S03E05
Глава 6: Мягкий свет Глава 8: Решения

Глава 7: Приоритеты

Примечания автора:Небольшая, но забавная вещь по поводу этой главы. Я опубликовала шестую главу, пнула Сомбера, а затем, через три часа, закончила и эту.  Осталось только немножко подредактировать и дать пару дней для вычитки — как-то так! Спасибо Bronode, Kenzie и Somber за помощь с редактурой. Особенно благодарю Kenzie и Bronode, которым стоило отвернуться в сторону на 3 часа, как внезапно получили 19 страниц для вычитки. Извините меня!

Так, на этой неделе я рекомендую вам к прочтению Fallout Equestria: Wasteland Economics, автор Doctor Ham. Это хорошая история, достаточно известная и, безусловно, стоит прочтения!

Fallout Equestria: Project Horizons — Speak

Автор: Heartshine

Глава 7: Приоритеты

Мне нужен кто-то с острым интеллектом,

Чьё сердце жарче адского огня.

Мне нужен кто-то cо звёздными глазами,

Чей поцелуй — бездонная река.

Но больше всех, мне просто нужен кто-то

Кто сохранит свою любовь ко мне,

Когда я позабуду как любить

Себя в ненастье и беде.

Довоенный поэт — Свит Вордс.

— Так… что мы собираемся делать с ужином? — спросила Глиттер, спустившись вместе с нами к основанию горы. Наблюдатель был достаточно любезен, чтобы выключить защитную систему турелей, чтобы мы не превратились в маленькие кучи тлеющего угля.

— Не знаю, — прокряхтела Блэкджек из-за спины Глиттер. — Без разницы. Я не открою глаза, пока мы не приземлимся. — решительно заявила она.

— Тачдаун! Глиттер приземлилась! — гордо объявила Глиттер Бомб. Блэкджек открыла один глаз и мгновенно спрыгнула на землю. Гора Спайка была к востоку от нас. На западе же… простиралась огромная пустошь. Большая часть открывающегося вида была совершенно не исследована. — Итак, что мы будем есть?

— Я же сказала тебе, что не знаю. — Блэкджек посмотрела на меня, когда я приземлилась следом за своей подругой. — Я более чем уверена, что прихватила с собой какие-то припасы. — произнесла она, копаясь в своей сумке. — У меня целая куча пуль!

Я опустила свои уши и подарила Блэкджек строгий взгляд.

— Блэкджек, три банки с готовым завтраком, коробка с мини-тортиками и семь бутылок спаркл-колы не считаются "едой". Не говоря уже о том, что Глиттер съела все завтраки.

Моя фиолетовая подруга скривилась при их упоминании.

— Фу, никаких больше мистических нямок, прошу! Они вкусные, но мой животик начинает болеть, когда думает об этом.

— Тем больше причин остановиться и что-нибудь обчиститить, — предложила я, глядя на убитые прерии, пока мы шли в один ряд. — Может там остановимся? — спросила я, указывая на старую закусочную Пони Джо, находившуюся где-то в километре от нас.

Блэкджек подняла копыто, прикрывая глаза от заходящего солнца. Затем она повернулась ко мне.

— Ну давай. Веди. — произнесла она с улыбкой, махнув копытом в сторону Пони Джо.

Я моргнула.

— Ты… не станешь спорить со мной?

— Зачем? Разве это плохая идея?

Если честно, я не была уверена, что она соглашается со мной.

— Ну… это может быть опасно.

— Может быть.

— И ты не собираешься останавливать меня? Или попытаться отговорить? Или… телепортироваться туда и всех устранить, чтобы мне ничего не угрожало? — Я сузила глаза, ткнув в неё крылом. — Ты ведь собираешься, не так ли?

Она долго смотрела на меня, потом подошла и положила своё копыто мне на плечо.

— Треноди. Твой выбор. Обчистим это место. Обчистим какое-нибудь другое. Тебе решать. Я тебя прикрою.

Я уставилась на неё, моё сердце колотилось в груди. Подождите. Мой выбор? Когда… с каких пор я должна принимать все решения.

«Ну, видимо с тех пор, как ты решила, что отправиться в путешествие — это хорошая идея, тупица.» — Мой внутренний голос был таким любезным.

Я сглотнула.

— Хорошо, это выглядит как самый логичный вариант. То есть, я хочу сказать… насколько плохо всё может быть в Пони Джо? — спросила я, надеясь, что Блэкджек не даст мне ответа.

— Гули. Рейдеры. Чудовища. Мины. Душераздирающие сцены массовой смерти и разрушения. Острые края консервных банок. И это только базовый набор. — произнесла она, следуя за мной. Она была окружена простым воздухом, пока говорила, но я чувствовала остриё настороженности, когда её красные глаза просканировали старую, поросшую сорняками дорогу, по которой мы спускались. Большие, корявые дубы с болезненными жёлто-зелёными листьями сложились аркой над нашими головами.

— Ой, тебе следует повнимательней следить за этими банками. Верный способ получить… э…э, как звучит то слово? Счёты в копыте? — спросила Глиттер, затем пожала плечами. — Ну когда твоё копыто становится горячим и несколько дней будто горит, а затем тебе надо удалять неровность с него. В любом случае, я помню как занималась чисткой, когда была с Каледонией и Драй Клин Онли. Это было всегда весело! Это же будет весело, да, Блэкджек? — спросила Глиттер, опустив на неё взгляд.

— Конечно, обчистка — это весело! — сострила Блэкджек.

— Обчистка — это не весело! — пробурчала я, повторяя, вбитую мне в голову пони из города Дружбы и Джанкшен-Сити, фразу. — Каждый раз, когда мы выбираемся наружу, может оказаться последним. Ты можешь умереть в любой момент, пока находишься в пустоши.

Я собиралась продолжить, как Глиттер меня прервала.

— Треноди, я знаю это. — сказала она, нахмурившись. — Я потеряла друзей, когда одна из первых была забыта Единством. Я убила пятерых пони, когда узнала, что хорошо управляюсь с вещами, которые делают бум. Не обращайся со мной как с жеребёнком!

Я опешила, ровно как и Блэкджек. Я никогда раньше не чувствовала гнева и сожаления от Глиттер. Обычно она сияла как солнечный шарик счастья.

— Глиттер, я…

— Ты не спрашивала, Треноди! Никто не спрашивал, если честно. Сейчас мне стыдно из-за этого. Я не хотела бросать гранату прямо в их кучу боеприпасов! Учитывая, что это был несчастный случай, и то, что они хотели сделать больно городским пони, которые были к нам добры, я стала чувствовать себя не так плохо из-за этого. — она оглянулась на Блэкджек. — Но не думай, что я не думаю. Я знаю, что это могло плохо закончиться. Но я как бы хочу есть, а Треноди и без того недоедает. — Мои глаза расширились в удивлении от её наблюдения — я сразу почувствовала себя ужасно виноватой за принижение осведомлённости своей лучшей подруги.

Блэкджек, со своей стороны, смотрела на весь наш разговор с несколько удовлетворённой улыбкой.

— Хорошо, так мы идём туда? — спросила она, жестикулируя в сторону разрушенного магазина, расположенного на перекрёстке. Шесть проржавевших фургонов покоились на парковке. На пожелтевшим знаке было написано: «Бейкеровская дюжина к каждому заказу». Кто-то заколотил большинство окон, так что невозможно было понять, что внутри.

Я кивнула и достала маленький дизентигрирующий пистолет из кобуры на своей левой ноге.

— Ну, раз у нас нет выбора, то давайте покончим с этим, — сказала я, мои слова прозвучали невнятно из-за пистолета во рту.

Глиттер создала щит вокруг себя и помчалась вперёд. Кажется, её внимание было приковано к земле, пока мы прокладывали свой путь через ржавую входную дверь магазина пончиков. Я попыталась посмотреть, что она ищет, но чуть не наскочила на Блэкджек, одного взгляда которой, было достаточно, чтобы мгновенно понять «Если ты подстрелишь меня в зад, держите меня семеро…»

— Никаких спотыкашек! — сказала Глиттер, слегка подтолкнув дверь. — Ты что-нибудь видишь, Блэкджек?

— Никаких трупов. Никаких натюрмортов из насаженных голов. Никакой колючей проволоки, креативно обёрнутой вокруг гениталий пленников. Так что никаких рейдеров, — тихо сказала она, а затем прокричала внутрь закусочной. — Привет?! — Что-то рухнуло в ответ и она ухмыльнулась. — Отлично, там что-то есть! — Потом она посмотрела на меня. — Какие будут указания?

Я почувствовала как мои нервы напряглись до упора, как только услышала звук падения. Прокляни их Луна. Я надеялась просто найти какие-нибудь припасы! Убрав свой пистолет в кобуру, чтобы иметь возможность разговаривать. На полсекунды я очень, очень захотела стать единорогом.

— Глиттер, ты видишь внутри кого-нибудь, кто мог поставить спотыкашку? — спросила я, стараясь понять, могу ли я что-нибудь разглядеть.

Глиттер потрясла своей головой.

— Никаких спотыкашек. Всё должно быть хорошо.

Я посмотрела на Блэкджек.

— Можешь пойти первой? — спросила я. — Если там есть кто-то, пожалуйста, сначала не стреляй, а скажи "привет" и "прошу прощения"!

Она поджала губы и левитировала свой помповый дробовик.

— Привет! — Прокричала она в глубь закусочной. — Прошу прощения! — сказала она, ступая внутрь. — Мы здесь не для того, чтобы убивать. Мы просто обчищаем. — Она остановилась и оглянулась на меня. — Мне кажется или это прозвучало слегка по-рейдерски?

Я нахмурилась и покачала головой.

— Да! Ещё как по-рейдерски! — произнесла я, аккуратно шагнув вперёд в магазин пончиков. — Если ты…

Щёлк.

Пол слегка сместился под моим копытом — я замерла. Мои глаза расширились, когда я посмотрела на Блэкджек, прямо перед тем как мир взорвался и… я вся оказалась в розовой, липкой жвачке. Ну, когда я говорю "я" то имею ввиду себя и Блэкджек, которая имела несчастье быть рядом со мной. Блэкджек просто повернулась, чтобы посмотреть на меня, — её левая половина лица была покрыта маской пёстро-розового цвета.

— Я себе это по другому представляла… — призналась я, глядя на её забрызганную жвачкой гриву.

— Я тоже, — призналась она. — Будь осторожна. Следующая может быть не липкой. — Сказала она, шагнув глубже в обветшалый магазин. Киоски располагались с трёх сторон, половина столов рухнула или пропала. Прилавок отделял переднюю часть магазина от задней. У выцветшего, желтовато-коричневого жеребца вырезанного из картона был заголовок: «Попробуйте наше специальное предложение — Пончикотопию! Всего лишь за сорок девять битсов» — жеребец указывал на невероятно большую гору из сложенных друг на друга пончиков.

Я попыталась сделать шаг вперёд, но поняла, что больше не могу оторвать свои копыта от пола.

— Эх… я… мне кажется, что я застряла. — произнесла я, снова возвращая внимание Блэкджек к себе, пока Глиттер пыталась отлепить меня от пола своей магией.

— Мхмм, — промычала она, медленно шагая вперёд и левитириуя дробовик. Каждый её шаг отдавался мокрым, липким «хлюпом» в грязном шахматном линолеуме. — Если вы слышите меня, то это была прикольная ловушка, но ужасная растрата жвачки.

— Я часто жую жвачку, — мягкий тенор заставил меня оглянуться. — Хотя, если вы не возражаете, то я предпочел бы, чтобы вы как можно скорее покинули мой дом. — Раздался голос жеребца, и я застыла, когда заметила ствол гранатомёта, показавшегося над прилавком. — Я не хочу никого поранить, но этот заряд не из жвачки, сечёте о чём я?

Блэкджек взглянула на гранатомёт, потом на меня, и стала выжидающе смотреть, выгнув бровь, как будто я знала, будучи приклеенной к полу, что делать с гранатомётом, направленным на меня и моих друзей.

— Мы просто искали припасы! — в спешке произнесла я, надеясь, что смогу быстро заговорить ему зубы. — Когда мы услышали, как что-то упало, то подумали, что здесь просто какое-то животное. Я хотела бы уйти, но ваша жвачка как бы приклеила меня. — Глиттер снова начала тянуть меня, приподняв своей магией мою голову над столешницей. Приподняв на долю секунды, прежде чем жвачка прибила меня обратно к полу, сотрясая мои ноги и копыта. — Ай, Глиттер!

Голос начал смеяться, когда услышал как я упала на пол.

— Либо вы самые некомпетентные рейдеры, либо вы говорите правду. Если ваша подруга-единорог опустит дробовик, то я уберу Бум-Бум, — предложил обладатель голоса, слегка отведя ствол в сторону.

Я повернулась к Блэкджек и кивнула ей.

— Я… думаю, с нами все будет в порядке.

Она наклонила голову и исчезла в белой вспышке, появилась позади прилавка с дробовиком, направленным ему в голову. Её глаза мгновенно просканировали кухню, а потом она расслабилась.

— Похоже, тут только он. — Она телепортировалась обратно ко мне, её дробовик был поднят. — Не полностью некомпетентные, — прокомментировала Блэкджек с улыбкой.

Жеребец глубоко вздохнул, затем встал, возвышаясь над прилавком! У него была длинная, роскошная грива розового цвета и ярко-лиловая шерсть, он смотрел на Блэкджек с небольшим удивлением. Жеребец был почти такого же роста, как Глиттер! И… вообще-то реально симпатичным.

Глиттер ахнула.

— Богинюшки! Ты такой красавчик! — пропищала она, я могла мысленно видеть, как в его сторону над моей головой проплывают маленькие красные сердечки.

Он стал почти таким же розовым, как его грива.

— Я… эм… спасибо? — сказан он, выглядя слегка взволнованным, а затем встряхнулся. — Я имею ввиду, всегда приятно услышать комплимент от симпатичной кобылы, — ответил он, пытаясь звучать нежным. Я могла чувствовать, что Глиттер клюнула на удочку, хотя я сама была совсем не впечатлена.

— Эм, теперь, когда мы разобрались с этим и доказали, что наш единорог страшный, потому что может телепортироваться только одной богини известно куда, у тебя есть что-нибудь, что поможет мне отклеиться? — спросила я, жалея, что у меня нет булавки, чтобы проколоть сердца, плавающие над моей головой.

— Грубо, — сказала Блэкджек улыбаясь. — Я Рыбка. Это Треноди и Глиттер. — произнесла она, по очереди показывая на меня и мою подругу. — А тебя как зовут? — спросила она с широкой улыбкой, безмерно наслаждаясь моментом! О нет, не она тоже!

Жеребец склонил голову.

— Бабблгам. Или, эм, Бабблс для хороших знакомых, — сказал он, хотя я могла чувствовать, что его чарующая решительность начала слегка колебаться от пристального внимания двух кобыл сразу. — Добро пожаловать в мой скромный дом, и… о! Извините за входную дверь. Большинство пони стучат, и, ну, когда Рыбка начала кричать,то это поразило меня, и я, э… споткнулся. Как слон в посудной лавке. Лавке с кучей банок. — Я ухмыльнулась, смотря, как самообладание оставляет его.

— Я хочу называть тебя Бабблс, — сказала Глиттер в оцепенении.

Блэкджек просто рассмеялась и покачала головой.

— Ладно. Итак, теперь, когда мы все познакомились, знаешь ли ты трюк, чтобы вытащить жвачку из нашей шерсти? В противном случае мне придётся использовать план Б, и Трен будет плохо выглядеть побритой.

Я фыркнула на Блэкджек. Она… она не посмеет побрить меня! Погоди… нет, она точно посмеет! Я была обречена…

Бабблгам поднялся.

— О! Точно, только дайте мне взять растворитель! — сказал он, отправившись обратно в заднюю часть магазина. — То, что делает мои липкие бомбы липкими, на самом деле не жвачка, а чудоклей, который я смешиваю с ней, — объяснил он.

Блэкджек фыркнула.

— Так, а для чего жвачка? Потому что мне случалось прежде приклеивать чудо-клеем задницы пони к полу. Это неплохо мотивирует остановиться и прекратить сражение. Даже если твой метод не такой… унизительный, как задница, внезапно приклеевшаяся к бетону.

— Ах, ну знаешь, для унижения и нужна жвачка. Представьте, как нелепо вы выглядели бы, даже будь рейдером, если бы вернулись с мордой, вымазанной в жвачке. Хороший способ потерять всё уважение в пустоши, — ответил Бабблгам, вернувшись из задней части магазина с баллончиком скипидара. — Вот, это должно растворить жвачку. Просто… закрой глаза, и, ну, полагаю, если я правильно пну водный талисман, чтобы заставить его работать, то вы сможете смыть скипидар с ваших грив, — сказал он с извиняющимся выражением на своей мордочке.

— Просто отдери меня с своего пола, пожалуйста, — сказала я, стараясь не слишком ворчать в его адрес. Я имею в виду, могло быть и хуже. Он мог использовать настоящие гранаты.

Глиттер взяла банку скипидара и бесцеремонно вылила её мне на голову.

— Глиттер! — закричала я, быстро закрыв глаза, когда неприятно пахнущая жидкость покрыла мою голову и спину. Замечательно, теперь я не могла видеть. Но я была практически уверена, основываясь на том раздражающе сладком чувстве увлечения, исходившем от Глиттер и громогласном хохоте Блэкджек, что она попросту взяла банку и продолжала смотреть на Бабблгама. Я проверила копыта и с радостью обнаружила, что могу оторвать их от пола.

— Хорошо, Блэкджек? Помоги мне найти душ. И потрись мордочкой об меня, чтобы вытащить жвачку из твоей гривы — проворчала я, протягивая копыто, чтобы она повела меня.

— Душ? — Блэкджек фыркнула, а затем расхохоталась. — Я почти уверена, что в этом месте нет проточной воды, а даже если и есть, то вместе с душем ты получить дозу радиации. Сомневаюсь, что ты испытаешь от этого столько же удовольствия, как Глиттер.

— Я же сказал, что водный талисман работает… — начал Бабблгам. — А ещё у меня есть антирадин для устранения последствий от его использования.

— Ба, точно говорю, что душ не сработает! К счастью, у меня есть решение! — произнесла Блэкджек, тихо захихикав. Основываясь на волне едва скрытых смешков, у меня было ощущение, что оно мне не понравится. Вдруг я почувствовала себя пропитанной с головы до копыт чем-то липким, прохладным, неопределенно газированным и лишь чуть менее жгучим, чем скипидар. Учуяв морковный дух, я открыла глаз и посмотрела на две пустые бутылки с содовой, парящие надо мной.

— Хорошо… ну… это… Рыбка, теперь я всего лишь чуть менее липкая, чем вначале! — запротестовала я. Бабблгам надорвал живот от смеха, глядя на нас. — Не самый лучший план!

— По крайней мере ты хорошо пахнешь, Треноди, — сказала Глиттер подойдя, чтобы погладить меня по голове. — Прости, что опрокинула ту штуку на тебя целиком. Я просто…

— Наслаждалась видом? — саркастически спросила я, заставив Глиттер и Бабблгама покраснеть.

Рог Блэкджек засветился, и я уставилась на магию, которая просто собрала розовую слизь, сделав из неё большой мяч.

— Это… это жульничество! — психанула я.

— Это урок, — ответила Блэкджек, бросая комок слизи в сторону, заставив его приклеиться к стене. — Уверена, что в следующий раз ты будешь внимательнее.

Бабблгам продолжил хихикать, после чего посмотрел на комок в стене.

— Мне нравится этот шарик. Он почти соответствует моей кьютимарке! — Он покачал головой. — В любом случае, вы говорили, что ищете припасы? — спросил он, глядя на нас троих. — Ээ... есть что-нибудь для торговли? Я могу вам предложить немного еды, если у вас есть крышки.

Я посмотрела на Блэкджек. Именно этого у нас и не было.

— Ну, мы могли бы заключить сделку? — предложила я, начав копаться в своих седельных сумках, которые и без того были не очень полны.

Я повернулась, чтобы посмотреть на Глиттер, когда она начала трясти крупом. Куски непонятно чего и безделушки выпали из ее прекрасного фиолетового хвоста. Жестяные банки, игрушечная коляска, пластиковый динозавр, который пропищал, отскочив от пола. Но никаких крышек. — Ох! Мистер Чомперс! А я удивлялась куда ты ушёл?! — сказала она, подхватив динозавра и положив его в свою гриву.

Поджав губы, Бабблгам смотрел на этот случайный набор вещей, которые Глиттер достала Луна знает откуда.

— Я — хочу помочь вам, но… крышки мне нужны больше, чем эти… игрушки?

Блэкджек смотрела на всё это с тёплой улыбкой, а затем спросила

— И на что тебе здесь крышки? Ты один.

Большой жеребец слегка поник от слова "один". Оу, это был больной нерв, который только что задела Блэкджек.

— Иногда я делаю другие вещи, кроме того, что живу здесь, Рыбка, — сказал он тихо. — Обычно я работаю наемником, помогая охранять караваны, которые здесь проходят. Или я делаю жвачку и продаю её оптом в больших городах. — пожал он плечами. — Крышки решают всё.

— Какое совпадение. Мы путешествуем и нам могла бы пригодиться твоя компания. Я уверена, что мы сможем покрыть твои расходы, как только доберемся до Джанкшен-Сити… или Мэйнхэттена… или куда угодно. И я уверена, что у тебя будет много возможностей продать жвачку по пути с нами, — легко сказала Блэкджек, улыбаясь ему так, как будто он был высокой лиловой бутылкой Дикого Пегаса. Как ни странно, но похоть, исходящая от неё к Бабблгаму, была гораздо слабей, чем к Слэйту.

Глиттер подошла к Бабблгаму, подарив Блэкджек самый короткий «Я увидела его первым!» взгляд.

— И, я имею ввиду, что мы три одиноких кобылки! Мы действительно не отказались бы от небольшой помощи, чтобы добраться до Джанкшен-Сити! Пожалуйста? — спросила она, придавая лицу по-детски черезчур надутое выражение, выглядевшее неуместно при её взрослой внешности.

Отлично. Теперь мы соблазняли жеребцов. Не то, чтобы Блэкджек была не права. Мы, вероятно, могли бы заплатить ему, как только добрались бы до Джанкшен-Сити, прежде чем быть пойманными врачевателями. Но приглушенная похоть Блэкджек и уж точно не приглушенная похоть Глиттер волновали меня.

Я вздохнула.

— Я работаю на Последователей Апокалипсиса. И… мы могли бы использовать кое-какие припасы и, ну, я полагаю, эскорт в Джанкшен-Сити. Я обещаю, что заплачу, как только мы доберёмся туда, но у нас нет ничего подходящего на данный момент, — сказала я честно, обеспокоенно глядя на Блэкджек.

Бабблгам выглядел и чувствовал себя очень взволнованно, когда Глиттер встала рядом с ним. Его щеки слегка порозовели, когда она улыбнулась ему, слегка прикрывая глаза.

— Я… эм. То есть, я знаю последователей. Но откуда мне знать, что ты заплатишь, когда мы доберёмся туда? — спросил он, отклонившись от влюбленного аликорна.

— Тебе придется довериться нам, — ответила Блэкджек. — В конце концов, если бы мы были рейдерами, то я могла бы просто убить тебя и забрать твои вещи. Конечно, я не могу сказать, насколько безопасным будет путешествие, но это не может быть намного хуже, чем пребывание здесь в одиночестве.

Меня физически передёрнуло, когда слова об одиночестве задели Бабблгама за живое. Его розовые глаза приняли несколько пустое выражение, когда мы встретились взглядом. Я могла сказать, что он уже заинтересован в нашем предложении, но сдаётся мне — мы его эксплуатируем. Острое чувство вины и самоуничижения начали скапливаться внутри меня.

— Бабблгам, ты не должен идти с нами, если ты не хочешь, — сказала я, честно глядя ему в глаза. — Мы что-то вроде кучки изгоев, и то, что мы собираемся сделать… — я нахмурилась, не зная, как объяснить наше путешествие кому-либо. — Мы не знаем, насколько это будет безопасно. Но я знаю, что нам очень нужно добраться до Джанкшен-Сити. Это… очень важно. Но ты не должен идти с нами, если не хочешь. — проклятие, что Блэкджек так развеселило прямо сейчас?

Я обернулась, посмотрев на неё.

— Что? Что такого смешного? — огрызнулась я, пытаясь приложить максимум усилий. По-видимому, это было забавно, потому что она начала хихикать надо мной.

— Просто напомнило мне о временах, когда я начинала. Я сказала Глори тоже самое. "Ты не обязана, если ты этого не хочешь." — и с этим её веселье умерло, превратив её искреннюю улыбку в маску. — Просто подумала, что это забавно, — сказала она слегка приглушенным голосом.

К моему удивлению, Бабблгам встрепенулся, услышав "Глори".

— Глори? — спросил он — В смысле Морнинг Глори?

Она посмотрела на него и ответила более жестким голосом.

— Это распространённое имя.

Уши Бабблгама опустились от её тона.

— Наверное. Просто… я знал очень хорошего пегаса по имени Морнинг Глори, когда я был маленьким жеребёнком. Она однажды доставила еду к месту, где я остановился, чтобы раздать её обитателям пустошей, — он покачал головой. — Думаю, тогда это было просто распространённое имя.

— Нет, это определенно похоже на неё, — сказала Блэкджек, отвернувшись. — Раздавать бесценную пищу, потому что пони нуждаются в ней. — Эта яма ненависти к себе расширялась, открываясь как абсцесс в её сознании.

Я подбежала и положила слегка липкое копыто ей на плечо, когда он сказал.

— Ох! Ну, если вы её знаете, то значит вы должны быть прекрасными пони! Я помню, когда она подарила мне небесное яблоко. Она сидела со мной и помогала мне расчесывать гриву. Сказала, что я очень смелый потому что… — Он посмотрел на свои копыта. — Потому что, я проделал весь путь в одиночку, — спокойно произнёс он. Я наблюдала как Глиттер нерешительно похлопала его по спине крылом.

— Так, ты хочешь работу или нет? — спросила Блэкджек прямо.

Бабблгам кивнул.

— Я хочу эту работу. У меня есть немного еды. И несколько пушек. Мы можем двинуться раньше, если одна из вас, единорожек, поможет мне одеть мою броню. — Сказал он голосом полным решимости. — Всё что угодно, чтобы помочь другу Мисс Глори. — Он выскользнул из-под крыла Глиттер и направился к задней части магазина. — Давайте сюда. У меня тут куча вещей. Если у вас есть седельные сумки, то мы можем разделить нагрузку!

Я воспользовалась возможностью, чтобы вытереть мордочку о плечо Блэкджек.

— Разговоры о Глори всё ещё доставляют много боли, — тихо сказала я. — Ты хочешь поговорить?

— Всегда, — сказала она низким голосом. — И нет, — добавила она, идя в подсобку и изображая улыбку на своей мордочке. — Конечно. Я только за то, чтобы поделиться барахлом и всем остальным.

Мы с Глиттер проследовали в место, которое когда-то представляло из себя кухню Пони Джо — Бабблгам освободил полки от старых кастрюль и сковородок, а затем расставил на них всевозможные вещи: Яблоко-образную гранату серебряного цвета, 40-мм гранатомёт, коробки с пометкой "20-мм гранаты", коробки c пюре быстрого приготовления и сырными макаронами Макинтоша, а так же бутылки с водой и спаркл-колой. Мои глаза расширились при виде массивного боевого седла, оснащённого оружием, чуть ли не моего размера.

— Где ты достал всё это? — спросила я, поражённая количеством вещей, которые скопил этот пони.

— Я собирал эти вещи годами. Я… всегда был хорош со взрывчаткой. — объяснил Бабблгам, пытаясь достать с полки комплект кожаной брони. Рог Глиттер засветился, когда та решила помочь ему одеть её. — В общем… я сам создаю нелетальные, липкие снаряды. Но у меня есть и те, что убивают, и я знаю когда их использовать. Всегда бывают моменты, когда тебе нужно убить.— сказал он, его голос принял слегка обеспокоенный тон. — Проходите и берите всё, что унесёте. Я всегда могу пополнить свои запасы перед тем, как вернусь сюда из Джанкшен-Сити.

— Должно быть, это особенность земных пони, — пробормотала Блэкджек себе под нос. Однако, внутри неё я могла чувствовать вспенивающийся ком ненависти и отвращения к себе, въевшийся в какую-то часть её сердца. Но она, кажется, пыталась держать эти чувства в себе. Блэкджек посмотрела на гранатомёт Бабблгама с тоскливым выражением лица и спросила, — Так ты знаешь дорогу?

Бабблгам кивнул.

— Ага, нужно идти на запад отсюда и…эм, продолжать идти на запад? — сказал он с глуповатым видом, пока натягивал боевое седло. Он пнул свой 40-мм гранатомёт задним копытом, повернув его на 180 градусов и уложив в кобуру на своей спине, с противоположной стороны от той большой пушки. — Хорошо, честно говоря, у меня нет никаких идей. Большую часть времени я просто придерживаюсь караванных путей.

Глиттер опустила взгляд на большое, похожее на орудие, устройство.

— Вау. Это очень большая…пушка. Очень большая. Очень большая… блестящая…пушка… — пробормотала Глиттер.

Блэкджек снова захихикала, но глаза Бабблгама опустились в сторону громоздкого оружия.

— Да, она красавица. Жаль, что не работает.

— Она… то есть… не работает? — спросила я. Глиттер стащила с полки пирожные, развернула, забросила себе в рот и проглотила всё разом.

— Не. Раньше её использовала мама, но… оно давно сломалось. — сказал Бабблгам с накрывшей его волной горьковато-сладких воспоминаний, пока он смотрел на нас. — Кто-нибудь из вас знает что-нибудь о починке оружия?

Глиттер потрясла головой, а затем внезапно засмущалась, когда была поймана со стянутым пирожным у себя во рту. Она проглотила его, а затем начала загружать коробки с едой в свои седельные сумки. Её мордочка слегка скривилась, когда она добралась до небольшой кучки готовых обедов.

— Я хороша только в таких вещах, как блестящие яблоки, — объяснила она, указывая на его небольшой запас гранат. — Мне типа везёт, когда я бросаю их.

Бабблгам усмехнулся.

— Что ж, почему бы тебе их не взять? У меня есть Бум-Бум, — сказал он, погладив свой гранатомёт, а затем начал одевать седельные сумки, набивая карманы едой и амуницией. Я наблюдала, как его сильные копыта с лёгкостью упаковывали комплекты 40-мм гранат. Наблюдала за его подтянутыми, элегантн… Аргх! Нет! Плохая Треноди!

Я быстро попыталась найти себе какое-то занятие, когда поймала себя за разглядыванием симпатичной задницы жеребца. Аргх! Теперь я думала об этом! Нет! Не думай как Блэкджек!

Я схватила несколько бутылок спаркл-колы и попыталась сосредоточить свой взгляд на чём-то другом. И мысли тоже. Я посмотрела в глаза Блэкджек, надеясь, что она не поймала мой взгляд, задержавшийся на Бабблгаме. Тонкий намёк, который я засекла в её красных глазах, сказал мне, что она меня спалила.

— Любуешься пейзажем? — cпросила она, ухмыляясь.

Я глубоко вздохнула и поспешила в сторону выхода.

— Ищите снаружи, когда соберётесь! — прокричала я через плечо, вылетая за старую, ржаво-красную дверь. Я не хотела разбираться с этим прямо сейчас. Засматриваться на жеребцов всегда было плохой идеей. Засматриваться на кобылок было плохой идеей. Пялиться на пони вот так — идти по пятам Блэкджек!

Меня пробрала дрожь и я расправила крылья. Они трещали, с трудом раскрывались и сжимались — из-за высохшей соды мои перья зудели и склеивались друг с другом. Отлично. Теперь, вероятно, я не смогу взлететь, пока не вычищу их. Аргх! Почему всё должно быть так сложно?! Я позволила проявить жалость к себе в этот момент, а затем встряхнула головой. Такие вещи случаются, когда у тебя был недостаток внимания дома. Я переживу это. Как-нибудь.

* * *

— Погоди, сколько тебе лет?! — Пропищала Глиттер, разговаривая с Бабблгамом у костра, который мы разожгли на нашей маленькой стоянке. Мы разбили лагерь у небольшого ручья на юге в часе или двух от магазина пончиков. Глиттер сказала, что вода не вызывает у неё покалывание, так что мы предположили, что она достаточно пригодна, чтобы её пить, а также отмыть мою липкую шёрстку. Глиттер и земной пони-жеребец сидели с другой стороны от меня с Блэкджек, изучая друг-друга со странным, гнетущим интересом.

Бабблгам покраснел.

— Мне пятнадцать. Я просто высокий. Вроде как. — сказал он застенчиво, прежде чем залезть в кастрюлю с запеченными бобами, которые он разогревал на огне.

— Это значит, что ты на два года старше меня! — Ответила Глиттер счастливо хихикая, набивая при этом рот жаренной кукурузой.

— Подожди, всего на два года? Я думал, что аликорны живут очень долго! — воскликнул Бабблгам, выгляди вконец смущённым.

— О, так и есть. Просто я стала аликорном, когда была не такой старой как Рыбка. Я была маленькой кобылкой. Или так думает Дони. Она говорит, что я молодая кобыла, но маленькая! — Она словно сияла. — Я спрашивала её, когда мой день рождения — она назвала год и приблизительно день, когда мы покинули единство. И вот, девять лет спустя мне тринадцать! И ещё ты на год старше Треноди!

Я вдумчиво слушала, что говорит моя подруга. Блэкджек поднялась с места.

— Полагаю, я не понимала, что ты присоединилась к Единству, будучи юной кобылкой, Глиттер. Хотя это имеет смысл, потому что мы с тобой всегда ладили лучше, чем с остальными аликорнами!

Глиттер кивнула.

— Ну, да, ясное дело! Все остальные аликорны старые. Или странные. Как Пиклед Паллет. Она постоянно твердила, что была "им" и всегда ныла что-то вроде «где мой пенис, я скучаю по своему пенису!». Странно. — сказала она, покачав головой.

Бабблгам пододвинул задние копыта ближе друг к другу.

— Ну, я думаю… когда ты лишаешься мужского достоинства, то тоже немного расстраиваешься. — произнёс он тихо.

— Почему? Это магия? Твой пенис делает что-то особенное? — ахнула Глиттер. — Он может делать исцеляющие штуки, как Треноди?

— Только если он фестрал, — невозмутимо сказала Блэкджек.

Я фыркнула в ответ и покачала головой.

— Я думаю, что Бабблгам пытается сказать, что ему было бы так же неудобно, если б он вдруг проснулся в теле кобылы, — сказала я, пытаясь отвлечь внимание Глиттер от бедного жеребца. — Хотя я думаю, что жеребцам повезло, что им не нужно иметь дело с такими вещами, как периоды или сезоны, в зависимости от того, где вы выросли.

Блэкджек посмотрела на меня со странным выражанием лица.

— Что, чёрт возьми, такое "период"?

Я вздохнула.

— Ну, из-за того, что ты выросла в стойле, твой организм не адаптирован к пустоши. Две сотни лет мы изо всех сил пытались восстановить популяцию, и у некоторых кобыл годовой цикл переходил к месячному. Это… довольно раздражает, ну или я так слышала. Но, это также и означает, что кобыла может забеременеть почти в любое время, а не только в определенный месяц года. —объяснила я, получив в ответ встревоженный взгляд, озадаченный взгляд и любопытный взгляд. — Это... связано с кровотечением там... ну, у кобылок каждый месяц, понимаете? Или так мне рассказывали. — ладно, теперь передо мной три встревоженных лица.

— Это звучит достаточно ужасающе, а я ведь видела кричащие комнаты. — ответила она. — Просто засунь туда кусочек меди и дело сделано.

Я пожала плечами.

— То есть, Сэнделвуд жаловалась на это раньше. Я знаю, что кобылы, которые родом из Стойл вокруг Хуфингтона, говорят о том, что если они не забеременеют, то после их сезона у них начнётся небольшое кровотечение. Но... я не знаю. Мне известно только то, чему меня учили кобылы в Джанкшен-Сити. У меня этого никогда не было. И это, по-видимому, взбесило Сэнделвуд по какой-то причине.

— Эм... почему ты говоришь об этом? — спросил Бабблгам с натянутой улыбкой, которой явно пытался скрыть смущение. — Есть причина продолжать разговор об этом?

Я фыркнула, надкусив макароны с сыром.

— Эм... в основном для того, чтобы закрыть тему секса. Хотя, зная мою удачу, Блэ… Рыбка захочет поиграть во что-то типа правды или действия, или ещё что-либо ужасающе-сексуальное, во что она играла в девяносто-девятом, после чего я буду чувствовать себя странно. — Я огляделась, понимая, что заставила своих друзей смущаться. — У нас есть кетчуп? — спросила я с нелепым выражением лица.

— Можем ли мы не говорить о красных вещах какое-то время? — Спросила Глиттер, выглядя безусловно зелёной.

— Итак, откуда ты вообще? — спокойно спросила Блэкджек, подарив уверенную улыбку молодому жеребцу.

Бабблгам встряхнулся, прежде чем ответить.

— Я вырос в дороге. Мама и папа были торговцами, они в основном торговали от Мэйнхэттена до границы Хуфингтона. Я даже не могу сказать, где родился. — Пожал он плечами. — Так что наверно из… пустоши? Вот откуда я родом. Как насчёт всех вас?

— Из Джанкшен-Сити. Ну, в последнее время Элизиум, но в основном Джанкшен-Сити. — Ответила я так быстро, как могла.

— Единство, пока оно не распалось. Получается из Мэрипони? — Предположила Глиттер

— Не имеет значения. — Ответила Блэкджек. Ее глаза задержались на его гранатомете. — Для торговца слишком много огневой мощи. Больше похоже на оружие Стальных Рейнджеров.

Бабблгам опустил взгляд на гранатомет.

— Я… правда не имею понятия, откуда мама это взяла. Я знаю, что мои родители не были стальными рейнджерами. По крайней мере, я так думаю. Мой папа сказал мне, что ему достался караван, когда его отца убили. Мама… — он затих. — Я, честно говоря, не знаю. Мама никогда не рассказывала. Просто говорила, что любит папу, и на этом всё.

Я вздрогнула, подсела ближе к Блэкджек и костру, так как чувства Бабблгама о печали, сожаления и потери отдавали холодом. Мне очень хотелось, чтоб Блэкджек прекратила тыкать в явную сердечную рану бедного жеребца!

— Рыбка, могла бы ты... перестать ворошить душевные раны пони? — спросила я, неодобрительно смотря на нее. — Ты словно хочешь зависать с самыми депрессивными пони в пустоши!

— Я произвожу такой эффект на пони, — ответила Блэкджек с той ухмылкой, что меня бесит.

Бабблгам стрельнул в меня взглядом.

— Я не депрессивный. Просто пустошь не всегда добра, понимаешь? Есть причина, почему я был сиротой, когда встретил Мисс Глори. Рейдеры вокруг Хуфа были совершенно новой породой сумасшедших. Они были не просто бандитами. Они были... я даже не знаю. — сказал он, его гнев и ненависть закручивались в небольшой эмоциональный тайфун.— Они были больными, очень больными пони. Единственный раз, когда я видел, как мама это использовала, — объяснил он, похлопывая пушку. — Был день, когда она умерла. В день, когда они оба умерли. С тех пор он... не работал.

Глиттер Бомб опустила уши и слегка прикрыла его своими большими фиолетовыми крыльями.

— Мне жаль, что страшные тупые пони убили твоих родителей, Бабблс.

Бабблгам пожал плечами.

— Эй, дерьмо случается. Правда Бл... — Он остановился. — Э-э, Рыбка.

Мои глаза расширились на имени, что начал произносить Бабблгам. Я взглянула на Блэкджек. Какого чёрта?

— Что ты… только что сказал? — спросила я неторопливо.

— Рыбка? — спросил он невинно, беря еще одну ложку бобов в рот и жуя очень, очень медленно. Как будто он не хотел больше никаких вопросов.

Дерьмо. Он был шпионом! Его послали шпионить за нами! Наблюдатель солгал!

Теории заговора обрушились на мой мозг, когда я очень тихо запаниковала. Блэкджек, однако, не отреагировала ни физически, ни эмоционально. Она не заметила, или ей действительно было всё равно?

— Да. Я бы сказала, что дерьмо случается, — спокойно ответила она, глядя на него. — Мы встречались?

Бабблгам покачал головой.

— Мы — нет. Не то… чтоб я знал. Раньше я путешествовал с меткоискателями, до битвы за Хуф. Ты просто… напоминаешь мне кобылу, которая…

— Умерла? — предположила Блэкджек, от тона ее голоса веяло прохладой.

Бабблгам посмотрел вниз, на свою кастрюлю с фасолью, и поджал губы.

— Я...ну... все пони говорили, что она мертва. Но она проделала столь многое. И на неё вроде падала лодка. Дважды, если верить словам Адажио. Вот я и подумал, может быть…

— Ты, наверное, помнишь, что ее кьютимаркой были игральные карты. — Сказала Блэкджек перед тем как показать свой пустой бок. — У меня — нет.

Он слегка нахмурился.

— Но… разве её не засунули в странное тело? — спросил он. Мои глаза сузились от череды его вопросов. Я не была уверена, нравится ли мне то, насколько смышлен этот жеребец.

— Мне нравится как он не спрашивает, почему у кобылы твоего возраста нет кьютимарки, Рыбонька. — подметила Глиттер.

— Я задаюсь вопросом, почему он не смотрит на мою задницу. Должно быть, я старею. Или я выгляжу как кобыла, которой за двадцать?

Бабблгам покраснел.

— Я заглядывался на твой бок! Все твои бока! — выпалил он, а затем прикрыл свой рот копытом. — Я имею в виду, ты выглядишь так, словно всего на несколько лет старше, чем я. — признался он, очевидно пытаясь вернуть себе спокойный вид. Его лицо опустилось. — Как… мне кажется — он встряхнул головой. — Простите, что чуть не назвал вас Блэкджек, Мисс Рыбка.

— Всё в порядке. Я могу это понять. — ответила она. — Даже эти двое иногда называют меня Блэкджек. Но я — не она.

Слова Блэкджек осели пудовым грузом в моём желудке. Мне не нравилось лгать Бабблгаму. Он казался хорошим, искренним жеребцом, и он не заслуживал того, чтоб ему лгали. Даже если правда…

Я подняла взгляд и встретилась со сверлящими меня красными глазами Блэкджек. В своей голове я почти могла слышать, как она говорит

"Тебе решать". И я знала, что должна была продолжать лгать. Если бы пони узнали, что Блэкджек выжила, то это создало бы ещё больше проблем для нас. Опасностей на пути в Джанкшен-Сити стало бы намного больше. Я промолчала, опустив свои зелёные глаза, сохраняя равнодушный вид.

— Я называю её так из-за гривы. — поддержала Глиттер. Её светлая невинность, похоже, закрыла эту тему для Бабблгама, и он не поднимал её весь остаток ночи.

Мы с Блэкджек вызвались дежурить первыми, и когда я убедилась, что Глиттер и Бабблс уснули, наконец, заговорила.

— Я ненавижу лгать. Ты вынудила меня сказать слишком много правды, Блэкджек.

— Так не лги, — ответила она, глядя на затухающее пламя. — Скажи ему правду. Он не будет возражать, так или иначе.

Я тихо вздохнула.

— Но… правда опасна. Я не могу оправдывать себя, подвергая его ещё большему риску. Он и без того подвергает себя опасности, просто путешествуя с нами.

— Тогда лги, — тихо заявила она. — Ох, погоди, тебе это не нравится. Звучит так, как будто ты в любом случае обречена на страдания.

— Я не обречена на страдания. У меня… внутренний конфликт. Ты сказала мне, что я должна высказаться и говорить только правду в Джанкшен-Сити. Я…я вроде как приняла, что должна это сделать. Не знаю как, но должна. Я просто не хочу обрушать целый мир боли на кого-то, у кого уже были тяжелые времена. Это слишком жестоко.

— Пони, которая причиняла тебе боль. Она прямо сейчас причиняет боль другой кобылке? Делает с ними то же, что делала с тобой? — спросила Блэкджек, всё ещё глядя на угасающие угли.

— Я не знаю этого, Блэкджек. И ты это понимаешь. И именно поэтому я хочу убедиться, что у неё никогда не будет возможности вновь причинить боль другой кобылке, — сказала я решительно.

— Так ты собираешься убить её?

Я пошатнулась, будто она врезала мне. Как она могла спросить об этом? Я не хочу её убивать! Я лишь хочу убедиться, что она прекратила вредить пони!

— Разумеется нет! Почему ты спросила об этом?

— Как сказала бы Рампейдж, это в любом случае вариант, и в основном весьма надежный. В основном. Зависит от того, сколько странностей в её жизни. — Сказала она с небольшой улыбкой, — Так ты собираешься попытаться натравить последователей на неё? Пусть убьют её для тебя?

— Последователи не убивают, за исключением случаев, когда это необходимо для того чтоб защитить себя. — Парировала я. — Так что, можно сказать, они не сделают ничего, что принесло бы мне пользу. —Тяжелый, словно свинец, груз снова осел в моём желудке. — Я не знаю, что делаю, Блэкджек. Я просто не хочу видеть, как она причиняет кому-то страдания. Что если она публично признается о том, что совершала перед судом НКР? Я... я не знаю, как на это отреагируют, — Я солгала, зная ответ на этот вопрос. Если я что-то и знала о справедливости НКР, так это то, что тех кто насилует жеребят, как правило, вешают. Это только заставило меня чувствовать себя ещё более отвратительно. Рассказав правду, я практически обрывала чью-то жизнь.

Блэкджек ничего не говорила почти минуту, пока я размышляла над этим.

— Ну, у тебя есть время, чтобы принять решение. Так или иначе. — Почему она улыбается? Это был совсем не весёлый разговор!

Я чувствовала себя весьма ужасно и свернулась клубком около неё.

— Я не знаю, стою ли я того, чтобы ввязываться ради меня во все эти трудности лишь для того, чтобы попытаться рассказать правду.

Она слегка фыркнула,

— Если бы мы не свалили, то чем бы занимались прямо сейчас? Я бы бухала. Трахала Слэйта. Ты бы ворчала. Не смотря на то, что ты делаешь, ты хоть что-то делаешь. Ну, а я… я просто довольна, что опять в движении.

Я уперлась своей щекой об копыто и взглянула на неё,

— Ну, ты стоишь того, чтобы снова начать двигаться. — сказала я тихо, — Я это говорю тебе от сердца, а не только как Врачеватель.

— И… что дальше?, — спросила она, — Куда мы отправимся завтра?

Я нахмурилась. Если бы у меня был мой пипбак, я бы рассказала ей.

— Ну, я полагаю нам надо продолжать идти на запад. Бабблс скорее всего не знает дорогу до Джанкшен-Сити, однако… может быть, если мы дойдём до Мэйнхеттена, то нам будет проще добраться до места назначения? — произнесла я, привставая на свой круп, чтоб плюхнутся и положить голову ей на плечо.

— Ты торопишься туда попасть? — спросила Блэкджек, не глядя на меня. Я покачала головой. — Тогда, возможно, нам стоит пойти на юг. Или пойти на север вдоль побережья. Мы не должны идти прямо туда. То есть, если только ты не торопишься.

Я не торопилась. Мне определенно не нужно было спешить туда. На самом деле, прямо сейчас, я была там, где хотела быть. С моей лучшей подругой. С новым другом. С Блэкджек. Я нагнулась к её плечу, ощущая её мягкий, сладкий аромат.

— Я… хорошо, не будем спешить, — сказала я мягко, улыбнувшись ей. — Эй Блэкджек?

— Хмм? — в итоге она взглянула на меня со своей маленькой улыбкой.

Когда она повернулась, чтобы посмотреть на меня, её мордочка стала всего лишь чуть-чуть ближе к моей. Я почувствовала, что моё сердце бешено забилось, но это было приятное биение. Не паника. Просто… учащённое сердцебиение, вызванное её близостью. Мои изумрудные глаза встретились с её, и я почувствовала, как приближаюсь к ее губам.

— Ты м-можешь? — спросила я, приближаясь к её мордочке. Часть моего мозга начала отчитывать меня о клиентах, этике и поцелуях с кобылками, но я проигнорировала это. — Я имею в виду, эм… это нормально?

— Это ты мне скажи, — шёпотом ответила она.

— Да, — прошептала я. Блэкджек была безопасна. Она могла быть не стабильной. Она могла быть не идеальной. Но она была безопасной. И мне нравилась идея безопасности. Безопасность было приятно чувствовать. И нюхать. Поэтому я слегка приблизила свою мордочку к её.

— Спроси меня завтра, — сказала она, потом поднялась на копыта. — Поспи немного. Я побуду на стрёме, — сказала она, глядя в ночь с крошечной улыбкой.

Я открыла рот, затем снова закрыла его. Я… я сделала что-то неправильно? Что я сделала не так? Я легла и свернулась клубком, мои собственные эмоции кружились вихрем путаницы, разочарования, любви, любопытства, похоти, печали и уныния. Что я сделала не так?

Читать дальше

...