас будет бонусный раунд только для нас двоих. Первая бросаю я.

Она швырнула шарик в ближнюю мишень и получила всего десять очков, попав во внутреннее поле. Настал мой черёд швыряться и подкинул шарик вверх так, что он упал на пол и мне засчитали ноль очков. Дивинити вопрошающе смотрела на меня.

—Что? Сказано же было, играем не азарта ради, а удовольствия для. Поздравляю с победой, Ди.

—О, с-спасибо, — пегаска осталась в ошеломлённом состоянии.

—Ладно, это было забавно. Чем дальше займёмся?

—О, можно пойти в «Угадай дощечку».

—Так и называется? — спросила Ц'Карра, всё ещё недовольная своим проигрышем, но всё ещё старающаяся это скрывать.

—О нет, я без понятия, как оно на самом деле зовётся. Ну так что, идём?

—Конечно! — хором ответили Фи и Ц'Карра.

Сама игра оказалась... странной. Для начала, нас разочаровало то, что в неё можно играть только вдвоём, а потому мы разбились на команды. Фи взяла в охапку Ц'Карру и поклялась, что теперь они нас обойдут. Сама же игра было в какой-то мере мне знакома. Открываешь табличку, затем ещё одну и запоминаешь символы на них. Нужно открывать таблички парами с одинаковыми символами. Но здешняя игра чуть отличалась, ведь у нас были соперники. После каждой таблички ход передавался другому игроку. Это означало, что запоминать свои таблички нужно было ещё лучше, чем в оригинальной игре.

Мы решили отдать первый ход проигравшей в первой игре стороне. Девчонки договорились, что будут просто открывать таблички по очереди и первой была Фи. Мудро выбрав табличку в углу, она открыла значок довольно символично нарисованного единорога. Настал наш ход и я дал Дивинити право открыть что-нибудь.

—Угол, — шепнул я ей.

Она открыла уголок и там оказался значок с пегасьими крыльями. Ц'Карра открыла очередную табличку и там был такой же значок с крыльями, как и у нас. Как и положено таким играм, все их таблички снова закрылись. Настал мой черёд. Я скучающе осмотрел и увидел, что всё поле состоит из шестнадцати табличек, то есть всего было восемь пар символов. Я открыл ближайшую к уже открытой табличку и там появился герб Эквестрии в виде кружащих вокруг центра принцесс. Довольно странный символ для такого места, как Горизонт. Символ я запомнил и таблички свернулись.

Фи дёрнула ещё раз и открыла значок с головой пони и копытом на заднем фоне. Видимо, так изобразили земных пони. На своём ходу Дивинити открыла следующую в ряд табличку и получил символ грифоньих когтей...

И как только обе стороны привыкли к правилам игры, действо пошло шустрее. И Фи быстро поняла, что проиграла ещё в самом начале. Потому что её соперником был я. Пони со множеством недостатков и малым набором талантов, но память у меня всегда была натренирована отлично, а потому за всю игру я не сделал ни одной ошибки. Перфекционизм разрушила Дивинити, дважды выбрав неправильные таблички, но наши соперницы ошибались намного чаще. Не менее десяти ошибок и всего три открытых пары табличек из восьми.

—Солар, напомни мне в следующий раз, с кем и в чём я пытаюсь соревноваться.

—Не-а, а как же умиротворяющие обнимашки?

—Ай чертяка, иди сюда...

Фи сразу пришла в себя после очередных объятий, сопровождаемых неловко отведённых взглядов Ц'Карры и Дивинити.

—Ну ладно, хватит нежностей, куда дальше потащимся? — развеяла Фи неловкость.

—Ну, я бы предложила «Вышибалы», но Фьюри тут любого размажет, не так ли? — ответила Дивинити и это возымело положительный эффект в виде радости в глазах сестры, что её оценил кто-то кроме меня. — В общем, могу предложить в обычные колечки.

—Это где надо швырять кольца на штыри?

—Ага, не пойдёт?

—Да нет, почему бы и нет.

Придя на место, мы тут же определились с порядком, выбрав тот же, что был в первой игре. Суть была проста и настолько всем понятна, что никому ничего объяснять даже не пришлось. И мне лично игра показалась скучноватой, так как никакого особого прогресса я не увидел. Все шли вровень и ждали, пока кто-нибудь сделает ошибку и отстанет на очко. Первой была Дивинити, сразу за ней промахнулся уже я. Ц'Карра продержалась на два раунда больше. Фи же показала себя лучше всех, не промахнувшись ни разу и из всех пятнадцати колец закинула четырнадцать. Последнее кольцо с фразой «Неважно» она просто бросила куда-то в сторону.

—Что ж, это было довольно скучновато, — разочарованно сказала Фи.

—Делаешь выводы? — с саркастичной интонацией спросил я.

—Неее, делать выводы тоже скучно.

—Ребята... — привлекла наше внимания Дивинити. — Уже пятнадцать минут шестого.

—Твоя правда, пойдём?

Все активно закивали. Пусть не дикий угар, но какое-никакое веселье все получили. Перед чем-то серьёзным это было необходимо.

В привычное время. В привычном месте. В привычном составе. Вся наша партия спокойно стояла на площади и спокойно болтала о всяком, даже не заморачиваясь тем, что диалог надо было имитировать.

«Тень» снова нас принял и провёл в убежище, предварительно ослепив. Внутри нас встретили не только Хейло, Хант, Фоллен и Шис, но и кучу других пони. Вся эта толпа пестрила сосредоточенными лицами, откуда-то доносились всякоразные вопросы, на которые лидер Сопротивления оперативно отвечал. Впрочем, многие вопросы были крайне банальными, а это говорило о том, что многие волновались. Хейло дал отмашку, чтобы все замолчали и подошёл к «тени».

—Все здесь?

—Нет, ещё трое.

—Хорошо, ждём десять минут, не более.

«Тень» кивнул, а Хейло вернулся к ответам и болтовне с другими лидерами. В ближайшее время пришла парочка пони, а ещё через пару минут ещё одна, тем самым все были на месте и мрачный единорог дал знак.

—Что же, все на месте. Можем начинать. Хант, огласи состав первой группы, которая будет испытывать заклинания.

Он начал перечислять имена в алфавитном порядке. Так как с нами никто толком не познакомился, то из всего списка я узнал только себя. Точного счёта я не вёл, но имён было не более десятка.

—Шис, состав второй группы. Осмотр пещеры.

Шис вышла и огласила список. В этот раз я уже считал. Имён набралось ровно пятнадцать, из которых я узнал только Фи. Дивинити там не было, как нам и объясняли вчера.

—Фоллен, состав третьей группы. Слежка и страховка в городе.

Могучий земной пони в доспехах прочитал свою бумажку и в самом конце списка всё же назвал Ц'Карру. Дивинити ни в одном списке так ни разу и не всплыла.

—Все остальные, кто своего имени не услышал, остаются здесь. Сторожить и следить за убежищем. Жалобы, претензии, предложения? — спросил Хейло.

Никто ничего не обжаловал. Дивинити рядом с нами покивала в размышлениях и, видимо, решила, что ей действительно лучше остаться здесь.

—Хорошо, в таком случае сейчас на вас всех наложат слепоту и отведут проверенными путями группами по несколько пони»

Весь процесс переброса занял минут двадцать. В моей группе было всего девять пони и Хант в роли ведущего. Шис возглавила вторую группу в пятнадцать голов, а Фоллен повёл третью группу из четырнадцати пони. Третья группа пошла первой по вполне логичным причинам. Затем нас начали потихоньку выводить парами. Нам вкратце обрисовали куда идти и где встречаться с остальными. Мне в напарники достался земной пони с густой коричневой шерстью и короткими гривой и хвостом бежевого цвета. Жеребец был по привычным для пони меркам довольно высоким. Меня он обгонял почти на целую голову. Довольно долго он с сосредоточенным лицом оглядывал окрестности, но со временем сломался и решил наконец познакомиться.

—Эм, привет.

—Привет. Рад, что ты раскрепостился.

—Эээ, так заметно?

—На самом деле нет, но я из зрячих. Солар Блейд, — представился я, остановился и протянул копыто.

—Фар Фроу, — сказал он и стукнул своим копытом по моему и мы продолжили путь.

—Как сам? — типичный вопрос номер семь в действии.

—Честно говоря, нервничаю, — признался Фар. — Тебя вот чему научили?

—Снаряд, луч, штырь, поглощение и магическая броня, но последнее так, для ознакомления.

—Прикольно, а меня захотели сделать воином. Снаряды и лучи были, а потом дали магический клинок и взрывающийся накопытник. Ну и тот же взрыв, только уже для любого предмета.

—И каково это, бить взрывом? — надо же было удовлетворить своё любопытство.

—Ты прямо зришь в корень. Мне сначала дали обычный взрыв и шандарахнуло так, что чуть копыто не оторвало. Ну ладно, я преувеличиваю, но было довольно больно. Лишь потом мне дали улучшенное заклинание с эффектом защиты. И надо признать, эффект довольно клёвый. Я бы покрошил такой штукой деревья.

—Прости, что резко меняю тему, но откуда ты?

—Сэддлхоуп. Небольшое поселеньице у подножия Кантерлота и не так уже далеко от твоего Понивилля.

—Я где-то проболтался, откуда я?

—Хех, не удивляйся, о тебе многие знают. В основном из-за того, что тебя и твою сестру сюда привели без причины, — я было собирался спросить, но Фар сам решил ответить. — «Да, если тебя волнует, то меня осудили»

—Что случилось? И как в этом виновата принцесса Селестия?

—Я работал на ферме. Для краткости: знаком с Биг Маком?

—Eeyup, — попытался я спародировать брата ЭйДжей.

—Хех, да, точно знаком. Так вот, занимался тем же самым. Всякая тяжёлая бурда. А потом я проснулся и увидел, что огромную часть деревьев просто уничтожили. Часть сожгли, часть срубили, в некоторых обнаружили токсины. И само собой, потом в моём доме нашлось очень удобное количество улик. Я запросил аудиенцию у принцессы и угадай, что же я получил.

—Отказ, — сказал я утвердительно.

—Почти. Сначала она согласилась, но потом дала отказ. В суде меня признали виновным и дали шесть лет. Через два месяца после того я оказался здесь, благодаря Клинскаю. Это мой надзиратель, если что.

—Если так, то почему ты в... ну... с нами? — я попутно оглянулся, высматривая любопытствующие уши, но никого не увидел.

—Если ты не против, я промолчу, — с заметным унынием ответил Фар.

—Конечно, не вопрос.

—Мы уже пришли, — довольно внезапно заявил он, хотя я и сам отчётливо это видел.

В начале необработанных пещер нас встретила небольшая группа уже подоспевших пегасов, среди которых была и Фи. Нас провели к остальным и оставили дожидаться следующих групп. Тем временем, я выудил сестру из всей толпы с моим новым, будем надеяться, другом.

—Фи, познакомься, это Фар Фроу. Фар, это Фьюри, моя сестра.

—Наслышан. Как и о тебе, в общем-то. Приятно познакомиться, Фьюри.

—Привет, как сам? — с обыденной интонацией повторила пегаска недавно заданной мною вопрос.

—Хех, вы точно брат с сестрой. Всё нормально, жду начала действа, — здоровяк оглянулся по сторонам. — как в общем-то и все остальные.

Откуда-то издали послышался зов Шис, и в зове этом отчётливо слышалось имя одной моей серебряной родственницы.

—Упс, меня зовут, увидимся позже.

И была такова. Впрочем, злиться на неё явно было не за что.

—У тебя забавная сестра.

Так-с, это была фраза, не имеющая смысла, так как Фи обмолвилась всего парой слов, в которых никак толком себя не проявила.

—Уж не втрескался ли ты в неё? — без укора, но с любопытством спросил я.

—Нет, — крайне твёрдо и уверенно ответил Фар. — Солар?

—Я тут.

—Помнишь, ты недавно спросил, почему я в Сопротивлении?

Я не ответил, просто смотрел на Фара в ожидании объяснений, к которым он явно вёл.

—В общем, я хочу вернуться, потому что у меня в Сэддлхоупе осталась жена. И я готов на всё, чтобы к ней вернуться.

—Думаю, что могу тебя понять.

Фар решил не продолжать диалог, уйдя в молчание, а я решил его не беспокоить. Тупо простояв несколько минут, я наконец дождался начала всего нашего сегодняшнего мероприятия. Хант созвал нас вместе. Только сейчас я обратил внимание, что у него всё это время между крыльев был здоровенный мешок.

—Итак, все в сборе. Третья группа сообщает, что всё отлично и мы можем заниматься своими непотребствами. В этом чудесном мешке есть целая куча знакомых вам устройств. Каждому из вас по четыре штуки с привычными для вас заклинаниями, которым вас тренировали. Напоминать их я не буду, они подписаны. Тех, кого учили пяти заклинаниям, у вас не будет снарядов, — последнее было явно про меня. Значит, у меня остались луч, шипы, дестабилизация и поглощение.

Хант начал читать имена по списку, выдавая каждому его четыре устройства, обмотанные резинкой. Когда нас уже снарядили, пегас терпеливо ждал, пока Шис неподалёку не объяснит задачи второй группы. Та наконец дала отмашку и мы отправились к Бастиону. Уже рядом с последним Хант вновь обратил на себя внимание характерным цоканьем языка.

—Итак, каждого из вас учили простым заклинаниям снарядного и лучевого типов. С ними мы распорядимся по особому. Начнём с простого. Вот вы двое, атакуйте щит простыми снарядами.

Указанные Хантом двое земных пони выстрелили по одному разу. Щит Бастиона поглотил сферы и по нему пошла небольшая рябь, но каких-то ощутимых последствий не было. Хант же записывал что-то в небольшой планшет. И писал он много, так как после первой же пробы ему уже потребовалось переворачивать лист.

—Хорошо, теперь разрядите по два подряд.

Ребята сделали приказанное. Количество ряби было повышено, но в целом разница была несущественная.

—Чудно, свободны, теперь вы двое. Все 3 заряда подряд.

Пара из земного пони и пегаса расстреляли Бастион  снарядами. Результат был тот же: больше ряби и ноль толку.

—Свободны. Так-с, дальше вот ты, ты, ты и вот ты. Встаньте по периметру щита и по три снаряда каждый в быстром темпе.

Выбранный народ, среди которых был Фар, расстрелял щит со всех сторон. Описывать произошедшее не было смысла, благо ничего толком и не изменилось. И судя по всему, среди всей нашей группы только я и какой-то пегас были обучены пяти заклинаниям, раз мы не поучаствовали. Когда все поняли принцип, дело пошло быстрее. Каждый пони подходил к щиту и применял свои устройства, а Хант анализировал всё это веселье, исписав уже с три десятка страниц в своём планшете. Веселья в этом «веселье» всё же было мало. Когда настал мой черёд, я просто всадил в щит все свои тридцать секунд луча, три шипа, побаловался с поглощением и дестабилизацией. Щит по-разному блестел и рябил от разных заклинаний, но чего-то путного я из этого не мог вынести. Зато я с удовольствием смотрел за другими, ведь у каждого было хотя бы одно заклинание, мною доселе не виданное. Я понаблюдал и за взрывающимися копытами Фара, и поглядел в действии на магическое оружие. Кому-то даже выдали призываемых существ, так что я даже стал свидетелем того, как щит Бастиона пытались прогрызть фантомные древесные волки. Некоторые заклинания я просто не понял. Их эффект сопровождался простой вспышкой, а Хант вообще никак не комментировал ситуацию. Однако, судя по всему, в голове этого взбалмошного пегаса хранилась память о каждом его ученике. Уже отстрелявшиеся, как и я, скучали. Кто-то сидел с то и дело падающими веками. Кто-то уже лежал, лениво поддерживая голову ногой. Один пегас вообще накинул шляпу на глаза, прилёг возле стены и провалился в сон. Но вот наконец последний стрелок швырнул в Бастиона своими странными штуками, назначение которых я так и не понял.

Хант получал сообщения от третьей группы и, согласно им, отправлял нас по двое-трое в путь, добавляя, что можно топать сразу до дома, только вызывать поменьше подозрений. Мне в этот раз повезло и меня отпустили с первой же партией вместе с двумя какими-то незнакомцами. Я пытался с ними поговорить, на что они честно ответили, что не хотят «лишних контактов».

На улице было уже поздно и темно. Я немного беспокоился за Фи и Ц'Карру, но оставалось утешать себя тем, что с ними другие пони и всё будет хорошо. Дойдя до дома, мне оставалось лишь сесть на пол посреди дома и в волнении грызть... что-нибудь, дожидаясь дорогих мне пони. Самое худшее состояло в том, что я не мог удостовериться в безопасности Дивинити. Она живёт в другом доме, а никакой системы связи здесь не предусмотрено. Хотя нет, самое худшее сейчас было в том, что я понятия не имел, сколько ещё времени будут возиться первая и третья группы. Учитывая характер и объём их работы, они могли задержаться вплоть до самого утра, что явно не успокаивало моё сердце.

На часах было уже за полночь, а девочек всё не было. Волнение шустрыми темпами перерастало в панику. За всё это время я так не издал и звука, хотя дома частенько болтал сам с собой, когда накатывали тоска и одиночество. Минуты тянулись ужасно долго и я начал мысленно их считать по секундам, из-за чего они стали тянуться ещё дольше. Но психологическое состояние рано или поздно сдалось под натиском физического — организм попросту утомился и в какой-то, точно сказать не могу, момент просто вырубился прямо там, на полу посреди дома.

День IX: Фокусы в рукаве

Утро. Не успев разлепить глаза, я сразу вспомнил, при каких же условиях заснул. Вспомнил и с испугом вскочил, гонимый поисками Фи и Ц'Карры. Вернее, попытался вскочить, потому что, как оказалось, я был придавлен не только тройкой одеял и подпёрт парой подушек, но ещё и лежал в объятьях пернато-полосатого счастья, пернатая часть которого дополнительно согревала меня крыльями, а полосатая убаюкивала мерным сопением и лёгким похрапыванием, потешно щекотавшим мне шею потоком дыхания. Я тут же успокоился, а бешеный ритм сердца шустро вернулся в норму. Крайне не желая никого будить своим вылезанием из столь комфортной ловушки, я просто расслабился и стал дожидаться, пока мои утеплители проснутся. Дождаться не получилось, потому что вся эта тёплая атмосфера уверенным ходом усыпила меня и я вновь заснул.

Снова утро. На этот раз не такое приятное, но всё же принёсшее мне определённый позитив. Встал я не самостоятельно — Фи потешно шлёпала меня по уху копытом, что довольно быстро вывело меня из сонного царства. Ц'Карра спокойно завтракала за столом, но увидев мою разбуженную морду, приветливо помахала копытом, но ничего не сказала, будучи с трудом прожёвывая какой-то салат.

—Всем доброго, — поприветствовал я всех вялым спросонья голосом.

—Ну привет. Теперь колись, чего на полу дрых? — с сурово-заботливой интонацией спросила сестра.

—Вас ждал... Когда вы пришли?

—Часа в три пришла я, минут через десять после пришла Ц'Карра, — отчиталась Фи, после чего нагнулась ко мне и сделала громкий хлопок ртом прямо в ухо, из-за чего я почти мгновенно вскочил и проснулся уже окончательно. — Прости, но это так забавно, — с ехидной улыбкой добавила она.

—Забавно, но болезненно, — жалобно ответил я, потирая пострадавшее ухо.

—Не переживай, я уже извинение приготовила. Иди питаться, — уже заготовленной фразой открестилась пегаска, а сама принялась возвращать одеяла и подушки на места.

Я же уселся за стол и принялся жевать двойную порцию салата, с аппетитом смотря на кексик, оставленный на десерт. Ц'Карра наконец догрызла свою порцию и тут же решила расспросить меня о моём деле.

—Ну, Солар, чем ты там занимался, пока я скучала на улицах города?

—О, всего лишь пинал непробиваемый щит странными колдунствами и наблюдал, как другие пони пинали непробиваемый щит странными колдунствами.

—Ну, я жду захватывающих историй, — со слегка обиженной интонацией требовала зебра.

—Увы, но ничего интересного я тебе рассказать не могу. Всё, что мы делали, это стреляли в щит разными штуками. И щит на это реагировал до обидного обычно — мерцал и блестел.

—Оууу, — жалобно простонала юная зебра. — Что, прям вообще ничего интересного не было?

—Ну почему же, было...

И я начал рассказывать, перечисляя все те заклинания, что попались мне на глаза. Зная себя, я вряд ли что-нибудь пропустил, хотя и не исключал подобной вероятности. На моменте с призрачными волками в глазах Ц'Карры проявился тот самый огонёк восторга, но быстро стих, когда я уточнил, что волки просто покусали щит и на том всё веселье и закончилось. Фи из соседней комнаты тоже слушала мои россказни, что было видно по навострившемуся ушку. В середине моего унылого монолога она уже грела уши за столом.

—Так, это всё неважно, вы то мне будете что-нибудь прикольное рассказывать? — с требовательным тоном спросил я.

—Я не против, Фьюри так ничего и не рассказала, — с энтузиазмом ответила зеброчка.

—Ну раз так, то ты и начинай, — отвалишным тоном перевела стрелки Фи.

—Да не проблема! Вся наша группа заняла по городу самые удобные для обзора точки и отслеживала не только горожан, но и стражей с Хранителями. Нас всех расставили так, чтобы мы друг друга видели и могли быстро передать условный сигнал.

—Звучит как что-то очень требовательное к командной работе, — вставил я свой комментарий.

—Именно! Фоллен первым делом всех учит доверять членам своей группы. Ну так вот, на позициях мы долго сидеть не смогли. На улицах было много стражей, а под потолком куча Хранителей. В общем, нам пришлось действовать по, как он там его называл, мобильному плану.

—Эт как?

—По сути, все были на тех же позициях, но все при этом продолжали передвигаться. Вот не буду врать, я чуть себе голову не сломала, пока пыталась запомнить всю схему... Но запомнила! — в глазах юной зебры лучилась самая настоящая радость за свои достижения.

—Это вас стоит благодарить за то, что нас вообще никто не видел по возвращении домой? — решила уточнить сестра.

—Да, всю нашу группу.

—Хм, спасибо, наверное.

—Твоя очередь! — столь резко крикнула Ц’Карра, что я слегка испугался.

—Да-да... Всё, чем я занималась, это проверяла потолок. Это прямо-таки лучшая рекомендация в моём резюме»

—Так а чем конкретно занималась? — поторопил я.

—Ай блин, просто летала под потолком и выискивала хорошие места, куда ставила маленькие маячки. Пару раз прикольно облетала эти куски торчащих камней.

—Сталактиты.

—Да, они самые. И, в общем-то, всё. Ну и ещё эта однокрылая начальница более-менее от меня отстала. Даже ничего делать не пришлось.

—Может, ей просто нужна дружба и поддержка? — намекнул я.

—Может и надо, я-то тут причём?» — заарканилась пегаска, вызвав мой негодующий взгляд. — Ну, в смысле, я серьёзно. Я не хочу пытаться с ней подружиться!

—Я и не говорю, чтобы ты так делала.

—Тогда к чему вот эта твоя кислая морда?

—Я лишь хочу сказать, что когда выпадет вероятность, не отворачивайся от неё.

—Ничего не могу обещать... — с хорошо слышимой злобой сказала Фи, намекая, что разговор лучше закончить.

Ещё минут пять мы просто сидели и доедали завтрак. В дверь позвонили и я молча отодвинул кексик от себя, чтобы впустить в дом, как оказалось, Ронгсайда.

—Привет, заходи, — куцым на эмоции голосом поприветствовал я друга.

—Привет, ты не в духе? — сходу прочитал меня Ронг.

—Да, есть малость, не обращай внимание.

Ронг зашёл в дом и одним своим присутствием резко разделил население нашей хибарки на два лагеря. Ц'Карра приветственно помахала ему копытом. Может она и не сдружилась с единорогом, но явно не испытывала к нему какой-то ненависти. А вот Фи выглядела полной её противоположностью. Пегаска сначала сверлила Ронга стальным взглядом, после чего демонстративно отвернулась, стоило ему только на неё взглянуть. Единорог посмотрел на меня в поисках объяснений. Я многозначительно повёл глазами, но он вроде бы понял. Фи, не желая находиться с Ронгсайдом в одном помещении, ушла в нашу спальню. Судя по звуку, она вздарнанычила все кровати и принялась их по-новому стелить, чтобы чем-то себя занять. Ронг же сел за стол с выражением морды пони, попавшего в неловкую ситуацию. Сделав нервный перестук копытами по столу, Ронгсайд громко вздохнул и наконец начал разговор.

—Что ж, я думаю, нам стоит что-нибудь обсудить, да?

—В общем-то нет, но ты такой дёрганый, что придётся. Что случилось? — полусочувственным тоном спросил я.

—Ну, на самом деле, я не ожидал, что меня так шустро привлекут к столь важной работе. Хейло чуть ли не сразу принял меня в круг пони, ответственных за разработку плана по уничтожение щита Бастиона.

—Знаешь, я тоже не был готов, что сразу после похищения меня привлекут в Сопротивление. Но знаешь что? Я даже рад, что всё так быстро произошло. Хейло сам уточнял, что новых рекрутов набирают из новоприбывших, чтобы их не успели, прости мне такой сленг, обработать.

—В какой-то мере я с тобой согласен. А у тебя как дела? — обратился он к Ц'Карре.

—Мне нравится! Это интересно и необычно. А серьёзность всего происходящего заставляет меня чувствовать себя взрослее, —с энтузиазмом высказалась зебра.

—Ты была в третьей группе, да? — спросил Ронг, на что она кивнула. — Это почётно, там, на мой взгляд, самая трудная работа, так что ты молодец.

От полученной похвалы полосатая кобылка засмущалась, но никак это не прокомментировала. Ронгсайд, увидев, что вогнал малышку в краску, заулыбался и решил перевести тему.

—Кстати, Ц'Карра, хотел спросить кое-что. Как у Солара с его ночными заскоками?

Я уже и забыл об этой своей странности.

—Да всё так же, как и до этого. Дважды уже было такое, не считая того, первого случая.

Я молча слушал. Всё же иногда интересно собирать информацию о себе.

—И что же он тебе поведал?

—Да всё то же. Пинки, Лира и конечно же Твайлайт. Я не знаю, кто это, но он, судя по всему, очень сильно по ним скучает.

—Довольно быстро вы начали говорить так, будто меня здесь нет, — с видимой обидой сказал я.

—Эй, ну не дуйся, мы не специально. Ну и да, стоит сказать, что я не просто поболтать зашёл.

—Что-то серьёзное?

—Да нет, просто информация. Итак, во-первых, все группы показали себя отлично. Хант похвалил первую, Шис вторую, а третью поблагодарил сам Хейло. Во-вторых, скоро будет ещё один такой заход.

—И насколько скоро?

—Точно не знаю, так что не могу сказать. Ну так вот, в-третьих, сегодня сходки не будет.

—То есть сегодня сидим и скучаем дома.

—Образно говоря, да. Но можете сходить к нашей Магессе.

—Кого-ссе? — будто проснувшись, спросила Ц'Карра.

—Ну, есть у нас тут одна единорожка. Развлекает жителей Горизонта фокусами разными.

—Что-то мне это напоминает... А она часом не Великая и Могучая? — произнёс я мысли вслух.

—Не знаю насчёт Великой, но Могучая — вполне. Не стоит обманываться её репертуаром со всякими платками и исчезновениями. Согласно заверениям Айвори... ну, отца... она является самым сильным единорогом за Горизонтом.

Мы с Ц'Каррой синхронно поглядели сначала друг на друга, затем опять на Ронга.

—И как же они её контролируют? — озвучил я наши мысли.

—Внимательно. За ней постоянно следит множество стражей и Хранителей. Ситуацию подправляет лишь то, что она всецело за идею отца. Считайте это предупреждением. По её же словам здесь она счастлива и не хочет ничего испортить, а потому готова терпеть столь пристальный контроль. Её даже хотели сделать новым Бастионом, но, как вы понимаете, она отказалась.

—Что же с ней случилось такого, что она поддерживает идеи Айвори Лэнда?

—Неизвестно, она об этом не говорит, но сходить всё же советую, раз вы сегодня свободны.

—Мы можем взять с собой Дивинити? — спросил я.

—Пфф, конечно можете, я ж не приказываю, Солар, я просто даю совет. Раз уж вам сегодня будет скучно, то почему бы не развеяться? И я с вами пойти не смогу, так что Фьюри не будет беситься.

—Я не бешусь! — взбешённым голосом прокричало что-то пернатое из комнаты.

—Ладно, стоит сходить, я думаю. Когда там у неё сеанс?

—Сегодня... когда-то. Она называет только дни, без точного времени. Когда настанет время, вы поймёте, — поведал Ронгсайд и ухмыльнулся под конец. — Ну ладненько, пойду закопаюсь своей мордой в отчётах, я ж всё же Надзиратель.

—Не вопрос, Ронг, до встречи.

Ц'Карра, дождавшись закрытия двери, спросила:

—Успокоишь её?

—Конечно, куда я денусь. Не подслушивай. Ну или не очень явно подслушивай.

Я вооружился кексиком и пошёл к сестре.

Она лежала на моей кровати и лениво подкидывала подушку, пару раз поймав её лицом.

—Солар, будь добр, давай не будем сейчас ничего обсуждать.

—Нет.

—Нет?

—Нет, буду. Фи, ты же знаешь, как я ко всему этому отношусь.

—Знаю. Знаю! Знаю, что ты всю жизнь прозябал в городишке, пропагандирующем дружбу и любовь во все края, но я так не могу!

—Почему? — спокойно спросил я. От мирного тона Фи слегка опешила.

—Потому что я не верю.

—Не веришь во что?

—Не верю, что каждый достоин доверия. Не верю, что стоит дружить со всеми подряд.

—Я понимаю, почему ты не доверяешь, например, Ронгсайду, но...

—Да плевать мне на себя, Солар! Я волнуюсь за тебя, дурья твоя башка! Ты всем подряд доверяешь и открываешься. Неужели ты не боишься, что сближаясь со всеми подряд, ты подвергаешь себя опасности?

—Опасности? Фи, ты что-то путаешь. За всю жизнь...

—За всю жизнь ты не выползал из Понивилля, где все друг к другу хорошо относятся. И не спорю, это прекрасно. Но сейчас ты застрял в подземном городе, правитель которого радикально настроен против нашей принцессы. В городе, где по улицам ходит стража с отнюдь не учебными копьями, а на парапетах сидят пегасы с бритвенно острыми лезвиями. В городе, где мы вступили в сопротивление и если об этом узнают, то наказание — смерть! В городе, где в любой момент может случиться какая-нибудь хрень и весь наш стройный и лучезарный мирок развалится!

—Фи, я...

—Тихо, я ещё не закончила! Ты доверяешь всем и каждому, с кем встречаешься. Доверяешь Ронгсайду, хотя ничего толком о нём не знаешь. Доверяешь Дивинити, хотя ничего о ней не знаешь, хотя она достаточно слабохарактерна, чтобы мигом выдать нас всех, стоит на неё надавить. Доверяешь своему зелёношкурому пегасу-наставнику, хотя ничего кроме имени тебе о нём не известно. Доверяешь этой однокрылой пегаске, хотя ты с ней вообще никогда не говорил. Доверяешь тому бугаю-земнопони, хотя ты с ним познакомился всего лишь вчера. Солар, ты понимаешь, что подвергаешь себя опасности, открываясь всем подряд?

Фи продолжала кидать подушку над собой, с каждой фразой всё яростнее. Она старалась не смотреть на меня, но из видимого мною глаза уже стекло две слезы. Мне же оставалось понять, как успокоить сестру.

—Фи, я понимаю, ты беспокоишься за меня и ты сама знаешь, что мне это льстит. И точно так же ты знаешь, что я за пони. Позволь спросить тебя, — она повела ухом. — Каков я?

—Ты? Ты добродушный, начитанный, немного наивный, но очень дружелюбный. Ты сторонишься других пони, но всё равно любишь свой народ.

—Хорошо, а теперь ответь на другой вопрос — если от всего этого избавиться, то буду ли это я?

Фи перестала подкидывать подушку и та свалилась ей на лицо. Пегаска медленно убрала её с мордахи, уселась на кровати и подняла на меня взгляд, но так ничего и не сказала.

—Так кем же я стану, если буду изменять собственным убеждениям и принципам? — продолжил давить я.

—Солар...» — еле слышным шёпотом произнесла пегаска, но я её просто не расслышал.

—Неужели ты хочешь, чтобы я перестал быть собой?

—Нет! — крикнула она и бросилась на меня, сжав в чересчур крепких объятиях. — Что бы ни случилось, Солар, никогда не меняйся, — задыхающимся голосом произнеса Фи.

—Не дождёшься, меня так просто не перелопатить, — сказал я с весельем в голосе, чтобы приободрить пегаску.

—Солар, я...

—Тихо, не извиняйся. Мы и так слишком часто просим друг у друга прощения, — перебил я её и сам параллельно вспомнил все подобные ситуации.

—А вот фиг тебе, — невнятно буркнула Фи, так как почти полностью закопалась мне в шею. — От тебя же я и заимела такую привычку. Так что... Прости?

—Ты ещё спрашиваешь?

—Угу.

—Ты знаешь ответ, — сказал я и указал взглядом на принесённый кексик. Мы съели его вдвоём и, чтобы мерзко не чавкать, делали это в абсолютном молчании.

От посттрапезного отдыха нас отвлёк стук в дверь. Ц'Карра встретила и впустила гостью, коей оказалась Дивинити. Я с трудом расслышал их приветственный обмен стандартными фразами, но в них чувствовалась некая душевность и раскрепощённость, что определённо приносило мне радость. Поболтав с зеброй, Дивинити зашла к нам в комнату.

—Эм, привет, ребята.

—Добрый день, — почти синхронно поздоровались я и Фи.

—Меня встретил, эм, Ронгсайд и попросил заглянуть к вам. Собственно, вот и я, — пегаска мило улыбнулась и расправила крылья, демонстрируя себя во всей красе.

—Ронгсайд не уточнил? Ну, в общем, сегодня сбора не будет.

—Ну, ладно, я не против сделать перерыв.

—Ронг посоветовал пойти посмотреть выступление некоей Магессы. Говорит, сегодня как раз нужный день.

—О, так я видела плакаты, она где-то через час выступает в Дальнем.

—Дальний? Район, я правильно понимаю? Прозвучит потешно, но далеко он?

—Ну, спокойным шагом минут двадцать.

—Тогда вопрос дня: все идут?

Все закивали с характерным «угу» и уже через десять минут мы брели по улицу в сторону Дальнего.

—Дивинити, всё хотел спросить, — начал я. — ты довольно много знаешь в этом городе, хотя ты здесь столько же, сколько и мы.

—Всё просто. — оборвала она меня, не дав задать непосредственно впорос. — Мой Надзиратель сразу провёл нам с Кеца'Го курс ознакомления с городом. Объяснил это тем, что он часто занят и не всегда сможет за нами следить.

—Удобно.

Мы потихоньку подбирались к большому стадиону. Ну, в подземных мерках большому. Как и многие другие большие здания, он занимал много места, но был не очень высоким. В целом, он очень походил на зал с аттракционами. Вход был свободный и никто нас не задерживал, но уже внутри нас встретило множество бдительных взглядов сидящих под потолком Хранителей. Их было примерно дюжина, по всему периметру круглого купола. А где-то в толпе можно углядеть угрюмые морды стражей. Сама сцена была круглой, но обставлена так, чтобы видеть представление можно было только в широком секторе перед нею. Мы уселись в метафорический третий ряд... Или четвёртый... С произвольной и свободной посадкой определить было затруднительно.

Дивинити села крайней, рядом с ней с неуклюжим грохотом уселся я, а потом меня «закрыла» Ц'Карра. Явно недовольная таким положением дел Фи с недовольным прищуром подняла зебру и втиснулась между ней и мной.

—Надеюсь, оно того стоит и мы не зря сюда ползли, — устало произнесла Фи в никуда.

—Ну, если это та, о ком я думаю, то стоит ожидать чего-то интересного, — спокойно сказал я также в никуда.

—А о ком ты думаешь? — спросила меня Дивинити.

—О Беатрикс Луламун. Была у нас в городе такая фокусница.

—Минуточку, а это случайно не Великая и Могучая Трикси? — осведомилась филлидельфийка.

—Да, это её псевдоним. Неудивительно, что она тебе знакома. Беатрикс — странствующий фокусник. Колесит со своим трейлером по всей стране. Ну, вернее колесила, если эта Магесса и вправду она.

—А это не та Трикси, что захватила Понивилль и накрыла его куполом? Столько шуму потом в новостях было, — внезапно встряла Фи.

—Да, та самая. Но я слышал, что она была чем-то одержима, так что не виню её, — защитился я.

Ц'Карра опять не встревала в разговор, но по характерному колебанию чёрных ушек было понятно, что она всё внимательно слушала. Светильники на потолке погасили, оставив лишь парочку и приглушив их свет. Видимо, для того, чтобы Хранители всё же могли что-нибудь увидеть. На сцену вышел официально разодетый пони с небольшим микрофоном на шее.

—Приветствую всех! Я одинаково рад видеть как старые знакомые лица, так и новые! Те, кто здесь не впервые знают, что их ждёт! Те же, кто здесь в первый раз, наслаждайтесь! Леди и джентлькольты, Магесса!

Как только он выкрикнул это прозвище, арена буквально взорвалась восхитительным фейерверком, в котором было столько цветов и каких-то мелких приятных деталей, что, могу быть уверен, я половину всего его великолепия попросту не углядел. Резкость этого всплеска красок заставила всех дёрнуться: как бывалых, так и новопришедших. Постепенно бесформенная красота превратилась в прекрасно изображённого дракона, который кончиками крыльев даже пощекотал некоторых зрителей. Впрочем, этим магическая иллюзия выгодно отличалась от пиротехники — иллюзия была совершенно безврездна. Затем призрачный дракон сложил крылья, опустил морду и раскрыл пасть, после чего оттуда эффектно вышла единорожка в плаще и шляпе. Затем она заглушила свет дракона и подсветила своё одеяние ярким оранжевым, чтобы выделиться на тёмном фоне. Эффект сработал как надо — зал буквально оглушал своими овациями и аплодисментами. Темнота развеялась и на сцене осталась оранжевошкурая единорожка в красном плаще. Она с азартом осматривала толпу зрителей рыщущим взглядом из-под полы шляпы.

—Что ж, довольно очевидно, что это не Беатрикс, — шёпотом сказал я.

И этот высокоинтеллектуальный вывод напрашивался не только из-за её вида. Настоящая Трикси уже давно бы представилась, похвасталась и выставила бы себя в намного лучшем свете, чем есть на самом деле. Оранжевая же незнакомка до сих пор не произнесла ни слова. Некоторые пони, как только на них попадал взгляд Магессы, воодушевлялись и чуть ли не прыгали на сцену, но единорожка их так и не выбрала. В итоге жребий пал на какую-то пегаску, которая на радостях оказалась на сцене чуть ли не за секунду. Магесса подошла к ней в упор и пегаска что-то ей прошептала. Судя по всему, пегаска была явно не новичком на этих представлениях. Магесса коротко кивнула, отошла и начала колдовать очередную иллюзию.

Постепенно вокруг пегаски появилось изящное платье. Хотя, правильнее будет сказать, мантия. На голове красовалась изящная тиара, а в её передних копытах образовались самые что ни на есть огненные шары. Сама пегаска с восхищением осматривала себя, а зрители одобрительно ухали и охали, когда крылатая волшебница манипулировала иллюзорным пламенем. Магесса же стояла в стороне и ненапряжно структурировала иллюзию, тщательное следя за ней, чтобы представление получилось как можно более реалистичным. Она улыбнулась и через несколько секунд на пегаску начали наступать скелеты. Но не пони, а каких-то странных существ. Высокие, ходящие на задних ногах, а на передних у них были когти, как у грифонов. Новоявленная колдунья-пегаска сначала опешила, после чего попробовала швырнуть огненный шар в скелета. Магесса среагировала и направила снаряд куда надо, от чего костлявый разлетелся на кучу костей. Зрелище, надо признать, получилось очень захватывающим. Магесса вновь улыбнулась и начал создавать ещё больше скелетов. Пегаска снова занервничала, но пришла в себя и расстреляла монстров. Оранжевая иллюзионистка не успокоилась и создала новых скелетов, выдав им на этот раз мечи в передние ноги. Но пегаска уже вошла в раш, закидывая толпы скелетов кучей огненных шаров. Магессе и этого показалось мало, она начала проецировать скелетов со щитами. Пегаска с азартом начала закидывать их пламенем, но в этот раз оно оказалось бесполезно. Огненные сгустки просто разбивались о поднятые щиты. Испуганная волшебница начала стрелять им по ногам, успела разбить двоих, но уже третий скелет подошёл к ней в упор и воткнул меч в шею, ударив сверху, из-за чего пегаска пронзительно крикнула. Открыла глаза она уже на ярко освещённой сцене. Магесса подошла рядом взяла её копыто своим и они вместе поклонились, а зал снова оглушительно зааплодировал.

Пегаску отпустили обратно в толпу, где она сразу начала активно делиться впечатлениями со своими друзьями, а Магесса отошла на краткий перерыв. Оно и понятное, на столь реалистичную иллюзию и контроль за столь большим количеством деталей наверняка расходовалось огромное количество сил. Во время номера я слышал восхищённые «Вау!» и «Ого!» от Ц'Карры и Дивинити, но вот Фи сидела молча. Все на неё уставились, а она сидела, вжав голову в плечи и с чересчур круглыми глазами.

—Ты в порядке? — спросил я.

—Это было... Эм... Можно я весь свой восторг оставлю без красивых слов?

—Будем считать, что это означает «невероятно», так?

Фи не ответила, а просто медленно и не сводя глаз со сцены кивнула несколько раз.

Магесса вновь оказалась на сцене и вновь начала выбирать пони из толпы. На сей раз её копыто указало на какого-то высокого худощавого жеребца-земнопони, который шустро вбежал на сцену. Магесса снова подошла и послушала шёпот жеребца, после чего удовлетворённо улыбнулась. Пони вышел на указанный Магессой участок сцены и она подняла его телекинезом на два своих роста. По объявшему его полю было видно, что держат его только за пояс. Постепенно ноги жеребца стали обрастать иллюзией удлинённых ног. Да не простых, а огромных и механизированных. Понятия не имею, откуда у Магессы хватало воображения создать такое. Подобные технологии были разве что в Сталлионграде, но по их чертежам всё выглядело намного менее футуристично. Созданные же Магессой ноги выглядели так, будто пришли к нам из далёкого будущего. На ногах, конечно, останавливаться она не стала и также плавно туловище тоже обросло невероятно детализированной бронёй с кучей подвижных деталей и шестерней, выглядывающих из-под монолитных листов металла. Следующим этапом пошли передние ноги и я тогда понял, почему жеребец держался в позе «на дыбах». Потому что передние ноги превратились в огромные механические лапищи, которым легко бы позавидовала дикая мантикора. Когти на окончании лап были здоровенными и, будь они реальными, могли бы легко рассечь взрослого пони пополам. Их конструкция опять же напомнила мне некогда просмотренные чертежи сталлионградских штуковин, которые те называли экскаваторами. Посреди сцены появился какой-то пони с красной табличкой в копытах. Все зрители начали перешёптываться и кто-то позади начал говорить мне на ухо, что данный символ означает, что выступление может содержать элементы жестокости. Я понимающе кивнул и услышал, как Ц'Карра отказывается выйти и желает посмотреть, несмотря ни на что.

Пони с табличкой внимательно осматривал толпу и, как только все остались осведомлены, ушёл со сцены, а жеребец в киберкостюме-иллюзии пока тестировал своё новое обличие. Наверняка это необычно: иметь длинные ноги и руки, но абсолютно его не ощущать. Магесса подсказала жеребцу сделать кивок. Он её покорно послушался и с кивком его голова закрылась массивной железной маской, к которой снизу подсоединилась защита для челюсти. Получившийся в итоге шлем был на вид непробиваемым, а для обзора оставалась лишь небольшая застеклённая щель. Остальные пони в зале, в основном тоже жеребцы, завистливо и восхищённо разглядывали столь изящно смоделированный образ. Магесса сделала не только визуальную иллюзию — получившийся костюм сильно грохотал и шумел, а топот ногами создавал специфичный звук тряски.

Магесса начала создавать противников для получившегося воителя. Ими стали королевские гвардейцы. Поначалу они шли одиночками, но единорожка без особых усилий постепенно переходила к парам, тройкам и десяткам. Но количество иллюзорных гвардейцев не так впечатляло, как то, что с ним делал жеребец в механическом костюме. Уже самого первого гвардейца воитель вывел из строя, одним ударом сломав ему шею. Впечатлившись эффектом, жеребец быстро начал получать удовольствие от процесса и уже следующих гвардейцев схватил обеими руками и простым сжатием пальцев вновь сдавил шеи до характерного хруста. Небрежно выбросив трупы, воитель быстро переключился на новеньких. Ударом ребра ладони раздробив одному гвардейцу череп, жеребец второй лапой впечатал другого стражника в землю. Магесса посчитала, что размеров сцены для трупов не хватит и начала их со временем растворять. Можно было бы предположить, что она просто утомилась, но единорожка вела себя уверенно и спокойно, слегка улыбаясь от каждого убитого стража. Постепенно иллюзионистке это начало поднадоедать и она решила выдать гвардейцам копья и бронированные наплечники. Копья оказались почти бессмысленными: если гвардейцы и умудрялись воткнуть древковое орудие убийства воителю в ноги, это не наносило железному великану хоть сколь-нибудь ощутимого ущерба. А вот броня на плечах иллюзорной страже помогала, так как некоторые удары лишь мяли эти пластины, но позволяли гвардейцу продержаться ещё два-три удара.  Впрочем, ощутимого перевеса это не принесло, а лишь раззадорило жеребца и он начал хватать солдат и натурально разрывать на куски. Некоторых бойцов он порвал над головой, окропляя себя иллюзорной кровью.

Я немного отвлёкся, так как мне в чайник залилась мысль о том, как себя чувствуют мои спутницы. Дивинити ощутимо ежилась от каждой капли крови и брошенной оземь половинки королевского солдата. Ощутимо, потому что ежилась она, притулившись ко мне. Фи следила за представлением с каким-то отрешённым спокойствием во взгляде. Ц'Карра же демонстрировала такой спектр эмоций, что я, как ни силился, так и не смог понять, по нраву ей мясная жесть Магессы или нет.

Проверив девчонок, я принялся вновь смотреть за дробящимися грудными клетками и выдранными позвоночниками. Надо признать, в Эквестрии никогда не любили подобную жестокость. В большинстве городов её презирали и всячески избегали. В радиопередачах и новостях о подобной информации почти всегда умалчивалось. И менталитет пони заставлял их молчать самих по себе, а не по указу Принцессы. Были в истории страны и маньяки, но известным стал всего один — пегас по кличке Кровавый Хвост, на счету которого было более десятка расчленённых трупов в разных уголках Эквестрии. Подобный послужной список сделал его прототипом для страшилок, хотя для маленьких жеребят его история соответствующе смягчалась. Но за Горизонтом были иные правила. Вольность пропаганды позволяла Магессе так открыто демонстрировать свою ненависть к Селестии. Ронгсайд говорил, что иллюзионистка чувствует себя здесь неплохо и данное месиво на сцене ясно дало понять, почему. Улыбка удовольствия от каждого разодранного на ошмётки гвардейца была красноречивей любых слов — единорожка ненавидела Селестию. И будто услышав мои слова, она перешла к финальному раунду и создала иллюзию самой принцессы.

Иллюзорный аликорн мощными лучевыми атаками проделал в механическом воителе пару дырок, но тот среагировал вовремя и железной хваткой вцепился в шею правительницы Эквестрии. Та предприняла попытку вырваться, но садистски настроенный жеребец второй лапой с лёгкостью отломил ей рог и вонзил принцессе в глаз. Смакуя, как иллюзия дёргается от боли, воитель свернул богине солнца шею. Магесса эффекта раскрыла корпус воителя и извлекла оттуда убийцу иллюзий. Подчистив сцену от всякого нематериального действа, единорожка повторила свой жест из первого представления — взяла жеребца за копыто и синхронно с ним поклонилась. Часть зала возликовала, другая часть ошарашено сидела и пыталась понять, что вообще произошло. Пара десятков пони и вовсе удалились из помещения. Магесса ушла за кулису на очередной перерыв. Из голосов позади меня я узнал, что следующий номер будет последним.

—Ээээ, я не знаю даже, что и сказать, — высказалась Фи.

—А мне понравилось... — добавили Ц'Карра, вызвав одновременный вопросительный взгляд всех остальных. — Что?

—Да так, ничего, — максимально многозначительно ответила Фи.

—Эм, Солар? — окликнула меня Дивинити.

—Да?

—Ты сказал, что это не, как там её, не Беатрикс, так? А почему ты вообще изначально про неё подумал? — вспомнила Дивинити мой комментарий, хотя я был уверен, что меня никто не расслышал.

—Ну, первым делом я связал то, что и Магесса и Трикси иллюзионистки и фокусницы. А потом уже начал размышлять, что Беатрикс пару раз получала нагоняй в Понивилле. Сначала она призвала звёздного спектра, из-за чего опозорилась, а затем и вовсе попыталась захватить город. Попытка провалилась и она снова отступила с позором. Можно предположить, что она обозлилась на Селестию. Но чтоб настолько? У этой Магессы явно зуб на принцессу.

Тем временем Магесса вновь вышла на сцену и снова начала выбирать пони. На этот раз поиски длились очень долго, почти с пару минут. В какой-то момент я подумал, что выберут меня. Кого же ещё? Но нет, Магесса выбрала какую-то пегаску. Пока она бежала на сцену, я увидел, что её левое крыло было очень сильно изодрано и лежало не в привычной для пегасов сложенной форме, а натурально висело на боку. Когда она вышла на сцену, я увидел, что правого крыла у неё не было вообще. Я ненароком подумал о Шис. Как много за Горизонтом было пегасов, потерявших вместе с крыльями веру в принцессу? Пегаска что-то наговорила Магессе, та понимающе кивнула и постепенно начала заполнять сцену туманом. Нет, не туманом, облаками. Следом за этим Магесса придала крыльями пегаски естественный и целостный вид. Единорожка плавно и аккуратно подняла пегаску в воздух и начала постепенно смещать облака в её сторону, имитируя полёт. Буду честен, во всём этом процессе было мало чего интересного для зрителей, но все понимали, насколько важным было вернуть себе ощущение полёта для этой пострадавшей душ и никто не смел прерывать. А я лично начал думать о том, что Магесса не только создавала визуальную иллюзию, но и дополняла её некоторыми аспектами. Так, первой избранной иллюзионистка наверняка нагревала копыта, чтобы лучше сымитировать огненный шар. Да и когда её проткнули мечом, думается мне, её тоже где-нибудь что-нибудь да кольнуло. А жеребцу в металлическом костюме явно было бы трудно свыкнуться с происходящим без ощущения сильных ударов. Вот и для обескрыленной бедняжки наверняка создавался реалистичный поток ветра.

Было очевидно, что часами глазеть на то, как кто-то получает удовольствие было скучновато и Магесса постепенно начала рассеивать облака и уменьшать силу ветра. Сначала я было подумал, что бескрылая кобылка сильно расстроилась из-за прекращения полёта, но та на радостях прыгнула к единорожке и заковала её в объятья, ничуть не скрывая слёз радости. От такого действа шляпа Магессы свалилась и все увидели её пламенную жёлто-красную гриву. Понятия не имею, почему я вообще думал, что в этом была какая-то тайна, но единорожке было абсолютно фиолетово на упавшую шляпу. Она деликатно отлипла от радостной пегаски и в третий и в последний на сегодня раз поклонилась залу.

Народ начал постепенно расходиться, некоторые пытались поговорить с Магессой, но она короткими фразами от них отбивалась. Признаться честно, я бы тоже у неё что-нибудь спросил... Единорожка окончательно ушла за кулисы, а сидящие всё выступление в напряжении Хранители заметно расслабились.

Домой мы вернулись в на удивление спокойной обстановке. Дивинити ушла к себе, а мы всей бандой завалились в дом и тут же начали уплетать всякоразную пищу, благо все за время выступления Магессы проголодались. Ц'Карра явно не расчитала сил и нажралась настолько, что пять минут лежания на кровати перевели её в режим стабильного сна, заодно выровняв наш расход еды.

Мне спать пока не хотелось, да и Фи так и норовила чем-нибудь заняться. Обглядев все куски нашего дома, мы нашли лишь надоевшие моей пернатой сестре шахматы. Я же с удовольствием уселся за партейку. Лениво и без интереса волочить фигурки по столу Фьюри было скучно и она начала беседу ради беседы.

—Так, просто уныло глядеть на то, как ты меня разделываешь, мне не очень хочется, так что давай потрындим о чём-нибудь.

—Да не вопрос. Вот как насчёт брачного периода северных ледяных гарпий?

—Эм, я уверена, что они и без нашего обсуждения нормально друг с другом спарятся и нарожают мелких вонючих птенят... птенцят...

—Птенцов. Но намёк понятен. Ладно, предлагай тему. Только тихо, не разбуди полосатый храподром.

—Ага, ну давай проверим твою память и вспомним наши весёлые приключения.

—В те редкие дни, когда ты приезжала? — сказал я, добавив лишнего укора.

—Эй, ты же знаешь ситуацию.

—Да я и не имел ввиду ничего плохого. Ну так что у тебя там на примете?

—Ну например, помнишь, когда ты со шкафа свалился, пока мы играли...

—Конечно помню. Это был единственный раз в моей жизни, когда я заработал перелом.

—Точно-точно, задняя левая, ещё такой хруст был.

—Передняя правая.

—Ну блин, так неинтересно... — сестра запнулась, так как осознала, что я взял уже четыре её фигуры. — Ладно, а помнишь, когда ты на мне летал?

—Помнить помню, но раз уж пошло такое дело, то поделись, каково тебе было? Я ж наверняка тяжёлый был... — накатила на меня волна стыда, из-за чего я тут же допустил ошибку и фактически выбросил фигуру в никуда, чем Фи тут же и воспользовалась, взяв её.

—Ооо, это точно! Было, конечно, весело и забавно, но я потом с трудом разогнулась. А когда вернулась в Клаудшифт, то после первого же крутого заворота за угол у меня что-то там хрустнуло и начальство любезно дало больничный на двое суток. Так что, в какой-то мере, ты подарил мне два выходных, — на радостях Фи скоропостижно выкинула вперёд пешку, чем открыла для меня своего пегаса, за которым я уже три хода гонялся.

—А с крыльями всё в порядке?

—Перья помялись, но это не критично и они быстро выравниваются.

—Хорошо... Едем дальше. Давай, проверяй мою детскую память, — поторопил я сестру.

—Ну ладно, помнишь, как мы ловили енотов в прилеске?

—Хах, конечно же!  Мы ж тогда ещё поспорили, кто первый засмеётся, тот угощает мороженым.

—Блин, точно! Я вот как раз и забыла. Ну и я вроде проиграла. Хотя... Конечно проиграла, ты всегда находил способ меня развеселить, — откомплиментировала она мне и тут же расхохоталась без видимой причины.

—А я ещё помню злобный взгляд мисс Гудолл, когда она увидела двух дурных жеребят, терроризирующих енотов.

—Кстати, да. Тебя-то она простила, а мне потом втихую такую затрещину поставила, что у меня аж звёзды из глаз посыпались, — Фи предалась воспоминаниям и неаккуратно зевнула.

—Спать хочешь? — побеспокоился я, вновь взяв особо наглую фигуру сестры.

—Да, есть немного, но я доиграю.

—Да не вопрос. Шах.

Фи долго глядела на доску, выискивая лучший вариант отхода, но так и не нашла и спокойно положила кристалл на бок, признав поражение. Затем она растрепала свою гриву, скривила мордаху в сонное выражение и устало улыбнулась.

—Всё, я готова на боковую.

Видимо, спать ей действительно хотелось, потому что пока я упаковывал шахматы, она уже развалила ноги во все стороны на своей кровати и крайне естественно похрапывала. Я же тоже решил не томить Повелительницу и Хранительницу снов, быстренько всё прибрал и упал в подушку лицом. Не успел я уснуть, как мне под бок заполз уже знакомый серебристый комок пернатой родни. С такой грелкой под боком сон накатил почти мгновенно.

День X: Дубль два

Утро. Очередное утро, которое ничем особенным не выделялось от последних утр... Утер... Неважно. Но самое странное и одновременно прекрасное заключалось в том, что такая обыденность меня устраивала на примерно сто двенадцать процентов. Спокойный, не раздражающий свет в окно и тёплый храпящий комок под боком. И пусть свет искусственный, а Фи не так часто меня посещает, как хотелось бы, но это не мешало получать удовольствие от происходящего. Ах да, ещё я был похищен и находился в засекреченном подземном городе, ну да чего в жизни не случается. За всей этой милотой я даже не обратил внимание на то, что Фи всё ещё дрыхла, когда я уже более-менее проснулся.

Со злорадными мыслями «первого» я просидел недолго. Что Фи, что Ц'Карра проснулись буквально через десять минут после меня. После привычного утреннего обмена любезностями и простенького завтрака в нашу халупу заглянул Ронгсайд, о котором почти весь вчерашний день не было ни слуху, ни духу.

—Так, ребята, всем привет и я сразу перейду к делу. Сегодня снова идём на дело. Суть та же, роли те же. Фактически, нам нужно лишь собрать больше информации, как и в тот раз.

—Отлично, я с удовольствием, — пискнула Ц'Карра, а мы с Фи её поддержали кивками.

—Чудно, в общем, в то же время, в том же месте. Возможно, будут какие-то небольшие изменения в плане, а то уж больно суетливо себя вели Хант с Хейло, но я точно не в курсе.

—Ясненько. Перекусишь с нами?

—Увы, нет. Я спешу, нужно ещё нескольких оповестить, а затем приниматься за дело. Надеюсь, вы за сутки отдыха не отвыкли от нашей работы?

—Вряд ли. Я лично уже хочу побыстрее заняться делом, — с энтузиазмом произнёс я.

—Хороший настрой. Мне бы такой.

—Что-то не так?

—Да нет, всё нормально, просто я вроде занимаюсь чем-то полезным и путным, а мне всё равно скучно.

Так он и ушёл, не попрощавшись.

В попытках найти способ занять «окно» перед заветными шестью часами Фи внезапно гаркнула:

—Гонка! Пойдёмте все на гонку!

—Что ты имеешь в виду? — недоумённо спросил я.

—Вчера я видела объявления, что устраиваются гонки среди... Да среди всех в общем-то.

—Ну, а почему бы и нет? А участие свободное? Ты будешь участвовать?

—Свободное, но я не буду участвовать.

—Почему?

—Потому что мне кажется, что там могут выцеливать кандитатов на роли стражей и Хранителей. А мне неохота идти в стан пегасов с лезвиями на крыльях.

—Мудро, мудро. Но сходить всё же стоит.

—А когда? — внезапно встряла Ц'Карра. Так внезапно, что я даже немного напугался.

—В одиннадцать.

Нужное нам время мы выждали и дружно попёрлись на гонки. Мы собирались зайти за Дивинити, но она будто нарочно попалась по пути и тут же присоединилась к нашей компании.

Как и в большинстве здешних зданий и мероприятий, вход был свободный. Оглядели, оружия не нашли и спокойно впустили внутрь. Здание оказалось... отсутствующим. Внутри были просто облепленные сторожевыми точками опоры и в общем-то всё. Пол был отделан так, чтобы напоминать естественно утоптанную тропу. Хотя, почему это не могло быть на самом деле так...

Посетителей на соревновании было не так много. Навскидку где-то сорок или сорок пять персон. Выбор мест также был свободный и нам досталась цельная лавка как раз на четверых. Быстро расспросив ближайших пони, я выяснил, что гонка начнётся через пятнадцать минут. Все попытки о чём-нибудь поболтать останавливались шумом от других зрителей.

Минут за пять до начала участники начали выстраиваться возле стартовой линии. Первыми были бегуны, среди которых подавляющее большинство было земными пони, но меж них затесались два единорога и один пегас. Последнему активно выносили претензии, опасаясь, что он может сжульничать, на что он предложил связать ему крылья. Требовательные организаторы тут же успокоились — связать пегасу крылья считалось нарушением моральных норм и очень гнусным поступком. Я же начал анализировать саму трассу и она оказалась странноватой, «восьмёркой». Видимо, определённая сложность заключалась ещё и в том, чтобы не врезаться в пробегающих по перекрёстку, правильно рассчитать время и траекторию.

Главный организатор с помощью микрофона предупредил всех о начале гонок. Зрители насторожились, а участники заняли стартовые позиции. Прозвучал характерный гудок и спортсмены резко рванули с линии. На первом же изгибе восьмёрки в лидеры выбился пегас. Что ни говори, а даже не в воздухе пегасы всегда оставались самыми ловкими, вот и крылатый бегун идеально вписался в поворот, почти не потеряв в скорости и ничуть не распахнув крылья. Единороги тем временем сильно сдали. Если один из них и так бежал почти в конце, то второй с третьей позиции ушёл на восьмую, сильно потеряв в скорости для прохождения поворота. На второй прямой вперёд резко вырвался один из земных пони, явно профессиональный бегун. В итоге, пока остальные ещё только достигли перекрёстка, он уже входил в следующий поворот. На нём пегас снова показал себя лучше всех, выйдя на вторую позицию и уступая лишь тому гонщику, который уже почти пересёк прямую.

Единороги полностью сдали и теперь занимали последние девятую и десятую позиции. Один из них нервно оглянулся на единорога-организатора. Судя по всему, последний тщательно следил за тем, чтобы другие единороги в соревновании не применяли заклинаний. Второй же уже принял свою участь и бежал спокойно, даже слегка сбавил скорость. Лидер гонки тем временем уже заходил на новый поворот. Пегас же демонстрировал собой отличное доказательство того, что одним достоинством можно прийти к победе — одним только быстрым прохождением поворотов он уже закрепился на второй позиции. Лидер же тем временем дошёл до той стадии, на которой ему пришлось выбирать между шустрым прорывом через бегущий поток оппонентов и необходимостью притормозить. На первой стычке на перекрёстке он избрал второй вариант, что позволило пегасу очень значительно сократить разрыв, ведь ловкому крылану не составило проблем просто оббежать отставших единорогов.

Дальнейшая гонка по сути была соревнованием земного пони-лидера и ловкача-пегаса. Остальные участники просто стали для них препятствием на некоторых кругах. Лидер быстро осознал, что, тормозя на перекрёстке, он даёт сильную фору своему пернатому оппоненту, а потому перестал церемониться и паровозом пролетал перед другими бегунами, заставляя уже их тормозить. Тем не менее, получалось это у него не всегда. Иногда он в попытках обойти бегунов сильно дрифтовал, что также замедляло его. В итоге пегас бежал уже всего в одном корпусе от лидера. Но как выяснилось буквально через пару секунд, этот круг был последний. Я, признаться честно, болел за крылатого бегуна, но с небольшим отрывом всё же победил земнопони. На финише, как только оба погасили инерцию после бега, соперники начали по-дружески обниматься и смеяться. Среди оставшихся участников отличился лишь один земнопони, который всю гонку держал четвёртую позицию, но на финише дал такого ускорения, что ушёл на третью позицию, обогнав оппонента почти на три корпуса. Оставшиеся участники добежали в том порядке, в котором и шли почти всю гонку.

Среди участников начались какие-то разговоры, услышать которые с наших мест было затруднительно. Постепенно всех участников куда-то отвели, а к линии вывели следующую партию бегунов. Хотя, нет, не бегунов. Это были пегасы, среди которых затесались даже пара грифонов. И это вызвало у меня определённые вопросы. Казалось бы, только что пегас демонстративно доказал, что может быть бегуном не хуже земных пони, но в грифонов я всё же не верю. Ни один грифон никогда не был столь же ловок и быстр, как пегас. Грифоны больше весят и больше в размерах. В гонке они могли бы победить лишь в том случае, если им разрешат бортовать и таранить других участников — агрессивный норов грифонов располагает к такому поведению. Перед началом всем участникам на крылья установили тонкие прочные защитные ленты на грани пернатых конечностей. Пока суть да дело, я решил поинтересоваться у Фи:

—А ты смогла бы состязаться с грифоном, Фи?

—В бою? Вряд ли. Они сильные и выносливые. Я задерживала парочку бунтарей, но это были в основном недовольные нашим обществом хохлатые старпёры, которых солидно так разнесло в баре с пары рюмок крепкого питья. Но как-то попался зрелый негодяй. Кровь горячая, но мозги у него явно понимали, что кромсать патрульного при исполнении крайне глупо, а потому бил он кулаками. Вырубил меня с трёх ударов, последний пришёлся в челюсть, коллеги только спустя несколько часов его поймали.

—Сколько подробностей... А в гонке?

—В гонке с пегасами могут соревноваться только молодые, но уже сформировавшиеся грифоны. Более старые и массивные всухую проигрывают нам по скорости и манёвренности. Поэтому они в основном предпочитают сражаться, а не убегать. Гляжу я на этих грифонов и не думаю, что они смогут вырваться хоть немного вперёд.

Я собирался послушать ещё, но организатор уже активно стал успокаивать возбуждённых участников и готовить их к началу гонок. Участники сели на небольшую жёрдочку, которая, судя по механизму под ней, после начала гонок складывалась, чтобы не мешать. Но потом на ту же жердь сел крайне неожиданный участник. Это был ярко-зелёный дракон, украшенный золотым полосами. Насколько я разбирался в драконах, ему было примерно пять-шесть десятков лет. К нему подлетел пегас и накинул на плечи какую-то тряпку. На долю секунду я увидел, к чему всё это было — полосы у дракона на плечах под определённым углом очень сильно блестели. Какой свет они при этом отражали — не понятно, но про такой феномен я читал. Тряпка плотно прикрыла светящиеся части юного (по их меркам) ящера и он, размяв плечи и крылья, приготовился к гонке. Итого в соревновании участвовало семеро пегасов, двое грифонов и один чешуйчатый красавец.

Судя по форме трассы, она подразумевала один прямой участок, в центре которого было два висящих близко друг к другу сталактита. После поворота начиналась вторая прямая, на которой сталактиты росли рядком. Судя по небольшим красным лентам, их надо было обходить слаломом.

—Ну что, Фи, а с драконом смогла бы сорвеноваться?»

—Без понятия, опыта у меня никакого не было. И буду честна, не хотелось бы его получить. Драконы слывут агрессией и жестокостью.

Пегасы-помощники закончили подготавливать трассу, убирая с неё все ненужные детали и поправляя ориентиры. Организатор отдал приказ подготовиться и через десяток секунд дал команду стартовать. Пегасы рванули словно молнии. У меня даже сложилось ощущение, что они по привычке сложились в клин. Дракон дал спокойный старт, отстав от пегасов всего на пару корпусов. На грифонов было жалко смотреть — они нелепо порхали своими крыльями для ускорения, но с самого начала отстали на несколько корпусов. Пегасы тем временем вежливо, не толкаясь прошли через «ущелье» из сталактитов. Дракон вслед за ними также не испытал никаких трудностей, изящно пройдя меж препятствий «на ноже». В слаломном проёме между пегасами и драконом я заметил сильное различие. Пегасы пытались пройти весь слалом плавно, пролетая максимально близко к сталактитам. Дракон же на каждом сталактите тормозил, после чего мощным рывком проходил к следующему. Грифоны пытались повторять трюки пегасов, но ничего путного у них не получалось и они всё сильнее отставали от остальных.

Как я понял по странным рисочкам возле организатора, кругов было всего пять. На третьем круге дракон начал демонстрировать технику, которая буквально за пару секунд вывела его в лидеры — крылатый зверюга стал отталкиваться от попадающихся препятствий, впиваясь в них когтями и мощным взмахом устремляясь вперёд на огромной скорости. Уже первым таким рывком крылан догнал последнего пегаса. На слаломе он сотворил страшную вещь — ускорением от каждого камня не только обогнал всех пегасов, но и оторвался от них на пару корпусов. С того же третьего круга грифоны начали активно набирать обороты. Впрочем, сильно им это не помогало — разрыв хоть и сократился, но до остальных участников им было ещё несколько десятков корпусов.

Дракон не успокаивался. Наверное, желал занять максимально доминирующую позицию, а потому продолжал применять свой подход с рывками. Насколько я знал драконов, он просто не мог устать за эти круги, а потому победа была у него в кармане... Ну, в лапах. К концу четвёртого круга ящер уже нагонял грифонов. Пегасы тем временем уже здорово разволновались, судя по тому, как часто они оглядывались, чтобы проследить за его движениями и тому, как усердно они пытались набрать обороты. Пятый круг новых откровений не принёс — шустрый дракон с впечатляющим отрывом финишировал первым, пегасы группкой пересекли заветную линию, а грифоны с разочарованными мордами просто допорхали до конца.

Тем часом потихоньку наступал момент, когда нам уже было пора сваливать по делам. Следующим состязанием была очередная гонка на земле, но на этот раз среди участников были только земные пони, на что лично мне было бы смотреть не особо интересно.

Очень медленным шагом, с перерывом на поесть в небольшой кафешке, мы всё же добрались до убежища Сопротивления. Даже с учётом перерыва мы пришли рановато, чуть ли не на полчаса. Из знакомых лиц здесь были Хейло с Ронгсайдом, которые были чем-то заняты, поэтому просто кивнули в знак приветствия, Хант с Фолленом, которые общались друг с другом о том, куда и как раскидать пони в грядущем деле, а в углу затесался Фар Фроу, который явно не был чем-то занят. Завидев нас, он не сдержал улыбки и подозвал к себе.

—Солар, Фьюри, рад видеть знакомые лица.

—Привет, Фар, как дела?

—В предвкушении. Хотя вроде говорили, что всё будет так же, как и в прошлый раз, но я всё равно жду не дождусь новой попытки, — в глазах земнопони было видно непреодолимое рвение, так что я не сомневался в его словах. — А у вас как?

—Мне, если честно, тоже охота приступить к делу, — неожиданно встряла Фи, перебив даже желающую уже высказаться Ц'Карру. — Шис, конечно, та ещё заноза в заднице, но работка мне понравилась.

—Меня лично больше волнует, чем будет заниматься наша группа, — высказался я.

—А разве не тем же самым, как остальные группы? — спросила меня Дивинити.

—Вряд ли. Группа в городе будет всё так же прикрывать наши шкуры, группа пегасов продолжит засорять потолок взрывоопасным мусором, а мы же в прошлый раз сделали в общем-то всё, так что для нас явно захотят придумать что-нибудь ещё, особенное.

Остальные задумались, в особенности Фар, которому предстояло заниматься тем же самым, что и мне. Потихоньку зал-подвал начал заполняться прибывающим народом и уже совсем скоро общаться стало не очень удобно, поэтому вновь было принято негласное решение молча ждать. В прошлый раз, помнится, Хейло отослал не всех имеющихся у него пони и мне казалось, что так будет и в этот раз. Авось кто-нибудь из нашей банды, если не все, на дело не пойдут. Тем временем Хейло вышел вперёд и обратился ко всем присутствующим:

—Что ж, все здесь более-менее в курсе дела, так что не буду долго тут разглагольствовать, просто подойдите к спискам, найдите там себя и готовьтесь. Если вас там нет, то я придумал нечто иное. Скорее всего, просто дополнительные тренировки, а может что-нибудь ещё.

В общем-то, либо мы приглянулись нашим лидерам групп, либо просто так свезло, но меня, Фи и Ц'Карру снова взяли, а Дивинити с заметным облегчением снова осталась в запасе на некие тренировки по тихому полёту.

На место мы прибыли примерно так же, как и в прошлый раз, без особых проблем. В моей группе было девять пони и, увы, Фара среди них не было, так что поболтать мне было не с кем. Впрочем, примерно вспомнив бывший состав группы, я узнал всего парочку пони из нынешнего состава. Вместе с этим я заметил ещё одну странность — у Ханта в этот раз не было мешка с устройствами. Он заметил недоумевающие взгляды и решил всё объяснить:

—Итак, я вижу ваши морды с любопытствующими взглядами, так что перейду к объяснениям. Сегодня из всех вас были выбраны девять пони для специального теста. Если вы внимательно оглядите ближнего своего, то заметите, что от каждой расы по три представителя.

Наша группа начала мотать головами и проверять подлинность данной информации, быстро убеждаясь в её правильности. Хант продолжил:

—Итак, согласно нашему чудо-информатору у нас есть три способа, которые в теории могут таки раздолбать нашего защищённого друга. И говорю сразу — все три метода несколько деструктивны для вас.

—Насколько? — спокойным голосом спросил я.

—Говоришь так умиротворённо, будто тебе плевать, — с какой-то странной досадой в голосе сказал Хант

—Узнаю, чем мне придётся пожертвовать, тогда и начну беспокоиться.

—Ну ладно. В общем, в ходе этих деяний вам придётся пролить свою кровь.

На этих словах настало молчание, которое Хант, впрочем, быстро решил разбавить новой порцией информации.

—Итак, у нас есть три не самых приятных для вас метода разломать щит Бастиона. Путь первый — кровь. По одному представителю каждой расы порежут себе ногу и надоят крови на вот такой стаканчик, — Хант показал небольшую тару. — Как наберёте, нужно будет этой кровью окропить щит. После этого я жмахну по крови мощным колдунством из вот этого устройства. Да, один наш единорог таки сведущ в магии крови. Проблема одна — во всём нашем Сопротивлении не оказалось ни одного целителя, так что залечить ваши ноги не получится, возьмёте вот эти повязки и плотно зажмёте — должно помочь. Потом можно поругаться, что мы такие жадные и называть меня нехорошими словами за спиной.

Хант умел общаться с другими пони. Насторожив отряд, он легко его успокоил дружеским весельем в конце своей речи. В итоге несколько зашуганных потерей крови ребят в нашем отряде сейчас потешно хихикали и улыбались.

—Метод номеро секундо — плоть. Тут немножко опаснее. От вас надо будет отрезать кусок. Небольшой, но всё же кусок. Это заклинание является имитацией смерти. Берётся кусок вашего мясца, факт смерти генерируется во что-нибудь мощное и шлёпает по щиту, а мы все сидим и надеемся, что кое-кто не просто так лишился частички себя.

—А для третьего метода надо будет голову отрезать? — спросил какой-то пегас.

—Метод третий — самый опасный.

—Магия душ? — уточнил я.

—Эм, да... Это чудное устройство откусит кусок вашей души и трансформирует его в разрушающую силу, которой мы попробуем разломать это треклятый щит.

—А если части не хватит? — уточнил я ещё раз.

—...Об этом я думать не хочу, Солар...

Все остальные начали нервно переглядываться.

—Что ж, кто согласен на жертву крови?

Мы разделились на тройки по расам, чтобы каждый решил, на какую жертву он пойдёт.

—Ну что, кто готов на жертву души? — спросил мой коллега, в глазах которого читалась непоколебимая решимость.

—Я готов на жертву души, — без какого-либо сомнения ответил я.

—Смело, одобряю. Кто готов на жертву плоти?

Третий наш коллега замешкался и первый член Сопротивления сразу всё понял.

—Ясно, значит ты пойдёшь на жертву крови, я на жертву плоти, а наш нечаянно попавший за Горизонт друг пожертвует душой. Всех устраивает?

Мы дружно друг другу кивнули и принялись ждать выбора других троек. Никого из них я лично не знал, так что мне было в общем-то безразлично.

—Как смотрю, все готовы. Итак, согласно заметкам в книге Ронгсайда и прошлому тесту щит Бастиона по разному влияет на разные расы. Кстати, если вы думаете, почему с нами нет грифонов, то согласно тем же заметкам они нам не нужны. В общем, доноры, выйдите вперёд. Вот вам стаканчики, заполнить хотя бы больше половины. Вот повязки для восстановления.

Страдальцы почти одновременно порезали себе ноги в месте, которое показывал Хант. Набрав нужное количество крови, они тут же прижали повязку к ране и отошли, чтобы не мешать.

Хант взял стаканчик с кровью земного пони и выплеснул на купол Бастиона. Подождав, пока она растечётся, он жахнул по ней из устройства. Кровь за секунду сменила цвет на ярко-жёлтый и с громким хлопком испарилась, а по куполу пошла сильная рябь, намного сильнее, чем от простых заклинаний. Толку, впрочем, было не слишком много. Хант записал в свой планшет несколько строчек текста, который я не смог разобрать, после чего принялся повторять данный приём. Я лично не увидел никакой разницы.

—Что ж, могу с уверенностью сказать, что кровь единорога оказалась мощнее, но результат и ныне там. Простите, ребят, что лишил вас крови.

Поделившиеся дружно сделали жест вроде «да ладно, бывает» и отошли в сторону, а к Ханту подошли готовые расстаться с кусочком своей плоти. Они аккуратно отрезали себе по кусочку мяса. Поначалу каждый пытался строить из себя героя и мачо, стараясь не показывать боль, но быстро они осознали, что с криком приходит некоторое облегчение, когда режешь себе ногу. И вот, 3 кусочка плоти лежали на специальных дощечках, а бедняги прижимали целебные повязки к осквернённым местам. Хант взял чей-то кусочек и кинул его на щит. Липкий от крови, он тут же прилип к куполу. Заряд из устройства создал несколько световых отростков из куска плоти, которые тут же начали атаковать щит. И я вновь не увидел результата — опять волны по куполу, лёгкое, едва различимое дрожание и на том всё. И так же было с другими кусками. Я лично снова не разглядел никакой разницы.

—Выводы печальные. Первым делом, никакого эффекта. Щит толком не пострадал. Вторым делом, в этот раз не было разницы в том, чья плоть была использована. Простите, ребят, за лишения.

Из всей тройки лишь единорог злобно посмотрел на Ханта, остальные спокойно отреагировали и ушли. Первым пони, решившимся на лишение души, оказался пегас. Он несколько раз размял шею, ноги и крылья, после чего подошёл близко к куполу и уверенно кивнул Ханту. Тот взял устройство и пустил луч в жертву, после чего медленно перевёл на щит. Из пегаса тянулось что-то бледное и пугающее, чему я не мог дать достаточную словесную оценку. Бедняга сдерживался недолго, уже через несколько секунд он сдался и принялся оглашать всю округу воплем настоящей боли, изо всех сил пытаясь сдержаться. К Ханту подошла Шис, но не решилась его перебить в такой момент. Через примерно пятнадцать секунд пытка кончилась. Пегас упал без сил, но крайне интенсивное дыхание давало понять, что он жив.

—Можешь подозвать парочку своих? Пусть оттащат его, — печальным голосом попросил Хант у Шис.

—Хорошо, но ты уверен? Он очень громко кричал. Нас вполне могли услышать. Вполне возможно, уже скоро к нам прибежит кто-нибудь из третьей группы и скажет, что к нам идут стражи или Хранители, — явно нервничая ответила Шис, попутно взмахом копыта подзывая к себе пару членов своей группы.

—Боюсь, выбора у нас нет. Купол очень сильно пострадал, но проблема в том, что его нужно разломать за один удар, так что сейчас он снова цел.

—Я готов, — поторопил их единорог, готовый расстаться с кусочком души.

Хант собирался его прервать и продолжить говорить с Шис, но вспомнил свои же слова и принялся использовать захват. Единорог также пытался сдерживать вопль боли, но не сумел. От боли он преклонил колено. Но что-то явно было не так. Пятнадцать секунд уже давно прошли, а эффект всё ещё действовал. На лице Ханта постепенно проявлялись ужас и паника. Что-то явно шло не по плану, Хант даже выбросил устройство, но оно продолжало перетягивать душу единорога на купол. Бедняга терял силы и скоро уже без сопротивления лежал на земле, пока его душа атаковала щит Бастиона. Шис в ужасе убежала прочь, все остальные с тем же ужасом стояли и ждали... чего-то. И что-то случилось. Как только из единорога перестала вытягиваться призрачная бледная тень, купол с громким звуком взорвался. Сознание я сохранял не более секунды — взрывная волна выбросила всех нас куда подальше и я отключился, шмякнувшись о какой-то камень.

Утро.

Стоп, какое к чёрту утро? «Вчера» закончилось взрывом, который невежливо вмазал меня в эту импровизированную подушку, жаль, что каменную. Через некоторое время мозг наконец дал мне понять, что происходит — вот уже несколько секунд Фи пыталась привести меня в чувство, со средней силой шлёпая копытами по морде. Зрение вернулось быстро, ещё через пару секунд я стал различать своё имя.

—Эгх... Привет... Долго я пролежал?

—Фух... Нет, Солар, недолго. Совсем недолго, минут пять.

Фи помогла мне подняться. Головная боль довольно быстро прошла и уже не доставляла дискомфорта. Оглядевшись, я увидел не самую обычную картину — вокруг бегали члены Сопротивления, большинство было вооружено копьями. Чуть поодаль я заметил Фоллена с тележкой тех самый копий. Видимо, он предположил подобный исход, за что ему, наверное, большое спасибо. А может эта мысль пришла в голову Хейло. Собственно, в округе были видны не только моя и вторая группа, но и кучка членов третьей, а также множество пони, оставшихся в резерве. Перед лицом внезапно объявился не пойми откуда взявшийся Хант.

—Солар, очнулся? Тогда в бой! — он всучил мне копьё и накопытник с раскладной дубинкой, мастерству которой я учился ранее. Впрочем, обучение было кратким и каких-либо результатов я в общем-то не достиг. Копьё было мне не особо привычно, но я всё же взял его стандартным подкопытным хватом.

—Хант, что происходит?

Он уже собирался резко побежать куда-то, но решил всё же посвятить меня в суть дела.

—Купол Бастиона полностью поглотил душу того парня. Он мёртв, иссушен, погорюем потом. Купол разрушен, Филгуд и Скулл оглушены и нас есть шанс их убить. Возражения не принимаются, они должны быть мертвы.

Хант говорил быстро и уверенно. Я быстро переварил всю полученную информацию и решился. Если на пути к моей нормальной жизни стояла необходимость убить кого-либо, я был готов. Возможно, будь у меня больше времени, я бы рассудил всё с рациональной точки зрения, но его у меня не было. Я собрался с силами и пошёл за ним.

—Солар! — крикнула Фи, да таким голосом, что я сразу представил её всю в слезах.

—Да?

—Я… В общем...

—Фи, что-то случилось?

—Солар, я... А, к чёрту всё! — выпалила она и, пока я ещё не успел как-либо среагировать, впилась в мои губы страстным, но нежным поцелуем. Таким, в который вложены все чувства без остатка, но достаточно аккуратный, чтобы не показаться грубой. Описать все свои эмоции в данный момент было очень тяжело. Фи нежно завершила поцелуй, прижалась своим лбом к моему и с улыбкой добавила — Кажется, я тебя люблю.

—Фи, это не любовь, это...

—Заткнись, Солар, это она...

Я собирался было оспорить, но поймал взгляд Фи и понял, что оспаривать смысла не было.

—Солар! — крикнул Хант. — Я всё понимаю... Хотя... Нет, я ни черта не понимаю, но нам пора!

Я молча улыбнулся Фи и кивнул Ханту, до сих пор не находя слов происходящему. Шис же подозвала Фи к себе, так что всем было чем заняться.

Пробежав вперёд, я увидел очередную жуткую картину. В центре сидели ошеломлённые Бастионцы, а вокруг них кольцом держались стражи и Хранители. Наши бойцы ожесточённо старались подобраться поближе в Бастиону и уничтожить его, но напарывались на врага, а там уже кому как везло. На площади уже виднелось несколько трупов сопротивленцев, некоторых я даже узнал, хотя и по именам нас никто не знакомил. Впрочем, наши ребята тоже были не палкой деланы — в округе виднелись трупы горизонтовских охранников и даже нескольких Хранителей.

—Солар, пробиваемся к Бастиону и добиваем его. Целься в грудь, шею или голову, — быстро и чётко сказал Хант.

—Понял!.

И если при взгляде на всё происходящее я испытывал какой-то лёгкий страх, то на самом поле боя он перерос в настоящий ужас. Какого-то беднягу рядом со мной припечатали к земле, пробив ему шею. Обидчика тут же наказали, на ходу перерубив ему горло схожим копьём, от чего он с мерзким булькающим звуком повалился на землю, тщетно пытаясь зажать свою кровоточащую рану. В последний момент я заметил, что на меня сбоку пикирует Хранитель. Всё, что мне оставалось — резко вывернуть копьё в его сторону и надеяться, что он на него напорется. Впрочем, нужды в этом не оказалось — буквально в полуметре от меня его снёс наш пегас, выдрал кусочек лезвия с его крыла и вонзил в глаз, после чего парой ударов копытом в тот же глаз окончательно успокоил моего несостоявшегося убийцу. Почти перед самым Бастионом путь мне преградил страж. От тычка копьём я умудрился увернуться, сделав шаг в сторону, после чего негодяй решил нанести размашистый удар сверху вниз. Было странно, т.к. копьё явно не было предназначено для этого. Я инстинктивно заблокировал удар, но страж решил давить до победного. Его стремление было прервано Хантом, который быстро и аккуратно проткнул его дважды, первым ударом пробив грудную клетку, пусть и не навылет, а вторым попав в челюсть. От полученных ран страж бессильно упал, бессмысленно пытаясь отбить уже прошедшие атаки Ханта.

И вот, момент истины. Ну или каким иным пафосным словосочетанием назвать момент, когда тебе, скромному и унылому пони, нужно совершить убийство. Всю дорогу я думал о том, что же я чувствую по поводу этого, но правда была проста — я хотел попасть домой. С этой мыслью я направил копьё в Бастиона. Я даже не понял, в кого именно, в Филгуда или Скулла Крэшера. Главное — я сделал это. Деревянное древко торчало из тела и только спустя секунду я понял, что попал ему в шею. Подумав, что этого может оказаться недостаточно, я вынул копьё из тела Бастиона, от чего кровь хлынула из шеи. Посчитав, что и этого может не хватить, я воткнул копьё уже истекающему жизнью телу в грудь, примерно целясь в сердце. Хант поблизости делал примерно то же самое, пусть и немного увереннее.

Только я собирался вынуть копьё, как нас с Хантом сбили на ходу три Хранителя. Нас так раскидало, что Хант остался наедине с двумя пернатыми, а мне досталась возможность проявить себя в дуэли с одним из них. Я выдвинул дубинку... и увидел, что в перчатку был встроен клинок вместо учебной костоломки. Примерно в этот момент я начал ощущать боль от ран, который крылатый убийца оставил мне во время тарана. С заточенными лезвиями на крыльях и зубчатой бронёй это было не сложно. Впрочем, стиснув зубы, я попробовал проигнорировать порезы и в какой-то мере это даже получилось. Хранитель совершил очередной рывок. Мне оставалось лишь отбить удар его крыла, полагаясь на свою реакцию. Результат получился впечатляющий — атака отбита. Пегас тут же перешёл в более тесный ближний бой, отражать атаки в котором было для меня намного сложнее. Он сделал поочерёдно по удару своими крыльями, перед каждым мощно двигая туловищем. Оба удара я отбил, но крылатый засранец подготовил мне иной сюрприз. После ударов крыльями, он совершил рывок вверх, превращая его в сальто, одновременно смачно вмазав мне задними копытами по морде. Пока я оставался в ошеломлённом и ничего не понимающем состоянии, Хранитель резким и хитрым взмахом крыла перебил крепление моего накопытника с клинком, сбив его и отбросив далеко прочь. Как только я вновь начал соображать, что к чему, я увидел, что вместе со мной пегас-Хранитель во время своего позапрошлого рывка подкинул моё всё ещё измазанное в крови копьё близко к месту нашего сражения. Даже не думая о том, что пегас может исполосовать мне спину до костей, я рванулся к лежащему копью и встал с ним в боевую стойку. Куда он полетит? С какой стороны нападёт? Чем ударит, копытом или лезвием? Такое количество роящихся в моём чердаке вопросов говорило об одном — мне страшно и даже очень. Дополнительный пугающий эффект производило абсолютно спокойное лицо Хранителя. За весь бой он лишь моргал, иногда сглатывал слюну или издавал громкий выдох.

Но долго глазеть на меня пегас не собирался и атаковал. Насколько я смог отследить его движение, он собирался ударить меня в правый бок. В удар копьём я вложил немного больше силы, чем надо и... промахнулся. Хранитель взмахом крыла резко ушёл с траектории удара копья и схватился за него копытами, после чего ударил меня в лицо лбом, который был защищён пусть не очень, но всё же мало-мальски прочным визором. Удар в голову не был особо болезненным, но он дал пегасу время вырвать копьё из моих копыт и, развернувшись всем корпусом на месте, воткнуть его мне в грудь. Поняв, что победил, Хранитель тут же улетел сражаться с кем-то другим.

Мне оставалось лишь тупо глядеть на торчащее из моего тела древко. Пегас не постеснялся ударить со всей силы, потому что я ощущал похожие ощущения на спине. Значит, пробил навылет. Долго стоять на двух ногах я не смог и повалился назад, приложившись о какой-то камень. Во время падения наконечник копья со спины упёрся в землю, от чего по всему телу пошла резкая волна боли, спровоцировавшая меня громко крикнуть. Дискорд бы покарал того идиота, который говорил, что со смертью следует чувства холода. Торчащее из груди копьё лишь вызывало адскую агонию. Быстро поняв, что движения лишь усиливают боль, я перестал шевелиться и старался даже дышать неподвижно. Сначала у меня была мысль попытаться вытащить копьё, но я быстро дал себе ментальную пощёчину — мало того, что кровотечение усилится, так ещё и острый наконечник изрубит внутренности в салат окончательно. Следующей мыслью было покричать, позвать на помощь, но при первой же попытке поднять голос меня тут же сковало импульсом боли. Да и с другой стороны, зачем мешать своим, ведь пусть Бастион и мёртв, сражение всё ещё продолжалось.

С этой мыслью я вдруг вспомнил, что неподалёку от меня бился Хант. И действительно, он сейчас добивал уже третьего Хранителя, возможно, того, который меня одолел. Хант действовал аккуратно и расчётливо, подкатываясь к пегасам под крыло и подрезая их у самого основания. У двух лежащих рядом трупов были схожие раны. Фактически лишённый крыла Хранитель сразу стал для Ханта лёгкой целью — после первого же неудачного рывка он подставился и Хант оставил ему на горле широкий порез, откуда тут же хлынуло как-то даже чересчур много крови.

Хант подошёл к Бастиону и, ворочая тела, внимательно осмотрел трупы. На всякий случай он проткнул каждому из них голову своим клинком. Напоследок он взглянул вверх, в тоненькое отверстие, через которое Бастион пускал луч, образующий маскирующий купол. К нему откуда-то из пыльного мрака подошёл Хейло Хэви и выстрелил в это отверстие небольшой ярко светящийся снаряд. Видимо, для того, чтобы нас было видно хоть из самого Кантерлота. Они кивнули друг другу и Хейло дал кому-то вдалеке отмашку. Я не видел кому, но предпочёл считать, что «тени».

Наблюдение за всем происходящим немного притупило боль и я сдуру решил привстать. Не знаю, что мной в этот момент руководило, но слегка прокрутившееся по внутренностям древко мигом остудило мой пыл. Я всеми силами гнал прочь мысли о том, чего я, вероятно лишился, получив копьём в туловище. Мне больше нравилось считать, что всё хорошо.

Судя по всему, приказ Хейло наконец был исполнен и из дальней части огромного помещения послышались множественные взрывы. Детонировали они друг за другом, волнами, но очень быстро. Я слышал, как очередь хлопков движется в мою сторону. Когда начали взрываться уже те заряды, что были у меня прямо над головой, я увидел то, чего видеть никак не желал. От заметившего меня Ханта и его печального лица я быстро перевёл взгляд на Фи, которая также приметила моё искалеченное тело. Этот взгляд причинял боль. Жалил, словно оса. Бил по тем местам, по которым ни одно копьё в жизни не попадёт. Сжимал внутри всё до зуда костей. Взгляд, в котором читалось столько эмоций, сколько ни одна картина не сможет описать. Печаль, грусть, сострадание, гнев, страх, беспокойство и... И любовь. И всё это я успел увидеть всего за какую-то секунду, спустя которую меня придавило тем, что некогда было сводом этой треклятой пещеры...

Утро. Хотя нет, вряд ли. Часов поблизости не было, так что оставалось ориентироваться лишь на свои ощущения, согласно которым прошло не более пары часов. Краткая оценка ситуации привела к крайне неприятным выводам. Первым делом, мне в салат раздробило левую заднюю ногу. Огромный валун просто вмял её в землю. Во-вторых, другим куском камня меня сильно сдвинуло в сторону, из-за чего засевшее в моей тушке копьё сильно сместилось и порвало рану ещё сильнее, тем самым сильно ускорив кровотечение. В-третьих, самое пугающее... Всё это не приносило мне никакого особого дискомфорта, что говорило лишь о том, что...

—Солар!!! Солар! — доносились откуда-то издалека крики Фи.

Крики, слушать которые мне было невероятно больно. Где-то рядом с ней я слышал ещё чей-то голос. Точно определить я не смог, но предполагал, что это был Хант. Голос был суетливый, но негромкий, так что за грудой камней я попросту не смог разобрать, о чём шла речь.

—Нет!!! Нет!!! Аргх, отвали от меня! Солар!!

В голосе слышались слёзы. А я лежал и не мог понять, плачу ли я? Настолько притупились мои ощущения. Какой-то ещё голос что-то пытался говорить, но он был вообще тихим, так что я и не понял, кто это был.

Я пытался слушать дальше, но даже голос Фи стал мутным и неразборчивым, а кого-либо другого я попросту не слышал. В голову внезапно стрельнула мысль, что я, возможно, так и не смогу исполнить своё обещание перед Пинки. Прости, Пинки... У меня не хватало сил даже обдумать поцелуй Фи.

Я понял, что устал.

Я понял, что пора отдохнуть.

Я понял, что пора поспать...

День XI: Возвращение домой

Утро. Оно встретило меня уже несколько непривычным солнечным светом, бьющим в окно и неприятным путём призывающим просыпаться. Так и быть, доставучая лампочка, встаю. Дома никого не было, что выглядело довольно уныло. Это практически выгнало меня на улицу, пройтись по Понивиллю и повидаться с теми, с кем была острая нужда пообщаться.

В доме в принципе было делать нечего. Заправиться вкусным чаем, сгрызть бутербродик, накинуть балахон да пойти. Бутер, правда, оказался очень сухим, но смоченный в чае пришёлся как раз.

Ну улице было крайне мало народу, что навело меня на мысль о том, что сейчас немного рано и все те, к кому мне хотелось заскочить, вполне могут спать. С тупым выражением лица постояв посреди улицы, мне пришлось пойти коротать время в чём-то, что особо небрезгливые могли бы назвать кафе. В этом пафосном киосочке мне предложили лишь три вида каких-то маффинов. Ожидая, пока все ну уж точно проснутся, мне пришлось сжевать 3 маффина максимально медленно, что раздражало, как меня, так и самого продавца.

Но наконец-то пони начали выходить на улицу в заметных количествах. Кто-то меня узнавал, судя по взгляду, но большинству было в общем-то плевать, что не удивляло. Первой в вымышленном списке к посещению была Пинки Пай.

Как значилось в моей памяти, Пинки жила вместе с семейством Кейков прямо на месте работы — в «Сахарном уголке». Внутри к моей любопытствующей фигуре подошла пышная кобыла с причудливой гривой, немного сонная, но уже находящаяся в процессе пробуждения.

—Здравствуйте, вы что-то ищете? — насилу бодрым голосом спросила она.

—Извините, мисс...

—Миссис Кейк, — уточнила кобыла и слегка рассмеялась. — Ну так, вы что-то хотели?

—О, да, я ищу Пинки Пай, где бы мне её найти?

—О, она у себя в комнате, у неё рабочий день начинается чуть-чуть попозже. Слушайте... Я же вас вспомнила! Поднимайтесь на второй этаж, первая дверь по правой стороне коридора. Не перепутайте, а то ещё мужа напугаете.

Оставалось лишь кивнуть и проследовать по указанным инструкциям. После двойного стука в дверь Пинки изнутри звонким «Да-да?» поприветствовала неизвестного пока что гостя. Мне пришлось самолично открыть дверь и войти в комнату.

—О, привет, Фьюри! Давно не виделись! — розовый комок радости всё же меня помнил и сразу узнал. Солар не зря хвалил её феноменальную память.

Молча я закрыла дверь и села на кровать. По неясным причинам мне это показалось жутко неудобным и я сползла на пол. Пинки с озадаченным лицом села напротив меня.

—Привет, Пинки... У меня... У меня для тебя не самые приятные новости.

Пинки заметно погрустнела в лице, но ничего не сказала, кивком намекая, что мне стоит продолжать.

—Первым делом ты должна мне пообещать, что попробуешь не выходить из себя и будешь держать себя в копытах.

—Я... попробую... Фьюри, не мучь меня...

Мне стало страшно. Я шла сюда и боялась всей этой ситуации, а сейчас, когда его подруга сидела прямо передо мной и с ужасом глядела на меня своими голубыми глазами, я и вовсе начала терять самообладание. Но она должна знать... А я обязана ей рассказать.

—Пинки... Солар... Он мёртв, — последнее слово прозвучало максимально твёрдо. Будь я мягче, могла бы потерять контроль над собой и прямо тут лечь, заливая пол слезами.

Пинки усердно сверлила меня взглядом. Вынести это было крайне тяжело и в конце концов я не смогла. Пинки, заметив мой отведённый взгляд, поняла, что я тут не шутки шутить пришла.

—Я знаю, что многие бы меня отговаривали говорить тебе это, но Солар бы не простил, если бы я утаила от тебя подобное.

Прерванное молчание подействовало на Пинки удручающе. Её кудрявые пышные волосы распрямились, опустились и потемнели. Солар как-то в своих ночных бреднях упоминал, что Пинки в таком виде была очень красива. И это действительно так, но это лишь пополняло чашу горя. Я сразу начала представлять, какой бы Солар и Пинки были прекрасной парой.

—К-как это произошло? — хрипло и слабо спросила она.

—Ты уверена, что хочешь это знать? Я не хотела рассказывать, но...

—Расскажи, я хочу знать... Пожалуйста.

Что ж, пожалуй, Пинки имеет право знать.

—Я... принесу чай, — прервала меня Пинки и ушла, не дав оспорить.

Мне же оставалось лишь нелепо оглядываться. Удивительно, но комната Пинки была совсем не такой, какой я ожидала её увидеть. Вещи были аккуратно сложены, кровать не менее аккуратно застелена, на письменном столе всё стояло ровненько и эргономично. Там же я заметила записку, на которой в глаза сразу бросалась подпись. Солар Блейд. Остальная часть записки была прижата книгами, а рыться в чужих вещах мне не хотелось, даже если это было связано с ним.

Спустя некоторое время пришла Пинки, а за ней миссис Кейк с подносом, на котором несла две кружки ароматного чая. Сначала миссис Кейк злобно на меня посмотрела, ведь я обидела их сожительницу, к которой они относились как к дочери, но потом разглядела моё выражение лица и тут же смягчилась. Она поставила поднос на пол и молча ушла, аккуратно закрыв дверь. Пинки заметно выплакалась, судя по красным глазам и частому шмыганью носом.

—Давай...

Для начала, я рассказала Пинки всё, что посчитала важным про всё время, что мы пробыли за Горизонтом, опустив всякие неважные детали вроде нашего похода в игровой зал или выступление Магессы. Дошла я до момента, который, как казалось мне, был началом конца.

Поцелуй. Никогда бы не подумала, что наконец разберусь в своих чувствах и поцелую Солара. Первую долю секунды это ощущалось неправильно, но потом пришло понимание, что всё так, как и должно быть. Хант, наставник Солара и один из самых важных членов Сопротивления, подозвал его к себе, мягко намекнув, что не совсем понял наши отношения

Солар ушёл прочь, исполнять свой долг и совершать убийство. От попытки всё это обмозговать меня отвлекла Шис.

—Рейзор! Фьюри! У нас ещё три десятка зарядов! Давай, потом поругаемся друг на друга, а сейчас на тебе пять из них!

Что ж, видимо, у меня тоже был свой долг. Я молча подчинилась, хватала заряды и устанавливала их под потолок. Многие думали, что заряды просто лепятся, но не всё так просто. Каждый заряд выглядел как небольшой бур и его нужно было вонзить в потолок и вкрутить до упора. Таким образом, во время детонации взрыв получался направленный и разрушал непосредственно камень. Трудно было сказать, сколько точно времени уходило на установку одного такого заряда, но явно не «ткнул и полетел дальше».

Почти идеально вовремя, в момент установки последнего заряда, был отдан приказ всё подрывать. Шис вместе со своим самым приближённым пегасом быстро созвали всех членов моей группы, чтобы никого не завалило обломками. Все наши уже закончили и в быстром темпе сваливала куда подальше. Кто-то был достаточно напуган, чтобы улететь аж до самого убежища Сопротивления, предположительно.

Прогремели взрывы. Почему-то я думала, что взорвутся все заряды разом, но нет, взрывы шли волной. Я невольно засмотрелась на то, как это красиво выглядело, но меня чуть ли не пинком поторопил Хант...

Хант...

Хант был с Соларом...

Наши с Хантом взгляды автоматически упали в то месте, где был Солар. Если попытаться описать все свои мысли одним словом, когда я увидела Солара, истекающего кровью, с торчащей из груди палкой, то этим словом будет «кошмар». Остальные мысли отключились. Начисто. Одним только инстинктом я рванула вперёд на максимально возможной скорости. В полёте меня что-то схватило. Ровно в тот момент, когда на меня должен был упасть огромный кусок камня с потолка. Схватившее меня что-то резко рвануло мою тушку назад, да с такой силой, что ощутимо повредило мне крылья.

Когда я очухалась от этого рывка, Солара уже не было видно — впереди виднелись лишь горы камней. Рядом со мной стоял тот странный единорог, которого Солар называл «тенью». Он что-то говорил. Кажется, извинялся за крылья. Но мне было не до того. Неспособная летать, я побежала туда, где по моим предположениям сейчас был захоронен Солар. У него в груди торчало копьё, а вокруг была заметная лужа крови — ему нужна помощь и немедленно! Я начала в ужасе копаться в камнях. Но была проблема... Эти камни весили раза в два, а то и в три больше, чем я. Но мозг в тот момент отказывался думать рационально и я пыталась их поднимать и отшвыривать. Пару раз это даже удалось, но большинство булыжников оставались непреодолимой преградой.

—Солар!!! Солар! — кричала я, не в силах себя сдерживать.

—Фьюри, успокойся. Сейчас подойдут наши единороги и растащат завал. Фьюри, ты слышишь меня? — пытался говорить со мной Хант.

Через какое-то время меня схватил тот бугай, вроде бы Фоллен. Они что-то мне говорили, но я попросту не обращала на них внимание.

—Нет!!! Нет!!! Аргх, отвали от меня! Солар!! — пыталась я вырваться из могучих копыт стража-ренегата.

—Хейло! Успокой её! — матёро крикнул здоровяк.

Хейло Хэви, лидер всей этой мракобесии махнул рогом возле моей головы и я ощутила резкую слабость, размякнув в зажиме Фоллена. Перед моими глазами Хейло, «тень» и Ронгсайд в быстром темпе растаскивали булыжники. Опустив взгляд, я заметила, что своими безуспешными попытками раскопать завал я искалечила себе передние копыта. Меня клонило в сон, но я не могла себе этого позволить.

—Поспи, я разбужу, когда мы его раскопаем, — серьёзно сказал Фоллен.

Мне не хотелось этого делать, но расслабленный заклинанием организм кричал о том, что надо. От своей бесполезности мне хотелось свернуть Хейло шею. С этой мыслью я и отключилась.

Как и обещал, Фоллен разбудил меня. Я очнулась уже бодрой и мигом побежала в бывший завал. Где-то наверху Хейло и «тень» стреляли в небо сигнальными огоньками. Ронгсайд с грустным видом стоят и смотрел на меня, безмолвно подзывая поближе. Я медленно подошла к расчищенному месту и увидела его...

Солар лежал на земле, слегка облокотившись о камень. Левую заднюю ногу ему размозжило в лужу. Видимо, камень упал плашмя. Из груди торчало злосчастное копьё, которое каким-то чудом не переломилось. Сам Солар лежал со спокойным лицом и закрытыми глазами, склонив голову набок. Сдерживать слёзы было невозможно, но рыдать я не начала. Слёзы просто вытекали и падали на землю. Я медленно, будто пытаясь не разбудить спящего, подошла к нему и присела рядом, нежно обняв. Он был ещё тёплым, но уже точно не дышал. Это лишь пугало ещё сильнее, ведь по сути означало, что он умер совсем недавно... Может быть, если бы единороги работали усерднее, они бы смогли спасти его... Или он бы умер у меня прямо на копытах...

Не отжимаясь от Солара, я оглянулась. Рядом продолжал стоять Ронгсайд, на морде которого была неприкрытая скорбь. Где-то вдали стояли Фоллен, рядом к которому прижалась и плакала Ц'Карра, продолжая смотреть на меня. Неподалёку от неё стоял тот земной пони, с которым Солар недавно подружился, Фар, кажется. Где-то совсем далеко я заметила рыдающую Дивинити.

Я немного успокоилась. Ну, насколько можно успокоиться, когда обнимаешь умершего брата... Ко мне подошёл Хейло.

—Мы похороним его со всеми почестями, — сказал он.

—Нет! — крикнули мы с Ронгсайдом абсолютно синхронно, что меня немного удивило. Хейло с любопытством, но молча ждал объяснений.

—Солар всегда желал, чтобы его тело кремировали, — строго утвердил Ронгсайд.

Да, это действительно было так. Солар верил, что тела лучше сжигать. Труп в земле начинает заражать эту самую землю, а развеянный прах особого вреда никому не приносит. К тому же, многие единороги обучались сжигать без создания пепла.

—Что-нибудь ещё? — спокойно спросил Хейло.

—Да, я хочу забрать его балахон... и это проклятое копьё.

—Хорошо, — снова спокойно сказал лидер Сопротивления.

Меня отвели в сторону, пока с Солара снимали балахон, вынимали копьё из груди и укладывали на носилки. Я не сразу поняла, но всё это время я беспрестанно роняла слёзы на землю.

—Сожжём его здесь или в Понивилле? — спросил меня внезапно возникший рядом Ронгсайд.

—В Понивилле.

Ронг кратко кивнул и отошёл в сторону.

—Фьюри? — обратился ко мне Хант.

—Да?

—Я... Мне неудобно, но... В общем, вот, — сказал он и протянул мне накопытник. — Это его клинок, именно им он дрался в своём последнем бою. Я видел, что ты взяла копьё и решил, что тебе захочется забрать его себе. Извини, если это не так.

—Нет-нет, я возьму... Спасибо.

—Не благодари. И... Мне жаль, что всё так произошло, — сказал он уставшим голосом и скоропостижно ушёл.

Клинок Солара был украшен размашистой царапиной вдоль всего корпуса, который в свою очередь был заметно помят. Видимо, на него тоже приземлился один из этих чёртовых камней.

Через какое-то время всё же прибыла она... Принцесса Селестия в окружения своей почётной стражи приземлилась в самое относительно пустое место. Взглядом, полным сожаления, она осмотрела окрестности. К ней подошёл Хейло Хэви и начал что-то говорить, видимо, объясняя всё произошедшее.  Я сидела достаточно далеко, чтобы ничего не слышать. Говорили они долго и это можно было понять, ведь принцессе столько всего предстояло узнать о произошедшем.

Через какое-то время я ощутила чьё-то присутствие. Подняв голову, я увидела, как принцесса смотрит на меня, не произнося ни слова.

—Вы что-то хотели? — усталым, заплаканным голосом спросила я.

Принцесса сразу осанилась и слегка отошла от меня.

—Я хотела выразить свои соболезнования...

—Мне? Из-за Солара? Он не единственная жертва этого дурацкого конфликта.

—Безусловно. Но я не буду врать — видеть смерть близких или хотя бы знакомых всегда тяжелее. Я разговаривала с Соларом Блейдом всего единожды...

—Да, он говорил, — прервала я её, не испытывая никакого стыда по этому поводу.

—Так вот, тогда он показался мне очень хорошим пони. И вновь буду честна — я в далеко идущих планах собиралась посватать его со своей ученицей, — принцесса задумалась. — Думаю, ей стоит знать...

—Я сама расскажу Твайлайт. И всем остальным.

—Ты уверена?

—Так надо…

—Так тому и быть... — Селестия собиралась было уходить, но всё же обратилась ко мне вновь. — Мне сказали, что он хотел кремации. Если хочешь, я могу лично сжечь его тело.

Я долго думала над ответом. Принцесса всегда отличалась невероятной терпеливостью и стойко ожидала моего ответа. Но одна глупая мысль сидела у меня в голове с той самой поры, как я только увидела Её Величество здесь, за Горизонтом.

—А вы не можете воскресить его?

Как я и ожидала, принцессу это сильно озадачило, но вовсе не возмутило.

—Магия в нашем мире способна на многие чудеса, но даже у неё есть пределы. Вернуть к жизни умерших она не способна. За все годы, что я живу, многие пытались это сделать. И я в том числе. И Луна тоже. И Старсвирл. И Иммортал Спектр. Но выводы были просты и печальны — смерть окончательна. Находились безумцы, умудряющиеся оживлять тела, но из них получалась лишь жалкая оболочка, в которой не оставалось ничего от изначального пони, кроме внешности. Да и та постепенно сгнивала под гнётом лет. Мне жаль, — возможно, принцесса была действительно мастерской актрисой, но может быть и так, что она действительно сочувствовала мне. Стыдно признаться, но мне было плевать на её эмоции.

—Хорошо... Сожгите его тело. Но не здесь. В Понивилле, — сказала я и снова уткнулась себе в грудь, продолжая не обращать внимания на всё остальное.

Принцесса ушла. Тихо и больше меня не беспокоя. Я же пыталась перейти к чему-то вроде медитации. Отбросить все мысли о Соларе, о том, что будет дальше, о том, как я буду рассказывать его подругам об этом, о том, что будет со мной. И если первые несколько минут были мучительно неудачными, то потом у меня всё же получилось не думать ни о чём.

Пока я медитировала, принцесса Селестия уже собрала огромный отряд своей стражи, которая методично заковывала в кандалы и магические блокираторы всех ренегатов и инсургентов Горизонта. Погибших выносили на специальных длинных колесницах, в каждую из которых вмещалось по десятку. Сбоку подошёл Ронгсайд и предложил нести вещи Солара в телезахвате, пока мы добираемся до Понивилля.

Возле самого Понивилля принцесса спустилась на землю и взяла тело Солара, уложив его на отдельные носилки. Вокруг него помимо меня и принцессы собрались Ронгсайд, Хант, Дивинити, Ц'Карра и Фар Фроу. Селестия собиралась произнести прощальную речь, но я её остановила и попросила сделать всё быстро и тихо. Солар не любил унылых похоронных речей. Ему всегда казалось, что чем быстрее пройдут похороны, тем быстрее их забудут. А чем быстрее похороны будут забыты, тем быстрее родственники смогут снова зажить нормальной жизнью, без печали и скорби.

Напоследок я подошла к брату и нежно поцеловала его в лоб. Принцесса кивнула и коснулась своим рогом Солара. По его телу пошла оранжевая рябь, постепенно превращая всего его в сгусток неполыхающего пламени. Как только огонь поглотил его полностью, его тело исчезло, не оставив и следа. Как он и хотел.

—Фьюри? — обратилась ко мне принцесса. Я не говорила ей своего имени, так что скорее всего она узнала его от кого-то ещё. — Кажется, это принадлежит тебе.

Принцесса подняла с носилок амулет Солара, гагат в серебряном обрамлении... Я готова была разбить себе голову о стену от стыда, ведь я совсем забыла об этой вещице. Повертев его в копытах, я снова смогла увидеть уже виденные однажды буквы S и B.

—Переверни его, — мягко сказала Селестия.

Я сделала, как она сказала, и на тыльной стороне заметила похожую гравировку. Повертев амулет ещё раз, я увидела чётко различимые буквы F и R. Это стало последней каплей. Я расплакалась так, как не плакала никогда. Весь тот накал эмоций, все те чувства, что я пыталась сдерживать, всё это вырвалось наружу. Ко мне подошла Дивинити и присоединилась к моему потопу. Чуть позже под крыло забралась Ц'Карра, которая за всё это время не проронила ни слова. Жеребцы стояли и сидели в стороне, делая стойкий вид, но получалось у них не очень. Ронгсайд даже немного прослезился, отбросив глупую мужскую гордость. Принцесса Селестия же сидела спокойно, но на её лице уже несколько минут держалось выражение полнейшей скорби. Неважно, насколько сильно, но Солар повлиял на всех присутствующих здесь пони. На кого-то в большей степени, на кого-то в меньшей.

Дивинити слегка отошла от меня, не решаясь нарушить тишину, но утвердительные взгляды со всех сторон всё же смотивировали её наконец высказаться.

—Эм, я не хочу никого расстраивать, но я бы хотела отдохнуть.

—Она права, нам всем надо бы хорошенько выспаться. Тебе тоже, Фьюри, — рассудительным тоном сказал Хант.

—В Понивилле есть гостиница. Мест там немного, но вам должно хватить, — уточнила принцесса.

—С-спасибо. Всем вам. Я, пожалуй, лучше действительно пойду отосплюсь. Ронгсайд, могу я пожить у тебя? — решила уточнить я.

—Спрашиваешь ещё, конечно можешь. Его дом — твой дом. Я всё равно направлюсь в дворец с принцессой, нужны кое какие тонкости касательно Горизонта.

—Что ж, всем до встречи. Мне ещё завтра нужно будет всем рассказать об... — я не договорила, но все и так всё поняли

В доме было... уныло. Я зашла в его комнату и стало ещё тяжелее понимать, во что превратилась моя жизнь. Первым делом я положила его вещи на кровать. Из его накопытника-клинка вывалился небольшой мешочек, в котором обнаружились те самые любимые Соларом кристаллы: осветительный и нагревательный. Я тут же вставила осветительный на его место и включила свет. После долгого нахождения в ночной тьме глаза немного слепило, но они быстро привыкли. На свету я заметила, что балахон Солара был весь в крови и отправилась в ванную, чтобы отмыть его.

Не знаю, на что я рассчитывала, но кровь крайне слабо отстирывалась, как бы усердно я не полоскала одеяние. Тем не менее, в конце концов оттенок крови стал лучше сочетаться с цветом самого балахона и я решила, что так будет достаточно.

Вернувшись в комнату, я повесила балахон сушиться, а сама стала с тупым видом рассматривать копьё. Примерно с середины древка копьё было полностью в крови, из-за чего отливающий когда-то красивым серебром наконечник сейчас был матово красным. У меня было желание повесить его где-нибудь, но пока я просто поставила его в угол.

Клинок был не очень сильно повреждён, но нацепить его себе на копыто у меня не получалось — его всё же слишком помяло. Но, думается мне, пара аккуратных ударов изнутри и накопытнику можно будет принять былую форму.

Больше мне ничего не оставалось, кроме как лечь спать. Я просто грохнулась на кровать, стараясь ни о чём не думать, чтобы быстрее заснуть.

Я поняла, что устала.

Я поняла, что пора отдохнуть.

Я поняла, что пора поспать...

Пинки смотрела на меня взглядом, точно описать который я бы не смогла никогда. Меня это даже немного пугало, но она быстро сменила его на что-то более привычное. На скорбь. Я заметила, что она выпила весь свой чай, пока я даже не притронулась к нему. Затем её взгляд скользнул на мои копыта, которые, как я сама только что заметила, до сих пор испещрены следами моего порыва выкопать Солара из-под того завала. Пинки посмотрела чуть выше и заметила дыру в балахоне, а чуть позже смогла разглядеть следы неудачно отстиранной крови.

—Фьюри... Мне жаль, — сказала она, не поднимая взгляда.

—Я знаю... Я... пожалуй, пойду. Мне ещё кое-кому рассказать надо. И Пинки?

—Да? — спросила она со всё тем же опущенным взглядом.

—Постарайся не потерять себя. Ты же знаешь, что Солар такого бы не хотел.

Буду надеяться, я всё сделала правильно. Уж кто-кто, а Пинки не должна меняться. Следующей в моём списке была Эпплджек. Я не знала точно, насколько близкими друзьями они были с Соларом, но неважно — наметила себе цель, значит надо ей следовать.

Эпплджек была на ферме. Вместе с братом они загружали телегу яблоками для, вероятно, продажи. Как только она меня заметила, сразу быстрым темпом подбежала поближе.

—Фьюри? Что? Что-то случилось? — обеспокоенно спрашивала она, заметив моё не самое радушное настроение.

И я ей всё рассказала. Конечно, не так красочно и точно, как передала эту историю Пинки, но всё же сохранив все основные события. Биг Мак ходил неподалёку, делая вид, что проверяет телегу, но по характерному колебанию ушей было хорошо видно, что он слушает.

—О, сахарок, я... Я не знаю, что и сказать... — с трудом произнесла она, как только я закончила.

—Ничего не говори, ЭйДжей, всё и так понятно... Я пойду, если ты не против.

—Да-да, конечно... — выбитым из колеи голосом сказала она и о чём-то задумалась, уставившись в землю.

Где живёт следующая по списку, я не знала. Осталось поспрашивать народ по пути, чтобы наконец найти Лиру Хартстрингс. Выяснилось, что собственного дома у неё нет и она жила у какой-то близкой к пожилому возрасту пары. На месте оказалось, что Лира от них давным-давно съехала. Для удобства она оставила старикам свой новый адрес, которым они со мной любезно поделились. Интересно, их как-нибудь смущал тот факт, что Лиру разыскивала пегаска в окровавленном балахоне?

По означенному адресу мне попался до отвращения милый домик. Даже для Понивилля он был слишком яркий и цветастый. Я постучала в дверь и через долгие тридцать секунд дверь открыла кобыла с нежно-кремовой шёртской и некрасивыми кудрями.

—Да, чем могу помочь? — спросила она почти на автомате.

—Здравствуйте, я ищу Лиру Хартстрингс. Мне сказали, что она проживает здесь, — после этих слов кремовая кобыла заметно покраснела и замялась.

—Д-да-да, секунду. Ли-и-ира!

—Оу? — донеслось откуда-то со второго этажа.

—Тут с тобой хочет поговорить... эм...

—Фьюри Рейзор, сестра Солара, — уточнила я.

—...Фьюри, сестра Солара, — докончила кремовая кобыла.

Через некоторое время ко мне спустилась изящная единорожка прекрасного аквамаринового окраса и с очень красивой мятно-зелёной гривой. Да, Лира была крайне привлекательной кобылой и я снова представила Солара с его подругой в качестве парочки. Солару пришлось бы постоянно огрызаться на других жеребцов, ведь за такой красоткой они бы табунами бегали. Но сейчас всё это лишь забавные грёзы и способ отвлечься от правды.

—Эм, привет! — весело поздоровалась со мной лучшая подруга Солара. Нет, это была не его оценка. Это я так решила, вспомнив, что именно с ней Солар был наиболее весел и позитивен. Ну а если это не так, то и поделать с этим нечего.

—Привет, Лира. Меня зовут Фьюри Рейзор, я сестра Солара Блейда. И у меня плохие новости, — вся эта фраза прозвучала у меня как-то сухо. Ну и пусть.

—Я давно не видела Солара, что-то случилось? — обеспокоенно спросила она. Действительно обеспокоенно, что было для меня очень приятно, ведь это значило, что ей было не плевать на него.

—У меня очень плохие новости...

Лира поняла, что дело действительно не заслуживает ленивой переброски парой фраз на крыльце и пригласила меня внутрь. С кухни пахло чем-то очень вкусным, но съеденной с утра бурды мне пока хватало, чтобы не голодать. Лира жестом усадила меня в кресло, а сама в напряжении села на диван. В городке многие говорили, что Лира частенько сидит на лавочках в очень странной позе, но сейчас она уселась так, как и положено пони. Её кремовую подругу это, судя по всему, встревожило и она внимательно ожидала, когда я начну говорить.

—Солар мёртв... — выпалила я.

Я пыталась быть стойкой, но эти слова всё ещё терзали меня. Причиняли боль, будто резали ножом прямо по сердцу, медленно и с садизмом. В глазах Лиры виднелось неверие. И мне было интересно: она просто не верит незнакомой пегаске, назвавшейся сестрой её друга, или же не желает верить услышанному. Мне хотелось, чтобы был второй вариант. Мне хотелось знать, что у Солара действительно есть любящий друг, который будет всем сердцем скорбеть по нему. Мне хотелось знать, что его смерть выбила из привычного русла не только меня. Да, это было плохое желание и он явно бы этого не одобрил. Но он также никогда не одобрял скрываемых чувств и желаний.

Пауза несколько затянулась и я показала Лире амулет Солара, который отныне и до конца моих дней будет висеть на моей шее. Я не знала, показывал ли Солар этот амулет Лире, но почему-то посчитала, что это сработает как фактор убеждения.

—Это... его подвеска, — она узнала амулет и быстро сменилась в лице, осознавая произошедшее. — Значит, Солар... нет...

—Лира... — попыталась успокоить её кремовая подруга, но та остановила её поднятым копытом.

—Расскажи, как всё было, — твёрдо сказала Лира, хотя и с трудом себя сдерживала.

И я всё рассказала. Вновь, уже в третий раз за сегодня. Поначалу я собиралась сократить рассказ ещё сильнее, чем тот вариант, что я поведала ЭйДжей, но увидев Лиру в жизни, её глаза и ужас в них, я всё же решила поведать всё максимально подробно. Так, как рассказывала всю эту историю Пинки. Её кремовая подруга, имя которой я то ли не знала, то ли забыла, приготовила нам всем чаю и принесла каких-то конфет, но никто ни к чему из этого даже не притронулся.

Надо вновь признать, я боялась сегодняшнего дня. Мне было страшно увидеть Пинки и её реакцию. Мне было неловко рассказывать об этом Эпплджек. Но именно в глазах Лиры я увидела то самое чувство потери и всю ту боль, которую испытывала я. Я плохо знала Лиру, но мне кажется, что будь мы знакомы подольше, определённо бы стали подругами.

Я закончила рассказ. Слёзы в последнее время стали чем-то обыденным и постоянным. Вот и сейчас мокрая мордашка Лиры была самым ожидаемым исходом этой встречи. Её подруга не проронила ни слезинки, но всё равно пребывала в унынии. Чай уже остыл, но я всё же залпом выпила свою кружку. Был он вкусный или нет — я попросту не обратила внимания.

—Ф... Фьюри? — из-за пересохшего горла Лира немного запнулась. — Могу я прийти в его дом?

—Эм, а зачем? — быстро спросила я первое же, что пришло мне в голову.

—Не знаю. Просто приду...

—Конечно.

Я молча встала и ушла, не желая как-либо тревожить Лиру сверх меры. Когда я уже закрыла за собой входную дверь, до меня донеслись звуки разговора Лиры с её подругой. Я невольно решила прислушаться.

—Ну? И кто этот Солар? У тебя с ним что-нибудь было?! — кремовая кобыла втирала Лире какой-то ревностный бред.

—Бон Бон? Что... Что ты такое говоришь?

—Лира, я хочу знать!

—Бон Бон! Он мёртв! Мой лучший друг мёртв, а ты спрашиваешь, были ли мы любовниками?!

—Да, Лира! Я спрашиваю! Теперь он, оказывается, ещё и твой лучший друг, видите ли!

—Да если бы не он, у нас бы с тобой могло ничего и не получиться, Бон Бон!

Я не выдержала нарастающего бреда и постучала в дверь. Поссорившиеся подруги появились на пороге и уставились на меня, делая всё для того, чтобы не смотреть друг на друга.

—Не моё, конечно, дело, но вам не кажется всё это глупым?

—Что ты имеешь в виду? — агрессивным тоном спросила Бон Бон.

—Я имею в виду, что Солар никогда бы не одобрил ссоры между близкими подругами, — сказала я, вложив в голос возможный максимум доступной мне строгости.

Лира стыдливо опустила глаза. Я хотела было добавить что-нибудь, но никаких мудрых слов в моей голове так и не нашлось. В итоге я просто ушла, искренне понадеявшись на благоприятный исход их разногласий. Настолько искренне, что уже ждала, когда же Лира зайдёт к нам домой, чтобы поделиться новостями. Да... К нам...

Что ж, это было тяжело, но мои дела на сегодня ещё не закончились. Осталась последняя в списке — Твайлайт Спаркл. У входных дверей замка я встретила Флаттершай и Рейнбоу Дэш, которые болтали о всякой лабуде. Увидев меня, Рейнбоу злобно уставилась, а Флаттершай начала отводить глаза туда-сюда, лишь бы не смотреть на меня.

—Эй! Ты что-то хотела? — отвратительно гадким тоном спросила меня радужная пегаска.

—Да, мне нужно увидеть Твайлайт.

—Она занята, так что можешь идти домой, — Рейнбоу слегка смягчилась, но негативное первое впечатление пока не выветрилось.

—Не выйдет. Мне нужно с ней поговорить.

—Эй, тебе же сказали, что она занята, — сказала Рейнбоу и угрожающе пошла на меня.

Я инстинктивно встала в боевую стойку и приготовилась к агрессии со стороны Дэш. Как бы многие её не любили, она всё ещё оставалась задиристой, заносчивой и импульсивной дурой. Не в интеллектуальном смысле, но в плане отношений с незнакомцами. Рейнбоу лишь подтвердила мои мысленные слова и ударила меня ленивым прямым тычком копытом. Рефлекс сработал идеально: я обхватила её ногу своей правой, притянула к себе, ударила той же ногой ей по шее, несильно, с целью ошеломить. Пока от лёгкого удара Рейнбоу отвела взгляд в сторону, я закончила приём ударом левой ногой ей чуть-чуть дальше плеча.

Я обожала этот приём. Он не требовал заламывать ноги или лапы, ломать кости или впечатывать оппонента лицом в землю, но при этом удар был достаточно болезненный и быстро вправлял мозги. Рейнбоу невольно прижала болящее плечо и собиралась было напасть снова, но кто-то прервал нас.

—Эй! Что тут происходит? — командирским тоном спросила ЭйДжей, суровой поступью, надвигаясь на нас.

—Эта оторва пытается прорваться в Замок к Твайлайт, хотя ей чётко было сказано...

—Пусть идёт, — перебила её Эпплджек.

—Но...

—Пусть идёт, Рейнбоу, — серьёзный тон мигом остудил пыл радужной воительницы.

Я одобрительно кивнула и постучала в дверь. Я ожидала, что ничего не произойдёт и я зайду сама, но буквально через секунд дверь открыл Спайк, кивком поздоровался и собирался было меня послать куда подальше, но увидел что-то, что ему показывала скорее всего Эпплджек, и покорно впустил меня, кратко объяснив, где найти Твайлайт.

Твайлайт стояла в большом зале с огромным столом в центре, на котором была нарисована карта Эквестрии. Нет, не нарисована. Она было полупрозрачной, будто призрак. Будь я умнее, смогла понять, как это дело назвать, но не судьба. С Твайлайт общалась та изящная единорожка, Рэрити, и ещё какой-то представительского вида пони в красивом чёрном пиджаке с ярко блестящими золотыми пуговицами на рубахе. Он говорил на каком-то непонятном мне языке и Рэрити, судя по всему, была переводчиком.

—Твайлайт, я прошу прошения, но у меня срочный разговор.

—Оу, эм, но у меня важная встреча. Минутку, а кто тебя пустил? — она заметно растерялась, поэтому в её словах четырежды сменилась интонация.

—Эпплджек. Ну и Спайк.

—Дорогая, я по глазам твоей гостьи вижу, что что-то действительно серьёзное. Может мы с графом выйдем на несколько минут? — вежливо предложила Рэрити. Должна признать, говорила она очень красиво и обходительно, что меня в какой-то мере купило и я сразу начала относиться к ней получше.

—Эм, ну если так, то да. Проводи его в гостиную, предложи чего-нибудь вкусненького. Устроишь?

—О, дорогая, никаких проблем. Цзей джу... — дальше она начала говорить на том самом непонятном языке, подтвердив мою догадку о работе переводчицей. Представительный пони учтиво кивнул, озадаченно посмотрел на меня и Твайлайт, и ушёл вслед за Рэрити.

Твайлайт прочистила горло и, строя из себя принцессу, вежливо обратилась.

—Здравствуй, Фьюри. Что стряслось?

—У меня не самые хорошие новости. Солар мёртв.

Твайлайт округлила глаза и через секунду невольно присела. Несколько раз она пыталась найти встречный утешающий взгляд со стороны, но ей попадался лишь мой, преисполненный суровой правдой.

—Т-то есть как умер? — медленно и неуверенно спросила она.

Я начала было рассказывать историю, не успев решить, какой её вариант выбрать, как Твайлайт остановила меня взмахом копыта.

—Нет, я... Я, наверное, не хочу слышать. Просто... Просто скажи, быстро ли это было.

—Я... Я точно не знаю... Но… — я показала ей дыру в своём балахоне. — Он истекал кровью. И его придавило камнями. Когда мы его раскопали, он был уже мёртв.

Меня пугала хладнокровность, с которой я всё это говорила, но мне хотелось утешать себя тем, что я просто хочу побыстрее избавиться от подобной ответственности. А может быть я просто успела выплакать всю горечь на сегодня... Твайлайт же с испуганными глазами сидела и с ужасом понимала, что я говорю правду.

—Нет... Нет-нет... Но ведь... Но... Я... Мне нужно побыть наедине…

Твайлайт не дождалась какой-либо реакции с моей стороны и медленным шагом утопала куда-то в дебри своего Замка. По пути назад я попала в гостиную, где Рэрити всеми силами пыталась развлечь гостя какими-то рассказами, понять которые мне мешал языковой барьер. Она резко прервала свой рассказ каким-то вежливым словом, которое, вероятно, означало «простите»

—О, мы можем продолжать?

—Боюсь, что нет. Она сейчас не в самом лучшем настроении.

—Что-то случилось, дорогая? — с обеспокоенным лицом спросила Рэрити.

—Солар погиб.

—О Богини... Какой ужас... Но, к сожалению, я не знаю, кто это, — устыдилась белоснежная кобыла. Ну или качественно отыграла стыд.

—Нет, знаете... — прощальным тоном сказала я и быстро показала ей амулет Солара, с созданием которого она ему помогала. Судя по реакции Рэрити, она побрякушку узнала и тоже впала в некоторое сконфуженное состояние.

Да, Фьюри, ты сегодня просто молодец... Стольким пони испортила настроение... Но с другой стороны теперь все всё знают и мой список задач пуст. Возвращаясь домой, я задумалась над этим сильнее обычного. Что делать дальше? Чем заняться? А когда закончится отпуск, хватит ли мне сил работать в Клаудшифте дальше? Смогу ли я покинуть Понивилль? И смогу ли я свыкнуться с мыслями о том, что мне придётся существовать без него...

На подходе к дому я увидела сидящую на крыльце Лиру. Я, конечно, помнила, что она хотела зайти, но не так рано.

—Привет, Лира, — скучающим голосом поздоровалась я. — Извини, я не думала, что ты зайдёшь сегодня. Надо было сказать, что меня долго не будет.

—О, ничего страшного, я прождала всего... Ну, не знаю точно, но где-то минут пятнадцать. О, и да, привет...

Я невольно улыбнулась. Вполне вероятно, что впервые за сегодня. Лира зашла первой. Я уж собиралась направлять её и говорить, где чья комната, но вспомнила, что единорожка была здесь как минимум пару раз со слов Солара. Гости и так ходят по чужому дому медленно, но Лира шагала невероятно короткими отрезками, будто боялась того, что её там может встретить.

Но так как нас долго в этом самом доме не было, а мне было совсем не до наведения порядка, то комната Солара оставалась упорядоченно захламлённой, как он любил. Был бы он здесь, безошибочно бы назвал координаты каждой крошки под каждой скомканной тряпкой.

Лира молча осматривала комнату грустными глазами, иногда всхлипывая и с трудом сдерживая слёзы. На некоторые предметы она смотрела с каким-то особенным благоговением, даже тянулась копытом, чтобы подержать, но каждый раз передумывала. С каждым таким предметом у них с Соларом была какая-то, пусть даже и мелкая, но история. Какие-то я знала из его рассказов, какие-то оставались для меня тайной. Лира занималась осмотром почти сорок минут, но за всё это время я так ни разу ничего ей и не сказала. Зато мне в голову лезли странные мысли.

А именно — с кем бы Солар мог стать хорошей парой? Я снова представила его с Пинки и мне нравилось то, что я видела. Они оба весёлые и деликатные к чужому мнению пони. Давно друг друга знали и были готовы к любым закидонам. Солар с Лирой? Мне кажется, у них бы всё было просто идеально. Откуда такие мысли — понятия не имею. Солар с Твайлайт? Не знаю, почему, но я вообще не представляла их вместе. Вероятно, из-за того, что Спаркл уже не первый день топчет землю в чине принцессы. Последний вариант смущал меня сильнее всего. Солар и... я? Могли ли мы стать парой? Смогли бы мы наплевать на родственную связь? Смогли бы остальные пони привыкнуть к таким отношениям в их городке? Смог бы Солар полюбить меня так же, как полюбила его я...

Слегка выбив меня из размышлений, под самый конец своего осмотра Лира повертела накопытник с клинком и со странным выражением лица оглядела копьё. Я заметила, что она уже приглядывалась к этому оружию ранее, но прикоснулась к ним лишь напоследок. Не выпуская копьё из копыт, она твёрдо на меня посмотрела. Наверняка переняла этот приём у Солара. Тот тоже любил так посмотреть на собеседника, давая понять, что сейчас что-нибудь скажет.

—Так кто, говоришь, воткнул в него это копьё?

—Хант упоминал, что какой-то Хранитель. Ну, те пегасы с лезвиями. Хант потом его убил.

—И ты считаешь, что он отмщён? Виноват был только этот Хранитель?

Я задумалась. Серьёзно так задумалась.

—Может быть виноват тот, кто командовал Хранителями? Может виноват тот, кто хозяйничал этим Горизонтом? Может виноват каждый, у кого не хватило силы воли пойти против насильного заточения? Я уж молчу о тех, кто поддерживал их идеи... По мне, так каждый из них должен пойти под суд. Принцесса что-нибудь об этом говорила?»

Финальный вопрос выбил меня из раздумий.

—А? Да, их будут судить. Когда точно — неизвестно, нужно много обдумать и прочее, и прочее.

В наступившем молчании я тоже принялась осматривать вещи в комнате и чуть ли не сразу обнаружила между книг небольшой конверт. На конверте механически ровным шрифтом было написано «Лире» с маленькой припиской в углу — «От Солара».

—Лира? Кажется, это тебе.

Она аккуратно открыла конверт и вытащила оттуда небольшое письмо. Солар никогда не заклеивал конверты, считая, что это глупо и непрактично. Лира слезящимися глазами внимательно читала текст письма. Судя по глазам, она будто наслаждалась каждой буквой. Настолько медленно проходил этот процесс. Но вместе со слезами её лицо украшала счастливая улыбка...

—Это.. — прервалась она на шмыганье носом. — Это поздравление с днём рождения.

Ну тогда не ничего удивительно в столь долгом чтении. Солар старался всегда поздравлять максимально оригинально, каждый раз придумывая уникальный текст и учитывать все вкусы и предпочтения того, кого он поздравлял.

—Тут что-то ещё.

Она перевернула конверт и высыпала содержимое. Подарок не попал на копыто и Лира схватила его телекинезом, окутав нежным золотистым свечением небольшой кулончик. Нет, два кулончика. Единорожка показала мне один из них. Он был выполнен в виде лиры, на струнах которой покоилась конфета в ярком фантике, такая же, как у Бон-Бон на бёдрах. Второй выглядел идентично.

—Красиво и символично, — похвалила я амулеты, — как он любил...

Лира задумалась, после чего накинула оба кулона себе на шею, после чего положила письмо обратно в конверт и тоже забрала его с собой.

—Ты не против, если я буду заходить иногда? — сбивчивым голосом спросила она.

—Конечно не буду. Заходи, когда тебе будет угодно.

Она немного замялась, после чего подошла и крепко меня обняла. Так крепко и искренне, что я автоматически обняла её в отвёт. Я думала, что уже выплакала всё за сегодня, но мой треклятый организм где-то всё же нашёл очередное топливо для изливаемых чувств. Лира, не отпуская и не ослабляя объятий, сказала мне:

—Ты справишься. Ты сильная, Фьюри. Мы все справимся, как бы тяжело нам не было...

Я интенсивно закивала, будто меня в чём-то обвиняли и предоставили неопровержимые доказательства. Лира отпустила меня и, добавив краткое «Спокойной ночи, Фьюри», ушла.

Я оказалась в пустом доме, одна, без друзей, без брата и без любимого, без поддержки и без желания делать что-либо дальше... Любой психолог, даже если он обычный фермер, в такой ситуации сказал бы, что надо поспать. Напоследок с увидела характерное золотое свечение в окне.

—Спокойной ночи, Лира, — сказала я в никуда и без всяких приготовлений упала на кровать в попытке заснуть.

День XII: Раздумья

Утро. Сон был... Сна не было. Я уж собиралась обвинить Её Лунное Величество в том, что она забыла про меня, но потом вспомнила, что принцесса не создаёт сны, а лишь контролирует их. Вставать было ужасно не охота, но спустя пару часов естественные нужды в виде посещения туалета и банального перекуса всё же вытолкали меня из постели.

Видимо, во сне я очень сильно ворочалась, так как наутро было взлохмачена сильнее неухоженной швабры. Но потом я вспомнила, с каким удовольствием Солар смотрел на меня, когда я завязывала гриву в хвостик. В последнее время стало понятно, насколько сильно мне нравился этот его взгляд... На самом деле, задумавшись об этом сейчас, я понимаю, как много в его действиях и поведении мне нравилось... Даже больше, чем нравилось.

Но нет. Я отбросила все мысли и принялась наводить порядок в своём вороньем гнезде. Утомительно долгое расчёсывание, а затем и ужасно неудобное завязывание гривы с помощью небольшой резинки и вот, симпатичный хвостик был готов. Как Солар любил, часть волос с чёлки я оставила вне хвостика. Поглядев в зеркало со всех углов, я осталась довольна результатом. Не у каждого этого получалось, но я себе нравилась.

Перекуса простым куском хлеба оказалось мало и сразу после того, как я залезла в его балахон, позавтракала уже более-менее нормально. Перед выходом я ощутила некий странный дискомфорт. Краткий анализ ситуации дал понять, что это из-за отсутствия в балахоне дырок под крылья. Вчера было не до того, но сейчас это очень бросалось в... мозг?

Запомнив, где находится основание капюшона относительно моего тела, я сняла балахон и, ориентируясь на сделанный замер, отметила на балахоне места для будущих отверстий, взяв какой-то мелок или что-то вроде того. Ножа я не нашла, а потому почти тут же решила использовать клинок-накопытник. Впрочем, за ночь никакой чудо-инженер в дом не забегал и клинок всё так же оставался сломанным. А вот наконечник копья испорчен не был и даже наоборот — был хорошо заточен. Застывшая на нём кровь Солара уже не могла испачкать балахон и я со спокойной душой (нет) сделала два настолько аккуратных разреза, насколько хватало моей кривокопытности. На первый взгляд получилось в целом неплохо.

Я нацепила балахон и постаралась продеть крылья в созданные дыренья. Правое прошло хорошо. Немного запнулось, но уже снаружи чувствовало себя хорошо. Левое же не прошло. Не из-за отверстия, а из-за резкой боли, которая пронзила моё крыло. Я вспомнила, что там, за Горизонтом, кто-то резко дёрнул меня, когда я пыталась выкопать Солара. Я так и не узнала, кто это был, Хант или «тень», но не суть, винить я их не собираюсь. Может быть, было бы лучше, если бы мои перья сейчас отдирали от земли, но сложилось так, как сложилось.

Неаккуратность проделанных дыр всё же бросалась в глаза и я решила первым делом заскочить к Рэрити. Уже на улице выяснилось, что я додрыхла аж до полудня, что было крайне нерационально. Но зато это означало, что Рэрити уже точно проснулась.

Я издали заметила единорожку, что-то усердно творившую. Постучав в дверь, я услышал звонкое:

—Вход свободный, дорогуша! Если вы, конечно, не скупщик жилья, о-хо-хо.

Забавно, шутка была действительно неплохая, но когда Рэрити сама над ней посмеялась, стало как-то сразу не очень.

—О, заходи, дорогая. Прошу меня простить, я так и не узнала, как тебя зовут.

—Фьюри Рейзор. Рэрити, можешь подсобить мне с этим? — отдёрнула я кусок балахона, чтобы показать, о чём речь.

—О, дорогая, какие проблемы. Тут же всего дыру заделать. Дело пары минут.

—Нет, эту дыру не заделывай, — ткнула я ей на отверстие на груди. — Просто обшей дырки под крылья.

—Не уверена, что всё понимаю, но никаких проблем, дорогая. Ты снимешь или сделать всё на тебе?

—Давай так, только с левым крылом поаккуратнее. Я его повредила и не могу пока разложить.

—О, бедняжка. Ничего, всё будет сделано в лучшем свете.

И Рэрити принялась за работу. С телекинезом она творила настоящие чудеса. Поначалу она работала иглой и нитками, но потом добавила в свой арсенал ещё и вспарыватель. Она зачем-то распорола дырки чуть дальше и под углом. Только я хотела спросить, как Рэрити одобрительно подмигнула. Что ж, видимо, ей лучше знать.

Работа была закончена через какие-то три минуты. Итогом стали угловатые, но оформленные отверстия.

—Попробуй сложить и разложить здоровое крыло. Когда складываешь, помести сгиб крыла в получившийся карман.

Я сделала так, как она сказала и получилось крайне удобно. Крыло в сложенном состоянии скрывалось под балахон.

—Большое спасибо, так действительно лучше. Сколько я тебе должна?

—О, дорогая, не надо глупостей. Просить денег за пару потраченных ниток и пару минут работы? Нет-нет-нет-нет.

—О, спасибо. Я, пожалуй, пойду.

—Конечно, дорогая, —сказала Рэрити и, не провожая, вернулась к работе. Что ж, видимо, был крупный заказ, так что я никоим образом не возражала.

Выйдя из дома Рэрити, я впала в ступор. Дальнейших планов не было, поэтому я просто решила пойти... куда-то. По пути в этот неизвестный пункт назначения меня встретила Дивинити и вежливо, но крайне немногословно пригласила меня в гостиницу, где их всех разместили.

До места мы добирались в полном молчании. Дивинити явно стала менее общительной без Солара. И я снова начала сватать его в своих мыслях, на этот раз со скромной пегасочкой. Но я не могла сказать, что так уж хорошо её узнала, так что и понять, насколько бы они друг другу подошли, у меня не получалось.

Наша компания собралась за столом. Но не успела я подойти, как из-за стола выбрался Хант и отправился на улицу, дружелюбно поздоровавшись со мной.

Помимо меня и Дивинити, за столом сидела Ц'Карра, Фар и пристроившаяся с самого краю зебра, которую мы когда-то видели, когда нас знакомили с Айвори Лэндом. Я не помнила её имени, за что Солар бы меня точно осудил.

—Фьюри, ты, вероятно, не помнишь нашу новую подругу. Это Кеца'Го из Майро, — спасла моё положение Дивинити.

—Маоро, — поправила её зебра.

—Минуточку, — вспомнила я одну деталь, — а не она ли была против Сопротивления за Горизонтом и даже донесла Айвори Лэнду о полученном приглашении?

—О, ну там такое дело... — начала объяснять Дивинити.

—Я сама, — оборвала её Кеца'Го. — Дело в том, что я боялась.

Боялась? Это слово не очень вязалось с тем непоколебимым образом, который создавала зебра. Она почти не двигалась, сидела словно статуя, а во время разговора двигала лишь челюстью, не добавляя никакой жестикуляции. Даже моргала раз в час.

—Я боялась за свою жизнь и считаю этот страх оправданным. Я боялась, что если кто-нибудь меня на этом поймает, то меня могут и убить. С глазу на глаз наш Надзиратель намекал мне на подобный исход. Именно поэтому я делала вид, что меня всё устраивает. Жизнь мне дороже принципов и выбора стороны.

—Звучит правдоподобно, — слегка саркастично подытожила я.

—Я понимаю недоверие. И могу лишь рассчитывать, что оно перейдёт в доверие и… И, возможно, дружбу, — последние слова зебра произнесла, будто стесняясь их. Она либо избегала друзей, либо ей было просто не до них. Помнится, на её город или деревню нападают какие-то крокодилы или ящеры.

Но слова и равнодушный тон зебры сработали как надо. Остальные сидящие за столиком явно проникались к ней тем самым доверием, коего она хотела. Я пыталась строить из себя угрюмого ветерана, который видел врага в каждом, но даже так не нашла в Кеца'Го отталкивающих черт. Было в ней что-то располагающее.

—Ну, эм, у кого-нибудь появились какие-нибудь идеи, чем заняться? — попыталась разбавить атмосферу Дивинити.

Долго молчание говорило многое.

—Я бы хотела помочь Королевской гвардии, — разрушила тишину Кеца'Го.

—Гвардии? Хочешь стать гвардейцем? — спросила её явно удивлённая Ц'Карра, а я поняла, что давно не слышала её голос.

—Нет, я кузнец и опыта у меня солидно, так что я могла бы делать для гвардии доспехи и оружие.

—Это.. похвально, — саркастично добавила я.

—А я пока не решила, — встряла Ц'Карра. — С одной стороны я могу успешно воровать себе на жизнь, —все сидящие за столом напряглись, — но с другой стороны это как-то совсем неправильно. Наверное, попробую с кем-нибудь подружиться.

—Я поначалу всем сердцем хотела уехать домой, в Филлидельфию. Но вполне вероятно, что останусь здесь. А когда Темпеста освободят, то позову его сюда, — высказалась Дивинити, а остальные о чём-то задумались.

—Это её брат, — ответила я на немой вопрос в глазах непосвящённых, от чего они тут же сделали по понимающему кивку.

—А я в целом уже определился, — встрял Фар. — Буду помогать Эпплам везде, где пригожусь. А потом и Ханту может пригодится рабочий.

—Кстати, о Ханте, — вспомнила я. — Куда это он унёсся так поспешно?

—О, у него грандиозная идея — построить дом, чтобы мы все там жили. Часть комнат под нас, часть будем сдавать.

Поначалу я хотела сказать, насколько это странная и даже глупая идея, но потом я подумала, что что-то в этом есть. Однако, словами ни одну из мыслей я не выразила, а лишь неоднозначно покивала головой из стороны в сторону.

Будто подслушав нас, в самый удобный момент ввалился Хант.

—Ну что ж, можно считать, что я договорился, — слегка запыхаясь, сказал он.

—Так быстро? — спросили сразу Фар, Ц'Карра и Дивинити.

—Да, Понивилль может похвастаться большой бесхозной территорией, на которой разрешено возводить новые строения. Так что нам нужно лишь купить эту землю и можно начинать строительство.

—Так и знал, что всё упрётся в деньги. Я пока пустой, но часть зарплаты готов отстёгивать, — сразу отчитался Фар.

—Если у меня получится устроиться кузнецом, то я смогу помочь. Но пока никаких гарантий, — с каменным лицом сообщила Кеца'Го.

—Отлично, но первым делом я должен слетать за своими сбережениями. Их хватит на покупку земли и частичную оплату строительства. Вот как всё будет налажено и пути назад не будет, тогда и прибегнем к вашим деньгам. Полечу через пару часов. Заодно проведаю Ронгсайда и узнаю, что там с наказанием для Айвори и его братии.

Они продолжали о чём-то говорить, но я уже не слушала. Я лишь задумалась. Задумалась о том, сколько лет тюрьмы дадут этим ублюдкам. Десять? Мало будет, но для мелких упырей, которые занимались этим из страха, сойдёт. Пятнадцать? Тоже мало, но всяким офицерам хватит. Двадцатка? Самым приближённым подойдёт. Двадцать пять? Вот, для Айвори такого будет, думаю, достаточно.

Я окончательно отвлеклась от общего разговора, который сейчас шёл о каких-то досках и молоке. Пытаться подвязать это к услышанному ранее у меня не получалось, да и к тому же становилось скучно, поэтому мне оставалось лишь покинуть нашу честну́ю компанию.

—Я, наверное, пойду. Хочу прогуляться.

—Конечно, нет проблем, — загалдели все разом. Ну кроме молчаливой зебры.

Когда я уходила, то услышала пару раз своё имя, но с удивлением для самой себя поняла, что меня совершенно не волнует сказанное. Да и что они могли такого обсуждать? «Бедняжка, у неё же брат умер». Эх..

—Да, умер... И что мне теперь с этим делать...

—Может, стоит жить дальше? — сказал чей-то голос неподалёку от меня. Голос тихий и спокойный, преисполненный сочувствия.

Я медленно осознала, что начала думать вслух. После пришло понимание того, что я в эмоциях раскопала небольшую ямку копытом. Последним осознанием стало залитое слезами лицо. Быстро и не очень эффективно вытершись, я поискала глазами того, кто со мной говорил. Ею оказалась Лира. Я некоторое время вспоминала сказанное ею и решила всё же ответить.

—Жить дальше? И всё?

—А как иначе, Фьюри? Или ты будешь мстить и убивать их всех? Нет, ты не такая. И Солар не хотел бы такого.

—Ты! Ты... Ты права, да. Прости, Лира. Извини, я не...

—Тихо-тихо, всё в порядке. Я может и не до конца, но понимаю, каково тебе, — успокаивающим тоном сказала она.

И меня не покидало ощущение, что она права. Впрочем, я об этом уже размышляла. Сейчас мне хотелось как-нибудь уйти с темы и висящий на шее Лиры амулет дал мне идеальный вариант.

—Как с Бон-Бон? — я пыталась сказать это с уверенностью здравомыслящей пони, но получилось не очень.

—О, всё вроде бы нормально. Мы редко ссоримся более, чем на сутки. Бон-Бон даже согласилась носить такой амулетик.

—Кстати, ты упомянула, что, если бы не Солар, вы бы с Бон-Бон и не сблизились. Это действительно так?

—О, да, это так. Он дал мне совет по поводу мандаринов...

—Да, это он рассказывал, — перебила я её, но на лице Лиры не промелькнуло и намёка на обиду.

—Так вот. Я купила лучших мандаринов, что смогла найти. Приезжий купец пришёлся очень кстати. Обошлись мне в 14 битов, — её явно нравилось то, что она помнит точные траты. — А потом я просто их ей отдала.

—Просто так? — спросила я, чтобы рассказ не стопорился.

—Ага. Подошла и всучила. Сказала что-то вроде «Вот». Бон-Бон так уморительно на меня смотрела, а я просто утонула в неловком стыде. Она даже не посмотрела в пакет и ушла к себе в комнату. Я уж было подумала, что чем-то её расстроила. Признаться честно, даже успела обидеться на Солара, посчитав, что он устроил мне подлянку. Тогда я его не знала, так что рассматривала все варианты. А наутро Бон-Бон сама позвала меня позавтракать вместе, чего давненько не было. Ну, как давненько... Вообще не было.

—И угостила мандаринами?

—Ага, одним, — усмехнулась она. — Честно потом призналась, что не удержалась и слопала все, кроме двух, оставив их на завтрак. Ну и, как говорится, толчок был дан.

Я не заметила, как мы во время этого короткого рассказа начали произвольно идти куда-то, но в итоге мы пришли к больнице.

—Эм, а что мы тут забыли? — недоумённо спросила я.

—Ну, насчёт тебя не знаю, а я в аптечный раздел. Бон-Бон нужна мазь от ожогов. Кстааати... Ты говорила, что тебе крыло дёрнули? Да и по тебе видно, что так оно и есть.

—Эм, в чём это выражается?

—Пегасы почти всегда носят крылья открытыми и частенько ими помахивают, чтобы слегка погонять воздух поблизости. Говорят, это приятно.

—Да, это так, — с заметной грустью сказала я.

—Ну так вот, сходи к сестре Редхарт. Она пусть и земная, но крыло тебе наверняка починит. Вот, держи бит, ей должно хватить. Побухтит немного, но всё сделает, — сказала она и кинула мне один золотой. Я не поймала монетку и Лира, не дав ей упасть в грязь, схватила её телезахватом. Раздосадованная моей нерасторопностью, единорожка подошла поближе, схватила моё копыто и всучила мне этот проклятый бит. — Взбодрись, Фьюри. Надо жить дальше. Если захочется с кем-то поболтать, ты всегда можешь положиться на меня, — она запнулась. — Как и я на тебя. До встречи.

Я решила последовать совету Лиру и отправилась искать эту Редхарт. Спросив у первого встречного санитара, я получила наводку на небольшой кабинет на углу коридора. Внутри сидела симпатичная белоснежная земная пони с симпатичной короткой красной, даже скорее розовой гривой.

—Чего надо? — вопрос был задан без какой-либо злобы, но голос у миловидной кобылки всё же был достаточно грубый.

—Эм, мне посоветовали обратиться к вам. У меня крыло повреждено.

Редхарт встала, подошла, оценивающе посмотрела на меня и лёгкими покачиваниями головы оглядела мои бока.

—Кофта с карманами? — с какой-то небольшой долей презрения спросила она.

—Ага.

—Я буду трогать крыло. Будет больно — кричи, но ни в коем случае не дёргай крылом, поняла?

—Поняла.

Получив добро, Редхарт взяла какие-то небольшие насадки на копыта и с их помощью аккуратно вытащила крыло из кармана. Я пару раз ойкнула от боли, но крылом не двигала, хотя и очень хотелось резко прижать его к телу.

—Стойкая. Многие чуть ли не вырываются. Ладно, держать так можешь?

Я попробовал подержать крыло на весу, но оно тут же начал опускаться.

—Ясно, сейчас прижмём, — сказала она и подкатила поближе небольшую тележку. Затем положила на неё самый край крыла и прижала небольшой гирькой.

—Сейчас сделаю массаж. Гель немного холодный, не пугайся. И не дёргайся.

—Поняла.

Она нанесла на крылья немного того самого геля и он оказался на самом деле не холодным, а слегка тепловатым. Массаж трудно было назвать приятным. Всего пара жёстких и пара мягких движений — на том всё. Затем она нанесла ещё какой-то бурды мне на крыло, что-то вроде бальзама, и тщательно втёрла его жёстким движениями, от которых я ещё пару раз ойкнула. Затем Редхарт аккуратно сложила моё крыло и упаковала под балахон.

—Я бы тебе перевязала его, но думаю, ты сможешь сдержаться и не будешь раскрывать его в течение примерно десяти часов и не спать на нём. Сможешь ведь?

—Да, я сдержусь. Эм, вот, за помощь, — я протянула ей бит и она с привычкой его взяла.

—Да, от вас, безрассудных спортсменов мне такой помощи на хорошую прибавку выходит. Вечно бездумно летаете, бьётесь обо всё подряд, как тупые ослы. Эм, без обид, — сказала она не мне, а куда-то прочь.

—Без обид! — донеслось откуда-то из коридора.

—Так что выздоравливай, да дальше ломай и выкручивай крылья обо всё подряд, — отрезала она на прощание, ничуть не смягчив свой грубый тон.

Я уже собиралась было уходить, но что-то внутри меня всё же негодовало от несправедливых обвинений.

—Вообще-то меня с силой дёрнули телекинезом, когда я бросилась спасать брата, — сказала я, стоя к ней крупом и поглядывая одним глазом в усталый прищур рабочей пони. — Но да, в какой-то степени это было безрассудно.

—Стой, — остановила она меня прежде, чем я успела хотя бы поднять ногу для первого шага на выход. Я развернулась к ней. — Держи, — она вернула мне тот самый бит, так и не успев закинуть его в свою заначку. — С таких платы не беру. Как, эм, брат?

Перед ответом я повертела бит перед собой, размышляя, сказать ей правду или это не её дело.

—Он мёртв... — с печалью произнесла я и ушла, не дождавшись от Редхарт каких-либо соболезнований.

Через примерно полчаса, во время небольшого перекуса дома, крыло резко напомнило о себе сильным жаром в районе сгиба. Но только я возжелала всяких ненастий треклятой медсестре, как всё успокоилось.

Не желая никуда выбираться, я принялась бродить по дому. В комнату Ронгсайда заходить не хотелось, так что я попыталась занять себя книгами, коих у Солара было достаточно. Не найдя ничего интересного для себя, я закрыла глаза и ткнула в случайное место. Выбор пал на книгу со звучным названием «Рассветная хватка». Почитав первые несколько страниц, я поняла, что это некий пафосный бред с непобедимыми героями и всемогущими колдунами. Почитав ещё с десяток страниц, я лишь удостоверилась в своих словах. Зная Солара, в данной истории обязательно было что-то интересное и необычное, но мне не хотелось ради этого читать отнюдь не тоненькую книгу.

Следующей под слепой выбор пала книга любимого автора Солара, Ноувойда. «Членистоногие Эквестрии». Ну, почему бы и нет? Открыв случайную страницу и отлистав до начала раздела, я начала читать о каких-то скорпионах, умеющих стрелять своим жалом и клешнями, а потом возвращать их обратно, так как отстреленные конечности оставались прикреплены к телу слизитой... штукой. Всё это было достаточно нереалистично, но с другой стороны — природа есть природа. Почему бы в Эквестрии не существовать столь странной штуке?

Следующей случайной страничкой оказалась запись о флайдерах. Летающие пауки. Не особо опасны сами по себе, но выделяют огромное количество паутины, а множественные укусы могут вызвать сильную боль и даже привести к смерти. Существуют секреты, которые флайдеры воспринимают как призыв к атаке. Некоторые бабочки испускают секрет, который заставляет флайдеров не трогать их, так как эти бабочки нужны им для размножения. Что ж, одной причиной не ходить в лес больше.

Третьей книгой оказалась какая-то заумная чертовщина. Прочитав два абзаца, я встретила четырнадцать незнакомых слов, так что это явно было не для меня. В общем-то, было понятно, что здесь что-то связано с химией, но это всё ещё было «не моё».

Четвёртая книга меня довольно сильно увлекла и я без остановок прочла почти сотню страниц. Это был боевой эпос, повествующий об отряде первых Ночных Стражей Принцессы Луны. Насколько я знала, эта история была далека от правды, но на то она и эпос. Всё было приукрашено донельзя, но нотка мрачности и жестокости добавляла истории реализма. Стражи были жестоки, но справедливы. Они выискивали врагов Принцессы, врагов Эквестрии и уничтожали их, бросая вызов многократно превосходящему их врагу. Они не гнушались любых методов: убийства, отравления, подрывы, взятие в заложники детей и стариков. Мораль отходила в сторону, когда речь касалась безопасности Эквестрии. Гнусная слава шла впереди них и их боялись. Боялись не только враги, но и жители страны, которую они защищали. Но это было неважно, ведь жители эти оставались в сохранности. В города никто не вторгался, беззащитных никто не убивал и малыши могли спокойно спать по ночам.

Анализ прочитанного побудил меня читать дальше. И в книге описывалось, из-за чего Ночные Стражи выглядят как гибрид пони и летучих мышей. Дело оказалось в том, что их улучшили с помощью мутации, придав им столь необходимые умения вроде ночного зрения, бесшумного полёта, невероятной концентрации и реакции. Каждый Страж обязан был полностью отказаться от своей жизни. Только долг, только служение Эквестрии. Даже Принцесса Селестия, пусть и не одобряла методы Стражей, но принимала их эффективность.

В итоге я прочла почти половину книги, когда решила наконец сделать паузу. И стоило это признать — я восхищалась Ночными Стражами из этой книги. Но очередной анализ прочитанного был прерван стуком в дверь. С непривычки я неподобающе долго добиралась до двери. Гостем оказалась Кеца'Го. Я хотела бы сказать, что у неё какой-то чересчур сосредоточенный взгляд, но у Кеца'Го они был единый для всех ситуаций.

—Кеца'Го? Чем обязана? — спросила я из-за закрытой двери.

—Я хотела предложить помощь, — сказала она тем самым спокойным тоном, который я от неё и ожидала.

Я долго думала, но Кеца'Го за всё это время ни разу меня не поторопила. Не найдя причин, почему бы и нет, я впустила её в дом.

—Где клинок-накопытник?

—Откуда ты знаешь о...

—Я следила за тобой, когда тело твоего брата сжигала принцесса. Ты забрала его оружие с собой. Я хочу его починить.

Я собиралась было начать выяснять, на кой ей сдалось чинить его оружие, но я всё же спокойно и без слов отвела зебру в комнату, выдав ей клинок. Кеца'Го заметила копьё и взяла его в копыта, тщательно осмотрев.

—Пойдём со мной, — сказала она и пошла прочь, захватив с собой и копьё, и клинок.

Что ещё мне оставалось, как не пойти за ней?

На улице уже было достаточно темновато, чтобы зебра с копьём не привлекала внимания. Я лениво топала ей вслед. За всю дорогу мы так и не сказали ни слова. А дорога привела нас к небольшой землянке. Попав внутрь, я увидела некое подобие мастерской, назвать которое кузницей не позволяли крохотные габариты. Внутри была куча странных металлических штук, в которых я не разбиралась. Кеца'Го заперла дверь, бросила накопытник на наковальню и с помощью угловатого рычага принялась его выравнивать.

Как я и думала, процесс этот был простой для опытного мастера. Уже через несколько минут зебра вручила мне накопытник, и простым кивком предложила его надеть, что я и сделала. Накопытник насел хорошо, но не идеально и слегка болтался. Кеца'Го быстро это заметила и подзывающим движением копыта попросила отдать оружие. Я молча это сделала и задумалась, пока зебра брала с моей правой ноги мерки. Задумалась о том, насколько всё тихо и мирно происходило. Я молча пошла за малознакомой зеброй и молча выполняла её... ну, приказами это назвать не получалось, но всё же. И самое странное — всё казалось правильным, будто так и надо. Сама Кеца'Го, видимо, тоже считала всё это правильным, не утруждая себя уточнениями и словесной подачей информации

Через какое-то время накопытник был подогнан и сел на мою ногу уже идеально. Ничуть не скользил.

—Дёрни ногой вот так, — Кеца'Го дёрнула ногой, на краткий момент выпрямляя её до идеальной ровной линии.

Я повторила действие и клинок выскочил. Аккуратно проверив его, я убедилась в том, что он очень качественно заточен. Примерно тем же движением я убрала клинок обратно. Но настал наконец момент, когда мне наконец нашлось, что сказать.

—Кеца'Го? А зачем всё это?

Она сначала просто остановилась и примерно пять секунд стояла неподвижно.

—Месть, Рейзор, месть, — железным голосом произнесла она.

—Что? Что ты имеешь в виду?

—Все эти ублюдки из Горизонта. Лэнд, его Надзиратели, стража, Хранители. Все они заслуживают смерти. И ты сможешь сделать это лучше всех, а мой долг тебе помочь.

Я немного опешила от таких мыслей. Кеца'Го спокойно смотрела и ждала моей реакции.

—Ты... ты хочешь, чтобы я убивала для тебя? Серьёзно?! — я немного вспылила.

—Да, хочу, но не для меня. Не одной мне будет лучше от их смерти, — не теряя уверенности, сказала она.

—Ты вообще понимаешь, что просишь сделать? Ты просишь меня убить... Нет, УБИТЬ пони! Нельзя просто так взять и убить пони!

Ну давай, полосатая дрянь, скажи то, о чём я думаю...

—Скажи это своему брату, — да, именно это она и сказала. И вдобавок вручила мне копьё в копыта.

Я начала об этом думать ещё до того, как она это произнесла. Через некоторое время Кеца'Го забрала копьё обратно и принялась что-то с ним делать, на что мне было фиолетово. Я думала. Долго и упорно, пытаясь понять, кто прав, а кто лев...

В своих раздумьях под убаюкивающий звук инструментов Кеца'Го я и заснула, так и не найдя ответ...

День XIII: Решение

Утро. Боль. Боль от неудобного сна. Надо сделать себе заметку на будущее — никогда не спать в сидячем положении. Потихоньку придя в себя и оглядевшись, я вспомнила, где нахожусь. Кеца'Го всё ещё усердно что-то там творила. Если она и трудилась тут всю ночь, то на её лице не было видно и толики усталости.

—Доброе утро. Что ты решила? — не оборачиваясь ко мне, спросила она.

Я медленно стала понимать, о чём она, вспоминая мысли, с которым вчера отключилась. И данные мысли не вызвали у меня отвращения и ненависти. Кеца'Го, выжидая моего ответа, медленно подошла поближе и протянула мне ещё один накопытник. Этот был сделан мастерски — аккуратный, без видимых изъянов и покрытый металлическими пластинами. Я потянулась к накопытнику, но Кеца'Го отдёрнула его.

—Когда решишься, он твой. Пока не решишься, копьё, которым был убит твой брат, останется у меня.

—Копьё? — недоумевая, спросила я.

Кеца'Го вздёрнула накопытник и на его корпусе приподнялась пластина, из которой в мгновение секунды выскочил штырь, на конце которого был приделан клинок того самого копья.

Я молча собралась на выход, но Кеца'Го определённо не хотела так меня отпускать.

—Твой брат погиб не из-за несчастного случая, Рейзор. Его убили. А за убийство надо платить убийством.

—Их будут судить, — неуверенно сказала я.

—Да. И дадут с десяток лет. А когда они выйдут, то продолжат своё гнусное дело, Рейзор.

Я подошла к ней, схватила накопытник и нацепила его на левую ногу, будто мелкий жеребёнок, пытающийся что-то кому-то доказать. Кеца'Го, не меняя выражение морды, кивнула и отошла куда-то. Я же с некоторым ужасом начала понимать, что мне хочется... Хочется убить кого-нибудь из тех ублюдков... Ведь по сути я ничего не теряю, ведь так?

Кеца'Го принесла небольшой листочек. На нём было фото какого-то единорога и краткая информация. Единорога звали Саб Фьюжен. Согласно данным, он почти постоянно обитал в гостинице Кантерлота.

—Это наш с Дивинити Надзиратель. Его уже оправдали, но он всё это время был и остаётся верен Лэнду. Твои крылья готовы?

Я проверила своё левое крыло на практике и оно без проблем вылезло из-под балахона и раскрылось в полную длину. Что ж, целебные процедуры сестры Редхарт подействовали.

—Ты, я вижу, времени зря не теряла?

—Именно так. Данный конкретный пони вызывает у меня и у Дивинити личную неприязнь, так что и мотивации у меня было достаточно. Но Дивинити не знает ничего о том, чем мы тут занимаемся.

—Что ж, ты просишь меня... ну, убить его?

—Да. Убить. Отправишься в Кантерлот, узнаешь, в какой гостинице и в каком номере он живёт, проникнешь внутрь и вонзишь любой из своих клинков ему в шею. Так как его освободили столь рано, то он всё ещё будет ходить с кольцом-блокиратором и несколько раз в сутки будет отчитываться перед офицерами Королевской Гвардии. Рейзор, ты уверена, что готова? — в этих словах чувствовалась не забота, а переживание за успех дела.

—Да, — твёрдо, к своему удивлению, ответила я. — Потому что мне так хочется.

Я нацепила второй накопытник. Спустив рукава Его балахона, я скрыла оружие. Правый клинок выдвигался просто тихо, левый же был абсолютно бесшумен. Я отметила для себя, что левый клинок был не во всю длину выдвигаемой части.

—У меня есть для тебя кое-что ещё, — сказала Кеца'Го и передела мне какой-то кулёк.

Развернув его, я увидела коротенькую тонкую кофточку, главным достоинством которой определённо был высокий воротник, созданный для того, чтобы закрыть рот и нос, максимально скрыв своё лицо.

—Удачи, — бросила зебра напоследок, всем видом давая понять, что разговор окончен.

Перед отлётом я решила забежать домой. В основном чтобы перекусить и надеть кофту под балахон. Получилось неплохо. Через дырку на животе она не светилась, так как тоже была чёрной, а воротник кофты легко прятался под воротник балахона.

Лира сказала, что я не такая. Но откуда ей было знать, что мысль о том, как я вгоню какой-нибудь из этих клинков одному из этих уродов в горло, грела мне душу и давала пусть извращённый, но смысл жить дальше...

Полёт до Кантерлота был спокойный. Суетливые земные пони и единороги внизу то и дело покупали билеты и катались туда на разных поездах, монорельсах или колесницах. Последний вариант был быстрее, но и дороже. Пегасы же природой были избавлены от данной необходимости и могли беспрепятственно летать из города в город без каких-либо затрат, заслуживая завистливые взгляды пони на земле, с неохотой выкидывающих свои пожитки на поездку. Иногда пегасу могло не посчастливиться поранить крылья и тогда приходилось платить. Но хуже всего была не оплата, а мерзкие взгляды других пассажиров и билетёров, будто говорящих тебе «Что, сволочь пернатая, снизошла до черни?». С другой стороны, если пегас был инвалидом без крыла или крыльев, то он получал себе целую пачку сочувствующих взглядов. Изредка появлялся пегас, который чисто из чувства справедливости платил за поездку, но потом летел своими силами. Такие вызывали у билетёров что-то сродни восхищению. Конечно, некоторые единороги могли достаточно хорошо владеть телекинезом и переместить себя, но на такое был способен далеко-о-о не каждый. Кроме того, пони были разрешены личные средства перемещения — воздушные шары или разные механизмы-вертушки. Медленно, но верно они всё же могли домчать в искомое место.

Только с оружием на каждой передней ноге и с мыслями об убийстве в голове я задумалась, насколько глупо то, что новоприбывших в Кантерлот никто не обыскивает. Я спокойно побрела по улицам, попутно расспрашивая там и сям, где мне найти гостиницу или что-нибудь подобное. Четвёртый или пятый спрошенный наконец дали мне наводочку. В указанном месте меня встретило крупное отдельно стоящее здание с красивым видом на парк. Я зашла внутрь и подошла к пони за стойкой.

—Я бы хотела узнать, живёт ли у вас один конкретный пони, — как можно более приветливым голосом сказала я. Солар часто говорил, что голос у меня бархатный. Что ж, будем надеяться, он был прав.

—О, конечно! Как его зовут, мэм? — спросила она, но я уже обдумала такой вариант и сейчас всё зависело от моего красноречия.

—О, понимаете, тут такое забавное дело. Я лишь через долгое время узнала, что его имя — это псевдоним. Он сказал мне своё настоящее имя, но я плохо запомнила. Может я смогу вспомнить, если увижу его в списке?

—Конечно, смотрите. Только журнал здесь оставьте, он мне может пригодиться.

Что ж, отлично, план сработал. Я начала шерстить по спискам, но на всех четырёх страницах искомого имени так и не обнаружила.

—Что ж, видимо, он поселился в другой гостинице. Прошу прощения за отнятое время.

—О, не проблема, мэм! Заходите ещё!

Что ж, схема сработала удачно, но Саба в этой гостинице не оказалось. Я продолжила свои поиски. Во второй гостинице ситуация повторилась. Разве что служащая за стойкой показалась мне более подозрительной, но, видимо, это свойство всех старух, так как провожала она меня уже с улыбкой на лице.

Третья гостиница и наконец заветное «Саб Фьюжен» мелькнуло в списке. Служащая смотрела прямо на меня, так что мне пришлось запомнить номер его комнаты, скользнув по нему взглядом. Получилось, как мне показалось, достаточно естественно. Служащей я сказала, что беда бедой и имени друга я не нашла. Уходя по коридору на выход, я мельком осмотрела нумерацию комнат, чтобы понять, где мне искать нужный номер — двадцать шестой.

Медленно ходя вокруг гостиницы, я всё же нашла хорошее место. Во время поисков приходилось частенько играть роль обычной горожанки и даже потратить пару битов на какую-то булочку. Какой-то молодец пытался со мной познакомиться, но быстро исчез, стоило мне только упомянуть своего мужа.

Что ж, удача если не улыбалась мне, то как минимум строила глазки — окно в двадцать шестой номер выходило в небольшую подворотню и единственный, кто мог меня там увидеть — некто с первого этажа.

Уроки Шис пригодились, я абсолютно бесшумно вспорхнула на уровень второго этажа. Саб был там, именно такой, каким я видела его на фото. Что-то увлечённо писал у себя в блокноте. Пока он так сидел, я могла спокойно залезть в окно. Мешало только то, что оно было закрыто. Выдвинув правый клинок я аккуратно, хотя и резко перерезала замочек, сдерживающий ставни окна. Либо замок был никакущий, либо клинок был ещё лучше, чем я думала. Всё получилось идеально — Саб даже не дёрнулся.

Я уже собиралась было забраться внутрь, как в дверь к Сабу постучали. Единорог нервно и быстро собрал все свои бумаги и запихал их под какую-то книгу. «Вот и кранты всей операции», — успела подумать я, но потом увидела, что к нему пришло два гвардейца Селестии. У одного были разные украшения на броне, так что я решила, что это офицер. Он зашёл в комнату, осмотрел её, заглянул под кровать, в шкаф, проверил шуфлядки в столе и выдвинул перед Сабом планшет с пером в корпусе. Саб всё это время спокойно смотрел на всё происходящее. Когда он оставил подпись на планшете, гвардейцы ушли, а Саб снова достал свои бумажку. Такой вариант был даже лучше. Если всё пройдёт тихо, то его хватятся только вечером. Ну, в лучшем случае.

Что ж, момент истины, Фи...

Я напоследок огляделась и не увидела ничьих любопытных глаз. Влезть в комнату получилось если не бесшумно, то чрезвычайно тихо. Проанализировав ситуацию, я решила, что лучшим решением будет сбить его со стула влево и там уже прикончить. Так я и сделала. Сделав мощный захват за шею, я резко дёрнула его тело вместе со своим, отчего мы оба упали на пол. Получился небольшой грохот, но даже переполненная адреналином от происходящего, я понимала, что не такой уж и громкий — соседи простят. Саб пытался вырваться из моего захвата, что-то невнятно мыча — взятие в клещи не позволяло ему нормально говорить, не то что кричать. Я решила пойти одновременно на риск и ему на уступки, ослабив хватку. Единорог тут же попытался отодвинуться от меня на наибольшее расстояние... но не учёл выдвинувшегося левого клинка. Вырываясь из захвата, Саб сам рассёк себе горло моим оружием. Наконечник копья имел клиновидную форму, так что просто вырвал ему часть глотки. Я увидела, что он пытается что-то крикнуть. Смог бы он это сделать или нет — уже было не важно. Я на рефлексах проткнула ему череп правым клинком, вонзив его Сабу в подбородок. Я уже была готова воткнуть и левый клинок ему в глаз, но с пробитым мозгом единорог быстро сошёл на нет.

Поздравь себя, Фи, теперь ты убийца...

Прими это, Фи, тебе это понравилось...

Я взяла одеяло с кровати и — нет, не прикрыла тело — поддела его с боку, чтобы кровь сильно не растекалась по полу. Мне всё же нужно было думать о том, чтобы не замарать себя. Клинки я аккуратно очистила от крови с помощью того же одеяла. И примерно в этот момент я поняла, какую невероятную ошибку совершила — всё это время ни капюшон, ни маска не были надеты. Я светила своей мордой. И пусть в этот раз эта ошибка не сулила мне беды, на будущее стоит учесть...

Будущее, Фи, тебя ждёт будущее убийцы...

Перед уходом я, ведомая интересом, решила посмотреть, что же там черкал этот Саб Фьюжен. И увиденное калёным железом прогнало из меня все сомнения — это была карта нового Горизонта. Пока ещё только самые простенькие наброски, но они уже были, а это ведь лишь один из Надзирателей. Я подожгла бумаги с набросками от стоящей на столе свечи и, подождав, пока они немного сгорят, кинула их рядом с трупом Саба. Кровь мерзко зашипела от контакта с огнём, но даже этот отвратительный звук приносил мне удовольствие.

Солар наверняка бы не одобрил этого, но главным оставался мотив — спасти Эквестрию от очередного Горизонта. И если у меня не получится, то пусть хотя бы вклад в уничтожение этого сорняка будет весомым.

Я быстро осмотрела себя, не заметив ни следа крови, и нацепила капюшон с маской. Аккуратно выбравшись наружу, я сняла маскировку с лица и головы и спокойной походкой пошла прочь. Дойдя до произвольного ориентира, я взлетела в небо и отправилась обратно в Понивилль. И чувствовала я себя отлично...

Кеца'Го продолжала сидеть в своей халупе и дожидаться меня.

—Как прошло?

—Саб Фьюжен мёртв.

—Хорошо. Но как прошло?

—А. В целом хорошо. Шума не подняла. Но есть одно но.

—Я слушаю.

—Саб делал наброски нового Горизонта. Я их сожгла.

—Ясно. В таком случае не стоит останавливаться. Ты готова?

—Да, — без раздумий сказала я.

Кеца'Го молча отдала мне ещё одну карточку. Ещё один единорог-Надзиратель. Имя: Омен Нот. Этот скоро прибывал в Понивилль и собирался остановиться в здешней гостинице. Даже был указан список пони, за которыми он надзирал, но ни одного из них я не знала.

—Он прибудет через полчаса и заселится в какой-нибудь номер нашей гостиницы. Сейчас свободных номеров всего три, — добавила Кеца'Го.

—Маршрут известен?

Зебра с любопытством взглянула на меня, а я удивилась, что смогла прочесть на её лице хоть какие-то эмоции.

—Да, известен. Это не первый раз, когда из Кантерлота доставляют временно заключённых в гостиницу Понивилля.

—Откуда тебе известно? Ты же не отсюда.

—Я — нет, но мои информаторы отсюда и из Кантерлота.

—И много их у тебя?

—Это лучше оставить в тайне, — сурово отрезала она, ясно дав понять, что продолжать разговор на эту тему не будет.

—Понимаю. Так что там с маршрутом?

Кеца'Го вкратце обрисовала и описала всё, что мне следовало знать. Я прикинула время до прибытия и решила поспешить.

Прибыв на место, я быстро проверила прямую линию от гостиницы до башни, с которой должны были отправить колесницу, и рванула вперёд. На желаемом мною участке было достаточно облаков для реализации моего плана. В итоге я подлетела очень близко к Кантерлоту. Я никогда не училась нефелокинезу, но могла попинать облака так, чтобы что-нибудь из них получилось. Мне, собственно, многого не требовалось. Я быстро напихала облаков в одну кучу и забралась внутрь, превратившись в тучку с глазами. Хищными и опасными глазам, ожидающими свою жертву. До Понивилля было достаточно много, так что времени мне должно было хватить.

Спустя примерно три минуты я заметила вдалеке свою цель. В голове начали роиться разные мысли, но я силой отогнала их — сейчас было не до этого. Колесница летела плавно, её традиционно тянули два пегаса-гвардейца. Колесница была прикрыта тентом.

Как только они пролетели мимо меня, я тут же выскочила из своего укрытия и полетела следом. Уроки Шис в очередной раз мне помогали. Я летела за ними максимально тихо и увидела, что мне повезло — в задней части тента была дыра-окно. Я мельком увидела, что внутри кто-то сидит спиной ко мне. Всё шло отлично. Подлетев снизу я заглянула в окошко. Единорог оказался тем, кем надо, идеально совпадая со своей наглой мордой на данной мне фотографии. Он сидел близко и удобно для меня, так что я решила действовать. Сначала я хотела перерезать горло, но тогда пришлось бы слишком далеко тянуться. Затем я подумала проткнуть ему горло. Но, как и в первом случае, это привело бы к громкому захлёбыванию. Поэтому я вспомнила, как быстро успокоился Саб Фьюжен, когда я всадила клинок ему в голову, пробив мозг. Мне осталось лишь слегка притянуть Омена к себе левым копытом и тут же проткнуть его голову правым клинком. Что ж, это было быстро... Даже слишком.

Но быстро пришло понимание, что это ещё только полдела. Первым делом, надо было аккуратно положить труп, чтобы он не упал на пол колесницы. От такого падения вибрация будет достаточно сильная и гвардейцы её точно почувствуют. Я забралась внутрь колесницы примерно по поясницу и положила тело как можно мягче. Что во время удара, что сейчас я не смотрела на сам труп — я неотрывно наблюдала за пегасами, готовая среагировать в любую секунду.

Далее надо было выкарабкаться обратно, не произведя ни шума, ни вибрации. Под конец данного процесса я цепанулась всё ещё не спрятанным клинком за кусок диванчика. Это напомнило мне, что не помешало бы вытереть кровь с оружия. Мне снова пришлось делать это вслепую, не отрываясь от гвардейцев.

Ветер сильно мне помогал. Как минимум, я могла вынимать и прятать правый клинок без риска быть обнаруженной. А уж как он помог, когда мне надо было покинуть экипаж... Нужно было просто раскрыть крылья и расслабить все конечности. Ветер делал своё дело — меня просто унесло, плавно и резко одновременно. Я хотела было отступить, но решила укрыться в каком-нибудь облаке и подождать, пока колесница не улетит как можно дальше.

Период ожидания я потратила на то, чтобы проанализировать произошедшее и поискать совершённые ошибки. Одну я заметила сразу же и тут же ощутила приток стыда — всё время операции я не смотрела назад. За мной могло быть хоть девять хвостов, а я даже не проверила этого. Ещё один подсознательный подзатыльник...

Не переживай, Фи, в следующий раз ошибки не будет.

Больше проблем я не заметила и, оглядевшись, улетела прочь с маршрута колесницы и вернулась в Понивилль уже обычной скорбящей горожанкой.

Я решила зайти к Кеца'Го. Она что-то мастерила, что-то, похожее на коробку со штырями. Я невежливо глазела через её плечо, но зебра не подала виду, что заметила моё присутствие. Я тоже решила молчать, пока это чем-нибудь не закончится. Но Кеца'Го быстро поняла мои намерения и решила сделать первый шаг.

—Слышала, в гостиницу двое гвардейцев привезли труп в колеснице. Отличная работа, Рейзор. Должна признать, ты молодец, — несмотря на добрые слова, морда зебры оставалась невозмутимой.

—Что-нибудь ещё?

—Мне по нраву твоя инициативность, но тебе пора отдохнуть. Но на завтра я уже кое-кого присмотрела.

Мы друг другу кивнули и я покинула её жилище, вернувшись домой.

Дом. Меня не было здесь меньше суток, а по ощущениям — недели. Всё казалось незнакомым. Дом быстро нагонял на меня воспоминания о Соларе. Но я уже не хотела гнать эти воспоминания прочь. Думая о том, что его нет и о том, из-за кого его нет, я наполнялась решимостью. Мне хотелось действовать дальше. Мне хотелось перерезать горло каждому уроду, в башку которого влетела одна только мысль о поддержании идеи Айвори Лэнда. И сам Лэнд... Мне хотелось отрубить ему голову и залить её ядом.

Спокойно, Фи, спокойно.

Я успокоилась и погрузилась в полную тишину. И спустя минут десять сидения в этой полной тишине я поняла, что она ничуть не полная. Дуновения ветра, стрёкот насекомых за окном, еле слышный шум жителей, в котором я могла различить визг жеребят. Я опустила глаза на клинки и поднесла их поближе к ушам. Правый клинок в такой обстановке и на таком расстоянии звучал подобно грому. Скорее всего, это из-за того, что клинок во время выдвижения протирался о панель, из-под которой он вылезал. Надо больше думать перед тем, как его использовать. Левый клинок, казавшийся мне бесшумным, всё же издавал какой-то звук, похожий на очень тихий свист ветра. У этого накопытника панель поднималась чуть выше, так что весь звук был лишь из-за скорости его появления.

Закончив играться со звуком, я решила, что телу нужно расслабиться, а потому направилась в душ, чуть не запрыгнув туда вместе с оружием. Сначала я чуть не бросила его прямо рядом с дверью, но потом подумала, что может прийти Ронгсайд, а объяснять ему всё это мне очень не хотелось. Думаю, клинки пока отдохнут под диваном, на котором мы с Соларом дрыхли в обнимку.

После душа и стирки Его балахона я принялась читать книги, сочтя информацию в них полезной. Первым делом, мне показалось, что знания алхимии помогут мне, ну не знаю, соорудить бомбу? Или изготовить яд? Маловероятно, но попробовать стоило. Читать приходилось через силу и примерно через час это уныние мне окончательно надоело. Видимо, мозг в моей тупой головушке вообще не мог воспринимать химию, что печально, но поделать с этим было уже нечего.

Ну что ж, значит биология. Пора изучать всяких тварей, зачем-то... Может я не смогу приготовить яд, но зато смогу узнать, откуда его взять... Наверное... В общем, ещё один час был убит на чтение, но в этот раз паузу я сделала не из-за скуки — просто дочитала раздел до конца. Надо признать, этот Ноувойд действительно качественно всё расписывал. Да ещё так, что было не скучно, так как почти все высоконаучные термины он заменял на что-нибудь удобное для восприятия.

Чуть позже я вспомнила о книге про Ночных Стражей. В целом всё было тем же, что было до этого. Исключением оказалась концовка — Ночные Стражи ушли во тьму и стали легендой. А для некоторых — мифом.

Довольная прочитанным, я приготовилась ко сну, даже не удосужившись посмотреть время. Сон не шёл, вообще. Я лежала и сосредоточенно смотрела в окно, одним глазом разглядывая звёзды на ночном небе. Звёзды были красивы, но не интересны, так что я быстро отвлеклась и начала думать о Соларе. И о том, как буду убивать тех, из-за кого я лишилась брата...

Примерно через полчаса гневного лежания я всё же успокоилась, представила, как Он меня обнимает, поцеловала Его амулет и спокойно заснула.

День XIV: Высокие ставки

Утро. Снова утро, но в этот раз я уже чётко знала, что мне стоит делать. Идти к Кеца'Го и делать своё дело. Балахон высох, так что я напялила на себя кофту с маской и натянула его поверх, всё ещё радуясь тому, как же удобны карманы для крыльев. Накопытники снова заняли своё заслуженное место на моих ногах. Их форма позволяла надевать их на любое копыто, но я уже попривыкла к прежней схеме, так что менять клинки я не собиралась.

Каким бы настроем я ни была заряжена на сегодня, жрать всё же надо, так что позавтракала я даже с каким-то уже забытым удовольствием. Выйдя на улицу, я решила сделать то, чем давно не занималась, и пошла на задний двор, заниматься. Тело идеально помнило порядок упражнений и за всё время я даже ни разу не задумалась над тем, что конкретно я делаю. В конце концов я расслабилась. Да, для начинающих подобные нагрузки были невероятно тяжёлыми, но, когда организм привык, всё работает исключительно в плюс.

Взбодрившаяся, я добежала до хижины Кеца'Го довольно быстро, но три минуты стука в дверь ни к чему не привели. Лишь потом в моей пустой голове появилась мысль, что зебра вообще-то жила в гостинице.

На месте я встретила Фара и Ц'Карру, которые о чём-то очень оживлённо болтали. Видимо, за столь короткий срок они сдружились. Солар был бы рад за них... Я лениво с ними поздоровалась и спросила, где мне найти Кеца'Го. Они поздоровались в ответ, но с той самой интонацией, сочащейся боязнью оскорбить собеседника, у которого не так давно убили брата...

В любом случае я пошла к означенной комнате и постучалась в дверь. Кеца'Го открыла дверь моментально, будто ожидала меня. Я уж было собиралась зайти внутрь, но зебра резко вышла, не дав мне даже разглядеть её комнату.

—Доброе утро, Рейзор. Ты готова? — быстро и чётко сказала она.

—Да, — с энтузиазмом ответила я.

—Вот, там всё, — сказала Кеца'Го и дала мне очередную бумажку, многократно сложенную, после чего ушла, заперев дверь на ключ.

Я пошла на улицу и села на скамью, которую уже давно для себя приметила, так как она стояла спинкой к стене и я могла спокойно почитать то, что мне нужно. Развернув записку, я знатно удивилась объёму текста. Видимо, Кеца'Го, не имея возможности всё обговорить, решила написать сюда вообще всё.

Моей целью была кобыла по имени Скай Лэнс. Её специальность была отмечена как «агент/ликвидатор». Я вспоминала, что Агентами звались те члены Горизонта, что доставляли пони за Горизонт, а Ликвидаторами — те, что устраивали всё так, будто пони не пропал, а просто куда-то уехал. Выглядела она симпатично, что определённо помогало ей уводить и убеждать. На момент убийства Бастиона она была в Понивилле и выслеживала новую цель. Согласно записке, она прекратила деятельность сразу, как получила известия о развале Горизонта. Дальше я узнала, что эта кобыла жила здесь, в Понивилле и регулярно творила своё грязное дело. Возможно даже, что именно она вежливо намекала всем подряд, что Солар Блейд с сестрой куда-то уехали, в чём Ц'Карра уже устала всех подряд разубеждать. И только сейчас до меня дошло неприятное — она могла знать меня в лицо, а значит придётся действовать максимально скрытно. В Понивилле её основным родом деятельности числилась торговля... свеклой. Жила она в достаточно населённой зоне, что тоже добавляло мне проблем. Можно было отложить до ночи, но в записке также было написано, что она внезапно собралась переехать куда-нибудь. Что ж, это даёт мне шанс на то, что она будет дома и может быть даже одна.

Я прогуливалась по торговой площади, выискивая свою цель, на всякий случай натянув капюшон, но не маску. Наконец, спустя почти сорок минут блужданий туда-сюда я нашла Скай Лэнс. Она в быстром темпе собирала вещи со своего прилавка, явно готовясь к переезду. Вещей было достаточно много, а всем желающим помочь она вежливо отказывала, так что в теории ей требовалось ещё две-три ходки.

Что ж, мне везло и я принялась отслеживать её дом. Это особых проблем не вызвало — я чётко видела её на большом расстоянии и хорошо заметила, как она вошла в третий дом на улочке из четырёх зданий. Возилась она там всего пару минут. Видимо, просто бросила вещи где-нибудь в коридоре и пошла за новыми.

Настала пора действовать, я ушла за дома и прыжком залетела на деревья, в которых меня было видно крайне плохо. Оглядевшись и проверив местность на наличие ненужных глаз, я попробовала окно на предмет открытия. И мне снова повезло — пусть оно и было закрыто, но на створках стоял старенький подгнивающий деревянный замок-щеколда. Ещё раз проверив местность, я быстро перепилила замок правым клинком. Вчерашняя проверка на звук имела свои результаты и выдвинувшийся клинок показался мне оглушительно громким. На дело было сделано и я аккуратно впорхнула внутрь. Пол оказался до ужаса скрипучий и мне пришлось тут же подняться под потолок. Я в крайне быстром, но аккуратном темпе просмотрела все комнаты. В них никого не нашлось, а во многих уже были убраны все вещи. И примерно в этот момент я вспомнила, что возле входной двери в её доме были большие окна, а значит и убивать её там мне нельзя — легко заметят. В голову пришла мысль и узкие временные рамки побуждали меня реализовывать её побыстрее.

Подлетев к окну, я увидела, что Скай уже приближается к дому с новой партией коробок. Ей снова никто не помогал, что было мне на копыто. Я выдвинула левый клинок, просунула его между створок окна и резко потянула на себя. Зазубренные кончики клинка зацепились за створки и от быстрого движения выдрали их внутреннюю часть, заодно разбив стекло на обеих половинках. Получилось так, будто в окно влетело нечто большое. Чуть позже я подумала, что было бы проще вылететь наружу и самой что-нибудь бросить, но умная мысля немного запоздала. Я услышала, как Скай поднимается по лестнице и затаилась над дверным проёмом. Мне нужно было удостовериться, что это точно она — будет крайне неприятно убить кого-нибудь иного.

Она зашла. На первый взгляд это была Скай Лэнс, но мне нужно быть уверенной. Пока она осматривалась окно и пыталась найти то, чем это окно было разбито, я осмотрела её с другого ракурса и все сомнения отпали — это она. Действовать пришлось быстро. Я молнией спикировала на неё, в тот же момент выпустив клинки. Получилось так, что я пригвоздила её к полу. Скай даже не успела вякнуть и умерла абсолютно без шума. Клинки прочно застряли в полу и теле кобылы, так что мне пришлось приложить силы, чтобы выдернуть их обратно. Я вытерла клинки о какую-то тряпку и увидела, что через дырявый скрипучий пол кровь Скай уже начала активно стекать на первый этаж. Я на всякий случай проверила кобылу, но в этом не было смысла. Левым клинком и пробила её горло, а правым попала туда, куда хотела — прямо в мозг. Пора уходить. На выходе никаких проблем не возникло, но я на всякий случай улетела поближе к деревьям Вечносвободного.

Уже через десять минут из совсем другой части леса, которая была никому не видна, вышла одна пегаска в балахоне, делая вид, что она тут совсем не при чём, и отправилась к одной чудаковатой зебре.

Я решила проверить, вдруг Кеца'Го уже была в своём убежище и она действительно оказалась там.

—Как прошло? — прямолинейно, как всегда, спросила зебра.

—Отлично.

—Хорошо, есть одна важная деталь. Я тут решила, что тебе может пригодиться бомба. Но дело в том, что для достаточной силы взрыва ей необходим особый порошок. Увы, добыть его можно только в Вечносвободном лесу.

—Я и не рассчитывала, что будет легко.

Кеца'Го уныло кивнула и продолжила.

—Знакомо ли тебе так называемое Тартарово дерево? — она сделала паузу, но, не дав мне сказать, продолжила, — Это очень тонкое оранжевое дерево, которое постепенно обрастает специальной коркой. Со временем эта корка начинает опадать и ветром её разносит по округе. Этот порошок горюч, а в сочетании со стилидом в данных бомбах ещё и крайне взрывоопасен. Наполни эти фляги до краёв и у тебя будет два оружия судного дня для каких-нибудь уродов. Иди.

—Мда, радушия тебе не занимать, — побухтела я под конец и улетела.

Я решила пойти в лес, выбрав путь неподалёку от Его дома. И не успела я пройти даже десятка футов вглубь, как заметила бабочку мутно-синего окраса. Несколько секунд я не понимала, что меня в ней так привлекло, но потом в голове щёлкнуло — именно эти бабочки могли похвастаться секретом, который флайдеры принимали положительно. Пока что мне эта информация была полезна, но не необходима — Кеца'Го была нужна кора Тартарова дерева.

Вечносвободный лес всегда был известен как обиталище самых опасных и жутких монстров Эквестрии. Опаснее были только жители Тартара, но там они обитали в клетях под надзором Кербера. В лесу же монстры были предоставлены сами себе. Природа жила так, как получится. За ростом деревьев и погодой также никто не следил. Мне даже казалось, что в этом мерзком лесу всё ещё есть существа, доселе никем не виданные, даже Ноувойдом.

Буквально сразу после этих мыслей из-за ближайшего дерева выползло нечто. Наверняка Ноувойд или Солар знали, что за хрень, но мне было невдомёк. Это была ящерицеподобная штука ярко-синего цвета в шестью лапами. На голове помимо двух по-хищнически спокойных глаз виднелся какой-то нарост с шипом. Ящерка двигалась плавно, постоянно извиваясь. Я понятия не имела, может быть эта тварь была крайне ядовитой и могла наброситься мне на лицо менее, чем за сотую долю секунды. Но что было понятно точно — она была настроена агрессивно.

Я вспомнила, что при встрече с диким зверем, нужно дать ему понять, что ты опаснее него. Я отвела ногу с правым клинком в сторону и выдвинула оружие, направив его прямо на монстра. Ящер среагировал спустя секунду — из того самого нароста на его голове со свистящим звуком вылетел шип. Я машинально взмахнула клинком так, чтобы прикрыть лицо. Наверное, где-то вырос ряд из семи четырёхлистных клеверов, потому что это спонтанное движение всё же отбило шип. Эволюция этой ящерки явно подразумевала ранить жертву шипом, а затем догрызть, но мне удалось сломать её планы. Ящер резко бросился прямо на меня, намереваясь залезть мне на спину, но он не знал про левый клинок, который тут же пробил тельце существа между средней парой лап, но ранение было не очень существенное — монстр извивался и пытался зацепить меня, поэтому пришлось успокоить его декапитацией с помощью правого клинка, от чего тварь мгновенно увяла.

Вытерев мерзкую голубоватую кровь с клинков, я направилась дальше. Не успела я отойти хотя бы на пару-тройку футов, как какое-то змееподобное создание схватило остатки ящера и начало их удовлетворённо поглощать. Ещё через минуты три пути на меня снова решила покуситься какая-то тварь — на этот раз намного крупнее. Это было что-то вроде огромной кошки с необычайно длинным хвостом, чуть ли не в две длины своего тела. Хвост был очень пушистый, из-за чего казался толстым, но в шерсти были видны длинные тонкие иглы. Кошка... Кошки могут быть очень быстрыми и ловкими, так что я навострила все свои чувства до предела. Оранжевая шерсть сильно выделяла животное на фоне серых корявых веток, так что мне не составляло проблемы за ним следить. И тут меня осенило — кошка не нападает уже несколько секунд. Может, ей и не надо нападать? Я быстро развернулась и заметила, как на меня уже собирается прыгнуть такая же кошка, только серого окраса. Я тут же сделала рывок вбок, пытаясь поймать удачный момент, параллельно с этим полоснув серую тварь левым клинком. Судя по характерному дёрганью, куда-то я всё же попала. Рыжая кошка уже поняла, что роль приманки она сыграла и пора вступать в открытый бой, совершив быстрый прыжок в мою сторону. Ей повезло меньше — я слишком хорошо её видела и мне хватило одного рассчитанного удара правым клинком, чтобы отделить от неё кусок, состоящий из головы и одной передней лапы. Серой кошке явно не нравилась ситуация — мой случайный удар левым клинком оторвал ей кусок щеки с носом. Зверь впал в ярость и бросился без раздумий. Я не успела подловить его на моменте подлёта и пришлось ударить его не клинком, а просто копытом. Удар пришёлся куда-то в челюсть твари, дезориентировав её. Пока она приходила в себя, я с силой надавила ей на шею ногой, наблюдая, как она тщетно скребёт землю рядом с собой, пытаясь выбраться из-под намного более тяжёлого оппонента. Мне даже не пришлось использовать оружие. Я лишь крутанула копыто и сильнее вдавила его в тело дикой кошки, пока не услышала характерный хруст шейных позвонков. Всего несколько минут в лесу, а уже три трупа на счету. Страшно подумать, что же будет дальше...

Я уже зашла в те места Вечносвободного, которые многие местные пегасы называли «клеткой». Такое название она получила из-за хаотично переплетающихся ветвей разных деревьев, что создавали непроходимую клетку. Пегас, который не мог в любой момент взлететь над лесом, зачастую впадал в панику. Некоторые твари с опаской смотрели на меня, считая меня добычей не по силам, но за каждым приходилось пристально следить. Одна какая-то вшивая мразь попробовала на меня прыгнуть, но я рассекла её прямо в воздухе, после чего несколько минут меня вообще никто не трогал.

Наконец, спустя уже забыла сколько времени, я нашла нужное мне дерево. На фоне остальных серых и корявых деревьев Тартарово смотрелось довольно инфернально, выделяясь сочащимися ярким оранжевым цветом жилками. Но привлекло меня не само дерево, а зверь, стоящий рядом с ним. Один из самых опасных в Эквестрии — пони.

Ещё один самоубивец, решившийся отправиться в Вечносвободный добывать всё ту же корку Тартарова дерева. Я натянула маску и капюшон и направилась к нему, тихо и аккуратно. Но то ли у него был очень чуткий слух, то ли очень хорошая интуиция, и он повернулся, заметив меня. Тут же на его правой ноге разложился крохотный арбалет. Да не обычный, а с автоматической зарядкой следующего болта. На боку висело ещё три снаряда, так что он мог совершить четыре выстрела, не перезаряжаясь, а всего одного мне хватит, чтобы получить смертельно опасную дырку в какой-нибудь части своего тела.

—Кто ты? — спросил незнакомец. Голос был явно жеребцовый, грубый и низкий, но при этом сам пони был спокоен.

—Аналогичный вопрос, — ответила я.

—Ясно. На кого ты работаешь?

—Аналогичный вопрос.

—Ясно. Назовём вместе?

—Неожиданное предложение, но давай.

—Айвори...

—Кетц...

Я не успела договорить имя Кеца'Го, слегка его исказив. Мне хватило того, что я услышала из уст незнакомца. Айвори. Айвори, скотина такая, Лэнд. Этот пони был его агентом, а значит не просто заслуживал смерти — он обязан был умереть.

Я резко дёрнулась, но незнакомец оказался шустрым малым и быстро выпустил в меня болт из арбалета. Пришлось перевести моё дёргание в сторону, превратив его в быстрый перекат-бочку, в ходе которого я нацепляла себе пару веток на Его балахон. Арбалет незнакомца пусть и был с автозарядкой, но на это требовалось время. Немного, всего около секунды, но достаточно, чтобы я успела рвануть к нему. Он уже начал нацеливать на меня арбалет снова, так что я экстренно перевела бег в скольжение. Ему пришлось нацеливать арбалет чуть ниже и этих сотых долей секунды хватило, чтобы сократить расстояние и неловким ударом задней ногой пнуть его по оружию. Получилось то, что надо — удар слегка поднял вектор выстрела и он промахнулся.

Незнакомцу стоило отдать должное — соображал он быстро. Как только он получил удар по ноге, тут же ретировался, сделав отскок назад, чтобы выиграть время на перезарядку арбалета. Но и я, как бы мне не хотелось быть скромнее, была не промах и тут же сократила расстояние обратно. Удар ногой снова спас меня от выстрела... Вот только выстрела не было — незнакомец успел понять, что промахнётся и сдержался. Он попытался выиграть за счёт силы, начав давить мою ногу своей, выжидая момента, когда сможет наконец воткнуть болт мне в череп. И у него это получалось — он всё же был земным пони. Пришлось действовать быстрее и пришлось выдвинуть правый клинок. Арбалет выстрелил и попал прямо в клинок, срикошетив куда-то прочь. Глаза незнакомца мгновенно проанализировали ситуацию, но это не спасло его от запланированного мною действия — быстрый удар попал в основание стрелкового механизма и деревянное оружие смерти развалилось на запчасти. Четвёртый болт упал на землю, но никто из нас не был единорогом, чтобы удачно им воспользоваться.

Лишившись дальнобойного оружия, незнакомец выдвинул свой клинок на левой ноге. У меня не было сомнений, что передо мной прирождённый и специально обученный убийца. Недаром же Айвори послал его в Вечносвободный. А потому клинком он пользоваться наверняка умел. Я начала с лёгкого удара, которым даже не пыталась толком ранить его и добилась ровно того, чем хотела — спровоцировать его на атаку, чтобы понять какой стиль он предпочитает. Незнакомец бил с силой, вкладывая в атаки большую часть своего веса, а это значит, что мне нужно быть проворнее. Земнопони оказался настойчивым и продолжил свой удар в серию. Долго блокировать его удары у меня бы не вышло, так что я решила их парировать. Примерно на десятой атаке он резко остановил серию и отступил на пару корпусов, встав в защитную стойку. Ну что ж, он хотел боя, я его ему дам. Я била быстрее, постоянно норовя хотя бы задеть шею, но незнакомец был устойчив и легко блокировал мои удары.

Обменявшись парой ударов с ним, я наконец подловила засранца — удар по ноге слегка вывел его из равновесия. Сразу после этого я ушла вбок, прижалась передом к земле и что есть мощи в моём тощем теле вмазала ему в плечо. Какого-нибудь сопляка такой удар легко мог сбить с ног, лишить сознания и, вероятно, даже что-нибудь сломать. Но мой противник был крепок и его просто оттолкнуло. Но до чего же удачно — прямо в дерево и он воткнулся клинком так глубоко, что не мог выковырять его. Пока он в таком состоянии — время действовать. Я быстро сблизилась с ним и попыталась нанести быстрый удар в район горла.

Но безрассудство стоило мне дорого. Незнакомец притянула меня, зацепив за балахон, с силой ударил головой, а затем мощно врезал копытом прямо в грудь, отчего меня тоже немного оттолкнуло. Дискорд его подери, этот жеребец был силён. Мне потребовалось почти три секунды, чтобы прийти в себя.

У тебя получится...

Да, надо действовать до победного. Я снова рванула к земнопони, который всё ещё вытаскивал клинок из дерева. Расшатыванием он вытянул уже почти половину. Жеребец попытался нанести мне ещё один удар, но совершил ошибку. Я решила применить на нём мой любимый приём, который недавно испытала на себе Рейнбоу Дэш. Схватив его копыто, я потянула его на себя и ударила негодяя по шее. За счёт накопытника удар получился ощутимее, чем я привыкла. Остался последний штрих — удар в бок. Вот только в этот раз этот штрих замечательно дополнялся огромным клинком, вошедшим в мясо и, надеюсь, раскрошившим какую-нибудь кость. Но слишком долго радоваться для меня было недопустимой привилегией. Я быстро спрятала левый клинок и он снова смачно прочавкался через внутренности незнакомца. Он уже собирался взять меня в захват и, возможно, свернуть шею, так что я совершила экстренный прыжок в сторону, провернувшись вокруг своей оси. В прыжке я попыталась полоснуть его правым клинком. Приземлившись я заметила, что отсекла ему правое ухо, что, безусловно, обидно, но для опытного воина в бою не столь существенно.

Наконец он выковырял своё оружие из дерева и снова перешёл в фазу активного противостояния. Но дыра в плече значительно его ослабляла и замедляла. Уже на третьем его ударе я поймала отличный момент, проскочив под его оружием и рубанув по ноге своим. Нога была выведена из строя — он больше не мог опираться на неё и стал лёгкой добычей. Я проскользнула сбоку от него и очередным прыжком с разворотом оставила внушительный порез на спине. Финалом прыжка я упала на спину жеребца. Он оказался достаточно истощён и не смог выдержать моего веса. Два клинка, пробивших горло и мозг, навсегда успокоили незнакомого ассасина.

Немного отдохнув, я принялась соскребать корку Тартарова дерева в свои контейнеры, которые, что удивительно, совсем не мешали в бою. Процесс шёл не очень быстро и интересно в отличии от сражения с незнакомцем. Напоследок я решила обыскать труп. Под плащом у него обнаружилось самое ценное — ещё два контейнера с коркой. Я тут же подвязала их к своим. Думаю, Кеца'Го будет рада двойной порции. Ну, насколько она способна радоваться. В кармашках я также разжилась мешочком с битами, что лишним явно не будет. В другом кармашке нашлись пара пузырьков какого-то препарата. Разбираться, что это такое, на практике явно не стоило, но это могло быть что-то полезное. Больше в куртке незнакомца ничего не нашлось, но мне жутко захотелось снять с него оружие. Получилось легко и быстро. Пора было уходить.

Назад я вышла несколько другим путём. Ничего особо страшного на меня не покушалось. Какая-то собакоподобная дрянь попыталась меня сожрать, но быстро лишилась головы, а в остальном всё спокойно.

Кеца'Го была в своей лачуге и встретила меня ожидающим взглядом, в котором я даже углядела что-то надежды. Я молча передала ей два контейнера. Зебра спокойно их приняла, утвердительно кивнула и понесла куда-то.

—На месте был ассасин Айвори Лэнда. Пришлось его убить. Вот твоя часть трофеев.

Я не могла вспомнить моментов, когда видела улыбку Кеца'Го, поэтому сейчас это даже немного пугало. Но зебра явно была рада большому количеству взрывчатой смеси.

—Ещё я сняла его клинок. Не знаю, зачем, но вдруг пригодится.

—Я посмотрю, что можно сделать. Возможно, смогу улучшить твоё оружие. А если нет, то снаряжу ещё кого-нибудь.

—Ещё вот это, — я протянула ей бутыльки. — Понятия не имею, что это такое.

—Я тоже. Но могу обратиться к своей подруге, он в этом деле профессионал.

—Ну и ещё немного денег, но их я оставлю себе, могут пригодиться. Что дальше?

—Ничего, — твёрдо отрезала зебра.

—То есть как ничего? Я хочу действовать!

—Я рада, что ты так настроена, Рейзор. И ты уже сделала достаточно. Труп в гостинице шума не наделал — стражники обнаружили труп по прибытии и тут же улетели обратно, ничего никому не объясняя. А вот труп Скай Лэнс нашли. И сейчас надо немного залечь на дно. Совсем ненадолго, день или два. Пообщайся с друзьями, сделай вид, что ты пытаешься вклиниться обратно в общество..

—Я не хочу! Я не хочу быть частью общества! Я хочу отомстить!

—Тише, тише, — проникновенно сказала Кеца'Го и положила мне копыто на плечо, — у тебя будет шанс отомстить, но если мы будем слишком активны, это может спугнуть их. И тогда ты уже не сможешь вонзить клинок в шею Айвори Лэнда, Рейзор.

Я сделала вид, что задумалась, но деле просто успокаивалась.

Правильно, Фи, гнев не исправит положения.

—Ладно. Прости. Всё нормально.

—Ничего. Хочешь, дам тебе совет? — спросила она, уже отвернувшись от меня и ковыряясь в своих устройствах. Моё молчание она восприняла как согласие. — Ненависть помогает в бою только самым яростным воинам. Для таких как ты, ловких и хитрых, важно спокойствие. Тренируйся в этом и станешь смертью для каждого, из-за чьей вины твой брат сейчас не с тобой.

Я кивнула, хотя зебра не могла этого увидеть. Постояв ещё немного, я ушла прочь, следовать совету.

Первым делом, лучшее средство для успокоения тела и духа — прохладный душ. Выбравшись и успокоившись, я решила направиться к тем, кого я имела наглость называть друзьями, хотя была совершенно не достойна их.

Они снова сидели вокруг всё того же столика, надёжно застолбив его для себя. Оживлённая болтовня быстро утихла, а потом и вовсе прекратилась, когда я подошла и села рядом.

—Привет, Фьюри. Как ты? — полюбопытствовала Ц'Карра. Малышка явно было позитивнее меня и легко влилась в новую компанию.

—Привет всем. Я? Я нормально.

—Тебя давно не было видно.

—Да, я была занята валянием на кровати и бездумным взглядом в никуда.

Все замолчали, не желая развивать тему. Мне такая молчанка совсем не нравилась.

—Что там насчёт вашего дома, Хант?

—Земля куплена, строители наняты, так что теперь всё зависит от остальных денег, чтобы оплачивать стройку. Причём планировку выбрал такую, где можно в случае чего добавить дополнительные модули, — поведал Хант.

—Круто, да?! Я уже застолбила себе комнату на первом этаже! — излила свою радость Ц'Карра.

Мы ещё некоторое время болтали. В основном говорили остальные, а я лишь поддакивала и давала краткие ответы на вопросы а-ля «Как ты относишься к клубнике» и прочее. Я искренне пыталась слушать и внимать во всё, что они говорили, но мои мысли часто улетали прочь. Куда-то в район размышлений о том, как уничтожить следующего прихвостня Лэнда.

Как только Ц'Карра в первый раз зевнула, все сразу поняли, что пора расходиться. Я, будучи жильцом далёкого отсюда дома, ушла самой первой. На улице уже был вечерок, принесший с собой приятную прохладу и лёгкую темень.

Сегодняшнее настроение было тяжело описать. Пожалуй, лучшим словом будет «предвкушение». Книги Солара сильно разбавляли возможную скуку одиночества. В каком-то смысле он был со мной...

Я всегда буду с тобой, Фи...

День XV: Карьерный рост

Утро. Стоп... Никакое не утро. На улице была непроглядная тьма ночи и слышались разнообразные звуки всяких насекомых. Я начала прислушиваться лучше и поняла, что меня разбудил нетипичный для Его квартиры скрип досок. Две секунды раздумий и я мгновенно взбодрилась, сунула копыта под матрас, быстро нацепила накопытники и прижалась к стене, выслушивая происходящее. Шорох доносился из комнаты Ронгсайда, так что у меня в голове появилась логичная мысль, что это мог быть и вправду он.

Но нет, слишком поспешными были движения. Судя по звуку, он проверял всё подряд. Сомнительно, что Ронгсайд бы так искал в своей личной комнате хоть что-нибудь. Я слегка толкнула дверь и та предательски скрипнула, так что скрытность отошла в сторону.

Нежданным посетителем оказался некий единорог с голубой гривой. Едва завидев меня, он тут же атаковал. И не привычным для меня образом, а магией, сражаться против которой я не привыкла. Он выпустил в меня три светящихся осколка. Я ушла в сторону, попытавшись отбить ближайший ко мне осколок. Отбить не получилось, но он и без того пролетел мимо.

Маг был проблемой. Каждый маг являлся уникальным набором различных заклинаний и полный арсенал его умений знал только он сам. Специализаций, школ и заклинаний у единорогов в целом набирались сотни. Маг передо мной вполне мог оказаться безобидным лекарем и на осколках вся его боевая магия и закончится. Но это также мог быть могущественный боевой чародей, которому стоит лишь пожелать и весь дом сгорит дотла, оставив от меня лишь вооружённый скелет.

Но рискнуть всё же надо было. Я рванула к нему, придав себе ускорения с помощью крыльев, но он быстро остудил мой пыл, создав почти перед самым лицом магический меч, от которого исходила морозная дымка. Я тут же затормозила и отбила меч в сторону, но единорог продолжил натиск, пытаясь пробить мою защиту. Но тяжело пробить защиту, когда она основана на уклонении от каждого удара с редким парированием.

Единорог быстро понял бесполезность своего метода и метнул очередные три осколка в упор. Но он не учёл свечения своего рога, которое его и выдало. Едва заметив искры на его лобной кости, я кувыркнулась в сторону. Один осколок ударился о левый накопытник, но особого вреда на нанёс. Я же оказалась в отличной позиции, рядом с его задними ногами, чем не преминула воспользоваться. Этот удар решил всё. Сначала я царапнула его по задней ноге, от чего он сразу изошёл криком боли. Выбрав этот момент, я взмахнула клинком и попала по самому уязвимому месту любого единорога. От удара по рогу он мгновенно потерял все остатки концентрации и его меч рассеялся. Посчитав рог наибольшей угрозой, я решила расправиться с ним окончательно. Выступающими элементами левого клинка я зафиксировала рог и ударом правого клинка отрубила... Нет, не отрубила, рог оказался достаточно прочный. Но второй удар легко отломил большую часть магического отростка. Я никогда не знала, насколько это болезненно и, клянусь Его памятью, не хочу никогда этого узнавать.

Единорог полностью вышел из боя, неистово вопя от нестерпимой боли. Солар как-то говорил, что боль от потери рога сравнима с вбиванием в череп огромного металлического зазубренного штыря с последующим его прокручиванием. Но единорог стал доставлять проблемы своими громкими воплями. Я взяла его в захват, зажав голову левой ногой. Он почти не сопротивлялся. В порыве страданий он вряд ли вообще что-то сейчас осознавал.

Но не успела я довершить дело, как увидела в дверном проёме хозяина комнаты. Ронгсайд с округлившимися глазами наблюдал за всей происходящей сценой. Терпеть вопли единорога больше не было ни сил, ни смысла — клинок, пущенный в один висков и вышедший из другого, мгновенно его успокоил.

В какой-то мере это эвтаназия.

Я быстро отошла от тела противника, чтобы не заляпать себя кровью. Ронгсайд всё сильнее съёживался по мере моего к нему приближения. Казалось, ещё чуть-чуть и он спружинит и вылетит прочь. Но он продолжал стоять, хотя и отвёл голову назад настолько, что я бы констатировала перелом.

—Какого хрена тут происходит?! — резко возопил Ронг.

—Правосудие, если позволишь мне немного пафоса.

—Ч-что?! Ты убила его! Убила пони! Живого! Н-настоящего!

—Будешь сильно паниковать — тресну по голове. Он проник в твою комнату и что-то тут выискивал. Завидев меня, напал.

Правильно, Фи, успокой его.

—И ты убила его?

—А что мне оставалось делать? Он — один из подручных Айвори Лэнда, а значит заслуживает смерти.

—А я вообще его сын. Меня тоже убьёшь?!

—Тому, что ты находишься в одной комнате со мной и всё ещё жив, будь благодарен Солару, для которого ты был другом...

Немного не так.

—Для которого ты остаёшься другом.

Ронгсайд ошарашенно смотрел на меня, пытаясь подобрать слова.

—Поможешь мне оттащить его тело в лес.

—Д-да, помогу, — промямлил Ронг.

—Я не спрашивала.

Ронгсайд тут же поник и схватил труп телезахватом за передние копыта, но сразу прекратил, едва заметив естественное падение головы единорога набок.

—Первое. Я пробила ему мозг, так что он вряд ли жив. Второе. Я пойду и надену накидку, у меня слишком яркая шерсть. Ты тоже можешь чем-нибудь прикрыть свою жёлтую гриву. Третье. Как выйдем на улицу, прекрати пользоваться телекинезом, потащим так. Твою лампочку будет отчётливо видно посреди ночной тьмы.

Когда я вернулась, Ронг уже тащил труп к окну, будучи одетый в какую-то идиотскую, но всё же тёмную шапку и повязанный на шею длинный плащ, прикрывающий хвост. Последний, правда, всё равно немного торчал, но и так сойдёт. Перевалив труп через окно, Ронгсайд послушался меня и вытолкал его уже без телекинеза, толкнув копытами. Я быстро вылетела наружу, приземлилась и огляделась. Не найдя причин для беспокойства, я дала отмашку Ронгу и тот достаточно ловко выпрыгнул наружу. Не стоит забывать, чем он ранее занимался. Сейчас он был просто шокирован, но очень быстро его навыки вернутся к нему.

Ронгсайд помогал тащить труп с видимым отвращением. Мне пришло в голову, что с ним сейчас полезно поговорить, чтобы успокоить. А чем спокойнее пони, который тебе помогает, тем лучше.

—Что в Кантерлоте, Ронгсайд? Что с твоим отцом?

—Всё ещё думают, что с ним делать. Принцесса Луна, оценив ситуацию, предложила оставить его в живых, но применить на нём Лишение. Принцесса Селестия серьёзно после этого задумалась, но своего мнения не вынесла.

—Что за Лишение?

—Это самое страшное несмертельное наказание для пони. Принцессе придётся использовать магию Тартара и полностью лишить пони всей его магической энергии. Единорог лишится заклинаний, пегас разучится летать и управлять погодой, земной пони станет бесполезным балластом на ферме. После Лишения пони также чувствует постоянную слабость и ему зачастую даже трудно ходить. На бедре преступника вырезается символ в виде закованного в кандалы меча, навсегда заменяя его кьютимарку. Таких пони даже не держат после этого в тюрьме. Они становятся изгоями народа и либо страдают до конца своей жизни, либо совершают самоубийство спустя несколько месяцев мучений. По крайней мере мне так Солар рассказывал.

Я не выдержала и с силой двинула ему по морде копытом. От удара он сильно отвёл голову, не удержал равновесия и упал, выронив ногу трупа.

—Не смей называть Его имя в моём присутствии, — я чуть было не сошла на кри, но вспомнила о том, где и чем мы занимаемся.

Он молча встал, снова подхватил тело и пошёл дальше.

—Прости. Так Он мне говорил.

—И сколько таких случаев было в истории?

—Насколько я помню Его слова, всего пять. Но это только зарегистрированные в свитках архивов.

—И ты считаешь, что это подходящее наказание для твоего отца?

—Я не знаю. Я не судья.

Последние несколько метров мы тащили труп молча, исчерпав тему для общения. Тело мы сбросили посреди деревьев в кусты, в которых единорога вряд ли кто найдёт.

—Хотелось бы, чтобы это был последний раз, когда я занимаюсь чем-то подобные. А то это немного не в моём...

Но договорить он не успел. Посреди фразы из его шеи выскочил клинок, пробивший ему голосовые связки. Ронгсайд даже не начал захлёбываться кровью. Его простой напуганный взгляд мгновенно омертвел. Клинок скрылся и тело Ронгсайда грузно упало на холодную землю. Убийца стоял позади и вытирал кровь с клинка тряпочкой. Его клинок был зазубренный и не цельный. Когда он сложил его, стало видно, что клинок состоит из множества частей, которые выдвигаются вперёд, стыкуются друг с другом и формируют оружие. Из-за такой конструкции его клинок был заметно длиннее. Незнакомец подошёл поближе и я уже собиралась дать отпор, но это оказался кое-кто знакомый.

—Тёрнер?

—Он самый, Фьюри. Надеюсь, ты была не против... этого, — он указал на труп Ронгсайда.

—Ну, я пообещала себе, что не убью его. Я его и не убила. Но объясниться тебе всё же стоит.

Тёрнер оглянулся по всем сторонам и продолжил.

—Я наслышан о твоих действиях. Понивилль пока не начал активно жужжать о смертях, но скоро будет.

—А тебе от этого какая выгода?

—Выгода? Уничтожить группировку недокультистов, которые похищают пони из их домов и семей для меня звучит как идеальная выгода. И так как ты, скорее всего, скоро спросишь, зачем я здесь, то отвечу заранее — помочь.

—Чем?

—Пойдём, — сказал он и, не дожидаясь моего ответа, пошёл куда-то.

Следуя за ним, я оказалась в уже знакомом доме Тёрнера. Он повёл меня к лестнице, ведущей в подвал. За доской был небольшой рычажок, который открыл дверь и впустил нас внутрь. Когда мы были здесь в прошлый раз, дверь была обычной. Видимо, Тёрнер сразу по возвращении занялся укреплением своей обороны. Внутри меня ждала лаборатория, но намного более яркая, чем в прошлый раз. Да и тогда я глянула на неё лишь мельком. Сейчас же она выглядела внушительно. Обширная, с кучей всяких непонятных штук, огромным... огромной... огромной хренотенью в центре с кучей разноцветных лампочек. Тёрнер дождался, пока я пройду внутрь, и закрыл дверь.

—Я некоторое время следил за тобой. И могу помочь.

—Я вся внимание.

—Ну, первым делом, Кеца'Го закончила бомбы. Получилось три штуки с очень мощным зарядом. И да, я с ней знаком.

—Хорошо. А причём тут ты?

—Правильный вопрос, Фьюри. Понимаешь, Кеца'Го — инженер. Она смогла соорудить очень удобный корпус для бомб, но правильно начинить их тем, чем надо, не может. Или может, но очень боится ошибиться. Так что бомбы доделаю я.

—Отлично. Что-нибудь ещё?, — нагло спросила я.

—Да, есть ещё вот эта штука, — он протянул мне шприц. — Это вещество мгновенно усыпит любую цель.

—Я хочу убивать этих мразей, а не обеспечивать им хороший крепкий сон.

—Да-да-да, но что ты будешь делать с теми, кто просто тебе мешает на твоём пути? Какой-нибудь невинный стражник или просто застукавший тебя на месте убийства горожанин?

—Хорошо, я поняла. Это всё?

Хувз упаковал по три шприца в две небольшие кожаные плашки и зацепил их ремнями мне чуть выше накопытников. Доставать их будет не очень удобно, но и так сойдёт.

—Я заметил, что ты интересовалась флайдерами...

—Продолжай.

—Вижу, что ты не самый опытный алхимик. Я тебе с этим помогу. За сроки не ручаюсь, но сделаю. Ну и последний подарок для тебя лежит у Кеца'Го в её убежище. Я предложил идею, она реализовала. Думаю, тебе понравится.

—Спасибо, Тёрнер. В такое время каждый союзник для меня ценен, — полудружелюбно сказала я. Но на самом деле всё это время я была настороже. Нельзя было сказать наверняка, что Хувз говорит правду и сотрудничает искренне, а не чтобы втереться в доверие.

Он протянул мне копыто. Я уверенно цокнула по нему своим.

—Убей их, Фьюри. Отомсти за Солара. Отомсти за всех, кто пострадал из-за них.

—Кеца'Го говорит, что нужно повременить.

—Нужно, но у тебя есть работа. В Понивилль прибыл подозрительный пегас. Первым делом он пошёл проверять дом Скай Лэнс. Сейчас отдыхает в твоей гостинице, так что действовать лучше сейчас. Зайди к Кеца'Го, а затем сразу к нему. Его зовут Уайтест, но это неполное имя.

—Поняла.

Тёрнер описал мне внешность Уайтеста и я ушла, будучи всё ещё настороже, выполнять свою новую задачу.

Ему можно доверять, Фи.

—Да, может быть.

Я быстрым темпом побрела в тайное убежище Кеца'Го. Она явно меня ждала, так как моментально принялась что-то делать, стоило мне только приоткрыть дверь.

—Не буду отнимать много твоего времени, раздевайся.

Я бы могла изобразить смущение, но мы обе понимали павшую на наши плечи задачу, так что я быстро скинула балахон. Кофту с воротников снимать не пришлось.

—«Расправь крыло», — сказала она, стоя у моего правого крыла.

Через некоторое время я услышала громкий щелчок и небольшую боль по всей длине крыла.

—Не складывай крыло и расправь другое.

Я сделала, что прошено и Кеца'Го повторила те же действия на другом крыле.

—Держи так, осталась последняя деталь.

Она взяла со стола какую-то деталь и закрепила её мне на спине, между крыльями.

—Готово. Опробуй.

Я подвигала крыльями и некоторое время привыкала к их слегка повысившемуся весу. Отныне по всей наружной части крыла у меня была тонкая серия заточенных плиток. Они были достаточно тонкими, так что полноценно разрубить что-нибудь вряд ли получится, но нанести порез вполне будет можно.

—Спасибо, пригодится.

—Не за что, я лишь построила всю эту штуку. Но долой разговоры, у тебя есть работа.

Я закрыла лицо на подходе к гостинице. У парадного было очень светло за счёт нескольких световых кристаллов. Придётся зайти сзади. Я ещё раньше приметила, что к центральному столу вело два окна. Быстрый взгляд внутрь показал мне, что там пусто и я прошмыгнула за стол, чтобы проверить записи. Нужное мне имя нашлось на дне списка — Уайтест Стоун.

Я аккуратно и тихо подлетела к его окну. Он лежал в кровати и читал то ли книгу, то ли блокнот с записями. Если второе, то может быть полезно для меня. В данный момент он лежал ко мне затылком, но я понятия не имела, насколько он чуткий. Защёлка на окне закрыта не была, но я заметила возле одной из створок маленькую металлическую палочку. Стоит мне открыть окно, она упадёт на подоконник и выдаст меня. Но действовать надо было. Я аккуратно приоткрыла одну створку окна, выдвинула левый клинок и медленным, даже грациозным движением прижала металлический столбик к другой створке, используя уголок лезвия. Медленным движением я отвела створку в сторону, продолжая придерживать сигнализацию. Когда окно было достаточно широко открыто, я схватила столбик и выкинула его прочь, не отводя глаз от лежащего Уайтеста.

Но не успела я толком начать залезать внутрь, как пегас резко спрыгнул с кровати и швырнул свою книгу в меня. Увернуться в сторону была некуда, так что я попыталась отлететь назад, но времени не хватило и книга влетела мне в район груди. Придя в себя, я увидела, зачем он решил швыряться в меня макулатурой — Уайтест уже был вооружён накопытником с клинком. Ну что я могу сказать, оружие популярное. Он рванул на меня с большой скоростью и мне пришлось увернуться, скрывшись под подоконник снаружи.

Оглядевшись немного, я поняла, что Уайтест не пытался со мной драться — он улетал прочь! Настал момент вспомнить себя в роли летуна. Впрочем, особых проблем Уайтест Стоун не вызвал — я пулей устремилась за ним и уже через примерно шесть секунд догнала его. Он понял, что убегать бесполезно и принял бой.

Драться он умел. Несколько моих атак он легко отпарировал. Причём так, что я не могла дополнить отбитый удар успешной атакой другой ногой. Изредка он добавлял к своему удару пинок задними ногами, но от него я легко уворачивалась. Рано или поздно он должен был совершить ошибку. Я отбила его атаку, но сама в итоге оказалась слишком далеко по его правый бок. И лишь когда мне представилась возможность, я вспомнила о своём новом приспособлении. Бочка на месте с расположенным перпендикулярно крылом и брюхо Уайтеста обогатилось широким шрамом. В животе довольно мягкие ткани, так что порез получился крайне болезненный. Стоун тут же потерял концентрацию... в отличие от меня. Я мгновенно зацепилась ему за шею и добила уже проверенным методом.

Бросать труп пегаса с пробитой головой на город вряд ли стоило, так что я улетела с его телом в сторону Вечносвободного, слегка капая на поселение кровью. Там его труп вряд ли найдут...

Я вернулась к Тёрнеру. Всё же именно он дал мне наводку на Уайтеста.

—Ты молодец, Фьюри, но возвращаться было не обязательно. Ступай домой и отдохни. Всё же сегодня у тебя отняли заслуженный сон.

—Точно? Больше ничего не требуется? — сказала я без капли сна в глазу.

—Нет. Старые проблемы решены, новых не набралось. Некстати, как тебе дополнение к крыльям?

—О, отлично. Мне уже пришлось ими воспользоваться. Успешно.

—Замечательно. Я нанёс на лезвия особый раствор. Он будет удерживаться примерно неделю. Он препятствует прилипанию крови к лезвиям.

—То есть лезвия всегда будут чистыми?

—Да, пока раствор будет сохранять свои свойства. Кроме прочего, я пытался сделать их максимально лёгкими. Я наслышан, что ты очень опытный летун, так что не хотелось лишать тебя этого достоинства.

—Не, всё отлично. Стали чуть тяжелее, но я быстро привыкла к весу.

—Отлично! Тогда не буду тебя задерживать. Вполне вероятно, что спать тебе сейчас не хочется. Но надо.

—Хорошо, — на отвали сказала я.

—Фьюри... Надо. Ты нам нужна, полная сил, а не только рвения, — добавил он с почти командирским тоном.

Я ничего не ответила, но приняла его правду. Сон нужен.

Через некоторое время я уже пребывала дома и пыталась заснуть, опустив такую деталь, как снятие одежды и оружия. Сон не шёл. Тяжёло было «усыпить» себя, когда задаёшься этой целью намеренно.

Через какое-то время я успокоилась и начала просто думать. Не сразу поняла, о чём. Возможно, это и называется «думать ни о чём». В голову быстро начали лезть разные мысли. И в этот момент я вспомнила два совершенно отличных друг от друга мнения о медитации. Одни мне твердили, что думать нужно о хорошем. Другие — что думать нужно о плохом и тренировать в себе умение уничтожать негативные эмоции. Я решила попробовать сразу всё.

И я представила Солара...

Мы стояли в большой пустой комнате. Она была похожа на мои казармы в Клаудшифте, но сделанные из дерева. В центре комнаты стояла простенькая скамья, на которой я и сидела. Как только я закончила оглядываться, напротив меня во время одного из поворотов головы появился Солар. Я уже порывалась было броситься и утопить его в объятиях, но вспомнила, где я нахожусь.

—Привет, Фи, — сказал Он и я чуть не растаяла от удовольствия снова слышать Его голос.

—Солар... Я... Ты не представляешь, как же я рада тебя видеть...

—Наверное, всё же могу. Не только ты лишилась брата, Фи, но и я лишился сестры. Ну да не будем о грустном. Как твои дела? — миролюбиво спросил Он.

—Я... Я не уверена, но мне кажется, что всё нормально. У меня есть цель в жизни и...

—И ты стала убийцей... — прервал Он меня.

—Я стала убийцей, — смиренно повторила я.

—Тебе нравится то, чем ты занимаешься?

—М, пожалуй, да.

—А считаешь ли ты то, чем ты занимаешься, правильным?

—Да, — твёрдо и без сомнений подтвердила я.

—Тогда ты знаешь, что я по этому поводу думаю, Фи.

—Да, тогда всё правильно.

—Ты хочешь у меня что-нибудь спросить, Фи?

Этот вопрос задел меня, потому что заставил задуматься. Я не знаю, почему, но мне казалось, что у меня ровно один вопрос и надо задать что-то важное. Но мне не стоит забывать, что этот Солар всего лишь плод моего подсознания... Я сама создала его, чтобы успокоить себя.

—Как мне жить без тебя, Солар? — жалобно спросила я у Него.

—У тебя есть три варианта. Первый — помнить и скорбеть. Второй — помнить и идти к своей цели дальше.

—А третий?

—Тебе не понравится.

—Солар...

—Забыть.

Он был прав, мне такой вариант не нравится.

—Я, пожалуй, выберу второй.

—Правильный выбор, Фи. Буду честен, мне плевать, чем ты занимаешься. Мне важно, чтобы ты считала это верным.

Я молча сидела некоторое время, обдумывая, что ещё стоит спросить.

—Скажи это, — спокойно и резко потребовал Он.

—Сказать что? — с недоумением спросила я.

—То, что у тебя на уме. Отринь тот факт, что это может прозвучать нелепо и не к месту. Просто скажи это.

Я собралась с духом.

—Солар, я люблю тебя, — выдавила я из себя. И Он был прав, это звучало несколько нелепо.

—И я люблю тебя, Фи. Возможно, несколько иначе, но люблю. И пусть это не так очевидно, но ты — одна из причин, по которым я получил копьё в живот. Я был готов на убийство ради наших жизней. Ты готова на убийство ради спасения многих. И знаешь что, Фи...

Я навострила уши, чтобы чётко услышать, что же он скажет.

—Я даю добро на это, нужно оно тебе или нет.

Я собиралась что-то ответить, но меня резко ударило в бок. Затем ещё раз. На третий удар образ Солара передо мной стал рассеиваться. Четвёртый толчок окончательно выбил меня из медитации.

Первые несколько секунд я видела исключительно чёрное пространство. Со временем глаза привыкли к окружению. Слегка размяв спину и шею, я вновь была готова к грядущему дню. Осмотревшись, я заметила справа от себя сидящую с обеспокоенным лицом Лиру.

—О, привет, Лира! — с шутливой интонацией поздоровалась я, в это время проверяя, задвинуты ли мои клинки в накопытники.

—Привет... Эм, ты спишь сидя? — отрешённо спросила аквамариновая единорожка.

—Скорее медитирую, чем сплю, но да. А что ты тут делаешь?

—Ну, ты помнишь, что разрешила мне заскакивать периодически? Вот я и заскочила. В ответ на стук в дверь, эм, дверь открылась. Я немного испугалась и решила осмотреть дом снаружи. А там гляжу в окно и вижу, что ты сидишь на кровати в странной позе и... — притихла она.

—И?

—Ты говорила сама с собой... И говорила Солару, что любишь его... — смущённо мямлила Лира.

Я тяжело вздохнула.

—Да, тяжело контролировать свои эмоции. Особенно когда они не совсем правильные для нашего общества.

Лира смущённо отвела взгляд. И только сейчас я поняла, что она подумала об обычной любви брата и сестры, когда услышала мои медитативные бредни, и не думала о чём-то большем. Вот так вот легко я раскрыла себя. Впрочем, никакого сожаления о рассыпавшейся правде я не испытывала.

—Прости. Не уверена, что тебе стоило это знать, — смущённо сказала я.

Наступила долгая пауза, по меньшей мере минут на пять, в течение которой мы всеми силами старались не глядеть друг дружке в глаза.

—Так, эм, зачем ты приходила? — решила я толкнуть разговор хоть куда-нибудь.

—Ну, я уже говорила, что нам будет полезно положиться друг на друга и периодически болтать о том да сём. В конце концов, для этого же нужны друзья.

Друзья... От осознания того, что есть ещё кто-то, кто так беспрепятственно готов назвать меня своим другом, мне хотелось броситься на Лиру и заобнимать её до хрипоты. Но я сдержала свои чувства и нежно положила её копыто на плечо.

—Ну конечно мы можем поболтать. Я в этом не очень сильна, так что тему выбирай ты.

—О, ну раз такая воля в моих копытах, то расскажи о своих отношениях с Соларом. И сразу скажу, что всё, что ты решишься мне поведать, я никому не расскажу.

—Что ж, не вижу особого смысла что-либо скрывать, — я картинно прокашлялась. — Начну с того, что я не помню, когда всё началось. Но мне кажется, что моя сильная к нему привязанность развилась из-за того, что нас разделили. Солар остался в Понивилле, а меня отослали в Клаудшифт. Поэтому виделись мы нечасто, лишь когда я прилетала оттуда во времена долгих выходных или отпусков.

—И из-за этого тебе нравилось проводить с ним время?

—Да. Каждая встреча приносила мне радость. Долгое время я считала, что только Солар может поднять мне настроение. Там, в Клаудшифте, всё было слишком серьёзно. Друзей у меня там не было, а любые диалоги с коллегами были исключительно по поводу всяких дел, преступлений и прочего барахла. Здесь же был Солар... С ним я могла повеселиться, поболтать о всякой лабуде, поиграть во что-нибудь в конце концов. Я поняла, насколько скучаю по нему сразу, как вернулась в Клаудшифт.

—Мне это немного знакомо. В музыкальной школе мне тоже не нравилось, — разбавила мой монолог Лира.

—Когда я приехала во второй раз, то ночью мне приснился жуткий сон. Сейчас я вообще не помню, что же мне там такое приснилось, ну да и не важно. Я вскочила и просто уныло смотрела в окно, пытаясь отдышаться после пережитого испуга. Мне уже тогда нравилось смотреть на луну... Солар тоже проснулся и коротким «эй» позвал меня. Когда я обернулась, то увидела, что он приподнял одеяло, приглашая меня под него. Да, сейчас это звучит несколько пошло, но тогда ему было всего пять лет. И меня очень порадовало то, что мой маленький брат таким вот простым образом спас свою старшую сестрёнку от страшных кошмаров.

—Кстати, на сколько ты его старше?

—На семь лет. Да-да, мне снились кошмары в тринадцать лет. С тех пор я очень часто спала рядом с Соларом. Когда он спросил у меня, почему я продолжаю это делать, я ответила: «Вместе спокойнее», и он больше ни разу не комментировал подобные ситуации.

—Это... это так мило на самом деле.

—Да... Когда мы оба стали постарше, я стала понимать, что это начинает мне нравиться. Ну, знаешь, нравиться. Мне становилось неловко, но я не могла отрицать того, что мне это, Дискорд его подери, нравилось. Мне... мне этого очень не хватает...

Лира молча погладила меня по плечу, выказывая какую-никакую заботу.

—Я восхищалась каждым его... как бы это сказать... Каждой его чертой. Как он относился к миру, к другим пони, к их поступкам. В нём всё было правильно. А теперь... А теперь?! Теперь что?! Теперь его нет!!!

Лира отскочила от меня с испуганным выражением лица. Её полные страха глаза очень больно кольнули меня в душу. Я осознала ситуацию... Сорвавшись, я выдвинула правый клинок, слегка вспоров кровать. Осознание последовало дальше. Я видела, как Лира потихоньку пытается сдвигаться в сторону коридора, желая убежать отсюда. Я мигом задвинула клинок, вскочила с кровати и прыгнула к ней. Лира попыталась сделать рывок, но у неё не вышло и уже через секунду она оказалась в моих объятиях.

—Нет! Лира! Прошу тебя, не уходи! — жалобно взвыла я.

Лира же тем временем молчала, лишь изредка жадно хватая воздух.

—Прошу! Не оставляй меня из-за... из-за этого!

Лира, смотря в мои наполненные слезами глаза, сглотнула и отвела взгляд в сторону. Я же, лишённая прямого зрительного контакта, уткнулась мордой ей в грудь, но аккуратно, помня о подаренном Им амулетиком, чтобы ненароком его не повредить.

—Так ты… Ты… Эм, ты убила ту торговку? Скай Пирс вроде бы, — с тяжестью в голосе спросила она.

—Скай Лэнс… И да, это была я, — крикнула я. Крикнуть пришлось, так как мой рот был закопан в её шёрстке.

—Но… зачем?

—Она была приспешником Айвори Лэнда… Его планы не должны быть реализованы. И для этого приходится отрубать все возможные пути возрождения Горизонта, — сказала я, добавив некоторую серьёзность.

Лира долго, даже очень долго, размышляла, то и дело мотая головой, пытаясь сфокусировать свой взгляд хоть на чём-нибудь. Наконец, спустя почти три минуты она положила копыта мне на плечи и плавно отодвинула меня.

—Первым делом, молчи. Я буду говорить, а ты лишь кивай или мотай головой, хорошо?

Я кивнула. Сейчас мне меньше всего хотелось потерять поддержку такого друга, как она.

—Чудно. Итак, ты убиваешь всех тех, кто является соучастником этого Айвори, которого, кажется, сейчас судят в Кантерлоте, так?

Кивок.

—И ты хочешь его, ну, убить?

Кивок.

—Что же… А… Эм… А меня тебе придётся убить?

Я собиралась было громко воспротивиться, но Лира предупредительно подняла копыто и я просто помотала головой.

—Хорошо… Это хорошо… Кем ты меня считаешь? А, стоп, точно. Считаешь ли ты меня своей подругой?

Я что есть силы энергично закивала.

—Прекрасно, отлично. Считай, что я спокойна. Ты ещё кого-нибудь убивала в Понивилле?

Я кивнула. Трижды. Потом подумала, вспомнив того ассасина, что порешала в Вечносвободном, и кивнула четвёртый раз. С каждым кивком лицо Лиры всё сильнее искривлялось и, если бы не ситуация, я бы от души посмеялась.

—И… И тебе нужна моя помощь в чём-то?

Я помотала головой.

—Эм, тебе нужно придумать алиби? Или не придумать, а сделать его? Ну или придумать и распространить какую-нибудь историю?

Я подождала паузы в её словах и помотала головой, слегка улыбаясь.

—Чего же ты тогда хочешь от меня?

Я ждала, когда она начнёт поправлять свой вопрос, чтобы я могла ответить на него жестом, но она так и продолжила смотреть на меня, ожидая ответа.

—Лира, мне от тебя нужно лишь самое ценное. Мне нужна хорошая подруга. Солар доверял тебе и называл тебя своей лучшей подругой. И первое время я относилась к этому просто, как к обычным словам. Но когда я увидела твой взгляд, когда, ну, говорила тебе о Его смерти, то поняла, что не я одна так скорблю о том, что Его больше нет с нами.

Я склонила голову и уже через пару секунд почувствовала на своих плечах её копыта. Я с опаской подняла голову и посмотрела прямо в её золотые глаза.

—Помогать я тебе не буду… Но и одну не оставлю.

Я не сдержалась и сжала единорожку в объятиях.

—Ну-ну-ну, спокойнее, — весело отозвалась Лира. — Может, пообедаем где-нибудь?

—Конечно, почему бы и…